Four of a kind

Что может быть хуже срыва важных переговоров на государственном уровне? Только ситуация, когда этим переговорам угрожают жуткие существа из древних легенд с записями мрачных предзнаменований. Элементам Гармонии и их помощникам придется ввязаться в расследование, результат которого может оказаться весьма неожиданным…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Луна ОС - пони

Перевёртыши, кругом перевёртыши

Каковы шансы, что твоя любимая пони всё это время на самом деле была перевёртышем под прикрытием? Да, чуть больше ста процентов.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Кризалис

Dear princess Luna...

Дорогая принцесса Луна...

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Полет Аликорна

Деяния Рэрити, имевшие место в серии «Sweet and Elite», запустили цепь событий, которая приведёт к тому, что всеми нами любимый модельер станет участником самой грандиозной гонки воздушных кораблей в истории — «Кубка Аликорна». Возбуждение и радость уступят место ужасу, когда Рэрити обнаружит себя втянутой в политический заговор против Эквестрии. А уверенность быстро сменится на отчаяние, когда она потерпит кораблекрушение далеко от родного дома вместе с самым ненавистным для неё жеребцом на свете — невежей Блубладом. Рэрити узнает об измене в правительственных кругах Кантерлота и попытается найти нечто хорошее за грубой оболочкой принца, покуда она будет бороться с судьбой не только ради себя, но и ради целой нации.

Рэрити Принц Блюблад Другие пони ОС - пони

Книга Поцелуев

Пинки решила написать книгу. Да. В первой главе книги описывается как Мод и Пинки подшучивают над Трикси. Логику рассказа оставляю на совести автора оригинала.

Пинки Пай Трикси, Великая и Могучая Мод Пай

Фолианты старых Магов

Новая серия рассказов, в которых история будет вращаться вокруг древних живых книг - Аэтаслибрумов, оставленных в наследство древними магами. Одни из них исполнены света, в других затаилась тьма, третьи впитали в себя тепло леса и прохладу озёр. Каждая из этих книг так или иначе попалась в копытца правителей, магов или обычных пони, меняя их судьбу. Некоторые пропали во времени, другие оказались в руинах и были откопаны любителями сокровищ и искателями приключений. Но некоторые… перестали существовать, выполнив одно сильное желание. С истории об одной такой книге, начнётся эта серия...

Другие пони ОС - пони

Нефоновая пони: A Song of Twilight

Лира, будучи поставленной принцессой Арией перед выбором из двух вариантов, выбрала третий. Но может, есть и ещё варианты — какой-нибудь из которых, пусть и недоступный такому единорогу, как Лира, сможет найти не единорог, но аликорн?.. Твайлайт должна найти ответ. [ Фанфик по мотивам «Фоновой пони» авторства ShortSkirtsandExplosions. Крайне рекомендуется прочитать его (да, он большой и печальный, но это того стоит) перед тем, как читать этот. Иначе многое будет непонятно. ]

Твайлайт Спаркл Лира Другие пони Дискорд

Заполярье

Ещё одна история про Ольху и Рябинку.

ОС - пони

Наследие Вальдемара

Судьба заносит Твайлайт и Рэйнбоу далеко от Понивилля, в старое поместье рода Вальдемара, где они знакомятся с его странными обитателями. Подруги понимают, что должны им помочь, но как? Подозрительное семейство скрывает от них какую-то тайну. И чем ближе Твайлайт и Рэйнбоу к её разгадке, тем страшнее и опаснее она становится.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Другие пони

Дневники Старсвирла

Прошло 30 лет с того дня, как три пони разожгли Огонь Дружбы, и спасли Эквестрию от гибели в холоде Виндиго. Но как бы ни была крепка их дружба, они не решили проблемы, которые изначально привели к разладу между расами.Мудрый маг предвидит эту далекую, но неумолимо приближающуюся грозу. Найдет ли он решение, которое сможет обеспечить вечное процветание Эквестрии?

Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Дискорд

Автор рисунка: aJVL

Пони рисуют круги.


У них слишком много вопросов.


Хайку не моя стезя.

— Ну что, как тебе это? — спросила Кеттл Корн, показывая Скидадлу законченный рисунок. Тот взглянул на него и пожал плечами.

— Ну, это... хороший круг? — жеребенок смущенно улыбнулся, разглядывая комнату Кеттл Корн, украшенную картинами, рисунками и фотографиями кругов. Посреди комнаты даже стоял каменный круг на постаменте с надписью “Я ему не доверяю — Т. Л.”, который был там по какой-то давно забытой причине.

