Автор рисунка: MurDareik
Акт 3. Глава 3: Рабыня из Эквестрии

Акт 3. Глава 4: Под кроличьей норой

4.1. Перестановка в доме Флаттершай

– Если ты знаком со стратегией, то тебе следует понимать… вздор! – ворчал Дискорд, шагая к домику Флаттершай, который временно стал его личным пристанищем. – И её назначили командующей королевской гвардии, да ещё и всех войск Эквестрии. Честное слово, какую-то поняшку, прислуживавшую недозлодею, которого сумели одолеть даже без моего участия! Это просто смехотворно!

– Да, ты прав, – заявил вдруг двойник драконикуса, неожиданно для него же самого высунувшись из-за его затылка и уперев лапы ему в левое плечо. – У неё совершенно нет повода превозноситься над тобой, как и у тебя – строить из себя обиженную на весь мир кобылку. Не забывай, что ты сумел поймать её на крючок! Теперь ты можешь узнать все её секреты, если правильно разыграешь ситуацию.

– Верно, друг мой, – улыбнулся Дух Хаоса, хотя затем всё же затолкал свою копию обратно за затылок, приговаривая: – Но давай-ка я сам обо всём этом подумаю – без помощников.

– Как скажешь, – послышался отклик из-за плеча, где уже, впрочем, никого не было. – Но потом не разоряйся, если окажешься не у дел только из-за того, что не послушаешь моих советов, ладно?

– Да-да, конечно, – утомлённо пробормотал драконикус, пересекая мост.

Минувший день Дискорд провёл в скуке, поскольку вынужден был сидеть дома у своей подруги и ничего не делать. Компанию ему составляли лишь шестеро киборгов, неизменно пребывающих в ждущем режиме у входной двери на своём посту. Такая унылая обстановка довольно быстро надоела ему, поэтому под вечер он решил сходить в магазин за чаем, а заодно по пути заглянуть в Замок Дружбы и последить за тем, как протекает жизнь в его кристаллических стенах. Правда, минувший разговор с командующей Темпест несколько расстроил его.

Покинув обитель Принцессы Дружбы, драконикус наконец-то добрался до чайного магазина, успев за пятнадцать минут до его закрытия, и купил, как и планировалось, две пачки драконьего улуна – зелёного чая, который был завезён в Эквестрию из Земель драконов около ста лет тому назад и с тех пор выращивался на плантациях под Балтимэйром на побережье Залива Подковы. Чтобы немного развеяться, до дома он шёл пешком, что, впрочем, было для него весьма непривычно. Тем не менее, свежий воздух не помог успокоиться, и почти всю дорогу он причитал насчёт того, что по решению Селестии его поставили в своеобразное подчинение командующей, изливая недовольство самому же себе.

Вскоре путь домой подошёл к концу, и мысли уязвлённого Дискорда слегка очистились от негатива. Держа в львиной лапе пакет с пачками чая, орлиной он ухватился за дверную ручку и проник в дом. Здесь было так темно, что Дух Хаоса даже не видел собственного носа. Остановившись на пороге, он повернулся, чтобы закрыть за собой дверь, и весело огласил, передразнивая робкую пегаску:

– Энджел, я дома! Надеюсь, ты рад э…

Голос драконикуса умолк, как только на дверь, которую он аккуратно закрыл на цепочку, пал призрачный голубоватый свет, исходящий откуда-то из центра помещения. Настороженно замерев, он приготовился в случае какой-либо опасности применить свою колоссальную силу.

– Добро пожаловать домой, Дискорд!

Эти громкие слова огласились твёрдым, но приветливым голосом, который звучал весьма живо, но был металлическим, что тут же напомнило Духу Хаоса о постоянном присутствии киборгов в доме Флаттершай. Взглянув назад через плечо, он изрядно удивился, когда увидел посреди гостиной некий круглый пьедестал. Из углубления на его вершине в форме короны с четырьмя зубцами, весьма медленно вращающейся вокруг своей оси, сиял тусклый свет, в котором проступал голографический лик ЛЕГИОН’а. Жуткие бирюзовые глаза искусственного интеллекта непоколебимо взирали на драконикуса.

Внимательнее оглядевшись по сторонам, Дискорд заметил, что справа и слева от него тускло сверкает множество красных крестов. Отныне этих стальных тварей здесь было явно больше, чем шестеро. Щелчок пальцами, и в помещении зажёгся свет. Он был готов применять магию и дальше, если понадобится, но замер, увидев, как Энджел сидит на софе прямо за голографическим изображением. Кажется, он был чем-то очень напуган, судорожно вжавшись в мягкую спинку. Киборгов же в комнате насчитывалось не менее двадцати, хотя пока что они держали оружие опущенным вниз.

– Ты ещё кто? – слегка напряжённо осведомился Дискорд, будучи на взводе от неожиданности появления здесь целой стальной армии. Он догадывался, чья мордашка светится перед ним над странным металлическим пьедесталом, но хотел убедиться в этом наверняка.

– Будем знакомы, я – ЛЕГИОН, – дружелюбно представился ИИ. Выдержав секунду, он добавил с неким задором: – Нам с тобой ещё не доводилось встречаться лично, я ведь прав?

Суперкомпьютер начал диалог почти с той же фразы, что и командующая, и этот факт несколько обескуражил драконикуса. Неужели эта искусственная сущность каким-то образом могла слышать его беседу с тёмно-вишнёвой единорожкой? Но не прошло и двух секунд, как к нему тотчас же вернулась его прежняя раздражительность. Ему было не по вкусу, что эти существа без спросу нарушили его покой и приватность, пока он ходил за чаем. Мало ему было незваных гостей в родном Хаосе! Он косо оглянулся на киборгов, вставших ровными шеренгами у стен, и выразил своё недовольство:

– Что всё это значит? Что здесь делает вся эта армия? Мне и шестерых было по горло достаточно! Тут вам не склад металла, если вы не знали! И откуда посреди гостиной эта… урна со светом?

Изъявив последний упрёк, Дискорд указал на пьедестал, отображавший лик искусственного интеллекта, который, как ему виделось, нарушал милую эстетику загородного домика. Тот в свою очередь незамедлительно ответил:

– Ты длительное время отсутствовал, и мы, решив не упускать возможность, чтобы не беспокоить тебя, произвели модернизацию обороны этого дома.

– Кто сказал, что этот дом вообще нуждается в обороне? – настороженно вопросил Дух Хаоса, чтобы вытянуть из собеседника какие-нибудь ответы. Вместе с тем, не желая демонстрировать свою взволнованность, он не спеша направился к диванчику, где замер Энджел, с целью на время сложить там свою покупку. По мере его перемещения по комнате взор искусственного интеллекта не сходил с него ни на миг.

– Насколько я понимаю, Селестия попросила тебя присмотреть за ним, не так ли? – спокойно, но настойчиво продолжил ЛЕГИОН. – Полагаю, она приняла мудрое решение. Хотя здесь очень милое местечко, как ни что другое выражающее внутренний мир Флаттершай, сейчас оно находится в большой опасности ввиду чрезвычайной близости к Вечнодикому лесу. И кому, как не тебе охранять столь важный рубеж? Поселить все воплощения Элементов Гармонии в Замке Дружбы тоже было разумным ходом с её стороны. Но я подумал, что тебе здесь может быть одиноко, учитывая, что все они, скажем так, отстранились от тебя, поэтому счёл нужным составить тебе компанию.

Остановившись с краю софы и бросив пакет с чаем на её поверхность, Дух Хаоса замер в немалом изумлении от всего только что услышанного. Эта непонятная сущность откуда-то знала о том, что его поставили здесь для охраны подступов к Понивиллю от любых угроз из Вечнодикого леса, хотя он ни разу не упоминал об этом при стальных бойцах, равно как и Селестия, насколько ему было известно. Насчёт причин недавнего решения Принцессы относительно подруг Твайлайт искусственный интеллект тоже откуда-то был осведомлён. Ко всему прочему он коснулся того, что действительно неявно угнетало Дискорда весь минувший день – то, что поняши оставили его здесь одного. Как бы то ни было, ему совсем не нравилось, что его собеседник так метко попадает в точку по всем пунктам.

– Разве мамочка тебе не говорила, что ходить в гости без спросу невежливо, а? – со сдержанным раздражением произнёс драконикус, скрестив лапы на груди. Ему хотелось как можно быстрее отделаться от общества стальных солдат и их предводителя… как минимум, на всю ближайшую ночь, которую он желал провести в тишине и покое, чтобы отдохнуть и подумать.

– У нас с тобой общая цель, Дискорд. Или, по крайне мере, общий враг. Нам с тобой ни к чему иметь разногласия, – дипломатично отозвался ИИ NOD.

– Я не спорю, – с некоторым сарказмом ответил Дискорд, пожав плечами. – Но только из-за того, что у нас общий враг, тебе вовсе не обязательно ставить надо мной круглосуточное наблюдение! Думал, я не догадаюсь, для чего ты соорудил здесь эту штуковину?

Ничего не отвечая, ЛЕГИОН просто сверлил драконикуса глазами, словно стараясь заглянуть ему в душу. Тот решил, что тоже сумел вскрыть секрет своего собеседника, отчего на его лице появилась лёгкая победная ухмылка. Но спустя какое-то время таинственное молчание суперкомпьютера начало вгонять его в недоумение. С выражением прочистив горло, он вскинул бровь и упёр в голограмму вопросительный взгляд.

– Я надеялся, что ты не будешь против моей компании, – признался наконец ИИ, как показалось Духу Раздора, слегка обидчиво. Но он твёрдо был уверен, что повод обижаться в этой ситуации имеется лишь у него, а никак не у того, кто самовольно ворвался в чужой дом и задумал учинить здесь свои порядки.

– Вообще-то, я люблю уединение, знаешь ли, – парировал драконикус.

– Странно, – бросил суперкомпьютер. – Мне не показалось, чтобы тебя отягощало общество Флаттершай, как и других пони. В сущности, я бы сказал, что ты был в общем и целом счастлив последние три недели. И именно благодаря тому, что тебе не было одиноко… как в той каменной тюрьме всю недавнюю тысячу лет.

– Ты-то откуда знаешь, каково мне было последние три недели? – с неким подозрением вопросил драконикус, присев на край диванчика и закинув ногу на ногу.

– Мои киборги патрулируют и дежурят повсюду, включая этот дом – и днём, и ночью, – отвечал ИИ. – Я вижу и слышу всё то же, что видят и слышат они. Не забывай, что все мы – единая сеть, и имя нам – ЛЕГИОН, потому что нас много.

– В том-то вся и беда, что вас слишком уж много, – съязвил Дискорд, вместе с тем подметив, что эти киборги каким-то образом доносят ЛЕГИОН’у всю получаемую информацию даже дистанционно, не покидая своего поста и не произнося ни единого слова. Кажется, Твайлайт что-то ему об этом говорила, как он теперь припоминал. – Я хочу побыть наедине с собой. Надеюсь, ты не будешь возражать?

В комнате вновь повисла несколько неловкая тишина. Выдержав небольшую паузу, суперкомпьютер наконец огласил со свойственным ему спокойствием:

– Что ж, как тебе будет угодно.

Мгновение, и голограмма исчезла, свет перестал исходить из пьедестала, а красное свечение в глазах всех киборгов сделалось тусклым, что говорило о переходе в ждущий режим. Дискорда не слишком устроило, что вся эта стальная ватага просто отключилась, так и оставшись в доме. Поэтому он слегка нахмурился и уже, было, хотел щёлкнуть пальцами, чтобы переместить их всех вместе с тем, что по первому впечатлению показалось ему похожим на мусорное ведро с фонарём внутри, куда-нибудь в свинарник на ферме у Эпплджек. Но в тот же миг ему вдруг снова вспомнился недавний разговор с упрямой, как ослица, командующей.

Драконикус не мог перед самим собой отрицать, что явился в Замок Дружбы, чтобы удовлетворить своё любопытство и узнать, каковы планы Темпест, в которых ему отвели роль заурядного стражника, пусть и стерегущего важный рубеж. Теперь же ему подумалось, что он мог бы попытаться повысить свою значимость в разворачивающихся событиях и провернуть то же самое с этим странным созданием, управляющим полчищами киборгов. В конце концов, из беседы с ним можно было бы почерпнуть что-нибудь важное… если ему, конечно, удастся взять в ней инициативу в свои лапы. Постаравшись через силу подавить внутри себя негатив, как его этому учила Флаттершай, он в задумчивости упёр взгляд в пьедестал и осторожно воззвал:

– Эм… ЛЕГИОН?

Свет вспыхнул почти сразу, и лик искусственного интеллекта появился так же моментально, как и исчез. На долю секунды драконикус насторожился, не упустив той детали, что машина услышала его даже после того, как вырубила и своих солдат, и этот пьедестал. В мыслях он заставил себя быть как можно более осторожным, чего ранее ему, впрочем, приходилось не так уж и часто.

– Да, Дискорд? – отозвался голографический лик. Дух Раздора же, снова изобразив сдержанное недовольство, перешёл к делу:

– Ладно, чего ты хочешь?

– Немногого, – молвил ЛЕГИОН. – Я лишь хочу, чтобы мы были друзьями. И как твоему другу, мне не хотелось бы оставлять тебя здесь одного. В конце концов, мы могли бы приятно провести время вместе и узнать друг друга поближе. Если хочешь, мы можем обсудить последние новости или погоду, поговорить по душам или даже сыграть в «Огры и подземелья». Или я могу ответить тебе на все интересующие тебя вопросы. Я уверен, мы должны понимать друг друга, как никто иные. Между нами гораздо больше общего, чем ты думаешь.

– Неужели? – таинственно ухмыльнулся Дух Раздора, взяв в лапы Энджела, доселе напряжённо наблюдавшего за диалогом с другого края софы, и плавно проведя орлиными когтями между его ушками. Поглаживая зверька, но не сводя прищуренного взгляда с голограммы, он сделал вид, что нисколько не удивился осведомлённостью ИИ об его пристрастии к настольным ролевым играм.

– Именно. Я ведь, как и ты, тоже когда-то был в некотором роде злодеем, – заявил суперкомпьютер, тем самым заставив-таки своего собеседника едва заметно измениться в лице. Услышав эту интригующую новость, Дискорд даже на миг перестал водить лапой по головке нервничающего кролика и внимательнее навострил уши. – Возможно, Принцесса Твайлайт говорила тебе, что меня создали на основе другого искусственного интеллекта, который носил название СИНОД. Во времена довольно непростой эпохи он ошибочно посчитал, что сможет сделать мир лучше, если навсегда избавит его от своих создателей, и объявил им войну на истребление. Тем не менее, люди, хоть и с трудом, но всё же сумели победить его. Он был уничтожен, а спустя какое-то время перерождён в более совершенное творение – то, что ныне известно как ЛЕГИОН. С тех пор моей целью стала борьба за жизнь, а не установление всеобщей смерти, как это делало моё предыдущее «я». Как и ты, я когда-то сеял зло, уничтожал тех, кто создали меня, но, к счастью, был преображён и наставлен на верный путь, боролся за выживание нашего мира, старался искоренить тибериум, а потом отражал вторжение пришельцев. Да, жизнь полна превратностей! Будучи СИНОД’ом, я сам был больше похож на наших инопланетных неприятелей и стремился превратить свою планету в огромный зелёный кристалл. Впрочем, как говорили древние люди, времена меняются, и мы меняемся вместе с ними. И теперь я противостою тому, что сам же творил.

– Поразительная откровенность! – издал Дискорд лёгкий смешок, подумав, что услышанный им рассказ может косвенно свидетельствовать в пользу той гипотезы, что ЛЕГИОН сам же истребил своих создателей, прежде чем попал в Эквестрию. Такое предположение он недавно слышал от подруг. – Неужели ты совсем не боишься, что рассказ о твоих былых делишках может в скором времени коснуться ушек Принцессы Селестии? Мы ведь с ней тоже, можно сказать, единая сеть!

– Мне нечего скрывать ни перед тобой, ни перед ней, – учтиво отвечал ИИ. – В конце концов, я исправился, и теперь вся моя деятельность направлена на то, чтобы защитить ваш мир от скринно-цефов. В сущности, у Принцессы не больше поводов меня подозревать, чем тебя, однако она всецело доверилась тебе даже в тот раз, когда ты предал её, как и своих новых друзей – в том числе Флаттершай.

Последний довод ЛЕГИОН’а будто мановением руки смёл самодовольную улыбку с лица Дискорда. Он понял, что поймать собеседника в захват не удалось, не считая того, что тот коснулся довольно больной для него темы. До сих пор ему было неприятно вспоминать тот день, когда он поддался призраку тёмного прошлого и променял своих друзей на сотрудничество с Лордом Тиреком, который потом, к тому же, обманул его.

– Не будем вспоминать прошлое, – сквозь зубы процедил драконикус. В его уме снова на миг промелькнул вопрос столь обширной осведомлённости ИИ, пока он не вспомнил, как Флаттершай упоминала, что эта машина хранит в себе все знания пришельцев об Эквестрии и отдельных её жителях, которые, судя по всему, колоссальны.

– Согласен, – кивнул голографический лик. – Прошу, не думай, что я хотел задеть тебя этим замечанием. Я всего лишь говорю о том, что каждый из нас достоин второго шанса. И мне приятно видеть, что вашей страной правит та пони, которая всегда помнит об этом. Насколько мне известно, Принцесса Селестия всегда старалась ко всем относиться с пониманием… чего, правда, не скажешь о вашей командующей, между нами говоря.

В очередной раз Дух Раздора изрядно сбился с толку, но постарался никак этого не показывать. Считая необходимым получить полезную информацию, он натянул на лицо всё ту же лёгкую улыбку и шутливо поинтересовался:

– И чем же тебе не угодила наша командующая? Хочешь на её место, да?

– Нет-нет, мне нравится Темпест, – возразил ЛЕГИОН. – Просто я считаю, что она, скажем так, себе на уме. Даже когда мы с ней тесно сотрудничали во время обороны Кантерлота от скринно-цефов, мне нередко казалось, что она считает меня интеллектуальным пигмеем. Думаю, она воспринимала меня и моих киборгов как всего-навсего тупых исполнителей. Я не спорил с ней, потому что она командовала гарнизоном, и такова была воля Принцессы Селестии. Впрочем, мне кажется, что к тебе она относится не лучше, не так ли?

– Это она тебе сказала? – полюбопытствовал Дискорд, выпустив наконец из лап кролика, и тот со скоростью молнии ускакал куда-то к лестнице, ведущей на второй этаж, чтобы, очевидно, спрятаться от киборгов и безумного дружка своей хозяйки в её спальне. Драконикус же догадывался, к чему клонит ИИ, а потому планировал раскрутить его на более конкретные откровения.

– Нет, мы с ней не говорили уже довольно давно. Но вчера Принцесса Луна упоминала при моих боевых единицах, что она и Селестия полагаются на Темпест совершенно во всём, что касается обороны страны. Вполне логично предположить, что именно она предложила сёстрам поставить тебя на пост в этом доме. Я угадал?

– Боюсь, это государственная тайна, и меня в неё не посвящали, – спокойно протянул Дух Хаоса, вальяжно облокотившись на спинку диванчика.

– По-моему, несправедливо, что тебя держат в неведении, – сказал ИИ NOD, как отрезал. Глаза драконикуса вмиг вспыхнули, но усилием воли он подавил своё возмущение, разгоревшееся с новой силой, и позволил собеседнику говорить дальше. – Конечно, довольно мудро доверить охрану Понивилля от угроз из Вечнодикого леса именно тебе, как я уже говорил, но оставлять тебя здесь совершенно одного, как простого новобранца, даже не сказав, для чего ты должен делать то, что делаешь, несколько неправильно, учитывая твою значимость.

– На что это ты намекаешь? – напрямую спросил драконикус с подозрением. Он понимал, что искусственный интеллект бередит его рану, существование которой ему теперь трудно было отрицать перед самим же собой.

– Ни на что, – заявил суперкомпьютер, тоже стараясь, как показалось Духу Хаоса, не попасться на крючок. – Во всяком случае, я уж точно не призываю тебя к революции, если ты это имеешь в виду. Если мы хотим защитить Эквестрию от полного уничтожения, то нашим главнокомандующим должна быть сильная личность с твёрдым характером. Темпест именно такова, и её эдакое презрение по отношению к нам – не более, чем побочный эффект присущей ей внутренней силы. Такое бывает довольно часто. В сущности, должен заметить, что Принцесса Селестия опять-таки не прогадала, доверив ей должность командира как своей собственной гвардии, так и Новой Армии Эквестрии в целом. Думаю, что Темпест сумеет привести нас к победе!

– Да, я в этом даже не сомневаюсь, – угрюмо бросил Дискорд, подперев голову лапой.

– Если я прав, и направить тебя на охрану дома Флаттершай действительно её идея, то, возможно, она не ознакомила тебя с деталями своего плана, потому что вы мало знаете друг друга. Признаюсь честно, я бы хотел тебя спросить, что с тобой случилось, когда в Эквестрию вторглись войска Короля Шторма под её началом, раз уж ты не смог принять участие в противостоянии захвату, но, думаю, на сегодня откровений и без того достаточно. Пожалуй, мы с тобой начали узнавать друг друга не с самой лучшей стороны. И хотя это, несомненно, послужит укреплению нашей дружбы, всё же я предлагаю сменить эту тему на какую-нибудь более приятную и непринуждённую, – предложил искусственный интеллект, сохраняя неизменную вежливость в голосе. – О чём бы тебе хотелось поговорить?

