Автор рисунка: Noben
XIV. Следуй этому пути XVI. Новое испытание

XV. Ещё многому предстоит научиться

Прошло всего-то меньше недели, а Лира уже начала понимать, почему Одри говорила, что здесь «скучно».

Ну, пожалуй, нет. Это не совсем верное слово. Люди по-прежнему умудрялись удивлять её каждый день. Правильнее было бы сказать «спокойно».

По правде говоря, в Понивилле прошедший год или дальше больше был необычайно богат на события. Найтмэр Мун оказалась только началом, за которым последовали параспрайты, Большая Медведица, дракон. А ведь помимо этого, в Вечносвободном лесу обитает целая куча разных магических существ, о которых она только слышала, но никогда их не видела собственными глазами. Не стоит также забывать ту историю, когда Твайлайт заколдовала свою старую куклу, из-за чего Бон-Бон с Лирой оставили друг на друге парочку болезненных синяков.

Ничего подобного в Де-Мойне не происходило. Люди, похоже, полностью контролировали свой мир. Лира не могла забыть того, что Принцесса Селестия сказала про войны… но ей не попадалось на глаза ни одного человека с оружием. Ей трудно было представить себе вооруженными Одри, Нэтана или кого угодно, кто бы ей ни встретился в городе.

Лира встроилась в рутину, проводя большую часть времени за практикой игры на гитаре. Она быстро осваивалась. Музыка всегда получалась у неё естественным образом, так что это было совершенно неудивительно. Гитара сама по себе была довольно простой, но вот усилитель ей был непонятен. Он был необходим для того, чтобы извлечь хоть какой-то звук, но она никак не могла понять, почему это так или как это получается.

Книги Нэтана ей тоже помогли. Оказалось, что игра на гитаре в большей степени основана на аккордах, а не на отдельных нотах, так что в этом она отличалась от лиры. Она попробовала сыграть некоторые старые мелодии, которые ещё помнила с выступления на Гала, но на гитаре они звучали неправильно.

Этот инструмент был создан для человеческой музыки. Она попросила Одри достать ей какие-нибудь записи, чтобы прослушать и заучить на слух.

— Ты имеешь в виду, рок-музыку? — спросила Одри.

Лира кивнула.

— Типа той, как в объявлении. Я, впрочем, не знаю, что это за музыканты.

— Мне кажется, у папы должно быть кое-что в этом роде. Спроси у него.

То была суббота — родители Одри в этот день оба не работали, а потому Лира нашла отца Одри перед телевизором в гостиной. Они проводили здесь много времени, не делая ничего, только смотря на движущиеся картинки так долго, что у Лиры, наверное, заболели бы глаза, сиди она с ними.

Он заметил её ещё до того, как она успела что-то сказать:

— Здравствуй, Лира. Тебе что-то нужно?

Она кивнула.

— У вас есть записи гитарной музыки, да? Точнее, рока. Я хочу его освоить.

— Тебе нужна гитарная музыка? Одри вроде бы говорила, что ты играешь на лире.

— Ну, да, раньше играла, но я хочу изучить что-нибудь новенькое, — этим она занималась в последнее время постоянно, и музыка, среди прочего, была легче всего для понимания. — Если я что-нибудь послушаю, я могу легко это запомнить и сыграть на слух.

— Давай посмотрим. У меня полно музыки из семидесятых, если тебя это устраивает, — сказал он. Люди часто описывали что-нибудь числами. Он подвёл её к полке, заставленной тонкими коробочками. — CCR, Deep Purple…

— Кажется, эти названия были на объявлении, которое я видела. Эта музыка играется на гитаре, так? — спросила Лира.

— Иначе она не была бы роком, — он достал несколько квадратных ящичков с полки.

— На этих штуках вы храните музыку? — спросила Лира и перевернула одну коробочку другой стороной. Она была очень маленькой. — Дома я привыкла к другим вещам. Мы их называем пластинками.

Это заявление почему-то вызвало у него смех.

— Обычно это дети твоего возраста, кто не знает, что такое пластинки. Тебе показать, как этим пользоваться?

