Автор рисунка: Siansaar
XXVIII. Дружба XXX. Гармония

XXIX. Меж двух миров

— Сверни здесь налево… Вот этот дом. Давай к нему, — Лира указала на поворот с главной дороги к подъездной дорожке её дома.

Рэндэл остановил микроавтобус, припарковав его перед домом, который выглядел совершенно нетронутым. Хаос, очевидно, ушёл отсюда следом за Дискордом.

Она повернулась к заднему сиденью.

— Вот мы и приехали. Домой.

— К твоей человеческой семье? — сказала Твайлайт.

Лира спрыгнула с переднего сиденья и откатила в сторону боковую дверь. Пинки мгновенно выпрыгнула, как резиновый мячик.

— Было круто! Ну, толкаться два часа в такой тесноте конечно не очень, но давайте обязательно повторим!

— Не, спасибо. Я, пожалуй, просто порадуюсь боль-мень нормальному местечку, — сказала Эпплджек. — Ух-ты ж… дом-то, кажись, большой.

— Должна признать, я впечатлена, — сказала Твайлайт, оглядываясь на машину. — Как, говоришь, оно работает?

— Ты пользуешься магией и не можешь сообразить, как машина ездит на бензине, — пробормотал Рэндэл, затем повернулся к Лире. — Значит, это твое логово, а? Выглядит очень уютно.

— Мы здесь будем ждать, пока не приедут остальные. А пока надо будет сходить найти Пола и Монику, — сказала Лира. — Они, скорее всего, видели, что происходило сегодня утром.

Неужели это правда было только сегодня? — подумала Лира.

Сейчас уже стоял поздний вечер. Когда они отъехали подальше от Нью-Йорка, дневной свет вернулся к норме. Было девять вечера, и уже стемнело, но на этот раз в нормальное, положенное для ночи время. Как бы Дискорд ни играл с Солнцем и Луной в городе, его выходки влияли только на небольшую область. Пока что.

Флаттершай казалась зачарованной видом окружавших со всех сторон деревьев и песней сверчков. Только звук проехавшей по дороге машины выдернул её из этого оцепенения.

— Ты… ты здесь живёшь, Лира?

— Это дом моей семьи, — объяснила Лира. Она повела их ко входной двери, продолжая говорить: — У моего папы, то есть, я имею в виду, у Дьюи, там, в Кантерлоте, была фотография моих настоящих родителей, которую он нашёл вместе со мной. Именно так я и узнала, кто я на самом деле.

— Именно я их и опознал, — сказал Рэндэл.

— И я тебе за это благодарна, — сказала Лира. — Мой папа, на самом деле, оказался известным в человеческом мире писателем.

— Правда? А о чём он пишет? — спросила Твайлайт.

— Ну… Это трудно объяснить…

Будто бы услышав, что говорят о нём, отец Лиры вышел из-за двери и направился им навстречу. Он сразу же заметил Лиру. Не зная поначалу, что сказать, он, наконец, отметил:

— Ты снова стала нормальной.

Она кивнула.

— Надеюсь, что такой и останусь.

Он поглядел на пони, что шли позади неё, так, будто только сейчас их заметил.

— А это…

— О! Эм… Вы, должно быть, отец Лиры, — сказала Твайлайт, неловко улыбаясь. — Она… пригласила нас пожить у вас пару дней.

— Д-да… — он разглядывал их какое-то время — в основном — Твайлайт, затем заметил висящую в нескольких футах над землей Рейнбоу Дэш.

— Вы и правда очень разнообразны…

— Это мои друзья из Понивилля. Они пытались остановить Дискорда, но… у них не получилось, — сказала Лира. — Но у меня есть другой план.

— Вы — Томас Микелакос, да? — спросил Рэндэл и, подойдя ближе, протянул руку. — Большая честь с вами встретиться.

Отец Лиры принял рукопожатие. Казалось, будто увидеть в этой компании другого человека было для него удивительней всего.

— А кто вы?

— Меня зовут Рэндэл. Я один из друзей Лиры. Не знаю, что ей пришло в голову, но я с этим как-то связан, — он пожал плечами.