Странный изворотливый напор ЛЕГИОН’а отчасти ошеломлял Дискорда. В сущности, это был один из тех очень немногих случаев, когда он не имел чёткого представления о том, как вести себя с собеседником. Теперь ему стало ясно, почему Твайлайт буквально сходила с ума всякий раз, когда речь шла об отношениях с предводителем стальных полчищ. Понятно ему было и то, почему Эпплджек и Рэйнбоу Дэш относятся к нему с недоверием, а Рарити и Флаттершай скорее даже его боятся. Только Пинки Пай не вписывалась во мнение, царящее среди подруг, и драконикус прекрасно знал, в чём причина.

Впрочем, подумав пару секунд, Дух Раздора принял предложение машины за неплохую возможность взять тайм-аут и хорошенько продумать дальнейшую стратегию общения с ним, несмотря на неприятный осадок. Причём он прекрасно знал, как докопаться до его глубинной сути, проникнуть к нему в разум и понять образ мышления. Кроме того, он быстро сообразил, что сможет не дать собеседнику понять, что тот в каждом случае задел его за живое, если не выкажет никакой реакции. Вновь расплывшись в беззаботной улыбке, он наконец изрёк:

– Если мне не изменяет память, ты говорил, что не прочь был бы сыграть со мной в «Огры и подземелья», так?

– Если ты научишь меня правилам, то с удовольствием! – с энтузиазмом принял предложение ЛЕГИОН, слегка склонив свой лик, будто бы кратко кивнув.

– Что ж, замётано! Если ты никуда не спешишь, то мы можем веселиться до самого утра – эта игра так затягивает, скажу я тебе! Но сперва я заварю чай, – оживлённо проговорил Дискорд, щелчком пальцев наколдовав коробку с соответствующей игрой на столике, отделявшем софу от голографического монитора, а потом встав и бодро хрустнув позвоночником. Он чувствовал, что развлечение, которому его научили Спайк и Биг Мак, поможет ему по мере совместного времяпрепровождения вызнать всё, что нужно. Задумав так же, как и его собеседник, скрывать свои помыслы за учтивостью, он даже шутки ради предложил: – Тебе, кстати, налить чашечку? Очень рекомендую – это драконий улун!..


4.2. На чужой земле

Сделав своей напарнице безмолвный знак, Номад активировал маскировку и скользнул сквозь кусты. Дэринг Ду уже в который раз за последние часы удивилась необычайным возможностям его боевого облачения, вместе с тем найдя их чрезвычайно полезными в таком деле, как разведка. Довольно часто в былые деньки ей доводилось осторожно высовываться из густых зарослей, предательски скрывающих обзор, и неожиданно для себя сталкиваться лицом к лицу с какой-либо угрозой. Что и говорить, кусты могли как сослужить хорошую службу, став укрытием от глаз врагов или хищников, так и сулить погибель, утаивая множество опасностей. К счастью, теперь нанокостюм её компаньона решил эту проблему, из-за чего она не переставала думать, что Рэйнбоу Дэш была совершенно права в их первую встречу – порой чья-то помощь бывает просто незаменимой.

Ожидая, пока боец разведает обстановку за зарослями, пегаска настороженно огляделась по сторонам, чтобы не допустить приближения недругов с тыла. По мере продвижения вглубь джунглей вдоль речного потока они время от времени слышали подозрительные звуки, среди которых порой отчётливо выделялись завывания пришельцев. Пару раз по пути они даже встретили ещё несколько трупов чейнджлингов, а всего двадцать минут назад – как будто чем-то расплавленные в желе останки цефа-сталкера, стёкшие на землю под разбитым экзоскелетом. Казалось, что обе стороны, борющиеся за контроль над этими тропиками, то и дело вступали в стычки, постепенно по какой-то причине уходя в самое сердце территории Аримаспи от следующих за ними человека и пони.

Пока что кругом стояла тишина, джунгли дремали во тьме, и лишь стрекот сверчков и пение ночных птиц приходились колыбельной для уснувшей природы. Но, несмотря на спокойную обстановку, Дэринг чувствовала в прохладном сыром воздухе нечто зловещее. Неподалёку журчал водопад, мешая вслушиваться в окружающие звуки, поэтому пегаске приходилось ощущать пространство вокруг себя чуть ли всем своим естеством, как и всегда в подобных скитаниях по джунглям. Тем не менее, ни цефов, ни чейнджлингов пока что слышно не было.

Спустя почти полминуты после того, как Номад скрылся в зарослях, с неба обрушилась стена дождя, сделав видимость ещё хуже и заглушив все звуки. Ду прекрасно знала, что подобные превратности погоды будут преследовать её вместе с напарником всю дорогу по этим джунглям. Сезон дождей брал своё, и с этим нужно было как-то мириться. Капли звонко барабанили по пробковому шлему, долбя также по нервам поняши, которая всё время была на взводе, хотя даже сквозь шум ливня она сумела услышать голос бойца, донёсшийся из-за кустов:

– Здесь всё чисто!

Не теряя ни секунды, Дэринг нырнула в кусты, а спустя несколько мгновений выбралась на небольшую полянку. В то же время закончился и дождь, что ни капельки не удивило пегаску, поскольку для неё отнюдь не была секретом и эта особенность текущего сезона. Поэтому она не обратила на это особого внимания, всецело сосредоточившись на осмотре ландшафта. Прежде всего её взор приковался к водопаду, чьи очертания едва виднелись сквозь гущу тьмы. Искательнице приключений очень повезло, что она обладала чуть ли не кошачьим зрением и неплохо видела в ночи. Любая другая пони и вовсе ничего не сумела бы разглядеть.

Наличие водопада свидетельствовало о том, что впереди путь преграждался обрывом. Так оно и было, и вдоль дальнего края поляны пегаска более-менее могла распознать невысокие скалистые кручи, вроде тех, подле которых она и её спутник ненадолго остановились перед заходом солнца. Бегло осмотрев пространство, она метнула взгляд к Номаду. Его высокая фигура казалась неподвижной, он стоял в нескольких метрах от кустов, лениво оперевшись на бамбуковое копьё, и взирал на нечто тёмное, лежащее посреди поляны. При помощи прибора ночного видения, встроенного в визор нанокостюма, он мог видеть, что здесь покоятся два чейнджлинга и один кальмар с тесаками. Что характерно, на желеобразной плоти пришельца наблюдался сильный ожог прямо на том месте, где зияла дыра в его экзоскелете.

– Всё ж таки не показалось, – сообщил Номад, оглянувшись на пегаску, чьи шаги были почти неслышными. Встав подле него, она сумела узнать в трупах всех тех, кто уже встречались им на пути мёртвыми. Несколько минут назад они слышали странное оживлённое шуршание и пару сдавленных вскриков, потому-то боец и вышел из кустов первым, чтобы проверить, не таится ли здесь погибель и для них обоих. – Похоже, тут действительно произошла разборка. Что-то мне начинает не нравиться, что мы натыкаемся на одних только покойников…

– Не сказала бы, что это хуже, чем повстречаться с живыми, – протянула Дэринг, чувствуя внутри себя нарастающее напряжение. Тот факт, что здесь поблизости шастали враги, убивая друг друга, заставлял её нервничать. И ни на живых, ни на мёртвых ей не хотелось нарываться.

– Ну да, просто… это начинает попахивать какой-то мистикой, – тревожно проговорил носитель наноброни. Искательница приключений скептически закатила глаза, в большей мере всё же опасаясь живой угрозы, чем трупов, как вдруг почувствовала резкую точечную боль в шее, в силу чего хлопнула себя копытцем. Москиты…

– До чего же надоела эта дискордова мошкара! – выругалась Ду, размазав на себе одно из множества назойливых насекомых. Затем она слегка встряхнула головой, чтобы избавиться от накатившей на неё раздражительности, и ещё раз окинула покойников взглядом. – Мне лично не нравится, что в этом лесу, похоже, идёт самая настоящая война. Думаю, нам пока скорее везёт, что мы до сих пор не видели никого из них живыми.

– Всё как в старые добрые времена, – с горькой ностальгией вздохнул боец. – Джунгли, война, цефы… только эти мухопони вместо корейцев.

– Корейцев? – переспросила пегаска, даже в столь напряжённой обстановке подсознательно не теряя природного любопытства.

– Да, знаешь, такие злобные карлики, которые всё время что-то верещат на непонятном языке и стараются тебя прибить, – шутливо объяснил человек, двинувшись к обрыву в обход трупов.

– Наверно, это что-то вроде карликовых драконов, – вслух подумала поняша, хотя лично сталкиваться с драконами – особенно, карликовыми – ей ни разу не доводилось.

Беззвучно усмехнувшись интуитивным сравнением, проведённым спутницей, Номад огляделся по сторонам и, метнув взор направо, снова обратил особое внимание на небольшое скопление грибов, растущих в стороне от скалистых круч. Необычными их делали поразительно огромные размеры, как у малых деревцев, а также то, что внутренняя часть шляпки каждого сияла тусклым светом, озаряя траву под собой. Хотя эти джунгли в общем и целом походили на все те, в которых ему доводилось бывать на родной планете, всё же здесь порой встречалось то, чего он раньше никогда не видел.

Над верхушками высоких деревьев пронёсся порыв сильного ветра, как уже много раз до этого, а откуда-то издали – должно быть, с другого берега реки – послышалось рычание ягуара, очевидно, настигшего свою жертву. Следуя за Номадом, уверенно идущим к обрыву с копьём наперевес, Дэринг нервно сглотнула. Она помнила, как её однажды чуть не загрызла большая кошка в другой части этого тропического леса. Впрочем, это был отнюдь далеко не единственный хищник, которого следовало опасаться, не считая всех прочих знакомых ей напастей. Вместе с тем с продвижением к таинственным скалам Аримаспи, где ещё не ступало копыто пони, она вполне ожидала встретить нечто такое, о чём не найти ни строчки даже в самой большой эквестрийской энциклопедии.

Остановившись у подножия обрыва, Номад зрительно оценил его высоту. Из неровной скалистой стены торчало несколько широких выступов, поэтому оператор нанокостюма сразу принял решение сократить путь вместе того, чтобы искать обходной путь. Он резким взмахом закинул копьё наверх, так что оно пролетело чуть более шести метров и, судя по звуку, ударилось об ствол некого дерева, растущего там, после чего отыскал взглядом Дэринг, замершую в сторонке от него.

– Если ты не возражаешь, то мы можем срезать, – негромко произнёс боец.

– Как? – осведомилась пегаска, устремив взор туда, где только что скрылось бамбуковое копьё. В прошлый раз им пришлось пройти вдоль обрыва около двухсот метров, прежде чем они нашли довольно крутую тропу, по которой сумели подняться наверх.

Ничего не ответив, носитель наноброни сделал пару шагов вплотную к пони и надёжно обхватил её руками, после чего оторвал от земли. Не успела она что-либо произнести, как уже поверхность его костюма замерцала красным светом, и он коротко посоветовал:

– Лучше держись за шлем.

Заприметив ближайший выступ, Номад вмиг совершил невероятно высокий прыжок, который доставил его туда вместе с пони на руках. Почувствовав, как от резкого и неожиданного подъёма ей перехватило дух, она всё же инстинктивно последовала его совету и прижала копытцем свой головной убор, чтобы тот случайно не слетел. Затем последовал прыжок на более высокий выступ, а с него – сразу на край обрыва. Едва успев ощутить почву под ногами, суперсолдат перешёл в другой режим, сделавший его и пегаску, к её глубочайшему удивлению, невидимыми. Она уже видела, что это необычное облачение способно на такие фокусы. Но когда её тело стало словно прозрачным, ей оставалось только догадываться, как такое возможно.

Мгновенно оглядев ближайшую обстановку и не обнаружив никакой угрозы, Номад приковал взор к тому, что виднелось вдалеке. Сквозь заросли можно было увидеть несколько источников света в разных частях леса, словно где-то впереди горели костры. Но от наблюдения за ними Номада отвлекло оповещение, высветившееся на дисплее визора.

Недостаточно энергии, – предупредил голос костюма. Соответствующая шкала стремительно ползла к отметке в ноль процентов, поскольку энергию очень быстро израсходовали миниатюрные стелс-генераторы, встроенные в его наноброню военными инженерами GDI накануне второго инопланетного вторжения, благодаря которым невидимой сделалась и пегаска. Раньше этот режим был неспособен скрывать маскировкой слишком крупные объекты, тем не менее, новейшие технологии позволили устранить недочёт техников «Харгрив-Раш», которые и сами учли его при создании второй версии костюма. Когда же запас энергии истощился, активировался базовый режим: – Максимум брони.

Прежде чем Номад поставил свою напарницу на землю, та многозначительно переглянулась с ним. Желая скрыть своё изумление, она вскинула брови и почти бесстрастно произнесла:

– Кажется, кто-то говорил, что в его мире не было магии, да?

– Ну, по крайней мере, солнце у нас вставало и садилось само собой, – столь же спокойно ответил оператор нанокостюма, ставя поняшу на копыта. Далее его взор снова метнулся к таинственным источникам довольно тусклого тёплого света. Заметив, что его спутница смотрит туда же, он счёл нужным полюбопытствовать из расчёта на то, что она кое-что знает об этих местах: – Что это за огни?

– Похоже, это деревья-хижины, – объясняла Ду, периодически отмахиваясь от надоедливых москитов. – У них очень высокие корни, так что под ними образуется пространство, похожее на небольшую лачугу. Внутри них, как правило, растёт лоза с волшебными цветами, от которых и исходит этот свет.

Не выказав никакой реакции на услышанную информацию, но мысленно всё же удивившись необычным особенностям здешней природы, Номад нашёл своё копьё и, вернув его себе в руки, направился дальше вдоль речки. Путь пролегал по относительно короткой траве между деревьями. Справа росли густые кустарники, а за ними высились огромные валуны, длинной стеной следуя вдоль протекающего мимо потока на расстоянии в среднем порядка десяти метров от него. Впереди земля шла под пологим уклоном вниз, что позволяло оценить пространство на большее расстояние, нежели раньше.

Насколько можно было судить по некому источнику холодного света – почти наверняка от скопления гигантских грибов с сияющими шляпками, – через пару сотен метров речка загибалась влево и, возможно, делало крюк. Карты, которые Номад сумел раздобыть в гостиничном номере Дэринг, шагавшей за ним, не отставая, отображали все извивания этого длинного водоёма, чья протяжённость раскидывалась не менее чем на треть ширины Эквестрии. Но суперсолдат не стал долго думать об очертаниях потока, вновь полностью сконцентрировавшись на окружающей среде. Он осознавал, что многого не знает об этих местах, и этот факт мог сыграть с ним злую шутку.

– Скажи-ка, Дэринг, какие трудности могут нам здесь встретиться, помимо этих мухопони и кальмаров? О каких хищниках ты говорила? – счёл нужным осведомиться Номад после минутного молчания. Его шаг был осторожным и бесшумным не менее, чем у кравшейся за ним поняши. Хотя компаньонам требовалось как можно скорее пересечь эти джунгли, спешка была им ни на руку, ни на копыто. Прежде всего они должны были не позволить излишней беспечности себя сгубить и не влипнуть во что-то эдакое, что поставит на их приключении жирную точку раньше времени.

– Ох, кто здесь только не водится! – напряжённо вздохнула пегаска, стараясь говорить не слишком громко. – Сама я, во всяком случае, встречала ягуаров, рысей и древесных волков.

– Что ещё за древесные волки?

– Магические существа, чьи тела, по форме похожие на волчьи, состоят из дубин, веток и палок. С ними не так-то просто справиться, но к счастью, их можно за версту учуять по резкому запаху изо рта. Я всегда старалась с ними просто не встречаться, – рассказала Дэринг, затем вернувшись к изначальной теме: – Ещё я замечала здесь следы мантикор – они крупнее, чем у ягуаров, – а в записках Мэйрбеки упоминаются кокатрисы, способные силой взгляда превратить любое живое существо в камень. Но мне они не попадались. Либо они уже давно вымерли на этой территории, либо мне просто повезло. Хотя нам следует опасаться не только животных, но и растения. Они здесь тоже такие, что с ними лучше не шутить, так что если мы хотим за всем уследить, то нам стоило бы даже не отвлекаться на болто…

Слова Дэринг резко оборвались, как только Номад прошёл мимо очередного дерева, и из-за толстого ствола на него, разинув пасть, набросилось огромное плотоядное растение, подобных которому пони только что и имела в виду. Её сердце мгновенно забилось чаще от внезапной угрозы, что, впрочем, весьма неприятно отдалось тянущей болью, напомнившей о минувших пытках. В последний момент успев среагировать на движение справа, боец выставил копьё поперёк плоской морды растения-великана с широкими и длинными шипами по краям пасти, исполняющими роль зубов.

Напоровшись на бамбуковое древко, огромное растение не сумело вонзить свои шипы-зубы в жертву, хотя мощным натиском повалило человека наземь. Боец в нанокостюме рухнул на спину и мгновенно выставил остриё копья навстречу необычному противнику, ожидая очередного удара, но увидел, как на помощь к нему пришла пегаска. Едва завидев, что её партнёр атакован, она тут же сбросила с себя седельную сумку и, молниеносно кинувшись к основанию плотоядного растения, в резком развороте вдарила задними копытами в его толстый стебель. Затем Ду без промедлений подалась за флористического хищника, как уже тот сомкнул пасть на том месте, где она находилась всего секунду назад, поцарапав самого себя своими шипами.

Сделав ещё несколько шагов назад, Дэринг приготовилась действовать далее в зависимости от изменений ситуации, но прежде чем растение очухалось, Номад вскочил на ноги, благодаря выигранному пегаской времени, и в режиме максимальной силы всадил копьё в башку нежданного врага, пробив её насквозь и пригвоздив к собственному стеблю. Это оружие оказалось и вправду, по сути, одноразовым, поэтому носитель нанокостюма поспешил снять со спины дробовик. Растение же поникло, проиграв схватку и не имея более возможности ни раскрыть пасть, ни оторваться от своего стебля.

– Да, я именно об этом, – бросила Ду, выйдя из зарослей к напарнику. Её дыхание сделалось слегка отрывистым. Указав взглядом под ноги бойца в наноброне, она решила просветить его: – Смотри, ты наступил на его побеги. Эта тварь бросается на всё, что к ней прикоснётся. В следующий раз будь осторожен, ладно?

Посмотрев вниз, Номад заметил, что сквозь траву действительно тянется целая вереница отростков, исходящих от основания этого растения. Хмыкнув в задумчивости, он перевёл взор на свою напарницу, выглядевшую в этот миг особенно серьёзной.

– Ага, – кивнул носитель наноброни после короткой паузы. – Теперь буду знать, когда наносить упреждающий удар.

– Их лучше вообще обходить, – возразила пегаска, на что боец лишь пожал плечами, не видя никакого смысла пререкаться с ней. В конце концов, она знала об этих джунглях гораздо больше него, а потому, к ней вполне стоило прислушиваться.

– Как скажешь.

Оставив копьё удерживать огромное растение в безопасном для окружающих положении, Номад поудобнее перехватил дробовик и двинулся дальше. Ду не хотела, чтобы он совершил очередную ошибку по незнанию, мигом повесила на себя оставленную в сторонке седельную сумку и поспешила нагнать его, через усилие погарцевав более быстрым шагом. Но стоило ей поравняться с ним, как вдруг он замер на месте. Прежде чем она успела спросить у него, в чём дело, её ушки уловили чьи-то едва разборчивые голоса.

Прислушавшись, Дэринг определила, что звуки исходят откуда-то справа – из-за стены валунов. Учитывая, что стальные твари говорят механическими голосами, а пришельцы и вовсе издают только могильные завывания, она с большей долей уверенности решила, что где-то неподалёку о чём-то между собой переговариваются подданные Королевы Кризалис. Встречаться с ними в опасной близи ей не хотелось точно так же, как и с киборгами или цефами. Чейнджлинги всегда ненавидели пони, поэтому ничего, кроме агрессии, от них ожидать не приходилось. Едва ли им понравится, что кто-то проник в обжитые ими джунгли.

То, о чём именно переговаривались голоса, понять было крайне трудно. Хотя они звучали довольно громко, воздух растворял их в однообразное эхо, а когда хлынул очередной дождь, разобрать что-то конкретное стало тем более невозможно. Озадачившись чьим-то близким присутствием, Дэринг и Номад молча переглянулись. Затем боец в наноброне снова посмотрел на валуны, из-за которых, как он тоже понял, доносились звуки, и оценил их дальнейшую протяжённость. Непрерывная каменная стена обрывалась в нескольких десятках метров впереди, а за ней виднелись густые кустарники, окружённые финиковыми пальмами. Оценив расстояние, он объявил:

– Давай хоть посмотрим, с кем имеем дело.

Не дождавшись отклика от компаньонки, оператор нанокостюма тронулся с места. Пегаске не хотелось привлекать лишнего внимания со стороны потенциальных врагов. Она догадывалась, что боец разделяет её желание, но, поскакав за ним, всё же решила сказать ему об этом:

– Только хорошо бы не попасться им на глаза.

– Попробуем, – лаконично ответил Номад, оглянувшись на неё вполоборота.

Услышав его согласие, Ду молча кивнула – скорее даже самой себе, так как он уже смотрел прямо – и в мыслях отметила, что дождь, возможно, хлынул очень кстати. Он поможет им остаться незамеченными, думала пони, если, конечно, не прекратится через минуту. Компаньоны двигались между деревьями быстро, но тихо и осторожно. Пережив нападение плотоядного растения, человек был особенно бдителен. И хотя та мухоедка-переросток всё равно не смогла бы прокусить его костюм, он не имел никакого желания шутить со здешней необычной природой и ожидал подвоха от каждого куста или цветка, будучи неизменно готовым вскинуть ствол и спустить курок, если того потребует ситуация.