— Спасибо! — воскликнула Кеттл Корн и прилепила рисунок на одно из немногих незанятых мест на стене. Скидадл еще раз посмотрел на него, а затем его взгляд пробежался по предыдущим рисункам, и жеребчик почувствовал, что все его мысли буквально кружатся в голове.

— Эм-м-м... могу я задать тебе вопрос? — Скидадл повернулся к кобылке.

— Конечно, — ответила Кеттл Корн, схватив цветной мелок.

— А почему ты так сильно любишь круги? — спросил жеребчик. — Я не имею в виду, что это странно или жутко, мне просто хочется знать.

Кеттл Корн улыбнулась:

— О, все очень просто. Сначала все было круглым, а потом оказалось, что из кругов можно сделать пони, так собственно  и появилась Эквестрия. А так как у круга нет ни начала ни конца, то получается, что может существовать бесконечное количество разных пони. Так что пони, которой нравятся круги, должна была рано или поздно появится. Такой я и родилась! И мне нравятся круги.

Скидадл удивленно поднял брови и медленно кивнул:

— Я не совсем понял. Твои аргументы как бы образуют замкнутый круг и ускользают от меня, все получается какое-то изогнутое и не совсем четкое, — он снова пожал плечами. — Не пойми меня неправильно, но я предпочитаю все прямое и квадратное.

Кеттл Корн вздернула брови и глянула на изображение круга на стене:

— Я могу сделать его еще круглее.

— Он и так достаточно круглый, — ответил жеребчик. — Но теперь у меня возник вопрос... почему они все не закончены?

Зрачки кобылки сузились. Скидадл попятился, внезапно заметив, что они тоже были круглые. От всех этих кругов вокруг у него уже голова кругом шла.

— Не закончены? — переспросила Кеттл Корн. — Что ты имеешь в виду?

— Вот, например, — жеребчик указал на ближайший рисунок, — ты всегда оставляешь здесь небольшой разрыв.

— Эм-м-м... — кобылка покраснела. — Ну, мне совсем не хочется говорить об этом…

— Почему?

— Ты действительно хочешь знать? — Кеттл Корн уперлась в жеребенка пронзительным взглядом.

— Это что-то странное?

— Ты даже не представляешь... — кобылка вздохнула.

— Вот поэтому мне и хочется знать.

— Мне, все таки, кажется, что это плохая идея. Он может сильно разозлиться.

Скидадл нахмурился. Ему очень нравилась Кеттл Корн, но временами она вела себя крайне странно.

— Кто он? И какое отношение этот “он” имеет к кругам?

— Это длинная история, — кобылка пожала плечами, взяла еще один лист бумаги и нарисовала еще один круг.

— Сейчас мы опять ходим по кругу, — заявил жеребчик. — Может, перестанем кружить на одном месте и будем действовать прямо?

— Тут дело не в прямых, — Кеттл Корн взглянула на круг, который она нарисовала. — Все дело вот в этом. Все мои круги идеальны. Это самые круглые круги в Эквестрии.

— Быть такого не может, — Скидадл почесал в затылке. — Ты сейчас просто хвастаешься.

— Боюсь, что нет. И когда ты заканчиваешь идеальный круг... — она схватила кисть, закрасила разрыв,  — ...случается вот это.

— Что? — жеребчик осмотрелся вокруг, но не обнаружил ничего подозрительного.

Внезапно что-то взорвалось посреди комнаты, заполнив ее черным дымом и запахом серы. Разлетающиеся искры прожигали дыры в рисунках, покрывавших стены. Скидадл мгновенно спрятался за диван, утянув за собой и Кеттл Корн.

— Кто посмел призвать Люцифера, Хранителя Тартара?! — страшный грохот сотряс воздух, заставив жеребенка дрожать. Он медленно высунулся из-за дивана, чтобы узнать, что происходит.

Посреди комнаты стоял большой красный пони. У него было два рога, как у минотавров или кентавров, и длинный хвост. На метке, насколько мог разглядеть Скидадл, были изображены три шестерки. Пони держал телекинезом вилы, направленные в сторону дивана. Жеребчик с удивлением заметил, что пони при этом  аккуратно удерживал чайную чашку на переднем копыте.

— Добрый день, мистер Сатана, — произнесла Кеттл Корн, выходя из-за дивана. — Я не хотела призывать вас, но он мне не верил.

