Автор рисунка: BonesWolbach
XXVII. Хаос XXIX. Меж двух миров

XXVIII. Дружба

— Рэндэл?

Он был, возможно, последним человеком, кого Лира ожидала здесь увидеть. Она лишь смутно представляла себе, где располагается Нью-Йорк, но если она именно там и оказалась, то её, скорее всего, отделают от Де-Мойна сотни миль.

— Что ты здесь делаешь, Лира? Ты же слышала о том, что тут происходит, так?

— Это… не Де-Мойн, — сказала она.

— Ох, ты в порядке? — Рэндэл прищурился с беспокойством. — Я знаю, в последнее время люди ведут себя странно, но ты-то себя нормально чувствуешь?

— Странно? Как странно?

— Ну вот, например, мой двоюродный брат. Я остановился у него, но… — Рэндел вдруг замолчал. — Ты действительно выглядишь не очень.

— Со мной всё нормально. У меня просто был тяжёлый день, так сказать. Но я в порядке. Скоро всё закончится, — она оглянулась кругом. — Это Нью-Йорк?

Он кивнул, по-прежнему подозрительно её оглядывая.

— Ты этого не знала?

— Ну, нет, — Лира продолжала оглядываться. — А что ты здесь делаешь?

— Как я и говорил, у меня тут живёт двоюродный брат. Он сказал, что знает кое-каких людей, через которых я могу продвинуть группу. А недавно он вдруг начал себя странно вести, буквально только сегодня. Начал на меня кричать, мол, я хочу им воспользоваться. Я пошёл прогуляться, чтоб дать ему остыть, и вот тогда начали твориться действительно странные вещи, — Рэндэл пожал плечами. — Может, это я с ума схожу, не знаю.

Лира помотала головой.

— Нет, не ты, — сказала она. — Но вот твой двоюродный брат… Он ведь обычно не такой?

— Нет, он обычно вполне нормальный. Не знаю, что в него вселилось.

— Всё как и в прошлый раз… — сказала Лира. Дискорд в самом деле собрался извратить людей. Она ещё не видела результатов своими глазами, но рассказ Рэндэла это доказывал.

— Что как в прошлый раз?

— Всё будет нормально, — Лира посмотрела на небо. Пару минут назад снова зашло солнце. Трудно было сказать, сколько времени она уже здесь пробыла.

— Как знаешь, — он пожал плечами. — Некоторые говорят, что это конец света. Не знаю, думал, будет больше огня и восстающих из-под земли демонов. Недавно я видел, как фонари превратились в мятные конфеты. То есть, в самые настоящие конфеты!

— Бывает, — сказала Лира.

— Ты это тоже видела? Ну, думаю, все видели.

— Ага…

— Знаешь, когда ты уехала из города, до меня реально допёрло. Ты Лира Микелакос. То есть, ты, наверное, серьёзно, как в сказку попала, когда вернулась домой, — сказал Рэндэл. — И ты ведь в своё время пришла ко мне, чуть ли не попрошайничая.

— Ага, было довольно здорово, — отвлечённо ответила Лира.

— У нас какое-то время был другой гитарист, но он оказался не настолько хорош. Не приходил на репетиции и вообще несерьёзно относился. Если хочешь, Лира…

— Лира!

Она повернула голову на звук. Наверх, так как именно оттуда и раздался голос.

Ну наконец-то! Я тебя везде искала, — сказала Рейнбоу Дэш, рухнув на землю рядом с ней. — Все эти люди на одно лицо. Хорошо, что твоя грива выделяется, а?

— Дэш? Что происходит? — сказала Лира. — Погоди, вы…

Рейнбоу Дэш закусила губу.

— Видишь ли, в этом-то и проблема… Элементы на этот раз на нём не сработали. Он слишком силён.

Лира разинула рот.

— Что?

— Эм, Лира… — сказал Рэндэл. — Тут это… с тобой разговаривает... летающая лошадь.