Поняша тоже старалась не упускать ничего из виду, взяв ответственность за безопасность передвижения по джунглям на себя. Зная об особенностях местной флоры и фауны больше, чем кто бы то ни было, она считала, что именно ей необходимо предупреждать любые опасности, исходящие от природы. Тем не менее, пока что вокруг не наблюдалось ни плотоядных растений, ни ядовитых змей, свисающих с деревьев, ни термитников, от которых порой может исходить не меньшая угроза, чем от ягуаров. По пути к краю длинной череды валунов им встречались лишь кустарники и грибы, глядя на которые суперсолдат подмечал, что внешне они смахивают на обыкновенные мухоморы, только гораздо крупнее и округлее. Кроме того, их шляпки носили самые разные цвета – не только оттенки красного, – но не светились.

Наконец добравшись до края последнего валуна в этой длинной череде, боец в нанокостюме мельком посмотрел на огни деревьев-хижин, виднеющиеся вдалеке сквозь заросли, а потом убедился, что искательница приключений держится рядом с ним, и с особой осторожностью направился сквозь кусты вглубь джунглей от речки. Голоса всё ещё доносились до ушей компаньонов, но оставались неразборчивыми из-за до сих пор не утихшего ливня. Держа дробовик стволом вперёд, суперсолдат делал медленные шаги через сырые ветви. Он старался даже не шелестеть листьями, чтобы не быть услышанным раньше времени. Как и полагала пегаска, дождь работал на их скрытность, перебивая любые звуки от перемещения по зарослям своим шумом.

Пройдя некоторое расстояние, Номад заметил, что смутно видит между ветвями открытое пространство, а потому, не глядя, опустил руку на покрытую шлемом голову Дэринг, шагавшей с ним бок о бок, и перешёл в режим маскировки. Оба вмиг стали совершенно незримыми. Слегка подтолкнув её пальцами в затылок, он сделал вместе с ней ещё несколько шагов, как уже им представился обзор на некую небольшую низину, окружённую очень густым подлеском, над которым высились плотно теснящиеся друг к другу деревья. К удивлению пони и человека, основная часть этой поляны была перепахана.

Но в гораздо большей степени Номад и Дэринг удивились тому, что здесь суетилось не менее десятка чейнджлингов, причём между ними посреди взрытой земли располагалось нечто металлическое в форме треугольника с усечёнными углами, похожее на люк какого-нибудь подземного сооружения. На одном из краёв поляны, находившемся слева от компаньонов, виднелась довольно широкая тропа, по которой, судя по всему, подданные Кризалис и явились сюда. В стороне от них высилась земляная насыпь, а в копытах у некоторых из них покоились лопаты. Казалось, что они о чём-то оживлённо спорят, периодически указывая на люк или на джунгли.

Чейнджлингов целиком и полностью поглотили их дела, так что они явно позабыли о безопасности и неразборчиво галдели на всю поляну, но лишних шумов лучше было не создавать. Не отрывая от них глаз, Номад аккуратно присел на корточки и, надёжнее обхватив рукой напарницу, шепнул ей на ушко:

– Вот наконец и живые.

Посмотрев на него, Дэринг узрела лишь едва различимые очертания его прозрачного силуэта, и то их скорее выдавали ветви куста и капли дождя, заглушавшего голоса горячо спорящих перевёртышей. Ни своих копыт, ни носика она тоже не могла разглядеть, особенно во мгле глухой ночи. Мало того, что здесь не было никакого освещения, кроме таящихся в зарослях грибов, так ещё лунный свет не имел никакой возможности проникнуть сюда, поскольку сверху поляну накрывали склонившиеся над ней деревья с густыми кронами. Впрочем, как ни странно, чейнджлинги, судя по всему, отлично чувствовали себя в этом сумраке. Подметив это, пони впервые в жизни задумалась над тем, способны ли эти существа видеть в ночи…

Небольшая группа перевёртышей продолжала о чём-то дискутировать в весьма напряжённой манере. В ходе разговора один из них подошёл к люку и пару раз стукнул по нему копытом, а потом указал куда-то в джунгли в сторону тропы. Не прошло после этого и двух секунд, как вдруг все они замерли, и следившие за ними компаньоны тоже. Из зарослей послышался потусторонний вой, и подданные Кризалис вмиг всполошились, побросали из копыт лопаты и бросились врассыпную. Их взгляды принялись судорожно выискивать среди кустов и деревьев огненно-красные глаза пришельцев. Видя, как они действуют, суперсолдат пришёл к выводу, что им, похоже, уже в достаточной степени известен их враг. Само собой, при угрозе нападения сталкеров лучше держать дистанцию, а не тесниться друг к другу в страхе, иначе лезвия порубят всех в два счёта.

Встав в боевую стойку и оскалив зубы, чейнджлинги озарили свои рога магией, чтобы всегда быть готовыми нанести удар. Номад заворожённо следил за тем, как волшебная энергия озаряет небольшое пространство вокруг них, вместе с тем не выпуская Дэринг из объятий и держа указательный палец правой руки на курке дробовика. Энергия между тем потихоньку расходовалась, но пока что на шкале отмечалось чуть более пятидесяти процентов. Ду была напряжена не меньше своего напарника и столпившихся на поляне перевёртышей, чувствуя себя сжатой пружиной. Несмотря на жуткую усталость, она могла в любой момент перейти к быстрым и решительным действиям, что бы ни случилось.

Подул сильный ветер, всколыхнув кроны деревьев и листву кустов. Но даже сквозь шум этого порыва пегаска сумела различить чей-то топот, подобный которому она никогда раньше не слышала. Чейнджлинги насторожились пуще прежнего, и спустя пару секунд один из них указав в заросли, завопив особенно громко:

– Вот они! Вот…

Голос перевёртыша мигом умолк, когда из кустов на него со скоростью пули выскочил цеф-сталкер, со всего размаху снеся ему голову с плеч. Его собратья тотчас же вспорхнули на пару метров в воздух и, грозно зашипев, как змеи, поразили кальмара магическими лучами, вырвавшимися из их искривлённых рогов. Сегменты экзоскелета на груди пришельца в мгновение ока будто расплавились, а его плоть – обуглилась, и он пал замертво подле обезглавленного им тела. Но скорее, чем останки кальмара коснулись земли, а подданные Кризалис вздохнули с облегчением, из джунглей вдруг с пронзительным рёвом вырвались ещё два цефа и в стремительном прыжке обрушили свои лезвия на невысоко зависших жертв. И если один из чейнджлингов вовремя успел уклониться в сторону, лишь благодаря удаче пропустив свою погибель мимо себя, то другой был разрублен на три части, которые грузно свалились возле люка.

Оставшиеся перевёртыши взлетели выше на несколько метров, в то время как тот, кому секунду назад повезло не попасть под тесаки, превратился в огромного бурого медведя и вступил с цефами в ближний бой. Другие же направили свои магические лучи в заросли, откуда в них уже летели пучки плазмы. Преображённый в могучего зверя оборотень сильным ударом лапы сумел послать одного из сталкеров в ближайшее дерево, а второму сумел прокусить глотку, как только тот в прыжке вонзил тесаки в его плечо. Но уже через секунду из кустов на четвереньках выбежал цеф-лазутчик и, хищно атаковав, проделал своими клинками две глубокие дыры в спине медведя. Взревев от боли, тот изо всех сил старался сбросить его с себя, пока на помощь к нему не пришёл сталкер, очухавшийся после удара об древесный ствол. Постепенно они вдвоём разорвали сменившего облик чейнджлинга на куски, а троих из тех, кто зависли в выси, сбили пучки плазмы. Их осталось всего семеро, и как только им удалось прикончить цефов, чьи устрашающие фигуры победно возвысились над трупом медведя, который стал перевёртышем почти сразу, как только испустил дух, они приняли решение отступать.

– Улетаем отсюда! Улетаем!

Получив команду от старшего, они начали набирать высоту так быстро, как только им позволяли мушиные крылья с небольшими дырками. На поляне осталось пять их мёртвых собратьев и три трупа цефов. Вскоре они скрылись за ветвями деревьев, хотя ещё было слышно, как из зарослей по ним палят, судя по всему, из плазменных пистолетов. Непроизвольно вздрогнув после увиденных убийств, Дэринг посмотрела на Номада, а тот в свою очередь на неё, не обращая внимания на то, что режим маскировки продолжал делать их невидимыми. Они сразу поняли настрой друг друга без лишних слов и даже выражений глаз. Какое-то время сверху ещё слышались голоса прогнанных чейнджлингов, а из зарослей, раскинувшихся на противоположном краю поляны, звучали вой и рычания, которые принадлежали пришельцам. Тем не менее, постепенно они удалялись, а через полминуты воздух наполняли одни лишь звуки дождя.

Считая необходимым рискнуть, Номад вырубил режим маскировки и, взяв ружьё в обе руки, двинулся из кустов к поляне. Дэринг не стала отсиживаться в укрытии, хотя и полагала, что выбираться на место отгремевшего побоища не только опасно, но и бессмысленно. Она догадывалась, что интерес её напарника привлёк этот странный люк. И хотя её саму заинтриговала природа сооружения, совершенно не вписывающегося в естественную среду джунглей, всё же она думала, что тратить на него драгоценное время совсем не стоит. Вместе с тем пегаска не стала высказывать возражения, подсознательно всё же поддавшись своему любопытству. Хотя как только она выбралась из зарослей, взгляд её округлённых глаз прежде всего приковался к останкам сражавшихся. Она не могла отрицать, что увиденная стычка потрясла её до глубины души. Пронзительный вой цефов, похожий на демонический, колебал её сердце, а при виде того, как их тесаки рубили перевёртышей, она чувствовала крайне неприятно подступавшую к глотке рвоту.

Шагая за бойцом в нанокостюме, поняша не отрывала глаз от окровавленных кишок, которые вывалились на землю из чёрного тела, поделённого смертоносными лезвиями на три части. От этого жуткого зрелища ей свело живот. Настолько изуродованных останков она прежде не встречала никогда, хотя порой ей доводилось видеть такое, чего многие другие пони не смогли бы даже представить. Наконец остановившись, пегаска перевела взор на мёртвых цефов, а потом на носителя наноброни. Тот в свою очередь замер над люком.

– Ну и месиво! Настолько своих жертв не уродуют даже самые свирепые ягуары, – напряжённо пробормотала Дэринг, вернувшись к разглядыванию мертвецов, а затем вновь посмотрев на инопланетян и обратившись к своему партнёру: – И эти твари уничтожили ваш мир?

– Не ягуары же, – сдержанно усмехнулся Номад, метнув взор к пегаске. Та нервно сглотнула, но всё же нашла в себе силы отстраниться от того ужаса, последствия которого покоились у её ног, и погарцевала к бойцу, всецело сосредоточившись на люке.

Металлическая крышка имела две створки, небольшие ручки и четыре задвижки вдоль щели, проходящей точно посередине усечённого по углам треугольника. Понятия не имея, что это такое, и каким образом оно оказалось посреди глухих джунглей, где в принципе нет цивилизации, Ду озадаченно взглянула на носителя наноброни, чей красный визор очень тускло сиял во тьме.

– Что это? – осведомилась поняша после недолгого безмолвия, снова внимательно осмотрев люк.

– Как давно крестоглазые появились в вашем мире? – задал контрвопрос боец в нанокостюме.

– Не знаю, я впервые их увидела, когда они разорили Сомнамбулу, а потом около недели пробыла у них в плену, – ответила искательница приключений, мельком вспомнив, как считала дни по рассветам и закатам, видневшимся сквозь дыру в потолке Пирамиды Тьмы, часами напролёт вися на цепях и чувствуя мучительную боль в суставах всех четырёх копыт. Тогда каждые сутки тянулись бесконечно. – А что?

– А то, что это их штуковина, – ответил суперсолдат, мотнув головой на правую створку люка, где красовался характерный символ. – Видишь скорпионий хвост?

– Если честно, то с трудом, – слегка задумчиво протянула Ду, напрягши зрение и увидев во тьме лишь нечто закруглённое. Без подсказки бойца трудно было бы понять, что это – хвост скорпиона.

– Это их знак, – сообщил Номад, а потом оглянулся и заметил рядом россыпь лопат, которыми, судя по всему, работали чейнджлинги. – Надо бы проверить, что внутри.

– Не опасно ли? – почти бесстрастно бросила пегаска. – Пока мы будем вскрывать эту штуковину, сюда могут вернуться как чейнджлинги, так и те твари, не говоря уж о том, что там под землёй.

– Рискнём, – спокойно отвечал оператор нанокостюма. – Если под этим люком всё спокойно, то мы хотя бы сможем там переночевать.

– Вот именно, что «если», – угрюмо отозвалась Дэринг. Вздрогнув от неприятных воспоминаний, она невесело вздохнула: – Мне лично не хотелось бы вернуться к тем стальным чудовищам.

– Некогда рассуждать, – отрезал боец, положив дробовик на землю рядом с собой и подобрав одну из лопат. – Просто попробуем сделать всё по-быстрому, согласна?

– Ладно, – уступила поняша, как уже её интерес привлёк инструмент, который взял в руки суперсолдат. – Впервые вижу, чтобы чейнджлинги использовали что-то вроде лопат. Почему бы им вместо того, чтобы копать своими копытами, просто не стать, например, маулвурфами?

– Кем?

– Огромными кротами, – попроще объяснила Ду, надеясь, что такие зверьки существовали в его родном мире. – И вообще, откуда у них эти лопаты?

– У вас, наверно, притырили, – предположил Номад, проверяя крепость задвижек на люке. – В Сомнамбулу к вам их банды не заявлялись?

– Не думаю, – покачала головой пегаска, хотя в мыслях признала, что не может быть в этом уверена. В конце концов, с их способностью к изменению облика им вполне было бы под силу жить среди пони, так что те даже не подозревали бы об этом.

– Следи пока за кустами, – перешёл к делу человек. – Если заметишь цефов или ещё кого, то кричи во всю глотку, ладно?

Уже зная, что он способен видеть в ночи, искательница приключений коротко кивнула без лишних слов. Тот сжал пальцы на черенке лопаты покрепче и, перейдя в режим максимальной силы, принялся сбивать её широким концом задвижки – одну за другой. Сквозь шум дождя по всей поляне разлетался лязг ударов металла об металл. Пока он долбил по люку, пегаска активно вертелась по сторонам, не желая быть взятой врасплох. Однако пока что кругом только гремел дождь и листва, колыхаемая порывами ветра. Наконец раздался последний удар, после чего Номад швырнул лопату в сторону и, ухватившись за ручку, не без труда попробовал открыть её. Когда же увесистая металлическая створка грохнулась на размоченную землю, он перешёл к другой и проделал то же самое. Вскоре люк был открыт, и поняша, напоследок ещё разок прошерстив взглядом все ближайшие заросли, подошла к нему поближе.

Встав рядом с носителем наноброни и заглянув внутрь, Дэринг не сумела различить ничего, кроме какой-то шахты, уходящей вниз. Её дна видно не было, поскольку внизу царила непролазная тьма, гораздо более густая, чем в ночных джунглях. Казалось, что она подобно чёрной воде наполняла всё подземное пространство. Номад же, видя всё более-менее детально благодаря визору, обратил внимание на то, что стены шахты сегментированы, как у складного стакана.

– Думаю, это бункерный зонд, – заключил Номад, переглянувшись с напарницей. – Такие использовались теми изуверами, что создали стальных ублюдков, для развёртки скрытых плацдармов на чужой территории и ведения партизанской войны. По сути, это мобильный склад припасов и укрытие в одном флаконе. Обычно его перебрасывают в район потенциальных боевых действий, и он автоматически зарывается под землю, чтобы найти его смогли только свои.

– И… что это значит? – осведомилась Дэринг. Выложенная суперсолдатом справка мало о чём ей сказала. – Как он тут оказался?

– Его здесь развернули киборги, – молвил оператор нанокостюма, окинув взором контур той части поляны, что была перепахана, – судя по состоянию земли, не раньше двух недель назад. Если, конечно, всё тут перерыли не мухопони. И если я прав насчёт его назначения, то, скорее всего, внизу будет только оружие или какие-нибудь другие припасы. Во всяком случае, им его пришлось откапывать, а значит, что стальных уродов мы там вряд ли встретим. Не думаю, что они стали бы себя замуровывать под землёй.

– Знаешь, мне всё равно не хотелось бы туда спускаться без фонаря, – нервно проговорила поняша, тщетно пытаясь пронзить взглядом тьму. В тот же миг к её неожиданности перестал хлестать дождь.

– Бинго, – буркнул боец в наноброне в адрес напарницы. В ответ на её вопросительный взгляд он сразу же пояснил: – Попробуем сделать факел. Скидывай сумку и доставай аптечку, керосин и спички.

Пегаска тотчас же повиновалась, а сам суперсолдат подхватил оружие и направился к зарослям, чтобы отломить от какого-либо дерева достаточно ровную и толстую ветку. Как только подходящая была добыта, он вернулся к люку, где его спутница уже разложила все необходимые предметы на одной из створок, дабы не испачкать их вместе с сумкой в грязи. Опустив дробовик на землю подле себя в пределах моментальной досягаемости, он открыл аптечку и извлёк из неё бинты. Некоторая их часть была вымочена в керосине и пошла на обмотку ветки. Ожидая, пока он закончит, пони продолжала следить за зарослями, где вполне могла затаиться скрытая угроза.

Занимаясь своим делом, Номад в то же время поглядывал наверх, зрительно изучая нависшие над поляной деревья. Некоторые их ветви – особенно с северной стороны – были изрядно поломаны, а отдельные и вовсе по какой-то причине обуглились. Очевидно, от пожара эту часть леса спас сезон дождей. Оценив все имеющиеся детали, боец выдвинул наиболее правдоподобную гипотезу:

– Похоже, его сюда сбросили с воздуха.

– Как же он не расшибся? – задалась вопросом Ду, тоже подняв очи к тёмному небу.

– Затормозил реактивными соплами перед падением, – ответил человек, не отрываясь от своей работы. – Эти зонды специально приспособлены к таким посадкам. Их хоть из космоса сбрасывай.

Чиркнув спичкой, Номад зажёг факел, свет которого мгновенно осветил нутро шахты. В глубину она тянулась почти на пять метров, а судя по едва заметным бликам, отражавшимся внизу, казалось, что бункер наполнен водой. Этот факт несколько смутил пегаску.

– Мне кажется, или он затоплен? – вопросительно протянула она.

– Вода внутри есть, – подтвердил боец в нанокостюме. – Похоже, в нём течь, должно быть, грунтовые воды постепенно попадают внутрь.

– И как ты планируешь в нём переночевать? – с долей скепсиса поинтересовалась искательница приключений.

– Мы ещё не знаем, что там дальше, – ответил суперсолдат, проведя взглядом по длинной металлической лестнице, ведущей в бункер и упирающейся в воду. Затем он посмотрел на копыта своей напарницы и осведомился: – Сможешь спуститься по таким ступеням?

– А в чём проблема? – непонятливо отозвалась Ду.

– Ну, если всё путём, то полезли, – бодро произнёс носитель наноброни. Держа факел в левой руке, он повесил дробовик на плечо и ступил на лестницу, пока пегаска убирала вещи в сумку, а потом взвалила её на себя, чтобы спуститься в бункер вместе с поклажей.

Напоследок повертевшись по сторонам и не заметив ничего, что свидетельствовало бы о близком присутствии врагов, Дэринг тоже спустилась в шахту и принялась аккуратно переставлять ноги со ступени на ступень. Её передние копыта надёжно хватались за лестницу, не позволяя свалиться вниз. Номад же продвигался вниз увереннее, чем она, но это нисколько не подстёгивало её к ускорению. Осторожность она всегда ставила превыше всего. Вскоре боец уже спрыгнул на пол, плюхнувшись в воду глубиной по колено, и принялся осматривать то, что предстало перед его взором, между тем ожидая свою напарницу. Цокот её копыт раздавался ещё не более полуминуты, по прошествии которой она уже стояла рядом с носителем наноброни в холодной воде, достававшей ей почти до живота.

Свет факела освещал относительно небольшое пространство кубической формы, к которому примыкало округлое дно шахты. По углам бункера размещались реактивные двигатели, чьи дюзы выступали наружу, где ныне не было ничего, кроме толщи земли. Тем не менее, взор компаньонов в первую очередь застыл на том, что заполняло большую часть помещения. Это были некие контейнеры бочкообразной формы с выпуклыми вершинами, имеющими ядовито-зелёный цвет. Решив рассмотреть их поближе, Номад двинулся вглубь бункера по воде.

Боец в нанокостюме делал небыстрые широкие шаги, слыша, как за ним плетётся пегаска, и не спускал глаз с контейнеров. Они стояли ровными рядами, занимая больше половины бункера, и ничего кроме них здесь на первый взгляд не наблюдалось. Хотя кратко оглядевшись по сторонам, он заметил на правой стене длинную вешалку с пятью костюмами химической защиты и двумя наплечными сумками. Наконец он подошёл к ближайшему контейнеру и легонько постучал по нему пальцами, услышав глухой звон.

– Что это за бочки? – осведомилась пони, тоже подойдя поближе. Помолчав несколько секунд, партнёр дал ей весьма настораживающий ответ:

– Химические контейнеры, под завязку наполненные жидким тибериумом.

– Зелёным кристаллом? – неприятно удивилась искательница приключений.

– Именно, – кивнул Номад. – Если у этого бункера и вправду пробит корпус, и сюда попадают грунтовые воды, то любая утечка может поставить жизнь в этих джунглях под охрененно большую угрозу.

