Автор рисунка: MurDareik
XV. Ещё многому предстоит научиться XVII. Самая лучшая ночь

XVI. Новое испытание

Казалось, Гранд Галопинг Гала было уже целую вечность назад, но на самом деле с тех пор не прошло и месяца. Столько всего произошло за это время... И всё же путь к дому Рэндэла на первую репетицию с группой показался Лире возвращением к знакомой рутине.

Когда Нэтан подвёл свою машину к дому, Лира увидела, что дверь гаража уже открыта, и в нём уже стоял Рэндэл с ещё одним музыкантом, настраивающим гитару. Рядом стояла незанятая ударная установка. Рэндэл увидел Лиру и помахал ей. Она улыбнулась и подбежала его поприветствовать. Нэтан задержался, чтобы достать из багажника усилитель.

— Привет! Я знал, что ты всё-таки придёшь, — Рэндэл повернулся к стоящему рядом человеку. — Майк, это Лира. Она теперь наш главный гитарист.

— Рада встрече, — она протянула руку, ожидая пожатия.

Человек, которого назвали Майком, какое-то время оглядывал её с головы до ног и ничего не говорил.

— Что-то она немного молода, мне кажется.

— Ну, да, ей… — Рэндэл задумался на мгновение. — Вылетело из головы. Сколько там тебе лет?

Лира медленно опустила руку, которую так и не пожал Майк.

— Шестнадцать.

— Точно, точно… — он кивнул. — Я думаю, если мы не будем упоминать на концертах её возраст, то никаких проблем не возникнет. И если она не будет ни от кого принимать напитки, никто к нам не прикопается.

— Ладно, — Майк просто пожал плечами.

— Мы с Майком основали группу. Потом нашли Кейси, с помощью тех объявлений — так же, как и ты на нас вышла. Майк у нас басист, Кейси — на барабанах. Без главного гитариста нам, ясное дело, на нормальный концерт надеяться нечего.

— Кстати, где он? Мы уже должны начинать. Думал, у барабанщиков дела с тактом должны быть получше, — он посмеялся над собственной шуткой.

— В том-то и дело. Барабанщик у нас всё-таки он, — Рэндэл повернулся к Лире и сказал:

— Не обращай на него внимания. Короче говоря, мы тут работали над несколькими песнями. В основном каверы. Кое-что из восьмидесятых, может быть ранних девяностых. Старые хиты, может ты их уже слышала.

Лира была совершенно точно уверена, что нет.

— Тебе придётся немного поработать, чтобы нас догнать, но в тот раз ты играла хорошо, — закончил он.

— Я очень быстро учусь, — сказала Лира.

— Рад слышать.

Ей снова попалась на глаза Метка Судьбы Рэндэла, и она всё ещё не могла понять, почему у других людей, которые ей встречались, её нет. И разве у неё самой не должно быть Метки, раз она получила её, пока ещё была маленькой кобылкой? Расположение казалось логичным — рука, вместо бедра, которое обычно скрыто у людей под одеждой. Ей было интересно, в чём же именно заключается талант Рэндэла, раз он получил Метку в виде дракона.

Нэтан подошёл к ней сзади, неся с собой усилитель. Он поставил его у её ног.

— Привет, Рэндэл… — он слегка кивнул, бросив взгляд на Майка и, затем, на дверь. — Ничего, если я подожду внутри? Как долго будет идти репетиция?

— Где-то пару часов. Можешь посмотреть телек, если хочешь. Не трогай холодильник, — сказав это, он ткнул в направлении Нэтана пальцем, подчёркивая свои слова.

Нэтан пожал плечами.

— Ладно. Увидимся позже, — он направился в дом и, обернувшись на Лиру в последний раз, закрыл дверь.

Он ей ранее сказал, что не может просто бросить её здесь и уйти. Она не могла понять, почему он так нервничал. Но для неё это было удобно, так что она была благодарна за заботу.

Лира скинула с плеча футляр и раскрыла его. На полу валялся клубок проводов, через который она переступила, подключив свою гитару. Чтобы опробовать настройку, она сыграла пару нот.