Рейнбоу Дэш повернулась к нему, потом снова поглядела на Лиру.

— Ты этого человека знаешь?

— Ага, мы выступали вместе с ним в группе, в Де-Мойне. Но погоди, чего ты говоришь про Дискорда? Элементы должны были сработать. Обязаны.

— Остальные сказали, чтобы я полетела вперёд и нашла тебя. Мы должны вернуться назад в Эквестрию, и как можно скорее.

— Я видел довольно безумные штуки и раньше. Но эта, пожалуй, уже перебор, — сказал Рэндэл. Он указал на Рейнбоу Дэш. — Лира, ты понимаешь, что это не нормально, да?

— Ага, хотела бы я посмотреть на «нормальное» для человека, — сказала Рейнбоу Дэш, закатив глаза. — Дождаться не могу, чтобы убраться отсюда подальше. Здесь толком не развернуться в полёте из-за этих домов, куда ни плюнь.

— Рэндэл, это… это Рейнбоу Дэш. Она моя подруга из… дома.

— Я думал, ты из Пенсильвании, — сказал Рэндэл.

— Ну, да, но… — Лира застонала. — Я и так уже объясняла это предостаточно, — сказала она и повернулась обратно к Рейнбоу Дэш. — Мне всё равно, что вы будете делать, но нам надо остановить Дискорда. Должен быть ещё какой-то способ.

— Элементы работали на полную мощь. Если они не смогли его остановить, я не знаю, что ещё может.

— Я тоже не знаю, — признала Лира. — Но мы должны что-нибудь придумать.

— Например? — Рейнбоу Дэш вскинула бровь. — Слушай, Твайлайт только сказала мне тебя найти, чтобы ты могла отправить нас назад с докладом Принцессе. Я собираюсь её отыскать, так что никуда не уходи. Поняла?

Прежде чем Лира успела вставить хоть слово, Рейнбоу Дэш уже улетела. Она повернулась к Рэндэлу. Он стоял на том же месте, глядя на неё широко распахнутыми глазами.

— Так… о чём тут была речь? — проговорил он.

— Долгая история, но этот хаос вызван кое-кем по имени Дискорд. Он хочет… ну, заставить людей вымереть. Снова. Это ещё одна долгая история. Рейнбоу Дэш и другие пони должны были его остановить. Поверить не могу, что не сработало…

Лира скрестила руки на груди и уставилась себе под ноги.

— У тебя в друзьях говорящие лошади.

— Я была одной из них, в некотором роде.

— Это конец света, и говорящие лошадки должны нас спасти, — сказал Рэндэл. — Думаю, это не самая странная вещь, которую я за сегодня слышал.

— Хорошо. Я бы не хотела всё это объяснять ещё раз, — сказала Лира.

На этом, похоже, тема пока что была исчерпана. Рэндэл просто не мог придумать, что ещё можно сказать и только пробежался пальцами сквозь сальные волосы. Лира оглянулась кругом, ища взглядом Рейнбоу Дэш и остальных. Но на глаза ей не попалось ничего, кроме ярко-жёлтой машины, прошагавшей под связками бананов, которые, возможно, в прошлом были светофорами.

Пони собираются просто сдаться и бросить людей на вымирание. Лира не могла в это поверить. Конечно, они не знали здесь ни одного человека… Но она же не могла позволить такому случиться с её друзьями. Её семьей. Люди, или, по крайней мере, большинство из них, были хорошими, и Лира не могла так просто на это махнуть рукой.

Спустя всего несколько минут появилась Рейнбоу Дэш, ведя остальных за собой.

— Их, оказывается, больше, — сказал Рэндэл, подняв на них глаза. Его голос был лишён эмоций.

— Лира… — сказала Твайлайт. — Мне жаль. Но мы больше ничего не можем поделать.

— Я это всё уже слышала, — нахмурилась Лира.