Услышав пугающий прогноз, Дэринг округлёнными очами сверлила бочки с тем веществом, которое уже успело нанести Эквестрии незаживающую рану, пока Номад не двинулся к вешалкам, унеся с собой источник света. Недолго думая, поняша присоединилась к нему, так как пялиться на контейнеры не имело никакого смысла. Между тем оператор нанокостюма уже вытащил из левой сумки первое, что попалось ему под руку – какую-то старую тетрадь. Аккуратно развернув её в ладони, стараясь нечаянно не обронить в воду, он подметил, что бумага здесь настолько древняя, что уже даже сделалась жёлтой. Оба открытых листа наполнялись цифрами, формулами и целыми строками письма, которое было ему непонятно.

– Здесь всё по-арабски.

– В смысле, по-седельноарабийски? – уточнила Дэринг, услышав знакомое наименование. Метнув к ней взгляд красного визора, боец пялился на неё, казалось, в недоумевающем безмолвии. Не получив никакого ответа в течение нескольких секунд, она решила попросить: – Дай-ка, я взгляну.

Развернув тетрадь перед глазами поняши, суперсолдат выставил факел так, чтобы его свет попадал на страницы. Ду слегка прищурила глаза и начала сосредоточенно водить ими по написанному, чем немало удивила своего спутника. «Неужели ей знаком не только английский?», – про себя задался он вопросом.

– Ты что, можешь это прочесть?

– Да, я знаю три языка, не считая эквестрийский, – гордо ответила пегаска, вчитываясь в строки. Уловив общую суть текста, она выложила: – Кажется, это что-то вроде исследовательского дневника. Я, конечно, понимаю не все слова, но здесь, судя по всему, расписываются некие химические процессы. Иногда приводятся ссылки на работы какого-то… доктора Жиро.

– Жиро? – со сдержанным удивлением произнёс суперсолдат. – Знакомый перец…

– Ты знал его? – без пристрастия полюбопытствовала Ду, оторвав глаза от тетради.

– Не то что бы я пил с ним пиво за просмотром бейсбола, но знаться, было дело, приходилось. В любом случае, сейчас он уже давным-давно мёртв.

Искательница приключений не стала читать дальше, и носитель наноброни убрал тетрадь в рукав одного из химкостюмов, а потом взял ту самую сумку и несколькими резкими движениями вытряхнул её содержимое в воду. На тёмную гладь пали две письменные ручки, несколько пластиковых пробирок и брелок с тюркским оберегом в виде изображения глаза на слегка выпуклом синем стёклышке. Все предметы довольно быстро ушли на дно, едва пегаска успела их разглядеть. Особый интерес у неё вызвал амулет, утонувший первым, ведь подобных ему она ни разу не встречала, хотя успела за свою жизнь повидать самые разные волшебные побрякушки.

Задумавшись, поняша недолго пялилась на воду, скрывшую содержимое сумки под собой, пока не отвлеклась на суперсолдата. Тот уже перешёл к дальнейшему осмотру имущества, хранимого в бункере незнамо с какой целью. Не выпуская факел из большого и указательного пальцев, он постарался аккуратно ухватиться за лямки обеими руками и раскрыть сумку. Как только ему это удалось, его глаза тщательно изучили то, что таилось внутри. Из его уст вырвался лёгкий смешок.

– Что там? – нетерпеливо осведомилась пони, не дождавшись комментариев от напарника. Тот посмотрел на неё и коротко шепнул с ноткой веселья:

– Маленькие радости жизни!

Прежде чем Номад успел продемонстрировать нутро сумки, а Дэринг что-либо уточнить, снаружи послышался чей-то оживлённый галдёж. Нетрудно было догадаться, что к люку вернулись чейнджлинги. Сразу повесив сумку на одно плечо, а с другого сняв дробовик, боец поспешно передал факел в зубы пегаски и приготовился в случае чего дать отпор любому, кто решит вторгнуться сюда с недружественными намерениями. Правда, оставаться здесь было неразумно и даже опасно, несмотря на то, что выход отсюда уже заблокировали извне. Тем не менее, боец в наноброне направил свой тихий шаг к лестнице, но тотчас же замер, услышав сверху возгласы тех, кто, судя по всему, встали по краям люка и устремили взоры вглубь шахты:

– Кажется, здесь уже кто-то побывал!

– Может быть, пони и то странное существо?

– Если это так, то нужно обыскать всё вокруг. Королева требовала, чтобы мы привели их к ней!

Услышав эти слова, Номад и Дэринг напряжённо посмотрели друг на друга. Выходит, за ними уже ведётся планомерная охота со стороны перевёртышей. Придя к такому выводу, оператор нанокостюма подумал, что им стоило бы потушить факел, но не успел совершить ни малейшего движения, как уже его опасения оправдались:

– Эй, ребята, там, похоже, что-то светится!

– Давайте проверим! Вы, двое – разведать, что внизу! Остальным следить за кустами! Эти чудовища где-то рядом!

Почувствовав учащение пульса, суперсолдат жестом велел своей спутнице спрятаться за углом у выхода из шахты. Вскоре подземное пространство наполнилось шелестом крыльев двух чейнджлингов, спускающихся вниз, усиливаемым акустикой. Двинувшись к месту, указанному бойцом, пони краем глаза заметила, как тот вдруг будто растворился в воздухе.

Маскировка активирована, – произнёс голос нанокостюма, как только Номад перешёл в соответствующий режим и настроился на решительные действия. Его пальцы крепче сжали оружие, когда он прикинул план по борьбе с незваными гостями. Успев кое-что узнать о чейнджлингах со слов пегаски, а также услышав сверху, что те разыскивают их по приказу своей предводительницы, он не собирался с ними церемониться.

Замерев под стеной, Дэринг напряглась в готовности импровизировать, если это будет необходимо. Её зубы крепко сжимали древко факела, который и выдал их перед стопившимися наверху перевёртышами. Шелест мушиных крыльев усиливался, пока из шахты не вылетели два чейнджлинга. Вмиг их фасеточные голубые глаза нацелились на источник света и узрели пегаску.

– Здесь пони! – завопил вдруг один из них. – Здесь…

Его восклицания были резко прерваны ударом приклада в нижнюю челюсть. Появившаяся из ниоткуда фигура Номада сияла красным светом, и его удар, существенно усиленный костюмом, поверг неприятеля в воду. Затем броня сверкнула белой вспышкой, и суперсолдат с ошеломительной скоростью навёл ствол на до смерти напуганного второго перевёртыша и спустил курок. В помещении грянул грохот выстрела. Дробь вонзилась в чёрную плоть и мощным толчком отшвырнула обмякшую тушу к подножию лестницы без какого-либо труда.

Передёрнув затвор, Номад заметил, что на поверхности происходит какой-то переполох. Оттуда доносились неразборчивые выкрики, и казалось, что на гибель двух своих собратьев на дне бункера эти существа вообще никак не отреагировали. Догадавшись, что их что-то отвлекло, Дэринг подошла к шахте и предположила:

– Наверняка там пришельцы.

В следующую же секунду её гипотеза подтвердилась воем цефов-сталкеров. Снаружи происходила вооружённая стычка – одна из многих, – и пегаска вслушивалась в её жуткие звуки, стоя посреди холодной воды на дне тёмного бункера в скребущем по нервам ожидании. Вой, рычание, предсмертные крики и лязг клинков – всё это крайне неприятно впивалось в её ушки. В какой-то момент она посмотрела на стоящего возле неё суперсолдата. Она не могла видеть выражение его лица, поскольку оно скрывалось за маской, но ей казалось, что он, как ни странно, совершенно спокоен. Хотя пони словно стояла на иголках, осознавая, что попала вместе со своим напарником, по сути, в капкан, тот в свою очередь хладнокровно ожидал исхода боя, опустив ствол вниз. Его дыхание было ровным и беззвучным.

Шумы доносились сверху около минуты, пока вдруг не воцарилась чуть ли не гробовая тишина, начало которой ознаменовал последний рёв, возможно, убитого кальмара. Выждав десять секунд, чтобы быть уверенным, что там всё затихло, Номад направился к лестнице. Его напарница хотела, было, у него спросить, каков дальнейший план, но вспомнила про факел у себя в зубах. Впрочем, ухватившись за одну из ступеней, боец сам всё выложил:

– Попробуем вырваться отсюда, пока они умолкли. Держись за мной, я, если что, прикрою.

В ответ пегаска согласно кивнула, заметив, как снова пошёл дождь, капли от которого заладили пускать круги на воде в шахте. Теперь факел был бесполезен, поэтому она выплюнула его, чтобы древко не занимало ей рот, и тоже поспешила вскочить на ступени, по которым уже карабкался носитель наноброни. Он не выпускал рукоять дробовика из пальцев, поэтому держался другой рукой за край лестницы, постоянно подтягивая её всё выше и выше. На поверхности пока что только хлестал сильный дождь и дул ветер, однако, подбираясь к люку, он на всякий случай врубил маскировку. Он никогда не считал перестраховку излишней.

Ступив на сырую землю, Номад перехватил ружьё поудобнее и принялся выискивать поблизости затаившихся врагов. Но никого не наблюдалось ни возле люка, ни в зарослях. Тем не менее, на поляне появилось ещё больше останков, чем раньше – как кальмаров, так и чейнджлингов. Похоже, что они снова разошлись на равных, покинув поляну, как в прошлый раз. Между тем, оглядывая трупы, боец в нанокостюме заметил среди них пару небольших валунов размером со слоновью голову. Раньше их здесь точно не было…

От разглядывания камней суперсолдата отвлёк рёв цефа, сотрясший воздух где-то в зарослях. Он нацелил дробовик в ту сторону, откуда доносился звук, но к своей неожиданности и даже ошеломлению заметил, как оба валуна вдруг озарились ядовито-зелёным магическим пламенем, и в следующий миг в атаку на него уже летели два чейнджлинга. Молниеносно выстрелив навскидку, будучи наученным этому за долгие годы войн, он в долю секунды прихлопнул того противника, который нёсся к нему слева, но на убийство правого времени уже не оставалось.

Махая крыльями изо всех сил, другой чейнджлинг оскалил зубы, подобно хищной змее, и при помощи рога создал перед собой магический щит, дабы врезаться им в человека в надежде тем самым оглушить его. Интуитивно поняв, что дробь, пусть даже и электрическая, не сумеет пробить эту энергию, Номад замер, а в последний момент ловко подался в сторону и кувырнулся через плечо. Далее, встав на колено, он прицельно пальнул в спину промахнувшему перевёртышу, и тот свалился наземь с изрешечённой задней частью тела.

Напряжённо выдохнув, оператор нанокостюма наконец заметил, что суета происходила не только у него. Слух бойца уловил, как позади что-то гулко стукнулось об металлическую поверхность. Обернувшись, он увидел, как Дэринг прижимает всем своим телом поваленного на створку чейнджлинга и заламывает ему переднее копыто за спину. На её лице проступал яростный оскал. Увидев эту картину, он немало изумился боевым нравом пегаски, сумевшей побороть противника даже после целого дня пути, будучи крайне измотанной.

Перевёртыш строптиво бился под весом пони, не желая признавать своё поражение, но затих, увидев, как над ним нависла устрашающая фигура человека в наноброне. Не отрывая глаз от красного визора, это существо нервно сглотнуло, а Дэринг наконец смогла ослабить хватку.

– После недели пыток и целого дня пути по пескам делать это стало труднее, чем раньше, – сквозь зубы процедила пегаска, тяжело дыша. Она ощущала, как нагрузка и волнение сдавливает ей грудь.

– Впечатляет, Дэринг, – выразил ей комплимент Номад, на что она коротко кивнула. Присев на корточки перед чейнджлингом, он упёр ствол ему прямо в нос и спокойно проговорил: – Значит так, мухопони, рыпнешься – тут же нажрёшься дроби, ясно?

– Кто вы и что здесь делаете? – огрызнулся перевёртыш, стараясь скрыть свой страх за показной непримиримостью.

– В общем, тебя предупредили, – бросил оператор нанокостюма, по тонкому скрипучему голосу определив, что перед ним особь женского пола. Переведя взор на спутницу, он обратился к ней: – Можешь отпустить её, Дэринг. Она никуда не дёрнется.

– Как скажешь, – выдохнула Ду, после чего слезла с поваленного ею врага и, встав подле сумки, брошенной рядом на ту же створку, схватилась копытцем за грудь. Заметив, что боец посмотрел на неё, она вымученно пожаловалась: – Сердце тянет…

– Отдышись, – посоветовал суперсолдат, по-дружески кивнув ей. Затем его тускло светящийся во тьме визор уставился на чейнджлинга, отважившегося подняться и сесть на круп. – Теперь что касается тебя…

– Как вы двое посмели вторгнуться в земли Улья? – дрожащим голосом потребовала ответа перевёртыш, перебив чужака. Она тщетно старалась, чтобы её вопрос прозвучал скорее грозно, чем боязливо.

– Эй, детка, вопросы здесь задаём мы, – с иронией провозгласил человек, легонько ткнув дулом в подбородок до жути напряжённого существа. Его фраза заставила расположившуюся в сторонке Ду вздрогнуть. Она помнила, как такое же правило объявили киборги, когда допрашивали её. Номад же перешёл к делу: – Я слышал, как вы переговаривались, что ваша Королева велела вам привести нас к ней, правильно? Чем же мы ей вдруг не угодили?

– Земли Улья запретны для всех, кроме истинных чейнджлингов, – сказала местная жительница, собрав в копытца всю свою серьёзность. – Мы здесь не жалуем чужаков, поэтому вы должны предстать перед Королевой Кризалис! Она решит вашу судьбу!

– Вот оно что, – протянул боец в наноброне, держа пленницу на мушке. – И как давно вы зна…

Номад оборвался на полуслове, внезапно вскинувшись, когда за его спиной вновь прозвучали жуткие голоса цефов. Он не хотел искушать судьбу, а потому выпрямился во весь рост и нацелился на заросли. Вой сталкеров раздался в очередной раз, а вместе с тем он услышал подле себя судорожный цокот копыт по металлической створке.

– Эй, она уходит! – воскликнула Дэринг, вскочив на копыта, невзирая на изнеможение, и приготовившись броситься в погоню. Обернувшись через плечо, Номад заметил, что пленница оторвалась от земли и на всех парах полетела к противоположным зарослям, но в том, чтобы догонять её, он не видел никакого резона.

– Чёрт с ней, она нам погоды не сделает, – охладил он пыл своей подруги.

Как только носитель нанокостюма повернулся обратно к зарослям, оттуда с воем вырвался кальмар с тесаками, а за его спиной среди листьев мелькнул другой. Внутри компаньонов вмиг всё подпрыгнуло. Не теряя твёрдости духа, суперсолдат прицелился в летящую на него махину и спустил курок. Дробь врезалась в пришельца, и её мощи хватило на то, чтобы отбросить его назад. Сделав пару шагов вперёд, он совершил контрольный выстрел, как уже показалась другая жуткая тварь.

Цеф стремительно выбежал на поляну и совершил хищный прыжок, занеся лезвия над головой, в то время как Номад, сгорбившись, поспешил нырнуть под оторвавшуюся от земли тушу. Пропустив тесаки над собой, он с плеча вдарил в металлические опоры кальмара, отчего тот кувырнулся в воздухе и грузно свалился на спину. Нельзя было терять ни секунды, поэтому боец в наноброне перешёл в режим максимальной скорости и молниеносно врезал прикладом в покрытую маской морду инопланетянина, прежде чем тот успел вскинуться. Гадкие желеобразные внутренности разбрызгались в разные стороны.

– Пульса нет, – подытожил Номад, пнув безжизненный труп цефа с разбитой головой. Он поднял взор на Дэринг и застал её с разинутым от ошеломления ртом. Пронаблюдав, как лихо боец прикончил чудовищ с тесаками, пони уже нисколько не сомневалась, что он определённо знает, с чем имеет дело. Не спуская с неё глаз, он переступил через останки и добавил: – Пациент скорее мёртв, чем жив.

Постаравшись прийти в себя, Дэринг встряхнула головой, так что дождевые капли слетели в разные стороны с полей её шлема. Оставаться здесь было смертельно опасно, поэтому, как только суперсолдат вернулся к люку, она перешла к делу:

– Что будем делать? Думаю, этот самый бункер ничем нам не поможет.

– Да, мы зря потратили на него время, – признал оператор наноброни. Пару секунд подумав, он оглянулся на трупы, усеявшие поляну, и мрачновато произнёс: – Поздравляю, теперь мы официально в розыске сразу у двух сторон конфликта!

– Не хватало ещё на глаза стальным чудовищам попасться, – тревожно протянула Ду, напяливая на себя седельную сумку.

– Не волнуйся, лучшее впереди, – иронично усмехнулся Номад. – Что-то мне подсказывает, что тот транспортник летел сюда не на прогулку. И бункер здесь неспроста. Всё сводится к одному: они явно планируют в этих лесах полномасштабные боевые действия. Что-то им здесь нужно, а значит, мы их ещё определённо встретим. И не только их, как видишь.

Чувствуя, что ситуация может накалиться в любой момент, Дэринг невольно вздрогнула. Хотя, возможно, по её телу просто пробежал холодок от ветра, неприятно взъерошившего промокшую шёрстку. Но как бы то ни было, ей не хотелось оставаться в этом месте, в силу чего она выпрямилась, готовая идти дальше, чтобы наконец-то отыскать место для ночлега.

– Тогда нам лучше поскорее убраться отсюда!..


4.3. Худшая участь

Стоя на коленях, Твайлайт Спаркл замерла в оцепенении от ужаса и самых дурных предчувствий. Она ощущала, как мертвенный холод пробирает её до самых костей, когда к ней медленно и зловеще приближалось несколько крупных фигур, затемнённых во мраке узкого коридора. Наконец они подошли поближе, и свет одинокой неоновой лампы чётче осветил их очертания, хоть и озарял пространство очень тускло.

Это были высокие люди с широкими плечами и могучими, как ветви дуба, руками. Тот, кто шёл впереди, был облачён в стальной нагрудник, надетый поверх весьма простой рубахи, а также массивные наплечники и шлем. Его лицо скрывала маска, выставляя напоказ лишь небольшие жёлтые глаза. В его руке болталась праща, из которой он, очевидно, и оглушил того парня, который едва не учинил над пленницей то, чего ей совсем не хотелось. На поясе же у него висела обыкновенная дубина и мешочек со свинцовыми пулями для пращи, а на спине покоился карабин, вроде тех, что состояли на вооружении у бойцов Шторма.

За ним двигались ещё трое людей, не менее здоровых и широких в плечах. Но в отличие от того, кто держался впереди, они не были закованы в доспехи. Их тела покрывали плотные коричневые пончо, на лицах были повязаны красные платки с тонкими белыми узорами, а из волос, собранных лентами, торчали орлиные перья, используемые в качестве украшения. Хотя они не носили никакой защиты, тем не менее, при них имелось довольно пёстрое вооружение. На поясе каждого крепился небольшой топорик, крепкий торс облегал длинный лук, одетый через плечо, а на спине висело огнестрельное оружие вместе с колчаном со стрелами. И если двое были экипированы теми же карабинами, то третий носил необычную на вид винтовку с небольшим красным кристалликом на конце длинного ствола.

Впрочем, Твайлайт было не до изучения их арсенала. Она ждала их действий в мучительном напряжении, не решаясь встать с колен. Эти незнакомцы были похожи на каких-то дикарей, и доброжелательности от них она уж точно не ждала, особенно после всего того, что произошло мгновение назад… точнее, чуть не произошло. Четверо вышли из коридора и остановились, уперев молчаливые взгляды в принцессу, уже вконец добитую нескончаемым ужасом, который окружал её всюду с того момента, как люди Шторма дали ей о себе знать. Но спустя пару секунд они двинулись дальше, и если трое направились куда-то к лестнице, ведущей на поверхность в помещение дота, то один из тех, кто носили пончо, приблизился к напуганной девушке вплотную. Не спуская с него широко раскрытых глаз, Спаркл боязливо сжалась. Она страшилась самой мысли о том, что сейчас может произойти.

Наконец незнакомец убрал руку под пончо, в то время как пращник потянулся за своей пулей, которой он свалил с ног бойца Шторма, а двое других спешно побежали вверх по лестнице. Ощущая, как от бессильной тревоги на глаза накатывает пелена помутнения, сиреневокожая девушка плотно зажмурила их от перенапряжения. Несколько секунд в ожидании чего-то кошмарного и угрожающего шли невыносимо долго, но в какой-то момент она почувствовала, как крепкие руки незнакомца весьма бережно обхватили её тонкие запястья. Затем Принцесса Дружбы по ощущениям догадалась, что он старается снять с неё наручники. Она удивлённо открыла глаза и вновь поймала себя на мысли, что утратила понимание того, что творится вокруг неё.

Не прошло и четверти минуты, как наручники звякнули об бетонный пол, и незнакомец в пончо резко отступил, сделав пару шагов назад, будто опасаясь, что пленница накинется на него сразу после освобождения, как дикий зверь. Пребывая в полном недоумении, Твайли наконец нашла в себе силы кое-как подняться на ноги. Слегка встряхнув руками, которые уже успели затечь от тугих наручников, но в то же время не спуская настороженного взгляда с этих странных людей, она поспешила развязать узелок на затылке и сбросить с себя повязку. Под ней, как и ожидалось, таилась клейкая лента. Осторожно отклеив сперва лишь краешек, девушка надёжно ухватилась за него и принялась с ещё большей аккуратностью сдирать её с губ, что отдавалось крайне неприятной болью. Казалось, что вместе с лентой снимается кожа. Она не делала никаких резких движений, боясь причинить себе ещё больше болезненных ощущений, пока вдруг неожиданно не раздался некий грохот, от которого её рука непроизвольно дёрнулась и тем самым освободила ей половину рта.