— Итак, у нас теперь есть гитарист… вроде, — сказал Майк. — Когда у нас будет управляющий? Никакой группы не будет, пока мы не выбьем себе концерт.

— Я этим занимаюсь. А пока, у меня есть несколько контактов, так что мы, может, сможем выступить уже скоро, — сказал Рэндэл.

Удовлетворившись качеством звучания гитары, Лира стояла, ожидая, когда они, наконец, начнут. И какую песню они будут играть? В этом была некоторая сложность.

— Эй, Рэндэл? — сказала она. — У тебя, случаем, нет, ну, знаешь, нотных листов? Я не совсем понимаю, что вы играете…

— Имеешь в виду табулатуры? Конечно. Они наверняка где-то тут завалялись. Пойду поищу, — он пошёл в дом.

Пока они его ждали, Майк не проронил ни слова. Он притворялся, будто делает что-то со своей бас-гитарой, хотя она, очевидно, была давно уже настроена и готова. Стояла тишина, не нарушаемая ничем, кроме идущих из его усилителя низких нот. Лира не могла решить, стоит ли ей попытаться с ним заговорить, или нет.

Спустя несколько минут вернулся Рэндэл.

— Вот они. Мы сейчас работаем над парочкой. Тебе, наверное, стоит потренироваться самостоятельно, чтобы догнать.

Она оглядела гитарные аккорды или, по крайней мере, именно так их здесь называли, и увидела, что у них не было ничего общего с обычной нотной грамотой; впрочем, большинство обозначений было таким же, как и в Эквестрии. Едва ли это можно считать совпадением — по крайней мере, не большим, чем совпадения в названиях стран, в языках и прочих вещах, о которых она читала в книгах по эквестрийской истории. Впрочем, сейчас это было просто удобно.

Снаружи, производя целое множество странных рычащих звуков, подъехала грязная машина, бывшая когда-то, наверное, синей. В сравнении с ней, машина Нэтана выглядела роскошной, даже несмотря на то, что он часто шутил о том, какая она развалюха. С переднего сидения машины вылез незнакомый человек — мужчина-блондин с клочковатой бородкой — и зашёл к ним в гараж.

— Кейси! Наконец-то добрался, а? — сказал Рэндэл.

Новоприбывший уставился на Лиру.

— Кто это? Твоя младшая сестра? Безумная прическа, кстати, — улыбнулся он. Лира не знала, как ей это воспринять.

— Наш новый гитарист, — сказал Рэндэл.

— Вы серьезно? То есть, кто она такая вообще?

— Меня зовут Лира. Не могу дождаться, чтобы с вами выступать, ребята! — она выставила руку, и Кейси автоматически её пожал.

— Слушайте, я знаю, вы уже в отчаянии, но это же ребёнок, — сказал он.

— У меня есть профессиональный опыт, — заявила Лира.

— Ты мне уже так и сказала, — сказал Рэндэл. — Ты поймешь, едва её услышишь, Кейси. А теперь, давай начнём. Как вернулся с работы, мне всё не терпится вернуться к репетициям.

— Ладно. Пофигу. Давай начнём уже, — Кейси занял своё место за ударной установкой.

Все, кроме Рэндэла, выглядели почти такими же отстранёнными, как и музыканты на Гала. Лира почувствовала неприятное сильное дежавю. Так было, пока они не начали играть первую песню. Она впервые видела табулатуры, но уже понимала, как они должны звучать. Риффы были простыми, с одинаковыми аккордами, повторяющимися на протяжении всей песни.

Когда они закончили, опустилась тишина, которую никто не хотел нарушать. Последняя нота, казалось, блуждала по гаражу ещё долго. Может быть, это было просто эхо.

— Ты точно в первый раз играла эту песню? — медленно произнёс Майк.

Лира кивнула.

— Ага, но мне кажется, я немного запуталась на втором куплете. Можем попробовать ещё раз?

— Откуда ты её достал? — спросил Кейси.

Рэндэл бросил взгляд на двух других музыкантов и сказал:

— Я же говорил, — затем он снова дал отсчёт, и они начали заново.