— Лира, что ты на самом деле задумала? Те же говорила, что Элементов Гармонии хватит, чтобы его остановить, — сказал отец.

— И они по-прежнему на это способны, — сказала Лира. — По крайней мере, я в этом уверена. Нам надо просто немного пересмотреть план.

Не сказав более ни слова, она подбежала ко входной двери. Изнутри дома раздавался голос — скорее всего, телевизор. Мать была дома и стояла у окна, разглядывая микроавтобус. Она обернулась, когда Лира вошла.

— Лира, ты вернулась! Ты нам так больше и не позвонила, — сказала она. Затем покосилась за окно, где виднелись идущие следом пони. — Это ещё что за…

— Они должны остаться здесь ещё на какое-то время. Наши планы поменялись, — сказала Лира.

Из кухни в прихожую вышла Хлоя. Она выглядела сонной — в большинство вечеров она к этому времени уже спала.

— Лира вернулась? Она больше не… — разочарование, казалось, мелькнуло на мгновенье на её лице, но оказалось мгновенно смыто, когда в дверь вошла Твайлайт. — Это же…!

— Ты здесь живёшь, Лира? Здесь всё… довольно большое, — Твайлайт блуждала взглядом по всей прихожей, выхватывая каждую деталь, и на мгновенье задержалась на картине с драконом.

Лира заметила потерявшую дар речи Хлою. Она подошла к ней и, присев на корточки, положила руки на плечи младшей сестры.

— Хлоя — это Твайлайт Спаркл. Я знаю, я сказала тебе, что всё выдумала, но… — она улыбнулась. — Я соврала.

Хлоя, разинув рот, разглядывала пони на другом конце прихожей. Какое-то время она не могла даже пошевелиться, но затем…

— Флаттершай? — Хлоя бросилась к инстинктивно сжавшейся пегаске.

— Эм… ты кто? — с трудом прошептала та.

— Флаттершай, это моя младшая сестра, Хлоя, — сказала Лира. — Я рассказывала ей о тебе и Понивилле.

— А? — Флаттершай, вроде как успокоилась, хотя и сохраняла ещё неуверенность. Хлоя протянула к носу пегаски руку, и та застыла, не сводя с неё глаз.

— Всё хорошо, — сказала Лира. — Я знала, что ты очень обрадуешься встрече с ними, Хлоя.

— И-извините, — сказала Флаттершай. — Просто… я никогда до сегодняшнего дня не видела человека, и я…

— Всё нормально, Флаттершай. Мы ничего другого пока не можем поделать, так что почему бы нам не провести это время вместе? — сказала Лира. — Уверена, Хлое очень хочется с вами хорошенько познакомиться.

— Но зачем…

— Ты ведь правда умеешь общаться с любыми животными? — спросила Хлоя. — Расскажи мне о том, как ты ухаживала за птицей принцессы Селестии! Это моя любимая история.

— А? Ты… знаешь о Филомене? — сказала Флаттершай. — Мне по-прежнему ужасно стыдно из-за такой ошибки… Ты правда хочешь об этом услышать?

— Уверена, ты сможешь рассказать гораздо лучше меня, — сказала Лира.

— Пойдём со мной, Флаттершай! — воскликнула Хлоя.

Хлоя побежала наверх, в свою комнату. Флаттершай настороженно окинула взглядом узкие ступени и, в итоге, решила осторожно их перелететь, вместо того, чтобы пытаться вскарабкаться.

— Ну и как долго нам тут торчать? Мне уже тошно от этого места, — сказала Рейнбоу Дэш. Она медленно потянула крылья, корча недовольное лицо. — Если я понадоблюсь — я буду снаружи, проверять, работают ли ещё крылья.

Она развернулась и вышла за дверь, где разбежалась и, взлетев в воздух, скрылась из вида.

— Не обращайте на неё внимание. Ей просто не понравилась поездка. Мы никогда прежде не бывали в этих «машинах», — сказала Твайлайт.

— Пожалуйста, простите Рейнбоу Дэш. Уверяю вас, не все мы столь ужасно грубы, — сказала Рэрити. — Позволите ли вы нам войти?