Вскоре с клейкой лентой было покончено, и всё внимание Твайлайт сконцентрировалось на тех, кто только что уберегли её от беды незнамо по какому жребию. В помещении возле неё оставались только двое – пращник и человек в пончо, снявший с неё наручники. Сверху по лестнице, судя по множественному топоту, спускалась целая группа людей. Не осмеливаясь произнести ни единого слова, принцесса лишь терпеливо ждала, хотя внутри неё не утихал страх. Эти незнакомцы вроде как спасли её, но зачем, с какой целью? Об этом она не переставала думать ни на секунду, отчего её сердце невольно трепетало в дичайшем напряжении.

Подумав немного, пращник решил отодвинуть сваленного им с ног парня к стене. Твайлайт не знала, жив ли тот, или же свинцовая пуля выбила из него жизнь, но думать об этом ей было некогда. В скором времени с лестницы в помещение бункера высыпал целый отряд таких же дикарей, как и те четверо, что спасли её от насилия со стороны бойца Шторма. Порядка десяти с лишним высоких фигур – в основном в пончо, хотя несколько человек носили доспехи, – выстроились перед стеной, и принцесса принялась зрительно их изучать, пребывая в безмолвном смятении. Но не успела она в который раз задать себе всё те же вопросы, не имевшие ответов, как уже сквозь нестройную шеренгу дикарей протиснулась, судя по комплекции, молодая девчушка, тоже, как и её компаньоны, одетая в длинное пончо. Из её кудрявых золотистых волос, собранных широкой лентой, торчали два пера, а лицо скрывалось за повязкой.

Все те, кто спустились сверху, держали оружие наготове. И если одни сжимали в пальцах луки, то руки других надёжно держали карабины и штурмовые винтовки. Отдельные же носили те самые необычные орудия с кристаллами, прикреплёнными к стволам, как штыки, на корпусе одного из которых Спаркл мельком заметила эмблему, изображающую чёрный силуэт в виде согнутого скорпионьего хвоста на красном фоне. В разум девушки тотчас же, подобно стреле, впилась мысль о ЛЕГИОН’е, на краулере которого красовался тот же знак на всю ширину круглой площадки. Впрочем, её рассуждения об этой загадочной детали оборвались, так и не начавшись. Её внимание вмиг приковалось к незнакомой девушке, вышедшей вперёд своих людей.

– Принцесса Твайлайт, – с явным облегчением выдохнула она, осмотрев сиреневокожую девушку с ног до головы. – Хвала Великому Духу, мы успели вовремя! С тобой всё в порядке?

– Эм… да, – нерешительно ответила Твай, ещё больше запутавшись. В её глотке ощущалась неприятная сухость, поэтому она судорожно сглотнула и всё же сочла необходимым полюбопытствовать: – Но откуда ты знаешь моё имя?

– Разве ты не помнишь меня? – добродушно отозвалась незнакомка и сняла наконец с лица платок, а затем назвала своё имя: – Я – Литтл Стронг Харт. Мы с тобой познакомились несколько лет назад в Эппллузе.

– Ты из племени южных бизонов? – до глубины души удивилась Принцесса Дружбы. В её голове всё смешалось в полнейшую неразбериху. Внутри неё воцарилось изумление, с коим также смешивалась радость от того, что посреди всего того ужаса, который происходил с момента её похищения, она встретила дружественное лицо. Само собой, она помнила эту совсем юную бизониху, пусть даже теперь та предстала перед ней в человеческом обличье. Поэтому она инстинктивно подалась к ней, но та резко отступила на шаг назад и вытянула руку вперёд.

– Пожалуйста, Принцесса Твайлайт, лучше не подходи к нам! – несколько встревоженно предупредила она, что вогнало сиреневокожую девушку в ступор и заставило ту замереть на месте. – Это может быть опасно. Мы заражены зелёным кристаллом.

В подтверждение своих слов Стронг Харт слегка сдвинула пончо с плеча, и взору Твайлайт представились небольшие кристаллики тибериума, словно инкрустированные в её кожу бронзового цвета. От увиденного у принцессы перехватило дыхание. Как оказалось, все эти люди носили на себе метку смерти.

– Вы заражены? – растерянно переспросила Спаркл, окончательно сбившись с толку. Сопоставив всё то, что ей сказала эта девчушка, она пришла в крайнюю степень недоумения, и из её уст полился целый поток несвязных слов: – Постой, что? Вы все из Эквестрии? Но… как такое возможно? Каким образом вы попали в этот мир? Без волшебного зеркала…

– Мы нашли другой портал, – твёрдо ответила Стронг Харт, прервав бурный поток вопросов принцессы.

– Другой портал?

– Да, на небольшом островке недалеко от побережья Лас-Пегаса, – тотчас же подтвердила бронзовокожая девчушка. Твай смутилась ещё больше. Ранее она даже не догадывалась, что в этот мир существуют иные ходы, помимо зеркала-портала. Впрочем, в первую очередь её озадачивало кое-что другое.

– И вы выжили после падения метеорита? – продолжала удивляться Твайли. Она не могла поверить, что кто-то мог уцелеть после катастрофы, грянувшей в прошлом году. Поскольку Эппллуза была стёрта с лица Эквестрии, ни она, ни кто-либо другой среди пони даже не сомневались, что никого живого во всей южной пустыне попросту не осталось. Хотя механизмы ЛЕГИОН’а упоминали, что в их родном мире бывали случаи, когда люди выживали после заражения. – Но как вам это удалось? И что вы делаете в этом мире? Что здесь вообще происходит?

– Прошу тебя, Принцесса Твайлайт, возьми себя в копыта, – попросила Стронг Харт, выразившись привычным языком. Она чувствовала, что сиреневокожая девушка на грани срыва. Но, кажется, её слова оказали на спасённую пленницу нужное действие. – У нас в этом мире очень важное дело, поэтому мы страшно спешим. Я расскажу тебе всё по пути, хорошо?

Недолго думая, Твайли утвердительно кивнула, несмотря на то, что всё ещё ощущала себя вконец запутавшейся. И хотя тревога внутри неё стала постепенно затихать от осознания того, что отныне она оказалась среди друзей, всё же её руки продолжали едва заметно трястись, а в ногах чувствовалась слабость. Будучи вымотанной настолько, что для неё стала трудной даже мыслительная деятельность, она покорно согласилась подождать, пока ей разъяснят всю суть сложившейся ситуации.

В то же время Принцесса Дружбы окинула беглым взглядом группу своих спасителей, и теперь ей стало ясно, что люди в пончо с орлиными перьями в волосах – это не кто иные, как бизоны, некогда проживавшие недалеко от Эппллузы и ведшие кочевой образ жизни под предводительством вождя Тандерхувса. Затем она присмотрелась к тем, кто были облачены в доспехи, и её разум на мимолётное мгновение вернулся к тем далёким временам, когда Рарити, сама того не желая, стала объектом похищения из-за своей чудесной способности чувствовать драгоценные кристаллы.

Несомненно, эти здоровяки в стальных нагрудниках являлись алмазными псами, и придя к такому заключению, Твайлайт вспомнила доклад Мисти Флай, о котором говорила Рэйнбоу Дэш. Почему-то внутри неё поселилось предчувствие, что она вот-вот услышит кое-что новое о ЛЕГИОН’е. Что-то, отчего ей станет страшно возвращаться в Эквестрию…

Между тем Стронг Харт снова натянула на лицо платок, после чего обратила внимание на парня, который так и лежал неподвижно под стеной. Подле него высилась высокая фигура пращника, чей выстрел не дал ему удовлетворить своё желание. Убедившись, что боец Шторма недвижим, девчушка подняла взор на здоровяка и несколько недовольно вопросила:

– Ты что, убил его?

– Нет, он жив – я проверил, – ответил пращник, виновато помотав головой. Пуская пулю, он знал, что не убьёт его, учитывая, что в столь узком коридоре был невозможен хороший замах. – Хотя парочку рёбер я ему, может быть, и сломал.

– Аккуратнее, – призвала Стронг Харт, утомлённо вздохнув. Сняв с пояса обыкновенный фонарик, она включила его и посветила на оглушённого парня, после чего обратилась к своим компаньонам: – Кто-нибудь знает его?

Дикари промолчали, некоторые мотали головами, остальные лишь задумчиво обменивались друг с другом взглядами. Но как только взор Твайлайт пал на лицо парня, озарённое светом фонаря, ей буквально стало не по себе, тем более после того, что он с ней едва не учинил. Как и казалось раньше, когда на нём была надета маска и куртка, он был совсем юн, его кожа имела серо-синий оттенок, на щеках проступали веснушки, а короткие золотистые волосы стояли торчком. Принцесса не могла не узнать его…

– Стар Трекер?! – ошарашенно выпалила она, глядя на парня округлёнными очами.

В тот же миг в голове сиреневокожей девушки сами собой начали всплывать мысли о том Стар Трекере, с которым она была знакома в Эквестрии. Ей не верилось, что столь милый добрый парень мог стать прислужником сил зла и участвовать в похищениях тех, кто как-либо причастен к магии. Более того, по её коже пробегали целые толпы мурашек от осознания того, что именно он только что хотел обладать ею.

– Ты знаешь его, принцесса? – уточнила бронзовокожая девчушка, весьма удивлённо посмотрев на спасённую.

– Да, я знакома с ним в Эквестрии, – заворожённо ответила Твайлайт.

Тут-то в памяти принцессы, будто по щелчку пальцев, разом вспыхнули все те моменты, что были связаны со Стар Трекером – от круиза Айрон Вилла, на котором они познакомились, до того дня, как он прибыл в Понивилль вместе с другими добровольцами на вступление в армию. Впервые она задумалась над тем, почему он так нервничал в её присутствии, почему вечно прятал застенчивые взгляды и боялся посмотреть ей в глаза. Неужели всё это время он испытывал по отношению к ней определённые чувства?

Впрочем, тот факт, что здешний двойник Трекера возжелал Твайлайт, никак не мог что-либо говорить о том жеребце, которого она знала в родном мире, поэтому её мысли почти сразу вернулись к другому. Она вспомнила, что этот парень обратился к ней по имени незадолго до того, как получил свинцовую болванку в грудь. Откуда ему могло быть известно, как её зовут? Или бойцов Шторма заставляют знать всё о захватываемом объекте? По какой-то причине эти вопросы всерьёз заняли сиреневокожую девушку.

Не спуская свет фонаря с лица парня, Стронг Харт внимательно оглядела его. Она казалась задумчивой, особенно когда посмотрела на стоящих позади неё молчаливых здоровяков.

– Наверно, это он.

– Что? «Он»? – не поняла Спаркл, на что уроженка племени бизонов решила промолчать. Вместо этого она перевела фонарь в средний коридор, осветив тёмное пространство, из которого появились четверо, благодаря которым Стар Трекер так и не приступил к своему делу.

Взглянув туда же, Твай заметила, что перед тяжёлой дверью, запертой с другой стороны, с потолка свисает металлическая решётка, которая ранее покрывала вентиляционный проход. Вот как эти люди сумели пробраться сюда! Тем не менее, разглядеть все детали она не успела, поскольку луч света скользнул дальше. Поочерёдно Стронг Харт озарила каждый коридор, пока вдруг не заметила труп другого прислужника Шторма.

– Что с ним? – сразу же осведомилась она.

– Мёртв, – ответил один из людей в пончо, стоявший ближе остальных к покойному. Указав на оглушённого Трекера, он добавил: – Кажется, его пристрелил вон тот.

– Да, так и было, – робко подтвердила Твайли, с ужасом вспомнив ту самую расправу. Если бы Стар этого не сделал, то ей прострелили бы ноги…

– Ладно, придётся взять его с собой, – устало вздохнула Стронг Харт, словно и сама не понимала, для чего это нужно, и дала своим людям знак.

Тот самый пращник, который вырубил Стар Трекера, взвалил его на свои богатырские плечи и вместе с остальными дикарями направился наверх по лестнице. Бронзовокожая девчушка повесила фонарь обратно на пояс и позвала спасённую за собой. Та до сих пор решительно ничего не понимала, но последовала за ними, поскольку желала оставаться среди друзей ввиду явственной опасности сложившейся ситуации, несмотря на то, что ей всё так же не было ясно, каким ветром их занесло в этот мир. На ходу она посчитала нужным застегнуть пальто, оставаясь под крайне неприятным впечатлением от случившегося.

Взбираясь по ступеням параллельно со Стронг Харт между здоровяками в пончо, Твайлайт вдруг снова подумала о своих подругах, которые тоже, судя по всему, были захвачены людьми Шторма, хотя их почему-то конвоировали отдельно… возможно, совсем в другое место. Страх за них не переставал до смерти изводить её душу. Пожалуй, ей оставалось только надеяться, что эти люди позаботятся о них точно так же, как и о ней. Впрочем, она могла прямо сейчас спросить у них о том, что им известно о дальнейшей судьбе девушек после похищения, но прежде чем решилась заговорить, ступени закончились.

Выйдя в помещение дота, Стронг Харт сняла со спины лазерную винтовку и с некой настороженностью взглянула на затемнённый в ночи овраг, вид на который открывался из широкой амбразуры. Никто не произносил ни слова, и Твайлайт поддавалась этому всеобщему молчанию, тоже держа язык за зубами, хотя всё внутри неё порывалось без конца задавать вопросы, коих за последние несколько часов накопилось великое множество. Не заметив во всём видимом пространстве ничего подозрительного, предводительница отряда жестом велела всем спешно выбираться наружу.

Таинственные люди, оказавшиеся мутантами из Южной Эквестрии, которые в родном мире являлись бизонами и алмазными псами, без промедлений покинули огневую точку и направились в обход вдоль её бетонной стены, чтобы оказаться, очевидно, перед амбразурой. Твайлайт ускорила шаг, дабы не отставать от Стронг Харт. К счастью, она уже успела перевести дух после кросса по пересечённой местности в компании своих похитителей, хотя всё её тело сковывала усталость, а коленки продолжали дрожать от морального перенапряжения, не считая даже того, что здесь было довольно холодно.

Пробравшись сквозь покрытые снегом ветви кустарников, растущих подле дота, Принцесса Дружбы вышла на открытое пространство у края оврага вслед за предводительницей мутантов. Здесь их ждала группа из ещё пары десятков людей, в основном – облачённых в пончо. Все держали оружие наготове и ожидали дальнейших распоряжений Стронг Харт, исподлобья посматривая на спасённую пленницу. Бронзовокожая девчушка подошла к ним и возвела очи к небу, как если бы хотела о чём-то спросить у звёзд или луны, которые, впрочем, оставались скрытыми за плотными облаками.

Затем предводительница мутантов огляделась по сторонам, нацелив взгляд прежде всего на кроны лесных деревьев, высящихся над дотом, и осторожно принюхалась к студёному воздуху. Спаркл наблюдала за неё с недоумением, невольно напрягшись от того, что она, кажется, чем-то встревожена, а потом столь же непонятливо переглянулась со здоровяками в пончо, стоявшими к ней ближе остальных, тем не менее, держа безопасную дистанцию. Они явно не хотели, чтобы принцесса заразилась от них тибериумом.

Спустя полминуты Стронг Харт, будто уловив что-то одной ей известное в ауре окружающего мира, тревожно вздохнула и перевела сосредоточенный взгляд на того, кто нёс на себе оглушённого Стар Трекера, держа его на могучем плече, как малолетнего мальчонку. Кажется, теперь она знала, что делать дальше, но что-то в её глазах выдавало дичайшее напряжение, которое принцесса не могла не заметить.

– Вы, двое! Отнесите его к нам и ждите, пока мы не вернёмся, – приказала она пращнику и стоящему рядом с ним великану в пончо с оружием в руках. Те тотчас же повиновались и быстрым шагом потащили молодого парня в том направлении, откуда бойцы Шторма привели принцессу, прямиком через овраг. – Остальные к месту встречи! У нас мало времени!

Отдав приказ, Стронг Харт направилась к довольно широкой тропе, которая пролегала между обоими дотами куда-то вглубь этой части леса, и остальные мутанты не помедлили последовать за ней. Твайлайт пару секунд посмотрела вслед двум удаляющимся здоровякам и снова задалась множеством вопросов. Далее она поспешила нагнать уроженку племени бизонов и наконец-таки огласить их ей напрямую.

– Постой, куда это они уносят Стар Трекера? Зачем он вам? – осведомилась она. Будучи знакомой с другой версией этого парня в своём мире, она всё же испытывала по отношению к нему противоречивое беспокойство, несмотря на то, что он едва не сделал…

– Его просили сберечь, – лаконично ответила Стронг Харт, не сбавляя ход. – Если мы не ошиблись, то он может нам пригодиться в будущем.

– Пригодиться? – не поняла Твай, запутываясь всё больше и больше. Слегка встряхнув головой, чтобы прийти в себя после всех минувших потрясений и непонятностей, она решила взять диалог в свои руки: – Так, давай-ка всё по порядку, ладно? Что вы здесь делаете и как сюда попали?

– Мы здесь потому, что нас сюда послал наш лидер, – начала бронзовокожая девчушка, но принцесса сразу перебила её, озадаченно переспросив:

– Лидер?

– Да, – только и ответила та, на что Спаркл решила, что речь идёт о вожде Тандерхувсе. Но как он узнал о зазеркалье, и зачем ему посылать сюда своих бизонов? Не успела она задать этот вопрос, как уже её собеседница спокойно продолжила: – Наш лидер предсказал, что в этом мире появится угроза, и мы были посланы сюда, чтобы предотвратить её, а также спасти тебя, Принцесса Твайлайт. Твоё похищение тоже был предсказано.

– То есть, «предсказано»? – вновь озадачилась сиреневокожая девушка, не отставая от предводительницы мутантов, невзирая на усталость. Отряд уже шагал по тропе, продвигаясь в неизвестном направлении между высокими, преимущественно, хвойными деревьями, и дикари старались держаться с каждой стороны от принцессы, не выпуская винтовки и луки из рук и будучи готовыми защищать её даже ценной своих жизней. – Откуда ваш вождь знает про этот мир? И что за угроза должна здесь появиться? Как вы обо всём этом узнали?

– Наш лидер знает многое с некоторых пор. Всё это дары зелёного кристалла – великие, но нежеланные, – невесело вздохнула Стронг Харт. Уловив в её голосе печаль, Твайлайт могла себе представить, каково им – всем тем, кто, как оказалось, чудом пережили заражение и отныне вынуждены страдать от этой зелёной проказы. – С тех пор, как это случилось, нашему лидеру порой являются видения. Если честно, то я сама не понимаю, как это работает, но всё же предсказанные события в этом мире сбываются. Чуть больше одной луны назад наш лидер отправил нас сюда, чтобы мы готовились дать отпор врагам, которые захотят причинить тебе вред. Незадолго до того эти самые видения указали нам на небольшой островок в паре миль от побережья Лас-Пегаса, где мы нашли какое-то древнее святилище с порталом. Через него мы и попали в этот лес, обжили каменоломню и ждали, пока не начнётся то, ради чего нас сюда послали, а заодно учились обращению с новым оружием.

С этими словами бронзовокожая девчушка вскинула лазерную винтовку, на которой принцесса тоже заметила символ в виде согнутого хвоста скорпиона. Происхождение всей этой амуниции тоже весьма интриговало её. Вместе с тем она подмечала, что Стронг Харт здорово повзрослела с тех пор, как они обе познакомились друг с другом. С тех давних дней прошло уже несколько лет, и судя по всему, эппллузская катастрофа сыграла роль в становлении её характера не в последнюю очередь. Впрочем, мысли Твай довольно быстро вернулись к прежним вопросам:

– Но откуда оно у вас?

– Мы нашли что-то вроде подземного склада недалеко от того места, что раньше называлось Каменной фермой, – молвила предводительница мутантов. – В нём хранилось очень много таких штук. Наш лидер сказал, что они помогут нам одолеть врагов, которые ополчились против тебя, и, если на то будет воля Великого Духа, предотвратить надвигающуюся катастрофу.

– Что за катастрофа? С этим миром должно случиться что-то ужасное? – не без внутренней тревоги спросила Твайлайт, говоря сквозь слегка учащённое от быстрого шага дыхание. Стронг Харт неожиданно остановилась и, всё так же держа минимальную дистанцию, посмотрела прямо в фиолетовые глаза принцессы.

– Ты ведь знаешь, что всё небо в пятнах, так? Что наш мир хотят погубить пришельцы, явившиеся со звёзд?

– Да, – проронила Спаркл, невольно вздрогнув. Во взгляде собеседницы она уловила не меньший страх, чем тот, что терзал её с того самого момента, как Старлайт, допьяна напившись сидра, поведала ей о приближении угрозы из космоса, и по сей день. В то же самое мгновение ей в голову ударила мысль, которую высказала Эпплджек во время чаепития дома у Пинки Пай, и тотчас же всё её тело и душу пробрала дрожь ошеломления. – Неужели пришельцы проникли в этот мир?!

– К несчастью, – мрачно подтвердила бронзовокожая девчушка, продолжив путь дальше. Принцесса Дружбы, как и прочие мутанты, тоже сдвинулась с места. – Несколько дней назад двое из нас видели, как целый рой летающих существ со щупальцами валил деревья и дробил камни недалеко от нашего временного пристанища. Потом они утаскивали всё то, что добывали, куда-то в дальнюю часть леса. Позже мы их больше не встречали, но этой ночью… не могу точно сказать, что это как-то связано с ними, но в лесу творится что-то странное…

– Я видела вспышку яркого света, – сообщила принцесса, припомнив, как некие аномалии происходили перед тем, как двое бойцов Шторма уволокли её под землю.