— Лира, мне правда жаль. Но тебе надо отправить нас назад, — сказала Твайлайт. — У тебя твоя подвеска с собой?

Лира сунула руку в карман, чтобы достать подвеску, но остановилась.

— Нет. Вы должны найти другой способ. Должно быть ещё что-то, что мы можем сделать.

— Единственный раз Элементы не сработали, только когда мы были… ну, не в себе, — сказала Эпплджек. — Они должны были здесь сработать, но не сработали. Сама поверить не могу, но наших сил на этот раз не хватило.

— Ты слышала, что сказала Принцесса Селестия перед тем, как послать нас сюда? Дискорд черпает из людей слишком много силы. И в этом мире их целая куча, и все дают ему силу… — Твайлайт поглядела на Рэндэла, как будто она только что заметила, что он здесь стоит.

В голове у Лиры вдруг загорелась идея. Она поглядела на ожерелье, надетое на Рейнбоу Дэш.

— В этом-то всё и дело, получается… — она потёрла подбородок.

— В чём?

— Я хочу позаимствовать у вас ваши ожерелья. И корону, — сказала Лира, обернувшись к Твайлайт.

Твайлайт разинула рот.

— Что? Позаимствовать? О чём ты говоришь?

— Элементы Гармонии. Я собираюсь их у вас взять ненадолго, — сказала Лира.

Твайлайт яростно замотала головой.

— Лира, ты вообще понимаешь, что говоришь? Ты не можешь просто взять и позаимствовать Элементы Гармонии!

— За время, которое я провела, будучи человеком, я нашла нескольких друзей, которые столь же хороши, как и любой знакомый мне пони. Если люди придают сил Дискорду, то мы же можем её у него и забрать, — сказала Лира.

— Эм… Что вообще происходит? — сказал Рэндэл.

— Ты же мне поможешь, да? — Лира резко развернулась лицом к нему. — В смысле, мы не можем это сделать, пока не соберемся все вместе…

Она начала считать, загибая пальцы и бормоча себе под нос:

— Как быстро, как думаешь, сюда сможет добраться Одри? И Нэтан тоже.

— Эти ребята, у которых ты жила в Де-Мойне? — Рэндэл почесал голову.

— Ага.

— Это долго. Аэропорты закрыты, по крайней мере, те, что поблизости от Нью-Йорка, — он оглянулся на пони, затем снова посмотрел на Лиру. — Я по-прежнему не понимаю, что тут происходит.

— Но они могут приехать сюда на машине, так?

— Думаю… да, но зачем они нам? — сказал Рэндэл.

— Нас должно быть… шестеро. Мне кажется, у нас получится всё сделать как надо… — сказала Лира, затем кивнула. — Да. Если сможем свести всех вместе. Мне нужно кое-кому позвонить.

Твайлайт помотала головой.

— Первые попавшиеся пони не могут воспользоваться Элементами Гармонии. Это могущественные магические артефакты, которые…

— Вы ими воспользовались в тот же день, когда познакомились, — напомнила Лира.

— Ну, да, но… Всё-таки, ты же человек. Вы даже не способны на элементарную магию!

— Лира, я понимаю, что ты не хочешь покидать это место, но у нас ведь теперь нет никакого выбора, да? — сказала Рэрити. — Я бы порекомендовала тебе вернуться с нами.

— И что? Ждать, пока Дискорд не покончит с этим миром и не последует за нами в Эквестрию? — сказала Лира. — У нас есть ещё один шанс. Мы должны попробовать.

Твайлайт обменялась взглядами с остальными.

— Ох, Твай, я думаю, ты понимаешь, как работают Элементы, лучше, чем все мы. Я доверюсь в этом тебе, — сказала Эпплджек.

С некоторым усилием, Твайлайт наконец смогла выдавить:

— Что ж… Ладно. Но мы останемся здесь.

— Ч-что? Я правда не хочу здесь больше оставаться… — сжавшись, сказала Флаттершай. — На самом деле, я хочу уйти. Прямо сейчас.