— Конечно, — сказала Лира. — Ты ведь не против, да, мам?

Прежде чем они вошли в гостиную, мать отвела Лиру в сторону.

— Они будут жить здесь?

— Ничего такого в этом нет. Я знаю, что у нас в этом мире есть «лошади», которые просто животные, но… я была такой же пони, как и они, большую часть своей жизни, и они гораздо ближе к нам, чем тебе кажется, — сказала Лира.

— Отец рассказал нам о тебе. И мы посмотрели твой дневник, который ты здесь оставила.

— Только… не упоминай при них, что у нас в морозилке есть мясо.

— Ты вегетарианка… Именно поэтому, так?

Лира беспокойно поёрзала.

— Ага. По-прежнему не могу заставить себя его есть.

— Вот опять. Клянусь, я слышала голоса… — Эпплджек заглянула в гостиную, выходя из прихожей. — Но здесь вродь пусто.

Голос, о котором она говорила, шёл из телевизора в соседней комнате.

— Сообщения по-прежнему поступают от тех, кто остался в городе, вместе с шокирующими фотографиями и видеороликами, показывающими…

Мать поглядела на бродящих по дому пони.

— С тех самых пор, как ты пропала… ты действительно была…

— Ага. Я бы вам об этом рассказала, но вы бы всё равно мне не поверили, — сказала Лира.

Пинки Пай подскочила к экрану.

— Смотрите! Это мы! Как мы туда попали?

— Это телевизор, — отвлечённо сказала Лира, уставившись в экран. Показывали новости, но ведь они были в городе всего несколько часов назад… Откуда в телевизоре узнали так быстро? Это зрелище её удивило лишь немногим меньше, чем остальных пони.

— Как эта картинка там появляется? — Твайлайт подошла к экрану так близко, что практически вплотную прижалась носом к стеклу. Она моргнула пару раз, затем сощурилась. — Это какая-то иллюзия…

Она отвернулась, морщась и растирая копытом висок.

— Лира, ты же вроде говорила, что люди не способны к магии, но…

— Я тоже так поначалу думала. Но это не магия, — объяснила Лира. — У нас просто есть… продвинутая технология. Она восполняет её нехватку.

— По всем каналам об этом сегодня докладывают без остановки. Мы впервые увидели твои фотографии там буквально совсем недавно, — сказала мать. В этот момент экран показывал размытые серые дома, подёргивающиеся дымкой и окрашивающиеся в огромное разнообразие ярких пастельных цветов. — Что, ты говорила, там происходит? Никто не может этого объяснить.

Пока по телевизору шёл репортаж, Лира и пони объяснили родителям и Рэндэлу всё, что знали — что Дискорд сделал в Понивилле год назад, и что они видели в Нью-Йорке, и как Элементы Гармонии его даже не оцарапали. Лира время от времени вступала в рассказ, чтобы пояснить какие-нибудь детали как человеческой культуры, так и культуры пони, которую какая-нибудь из сторон не понимала.

— Пони смогли спасти Эквестрию, но у них нет никакой связи с этим миром. Мне кажется, это их каким-то образом ослабляет, — сказала Лира. — Нужно, чтоб Элементами воспользовались люди.

— Так что я, судя по твоим словам — по сути, почётный единорог на один день, — сказал Рэндэл.

— Этим утром ты мне сказала, что люди ничего не могут сделать, — сказал отец.

— Должна признать, механизмы, по которым работают Элементы, до конца не ясны даже пони, — сказала Твайлайт. — Ими изначально пользовались Луна и Селестия, но сейчас мы — нынешние их носители. И всё же, у людей нет абсолютно никакой магической силы… Я не знаю, как вы собираетесь ими воспользоваться.

— Твайлайт, я же говорю. Мы не собираемся сдаваться, — сказала Лира.

— Я это понимаю. Мы только что покинули большой город и ехали два часа по огромному пространству, и кругом были люди, — сказала Твайлайт. — Этот мир куда больше, чем я представляла. И… он столь же важен, как и Эквестрия, даже если он для нас и непривычен.