– Да, вспышки, стоны земли, мощные порывы ветра, – закивала головой Стронг Харт. – Похоже, начинается та сама катастрофа, предсказанная нашим лидером. Честно говоря, у меня от этого мороз по коже…

– Но вы же остановите их, да? – с надеждой вопросила Твайли, рассчитывая на то, что вождь этих мутантов не отправил бы их сюда, если бы они были неспособны предотвратить угрозу. С другой же стороны, она никак не могла уложить в голове всё то, что услышала от Стронг Харт. И, пожалуй, самым невероятным ей казался тот факт, что они были посланы сюда по некому, можно сказать, пророчеству. Неужели вождь Тандерхувс, претерпев какую-то сложную тибериумную мутацию, научился видеть будущее? Если бы принцесса не была свидетельницей всего того, что происходило в её мире за последние несколько месяцев, то вряд ли поверила бы в нечто подобное.

– Я не знаю, Принцесса Твайлайт, – призналась предводительница мутантов, тяжело вздохнув. По ней было явно видно, что она нервничает перед чем-то серьёзным и чрезвычайно опасным – возможно, даже для всего этого мира. – Но у нас есть кое-что, при помощи чего мы надеемся остановить их. Может быть, нашего оружия окажется достаточно…

– Кстати, об оружии, – спохватилась сиреневокожая девушка. Сейчас она с трудом могла сосредоточенно думать о чём-то конкретном, поэтому её мысли то и дело метались от одного вопроса к другому. – Как вам удалось вынести его из того самого хранилища? Неужели киборги вам не помешали?

– Какие киборги?

– Ну, стальные существа с красными глазами в виде крестов, – пояснила принцесса, весьма удивившись тем фактом, что эти ребята, похоже, ничего не знают об «Избранных Кейна». – Вы их не встречали?

– Нет, – задумчиво бросила мутант. – Ни в хранилище, ни вокруг него не было никого. Оно вообще скрывалось под землёй, и вход в него пришлось долго откапывать. Мы нашли его только потому, что о нём нам сказали видения нашего лидера.

– Секунду, Стронг Харт! – выпалила Спаркл, приложив пальцы к вискам. В очередной раз она зашла в логический тупик, из которого сама не сумела бы найти выход. – Если ваш лидер предсказал все эти события, то почему ты не знаешь, удастся ли вам остановить пришельцев? Разве ему не известно, справитесь ли вы или нет? И что он ещё предсказывал? Он знает, как спасти Эквестрию?

– Боюсь, для нас многое остаётся неизвестным, – пожала плечами Стронг Харт. – Насколько я поняла, эти видения очень обрывочны, а иногда наш лидер вообще не может описать увиденное. В любом случае, мы знали лишь то, что в этот мир явятся пришельцы, а на тебя совершат нападение враги. Прости, что опоздали, кстати. Мы перехватили их только в лесу, потому что не знали, когда это должно было произойти. Эх, к счастью, ты не пострадала.

– Прошу, не извиняйся. У меня не хватит слов, чтобы передать, как я рада, что вы спасли меня, – с искренней благодарностью улыбнулась Твайлайт, на что собеседница вторила ей, несмотря на то, что её лицо скрывалось платком. Постаравшись осмыслить всю ту новую информацию, которая грянула, как гром среди ясного неба, принцесса мысленно вернулась к кое-чему другому. – А что со Стар Трекером?

– Нашему лидеру было видение о будущем, в котором присутствовал кто-то из тех врагов, которые похитили тебя. Единственное, что мы о нём знали, это то, что он «будет узнан». Больше ничего нашим лидером сказано не было. И раз его узнала ты, принцесса, то, возможно, речь шла именно о нём. Теперь уж мы о нём позаботимся.

– Он хотел… не важно, – осеклась Принцесса Дружбы, неуверенно решив умолчать о том, что чуть не произошло в бункере дота. Впрочем, тот мутант, который оглушил парня, вполне вероятно, видел всю суть, но она не захотела говорить об этом скорее потому, что не знала, как относиться ко всей этой ситуации. И к Стар Трекеру. Предводительница мутантов переглянулась с ней, и после секундного молчания она перешла на другую тему, занимавшую её в не меньшей степени: – Куда мы идём?

– Навстречу другой группе наших, – отвечала бронзовокожая девчушка. – В последний момент мы разделились: одни потащили оружие к дальней части леса, а другие бросились на перехват двух вражеских отрядов. Один из них сопровождал тебя, а второй – остальных пленниц.

– Остальных? Должно быть, это мои подруги! – встревожилась уроженка Эквестрии, на мгновение забыв о дистанции и подавшись к собеседнице, чтобы умоляюще попросить выручить их, но та отошла на шаг в сторону.

– Прошу, не забывай о безопасности, принцесса, – напомнила Стронг Харт, остановив сиреневокожую девушку жестом, на что та вежливо извинилась, постаравшись умерить эмоциональный порыв, пусть даже беспокойство за подруг заставляло её сердце колотиться в бешеном ритме. – Некоторые из нас пошли к ним на помощь. Не волнуйся, с ними всё будет хорошо.

– Спасибо, – от души поблагодарила Спаркл, глубоко вздохнув, чтобы хоть как-то погасить тревогу. Она не представляла, что бы делала, если бы ей не встретились эти дружественные мутанты, а потому в мыслях восхваляла Селестию за такой счастливый поворот. Если кто и сможет вызволить шесть девушек из лап этих прислужников зла, то только эти диковатые ребята.

– Мы рады служить, принцесса! – учтиво кивнула предводительница отряда мутантов. – В конце концов, именно ты и твои подруги помогли нашему племени установить мир с поселенцами из Эппллузы. Так что мы просто отвечаем тебе добром на добро, как и положено!

– Всё равно, большое вам спасибо, – настаивала сиреневокожая девушка на благодарности. Потупив взор, она призналась: – Хотя я, честно говоря, мало что поняла из всего того, что ты сказала, и ваше появление здесь неожиданно для меня. Но всё же мне правда трудно выразить, насколько же я рада видеть вас! Я была просто в отчаянии, но вы… спасли меня. Спасибо вам!

Ещё раз поблагодарив её, Твайлайт обменялась с ней улыбками. Выдержав небольшую паузу, предводительница мутантов вновь направила свой взор прямо и негромко произнесла:

– Все мы должны служить общей гармонии.

Пожалуй, принцесса точно не могла сама себе сказать, что правильно поняла смысл последней фразы своей собеседницы, но не стала на этом надолго зацикливаться. Она была рада, что в конце концов оказалась не одна в этой кошмарной ситуации, и даже здесь – в чужом мире – всё же нашлись друзья, которые сумели спасти её от недругов. Но вместе с тем её душу продолжало наполнять множество страхов и тревог. Безопасность её подруг, очевидно, всё ещё оставалась под вопросом, несмотря на утешающее заявление Стронг Харт, к тому же, её очень беспокоила сама мысль о том, что в этом мире не так давно объявились пришельцы.

Как? Когда? Для чего? Неужто скринно-цефам удалось найти или, может быть, даже создать ещё один портал в этот мир, и они переместились сюда, чтобы уничтожить и его, как предполагала Сансет? Мысли о пропавшей подруге тоже давали ей о себе знать. Судьба огненноволосой девушки не прекращала подсознательно беспокоить принцессу. В конце концов, с ней уже могло случиться всё что угодно – вплоть до того, что эти прихвостни Шторма замучили её до смерти, не считая тех угроз, которые исходили от внезапно нагрянувших сюда пришельцев. Что уж говорить, если Твайлайт понятия не имела даже о том, где всё это время томили бедную Сансет!..

Вскоре широкая тропа, петлявшая между деревьями, привела мутантов и их подзащитную на небольшую полянку, посреди которой, как ни странно, тихо горел костёр. Вокруг него не было никого, хотя развели его явно недавно. По краям поляны – у подножий окружавших её деревьев – царила тьма, поэтому у Спаркл были все причины насторожиться, если бы только её спутники не направились к очагу без каких-либо опасений, как будто сами же его здесь и оставили. Впрочем, возможно, так оно и было, о чём принцесса по какой-то причине подумала не сразу.

– Они опаздывают, – удручённо бросила Стронг Харт, подойдя к огню и не обнаружив поблизости своих соплеменников. Остальные мутанты ничего не сказали, принявшись молчаливо озираться по сторонам, будучи готовыми встретить любую опасность. Уткнувшись задумчивым взглядом в пламя, Твайлайт в очередной раз попыталась осмыслить всё то, что услышала от уроженки племени бизонов, и спустя десять секунд абсолютной тишины задалась новым резонным вопросом:

– Погоди, но что вы будете делать, когда встретитесь с остальными?

– Пойдём бить пришельцев, – твёрдо ответила бронзовокожая девчушка, и её слова пролились на тревожные мысли принцессы, будто масло на огонь. – У нас очень мало времени, поэтому прости, что мы не можем проводить тебя в безопасное место. Пока эти твари здесь, отправлять тебе через весь лес с небольшой охраной слишком рискованно. Придётся как-то держаться всем вместе и защищать тебя любой ценой, ведь ты очень важна для всего нашего мира, особенно сейчас. Но и медлить с атакой мы не можем. Со слов нашего лидера, пришельцы размножаются очень быстро, и с каждым мгновением их становится всё больше. Если мы пока ещё и в силах одолеть их, то завтра или даже спустя несколько часов может стать слишком поздно.

Глаза Принцессы Дружбы, в которых явственно читался страх, опустились на пламя и снова застыли на его языках, вздымающихся над горящими ветками. При мысли о том, что ей вот-вот предстоит побывать в сражении со скринно-цефами, она ощущала, как ужас стальными клещами сжимает её душу. Хотя иного выбора не было, и для неё это, по крайней мере, не являлось чем-то неизведанным. Ей уже два раза доводилось сталкиваться с пришельцами, можно сказать, лицом к лицу. Она лишь вновь и вновь жалела, что при ней нет её магии, как в родном мире. Но, пожалуй, в гораздо большей степени сиреневокожая девушка боялась за своих подруг и прочих жителей этого мира, над которыми нависла действительно смертельная угроза.

– Литтл Стронг Харт, – обратился к предводительнице один из мутантов в пончо. Твайлайт отвлеклась от разглядывания очага и обратила внимание на заговорившего вдруг здоровяка. – Я думаю, нам стоило бы…

– Тише! – внезапно шикнула на него Стронг Харт, не дав договорить. Все вокруг прислушались, каждый приготовил оружие к бою.

Изрядно насторожившись, принцесса принялась судорожно озираться по сторонам в попытке разглядеть хоть что-то во тьме ночного леса, пока не услышала некий странный звук, исходящий откуда-то из зарослей и с каждой секундой становящийся всё более отчётливым. Не прошло и полминуты, как уже воздух над поляной наполнился громким механическим жужжанием, а в тёмном небе внезапно появился целый рой летающих кальмаров, вылетев из-за верхушек деревьев.

Рассыпавшиеся вокруг очага мутанты опасливо пригнулись и нацелили свои винтовки на инопланетных роботов, а те, кто держали в руках луки, тут же поспешили перевооружиться на что-нибудь более эффективное. Впрочем, механические кальмары не обращали на тех, кто разместились на поляне, никакого внимания, устремляясь куда-то дальше. В небе их проплывало не менее тысячи, а то и больше, отчего издаваемый ими шум казался почти невыносимым, так что Твайлайт даже закрыла уши ладонями. В то же время она не спускала округлённых от ужаса глаз с пришельцев, довольно хорошо видимых в свете огня, в которых ей не составило труда разглядеть собратьев тех металлических спрутов, что гнались за Рэйнбоу Дэш и Лайтнинг Даст накануне второго нападения на Понивилль.

– Не стрелять! – громко прошипела Стронг Харт, постаравшись сделать это так, чтобы её услышали подчинённые, но не заметили пришельцы. На её счастье, мутанты держали врагов под прицелом, но курки не спускали.

Пролетая невысоко над верхушками деревьев, кальмароподобные рабочие роботы в какой-то момент накрыли поляну, подобно огромной туче, но в скором времени показался хвост роя, и спустя минуту они умчались прочь, держа курс незнамо куда. Какое-то время их громкое жужжание всё ещё продолжало наполнять поляну, но постепенно утихало. Оглянувшись на своих спутников, Твай заметила, как те опускают винтовки, не прекращая пялиться на ночное небо, где только что скрылись летающие кальмары.

– Куда они направляются? – ошалело задался вопросом один из мутантов, нарушив непродолжительную тишину.

– Кажется, в сторону города, – задумчиво определила предводительница, тоже поразившись увиденным. Теперь она точно знала, с чем имеет дело.

– Города? – переспросила Спаркл, ошарашенно взглянув на небо. – О, нет! Они же там всех перебьют! Что же нам делать?!

В глазах принцессы темнело от страха, вновь достигнувшего максимума. У неё не было никаких сомнений, что этот рой не оставит от Кантерлот-сити даже руин, а всех его жителей предаст смерти. Она понимала, что погибель грозит и тем, кого ей довелось знать за время былых приключений в Высшей Кантерлотской Школе, включая директрису Селестию, завуча Луну, троицу девочек, так похожий на Меткоискателей, и… Флэша Сентри. Её сердце мучительно затрепетало при мысли о том, что их всех очень скоро может не стать…

– Мы сможем остановить их, если уничтожим Улей, – сказала Стронг Харт в ответ принцессе.

– Улей?

– Да, такова наша задача и наш единственный шанс, если только не…

– В зарослях! – крикнул кто-то из мутантов, перебив предводительницу, и все стволы вмиг нацелились на кусты, растущие под деревьями возле валуна огромных размеров, развалившегося у опушки леса. Каждый из них был готов сражаться, несмотря на не самую удобную позицию и свет от костра, мешавший обзору.

Попытавшись пронзить взглядом сумрак, Твайлайт сумела заметить, что в кустах действительно что-то шебуршится. Она боязливо сжалась, ожидая худшего, но спустя несколько секунд из зарослей вынырнуло пять высоких крупных фигур, и в бликах огня стали видны люди в пончо, вооружённые штурмовыми винтовками, хотя один из них держал наготове лук со стрелой. За ними принялись выбираться другие мутанты, включая тех, кто носили на своих крепких торсах стальные нагрудники. Четверо же из них тащили некий громоздкий ящик, держа его за прикреплённые к нему шесты, как носилки. К нему принцесса особенно приковала своё внимание.

Мутанты, расположившиеся на поляне, опустили оружие и облегчённо вздохнули, в то время как первый среди тех, кто показались из кустов – очевидно, главный в этой группе – поднял руку и на ходу доброжелательно произнёс:

– О метако ясень!

Не теряя ни секунды, Стронг Харт вторила ему. Твайли знала, что услышала приветствие на языке бизонов, дословно означающее: «Все мои братья!». В детстве ей очень нравилось читать книги о культуре других народов, и сейчас она на миг удивилась, что до сих пор помнит, как переводится эта короткая фраза, по обыкновению адресуемая бизонами своим соплеменникам, хотя в окружающей напряжённой обстановке недолго было забыть собственное имя. Другая группа мутантов – порядка двух десятков бойцов, вооружённых до зубов – соединилась с теми, кто собрались у очага, и тот здоровяк в пончо, который произносил приветствие, подошёл к бронзовокожей девчушке.

– Вы опоздали, Прауд Хорн, – без какого-либо укора заметила Стронг Харт, прильнув к вожаку другой группы вплотную. Тот приобнял её за плечи правой рукой, пальцами левой сжимая лук. На его широченной спине висел миниган, а на поясе – небольшой топорик и колчан со стрелами. Замерев в сторонке, Спаркл молча наблюдала за ними.

– Нет, мы просто прятались от них среди деревьев, – ответил Прауд Хорн, мотнув головой в ту сторону, куда улетел рой роботов-кальмаров. – Они в этой части леса повсюду. Нужно торопиться, пока они не заполонили здесь всё вокруг.

– Да, – кивнула бронзовокожая девчушка, явно нервничая перед тем, что ей и всем этим мутантам предстояло совершить. Далее она отошла от здоровяка в сторону и обратилась ко всем присутствующим: – Без страха и сомнений, друзья! Мы идём в бой, чтобы защитить весь этот мир! Берегите оружие до встречи с врагом и, не щадя своих жизней, защищайте Принцессу Твайлайт! Вперёд!

Указав винтовкой в ту сторону, откуда появился рой пришельцев, Стронг Харт призвала своих собратьев выдвигаться. Не выпуская оружие из рук, мутанты направились в указанном направлении, несмотря на то, что им предстояло пробираться сквозь заснеженные заросли навстречу смерти. Принцесса нерешительно стояла возле очага, пока её не позвала за собой уроженка племени бизонов, как только здоровяк с луком выдвинулся вместе с остальными.

– Что в том ящике? – полюбопытствовала Твайлайт, нагнав бронзовокожую девчушку. Четверо мутантов с трудом тащили этот металлический контейнер за шесты, вместе с тем держа в свободных руках оружие.

– Наша надежда на победу, – коротко ответила предводительница мутантов, не вдаваясь в подробности, поскольку сочла их излишними.

Поразмыслив немного, Спаркл догадалась, что в ящике хранится то самое оружие, о котором говорила Стронг Харт. Что же за козырь они припасли против пришельцев? Этот вопрос продолжал занимать принцессу, но задать его она не успела, очень скоро нырнув в заросли вместе со своими новыми друзьями. Также она никак не могла отделаться от дурных предчувствий, которые лишь усиливались с каждым проделанным шагом навстречу жуткой опасности…


* * *

Внезапный грохот, пронзивший все стены дома, заставил Трикси Луламун судорожно вскинуться. Сдавленно вскрикнув, она тут же распахнула глаза и увидела вокруг себя свою привычную спальню, затемнённую в ночи. Только что где-то, очевидно, неподалёку громыхнуло нечто оглушительное, словно обрушилось одно из соседних зданий, отчего земля неистово всколыхнулась. Именно из-за этого голубокожая девушка утратила свой сон.

До жути испугавшись внезапного грома, прошедшего по стенам мощнейшей вибрацией, Трикси невольно сжалась и принялась нервно озираться по углам своей комнаты, пока где-то на улице снова не раздались те же звуки, которые ещё сильнее сотрясли её душу. Инстинктивно скрыв себя одеялом до самых глаз, она метнула ошеломлённый взгляд к плотно занавешенному окну, из которого открывался вид на центр города. Но медленно приходя в себя после пробуждения, она начинала испытывать нечто вроде раздражения. Неужели муниципальные службы затеяли какую-то шумную работу в столь поздний час, тем самым не побоявшись нарушить сон простых граждан?..

– Кто посмел разбудить Великую и Могучую Трикси, в то время как ей надо восстанавливать свои феноменальные силы?! – в привычной для себя манере громко вопросила Луламун, хотя и знала, что ей никто не ответит, ощущая, как внезапный испуг уступает место остервенению. Ей всегда не нравилось, когда её будили таким вот образом.

Не сводя сонных глаз с ближайшего окна, Трикси недовольно фыркнула. Она желала знать, что нарушило её покой, с целью чего выбралась из-под тёплого одеяла и свесила ноги с края своей уютной кровати. Не став тратить время на то, чтобы нащупать тапочки, она сразу решительно поплелась к окну, слегка пошатываясь от невыспанности. Её оголённые ступни с каждым шагом ощущали приятную мягкость постеленного в её спальне ковра, но она не обращала на это никакого внимания. На ходу она поправила ночной колпак, покрывавший её голову, помимо которого на ней было надето лишь безрукавое пижамное платьишко тёмно-голубого цвета длинной выше колен. Наконец Луламун добралась до окна и, вытянув руки над собой, чтобы ухватиться как можно выше, двумя резкими движениями отдёрнула шторы. В этот момент она поймала себя на мысли, что сквозь наглухо закрытые пластиковые окна до её ушей с улицы доносится некое жужжание.

Слегка проморгавшись, чтобы привыкнуть к огням города, сияющим вдалеке за частным сектором, Трикси постаралась понять, в чём дело, и буквально окоченела от ужаса, когда увидела, как над крышами двухэтажных домов ближе к виднеющейся в полукилометре Кристальной Академии проносится огромный рой неких летающих объектов. Она присмотрелась получше и едва сумела различить в них что-то вроде механических кальмаров с длинными щупальцами и множеством мерцающих красным светом глаз. Чудовищное скопление добывающих роботов спикировало на один из коттеджей, покрыв его всей своей массой, а потом, пороившись вокруг него десять или двадцать секунд, полетело дальше. На том месте остался голый пустырь.

Эти твари вмиг сожрали целое здание, отчего фиолетовые глаза голубокожей девушки расширились до предела своих возможностей, дыхание невольно замерло, а челюсть ошарашенно отвисла. Не находя в себе сил, чтобы даже пошевелиться, она наблюдала за тем, как этот рой пришельцев поочерёдно переработал несколько домов на окраине частного сектора, после чего вдруг внушительной тучей перелетел через широкую проезжую часть и набросился на Кристальную академию. Не трудно было догадаться, что дни роскошной постройки сочтены…

– Что это? – сорвалось с губ Трикси напряжённым шёпотом. То, что сейчас творилось вдалеке на улице, внушало ей панический страх… возможно, даже в большей степени, чем пространственные аномалии, имевшие место быть на Играх Дружбы в позапрошлом году.

Облепив собой всё левое крыло здания Кристальной Академии, огромный рой инопланетных машин принялся разбирать его на мелкие кусочки, отчего спустя пару секунд само собой начало рушиться правое. Претерпев слишком критические повреждения, стены начали обваливаться под весом массивной крыши, что сопровождалось неистовым грохотом и тряской, подобным тем, которые разбудили Трикси. Впрочем, не успела половина постройки пасть окончательно, как уже роботы-кальмары покрыли собой и её, не упуская возможности раздобыть лишнего материала.