— Ну, мы не можем просто отдать Элементы людям и уйти, — сказала Рейнбоу Дэш. — Но лучше с этим не затягивать.

— Мы остаемся здесь, пока Дискорд вытворяет тут все свои штуки? — сказала Пинки. — Будет весело!

— На самом деле, раз уж вы так решили… — Лира задумалась на мгновенье. — Рэндэл, ты сюда приехал на машине? Той большой, на которой ты возишь оборудование для группы?

— Ну, да, — сказал он, затем добавил: — Если она ещё, конечно, не отрастила крылья и не улетела.

В любой другой день это прозвучало бы как сарказм.

— Круто. Тогда мы ненадолго вернёмся в Филадельфию. Я думаю, здесь уже стало слишком опасно оставаться дольше необходимого. Пол и Моника в любом случае там, и, мне кажется, они нам понадобятся…

— Мы берём… твоих друзей с собой? — он указал на пони.

— Конечно.

— Для перевозки лошадей обычно используют специальные прицепы. У меня таких нет.

— Это не лошади из нашего мира. Всё нормально, — она оглянулась на группу. — Хотя, наверное, будет тесно.

— Что ты имеешь в виду? — удивилась Твайлайт. — Лошади?

— А… куда мы идём? — спросила Флаттершай.

Лире этот момент напомнил один случай несколько месяцев назад. Как она пристегивалась на переднем сиденье машины Нэтана, и как она чуть не получила инфаркт, когда они вдруг поехали вперёд по улице. А у этих пони сейчас даже не будет преимуществ, которые дают ремни безопасности.

— Это будет ваша первая поездка в машине… просто расслабьтесь и постарайтесь не паниковать слишком сильно.




К концу учебного дня уже возникло несколько слухов касательно странных вещей, творящихся на Восточном Побережье. В основном в Нью-Йорке, но и в окружающих его местах в том числе. Одри на тот момент на это внимания не обращала — всё это выглядело как шутка.

Но уже чуть позднее, вечером, она сидела перед компьютером, читала сообщения и рассматривала фотографии, накопившиеся за последние несколько часов. Новые посты, казалось, возникали, едва она успевала прочитать предыдущие. Интернет был буквально переполнен новостями на эту тему.

Одна из фотографий, на которую она обратила внимание, показывала часть улицы, превратившуюся в череду вздымающихся вверх один за другим, как американские горки, холмов. Аптека и вещевой магазин позади этого странного образования казались нетронутыми. Она увеличила фотографию и, сощурившись, приникла к экрану. Фото не казалось отредактированным, хотя она, впрочем, в этом не разбиралась.

У неё зазвонил мобильник.

Она взяла его и откинула крышку.

— Да?

— Ты это видела, да? — раздался голос Нэтана. — Ту ерунду, что творится в Нью-Йорке?

— Ага… что-то странное, — сказала она. Она прочитала, что фотограф написал про этот снимок — что это образование возникло внезапно, но выглядело при этом, будто так всегда здесь и было. По такой улице можно было бы проехать, если, конечно, с вашей машиной ничего не случилось. На некоторые машины эта неведомая сила тоже подействовала, причём так же непредсказуемо — как угодно, начиная от обращения в тряпку, кончая внезапным оживлением.

— Я думал, это всё мистификация — какой-то очень изобретательный прикол… а теперь не знаю, что думать, — сказал он. — Об этом сейчас говорят на CNN и не только. Не думаю, что кто-то может взломать все главные новостные каналы.

Одри кликнула на ссылку с очередной партией фотографий. Ссылка вела на форум, где люди задавали те же самые вопросы, которые мучали её саму.

— Всё это выглядит довольно… — она задумалась в поиске подходящего определения. — Мультяшно.

— Я всё ещё не знаю, убедило меня это всё или нет, но должен признать, чем дольше я на это гляжу, тем достовернее всё выглядит, — сказал он.

