S03E05
XXVI. Знакомые лица XXVIII. Дружба

XXVII. Хаос

В этом месте стояла настолько густая темень, что определить, где они оказались, было невозможно.

— Твайлайт? Рэрити? Вы, случаем, не можете… — Лира выжидающе на них посмотрела.

Твайлайт поначалу никак не отреагировала, но затем встрепенулась.

— О. Конечно, — её рог зажёгся, залив всё вокруг них сиянием, блеснувшем на камнях в надетых на каждую пони ожерельях. — Ты правда больше не можешь пользоваться магией, да?

Лира помотала головой.

— Но это не так уж и плохо, честно. Я уже привыкла к…

— Это ещё что? — воскликнула Рэрити.

Она бросилась к привлёкшему её внимание предмету. Когда она подошла ближе, то в свете её рога все увидели, что это магазинная витрина. Их со всех сторон окружали полки, вешалки — и везде была разложена и развешана одежда.

— Я, признаться, по-началу сомневалась в твоих словах, Лира, но если это человеческий мир, то я прекрасно тебя понимаю, — сказала Рэрити. — И, кстати, ты говорила, что люди носят одежду каждый день?

— Конечно, — сказала Лира. Она оглянулась кругом — это, по-видимому, был обычный вещевой магазин. Глаза начали привыкать к темноте, и вскоре она увидела, что всё вроде бы было в порядке, если не считать отсутствия здесь вообще кого-нибудь, кроме них самих.

— Что-нибудь из этого тебе знакомо? — сказала Рейнбоу Дэш. — Ты же должна быть нашим проводником, знаешь ли.

— Такие магазины разбросаны по всему человеческому миру. Мы можем быть где угодно, — сказала Лира. — Есть похожие в Филадельфии, где я живу, но такие же есть и в Де-Мойне. И, пожалуй, где угодно ещё.

— Эм, это здорово, но… Мы можем выйти из темноты? Мне здесь не нравится… — сказала Флаттершай. Она сжалась и медленно попятилась. На что-то наткнувшись в темноте, она оглянулась и увидела безголовую человеческую фигуру. Пискнув, она подлетела ближе к группе.

— Это просто манекен. Пошли, — сказала Лира. — В этих магазинах всё обычно располагается одинаково. Выход должен быть в той стороне.

Рог Твайлайт засветился ещё ярче, расширив вокруг них пятно света. Они медленно двинулись по пугающе тихому магазину.

— Извини, пожалуйста, Лира, но ты сказала, что такие магазины есть в человеческом мире везде? — спросила Рэрити. Она блуждала взглядом по всему магазину, постоянно натыкаясь глазами на какой-нибудь новый интересный предмет, который можно с интересом рассмотреть. — Я полагаю, вам и в самом деле необходимо много нарядов, раз каждый день нужно носить одежду, но… О, это просто восхитительно!

— Давайте поторопимся, народ. Мне тут не нравится эта тишина, — сказала Эпплджек. — Дискорд может быть где угодно.

Из них всех, только Пинки Пай, похоже, нисколько не беспокоилась об окружении. Если не считать редких подозрительных взглядов на Лиру — на её руки, её двуногую позу — она была возбуждена больше всех.

— Ты его уже видела? — тараторила она. — Что он вытворял? Он опять сделал этот трюк с шоколадным дождём? А что насчёт сахарной ваты? Гигантских яблок? Этих странных кроликовых штуковин?

— Всё было точно так же, как и в прошлый раз, — горько сказала Лира. — Но он ещё только начал.

— Ой, да ладно. Признай, было же хоть немного, но весело, а?

Когда они подошли к окнам, видеть стало несколько проще, но ненамного. Снаружи была ночь.

— Не знала, что меня так долго не было… — сказала Лира.

Она ожидала, что входные двери будут заперты. Странно, но она открыла их с легкостью и, придержав рукой, дала пройти остальным. Они вышли из тёмного здания на улицу.