Внезапно раздался глухой стук во входную дверь. Все в комнате разом оглянулись на звук. Первым встал отец Лиры.

— Я открою. Оставайтесь на месте.

Он вышел из гостиной и отправился в прихожую. Они услышали, как отпирается и распахивается дверь.

— Я не понимаю! — раздался голос Рейнбоу Дэш. Она вошла в комнату, выглядя несколько более раздражённой чем прежде. — Даже двери здесь не работают как надо.

Лира задумчиво поглядела на пальцы.

— Не для тебя, по крайней мере.

— Хорошо. Похоже, ты наконец-то решила к нам присоединиться, — сказала Рэрити.

Рейнбоу Дэш нахмурилась.

— Ну и как долго мы тут будем торчать?

— Пока не будем готовы к тому, чтобы остановить Дискорда, — сказала Лира. — Нэтан сказал мне, что приедет и привезёт с собой Одри так скоро, как только сможет. Нам придётся просто их подождать.

— Замечательно… — она закатила глаза и, запрыгнув на стул, устроилась на нём. — Тебе лучше постараться, чтоб всё сработало, Лира.




Лира проснулась на следующее утро, почти даже не осознав, что заснула накануне. Предыдущий день прошёл в столь лихорадочном ритме, что она даже не понимала, насколько устала. Превращение из человека в пони и обратно тоже не слишком-то облегчило ситуацию. Она, должно быть, рухнула без чувств на диване в гостиной и отключилась прежде, чем успела это вообще заметить.

— Доброго утра, Лира, — сказала Эпплджек. Она сидела перед по-прежнему включённым на новостной канал телевизором, но в тот момент на него внимания не обращала.

— Ох. Привет, — Лира потёрла глаза. Её внимание привлекло изображение на экране — по-прежнему показывали Нью-Йорк, и лучше он выглядеть не стал.

— Я решила те дать отдохнуть. Ты ж собираешься туда поехать с Элементами Гармонии, и всё такое, — сказала Эпплджек. — Похож, ничего особ не поменялось. Дискорд всё так же творит там невесть шо, а здесь всё спокойно и красиво.

— Это хорошо, — Лира выглянула в окно. Она заметила на заднем дворе разговаривающих друг с другом Флаттершай и Хлою. — Итак… Что думаешь? По поводу людей с Элементами?

Эпплджек покачала головой.

— Ну, я ваще на самом деле не знаю, эт больше по Твайлайтовской части, но… Не знаю, как там работает единорожья магия, но, думаю, она с Элементами не связана, и они работают по-другому. У меня Элемент каждый раз срабатывал сам. Трудно объяснить. Пожалуй, если хошь, я вот чувствую, как при этом шо-то происходит, но не только со мной, а вообще, со всеми сразу. Если у тя друзья так хороши, как ты нам говоришь, то, мож, и правда сработает.

Лира задумалась об этом, но её размышления почти тут же прервали. Из прихожей вышла Твайлайт в сопровождении отца Лиры.

— Лира, ты проснулась! — сказала она. — Мы только что обсуждали магию. Твоя семья пугающе безграмотна даже в самых основах основ, — она обернулась к отцу. — Не желала вас оскорбить, конечно же.

Он рассмеялся.

— Ещё позавчера я даже не подозревал, что магия реальна.

— Так мне и сказали… — ответила Твайлайт. — Лира, как тебе вообще удаётся без неё нормально жить?

Внезапно во входную дверь с широко раскрытыми крыльями вломилась Рейнбоу Дэш. Она постояла, тяжело дыша, потом, наконец, смогла сказать:

— Мне кажется, у нас проблема. Дискорд что-то творит с облаками.

— Ты имеешь в виду сахарную вату? — спросила Лира. — Она вчера здесь была. Она вернулась?

— Нет. Другое, — сказала Рейнбоу Дэш. Она уставилась за окно. — Я пыталась добраться до облаков, но… они слишком высоко. Я выдохлась, не успев дотуда вообще долететь. Я никогда так быстро не выдыхаюсь.