— Стыдно признаться, но… да, — сказала она.

Один из пишущих на форуме выдвигал аргументы своим сомнениям: Фотошоп, толпа фейковых аккаунтов, управляемых несколькими людьми и, конечно, взломы. Так что можно было сказать, что они не были одиноки в своих подозрениях. Но чем дальше, тем больше такие сообщения казались отчаянной попыткой отрицать нечто совершенно очевидное.

— А ты видела те фотографии с Таймс Сквер? — спросил он.

— Которые? — Одри попыталась вспомнить. — Ожившие рекламные щиты или летающие тележки с хот-догами?

— Нет, новые. Табун единорогов. Их засняло уже несколько людей.

— Единорогов… — это затронуло нечто в памяти Одри. — Нет, их я ещё не видела.

— Ага. Все разноцветные. А парочка ещё и летала, — сказал Нэтан. — Люди буквально только что начали их упоминать, примерно полчаса назад — но уже выложены десятки фотографий.

Она ввела фразу «таймс сквер, единорог» в поле поиска, и оглядела картинки. Действительно, было выложено множество разных фотографий. Если это всё фотошоп, то тот, кто это сделал, потратил на это реально много времени и сил.

— Я просто не знаю, что об этом и думать, — продолжил Нэтан. — Я слышал, некоторые туда едут, чтобы самим посмотреть. В основном фотографы, но и просто зеваки тоже.

— Погоди минуту… — Одри нажала на одну картинку. Увеличила её. Табун загадочных существ расположился на заднем плане, а среди них стоял человек.

— Что?

Она разглядывала фигуру человека какое-то время, затем медленно подняла ко рту руку.

— Она не врала, — сказала она тихо.

— А?

Одри покачала головой.

— Это безумие. Я ей сказала, что это безумие.

— О чём ты говоришь? — сказал Нэтан.

— О Лире. Когда мы нашли её родителей, я сказала ей, что должна знать, откуда она к нам пришла. И… ну, она мне рассказала.

— И как же со всем этим связана Лира? — сказал Нэтан. — В смысле, она, конечно, довольно странная, но вот это всё — совсем другой уровень.

— Лира твердила, что она раньше была единорогом. Я не помню всего, но её история была довольно детализованной. Говорила что-то про то, что стала человеком. Но… она на этих снимках, и мне кажется, что она как-то связана со всем, что сейчас там творится.

Какое-то время, на другом конце стояла тишина, а затем Нэтан сказал:

— Ух ты. В смысле, реально, ух ты. Мне даже приходила мысль, что это какое-нибудь странное инопланетное вторжение. Эту идею в интернете обсуждали местами. И ты совершила первый контакт, Одри! Чёрт возьми, ты же даже устроила её пожить в собственном доме!

Зазвонил домашний телефон. Сигнал прозвучал несколько раз, затем стих. Кто-то, должно быть, поднял трубку.

— Хотела бы я вспомнить, что она мне рассказала… — сказала Одри. — Звучало же совершенно безумно, я имею ввиду. И по-прежнему звучит.

— Я не слишком-то удивлён, мы ведь о Лире говорим. Она всегда была довольно странной.

— Одри, это тебя.

Она повернулась на голос и увидела в дверном проёме мать, которая протягивала ей телефон.

— Это Лира.

— А?

— Она сказала, это важно.

Одри подняла мобильник обратно к уху.

— Слушай, Нэтан, я тебе позвоню попозже.

— Погоди, чего…

Она закрыла крышку мобильника и, положив его на стол, встала, чтобы взять телефон у матери. Она медленно подняла его к уху. Это отличная возможность узнать, что происходит, только вот у неё не было ни малейшего понятия, что сказать.

— Одри! — голос Лиры был вполне узнаваем.