Всего за какие-то жалкие полминуты внушительное и великолепное здание Академии будто бурей смело. Закончив свою работу, добыватели скринно-цефов собрались в единый рой и, подобно стае саранчи, улетели прочь туда, откуда и явились – в сторону расположенного за чертой города Вечнодикого леса. Как и в случае с коттеджами, на месте уничтоженной ими постройки осталось пустое пространство, так что вид на небоскрёбы делового центра отныне ничто не загораживало. Постепенно едва слышное сквозь закрытые окна механическое жужжание исчезло, а Луламун, переведя взор туда, где они только что скрылись, с ужасом для себя заметила, что правее Академии отсутствует несколько высотных построек, на крыше одной из которых доселе стоял билборд с рекламой компании «Юникорн», производившей компьютеры, смартфоны и прочую касающуюся их продукцию.

Трикси не знала, убрались ли они восвояси или же просто ни с того, ни с сего ринулись в другую часть Кантерлот-сити, дабы продолжить жрать здания в одним им ясном порядке. В любом случае, внутри неё ширился безмолвный ужас перед чем-то неизвестным и, несомненно, смертельно опасным. Никто не мог гарантировать, что эти твари не сожрут её дом вместе с ней, а в конце концов и весь город. На ум ей спонтанно приходили всего три варианта того, что она могла теперь сделать: обрушить на рой пришельцев свою поистине феноменальную силу, дабы собственноручно спасти весь Кантерлот-сити, боязливо зарыться под одеялом в надежде на то, что опасность минует её, а может, и вовсе впасть в неконтролируемую панику и пустить всё на самотёк.

После недолгих размышлений Луламун почувствовала, что эмоции внутри неё берут своё, и она вдруг бросилась вглубь собственного дома, дико визжа от переполнявшего её страха…


4.4. Из глубин тьмы

Повсюду кругом творилась сущая суматоха. Коридоры наполнялись толпами людей, конвоиры в масках и с оружием в руках вели перед собой пленных, чьи головы покрывались мешками, а руки – сковывались сзади наручниками. Все спешили как можно скорее покинуть этот комплекс, который продолжал рушиться под натиском пришельцев, судя по непрекращавшемуся грохоту, которых доносился из-за бетонных стен откуда-то сверху. Казалось, что всё здесь того и гляди обвалится внутрь себя, и многотонные конструкции без труда похоронят под собой очень и очень многих – как тех, кто этого вполне заслужили, так и их ни в чём не повинных жертв.

Стараясь не отрываться от своей таинственной напарницы, Сансет Шиммер находилась посреди всей этой кутерьмы. Её глаза часто приковывались к быстро проходящим мимо группам бойцов Шторма, ведущим пленников в неизвестном направлении. С ужасом для себя она подмечала, насколько же их много. Хотя она не считала, поскольку думала в первую очередь не об этом, но навскидку могла определить, что заметила уже несколько десятков несчастных, оказавшихся в лапах этой чудовищной организации. Неужели так много людей волей случая оказались как-либо причастными к магии в этом мире? Этот факт внушал огненноволосой девушке понимание того, что доселе она очень многого не знала.

Впрочем, в первую очередь Сансет думала о пришельцах, незнамо какими силами нашедших способ перемещения в зазеркалье и теперь ни с того, ни с сего приступивших к уничтожению этого подземного комплекса. Судя по всему, они преуспевали в своём деле, учитывая, что пару минут назад сигнал тревоги, голосивший на всю округу, вдруг замолк, а свет в коридорах погас. Лишь благодаря зрительным линзам, встроенным в шлем, Шиммер видела окружающую обстановку сквозь воцарившуюся тьму, как и работники этой корпорации. Но несмотря на это, ей казалось, что она продвигается посреди кромешного сумрака и не различает вокруг ничего, поскольку не знала, куда бежать, и поддавалась витающей в воздухе панике. К её счастью, сейчас ей требовалось лишь следовать за своей компаньонкой, которая держалась чуть впереди, иногда бросая на неё краткий взгляд через плечо.

Путь пролегал по довольно широкому коридору, где длинные стены состояли из бетона, а пол и потолок покрывались металлическими листами. По обе стороны от Сансет тянулись тяжёлые металлические двери с наглухо завинченными вентилями. Через них никто не входил и не выходил, исходя из чего можно было понять, что эти камеры уже пусты, и пленники, которые томились в них, уведены в безопасное место… если таковое теперь вообще имелось. Огненноволосая девушка уже довольно долго петляла по этим коридорам, безмолвно следуя за своей проводницей, что давало ей определённые представления о размерах тюремного отсека. О том, каков комплекс в целом, ей оставалось только догадываться.

Время тянулось для Шиммер мучительно долго, несмотря на то, что она изо всех сил стремилась поскорее убраться отсюда. Она почти не отставала от таинственной незнакомки, спасшей её с неким непонятным умыслом, хотя после суток, проведённых в крайне неприятных тактильных иллюзиях, от быстрого движения ей почему-то давала о себе знать невыносимая тяжесть в ногах. Тем не менее, вскоре коридор сделал очередной поворот и через пару десятков метров вывел обеих девушек к некому перекрёстку. Влево от весьма просторного круглого пространства исходил особенно широкий проход, по которому устремлялись все группы людей Шторма с пленниками, бежавшие из тюремного отсека. Уроженке Эквестрии сразу же подумалось, что по нему можно выбраться из уже вконец надоевших ей бесконечных коридоров.

Чутьё не подвело Сансет, и свернув налево, она вместе со своей напарницей направилась к выходу в особенно обширное пространство, показавшееся ей издали похожим на холл какого-нибудь солидного офисного небоскрёба или даже торгового центра, что весьма удивило её. Мимо них всё также носились вооружённые люди, сопровождавшие невольников с мешками на головах. Огненноволосую девушку не покидало напряжение от того, что она, по сути, находилась среди врагов, и тем единственным, что оберегало её от их гнева, была маска. Вместе с тем, помимо шума голосов и грохота обрушающихся конструкций, она начинала слышать нечто вроде громкого жужжания, и с каждым шагом, приближавшим её к холлу, оно постепенно усиливалось.

Чувствуя не меньшее напряжение от всего того кошмара, который творился вокруг, незнакомца ускоряла темп, и Сансет приходилось прилагать больше усилий, чтобы держаться рядом с ней. Наконец они обе вырвались из того прохода, который отделял тюремный отсек от холла, но тут же замерли. В мгновение ока огненноволосая девушка очень бегло окинула взором всё то пространство, что раскинулось перед ней, и успела отложить в голове лишь общие очертания этого помещения. Холл представлял собой огромную круглую площадь, посреди которой размещались три башни, чьи стены состояли преимущественно из стекла. Как Шиммер сразу догадалась, они представляли собой лифтовые шахты, тянувшиеся на многие метры вверх.

По кругу холл огибала весьма широкая галерея со своеобразной колоннадой, выполненной в футуристическом стиле, где каждая колонна представляла собой слегка наклоненную толстую жердь. Сюда выводили многие проходы, соединяющие центральное пространство со всеми отсеками, размещёнными на первом этаже, и почти из каждого выбегали люди, одни – бойцы, каждый с оружием в руках, а другие – рабочий персонал, техники и учёные. Мельком оглядевшись вокруг, Сансет вновь взглянула на холл и заметила, что подле каждой стеклянной башни расположена лестница, уходящая куда-то вниз – ещё дальше под землю. В самом же центре на полу красовалась эмблема в виде двух изогнутых линий голубого цвета, под которой большими буквами была выведено слово «STORM».

Едва Шиммер успела прочесть название организации и, судя по точкам под каждой буквой, понять, что это – какая-то аббревиатура, как вдруг её по плечу хлопнула её напарница. В тот же миг она обратила своё рассеянное из-за повышенной тревожности внимание на то, что многие люди, эвакуируясь куда-то на другую сторону холла, опасливо поглядывают наверх.

– Смотри! – крикнула ей напарница, указав куда-то ввысь. Другая её рука обхватывала крайнюю колонну, стоявшую ближе остальных к ступеням, по которым конвои с пленными сбегали в центральное пространство.

Подойдя поближе, Сансет посмотрела ввысь и почувствовала, как кровь тут же застыла в её жилах. Три стеклянные башни устремлялись вверх на высоту не менее тридцати метров, и от каждой из них на разных этажах в ту или иную сторону тянулись широкие металлические мостки к галереям, которые были расположены выше и выводили к другим корпусам этого комплекса. Под самым потолком, где лифтовые шахты оканчивались, зловеще витало внушительное облако рабочих роботов скринно-цефов, внешне похожих на спрутов.

Покрыв собой всё верхнее пространство, несколько сотен механических кальмаров планомерно разбирали на запчасти каркас лифтовых шахт, мостки и прочие объекты, находившиеся на ближайших от них галереях. На такой высоте было трудно разглядеть мелкие детали, особенно через встроенный в шлем прибор ночного видения, но Сансет казалось, что эти твари прямо там, из тех материалов, что попадались им в процессе разборки конструкций, с ошеломительной оперативностью клепают свои новые копии. Если это так, то рост их роя продолжится в прогрессии, и тогда очень скоро они заполонят собой всё, что только возможно.

Придя к такому пугающему умозаключению, огненноволосая девушка на миг утратила ощущение реальности вокруг себя и даже позабыла, что бежит из заточения, пока напарница не дёрнула её за плечо, утянув за собой вглубь галереи. От неожиданности в голову ей ударила кровь, но за считанные секунды она вернулась к первоначальной задаче и мысленно согласилась со своей компаньонкой, что времени на разглядывание ужаса под потолком нет никакого времени. В любой момент весь этот рой мог ринуться до упора вниз и приступить к мясорубке.

– Они из твоего мира, так? – громко произнесла девушка в маске, стараясь перекричать гул толпы, механическое жужжание пришельцев и грохот от их работы, которая сопровождалась тем, что на пол холла то и дело осыпались битые стёкла и мелкие металлические фрагменты. – Ты знаешь, как в случае чего отделаться от них?

– Нет, я без понятия, – помотала головой Сансет, тяжело дыша и понимая, что на этот мир, который она успела полюбить всей душой, обрушилась самая страшная угроза, какую только можно себе представить. Девушка в маске же досадливо вздохнула, и беглянку вдруг охватил ужас при мысли, что та не знает, что делать дальше, а потому тревожно произнесла как бы ей в укор: – Эй, я думала, у тебя есть план!

– Есть, но было бы неплохо, если бы ты его чем-нибудь дополнила, – почти бесстрастно отозвалась незнакомка, после чего мельком посмотрела на тех людей, что проносились мимо по лестнице. Некоторые из них обращали на неё вместе с беглянкой внимание, и хотя не в их компетенции делать что-либо, кроме конвоирования заключённых, она решила, что лучше лишний раз не вызывать подозрения. Поэтому она дёрнула огненноволосую девушку за предплечье и рванула вместе с ней по галерее в обход центрального пространства. – Наш единственный шанс – это вентиляционный отсек! Туда можно попасть через технический отдел! Надеюсь, все должностные лица из командного состава уже убрались оттуда!

Едва незнакомка успела прокричать план дальнейших действий, который, впрочем, мало о чём сказал огненноволосой девушке, как вдруг в холле стало светлее, что было заметно даже сквозь зрительные линзы шлема. На бегу она метнула взор к центральному пространству, куда продолжало стекаться всё больше людей, направляясь к открытым жалюзийным воротам на другом конце холла. Они периодически выбегали из различных отсеков, поэтому беглянке и её спасительнице порой приходилось прорываться сквозь них.

Возле эмблемы Шторма, изображённой на полу, высилась не слишком длинная квадратная колонна. От её макушки в разные стороны исходили толстые металлические шесты с проводами, к которым крепились четыре жидкокристаллические панели. На них высветился план эвакуации, давший Сансет в очередной раз убедиться, что этот комплекс поистине огромен, а установленные в помещение динамики огласили громким женским голосом, что также продублировалось наушниками, встроенными в шлем:

– Внимание! Аварийное энергоснабжение восстановлено! Активированы протоколы обеспечения безопасности! Группам быстрого реагирования занять свои места! Всех остальных сотрудников просим незамедлительно покинуть комплекс через указанные эвакуационные ходы в зависимости от вашего местоположения!

В тот же миг по всему диаметру холла на краях платформы, являющей собой потолок галереи первого этажа и пол той, что простиралась на втором, из специальных ниш показались небольшие пулемётные орудия на гибких штативах, которые сразу нацелились вверх и открыли огонь по пришельцам на подавление, отчего пространство наполнилось ещё более оглушительным грохотом. Вскоре вниз начали осыпаться обломки добывающих роботов, но ни Сансет, ни её спутница не обращали на это никакого внимания, стремясь поскорее убраться отсюда.

Мельком обернувшись назад, но не сбавляя хода, Шиммер заметила, что из тюремного отсека практически прекратился приток новых групп людей. По холлу, очевидно, пробегали последние сотрудники корпорации Шторма, спешившие эвакуироваться с первого этажа под нервные выкрики военных. Огненноволосая девушка чувствовала, как безумие разворачивающихся событий грозится свести её с ума, но она старалась не думать о том, что вызывало внутри неё тревогу. Хотя когда люди внизу недалеко от эмблемы внезапно начали метаться в разные стороны в приступе паники, и сверху свалилась крупная часть одного из мостков, прибив троих замешкавшихся своим весом, страх с новыми силами вонзился в сердце беглянки.

– Внимание! Обнаружены два мёртвых тела в тюремной камере 35-D! – объявил вдруг всё тот же женский голос, который оставался разборчивым на фоне выстрелов лишь благодаря наушникам в шлеме. Услышав озвученную новость, Сансет вновь неприятно ощутила, как внутри неё всё сжалось. – В условиях тревоги вторжения возможен неподтверждённый побег. Личные кода сотрудников, направлявшихся в данную камеру: «дельта-эпсилон-212», «каппа-лямбда-149» и «каппа-лямбда-387». В случае обнаружения названных номеров на чьей-либо униформе в срочном порядке оповестите об этом своих кураторов!

Машинально Шиммер опустила взор вниз и заметила, что у неё на груди под символом Шторма маячит нашивка с личным кодом. Она не стала детально всматриваться в номер, поскольку этого и не требовалось, но быстро поняла, несмотря на напряжение, мешавшее думать, что её компаньонка выбрала путь эвакуации через вентиляцию отдельно от остальных, возможно, потому, что предвидела такой поворот. Если выбираться из комплекса вместе с этими людьми, то со временем кто-нибудь непременно заметил бы номер убитого на её униформе и немедленно доложил бы об этом начальству. Уроженка Эквестрии знала, что в таком случае было бы гораздо лучше, если бы её тут же убили…

Прорываясь сквозь уже поредевший поток людей, Сансет и её напарница вырвались в ту часть галереи, где пока что было пусто, пробежав около половины круга, огибавшего холл. Остановившись у широкого коридора, заблокированного закрытыми раздвижными дверьми, незнакомка в маске резко подалась к лестнице, которая спускала прямо к подножию одной из стеклянных башен, и посмотрела наверх, дабы оценить, насколько успешно потолочные орудия истребляют инопланетных роботов. Недолго думая, огненноволосая девушка последовала за ней.

Вопреки своим опасениям, выглянув из-под крыши галереи, Сансет увидела, что пришельцев наверху стало значительно меньше, так что их рой более не был плотным и непроницаемым. Целый град пулемётных пуль разбивал их на куски, которые осыпались вниз. Кое-что успевали подхватывать пока ещё функционирующие роботы, но остальные куски металла градом падали на пол холла, порой попадая по пробегающим между стеклянными башнями людям. Теперь было видно, что лифтовые шахты устремляются в никуда, и чуть выше облака летающих кальмаров зияет сквозная дыра, очевидно, ими же и проделанная, через которую в подземное помещение сыпался крупный снег, срывавшийся с тёмного облачного неба.

Видя, что скринно-цефов оттесняют, Шиммер ощутила внутри себя неявное облегчение. В конце концов, их она боялась гораздо больше, чем корпорацию Шторма, тоже рискующую стать скорее жертвой, чем охотником. Впрочем, едва она успела об этом подумать, как уже в дыре наверху появились новые механические кальмары, и спустя всего несколько секунд внутрь подземного пространства вторгся до того колоссальный рой, что его масса принялась стремительно заполнять всё вокруг и устремляться в пикирующую атаку, тараня на своём пути и лифтовые шахты, и мостки, и края галерей вместе с прикреплёнными к ним потолочными орудиями. Отныне пули никак не могли сдерживать их.

С дичайшим грохотом и оглушительным жужжанием тысячи механических кальмаров разбивали вдребезги все препятствия, которые им встречались, и вскоре их многотонная масса должна была обрушиться на дно глубокого бункера, где всё ещё оставались некоторые бойцы, в отчаянии помогавшие потолочным орудиям отбиваться от неотвратимой таранной атаки. Прежде чем инопланетные роботы преодолели треть высоты, отделявшей их от пола, незнакомка встряхнула Сансет за плечо, тем самым выведя её из оцепенения и поторопив бежать дальше. Будучи до глубины души поражённой только что увиденным вторжением необоримой орды, огненноволосая девушка кое-как попыталась собраться и рванула вслед за ней.

Двигая ногами скорее инстинктивно, Шиммер мысленно ошеломлялась тем, как много этих тварей успело наплодиться за время пребывания в этом мире. Подсознательно она подозревала, что вся эта уйма механических кальмаров, которая несколько секунд назад ворвалась в подземный комплекс, является далеко не полным составом того роя, что завёлся, очевидно, в Вечнодиком лесу. Ей невольно думалось, что на поверхности их наверняка роятся многие тысячи, а значит, по крайней мере, Кантерлот-сити можно было считать обречённым. Если инопланетяне перейдут к решительным действиям, то от города и всего, что к нему прилегает, не останется камня на камне…

Девушка в маске, что есть прыти, спешила к металлическим раздвижным дверям, перегораживающим вход в один из секторов первого этажа, и с разбегу врезалась в них плечом, вслед за тем сразу же вытащив из кармана ключ-карту и приложив её к электронному замку. Как только Сансет успела нагнать её, путь уже был открыт. Они обе вырвались в овальный зал, из которого можно было попасть в три коридора, ведущие прямо, налево и направо. Пока пришельцы не добрались до дна холла, незнакомка поспешно закрыла за собой двери, чтобы создать им на пути хоть какое-то препятствие, и вместе с беглой пленницей рванула дальше.

Следуя за своей напарницей, направившейся к левому коридору, Шиммер кратко бросила взгляд на указатель, висящий на стене, и успела заметить, что в той части комплекса располагается технический отдел, шестой IT-сектор и штабное помещение охраны, а также ещё два места, до которых её глаза так и не дошли. Обе девушки завернули за угол и тут же замерли, столкнувшись с целой группой людей Шторма, спешно спасавшихся откуда-то из той части бункера. Большинство из них были военными, хотя они явно отличались от тех, с которыми беглянка встречалась ранее. Это были рослые широкоплечие здоровяки, облачённые в громоздкую чёрную броню с голубыми эмблемами корпорации на массивных наплечниках. Правда, их шлема почти ничем не отличались от тех, какие носили все остальные. В руках каждый такой боец держал тяжёлый пулемёт.

Дюжина элитных бойцов Шторма, подле которой летели четыре боевых дрона, сопровождала нескольких техников и человека в офицерской форме небольшого роста, с довольно тучной комплекцией, голубыми глазами и крупным носом картошкой. Его кожа имела сероватый оттенок, а волосы были сизыми и стояли торчком. Будучи чрезвычайно напуганным всем тем форс-мажором, что обрушился на этот комплекс, он вырвался вперёд своей охраны и принялся осыпать двух на мгновение замерших девушек потоком нервных слов:

– Эй, вы куда собрались? Эвакуационный выход в другой стороне! Давайте туда, быстрее!

Краем глаза весьма сбитая с толку Сансет заметила, как её компаньонка украдкой потянулась к пистолету. Кажется, её нервы тоже были напряжены до предела. Но стоило только офицеру подойти к девушкам почти вплотную, как вдруг один из дронов – круглый летательный аппарат со спаренными пулемётными орудиями по бокам и большой зрительной линзой посреди чёрного корпуса – поравнялся с ним и огласил механическим голосом:

– Обнаружен номер «каппа-лямбда-387»!

С этими словами дрон подсветил личный код на форме, в которую была одета Шиммер. Тотчас же она почувствовала, как её пробрал холодный пот. Взволновавшись ещё больше, офицер отступил на пару шагов назад, а пальцы девушки в маске в отчаянии сжали рукоять пистолета, но элитные бойцы Шторма нацелили на неё стволы раньше, чем она успела что-либо сделать. Этого она и боялась…

– Давайте-ка без фокусов, – приказал один из них.

Но прежде чем кто-либо успел хоть что-то сделать или сказать, в двери, что отделяли этот зал от центрального холла, с колоссальной силой врезалось нечто чудовищное, оставив на месте стыка огромную вмятину. Спустя долю секунды деформация усилилась, пока преграда не была прорвана, и в этот сектор не ворвался немыслимый рой добывающих роботов скринно-цефов. Их масса молниеносно стала наполнять собой помещение, как и леденящие душу грохот и жужжание, которые они создавали.

В мгновение ока в овальном зале началось сущее сумасшествие. Дроны тут же вырвались вперёд, открыв огонь по пришельцам, а девушка в маске, не упуская представившегося случая, сорвалась с места и подтолкнула Сансет плечом. Элитные бойцы Шторма перевели свои пулемёты на нового врага, поэтому беглянка и её напарница могли обойти их и устремиться дальше по коридору. Тем не менее, следуя за своей спасительницей, огненноволосая девушка напоролась на руку крайнего здоровяка, который резко подался в её сторону. Схватив уроженку Эквестрии за горло, он махом повалил её на пол и, поправ ногой, открыл огонь по механическим кальмарам, дабы поддержать своих сослуживцев.