Эпплджек настороженно озиралась из стороны в сторону.

— Похоже, Дискорд тут уже натворил дел…

Со всех сторон возвышались башнеподобные постройки. Оглянувшись на то здание, из которого они только что вышли, и задрав голову вверх, Лира увидела уходящую в самое небо стеклянную зеркальную поверхность. Дальше по улице располагалось ещё больше подобных домов — кубичных массивных построек с бесконечными рядами окон. Также было несколько рекламных щитов — с рекламами мобильных телефонов, авиалиний — то были логотипы, которые Лира опознала. Прислонившись к столбу со светофором, стоял привязанный цепью велосипед. На домах висели таблички, но вместо названий улиц на них были только номера.

— Нет… — покачала головой Лира. — Нет, всё так всегда и было.

— Т-то есть, такое для тебя нормально? — сказала Флаттершай. — Здесь же нет… ни травы, ни деревьев…

Мимо пронеслась машина — единственный подвижный предмет на улице — и Флаттершай сжалась в страхе.

— Мне здесь не нравится.

— Это просто город, вроде того, рядом с которым я живу. Хотя этот, вроде, больше размером… — Лира оглянулась вокруг. Другие города бледнели по сравнению с этим. Здесь всё было больше — дома, количество машин, пусть и в большинстве своём стоящих неподвижно. Определённо больше рекламы.

Единственного, чего здесь было мало, так это людей. По крайней мере, не так много, как ожидала увидеть Лира в городе такого размера. Но те, что им встречались, на неё пялились, все как один. Обычно люди не задерживали на Лире взгляда, но сейчас казалось, будто все хотят держаться от неё подальше. Один из них поднял телефон, скорее всего для того, чтобы сделать фотографию.

Рэрити наморщила нос.

— Здесь не помешает немного украшений. Здания мне кажутся несколько унылыми…

— Напоминает мне малость Мейнхеттен, — сказала Эпплджек. Она проводила взглядом очередную машину. — И шо это за хреновины? Они и должны вот так ездить?

— Это всё слишком долго объяснять, — сказала Лира. — А для начала нам надо выяснить, где мы. Принцесса сказала, что переместит нас недалеко от Дискорда. По крайней мере, мы не оказались посреди какой-нибудь глуши, как я в прошлый раз.

Твайлайт быстро оглядывалась по сторонам. В итоге, она сосредоточилась на светящемся красным светофоре.

— Это тоже здесь так и должно быть? — она посмотрела на Лиру, ожидая подтверждения. — Ты говорила, что человеческий мир не совсем то, что мы изучали, но ведь он, на самом деле, вообще не то, что мы изучали! Всё это совершенно бессмысленно!

— Пожалуйста, Твайлайт, у меня правда нет времени всё объяснять, — в первый раз, когда Лира прибыла в этот мир, она попала в город не сразу, а постепенно, так что шок был не настолько велик. Она могла себе представить, какое это должно быть перенапряжение для пони, которые здесь никогда не бывали. — Если хочешь, я могу найти тебе несколько книг, которые ты сможешь забрать с собой. Но пока на это времени нет.

— Но это ведь те же существа, которых ты изучала… — сказала Твайлайт, разглядывая людей на другой стороне улицы. — Мне кажется, это уже что-то общее. Разве нет?

— Ты уверена, что они не собираются нас съесть? — Пинки вскинула бровь.

— Люди не едят пони. Поверь мне, я прожила здесь уже довольно долго, — сказала Лира. — На самом деле, мы едим многое из того, что едите вы.

Это не было ложью. Просто часть правды.

— Хватит разговоров, — сказала Рейнбоу Дэш. — Мы сюда пришли ещё раз побить Дискорда, ну так и где он?

— Лира, ты говоришь, что здесь всё нормально? — Твайлайт наклонила голову набок. — Должна признать, на мой взгляд, я бы так не сказала... Но, так или иначе, непохоже, что Дискорд вернулся к своим старым трюкам.