Она кивнула.

Он открыл коробочку, быстро двигая пальцами, затем нажал на центр.

— Держи вот так. Постарайся не оставлять отпечатков пальцев на этой стороне.

Он держал диск одним пальцем сквозь дырочку по центру, другим — за край.

Лира взяла его, осторожно держа так, как он показал. Свет плясал по серебристому диску, вырисовывая на чистой стороне радужные полоски.

— Выглядит необычно.

— Вроде бы, у тебя в комнате должен быть проигрыватель, Лира, — сказал он. — Пойдём, я тебе покажу, как им пользоваться.

Она раньше не обращала внимания на этот самый «проигрыватель», считая его просто ещё одним предметом мебели. Как оказалось, из устройства выезжала маленькая полочка, на которую надо положить диск, и тогда будет играть музыка, несмотря на то, что у проигрывателя не было никакого раструба. Помимо этого, звук был гораздо чище, чем на пластинках и не трещал, и отец Одри показал Лире, как перемещаться сразу к началу любой песни или воспроизвести её повторно.

Лира послушала песню под названием «Lodi»[1] несколько раз подряд. Музыка была приятной и медленной и определенно гармонично сочеталась с текстом. Едва вычленив основную гитарную партию, она принялась практиковаться целый день, пока пальцы не начали двигаться сами по себе, и она не заучила мелодию так, что смогла бы сыграть её даже во сне.

В те времена, когда она ещё была единорогом, долгая игра на лире могла наградить её головной болью. Но пальцы, в отличие от магии, давали ей точный контроль над каждой струной и не истощали сил. Она не раз видела, как пони играли на гитарах копытами, но они не могли подобраться даже близко к тому, что ей получалось делать пальцами. Люди, скорее всего, также и куда лучшие пианисты. И вообще музыканты в целом, если на то пошло.

Прошло всего чуть больше недели с тех пор, как Лира начала играть. Трудно было даже представить, что она прожила как человек уже такой долгий срок.

И вот однажды, она как всегда практиковалась над очередной песней у себя в комнате.

— Звучит здорово.

Лира оторвала взгляд от гитары и увидела Одри, стоящую, скрестив руки, в дверном проёме.

— Спасибо. Я работала над новой композицией, — сказала Лира.

— И как много песен ты уже заучила?

— Кажется… три? — она постучала пальцем по подбородку. — Нет, четыре.

— Прошла всего неделя.

— Я знаю, — Лира вернулась к игре, исполняя главный рифф песни под названием «Smoke on the Water».

Одри села рядом с ней, наблюдая.

— Странно. Ты так хороша в этом деле — то есть, серьёзно, очень хороша. Ты как одарённая.

— Родители говорили мне то же самое, — улыбнулась Лира.

Одри лишь кивнула, глядя в пол. Она в последнее время перестала закидывать Лиру вопросами, возможно сдавшись, когда поняла, что та не собиралась ей отвечать. Лира положила гитару на кровать и села рядом с ней. Одри была права — она в самом деле очень быстро научилась играть.

Лира внезапно вскочила на ноги и подошла к своей сумке. Дневник лежал сверху, прямо рядом с лирой, которая валялась там без дела уже довольно давно. Но ей нужно было только объявление, заткнутое за обложку дневника.

ТРЕБУЮТСЯ МУЗЫКАНТЫ. Лира не могла не задаться вопросом — ищут ли они до сих пор гитариста? И теперь она знала уже кое-что об Aerosmith и Deep Purple, которые были известными человеческими группами, и могла теперь сыграть некоторые из их песен.

Она села обратно рядом с Одри, перечитывая объявление ещё несколько раз.

— Знаешь, мне кажется, я теперь готова к прослушиванию.

— Ты по-прежнему твёрдо настроена, да? — спросила Одри.

Лира кивнула.

— Как с ними связаться? Ты сказала, что знаешь.

Одри откинулась на кровать, опёршись на руки.

— Ты сняла объявление уже довольно давно. Они могли уже взять себе другого гитариста.