Репетиция длилась несколько часов. Но, казалось, время пролетело мгновенно. Рок-музыка была короткой, запоминающейся и энергичной. Совершенно ничего похожего на монотонные классические композиции, которые Лира всегда раньше играла в Кантерлоте — сложные, но зачастую быстро забывающиеся.

Лира снова сидела в машине Нэтана: они ехали домой. Ей по-прежнему было трудно привыкнуть к быстрому движению повозки, которая каким-то образом ехала сама по себе. На этот раз, впрочем, она чувствовала себя лучше, чем в первый. Как и ко всему человеческому, к этому просто надо было привыкнуть. Она напомнила себе, что ещё ни разу не видела, как какая-нибудь из этих штук летела куда-нибудь без управления, как её яблочная повозка. Но представить себе такое было довольно легко.

— Я там написал Одри, спросил, можем ли мы куда-нибудь сходить, — сказал Нэтан. — Чтоб отметить, пожалуй, хотя, если честно, мне просто скучно. И родителям совершенно всё равно, когда я приду домой.

— Звучит здорово, — сказала Лира. Но потом поняла, что это, возможно, означает ещё больше поездок на машине.

Они остановились у дома Одри только чтобы Нэтан позвонил ей в дверь. После чего, они, уже втроём, направились в место, которое люди называют «молл». Лира сказала, что никогда раньше не бывала в подобном месте, но они уже, похоже, привыкли к таким заявлениям.

Они остановились на открытой площадке, заполненной рядами неподвижных машин. Лира первая вышла из тесного автомобиля, чувствуя равно как облегчение от возможности размять ноги после тесного сиденья, так и любопытство о том месте, куда они прибыли.

Здание было огромным — оно бросало вызов самому Кантерлотскому замку: даже правительственное здание самих людей казалось по сравнению с ним маленьким. И едва они вошли внутрь, открывшееся зрелище перехватило дыхание Лиры. Вся эта постройка целиком состояла из множества маленьких магазинчиков, и их было больше, чем домов во всём Понивилле. Такого оказалось достаточно, чтобы впечатлить кантерлотскую пони, или, правильнее всё же сказать, кантерлотскую девушку богатством выбора.

Нэтана насмешило восхищенное удивление Лиры. Что он, что Одри, оба вели себя в этом месте совершенно привычно, и здешние виды и звуки их не впечатляли. Впрочем, равно как и всё это великое множество других удивительных вещей в их родном мире.

— Как насчёт китайского? — спросил Нэтан.

— Я бы сейчас предпочла суши. Китайский ресторанчик здесь так себе, — сказала Одри, поморщившись. — На самом деле я, кажется, отравилась там в прошлый раз.

— Ой-ой. Ладно, значит, похоже, мы сегодня сама утончённость, — сказал Нэтан.

— Мне всё подойдет… почти, — сказала Лира. Она уже потеряла счёт разным блюдам, которые ей довелось попробовать, особенно — десертам. — А здесь есть… эм…

Одри поняла, что она пыталась сказать.

— У них есть несколько блюд для вегетарианцев, — сказала она. — Если ты, конечно, не ешь рыбу. Я знаю, что некоторые вегетарианцы делают для неё исключение.

Лира содрогнулась.

— Нет, я… я лучше буду придерживаться овощей.

Они прошли мимо цветочного магазина и салона красоты. Здесь действительно можно было найти всё. Ей это напомнило цветочную стойку, которую Роузлак устанавливала в рыночные дни, и заведение Алоэ и Лотос, в котором она бывала несколько раз с Бон-Бон…

Ресторан находился на втором этаже, перед балконом. Над и под ним располагалось ещё несколько уровней магазинов, все как один заполнены людьми. Лира облокотилась об ограждение и посмотрела вниз, на выложенный мозаичной плиткой пол, сияющий в идущем сверху солнечном свете.