— И это всё? — вздохнула с облегчением Лира.

— Зачем ему это делать? Я не понимаю…

— С облаками всё всегда так было, — сказала Лира.

— А?

— Я это поняла, когда летела на самолете. Облака в этом мире куда выше, чем в Эквестрии. И у нас здесь нет погодных заводов, — Лира помедлила. — Всё случается само по себе.

Рейнбоу Дэш застонала.

— Замечательно. Целый мир — один сплошной Вечносвободный Лес.

— Согласна, звучит неприятно, но, тем не менее, это захватывающий предмет для изучения, — сказала Твайлайт. — В любом случае, Лира, у нас пока всего два человека, а для Элементов Гармонии нужно шесть. Ты говорила, что собираешься привлечь кое-кого.

Лира кивнула.

— Одри и Нэтан по-прежнему в пути и им потребуется ещё много времени. Сколько сейчас, кстати?

— Далеко за полдень, — сказала Твайлайт. — Ты очень долго спала.

Она на это внимание прежде не обратила, но часы на стене уже показывали четвертый час. Лира неловко спрыгнула с дивана.

— Мне пора идти.




Улицы центра городка были подозрительно тихи. Это место, хоть она к нему уже давно привыкла, казалось ей незнакомым — с тех пор, как Дискорд объявился здесь вчера, ничто уже не сможет оставаться прежним. Лира не могла толком сообразить, что же всё-таки было не так, но это чувствовалось.

Звякнул колокольчик на двери: Лира толкнула её и вошла в книжный магазин. Направившись прямым ходом к кассовой стойке она… не обнаружила там Монику. Вместо неё там был другой человек, уткнувшийся в газету «Philadelphia Inquirer». Он отложил газету, услышав, как вошла Лира, и она в последний момент успела разглядеть на первой странице размытую, снятую издалека фотографию Твайлайт Спаркл.

— Я могу вам помочь? — спросил он.

— Я ищу Монику. Она здесь работает, — сказала Лира. — Вы знаете, где я её могу найти? Это очень важно.

— Она работает по утрам. Сейчас её нет. Могу я вам чем-нибудь помочь?

Лира помотала головой.

— Мне нужна именно она.

— Это важно, да?

— Очень.

Он порылся под стойкой немного, затем вытащил обрывок бумажки и написал на нём пару строк.

— Вы её подруга?

— Ага. Подруга, — сказала Лира.

— Вот её адрес, — он подтолкнул кусочек бумаги по стойке к Лире, и она его подобрала. — Отсюда недалеко. Идите дальше по улице и сверните на третьем по счёту повороте направо.

— Спасибо.

— Сегодня почти не видал здесь людей. Все, похоже, ещё не отошли от вчерашнего, — сказал он. — Что об этом думаете? Сейчас, говорят, в Нью-Йорке всё ещё хуже.

— Ага. Странно, — Лира посмотрела на адрес, который ей дали. — Спасибо за помощь. Мне пора.

Не сказав более ни слова, она вышла за дверь.




Лире понадобилось некоторое время, чтобы отыскать нужную улицу, и потом ей осталось только найти нужный дом. Здешний район напоминал тот, в котором живёт Одри: дома стояли ближе друг к другу и не были так велики, как дом Лиры. Насколько она могла судить, это был типичный для людей жилой район.

Она всё ещё искала дом, когда вдруг начался дождь.

Каким-то образом ей хватило всего нескольких капель, чтобы понять, что это не обычная дождевая вода. Розовые облака, склубившиеся над домами, подтвердили её опасения.

— Нет… — пробормотала Лира, глядя на небо. — Только не сейчас!

Прикрыв глаза рукой, она подбежала к дому, чтобы посмотреть его номер. Она уже приближалась, осталось буквально ещё несколько домов…

— Лира? Что ты здесь делаешь?

Она убрала руку от головы, услышав голос Пола. Он сидел на скамейке, на крыльце и глядел на странную погоду.

— Пол? Замечательно! Я как раз тебя искала! — она заскочила на крыльцо, чтобы укрыться от дождя. — Слушай, нам нужно срочно найти Монику.