— Я просто пил чай с Тиреком, — ответил Сатана с гортанным рычанием, — он, конечно же, заперт в нашей самой охраняемой камере, но он, также, единственный из жителей Тартара, с кем я могу поговорить о новой композиции Октавии Мелоди.

— Э-э-э-э... — у Скидадла буквально челюсть отпала. — У вас в Тартаре есть музыка?

— Естественно, есть! — взревел красный пони. — В конце концов, я богатый жеребец с тонким вкусом! Правда нас там таких мало... В наши дни все только бюрократией занимаются...

Сатана закатил глаза:

— Для того чтобы просто поместить одного пони в ад, надо заполнить семь различных форм, каждую в четырех экземплярах, для отдела статистики, кадрового отдела, для личного дела и для архива.

— Похоже на ад, — пробормотал Скидадл.

— Это и есть ад, сам должен понимать, — красный пони вздохнул. Это было похоже на отдаленный звук приближающейся грозы. Стены комнаты Кеттл Корн задрожали. — И ты, кстати, отправишься туда за то, что призвал меня просто так.

— Но ведь это должно происходить достаточно часто, — жеребчик окинул взглядом рисунки на стене — часть из них были порваны или обуглились, почти все висели криво. — Если вас призывают каждый раз, когда кто-нибудь рисует круг…

— Не просто круг, дитя. Меня можно призвать лишь начертив самый совершенный круг.

— Видишь? — Кеттл Корн повернулась к Скидадлу. — А ты мне не верил!

— И прежде чем ты спросишь, дитя, циркуль в зачет не идет, — добавил Сатана. — Если ты попробуешь призвать меня, используя циркуль, то мы встретимся лишь после того, как ты попадешь в ад за обман и мошенничество.

— Я буду иметь в виду, — быстро отозвался жеребчик.

— Но зачем нам вообще вас призывать? — спросила Кеттл Корн. — И я знаю, что “потому что могу” хорошей причиной не является.

— Также как и похвастаться перед другом, — Сатана медленно кивнул. — И, дитя, ты даже не представляешь зачем пони столетьями пыталась призвать меня...

— Они пытались захватить весь мир? — глаза кобылки широко распахнулись.

Красный пони снова вздохнул:

— Вообще-то нет. Чаще всего эти причины оказываются довольно дурацкими, — он закатил глаза. — Ты не поверишь, сколько пони научились рисовать идеальные круги лишь из-за того, что их соседка съела весь импортный овес.

— Ну, достойная причина начать путь к глубинам безумия, — пробормотал Скидадл. Кеттл Корн удивленно посмотрела на него, но жеребчик ее проигнорировал. — Кстати, это значит, что можно научиться рисовать идеальный круг?

— Можно, но, как я уже говорил, у меня достаточно плотный график, — Сатана пожал плечами и указал на кобылку. — У нее эти способности врожденные. Тебе лучше быть ей верным другом, ведь если ты ее разозлишь, а мне будет некогда, то я могу приказать одному из подчиненных отправиться на вызов. А они не такие любезные, как я.

— Почему? — заинтересовался Скидадл.

Пони фыркнул:

— Потому что зло должно быть злом. Еще некоторые из них любят показушничать. Так что кусочки твоего черепа можно будет найти в... — он на мгновение задумался, — ...в ближайшем городе, который достаточно далеко, чтобы это звучало впечатляюще.

— Как-то это все слегка сложновато... — пробормотала Кеттл Корн.

— Мне, как Сатане, положено быть коварным и вводящим в заблуждения. Хотя я также честен, поэтому внимательно читайте мелкий шрифт, прежде чем заключать со мной контракт. Если, конечно же, хотите получить требуемое без боли...

Кеттл Корн кивнула:

— Думаю, будет адски сложно расплатиться...

Сатана нахмурился, рассыпая вокруг себя волну искр, и неожиданно взревел:

— Самые глубокие бездны Тартара предназначены для тех, кто придумывает плохие каламбуры!

— Хорошо-хорошо, но зачем вы нам это рассказываете? — спросил Скидадл, игнорируя запах серы, заполнивший комнату. — Разве вы не должны соблазнять нас на злые поступки, типа, ну, не знаю, воровать яблоки у Эпплджек, расставлять книги в библиотеке Твайлайт не по порядку, или там в доктора с Рамблом играть, или...

— Это потому, что я не желаю провести с вами в Тартаре остаток вечности! — закричал Сатана. — Я хочу, чтобы вы были хорошими, чтобы на все ваши вопросы отвечал тот, другой!