— О, привет, Лира…

— Отлично. Я пыталась дозвониться тебе на мобильник, но он не работал, — сказала Лира. — Слушай, мне нужно, чтобы ты приехала ко мне домой. Как можно скорее. Это действительно важно.

Одри услышала далекий голос, слова которого было трудно разобрать из-за фонового шума. Лира ответила говорившему:

— Это телефон. Я объясню попозже, хорошо?

Затем, она снова обратилась к Одри:

— Извини, Одри.

Дом Лиры? Она имела в виду дом в Филадельфии, скорее всего… Если, она конечно не говорила о каком-нибудь другом месте — Понилэнде, или как там его. Одри, наконец, нашла слова:

— В чём дело? Это тебя я видела в Нью-Йорке?

— Как это ты меня здесь видела? — голос Лиры звучал удивлённо.

— Я видела тебя на фотографиях в интернете. С единорогами. Значит, ты правда ничего не выдумывала, когда мне рассказывала?

— Нет. Не выдумывала. Я это тебе и пыталась доказать, — сказала Лира. — Но слушай. Мне очень нужно, чтобы ты приехала в Филадельфию прямо сейчас.

— Прямо сейчас? Ты вообще осознаешь, как это далеко, так? — сказала Одри, потерев лоб. — И, плюс ко всему, у меня завтра школа, я не могу вот просто взять и сорваться за полстраны…

— В прошлый раз я добралась дотуда за полдня, — сказала Лира. — В чём проблема?

— Ты туда летела. Мы забронировали билеты за несколько дней. Я могу попытаться, конечно, но даже в таком случае…

— Это слишком долго… — послышался вздох Лиры. — Слушай, само выживание человечества как вида под угрозой. Вы с Нэтаном нужны мне здесь сейчас же.

Одри это поразило. Лира говорила совершенно серьёзно, хотя ей, впрочем, было не впервой реагировать на что-то слишком сильно… Но в то же время — те фотографии были красноречивы. Одри крутанулась на кресле и взглянула на эти самые фотографии, всё ещё открытые на экране.

— Выживание человечества как вида… — повторила она.

— Да, — сказала Лира.

— И это как-то связано со всем, что происходит сегодня в Нью-Йорке, так?

— Это только начало. Ты ведь приедешь, да?

Одри вздохнула.

— Я посмотрю, что тут можно сделать, но… Ты же за полстраны от нас.

— С этим мы разберёмся. Когда ты сможешь досюда добраться?

Она прокрутила в голове варианты. Так быстро достать авиабилеты невозможно. У неё нет водительских прав, хотя даже если она и поедет на машине — сколько это займёт времени? Целый день, а то и два. Не говоря уж о том, что ей придётся как-то объясняться с родителями. Они видели, что показывают по новостям, но не приняли это всерьёз.

Одри почесала затылок. Странно, но ей не казалось, что Лира преувеличивает важность ситуации.

— У тебя или твоих друзей, случаем, нет какой-нибудь магии, которая бы мне с этим помогла?

— Нет. Твайлайт говорит, что это слишком большое расстояние для телепортации, — Лира говорила о телепортации странным образом обыденно.

— Тогда не знаю, — вздохнув, сказала Одри. — Это же два дня пути. И это, скорее всего, довольно оптимистичная оценка.

— Правда? — сказала Лира.

— Слушай, я не знаю, как народ путешествует там, откуда ты сюда пришла, но это всё-таки большое расстояние, — сказала Одри.

Лира вздохнула.

— Ты права. Машины куда быстрее, чем любой эквестрийский транспорт. Пожалуйста, постарайся поспешить, хорошо?

— Конечно, я посмотрю, что… — связь оборвалась. Лира, должно быть, уже повесила трубку. Одри положила телефон, откинулась на спинку кресла и потрепала волосы пальцами.

Одри всегда знала, что Лира не совсем нормальная. Она странно вела себя в день их встречи, и во все дни, которые она впоследствии провела в доме Одри. Она ведь не была до конца человеком, так?