— Ты это видела, да? — он указал на дождь. — Вчера уже было подобное. Я уверен — естественным такое быть не может.

— Так оно и неестественное. И нам надо это остановить. Где Моника?

— Эй, притормози. Она живёт в соседнем доме, — сказал Пол. — Но чего ты так беспокоишься? В смысле, дождь из шоколадного молока — это же ещё не конец света.

— Но он приближается. Ты говоришь, она в том доме? — Лира оглянулась на дом, затем махнула рукой Полу, чтобы он за ней следовал. — Пошли.

Она буквально пронеслась по двору ко входной двери соседнего дома. Позвонив в дверь, она встала перед ней, ожидая. Дождь капал с одежды на коврик с надписью «Добро пожаловать». Как бы мокрая одежда её ни раздражала, она не могла не признать, что это было всяко лучше, чем чешущаяся слипшаяся шерсть на теле пони.

Пол подошёл за ней следом.

— Я не совсем понял, о чём ты говорила. Ты сказала, что шоколадный дождь, — это и есть конец света?

Лира кивнула.

— Ага.

— Одни останутся в сухости, другим будет боль…

[1]

— Что?

— Ничего.

Моника, одетая в футболку и спортивные штаны, наконец отворила дверь и явно удивилась своим гостям.

— О, привет, Лира… — она почесала затылок. — Как ты узнала, где я живу?

— Парень в книжном магазине мне подсказал. Слушай, у меня нет времени всё сейчас объяснять. Мне надо, чтобы ты пошла со мной, ко мне домой.

Моника посмотрела на Пола, который в ответ пожал плечами.

— Она мне тоже ничего не говорит.

— Слушай, я объясню по пути. Ты всё поймешь, когда встретишь Твайлайт и других, — сказала Лира. — Но будущее человечества как вида зависит сейчас от нас.

— Ох… — Моника посмотрела на неё, потом вздохнула. — По крайней мере, дай мне сначала одеться.

Она впустила их в дом, а сама пошла наверх, чтобы переодеться. Лира прислонилась к стене, сложив на груди руки. Уже скоро. У них уже есть четыре из шести человек, которые ей нужны… Остальным, скорее всего, ещё ехать долгие часы, но она ничем не смогла бы им помочь приехать быстрее, как бы ей ни хотелось. Надо надеяться, что хаос не встанет у них на пути.

— Ты правда веришь, что можешь предотвратить конец света? В смысле, я спорить не буду — то, что там происходит — это ненормально, так что, думаю, я тебе поверю, — сказал Пол. — Мне всегда казалось, что ты чем-то отличаешься от других, Лира.

— То же самое мне всегда говорили другие пони, — пробормотала она.

Ему потребовалось какое-то время, чтобы осознать её слова.

— В каком смысле, «пони»?




К тому времени, как они добрались до дома Лиры, дождь так и не стих.

— Давай-ка разъясним всё-таки, потому что я, кажется, неправильно тебя расслышала из-за дождя, но… ты была единорогом? — сказала Моника.

Лира ничего не ответила, проведя их по подъездной дорожке к дому и заведя внутрь. В доме было гораздо тише после бушующего снаружи ливня.

— Ты каждый раз заходила за книгами про единорогов и американскую историю, — сказал Пол, вытирая ноги о коврик. — Думаю, это всё объясняет.

— Я только лишь хотела получше понять человеческую культуру. Я не слышала об Америке пока не попала сюда из Эквестрии, — сказала Лира.

— Лира? Это ты? — послышался голос Эпплджек из гостиной. — Я думаю, те лучше сюда зайти и посмотреть самой…

— Это кто? — спросила Моника.

— Ну… мои друзья из Эквестрии здесь. Они помогут нам вернуть всё в норму.

Лира направилась в гостиную, где практически все в доме собрались вокруг телевизора. Рейнбоу Дэш сидела у выходящего на заднее крыльцо окна и глядела наружу.

Глаза Моники стали круглыми как тарелки.

— К… конечно. Твои друзья из Эквестрии.

