Автор рисунка: Devinian
Глава первая

Глава вторая

Уже перевалило заполночь, а карнавал был только в самом разгаре. И если Младшая вовсю наслаждалась праздником, привлекая к себе наибольшее внимание, то Старшая предпочла оставаться в стороне. Уже не говоря о том, что еда в Её тарелке напоминала очертания укреплений Кристальной Империи уже более, чем слегка.

– Госпожа Луна?

Это была Флаттершай. В этот раз одна, служанки рядом не видно.

– Да? – обратила на неё внимание Старшая.

– Приношу свои глубочайшие извинения за то, что не могу сделать это официально. Король Сомбра, владыка этих земель, вверяет Вам свою судьбу и судьбу всего Королевства, а также предлагает любую посильную помощь. В Вашем распоряжении два полнокровных легиона и большой запас провизии. Заключённый накануне союз с Седельной Арабией обещает принести немалый доход и поддержку. Король сожалеет, что он не может говорить это лично, и уверяет Вас, что даст присягу при первой же возможности. Пока же, я и группа специально отобранных пони предлагают Вам услуги почётного эскорта. Молю, не отказывайтесь.

Лишь по окончании своего монолога пегаска осмелилась поднять голову и посмотреть в глаза Старшей. Встретив же холодный и сосредоточенный взгляд аликорна, она вновь опустила голову.

Молчание затянулось на долгие десять минут. Лишь выдержка, достигнутая путём многих тренировок, позволила пегаске оставаться недвижимой и неслышимой весь этот срок. И, даже учитывая всю сосредоточенность, голос аликорна прозвучал неожиданно, заставив её вздрогнуть. Она ещё будет корить себя за робость. Но позже.

– Почему твой король решил, что он нужен Нам?

Мысленно пегаска стиснула зубы. Да, она могла увести разговор в сторону. Плавно перейти к прославлению Богинь, но не ответить на прямой вопрос. Но это было бы неуважительно. И поэтому она собрала все свои силы и вложила их в голос. В его твёрдость и спокойствие.

– Он... – прохрипела пегаска.

Она мысленно прикусила себя за язык. И это вся её воля, вся её сила? Не тягаться ей с Богинями...

– Король уверен, что располагает силой и влиянием, которые могут Вам пригодиться. Он молит Вас принять его просьбу, надеясь привести тем самым Ваши планы к исполнению, а его королевство к процветанию. Он уверен, что только Вы способны принести гармонию в наш мир.

Казалось, ответ последовал только через целую вечность.

– Ты можешь подняться.

Только сейчас пегаска поняла, что лежит, распростёршись по земле.

– Мы выходим через час. Это значит, что у тебя есть время передать королю Наш положительный ответ.

***

– Внимание, пони!

Обычно это заняло бы какое-то время – дождаться тишины, даже если все её услышали. Даже учитывая тот факт, что она – приближённая самого короля. Но нет, не в этот раз. Не когда за её спиной стояли Богини во всём Их величии. Да, праздник шёл своим чередом. Да, все веселились. Но во взгляде, в позе каждого сквозило напряжение.

Богини здесь. Сами богини, во плоти. Прямо здесь, среди них. Они не вершили правосудие, не творили чудеса, не произносили речей. Они просто Присутствовали. Младшая из Богинь даже веселилась наравне со смертными. Некоторые особы теряли сознание от такого счастья.

Вовсе не удивительно, что всеобщее внимание было привлечено так просто. Все ждали этого. Ждали чего-то. Что-то должно было произойти, не могло не произойти. И это что-то обязательно должно быть Важным и Великим. Иначе не могло быть. В этом не могло быть сомнений. Каждая пара глаз была прикована к жёлтой пегаске, непринуждённо и плавно держащей речь. Она явно была в своей стихии.

Старшая позволила Себе мысленную усмешку, на которую не замедлила ответить Младшая.

– Мне предоставлена честь говорить от Их имени. Богиням понравился наш праздник и Они ценят наше гостеприимство. – пони вокруг тихо заговорили, воодушевлённые таким отзывом. – К великому сожалению, Им уже пора идти. Сейчас, от нас требуется отряд добровольцев для почётного эскорта. Прошу, только те, кому велит сердце, и только те, кто могут принести какую-то пользу, не будучи обузой в пути.

Толпа зашевелилась. Пони начали переглядываться, но выходить никто не спешил.

– Прошу, – ещё раз повторила она.

Первой вышла уже знакомая белая единорожка. Она не стала пытаться неуклюже исполнить реверанс, а просто сняла уже порядком надоевшую соломенную шляпу и поклонилась.