— Ты идёшь? — позвала её Одри. Лира повернулась и направилась ко входу в ресторан, где они её ждали. Меню висело там на стене. Одри, указав на него пальцем, сказала:

— Хорошие новости. Вегетарианская часть меню на самом деле даже дешевле, чем обычная. Я, наверное, даже попробую сама.

— Обычная… — пробормотала Лира. Для людей есть мясо — это нормально. Она когда-нибудь сможет к этому привыкнуть?

По-прежнему трудно было принять, что большинство людей предпочитает есть мясо. Они при этом прекрасно знали, откуда оно к ним попадает. Но… ведь многие животные едят мясо. Им это необходимо для существования. Так же, как и для некоторых животных необходимо есть растения или драгоценные камни.

Они сделали свой заказ на стойке. Лира уже хорошо освоилась в разговорах с людьми — а ведь ещё совсем недавно, только лишь от того, что она находилась рядом с человеком, у неё пересыхало во рту. А теперь это повседневность. Она чувствовала, что уже вживается в этот мир.

Они уселись за один из столиков. Хотя сам молл был заполнен людьми, все столы в этом ресторане были свободны.

— Итак, как идут дела с группой? — спросила Одри. — У тебя, кажется, хорошее настроение.

— Прекрасно! Рэндэл сказал, что они будут делать каверы. То есть, играть музыку, которую написали другие группы, — сказала Лира. — Я и не думала, что группы пишут музыку сами себе. Так делают все?

— Хорошие группы — да, — сказал Нэтан. — Те, что становятся знаменитыми.

— Впрочем, он сказал, что его собственные песни не слишком хороши, — сказала Лира. — Мне кажется, это тяжело. Писать музыку и играть её? Это действительно… должно отнимать кучу сил, ведь так?

— Думаю да. Мне кажется, я слышал там «Guns’n Roses», — сказал Нэтан.

— Ты знаешь эту песню? Эта музыка, над которой мы работаем, совершенно отличается от той, что я раньше играла. Эта громче. Но я, в общем-то, не против, — сказала Лира. — Мне кажется, другие члены группы репетировали гораздо дольше меня, но я, наверное, просто буду больше тренироваться дома, чтобы их догнать.

— Ага, по поводу этих членов группы… — сказал Нэтан. У него не было толком возможности с ними пообщаться. Он ждал в доме, пока они не кончили играть.

— Все в группе очень хорошие. Но я там самая молодая, — сказала Лира. — Я была, на самом деле, удивлена.

— Большинство ребят нашего возраста сосредоточено на школе, — сказала Одри.

— И правда… — Лира кивнула. Она об этом забыла.

— Судя по виду, им всем за двадцать, — сказал Нэтан. — Я удивлён, что Рэндэл вообще разрешил тебе присоединиться.

— Думаю, я всегда была моложе остальных по… музыкантов, с которыми мне доводилось играть. Всегда так было, — музыканты на Гала все были старше её на несколько лет и, к тому же, они, судя по всему, регулярно играли на этом мероприятии. И всё же эти люди — насколько они её старше? Шесть или семь лет? И эта разница была почти незаметна.

— Точно. Юное музыкальное дарование с загадочным прошлым, — сказал Нэтан.

Одри вздохнула, хотя и не сказала ничего на эту тему. Она открыла конвертик из тонкой бумаги и достала из него две длинные деревянные палочки. Лира практически забыла о своём голоде, наблюдая за тем, как Одри, уверенно двигая пальцами, принялась подцеплять этими палочками кусочки еды.

— А что это такое? — Лира указала пальцем на них.

— Мне кажется, это ролл с авокадо…

— Нет, я имею в виду, эти штуки, которыми ты ешь.

— Палочки?

— Я никогда не понимал, как ими пользоваться, — сказал Нэтан. — Слишком много сложностей. И нам всё равно ведь выдали вилки.

Он ткнул вилкой в кусок у себя на тарелке.

Лира не слушала его. Она сосредоточенно наблюдала за сложными движениями рук Одри. Это был вызов. И, похоже, это было весело.