Лира посмотрела на небо. Оно было тёмным и совершенно лишённым звёзд. Улицы были тускло освещены рассеянным светом из окон, но фонари не горели. Она задумалась над тем, сколько же сейчас на самом деле времени. Телефон лежал в кармане. Теперь, когда пальцы снова стали нормальными, включить его проблемы не составило. На экране она увидела, что связь есть.

А также она увидела, что сейчас пять часов вечера.

Она почесала голову.

— Это… то есть, кажется, что вроде всё правильно — именно столько я и провела в Эквестрии, но ведь сейчас не должно быть так темно.

И будто в ответ, небо мгновенно посветлело. Восход занял считаные секунды, и вот, небо стало ярким и голубым. Свет на мгновенье ослепил им глаза.

— Лира, ещё один вопрос. Кто в этом мире контролирует солнце? — спросила Твайлайт. — Очевидно, не Принцесса Селестия… так?

Лира помотала головой.

— Солнце должно всходить само по себе. А вот такого быть не должно.

— Само по себе? Но это же просто смешно, — сказала Рэрити.

— Слушайте, у меня нет времени объяснять, как всё в этом мире работает. Давайте просто пойдём. Всё слишком сложно. У вас, ребята, ещё работа впереди, — сказала Лира.

Лира посмотрела на сигнал перехода. Он моргал изображением красной человеческой руки — символом, означающим «стоп», как она, к настоящему моменту, уже запомнила. Но затем он сменился изображением розовой шестиконечной звезды. Звезда моргнула несколько раз, затем сменилась на три красных яблока, на разноцветную молнию, на голубые бриллианты…

Сосредоточение Лиры на этом зрелище прервал глухой стук. Она вздрогнула и, оглянувшись, увидела, что один из манекенов упал на окно. Она было вздохнула с облегчением, как вдруг увидела, что соседний манекен сделал шаг вперёд и принялся стучать по стеклу.

— Нам лучше отсюда убираться, — сказала она.

— Погоди. Мы ещё даже не знаем, где Дискорд, — сказала Твайлайт. — Мы только заблудимся.

Лира указала на светофор, который снова показывал розовую звезду.

— Мне кажется, он уже нас нашёл.

Эпплджек пригляделась к моргающему светофору, который теперь снова показывал три яблока.

— Вот теперь я точно уверена, шо оно не должно такое делать.

— Просто оставайся здесь, Лира. Мы разберёмся с Дискордом. Мы тебя найдём, когда закончим, — сказала Твайлайт. Она посмотрела на висящий на шее Лиры амулет. — В конце концов, ты — наш единственный способ вернуться домой.

— Точно. Я ещё должна сообщить родителям, что я в порядке… — сказала Лира.

Они побежали галопом прочь, и Лира проводила их взглядом, пока они не стали смутными разноцветными пятнышками вдали. Небо снова почернело, и их больше нельзя было разглядеть в темноте. Она содрогнулась и сунула руку в карман, чтобы достать телефон.

Её в каком-то смысле успокаивало, что у неё снова были нормальные пальцы. Она по достоинству ценила их тонкость и гибкость, особенно после использования всего несколько часов назад грубо преобразованного магией копыта. Вот контакт-лист, всего несколько имён в нём, и одно из них было…

Дом.

Может, связь ещё работает. Дискорд же не знает, как сломать телефонную систему, правда? Даже Лира сомневалась, что вообще понимает, как эта штука работает.

В самом деле, лучше ей последовать совету Твайлайт и не уходить далеко. Она понадеялась, что они не заблудятся. Она понадеялась, что сама здесь не заблудится. Вокруг располагалось несколько магазинов со знакомыми названиями — Волгринс или Офис Макс, но всё-же они отличались от тех, которых она видела в Филадельфии. Магазины с такими названиями могут быть в человеческом мире вообще где угодно. Она может быть в любой точке страны. Может, это даже столица Америки, так как город, похоже, достаточно для этого велик.