– Рарити. Услужу, чем смогу.

Следующей над толпой взмыла радужногривая пегаска. Приземлившись рядом с фермершей, она смущённо взрыла землю копытом.

– Ну, пегас лишним не бывает. Да и кто же знает, когда может пригодиться умелая швея? Рэйнбоу Дэш, к Вашим услугам.

Следующей показалась явно перепуганная лавандовая единорожка. При её виде пегаска наконец вспомнила, что эта невзрачная кобылка тоже была в списке. Вновь ей понадобилось использовать всю свою выдержку, чтобы не показать смятение. Хорошо хоть и без неё все сложилось...

Единорожку же подталкивала вперёд уже знакомая земная пони. Это из её заведения пегаски лишь чудом вышли, а не выкатились.

– Ну же, вперёд, не робей. Ты единорог, от тебя пользы больше, чем от всех нас вкупе.

Перед сценой стояло уже четверо пони.

– Хороший повар всегда пригодится, а уж тем более в пути. Я Эпплджек, а это – Твайлайт Спаркл. Мы ни в коем случае не будем Вам обузой, – уверенно заключила она.

Смотря на них, жёлтая пегаска продолжала нервничать. Неужели не все из списка придут? Ей нельзя так подставить короля, только не сегодня. Но вот, где-то с краю толпы началось движение. Пони расступались, освобождая пространство, пока сам источник возмущения не добрался до сцены. Цыганка-погодница. Всё с тем же хмурым видом, всё так же не смотрящая никуда, кроме как под свои ноги.

– Мне здесь всё равно делать нечего. С погодой и без меня есть кому справиться. Пинки Пай.

Пегаска уже испугалась, что тон земнопони мог оскорбить Богинь, и потому даже осмелилась бросить на Них взгляд, – но нет. Всё было в порядке, Они не злились. Или просто не показывали этого. Как только она перестала беспокоиться на эту тему, сразу пришло осознание – это всё. Эскорт в сборе. Больше никого не будет, да и не надо. За прошедшее время она успела присмотреться к этим пятерым и даже без указаний поняла, что они – лучший выбор. Всё идёт в соответствии с указаниями Короля, с его планами. С его пророчествами.

Кто знает, быть может их и правда постигнет успех?

***

– Флаттершай?

– Да-да?

Пегаска поравнялась со Старшей.

– Мы надеемся, что ты сможешь пролить свет на интересующий Нас вопрос.

Она бросила лишь один мимолётный взгляд на пегаску. Ей было интересно, насколько поведение Её новоиспечённой слуги будет соответствовать требованиям. И Она не ошиблась, та лишь смиренно ожидала вопроса, не смея и в глаза посмотреть.

– Эта единорог, Твайлайт Спаркл. Её поведение непонятно Нам. У неё нет ментальных травм. К её виду вы относитесь нормально, – это явно был намёк на фермершу. – Так в чём же причина её страха? Ещё немного, и она определённо будет вести себя как загнанный зверь. Такое положение не может устраивать Нас.

Пегаска вздохнула.

– Прошу прощения за такую дерзость, о Луна Великая, но Ваш вывод ошибочен. К её виду в нашем Королевстве относятся, в лучшем случае, с сильным подозрением. Отношения с Монархией Единорогов, слабо сказать, что напряжённые. Любой из них у нас – это либо соглядатай, либо предатель. И, конечно же, доверия нет ни к тем, ни к другим. Это делает их нежеланными и опасными для любой из сторон, и к ним все относятся с подозрением и враждебностью.

Она снова вздохнула, куда тяжелее, чем в прошлый раз.

– Мне доводилось усмирять бунт, возникший из-за одного-единственного единорога, и крови тогда было пролито куда больше, чем хотелось. Он был очень важен для нас. Как один из немногих, кто помогал в разработке магических облаков и самой идеи пегасьей магии. Это однозначно было не в интересах единорогов. Он был не единожды проверен на верность. За него ручался сам король Сомбра.

Пегаска горько усмехнулась.

– Но попробуй объясни это черни. Они живьём разорвали троих гвардейцев, которые пожертвовали собой ради жизни этого единорога – ради жизни всего нашего Королевства. Чернь бы нас всех разорвала. А без этих разработок нам не выстоять против магии.

Она глубоко вздохнула, успокаиваясь.

– Я... я и сама убила нескольких пони, пока мы их усмиряли. Ума не приложу, как её, – пегаска бросила взгляд на лавандовую единорожку, –  ещё не сожгли на костре местные жители. Осмелюсь предположить, что за это можно благодарить именно замкнутость. Но я ещё не знаю всей правды.