Она опустила взгляд на свою тарелку, оглядывая её края. Вот! У неё тоже лежал этот бумажный конвертик, и она разорвала его, вытащив палочки. Отломив их друг от друга у основания, она поднесла их к лицу, внимательно изучая.

— Ты ими когда-нибудь пользовалась? — сказала Одри. — Впрочем, это же глупый вопрос, да? Конечно же не пользовалась.

— Я даже не видела ничего похожего, — сказала Лира, не поднимая взгляда. Она пыталась сообразить, как их держать — у Одри это получалось очень просто. В их устройстве, впрочем, не было никакого секрета. Это были просто гладкие деревянные палочки. Люди наверняка придумали их для того, чтобы испытывать мастерство, или что-нибудь в этом роде, как способ показать свою ловкость. Это было единственное объяснение, которое вообще пришло в голову Лире.

— Ты немного увлеклась, Лира, — Нэтан смотрел на неё, забыв про еду.

Она ничего не ответила. Все её внимание было на этих маленьких деревянных палочках, и на том, как уложить их меж пальцев так, чтобы не уронить, и при этом, умудриться что-нибудь подцепить. Это было практически невозможно.

— У тебя… у тебя же есть вилка, в конце концов, — сказал Нэтан. — Ты ведь знаешь, да?

— Я пользовалась вилками всю свою жизнь. А это что-то новое, — она ещё раз неловко подёргала палочками, и они снова выпали из руки. Она подобрала их с тарелки, и попыталась опять.

Одри протянула руку через стол.

— Давай покажу. Возьми эту вот так… — она положила палочку между большим и указательным пальцем Лиры. — А теперь двигай только второй.

Выбрав один суши, Лира попыталась его подобрать. Он выпал. Она попробовала ещё несколько раз, и снова с тем же результатом. В итоге, она опустила голову и ухватила его ртом.

Нэтан похлопал в ладоши.

— Отличная работа.

Лира широко улыбнулась.

— Поймала, — затем скорчила лицо. — Что это такое?

Вкус был странным. Не неприятным, но неожиданным.

— Думаю, это просто авокадо и огурец. А, и водоросли, — сказала Одри. — С этим ведь… проблем нет?

— Нет. Хотя я никогда не ела водоросли. Откуда они их взяли? Здесь поблизости океан?

— Хотелось бы. Айова так далеко от моря, как только можно себе представить, — сказал Нэтан.

— И это… там где мы находимся, — медленно произнесла Лира, смотря на него. — Очевидно.

— Конечно, — нахмурилась Одри. — Лира, ты ведь знаешь, где мы…

— Я пошутила, — Лира неловко улыбнулась и помахала рукой. — Конечно же я знаю, где я нахожусь. Я не настолько тупая.

Она нервно рассмеялась, но их это, похоже, не убедило.

Айова? Ей показалось, что слово звучало знакомо, может быть, люди упоминали его несколько раз. Это, должно быть, один из регионов Франции. Она давно не смотрела на карту, но она помнила, что у Франции есть пара морских берегов. Де-Мойн тогда должен быть где-то по центру. Просто так взять и попросить карту без причины было бы непросто. Они и так уже заметили, что она не такая, как все.

Она снова попыталась ухватить еду палочками: подобрав кусочек, она подняла его уже почти до рта, но он выскользнул и упал обратно на тарелку.

— Конские яблоки… — выругалась она тихо.

Одри сдавленно хихикнула.

Что ты сказала?

— О, э… ничего! — воскликнула Лира. — Ничего не сказала.

Она снова попыталась подобрать суши, и на этот раз успешно.

— Что твои родители думают насчёт того, что Лира уже так долго у тебя живёт? — спросил Нэтан. — В смысле, она же здесь уже сколько? Больше недели?

— Они, кажется, не против… — сказала Лира, затем глянула на Одри. — Я им нравлюсь, да?

— Ну, да… Они определённо к тебе привыкли, — сказала Одри. — Я уверена — они явно тебе благодарны за помощь по дому, а работа в саду, похоже, возместила все неудобства от громкой музыки.