Но что же насчёт того, что делать сейчас…

Её слова звучали серьёзно. По какой-то причине Лире захотелось выбрать её для какого-то… дела. Может, именно для этого она пришла в этот мир? Даже про себя говорить слова «этот мир», как будто в самом деле где-то ещё существовала какая-то волшебная страна, было просто смешно. И чего же Лира хочет от Одри? И почему она не нашла кого-нибудь поближе?

Лира также упомянула Нэтана. Надо бы ему позвонить. Обсудить с ним, что делать. Одри снова взяла телефон, но он сам зазвонил ещё до того, как она его коснулась.

— Да? — отчасти, она ожидала, что это снова Лира.

— Короче, мне только что позвонила Лира. Интересная история, — сказал Нэтан.

— Она тоже мне только что звонила, — сказала Одри. — Хех… Что ты с этим собираешься делать?

— Ну для начала я думал, что конец света только через пару месяцев.

— Я серьёзно, Нэтан.

— Ладно, ладно. Хорошо, я уже иду к машине. Я подъеду к твоему дому через пару минут. Собери чего-нибудь пожевать, если хочешь, — у нас впереди долгий путь.

Одри его слова поразили.

— Ты что, вот просто возьмёшь и поедешь?

— Она же сказала, что это срочно.

— Ты ведь знаешь, как долго дотуда добираться?

— Я же сказал тебе — захвати какой-нибудь еды. И ты готова вести половину пути? Это тебе пойдёт на пользу для сдачи на права. Родители будут рады, — сказал Нэтан. — К тому же такое только раз в жизни бывает. Творится что-то странное, и мы в этом участвуем! Признай, это же очень даже круто.

— Конечно, — сказала Одри, пожав плечами, даже несмотря на то, что он её всё равно не видит. — Может быть и круто.

— Ладно. Увидимся через пару минут.




Лира сидела на переднем сиденье рядом с Рэндэлом и глядела вперёд, на дорогу. Это было так называемое «шоссе» — она ни разу прежде по таким дорогам не ездила, хотя оно и было похоже на то место, которое Лира увидела первым, едва вошла в этот мир. Они проехали мимо знака с надписью «Филадельфия». Скоро они будут дома.

— Ты перестала наконец разговаривать сама с собой, Лира? — спросила Пинки.

— Я же сказала тебе. Я говорила с друзьями в Де-Мойне. Именно это и позволяет людям делать телефон.

— Так, значит, когда они смогут туда добраться? — сказала Твайлайт. Она смотрела в окно, всё ещё привыкая к скорости, с которой всё проносилось мимо них. — Похоже, человеческий транспорт и правда столь быстр, как ты и утверждала. Я поражена, что такое вообще возможно.

— Говорящий фиолетовый единорог на заднем сиденье впечатлён тем, что я могу ехать со скоростью в 60 миль в час[*]. Потому что это странно, — пробормотал Рэндэл.

— Это действительно странно для жителей в Эквестрии, — сказала Лира. — Короче говоря, Одри сказала, что… примерно через два дня.

— Два дня? — переспросила Твайлайт.

— Тьфу. Ещё утром я не знала, кто такие вообще эти «люди», а теперь выясняется, что я здесь застряла ещё на два дня? — сказала Рейнбоу Дэш.

— Я что, единственная, кто слышал когда-нибудь о людях? Бон-Бон же о них постоянно говорит в Сахарном Уголке! — сказала Пинки.

— Правда? — Лира обернулась.

— Ну, она говорит о тебе, постоянно говорящей о них. Но это значит, что она говорит о людях. Типа.

— Два дня ждать — эт точно долгий срок… — сказала Эпплджек. — Ты, Лира, всё ещё хошь попробовать эт дело провернуть?

— Конечно. Мы просто… подождём немного у меня дома, — сказала она. — По крайней мере, моя сестра будет ужасно рада с вами познакомиться.










[*] ~110 км/ч