Она уставилась на телефон в руке, вспоминая, зачем он ей, а затем выбрала контакт под названием «дом». Всё ведь скоро закончится, правда?

Телефон прогудел несколько раз. Она узнала этот звук. Он продолжал звучать, что значит, что человек там, на другом конце, не поднимает трубку. Он прогудел опять, и она нахмурилась, начиная уже немного волноваться о том, что ей никто не отвечал…




Твайлайт наклонила голову, разглядывая подозрительные желтые полосы на дороге из странного чёрного камня. Эти полосы тут и должны быть или в этом виноват Дискорд? Слишком сложно было определить.

Слева от неё раздался воющий звук и скрежет. Одна из тех машин на колесах резко остановилась как раз, когда они проходили мимо.

Рейнбоу Дэш увернулась от неё, взлетев повыше.

— Смотри, что делаешь! — крикнула она вниз.

— Вы как думаете, шо эт за штуки? — спросила Эпплджек. Она оглянулась на машину, продолжая бежать следом за остальными.

— Я не знаю. У нас, впрочем, нет времени разбираться. Просто держитесь рядом, — сказала Твайлайт. — Он может попытаться нас снова разъединить. Мы не должны дать ему такой возможности.

— Эм, Твайлайт? Ты вообще знаешь… — Флаттершай застенчиво замолчала, отвлёкшись на очередную группу людей. — Ты знаешь, куда мы идём?

— Ну… нет, — признала та. Дорога по-прежнему вела их вперёд, так что они просто бежали по прямой.

Позади раздался грохот, а затем — звон разбившегося стекла. По стене здания ехала машина, на высоте примерно третьего этажа. Проехав до края стены, она завернула за угол.

— Я не знала, что они могут такое! — сказала Пинки Пай. — Выглядит здорово!

— Как думаете, так и должно быть вообще? — спросила Рейнбоу Дэш.

— Я, пожалуй, предположу, что нет, — ответила Твайлайт.

Они даже не замедлились, чтобы оглядеться, переходя перекресток под уже виденными ранее моргающими красно-зелёными лампами. Город был почти как тот памятный садовый лабиринт — бесконечное переплетение улиц меж серых зданий. По крайней мере, сейчас Дискорд не разделил их поодиночке. Всё и без того чересчур странно и непонятно.

Главное, они были вместе. У Дискорда не было времени играть с их разумом, он не ожидал их появления, а значит, Элементы сработают.

Может быть.




— Да?

— Мама? — Лира тут же широко улыбнулась от облегчения. — Я вернулась. Наконец-то.

— Где ты? Отец… — мать нерешительно помялась. — Он сказал, что ты была…

— Ага. Я снова человек. Всё будет хорошо.

Послышался вздох облегчения.

— Хорошо.

— Погоди, ты… ты мне веришь? — сказала Лира. Она только что закончила объяснять всё папе, Бон-Бон, Твайлайт… Меньше всего она ожидала, что у матери не окажется никаких вопросов.

— Он сказал что-то по поводу «духа хаоса», или чего-то в этом роде. У нас сейчас всё хорошо, но несколько часов назад... я не знаю, что творилось. Не так уж сложно поверить, что ты превратилась в единорога, — мама помедлила. — И ты оставила следы из шоколадного молока на ступенях.

— Извини.

— Всё нормально, Лира, но где ты сейчас? Ты сказала, что вернулась, но откуда?

— Из Эквестрии, — сказала Лира. Она начала торопиться: — Слушай, я привела с собой Элементы Гармонии. Я думаю, что Дискорд где-то здесь, в этом городе. Мы с ним скоро разберёмся.

— В городе? Ты в Нью-Йорке?