— Я всё равно хочу попробовать.

— Ну, что ж, судя по твоей игре, ты и правда готова. Как ни странно, — Одри пожала плечами. — Мы можем попробовать им позвонить.

— Ага, давай, — Лира не совсем понимала, что означает «позвонить», но она уже начала привыкать к человеческому слэнгу.

Родители всегда хотели, чтобы у неё была музыкальная карьера. В некотором смысле, она сейчас следовала их желанию. Может, она больше и не единорог, и, может, человеческая музыка не слишком-то похожа на то, что слушает большинство пони, но Лира знала, что они бы гордились ей, если бы сейчас её увидели.

— Вот, держи, — сказала Одри, протягивая ей что-то.

Это была та штука, которую Одри часто использовала раньше и которую она, всё-таки, не называла на самом деле «Нэтан». Лира взяла её с осторожностью и осмотрела.

— Это что?

Одри почесала голову.

— Точно. Я, наверное, должна была догадаться спросить, знаешь ли ты, как пользоваться телефоном…

— Ну... нет, не знаю, — сказала Лира. — Но я хочу узнать! Научи.

— Ох… С чего бы тут начать… — Одри задумалась на минуту. — Странно. Ты так легко освоила музыку, но при этом я по-прежнему должна тебе объяснять настолько общеизвестные вещи…

— Пожалуйста! Просто попытайся.

— Тебе надо ввести этот номер с объявления. А потом просто говорить с тем, кто тебе ответит. Сказать ему, что ты увидела объявление и хочешь присоединиться к группе, — она помедлила, затем добавила:

— И если они тебя спросят, как давно ты уже играешь, соври.

— Ладно… — Лира посмотрела на телефон в руке. Она пыталась вспомнить, как им пользовалась Одри. — Значит… эти цифры?

Она провела по ним пальцем.

— Я тебе продиктую, — она начала читать номер, но Лира её прервала:

— Помедленнее.

Одри вздохнула и начала зачитывать номер с начала, выговаривая каждую цифру отдельно. Лира касалась пальцем кнопок по порядку. Они слегка вдавливались и отвечали каждая своей нотой.

— А что теперь? — спросила Лира, нажав последнюю.

— Просто говори.

Лира поднесла телефон к лицу. Она услышала какой-то гудящий звук.

— Здесь… здесь есть кто-нибудь?

Она чувствовала себя глупо.

Гудение продолжалось, а затем внезапно прервалось.

— Да? — раздался голос изнутри телефона. Лира чуть не выронила его от неожиданности, но вовремя поймала.

— О, э… вы кто? — спросила она.

— Вы не туда попали? — ответил голос.

— Эм... — Лира посмотрела на Одри, ища поддержки.

— Скажи ему, что ты хочешь вступить в группу, — сказала Одри.

— О! Точно, — Лира не знала, куда ей деть глаза. Говорить с кем-то, не видя его перед собой было очень странно. — Я увидела объявление, и я играю на гитаре, так что я подумала…

— Так это по поводу группы? Ага. Замечательно, — сказал голос. — Меня зовут Рэндэл. Я главный солист, а также временный управляющий, пока мы не найдем кого-нибудь на это место. Когда можете подойти? Я бы хотел устроить вам прослушивание.

— О, э… — Лира помедлила. — Думаю, я могу подойти когда угодно.

Она повернулась к Одри с недоумённым видом.

— Спроси адрес, — подсказала она.

— А? О, точно. Где вы живете? — спросила Лира.

Одри передала ей ручку. Лира перекинула телефон в другую руку, чтобы приготовиться писать.

— И что мне с этим делать? — спросила она.

— Записывать, — Одри показала пальцем на объявление, и Лира кивнула. Она записала то, что ей продиктовал голос в телефоне. Звучало похоже на адрес. В нём тоже была куча цифр. Люди, судя по всему, очень любят цифры.

— Вы всё записали? — спросил голос.

Лира закончила писать и кивнула. А затем, вспомнив, что человек на другой стороне, скорее всего, её не видит, добавила:

— Ага, записала.