— Мне нравится работать руками, — Лира легко улыбнулась. Заботы по дому не казались ей работой — они были просто ещё одной возможностью узнать, как людям получается жить без магии. И, как оказалось, очень даже неплохо. Надо сказать спасибо их инструментам, часть из которых она узнала по памяти об Эквестрии. Очевидно, пользоваться лопатой проще, когда её можно ухватить за черенок как положено.

— Здорово. Они тебе платят? — спросил Нэтан.

— Ну, да… — проговорила Лира. Но она делала это не из-за денег. Честно говоря, она даже удивилась, когда они предложили ей оплату за помощь, но всё равно приняла деньги.

— Можно сказать, мне теперь кажется, будто она всегда с нами жила, — улыбнулась Одри.

Лира должна была признать — она была права. Прожив здесь уже столько времени, она начала ощущать, что это не странный чужой мир, а, скорее… дом. И всё же, она по-прежнему чувствовала, что ей необходимо выяснить, кто она и откуда она родом. Если, конечно, это вообще возможно. Одри нашла каким-то образом дом Рэндэла на своём компьютере, так, может, она сможет найти и дом её родителей?

Вернувшись к еде и к этим поразительным деревянным палочкам, она старательно принялась за попытки подобрать следующий ролл. Бросив взгляд на тарелки друзей, она обнаружила, что они все уже пусты.

— Похоже, мы здесь задержимся, — сказал Нэтан, глядя в окно на крыше. — Конечно-конечно, можешь не торопиться, Лира, времени полно.

Рано или поздно она научится пользоваться этими палочками.





Репетиции шли как обычно — каждый понедельник, четверг и пятницу. Это были дни, в которые, как сказал Рэндэл, рабочие расписания членов группы не конфликтовали друг с другом. В каждый из этих дней к дому подъезжал Нэтан, Лира собирала сумку и выходила к машине с гитарой на спине.

Дневник по-прежнему был при ней — если Одри или её родители случайно найдут его валяющимся в комнате, ей будет слишком сложно объяснить им, что это такое. Так что лучше просто держать его при себе. И она по-прежнему делала в нём заметки. Совсем недавно она заполнила целую страницу инструкцией о том, как пользоваться палочками.

В один замечательный день она последней пришла на репетицию. Майк и Кейси уже расположились в гараже, но Рэндэла нигде не было видно.

Лира проверила и настроила гитару, подключила её и сыграла несколько аккордов. Располагаться для репетиции в гараже Рэндэла уже казалось ей самим собой разумеющимся делом. Конечно, гараж нельзя было сравнить с серьёзной сценой, особенно вроде той, что была в Кантерлотском замке, или даже просто с приличной репетиционной комнатой, но ведь рядом с ней были люди. И это компенсировало все неудобства.

Она достала из сумки лист с табами, которые Рэндэл дал ей, и ещё раз перечитала песню. Они одновременно работали сразу над несколькими композициями.

— Итак, народ, я только что получил звонок, — Рэндэл распахнул дверь в дом и вышел наружу. У него было отличное настроение. — Через две недели мы будем играть на фестивале. Перечислил им песни, над которыми мы тут работали, и они согласились.

— Правда? — сказал Кейси. — У нас осталось совсем мало времени.

— Лира, я тебя должен попросить удвоить усилия, — Рэндэл указал на неё пальцем. — У тебя талант, но это событие уже совсем скоро, так что надо всё отточить. Майк и Кейси — хорошо работаете, но можете лучше. Мы всегда можем лучше.

Майк кивнул.

— Конечно. Знаю.

— А теперь те песни, которые играли в последний раз. Давайте отполируем их до совершенства. Нам, возможно, за это даже заплатят, так что не отлынивать.

Оплачиваемое выступление? Лира знала, что Рэндэл намеревался продвигать их куда-нибудь, но она не ожидала, что это будет так скоро. Мысль о том, что она вот-вот снова окажется на сцене, перед залом полным, ни много ни мало, людей, была невероятна, даже несмотря на то, что она такое ожидала рано или поздно.

— Начнём тогда с Highway to Hell, — Рэндэл дал отсчёт, и Лира начала играть.