— Я не знаю, — сказала Лира. Рядом с ней стояла металлическая тележка с зелёным зонтиком. Зонтик вдруг начал вращаться, поднялся в воздух и в конце концов скрылся за крышами. — Ух ты! Ох… Мы просто оказались в самом центре всего этого. Я без понятия, где мы.

— После того, как здесь всё улеглось, появились слухи, что это переместилось в Нью-Йорк. В новостях только об этом и говорят.

— Уже? Довольно быстро, — сказала Лира. — Думаю, именно так человеческие новости и распространяются, да?

— Ты в самом деле выросла в другом мире, правда? — сказала мать. — Лира, просто скажи нам, где ты находишься. Мы, скорее всего, приедем сюда уже через пару часов, чтобы забрать тебя домой.

— Нет, не приезжайте сюда пока! Это опасно. Мы уже совсем скоро разберёмся с Дискордом, только… держитесь отсюда подальше. Я тебе позже позвоню.

Она посмотрела наверх, туда, куда улетела тележка, но ничего там уже не увидела.

— Ты уверена?

— Поверь мне. Он уже делал это в Понивилле… но они его тогда остановили, и они смогут остановить его и сейчас.

Наступила краткая тишина.

— Просто будь осторожна, Лира.

— Буду, — сказала она. — Мы скоро поговорим… Пока.

Она прекратила разговор, отключила телефон и опустила его в карман. Теперь надо просто подождать, пока остальные, наконец, не покончат с этой проблемой.

Кто-то врезался в неё сзади. Она обернулась и увидела молодого человека с большой камерой на шее.

— Извините, — сказала она тихо.

Он остановился на мгновение, затем обернулся.

— Эй, ты видела здесь чего-нибудь?

— А?

— Парень на 43й улице сказал, что увидел скачущий мимо табун единорогов. Прямо среди машин, — он широко махнул рукой. — Ты видела что-нибудь в этом роде?

Лира нахмурилась.

— Там были не только единороги… — пробормотала она.

— Ты их видела? Куда они пошли?

— В смысле, эм… — она почесала затылок. — Единороги? Это же невозможно.

— Оглянись вокруг. Тут везде чёрт знает что творится. Один мой дружок сказал, что Статуя Свободы поменяла руки, будто устала держать факел. Ты же, по крайней мере, видела эту фигню с солнцем, да?

— О, — она посмотрела на небо, ожидая, что оно вот-вот снова поменяется. — Это всё скоро закончится.

Он странно на неё посмотрел.

— Насчёт этого не знаю, но я хочу посмотреть, что там творится, — и он побежал дальше по улице.

Лира в недоумении застыла на месте. Человеческий мир обречён на уничтожение, а людям просто любопытно посмотреть?

Она помотала головой и торопливо пошла дальше. Нельзя было предсказать, что ещё может вдруг ожить. Она пересекла улицу и прошла мимо небольшой компании людей, которые прервали свой разговор и проводили её взглядом, а затем прошла мимо магазина с разбитыми витринами. И мимо машины, которая каким-то образом перевернула саму себя вверх колесами.

На вывеске над головой была изображена гитара, почти такая же как та, на которой она играла. Эта была красной — скорее всего, другая модель. Музыкальный магазин? Или концертный зал? Подойдя поближе, она увидела, что надпись гласила: «Хард-Рок Кафе». Вроде как ресторан или что-то в этом роде. Что бы там ни было, вид этой вывески сумел чуть приподнять ей настроение. Скоро всё вернётся к норме, и она снова сможет играть на гитаре, как прежде.

Она пригляделась к окнам получше. Что бы это ни было за место, оно её заинтересовало.

— Лира? — раздавшийся сзади голос был ей знаком. — Невероятно… Я бы тебя узнал где угодно. Что ты здесь делаешь?




— Пожалуйста, мы можем идти помедленнее? — Флаттершай устала бежать и взлетела, но всё равно продолжала отставать.

