Автор рисунка: aJVL
Глава 2. Флеш Сентри и Заговор Першерона Глава 4. Флеш Сентри и Важность Церемоний

Глава 3. Флеш Сентри и Взблеск Стали

В названии имела место игра слов, которую передать не удалось. Flash of steel можно еще перевести, как "Плоть из стали" и "Флеш из стали".

— Принцесса Ианте – дама, обладающая совершенным вкусом и изысканностью, — сказала Флёр своим мягким, мелодичным голосом. Я не мог опознать ее акцент, но он, определенно, был чарующим – под стать чарующей даме. – И она будет ожидать от вас того же совершенства. Если не большего.

В обычных обстоятельствах я был бы рад сидеть за обеденным столом с такой единорожкой, как Флёр. Но учитывая текущие обстоятельства, я был немного закономерно растерян. Плюс, даже самый лучший ужин и самый прекрасный партнер на шестой или около того час начинают надоедать. Будь то достойный вечер (с достойно недостойной кобылой, должен сказать), мы бы уже покончили с вечерними коктейлями и/или должным образом использовали номер в ближайшем отеле, в зависимости от нашего энтузиазма. Но вместо этого тянулся и тянулся урок по царственным манерам.

— Да. Совершенства, — я посмотрел на набор столового серебра, которого было достаточно чтобы ликантропа удар хватил. – Честно, мне приходилось бывать на званых ужинах раньше. Все, что нужно – начинать с краев и двигаться внутрь. Пока я не начну вытирать рот скатертью, все будет в порядке, так?

— Нет, — сощурилась Флёр. — Мельчайшее нарушение этикета может запустить цепь событий, которую вы и представить не можете. Если вы используете неправильную вилку в неправильное время, вы можете оскорбить шеф-повара — или даже национальное блюдо Зебрики. Дипломатический скандал, который может разразиться из-за этого, будет… значительным.

— А что за национальное блюдо у Зебрики, к слову? Надеюсь, ничего варварского? — тут на меня обрушилась ужасная мысль. — Во имя всего святого, они не едят… мясо, так?

Я поежился и внезапно почувствовал тошноту.

— Именно поэтому у нас идут эти уроки. Даже заявить, что зебры — хищники, уже смертельное оскорбление, основанное на годах кровавых наветов, — изящная бровь Флёр сморщилась. — И, для справки, национальное блюдо Зебрики — выпечка из кукурузы и риса, под названием маса. Достаточно вкусно, на самом деле, если найти того, кто сможет приготовить его правильно. Что весьма редко за пределами Зебрики, должна сказать.

— Погодите, — я некоторое время изучал Флёр де Лис. — Вы бывали в Зебрике?

— Я бывала во многих местах. Такая уж работа, — сказала она, как ни в чем ни бывало.

— Предполагаю, вы не рисовали на себе полосы, чтобы слиться с толпой?

— Нет, — ровно ответила Флёр. — И это еще одна тема, которую не стоит поднимать в компании принцессы Ианте[4].

— Хорошо, хорошо. Честно, мне скоро вообще не о чем будет говорить с принцессой.

— Так было бы много проще, — ответила Флёр.

— Вы там скоро? — со стороны кухни прибежала Голден Харвест. — Я устала изображать официантку.

— Может, костюм поможет? — я автоматически начал флиртовать. — Ну, вы знаете — все эти кружевные фартучки и смешные чепчики? Мне кажется, на вас бы это весьма хорошо смотрелось.

Очарование старого доброго Флеша поразило ее с эффективностью снежка против пластины брони — толку никакого, но холоднее она стала. Помимо Флёр и Голден, на вилле не было никаких дам. Начитавшись дешевых шпионских романов, я считал, что шпионаж — это немного большее, чем комплименты роковым дамам в коктейльных платьях, а чуть позже — помощь им от этих платьев избавиться. Можно понять мое разочарование, когда начались тренировки.

— Может быть, ты и права, Голди, — пропела Флёр. — Нам стоит отдохнуть от этикета. Может, стоит сосредоточиться на более… поверхностных аспектах маскировки Флеша.

Голден Харвест моргнула, а потом ее губы сложились в хитрой улыбке, от которой мои колени ослабли (и не в хорошем смысле).

— Хорошо. Сюда, Флеш. Или мне стоит сказать… ваше высочество? — она подбежала и достаточно легко выдернула меня из кресла, после чего не слишком вежливо вытолкала меня из обеденного зала во внутренний двор виллы. Флёр последовала за нами неторопливыми, элегантными шагами, подхватив со стола портрет принца Першерона.

— Ты можешь не вести себя, как принц, — говорила Голден Харвест. — Но мы можем сделать, чтобы ты выглядел, как он. Садись.

Она пихнула меня на лавку и обернулась к Флёр.

— Сколько тебе понадобится времени на твою магию?

— Немного, — ответила та.

— Хорошо. Тогда я — за своим набором, — и Голден Харвест ускакала в дом.