— Моё расписание в эти выходные довольно свободное. Как думаете, сможете прийти завтра днём?

— Завтра… — Лира бросила взгляд на Одри. — Ага, было бы неплохо.

— Значит тогда и увидимся. Захватите свой инструмент. Буду ждать.

Звук на другой стороне внезапно прервался. Лира держала телефон перед собой и, разглядывая его, пыталась понять, что пошло не так.

— Нажми красную кнопку, — сказала ей Одри. Лира нажала. — Другую, сбоку.

Эта, похоже, сработала. На экране теперь показывалось мигающее время.

— И что теперь? — спросила Лира, возвращая телефон Одри.

— Говоришь, прослушивание будет завтра, так? — сказала Одри. — Родители опять будут оба на работе, а у меня нет машины…

Она задумалась на какое-то время, затем опять начала нажимать на кнопки в телефоне. Её пальцы двигались быстро. Лира с завистью наблюдала за её действиями — у Одри всё получалось проще и естественнее.

— Привет, Нэтан? Ты завтра не занят?





На следующий день раздался звонок в дверь.

— Это, наверное, он. Иди открой ему, пока я распечатываю, — сказала Одри, даже не обернувшись. Она сидела за чем-то под названием «Google Maps» — хотя эта штука больше напоминала телевизор, чем карты. И она сидела чересчур близко к экрану.

Лира пошла вниз и открыла входную дверь.

— О, привет, Лира, — за дверью стоял Нэтан с висящей на руке связкой ключей. — Одри дома?

— Привет! Одри наверху. Не совсем понимаю, что она там делает, — сказала Лира.

Они услышали шаги вниз по лестнице, и мгновение спустя появилась Одри, неся листок бумаги. Она отдала его Нэтану.

— Я распечатала дорогу к месту. Спасибо что предложил её подвезти.

— Не то чтобы я был сегодня занят или типа того, — он посмотрел на принесённый листок. Судя по тому, что Лира смогла разглядеть, это была карта — причём очень сложная. — Кажется, я знаю, где это…

— Мы не знаем ничего об этом парне, но по телефону он вроде говорил нормально, — сказала Одри. — Будьте осторожны.

— Не вопрос, — Нэтан кивнул и поднял взгляд от карты. — Готова выдвигаться, Лира?

— Ага, только захвачу свою гитару.

— Вообще-то, гитара по-прежнему моя.

— Да… — проговорила Лира, двинувшись обратно к себе в комнату. Там она упаковала гитару в футляр, который повесила себе на плечо и подхватила тяжёлый усилитель. Пальцы тут же заныли от его немалого веса.

Спустившись вниз и дойдя до ждущих её людей, она чуть не уронила его им под ноги от усталости.

— Теперь готова, — сказала она, тяжело дыша.

— Я могу донести его дальше. Моя машина на дороге, — Нэтан показал большим пальцем себе за плечо, на входную дверь.

— Твоя?..

Лира прошла за ним до переднего дворика, где обнаружилась повозка. Она отличалась от той, что здесь обычно стояла — эта была серой и меньше размером.

— Мы на ней поедем?

Нэтан захлопнул люк в задней части.

— Ага. Не бойся — у меня права ещё новенькие, но я очень аккуратный водитель. Тебе не о чем беспокоиться.

Он обошёл машину и залез внутрь через левую переднюю дверь. Лира застыла в полной неподвижности на какое-то время, но он махнул ей рукой, как бы говоря ей забираться внутрь.

— Давай, положи гитару на заднее сидение, — сказал он.

Она кивнула и нашла дверную ручку. Скользнув пальцами внутрь, она потянула ручку наружу. На заднем сиденье валялась целая куча разных вещей — бумажки, металлические банки, пустые пакеты для покупок. Она положила гитару поверх этой кучи хлама, закрыла дверь и обошла машину, чтобы сесть рядом с ним на переднее сиденье.