Она украдкой смахнула одинокую слезу и продолжила твёрдым голосом.

– Что же до Рарити, единорога-фермера, с ней всё очень просто. Она родилась в семье потомственных фермеров, всю жизнь провела бок-о-бок с жителями деревни. Никому и в голову не приходит её подозревать. Её все любят и ей верят – ещё бы, в ней слились выносливость земных пони и магия единорогов.

Старшая, не спеша, размеренно кивнула.

– Мы поняли.

Пегаска поклонилась Ей на ходу.

– Что же до вашей новой магии, Мы заинтересованы. Покажи Нам своё облако. Без сомнений, Нам есть что добавить. Вы теперь – Наши подданные. И Мы будем о вас заботиться, если вы будете служить верно.

Пегаска вновь поклонилась. И уже не из требований обычая. Искренне.

***

Конечно же, одними кобылками почётный эскорт не ограничивался. Капитан Понивилльской манипулы не успокоился, пока не выделил в сопровождение Богиням своих лучших солдат. Двенадцать пегасов, гружёные снаряжением и припасами, в сопровождении полевого медика и сапёра.

На третий день пути разведчик вернулся с вестями. Наперерез эскорту двигалась целая армия. Однако, стоило ему описать увиденные знамёна, как Старшая улыбнулась и спокойно продолжила движение.

– Легион Ночи спешит воссоединиться с Нами. Они Нам не враги. О нет, совсем не враги.

Ждать долго не пришлось, и уже вскоре им навстречу прибыло два полных крыла Лунного легиона. Закованные в лёгкие, отдающие серебром, латы, пегасы приземлились перед Богинями. Один из них вышел вперёд, но шлема снимать не стал. Эту глупую формальность Младшая уже давно упразднила. Шлем должен защищать легионера в любой момент времени, если только не был приказан отбой.

– Первый и Второй отряды разведки прибыли предоставить эскорт Божественным Сёстрам. Разрешите приступить к исполнению?

Старшая довольно кивнула.

– Приступить разрешаю.

Получив утвердительный ответ, он короткими и лаконичными жестами указал каждому из его отряда своё место. Лишь внимательно осмотрев взглядом результат и сочтя его достойным, он занял место подле Старшей. И хоть бойцы из Понивилльской манипулы явно были недовольны таким пренебрежением, обиду свою они достойно оставили при себе. Вскоре они даже скрыли её и со своих лиц.

Уже начало темнеть, когда они увидели впереди свет костров. Командир эскорта отчитался перед вышестоящим офицером, а Богиням предоставили личные шатры, в которых уже стояли бочки с нагретой водой. Остальным же, как части почётного эскорта, были предложены места у костров, рядом с легионерами.

К тому времени, когда Они обмылись с дороги и облачились в парадные доспехи, перед Их шатрами уже был построен весь легион. Садясь на трон, Старшая вновь подметила безупречность разработанного Ею построения: даже на параде они всё ещё оставались готовыми отразить нападение в любой момент.

Представляя собой весь легион, впереди стоял легат. Когда Богини вышли, он встал на колено. За этим последовал хор приведённой в движение стали, когда позади него все до единого повторили движение. Он склонил голову — и её склонил каждый легионер за ним. Снова воцарилась тишина, единственным звуком в которой стал его сильный голос, отсекающий рублёные фразы.

– Богини. Шли годы. Ваш легион верно служил Вам. Мы не пренебрегли своей клятвой, даже когда Вас не было рядом. Вы вернулись. Теперь я здесь, стою перед Вами. Ваш легион стоит перед Вами. Сохранённый в том же виде, что и столетия назад От имени каждого стоящего здесь легионера, я прошу Вас лишь об одном. – он поднял голову, уверенно посмотрев в глаза Старшей. – Позвольте служить Вам так же, как и прежде.

Старшая была чрезвычайно довольна. Настолько, что Младшая не удержалась от подколки и послала Ей весьма вульгарный образ. В ответ Она получила лишь гневный взгляд, да и тот – на мгновение.

Старшая встала со Своего трона и обратилась к легиону.

– Мы не видим здесь ни одного знакомого лица. Да и вы никогда не видели ни одного знакомого Нам лица. Те, кого Мы знаем, уже давно преданы земле. – Её голос постепенно стал наливаться силой. – Но Мы видим в ваших лицах отражения их! Мы видим в вас их доблесть, видим их верность! Какое после этого имеем Мы право отказать в вашей просьбе?!

Она раскрыла во всю ширину свои крылья, и только воцарившаяся тишина тут же была взорвана кличем поднявшихся с колен легионеров.

Ночь! Ночь! Ночь! Ночь!