— Наверное. Мы уже столько пробежали, а до сих пор ничего не нашли, — сказала Рэрити. Мусорное ведро, когда они к нему приблизились, вдруг вскочило и убежало прочь. — Ничего, кроме… этого, пожалуй.

Плоская решётка улиц, холодный камень и металл зданий, казалось, расступились в стороны. Здесь, на площади, стояло несколько этих колесных машин. Два флагштока с незнакомыми флагами торчали по центру. С огромных плакатов на них глядели гигантские человеческие лица. Несколько панелей на стенах были черны.

— Как думаете, это всё тянется в бесконечность? — спросила Флаттершай.

— Конеш нет. Не может же, — сказала Эпплджек и оглянулась кругом. — Наверное.

Они остановились. Дорога здесь разделялась на две и уходила в разных направлениях. Это и правда просто очередной лабиринт. Неудивительно, что Дискорд пришёл именно сюда.

Внезапно всё погрузилось во тьму — солнце снова село, столь же быстро, как и взошло. Им потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к лунному свету.

— А, Элементы Гармонии. Удивлён вас тут встретить, правда удивлён.

Твайлайт вскинула голову.

— Дискорд!

Он стоял внутри одного из плакатов, обнимая когтистой лапой изображённую там женщину за плечи.

— Итак, Селестия решила, что человеческий мир достоин спасения, и прислала вас сюда. Это действительно неожиданно.

Рейнбоу Дэш взлетела прямо к его лицу.

— Перестань валять дурака и выходи! — она развернулась и лягнула его, но он быстро ускользнул и переместился в одну из тёмных панелей на другой стороне площади.

— Давай не будем торопиться, Рейнбоу Дэш. Наслаждайтесь вашим визитом. Это Нью-Йорк, дом для восьми миллионов замечательных людей, плюс-минус несколько сотен тысяч, — сказал он, затем пожал плечами. — Ну, или столько здесь было. Лёгкий дождик из колы и несколько трюков с их гигантской статуей, и они все собрали вещички и сбежали из города. По крайней мере, некоторые. Но, похоже, сюда придёт куда больше, только чтоб посмотреть моё шоу. Что я могу сказать? Люди ценят хаос не меньше меня!

— Довольно, — сказала Твайлайт. — Мы сюда пришли не для того, чтобы играть с тобой в твои игры. Я, может, и не знаю, что это за место, но я знаю, что тебя надо остановить.

Дискорд вздохнул, затем вылез из плоской панели. Его фигура становилась трёхмерной по мере того, как он вытаскивал себя наружу. Он спланировал вниз и завис перед ними.

— Ладно, девочки. Только давайте побыстрее, хорошо? — он сложил на груди руки и стал ждать их действий.

Твайлайт на мгновенье отшатнулась, затем пришла в себя и обернулась к остальным.

— Готовы?

— Давайте уже с этим покончим. Мне хотелось бы уже вернуться домой, — сказала Рэрити.

— Хорошая идея, — сказала Эпплджек.

На их шеях засияли ожерелья. Они почувствовали знакомой приток силы — хоть они и использовали до того Элементы всего лишь дважды, ошибки быть не могло. Их копыта медленно оторвались от земли, и они зависли перед Дискордом.

Что-то изменилось в его скучающем выражении лица — на нём появилось осознание.

Едва ли у него было время, чтобы заметить взрыв цвета, вырвавшийся из ожерелий и сформировавший яркую радугу, яркую, как никогда, на сером фоне города. Радуга пронеслась по воздуху, поднявшись высоко в небо, а затем рухнула вниз прямо на драконеквуса.

Прилив силы, казалось, длился вечно, хотя, скорее всего, прошло не больше пары секунд. Постепенно ожерелья потемнели, возвращаясь к норме, и пони медленно опустились вниз, обратно копытами на твёрдую землю.

Свет угас.

Дискорд задумчиво разглядывал когти на левой лапе.

— Знаете, на секунду даже мне показалось, что сработает.