— А, так значит есть кто-то еще? — спросила Кеттл Корн. — Это интересно. А как...

Красный пони застонал, выпуская черный дым из ноздрей:

— Больше никаких вопросов! Если вы действительно хотите подоставать другую сверхъестественную сущность своими глупыми вопросами, то вам просто нужно нарисовать идеальный треугольник! Или квадрат! Что угодно, только не круг!

— Конечно, я понял, — пробормотал Скидадл. — Если бы вы просто сказали нам, какая форма кого вызывает...

— Нет! — Сатана сделал несколько глубоких вдохов и продолжил более спокойным тоном. — Я дозволяю вам выяснить это самим. Кроме того, я только что вспомнил, что у меня есть еще одно дело, которым необходимо было заняться в вашем городе. Прошу меня извинить...

Пони внезапно исчез во вспышке огня, оставившем на полу подпалину.

— Какой странный пони, — пробормотал жеребчик. — Он всегда такой раздраженный?

— Обычно — да, — ответила Кеттл Корн. — Я ему все время говорю, что мисс Чирайли сказала, что это вредно для сердца. Он мне заявил, что у него нет сердца.

— Что вполне возможно, — Скидадл пожал плечами. — Думаешь, он говорил правду насчет квадратов?

Кеттл Корн взяла листок бумаги и карандаш:

— Давай посмотрим... я попробую треугольник, — кобылка начала рисовать. —Хм... Снова получился круг...

Жеребчик подхватил телекинезом другой карандаш и начал чертить на листе бумаги. Затем он наклонил голову, чтобы оценить рисунок:

— У меня получился действительно неплохой шестиугольник. Но не думаю, что он кого-то призывает.

— А Я ДУМАЮ ИНАЧЕ, — большой пони-скелет, сидящий рядом со Скидадлом, осмотрел рисунки, висящие на стенах. — ОЧЕНЬ ХОРОШИЕ КРУГИ, КСТАТИ ГОВОРЯ.

Жеребчик пожал плечами и покрутил карандаш в магическом поле:

— Хм-м-м, а что если мне попробовать нарисовать квадрат?


Лира Хартстрингс сидела на диване и читала газету, когда прямо перед ней раздался грохот. Порыв горячего ветра, пахнущего серой, растрепал ее гриву. Единорожка нахмурилась и взглянула на незваного гостя сквозь дыру, только что прожженную в страницах газеты.

— Я ЗАКОНЧИЛ!!! — взревел Сатана, окутываясь пламенем, что оставило заметные подпалины на ковре. Затем он улыбнулся Лире, продемонстрировав все свои зубы.

— Опять? — единорожка отложила газету и уставилась на Сатану с самым невозмутимым выражением мордочки. Потом она вздохнула и, покачав головой, подхватила телекинезом лиру. — Бонни! Не могла бы ты подойти на минутку?

Комментарии (9)

+2

расставлять книги в библиотеке Твайлайт не по порядку

Вопиющее преступление! За такое и в Тартар сослать мало.
Вообще, забавная вещь. Правда, не очень понятен финал с Лирой, но основной сюжет вполне годен.

makise_homura
makise_homura
#1
-1

Возможно, Лира "нарисовала" идеальный круг следом от кофейной чашки.

root
#2
+1

Или, что логичнее, Бон-Бон решила отомстить соседке за то, что та съела весь импортный овёс.

root
#3
0

Да, скорее всего, так оно и есть. А мы-то гадали... :)

Randy1974
Randy1974
#4
+4

Причина заключения контракта понятна, а вот конкретные условия к сожалению не ясны. Лично я предполагаю, что Бонни обязала Лиру играть какую-нибудь дурацкую песенку, но в качестве доп. условия "мелким шрифтом"(тм) прошло, что Бон-Бон должна при этом петь...

repitter
repitter
#5
+2

Отсылка про импортный овёс очень улыбнула :) Так и представил Бон-Бон, рисующую идеальный круг :)

Oil In Heat
Oil In Heat
#6
+3

За одного только смерть лайк влепить можно

malkey
#7
0

Шикарно 😎
Но рисовать идеальный круг можно только собственнокопытно, циркуль и кофейная чашка — это мошенничество.

Vlad75
#8
0

Благодарю. У Сэйми много очень милых произведений. Хотя есть и те где мрачность зашкаливает...

repitter
repitter
#9
Авторизуйтесь для отправки комментария.