— Лира, дело, кажется, очень плохо. Дискорд захватил Филли… — Твайлайт поправила себя: — Филадельфию под свой контроль, но в новостях говорят, что центр находится по-прежнему в Нью-Йорке.

— Хаос расширяется… — сказала Лира. — Как далеко он уже продвинулся?

— Мы пока не знаем, — сказал отец Лиры. — По местным новостям говорят, что такое началось по всей стране.

Моника нерешительно зашла в гостиную, чтобы тоже посмотреть на происходящее в телевизоре.

— Я что-то отрывочно слышала про происходящее в Нью-Йорке. И вот это всё… Против этого мы собираемся бороться?

— То, что там происходит — это ненормально, но вот эта компания — с ней, конечно же, всё в полном порядке, — сказал Пол. — Я просто на всякий случай, убедиться, всё ли понял правильно.

Рэндэл встал и подошел к нему. Обняв его одной рукой за плечи, он сказал:

— Ты к этому привыкнешь. Полагаю, нам теперь вместе работать. Добро пожаловать в отряд почётных волшебных единорогов.




Остаток дня прошёл в напряжении. Поначалу казалось, все без проблем друг с другом познакомились, привыкли к виду обитателей других миров, но теперь как пони, так и люди нервно поглядывали за окно. Дождь продолжался, солнце по-прежнему то всходило, то заходило снова с периодом в пару минут.

Флаттершай и Хлоя были практически неразлучны. Лира заметила, как они обе смотрят в окно на деревья. Лес сам по себе был нормальным, но среди ветвей виднелась белка, которая пыталась сообразить, как ей с ногами, превратившимися в трехфутовые[2] ходули, забраться на ветку.

— Ох, надеюсь, с этими несчастными малютками всё будет хорошо… — сказала Флаттершай.

— То же самое было у вас, да? — спросила Хлоя. — Лира мне не рассказывала про Дискорда.

— Ну да, но всё в конце концов стало снова нормальным… Но только потому, что Твайлайт помогла нам его остановить. Если бы ей не удалось напомнить нам о нашей дружбе, Элементы бы не…

— Всё нормально, Флаттершай. Элементы на этот раз сработают, — сказала Лира.

— Ты… уверена? — спросила Флаттершай.

Лира не знала, что ей ответить. Нью-Йорк был довольно-таки далеко. Хаос уже покрыл всё расстояние оттуда досюда, и он, скорее всего, по-прежнему продолжает расширяться, тогда как им ничего не остаётся, кроме как сидеть здесь и ждать…

Даже если отбросить всё то, что, возможно, происходит снаружи, просто видеть её человеческих друзей и семью одновременно с теми, кого она оставила, покидая Эквестрию будто бы навсегда, было достаточно странно. Рэрити изучала картины в студии матери, комментируя по поводу точности изображения драконов и прочих существ. Пол, едва привыкнув к странности ситуации в целом, похоже, хорошо поладил с Пинки. Отец убедил Твайлайт продемонстрировать ему некоторые заклинания разных видов, постоянно спрашивая Лиру, умела ли та исполнять тот или иной трюк.

В некотором роде Лире казалось, что только она осознавала чудовищную ответственность, что нависала над ними. Она со своими человеческими друзьями должна надеть Элементы, даже не зная, сработают ли они. И если они не сработают… Ну, люди снова станут исчезнувшей цивилизацией. Она всегда считала, что они ей и были. Но при этом быть частью этой цивилизации, жить здесь, а также оказаться возможной причиной её падения — повторного — это было уже чересчур.

Так что весь оставшийся день она пыталась отвлечь себя так же, как и все остальные. Благодаря своему знанию как мира людей, так и мира пони, она стала, в своём роде, связующим звеном между ними. И чем больше Пол, Моника и Рэндэл узнают об Эквестрии и об Элементах Гармонии, тем выше у них шанс выйти победителями.

Лира достала телефон, чтобы проверить время. Было примерно десять часов вечера, хотя определить, так ли это, по тому, что творилось за окном, было практически невозможно.

В своей спальне она показывала Твайлайт свою скромную коллекцию книг.