— А, понимаю! — сказал я, чуть расслабившись, когда сердитая земная пони ушла. — Это макияж, не так ли? Дамы любят макияж. Никогда сам в нем не нуждался, потому что красив от природы. Повезло, да? Хотя, действительно, мисс де Лис, вы и сами выглядите просто блестяще… э, погодите, почему ваш рог светится…

Я замолчал, когда Флёр колданула мне в лицо.

Через секунду я понял, что не испарен, не испепелен и даже не превращен в чего-нибудь мелкое. Горячий запах сильной магии висел в воздухе, щипая меня за ноздри. На несколько секунд на меня напал приступ чиха, а потом я сумел взять себя под контроль.

— Извините, — сказал я, утирая нос копытом… и обнаруживая под ним незнакомую растительность.

— Извините? — сказал я еще раз, ощупывая незнакомую массу.

— Заклинание усов, — сказала Флёр, поворачивая портрет так, чтобы мое отражение в нем совместилось с изображением. — Неожиданно полезно.

— А, — я пощупал похожую на бивни поросль. — К этому… придется привыкать. Но все лучше, чем клей, так?

— Лучшая маскировка — естественная, — ответила Флёр, собранная, как всегда.

— Очень естественная, — во двор вбежала Голден Харвест, без каких-либо усилий балансируя здоровенным дубовым ящиком на спине. Она повела плечом и его окованная железом сторона ударилась о землю так, что мне отдало в копыта.

Земная пони лягнула его, и он раскрылся, явив столько отполированных режущих предметов, что их хватило бы на все кухни Кантерлота и еще осталось.

— Вы — самый хорошо оснащенный парикмахер из всех, что я видел, — с надеждой произнес я.

— Не совсем. Я собираюсь позаботиться о другой важной детали, — Голден Харвест вынула из ящика странно выглядящую маску и бросила ее мне. — Надевай.

— Что это? — посмотрел я на штуку — пару очков в металлической оправе по бокам металлической носовой пластины, и тканевые ремни, чтобы надевать всю конструкцию.

— Першертанская дуэльная маска, — медленно и мягко произнесла Голден, будто общаясь с особенно глупым ребенком.

— Першертанская что? — я отступил назад, только чтобы врезаться в Флёр де Лис.

— Дуэльная маска, — ответила Голден Харвест, и снова влезла в ящик, вынув из него прикрепленное к копыту чудовище из клинков и застежек.

— А это что? — мое сердце начало биться все быстрее. Я поднял взгляд к небу. Пара взмахов крыльями — и я выберусь из этого безумия. Возможно, почувствовав мои мысли (никогда нельзя быть уверенным с магией единорогов), Флёр поставила свое изящное копыто между моих крыльев. И этого легкого касания оказалось достаточно, чтобы мысли о побеге испарились. У меня, в конце концов, была репутация, которую надо поддерживать.

— Першертанский дуэльный клинок, — Голден Харвест сделала несколько пробных взмахов с холодящим кровь опытом. Затем она вынула из ящика еще один и подошла, чтобы прицепить это чудище к моему переднему копыту. Я мог лишь стоять в ошеломленном молчании, когда она нацепила на меня маску. Маска была старая и пахучая, и блокировала мое периферийное зрение не хуже пары шор.

— Я прошу прощения! — быстро заговорил я. — Я ничего такого не имел ввиду, когда говорил о кружевных фартучках! Если вам, конечно, это нравится, что, на самом деле, не так, в чем нет ничего плохого, но это уж точно не стоит дуэли, не так ли?

— У принца Першерона есть дуэльные шрамы, — закатила глаза Голден. — У тебя — нет. Надо это поправить.

Тут Флёр поднесла портрет принца. Шрам у кромки волос выделялся, как неоновая вывеска. Но не первоклассная. Скорее, как вывеска дурного отеля, который сдает номера на час. Не то, чтобы я много о таких заведениях знал, но я отклоняюсь от темы.

Так же сиял солнечный свет на стали на копыте Голден Харвест.

— Першертанская Дуэль — одна из их… странных традиций, — земная пони лениво посмотрела вдоль клинка, будто изучая копытокюр. — Победителей, как таковых, там нет. Вся суть, скорее, в том, чтобы стоять и обмениваться ударами, пока ты или оппонент не получите впечатляюще выглядящий шрам. Очки и пластина нужны для того, чтобы шрамы не слишком сильно уродовали. Говорят, что першертанские дамы находят дуэльные шрамы привлекательными, но я того не понимаю.

— Хотите сказать, что эти маньяки калечат друг друга целенаправленно? Это безумие! Это варварство! Это…

— Это Першертания, — слегка пожала плечами Голден. — Теперь вставай на задние копыта и начнем.

Она слегка кивнула Флёр, которая подтолкнула меня вперед.

— Ты вы собираетесь порезать меня этой штукой? — спросил я, смотря на ужасное оружие Голден Харвест.

— Совсем немного.

— Вы не можете! — мой голос поднялся на полторы октавы выше, чем мне хотелось бы. Я осмотрелся, чтобы убедиться, что этого писка никто, кроме двух кобыл, не слышал. — То есть. Эм. Не вас даже маски нет. Это небезопасно!