Какое-то время Она так и стояла, с широко раскрытыми крыльями, буквально впитывая в себя всю мощь клича сотен глоток. И, когда он дошёл до своего апогея, Она резко опустила крылья. Легион мгновенно умолк.

– Отныне, Мы не обидим вас ни на один медяк и никогда не заставим напрасно жертвовать своими жизнями.

Младшая, поняв что сейчас Её выход, тоже поднялась со Своего места и заговорила.

– Отныне, любой из Вас может рассчитывать на Нашу помощь и сострадание.

Следующим заговорил легат.

– Отныне, мы не пожалеем своей жизни и будем верны Вам до последнего вздоха.

Получив разрешающий кивок, он развернулся и прокричал команду во всю силу своих лёгких.

– Легион – разойтись!

Но сам он не уходил. Старшая, видя это, вопросительно на него взглянула. Не став тратить время на формальности, легат просто достал из потайного кармана легендарные амулеты и протянул их Ей. Старшая, видя их, с трудом сдержала гримасу злости. Она не могла допустить, чтобы легат принял это на свой счёт. Приняв артефакты Своей магией, Она подняла их перед собой. При поддержке магии Сестры, Она вложила всю силу аликорнов в уничтожающую искру. Пробежав столь краткий путь от Её рога до артефактов, искра в мгновение ока стёрла их из истории, не оставив после себя и пепла, чтобы развеять его по ветру.

– Мы благодарим тебя, Наш легат. Мы хотим, чтобы легион был готов выступать на закате. Вольно.

Развернувшись на месте, легат покинул Их, твёрдо чеканя шаг. Младшая положила копыто на плечо Старшей. Через ментальную связь прошёл всплеск, подметивший, что всё идёт даже лучше, чем ожидалось.

– А Ты заметила, как легион принял земную пони из Нашего эскорта? Ту, которая пекарь?

Старшая вопросительно на Неё взглянула.

– Нет? Это Ты зря. Да, поначалу они относились к ней так же холодно, как и ко всем остальным... Но, стоило её друзьям на минуту отвернуться, как она тут же понеслась помогать легионерам с готовкой.

Старшая заинтересованно склонила голову.

– Да, Я тоже так подумала. Помогать каждому контуберниуму? Но даже тут она Меня удивила. Стоило первому из них опробовать простейшую похлёбку в её исполнении, как весть о ней вихрем пронеслась по всему легиону.

Всё внимание Её глаз теперь было сосредоточено на Младшей, так что в их глубине нетрудно было утонуть и потерять разум. Она явно была заинтересована.

– Её рецепт уже разошёлся по половине легиона, а скоро его будет знать каждый! Ты бы видела их воодушевление, когда они её пробовали! Поистине, эта ночь стала для них самой счастливой.

***

На расстоянии двух полётов стрелы, – или же одного полёта заклинания, – расположились два легиона. Между ними была лишь равнина, да бурная в это время года река. Легион Королевства земных пони уже давно был поднят по тревоге, а боевое построение было завершено.

Матёрые и крепкие, они уверенно стояли плечом к плечу. Закованные в тяжёлые латы, держащие тяжёлые щиты, земные пони усмехались в забрала своих шлемов. Их не волновала опасность. Их не волновала сила врагов. Они пришли сражаться за свою землю.

По другую сторону стоял только прибывший легион Святейшей единорожьей монархии. Поголовно состоящие из низших представителей своей расы – не считая лишь командующих ими рыцарей – стояли они не менее ровно и уверенно, ни на секунду не сомневаясь в своей победе. Куда этим грязным земным тягаться с их Святой магией, с их непостижимым превосходством?

Боевые машины, уже в полной боевой готовности – с одной стороны. Мощные пятидесятифутовые големы, освобождённые от грузов и выставленные впереди единорожьих рядов, – с другой. Многочисленные вспышки со стороны единорогов ознаменовали начало боя.

Фрагменты заклинаний, сплетаясь в единый узор, поднялись в воздух и тучей надвинулись на врагов. Они затмили собой солнце, но собственный их свет не дал погаснуть дню. В единорожьих рядах уже заключались пари на то, насколько малая часть вражеского войска останется в живых после первой волны.

Никому из них не суждено было победить.

Поражённые, они запустили вторую волну заклинаний. И снова те разбились о щиты врагов, лишь бессильно с них стекая. Кому-то даже начало казаться, что они слышат издевательский присвист со стороны грязных земных пони. В третью волну единороги вложили все оставшиеся силы.