Внутри было целое множество разнообразных кнопок наподобие тех, что имели телефон и проигрыватель; между сидениями располагался рычаг, а перед Нэтаном находилось нечто вроде колеса. Как штурвал у корабля, подумала Лира, — эта штука, похоже, для того, чтобы управлять. Сидения были мягкими, но для ног почти не нашлось места.

— Куда я положил… — пробормотал он и, затем, оглянувшись, нашёл карту. — А. Вот она.

Лира по-прежнему изучала интерьер машины. Рядом с сидением Нэтана стоял бумажный стакан — там были две выемки, идеально подходящие под его размер. Во второй выемке лежала небольшая кучка монет.

Он повернул ключ и вся машина содрогнулась. Послышалось странное громкое урчание откуда-то сзади. Лира почувствовала, как сердце у неё вот-вот вырвется из груди. Звук был громким, а когда они покатились назад, на улицу, ей стало так страшно, что она зажмурилась.

— Что такое? Укачивает?

Она, пересилив себя, приоткрыла глаза, а затем снова их зажмурила.

— Нет, все… всё в порядке. Со мной всё в порядке, — она, скорее, убеждала саму себя.

— Лира, ты когда-нибудь бывала раньше в машине?

— Типа такой? — она напрягла ноги и, открыв глаза, уставилась на них. Лучше так, чем вид за окном.

Внезапно память подкинула ей картинку — Рейнбоу Дэш вытаскивает её из взбесившейся яблочной тележки за считанные секунды, до того как та перевернулась через край скалистого обрыва. В этой же повозке они были заперты и даже привязаны к ней ремнями. Не говоря уж о том, что она уже целую неделю не видела ни единого пегаса.

И это не облегчало положения.

— Ну… один раз.

— Только один? — он быстро глянул на неё, а затем продолжил смотреть вперёд.

— Ну, всё было несколько иначе. Но… похоже. У нас, откуда я пришла, такого нет.

Он медленно кивнул, хотя было совершенно очевидно, что он ничего не понял.

— Не беспокойся. Мы едем недалеко, — он продолжал сосредоточенно смотреть вперед, не оборачиваясь к ней при разговоре. — Откуда же ты такая, раз ты впервые едешь в машине?

Лира вздохнула.

— Это нормально — задавать так много вопросов, когда ты только-только кого-то встретил?

— Ясно… Тебя, наверное, Одри уже завалила вопросами. Так вот, не только тебя. Ей нравится анализировать людей, — сказал Нэтан. — И приютила она тебя, скорее всего, только потому, что ты вся такая таинственная. Неудивительно, что её хочется узнать о тебе побольше.

— Я самый обычный человек, — Лира заметила своё отражение в зеркале на боку машины.

— Ты правда не хочешь об этом говорить? Я не буду на тебя давить.

— Со мной всё совершенно нормально.

— Может быть, но я бы сказал, что до нормальности тебе далеко.

Нэтан выглядел совершенно спокойно. Лира перевела взгляд на его руки, и это отвлекло её от происходящего за окнами машины. Всё время, пока они ехали, он не отпускал колесо, и движения его рук из стороны в сторону заставляли машину поворачивать в нужном направлении. Как она и предполагала, это был механизм управления. Спустя некоторое время Лира привыкла к этим движениям, но ей по-прежнему было любопытно, как же всё-таки это устройство двигалось.

Они ехали куда быстрее, чем была способна разогнаться деревянная повозка. Скорость внутри, впрочем, ощущалась не так сильно, как если бы она наблюдала за машиной с тротуара. Наконец, они замедлились, когда въехали в очередной жилой район.

Их путь занял едва ли больше нескольких минут, хотя казалось, будто прошло гораздо больше времени. И они, наверное, за многие мили от дома Одри. Подъехав к кирпичному дому, они остановились, и Нэтан выглянул из окна, чтобы разглядеть номер на почтовом ящике.

— Вот и приехали… Уверена, что хочешь туда идти?

— Нам же туда и надо, так? Карта ведь у тебя.

— Ну, да, но… — он продолжал оглядываться кругом.

— Я совсем не нервничаю. Я много практиковалась, — сказала Лира. — Я уверена, мне разрешат присоединиться.