— Не беспокойся обо мне, — улыбнулась Голден своей ужасной улыбкой. — Я тренирована во всех боевых искусствах, которые ты можешь назвать, и нескольких — которые не можешь. Ты до меня не дотянешься.

— Тогда зачем вы мне дали эту… штуку, на самом деле? — я помахал тяжелой железякой, и постарался не расчленить себя.

— Чтобы было спортивно. А теперь, en garde!

Голден Харвест обрушилась на меня градом ударов — я отреагировал инстинктивно, отмахиваясь клинком. Сталь звенела о сталь, когда эта маньячка била достаточно сильно, чтобы во все стороны летели искры. Я отступил на пару шагов, и Голден Харвест зеркально повторила движение.

— Хорошо, — улыбаясь, сказала она. — Ты втягиваешься. Хорошее в першертанских дуэльных клинках то, что их использование… очень инстинктивно. Как заточенная подкова.

— Как… умно, — ответил я.

— А раз уж ты втянулся, то начнем по-настоящему, — Голден Харвест обрушилась на меня вновь. Я отступил, махая своим клинком, чтобы отвести ее. Мне показалось, что это удачный прием, пока она не сделала нечто столь быстрое, что я не успел разглядеть, и резкая боль пронзила мой скальп.

— Ой! — закричал я, упав. По крайней мере, я держался за голову невооруженным копытом — иначе бы проделал за Харвест всю ее работу. И все же, вида крови (тем более, моей) оказалось достаточно, чтобы у меня выступили слезы и закрутило в животе. — Вы меня убили!

— Поверить не могу, что Фэнси Пэнтс вытащил меня из Понивилля ради этого! — с отвращением посмотрела на меня Голден Харвест.

Флёр де Лис просто пожала плечами.

— Свити Дропс не единственная, кто привык к гражданской жизни, знаешь ли, — проворчала Голден Харвест и толкнула меня в бок невооруженным, чуть менее смертоносным копытом. — Вставай.

— Чтобы вы опять меня кромсали? — я практически прорыдал. Немного. И посмотрел бы я на вас, если бы перед вам стояла земная пони с кровожадностью хищника в глазах.

— Ага, почти, — ответила она. — Мы не закончили. У принца Першерона еще есть шрам вдоль челюсти. Его проще сделать, если ты будешь стоять.

— Это не стимулирует.

— Я сказала проще, а не невозможно. Для меня — никакой разницы, — чуть хрустнула шеей Голден. — Честно, я думала, что ты покрепче, судя по тому, что о тебе говорят.

Проклятье. Это сработало. Я попытался (как ни плохо) сделать храброе лицо, и снова поднял себя на копыта и попытался проигнорировать ощущение текущей по лицу крови (моей крови!).

— Хорошо, покончим с этим…

Голден Харвест взмахнула клинком вдоль моей челюсти, оставив неглубокий шрам. По крайней мере, на этот раз я не упал со стоном. Просто меня шокировали скорость и боль.

— Все, — Голден смахнула с клинка капли крови (Селестия милосердная, сколько крови) и начала расстегивать застежки зубами. Варварство.

Своей магией Флёр расстегнула маску и застежки клинка, а потом прижала марлю к ужасным ранам на моем лице. Ее прекрасное лицо заняло все поле моего зрения, и мне показалось, что я видел в ее глазах легчайший проблеск сочувствия. Она поднесла копыто к моему подбородку, аккуратно его поднимая — и нежного касания было достаточно, чтобы я позабыл боль в своем изувеченном лице. Почти. Кровь была и на моих усах, что сочетало два странных и определенно неожиданных ощущения.

— Отличная работа, Голди, — сказала Флёр, вновь поднимая портрет принца. — Как только шрамы затянутся, Флеш будет неотличим от принца Першерона.

— Ага, пока рот не разинет, — Харвест начала забрасывать оружие в свой ящик кошмаров.

— У нас еще есть время поработать над этим, — Флёр отвела копыто от моего подбородка, и убрала им локон за ухо. — Пойдем в кабинет, Флеш. Нам надо обновить ваши знания по истории Зебрики.

С этими словами она помахала мне ресницами.

— После всего этого вы хотите, чтобы я пошел учиться, как ни в чем ни бывало? — я провел марлей вдоль щеки, стараясь игнорировать яркую, тошнотворно-красную полосу на ней.

— Мне кажется, что легкое чтение будет приятнее, — ответила Флёр.

— Вы безумны, — уставился я на нее, и не как влюбленный.

— Мы шпионы. Это часть работы, Флеш. Или мне стоит сказать… ваше высочество?


Флёр, конечно, имеет в виду популярные лет сто или около того назад “Зебринские пьесы”, в которых пони расписывали себя разнообразными (и практически всегда неверными) узорами в полоску, чтобы изобразить персонажей из Зебрики. Как ни странно, рифмованные диалоги этих пьес достаточно точно передавали стиль речи зебриканских шаманов, хоть и случайно. — Дж.М.Ф.

Читать дальше

...