Твайлайт подняла одну из них.

— Эта, об американской истории. Ты говорила, что это название страны, в которой ты живешь? — она осмотрела книгу внимательнее, затем сравнила с остальными. — Ни у одной из этих книг нет обложек. Что с ними произошло?

— Так принято в человеческих издательствах. У нас не у всех книг есть твёрдые обложки, — объяснила Лира.

— Странно… — Твайлайт открыла книгу. — Это целая земля, не упомянутая ни в одной из книг, которые мне доводилось читать. Должна признать, я это нахожу занятным…

— Ты их можешь взять с собой, — сказала Лира. — Я их уже прочитала. А в магазине Моники их ещё больше.

— Ты уверена? В смысле… Принцесса Селестия не хочет, чтобы какой бы то ни было пони об этом узнал. Если книга о твоём мире попадёт не в те копыта…

— Эм… я не помешаю? — Флаттершай выглянула из-за дверного косяка.

Лира глянула на неё.

— Нет. А что такое?

Вперёд вышла Рэрити.

— Мы просто подумали, что ты должна знать, что одна из этих… — она попыталась вспомнить подходящее слово. — Ну, одна из этих человеческих повозок стоит снаружи. Как думаешь, Лира, это те другие люди, о которых ты нам говорила?

Лира и Твайлайт переглянулись, затем Лира пошла вниз. Открыв входную дверь, она вышла на холодный воздух.

— Одри! Нэтан!

Нэтан поднял голову, услышав своё имя.

— Привет, Лира, — он поглядел на неё. — Ты выглядишь… нормально.

— Что ты имеешь в виду?

Одри стояла, прислонившись к пассажирской двери и глядя на землю. Она зевнула.

— Мы были в дороге весь день. Можешь, пожалуйста, объяснить, что происходит?

— Когда мы проезжали через Кливленд, нас задержало... ну, короче, радио назвало это «неблагоприятными погодными условиями». Оказывается, они имели в виду штормовой ливень из Кока-Колы, — сказал Нэтан. — А затем радио начало играть задом наперёд, и мы не могли переключиться.

— Я знаю, это странно. Но мы собираемся это остановить, — сказала Лира. — Я представлю вас остальным, и нам надо будет снова выезжать.

— Похоже, у нас теперь есть все шесть человек, — сказала Твайлайт. Она вышла из-за спины Лиры и осмотрела двоих, что стояли у машины.

— Погодите, это… — Одри внезапно встрепенулась.

— Оно разговаривает, — сказал Нэтан.

Твайлайт раздраженно вздохнула.

— Конечно же разговариваю. Нам что, снова через это проходить?

— Это Твайлайт Спаркл. Она — одна из первоначальных Носителей Элементов Гармонии, — сказала Лира. — И… она моя подруга, оттуда, где был мой дом.

— Я слышала, вы упомянули место под названием «Кливленд». Я не слишком знакома с местной географией, так что где это должно быть? — Твайлайт посмотрела на них выжидающе.

Они оба молчали какое-то время, затем Нэтан сказал:

— Это… ну…

— Я ехала через всю эту Конфетную Страну последние десять часов. И я только хочу узнать, что происходит, и зачем мы вам нужны, вот и всё, — сказала Одри.

— Десять часов… — Твайлайт нахмурилась. — С учётом скорости человеческого транспорта… Я в этом не разбираюсь, но это, должно быть, крайне большое расстояние.

— Нас задержали. Очень много пробок из-за странных вещей с дорожными знаками, которые встают и уходят прочь, а ещё, кстати мы проехали через фермерское поле, превратившееся в попкорн, и… — Нэтан замолчал. — Я это всё рассказываю фиолетовому единорогу.

— Уже может оказаться слишком поздно. Нам надо выезжать прямо сейчас, — сказала Лира. — Я пойду позову остальных.

Одри приложила ладонь ко лбу.

— По крайней мере, мы вышли из машины хотя бы на пару минут… — она потянулась.

Нэтан глянул на неё.

— Я же говорил — приключение.


















[1] Цитата из песни

[2] ~1 метр