Нэтан странно на неё поглядел.

— Я не об этом беспокоюсь.

Лира поискала вокруг, где можно отсоединить пролегающий через грудь ремень, и, найдя, со щелчком освободила его. Она открыла дверь и вышла наружу, чувствуя, как у неё затряслись колени. Опёршись рукой о машину, она подождала, пока дрожь не успокоится, затем сказала:

— Чего ты ждешь? Пошли!

— Лира, тебе не кажется… — Нэтан окликнул её, но она уже взяла гитару и пошла к входной двери. Он вздохнул и вышел из машины, несколько раз проверив, запер ли он её.

Она оглядела косяк двери.

— У них его нет… — здесь не было дверного звонка, так что она постучала, сжав руку в кулак. Костяшкам было больно, ведь руки не так тверды как копыто.

— Я просто предупреждаю, что если что-то пойдёт не так, только скажи. Мы сразу поедем назад, — сказал Нэтан, махнув рукой в направлении машины.

Дверь отворилась, и за ней оказался человек выше Нэтана ростом и крепче на вид. Он поднял руку и сдвинул с глаз чёрные прямые волосы. Они были такой же длины, как и у Лиры.

— Эм… Я по поводу группы, — сказала Лира.

Он кивнул.

— Точно, точно… Ты та девушка, которая хотела прослушивание на место гитариста. Я тебя ждал. Заходи, поговорим.

Лира быстро последовала за ним, но Нэтан коснулся её руки.

— Ты уверена насчёт этого?

— Да ладно тебе. Он ведь такой же человек, как и мы.

— В этом я не сомневаюсь.

— Вы там идёте? — мужчина оглянулся на них.

— Ага! — Лира поправила рукой гитарный футляр на спине и поспешила в гостиную.

Мужчина пригласил их присесть на диван, а сам уселся в бугристое кресло напротив. Он кивнул Лире:

— Значит, это ты звонила? — он оглядел ее. — Выглядишь ты немного молодо.

— Всё нормально, мне шестнадцать.

— Ясно… Значит вчера я говорил всё-таки с тобой, — сказал он. — Можешь звать меня Рэндэл.

Его голос звучал похоже на тот, что она слышала по телефону, но всё равно было очень странно представить, что они уже разговаривали, но увиделись сейчас только в первый раз. Она обратила внимание на странный рисунок у него на футболке — необычно детальный даже для человеческой одежды. На нём, похоже, изображался человек-зомби, и были написаны красным слова «Iron Maiden».

— Ты главный в группе? — спросила Лира. Происходящее сейчас не было похоже на те прослушивания, на которых она раньше бывала. Но, в конце концов, то были прослушивания у пони.

— Надо сказать, я рад, что нашёлся наконец-то кто-то желающий стать нашим ведущим гитаристом. Группа не может ведь считаться целой без гитариста, не так ли?

— Хех… ага.

— Итак, значит ты?..

— Лира.

— Лира?.. — его голос подсказывал, что он ждал продолжения.

Она недоумённо посмотрела на него.

— Именно это я и сказала.

— У тебя есть фамилия, Лира?

— Нет. Просто Лира.

Лицо его какое-то время не выражало абсолютно ничего, а потом он рассмеялся.

— Что ж, ладно. Итак, Просто-Лира, у тебя есть какой-нибудь опыт выступлений?

— Ага. Куча, — она с гордостью улыбнулась. — Меня, кстати говоря, выбрали играть на королевском Гала, там, дома.

— Королевское Гала… — он откинулся на спинку кресла. — Ты что, британка?

Лира нахмурилась:

— Не, не думаю

— Ладно, короче, давай послушаем, что ты умеешь. В конце концов, важно только как ты играешь. Я прав?

— Ага…

Нэтан встал.

— Я пойду принесу усилитель из багажника. А ты приступай, Лира, — и он поспешил наружу.

Рэндэл поднял палец.

— А это был?..

— Мой друг Нэтан. Он одолжил мне гитару.