Через мучительно долго длившуюся минуту начали взрываться инкрустированные в щиты амулеты. Одному из земнопони при взрыве выжгло глаза. Только шум от заклинаний имел достаточную силу, чтобы перекрыть отчаянную ругань командиров – сколько ещё бойцов ослушались прямого приказа и не держали амулеты подальше от своих глаз?

Когда поток заклинаний иссяк, легион Королевства зашёлся в ликующем вопле. Амулеты должны были сдержать лишь часть силы заклинаний, и уж точно не могли продержаться так долго. Случившееся нельзя было назвать ничем иным, как чудом. Подсчёт погибших закончился, практически не успев начаться.

Не до конца отошедшие от шока единороги пустили вперёд себя боевых големов. В тишине – той, на которую способны глыбы камней и железа – они начали свое обманчиво медленное движение. Вот уже без видимого труда пересечена бурная река, что вызвало досадные цыканья земных пони.

Големы начали метать ядра, покоящиеся в корзинах за их спинами. Снаряды пробивали пугающе большие бреши в рядах легиона. А надсадные крики командиров, призывающие сохранять строй, никак не прекращались. Немного повышали боевой дух лишь собственные машины, разбившие уже несколько големов.

Даже уцелевшей части бездушных созданий из камня и стали было достаточно, чтобы создать серьёзную проблему. Их масса, их скорость были неподъёмными для силачей-земнопони. К счастью, манёвр выполнили правильно почти все. Их ряды просто расступились перед бездушными машинами, не дав тем принести существенного вреда.

Рыцари Святейшей монархии более не могли сдерживаться. Вот уже дважды не сработало оружие, успешно повергавшее их врагов всё это время. Они вошли в реку, уже теряя часть измотанных заклинаниями войск. Когда же большая их часть завершила переход и двинулась на противника, началось его беспорядочное отступление. Побросав тяжёлые щиты, королевский легион позорно бежал с поля боя. Их преследовали вплоть до лесов, в которых тут же увязли големы, а единорогам пришлось нарушить и то подобие строя, что у них было.

В этот момент ударил легион, любезно предоставленный Небесной республикой пегасов. Молниеносно уничтожив командный голем, пегасы тут же принялись за остальных. В это же время со всех сторон на единорогов напали земные пони. Оказывается, лишь часть из них продолжала бежать – остальные укрывались среди деревьев и теперь почти полностью окружили противника.

И без того истратившие весь свой магический запас единороги не рисковали совершать сложные телепортации. Вместо этого им пришлось принять бой, и теперь уже не на их условиях. Быть может, не с первого и не с четвёртого удара, но их латы пробивались, а зачарования давали сбой, не устояв перед настойчивостью земнопони.

В хаосе боя трудно было понять, кто побеждает. Где-то можно было увидеть группы единорогов, сплочённо отбивающихся от грязных варваров. Где-то одиночные единороги падали, сражённые натиском земных пони. Но когда пал последний голем и к наземному бою присоединились пегасы, единороги начали сдаваться.

***

Легион Ночи неуклонно надвигался на Столицу Империи. Ещё на подступах Венценосная Селестия была уведомлена об этом, и не единожды Ей приходилось останавливать рвущихся в бой генералов. Она терпеливо ждала Своих Сестёр, ничем не показывая тревоги. И лишь когда Они беспрепятственно вошли через главные ворота, Она вышла навстречу. Не дойдя пары шагов, Венценосная смиренно пала ниц перед Старшей сестрой.

– Я не имею права просить Тебя об этом. Я не имею права зваться Твоей Сестрой. Вашей Сестрой. Но Я прошу лишь об одном. Пощадите Моих подданных.

Обе сестры встали с походных тронов и подошли к Богине Дня. Старшая протянула копыто, облачённое в парадный накопытник из чистейшего серебра, и подняла им голову Сестры. Голос Её зазвучал неожиданно нежно.

– Ты была поглощена силой тёмных амулетов, Сестра. Мы знаем это. Ты сожалеешь. Мы знаем это. – Она возвела глаза к собравшимся вокруг легионам, к обычным гражданам столицы. – Никто из нас не любит говорить об этом, но даже Мы совершаем ошибки. Да, нам тысячи лет. Мы сильнее и мудрее любого смертного. – Её голос зазвучал громче, проникая в каждый уголок столицы. – Но истинная сила и мудрость состоят в том, чтобы принять свои ошибки и начать путь к их исправлению.

Старшая вновь склонилась к Венценосной.

– Ты стремишься исправить Свою. Ты продолжаешь заботиться о Своём народе. Ты достойна Нашего прощения. И Мы даруем Тебе его.

Неспособная более сдерживаться, Младшая кинулась к Средней и крепко Её обняла.

Продолжение следует...

...