Она обратила внимание на закрученный чёрный узор на левой руке Рэндэла, который выглядел как дракон — наподобие тех, что она видела во время драконьей миграции, или когда Спайк вырос до взрослого размера. Это был единственный раз, когда она так близко видела дракона в полный рост.

— А как ты получил это?

— А, это? — он поднял руку и посмотрел на неё. — Хех. Проснулся однажды утром с жуткой головной болью и вот этой штукой. Кто вообще знает, что ещё в ту ночь произошло?

— Поразительно… — у этого человека не только была настоящая Метка, но он ещё и не знал, как её получил.

Он открыл дверь и провёл её в другую комнату.

— Мы обычно играем здесь. Я помогу тебе расположиться.

Он коснулся чего-то на стене, и целая другая стена с грохотом поползла вверх.

Снаружи Лира увидела Нэтана, тащащего усилитель к дому. Он зашёл в комнату, в которой они стояли, и огляделся.

— Ого. В буквальном смысле гаражная группа.

— Используем всё, что есть, — сказал Рэндэл.

Помещение это было чем-то вроде пристроенного к дому сарая для инструментов с монолитным каменным полом, запачканным чем-то чёрным. Лира занялась установкой усилителя. Ей было по-прежнему сложно запомнить, как его подключать — дома, чтобы не пришлось об этом лишний раз беспокоиться, она с самого первого раза постоянно держала его готовым к работе.

— Нужна помощь? — спросил Рэндэл, вскинув бровь. Он взял один из кабелей и воткнул его в стену.

— Нет, я… я думаю, я уже всё, — Лира опустилась на корточки, стараясь разобраться, какой провод куда втыкать. Наконец она нашла нужный конец, который защёлкнула на гитаре, и затем встала.

— Я готова.

— Ну, тогда давай послушаем, — он сделал шаг назад, сложив руки на груди.

Лира начала играть «Smoke on the Water». Это была последняя из заученных ею песен, и она же была её любимой. Она сосредоточила всё своё внимание на пальцах и на звуке гитары. Она практически забыла о двух людях, стоящих и наблюдающих за ней, и о грязной холодной комнате, в которой они находились. Когда ты действительно погружён в игру, нет никакой разницы между сараем для инструментов и концертным залом в Кантерлоте. Если она играет достаточно хорошо, ей не о чем беспокоиться.

Спустя несколько минут, Рэндэл поднял руку.

— Хорошо. Достаточно.

Лира остановилась и подняла голову. Сдвинув волосы с глаз, она спросила:

— Я хорошо играла?

— Ага. Замечательно, на самом деле, — сказал Рэндэл. — То есть, я, на самом деле, собирался тебя принять всё равно, как бы ты ни сыграла. Мы в последнее время немного отчаялись. Но это… как давно ты играешь?

— Почти всю жизнь, — формально, это ложью не было. Он ведь не спросил её, на чём она играла. Или как. Лира размяла пальцы. — А кого ты имел в виду под «мы»?

— Я тебя представлю остальным членам группы чуть позже. Репетиция будет в понедельник днём.

— Значит… я принята? — на лице Лиры начала медленно расти улыбка.

— Добро пожаловать в Crimson Thunder.[2]

Она не могла в это поверить. Человеческая группа. Она будет играть музыку с людьми!

Она подбежала и энергично пожала руку Рэндэла.

— Спасибо большое!

Он поглядел на неё немного расширившимися от удивления глазами.

— Ну, думаю, тогда увидимся.

— Ясно… в понедельник днём, — она кивнула, продолжая широко улыбаться.

Если бы Лира не пробыла здесь уже так долго, она бы приняла это за просто невероятно яркий сон. И что Бон-Бон подумала бы про неё теперь?












[1] CCR — Lodi [лол, первый же камент — Lyra brought me here. Плюсуем!]

[2] Если вы еще не осознали всей вторичности этой группы, почувствуйте же её сейчас. Каверов этой песни до дури существует, пожалуй, с самых первых дней существования Power Metal как жанра. Кто был первым? Hammerfall?