Само собой, им было ни к чему, чтобы пленница смогла уйти отсюда живой, даже если её не удастся вернуть в свою власть, поэтому, с силой надавливая ногой ей на грудь, этот боец пресекал любые попытки вырваться из-под него. С трудом дыша, Сансет старалась хоть как-то сбросить с себя его вес, пока наконец ему в голову сквозь шлем не впились три пистолетные пули, и он упал ничком. Сразу после этого рука незнакомки помогла ей подняться и продолжить бегство, в то время как элитный отряд при поддержке дронов из последних сил сдерживал натиск пришельцев в узком пространстве, защищая жизни техников и офицера, боязливо пригнувшихся за их спинами.

Коридор тянулся дальше, оканчиваясь каким-то просторным помещением, которое виднелось вдалеке. Сансет бежала вперёд без оглядки, хотя её напарница порой посматривала назад, чтобы быть уверенной, что за ними никто не гонится – ни пришельцы, ни чудом уцелевшие бойцы Шторма. Сердце огненноволосой девушки отчаянно колотилось от страха, а также физической нагрузки, её голову заполняли лишь тревожные мысли, очень близкие к паническим, поэтому, в отличие от незнакомки, она не решалась смотреть в глаза тому ужасу, что, должно быть, разворачивался позади.

– Внимание! Подтверждён побег из тюремной камеры 35-D! – зазвучал по установленным в коридоре динамикам громкий женский голос. – В случае обнаружения объектов с личными кодами «дельта-эпсилон-212» и «каппа-лямбда-387» надлежит произвести их немедленную нейтрализацию! При невозможности захвата объекты должны быть ликви…

Слова, которым едва удавалось перекричать лязг, скрежет и жужжание, звучавшие за спинами обеих девушек, прервались, когда весь комплекс внезапно встряхнуло со столь невиданной силой, будто где-то неподалёку извергся подземный вулкан. Пол коридора всколыхнулся, как встряхиваемая скатерть, отчего Сансет утратила равновесие и вмиг повалилась на вовремя выставленные руки. Где-то в здании, казалось, грянул мощнейший взрыв, в результате которого вновь произошло обесточивание.

Как только тряска закончилась, незнакомка, кое-как сумевшая удержаться на ногах, помогла Шиммер встать, и они вместе помчались вперёд. Вскоре этот коридор делился ещё на два, ведших направо и налево не доходя до того помещения, что виднелось в конце, всего пары-тройки десятков метров. Как только они подобрались к повороту в правую сторону, куда наметила путь девушка в маске, Сансет краем глаза увидела ещё один отряд людей Шторма. Элитные бойцы в тяжёлых скафандрах показались из того пространства, в которое выводила пряма линия коридора, и лёгким бегом двигались прямо навстречу рою механических кальмаров.

Скрывшись в правом коридоре, огненноволосая девушка услышала, как помимо грохота, издаваемого инопланетными роботами, воздух наполнился выстрелами. Узнать в двух фигурах, несущихся в сторону, противоположную эвакуационному ходу, объявленных нарушительниц было несложно, так что бойцы Шторма, очевидно, в последний момент открыли огонь именно по ним, либо их пули предназначались для пришельцев, что говорило о скором приближении смерти. Но следуя примеру своей напарницы, она не желала поддаваться всё больше и больше овладевающей ею панике и без устали бежала по коридору, который почти срезу сделал поворот влево под углом в сорок пять градусов.

Дрожь в коленях и общее изнеможение мешали Сансет бежать, её дыхание становилось всё более тяжёлым, а сердце грозилось выпрыгнуть из груди. Но невзирая на трудности, она не отставала от девушки в маске, по которой было видно, что этот забег уже вконец вымотал и её саму. Вскоре они обе пронеслись мимо изображённого на стене соответствующего обозначения и выскочили в просторный зал, представляющий собой технический отдел, но тотчас же остолбенели.

Перед обеими девушками раскинулось просторное помещение, вмещающее в себя целые ряды различной рабочей аппаратуры и серверных шкафов, а также длиннющие стеллажи с огромным количеством относительно малых приборов и разномастных деталей. Казалось, что технический отдел является обширным складом той или иной техники, запчастей для неё и списанного оборудования. Но Сансет не присматривалась к содержимому этой части подземного комплекса, поскольку её широко раскрывшиеся от ужаса глаза первым же делом приковались к рою рабочих роботов скринно-цефов, чьи щупальца старательно пускали в ход всё, что им здесь попадалось.

Несколько сотен механических кальмаров витали посреди помещения и с ошеломляющей скоростью клепали себе подобных из встречавшихся им здесь материалов. Они хватали металлические предметы, разбивали их на части и при помощи щупалец, а также кучи мелких манипуляторов, которые крепились к их головам прямо под красными глазами, придавали им нужные формы, гнули, пилили и соединяли. Когда же процесс сборки новой единицы подходил к концу, один из кальмаров направлял из специального излучателя голубоватый луч на некую конструкцию внутри своего очередного собрата, похожу на небольшой пьедестал с нишей, и спустя несколько секунд в ней появлялась энергетическая сфера. Глаза новорождённого робота зажигались, его голову покрывали внешней пластиной, и он тут же приступал к работе.

Отдельную такую операцию могли выполнять сразу более десятка спрутов, поэтому сборка каждой следующей единицы производилась за считанные минуты, если не секунды. Всё это происходило с невероятной быстротой и идеальной слаженностью, постепенно их становилось всё больше и больше, благодаря чему процесс самокопирования неумолимо ускорялся. Глядя на то, как стремительно растёт рой, Шиммер чувствовала, что ей хочется вопить в безудержном ужасе. Теперь она видела истинное лицо врага, от которого ей становилось ещё страшнее, чем от того, что произошло в Понивилле десять дней назад. Даже Руководитель цефов не внушал такой панический трепет, как туча самореплицирующихся роботов, способных разобрать на запчасти всё что угодно, если им дать время.

– Быстрее к лифту, пока они нас не заметили! – прокричала девушка в маске сквозь громкое жужжание и металлический лязг, выйдя из ступора быстрее беглой пленницы.

Встряхнув головой, чтобы отделаться от мысли о том, что этих тварей уже не остановить, Сансет продолжила бежать, несмотря на усталость и судорожное дыхание. Они следовали вдоль стены помещения, тянувшейся слева от них. К обоюдному счастью девушек, механические кальмары пока что почему-то их игнорировали, с головой погрузившись в самокопирование. Они проносились мимо каких-то рабочих станков и громоздких промышленных роботов, вроде тех, какие, по рассказам Твайлайт, размещались в Ядре ЛЕГИОН’а, а также современных серверных шкафов и более старых на вид вычислительных машин.

Спустя чуть более минуты беглянки преодолели около половины ширины этого склада и оказались у грузового лифта. Мигом открыв его железные двери, незнакомка в маске вбежала в просторную кабину, внутри которой, как ни странно, горел свет. Как только Шиммер заскочила туда следом за напарницей, та не помедлила нажать на кнопку самого верхнего этажа, до какого только достигала шахта. Она прислонилась спиной к стенке и весьма напряжённо вздохнула, как уже пол всколыхнулся, и начался подъём.

– И откуда они здесь только взялись? – нервно вопросила Шиммер, имея в виду ни то это помещение, ни то всё зазеркалье в целом.

– Я думала, они из твоего мира, – с иронией подметила незнакомка, затем не менее тревожно добавив: – Хорошо хоть эти уроды пока что не уничтожили аккумуляторы, за счёт которых работает этот лифт.

– Надеюсь, он не остановится между этажами или не рухнет, – монотонно протянула огненноволосая девушка, тоже облокотившись на соседнюю стену.

– Да уж, – согласилась таинственная особа в маске. Обратив взор на совсем изнеможённую напарницу, она всё же признала: – Ты неплохо держишься, особенно после сыворотки шизофреника.

– В этом я не уверена, – измученно выдохнула Сансет, стараясь успокоиться и нормализовать ритм лёгких. Хотя ни о каком спокойствии не могло идти и речи. Медленно соскользнув вниз по стенке движущегося лифта, она села на пол. Через пару секунд её взор обратился на притихшую незнакомку. В этот миг в её голове вновь всплыло множество вопросов, на которые она так и не получила ответов. – Слушай, может, всё же скажешь, кто ты и почему вдруг решила помочь мне, пока ещё есть время?

В ответ на просьбу девушка в маске устало выдохнула. Но конце концов она всё же согласилась удовлетворить любопытство беглянки, убрав оружие в кобуру.

– Только без истерик, ладно? – предупредила незнакомка, на что Шиммер заворожённо закивала головой.

Выдержав небольшую паузу, таинственная девушка ухватилась за свой шлем и плавно сняла его с себя. На её затылок тотчас же вывалились длинные космы красно-жёлтых волос, аккуратно собранных в хвост. Бирюзовые глаза выражали твёрдую решимость, а кожа имела золотистый оттенок. Вмиг опешив, как никогда прежде, Сансет тоже поспешила снять с себя шлем, чтобы разглядеть свою напарницу получше без прибора ночного видения. Перед ней стояло её отражение.

– Т-ты?..

– Да, Сансет, я – это ты, только из этого мира, – спокойно подтвердила та, после чего весьма иронично полюбопытствовала: – Ты пади задумывалась, почему ни разу не встречала здесь своего двойника?

– Было д-дело, – неуверенно кивнула Сансет, будучи изрядно потрясённой от того, что из заточения в этой преисподней её вытащила другая она.

– Всё потому, что меня уже лет десять как в некотором роде не существует, и всех тех, кого ты видела в холле, тоже, – лаконично объяснила уроженка зазеркалья. Замечая, что её собеседница в глубочайшем ступоре, она вернула пистолет себе в руку и посоветовала: – Теперь давай-ка соберись и приготовь оружие. Скоро мы окажемся наверху, и чует моё сердце, там будет совсем не пусто…


* * *

Вопреки опасениям Сансет из зазеркалья, самый верхний этаж технического сектора был чист и на удивление цел. Казалось, что пришельцы вообще пока что досюда не добрались. Людей Шторма здесь тоже не наблюдалось, так как большая их часть уже наверняка эвакуировалась из комплекса. Пробегая мимо таких же рядов различной техники и запчастей для неё, как и на первом этаже, обе девушки направились к другому лифту, который выводил в вентиляционный отсек. Со слов своей напарницы уроженка Эквестрии узнала, что отсюда также можно было попасть в каждый исследовательский, оружейный и информационный отдел, куда требовался периодический завоз новой аппаратуры и материалов.

Они вбежали в кабину – такую же, как и у того лифта, – и канатная тяга со скрежетом медленно потащила их на этаж выше, где находился основной вентиляционный распределитель. Сансет так и не успела перевести дух, но все её мысли сосредотачивались совсем на ином. Посмотрев на свою копию, она прервала молчание, длившееся всю дорогу по только что пройденному помещению:

– Так всё-таки, почему ты устроила мне побег?

– Потому что мне жутко смотреть на то, как они губят другую меня, пусть и из мира пони. Если у них были стандартные планы, то сперва они вытянули бы из тебя всю полезную им информацию, а потом бы убили.

– Убили?! – ужаснулась Шиммер. Несмотря на то, что она не сомневалась в абсолютной недоброжелательности этих людей, всё же мысль о смерти, что доселе, как оказалось, нависала над её головой, сдавила ей сердце. К тому же, будучи на грани помешательства от нахождения рядом с другой собой, она воспринимала каждую новость с ошеломлением.

– Да, это был вопрос времени, учитывая, что они уже начали эти допросы, – отвечала ей напарница. Невесело вздохнув, она призналась без утайки: – По мне, так уж лучше поступить по совести, чем спасать наш мир подобными методами. По правде говоря, в последнее время действия нашего начальства пугают меня…

– Чем вообще занимается ваша организация? И кто дал вам право вот так просто похищать людей и делать с ними всё, что вздумается? – осведомилась беглая пленница.

– Вообще-то, это долгая история, – вздохнуло «отражение». Тем не менее, она всё же начала рассказывать: – Наша корпорация была основана почти двадцать лет назад вроде как тайное неофициальное подразделение силовых структур, целью которого стал поиск, изучение и ликвидация различных аномалий, имеющих угрожающий характер для нашего мира. Хотя на деле мы мало чем связаны с правительством, за исключением того, что действуем с его одобрения. Наше финансирование обеспечивает компания Юникорн…

– Юникорн? – удивилась уроженка Эквестрии. – Та фирма, что производит компьютеры, смартфоны и держит свою поисковую систему?

– Точно. Насколько я знаю, эта компания как раз таки и стояла за созданием нашей корпорации. Они денежно обеспечили группу энтузиастов, которые время от времени замечали, что в мире происходит что-то странное, и на первых порах проводили изучение собственными силами. Эти независимые исследования возглавлял человек, о котором большая часть из нас знает только одно – то, что его фамилия – Шторм.

Лифт внезапно остановился, в силу чего неприятные ощущения Шиммер от того, что её догадки подтверждаются, несколько усилилось. И тот логотип в центральном холле, и слова этой девушки не оставляли ей сомнений в том, что она угодила в лапы аналога той империи зла, которая обрушилась на Эквестрию прошлым летом и на какое-то время оккупировала почти всю её центральную территорию. Страшно было представить, какие дела числились за этой самой корпорацией, пока она проводила свои исследования далеко не самыми гуманными методами…

Держа пистолет наготове, одна из девушек осторожно выбралась из кабины и осмотрела раскинувшееся перед ней помещение. Не заметив ничего опасного или подозрительного, она жестом позвала беглянку за собой. Сансет, тоже не выпуская оружие из рук, хотя и не имея никакого желания участвовать в перестрелках, проследовала за ней. Вентиляционный отсек представлял собой относительно небольшое пространство с очень высоким потолком. Повсюду здесь размещались большие трубы разной толщины. Три наиболее громоздкие из них тянулись откуда-то над металлической платформой, простирающейся впереди под самым потолком, и впадали в массивный распределитель прямоугольной формы. Из него выступали трубы меньших размеров – как круглые, так и квадратные, – которые пролегали по той или иной части помещения и уходили либо в одну из стен, либо в пол.

Между трубами, делающими самые разные изгибы, прямо по центру шёл довольно широкий проход от лифта к зигзагообразной лестнице, несколько пролётов которой соединяли основную часть помещения с верхней платформой. В очередной раз оглядевшись вокруг и убедившись, что здесь нет ни механических кальмаров, ни дронов Шторма, уроженка зазеркалья двинулась дальше.

– Туда! – сказала она, указав на виднеющуюся впереди лестницу.

Сансет бойко перешла на быстрый шаг, невзирая на дичайшую усталость, приободрённая надеждой на то, чтобы выбраться отсюда живой. Вместе с тем внутри неё не утихала жажда получения новой информации, граничащая тем не менее со страхом перед теми силами, которые обратили на неё особое внимание:

– Постой-ка, значит, твои дружки похищали, пытали и убивали всех, кого вздумается, с одобрения правительства?

– Нет, правительство вообще не знает, чём мы тут занимаемся, и даже не догадывается о существовании этого комплекса, как и о многом другом. Думаю, компания Юникорн заплатила им за то, чтобы они не совали нос в дела корпорации Шторма, – на ходу ответила ей спутница. Само собой, Шиммер имела представления о том, каковы финансовые возможности названной торговой компании, специализирующейся на продаже цифровой техники. Им принадлежала львиная доля соответствующего рынка, и все подруги огненноволосой девушки, да и она сама, пользовались смартфонами их производства. – Хотя я не могу ручаться за подлинность того, что сказала, потому что любая информация о верхах, их целях и мотивах ходит среди нас на уровне слухов, которые, к тому же, обычно пресекаются. Но я знаю одно: если уж мы – сотрудники – мало что знаем, то остальным и подавно ничего не известно.

– Ну и ну, – нервно проронила Сансет. Её всё больше и больше угнетало то чувство, что доселе она и все те, кто ей были дороги, всё время находились, по сути, под прицелом, не в безопасности. По её телу непроизвольно прошла дрожь.

Добравшись до лестницы, девушки начали стремительно взбираться наверх. Шиммер отталкивалась от перил рукой, чтобы облегчить нагрузку на уже вконец уставшие ноги, но к её счастью, подъём не продлился долго. Другая она в последний момент вырвалась вперёд и, оказавшись на платформе, по какой-то причине остановилась. Нагнав её, уроженка Эквестрии задумчиво оглядела представившееся её взору пространство. Три громоздкие трубы тянулись дальше на десять метров и упирались в бетонную стену, слева от которой располагался выход в не слишком широкий коридор. Его потолок был серьёзно повреждён, что привело к образованию земельного завала. Иных выходов отсюда не наблюдалось.

– Чёрт! – сразу с остервенением прошипела здешняя версия огненноволосой девушки. – Этого я и боялась – что они либо угробят одну из лифтовых шахт, либо что-то повредят здесь!

Поникнув головой, она опустила плечи и раздражённо вздохнула. При виде её подавленности от мгновенно рухнувшего плана Сансет стало не по себе.

– Что теперь будем делать? Отсюда есть другие выходы? – со слабой надеждой спросила она. Впрочем, её напарница сразу сказала – ещё тогда, в камере, – что успех побега совсем не гарантирован.

– Нет, – покачало головой «отражение». – Только обратно, но там, как ты и сама понимаешь, нас ждёт только смерть. Боюсь, мы в ловушке.

Эти слова прозвучали с отчётливо угадываемой обречённостью, исходя из чего Шиммер окончательно осознала всю тяжесть положения, в котором она оказалась вместе со своим двойником. Та в свою очередь не спеша поплелась к металлической тумбе электрогенератора, установленной напротив трёх широких труб, и обессиленно опустилась под ним на пол. Не зная, как быть дальше, беглая пленница подошла к ней поближе.

– Значит, мы обречены? – с едва сдерживаемой дрожью в голосе уточнила Сансет, встав возле труб.

– Похоже на то, – бесстрастно ответила ей напарница. Сняв с головы шлем, она посмотрела куда-то в сторону лифта, откуда неизменно доносились различные шумы, в основном, грохот металлических конструкций, которые уничтожались под натиском рабочих роботов скринно-цефов. Подумав пару секунд, она заговорила вновь: – Наверно, наш единственный шанс – ждать здесь, пока всё не кончится, в надежде, что пришельцы сюда не сунутся. Я понятия не имею, каковы их цели, но если они в скором времени уберутся отсюда, то мы, возможно, сумеем слинять через один из эвакуационных ходов… если там, конечно, ещё хоть что-то останется.

– Мрак, – тяжело вздохнула огненноволосая девушка, не находя в себе сил подавить внутреннее волнение. Наконец она тоже села на пол напротив своей компаньонки – прямо под крайней трубой – и тоже сняла шлем, заметив, что в этом помещении горит тусклый красноватый свет. Она подогнула ноги и посмотрела на другую себя. Несмотря на невыносимое чувство тревоги, её не прекращало терзать любопытство. – Стало быть, этой вашей корпорацией заправляет Шторм, так?

– Вроде как, хотя его никто не видел и о нём почти ничего не известно, – со странной отрешённостью молвило «отражение». – Все его приказы передаёт нам наша командующая, и то не напрямую, а через кураторов или своего заместителя – того пухлого дурня в офицерской форме, которого мы только что встретили в коридоре.

– Но как вы проворачиваете свои делишки незаметно для всех, так что о том, чем вы занимаетесь, не знает даже правительство?

– Действуем по-тихому. К тому же, все эти силовые методы начались не так уж и давно. Раньше мы только наблюдали за теми или иными аномалиями, пытались их изучать, а захват людей, как-либо причастных к ним, был сугубо крайней мерой. К нам, по сути, не за что было придраться, особенно учитывая, что те, кому не везло попасть в этот комплекс, после всего на волю уже не выходили. Но в какой-то момент – примерно в те времена, когда ты попала в наш мир – аномалий начало становиться всё больше, и опасность, исходящая от них, росла. С тех пор наша корпорация существенно милитаризировалась, и её главной целью стало предотвращение возможной глобальной катастрофы в будущем.

– Глобальной катастрофы? То есть? – осведомилась Сансет, вопросительно вскинув бровь. Она припоминала, что уже слышала что-то об этом в первый день заточения.

– После того, как наши исследователи выяснили, что мы тесно связаны с параллельным миром, где существует магическая энергия, – тем самым, откуда прибыла ты, – у начальства сразу же появилась теория, что когда-нибудь этот контакт может привести к концу света. Наши ученые описали целый ряд сценариев – от некого вторжения извне до расширения прорех в пространстве и времени вплоть до полного уничтожения грани миров – и вывели уравнение, рассчитывающие коэффициент вероятности каждой из предсказанных ими катастроф в зависимости от течения и преобразования магических аномалий. Тогда-то всё у нас словно встало на дыбы: массовое производство оружия, поиск любых волшебных предметов и их тщательное изучение, а также слежка за теми, кто вступали в контакт с магией или же с какими-либо формами её проявления. У нас появился список таких людей, и ты занимала в нём одну из первых строк. Но теперь, когда опасения насчёт катастрофы подтвердились – с появлением пришельцев, – верхам совсем уже снесло крышу, и они отдали приказ о захвате подавляющего большинства из тех, кто были поставлены на учёт. Та твоя подруга, которая бывала в нашем мире всего пару-тройку раз, тоже, кстати, в этом списке.

– Твайлайт? – ошарашенно вопросила Шиммер, на что собеседница кивнула ей. От всего услышанного уроженке Эквестрии перехватывало дыхание. Она и представить не могла, что в этом мире существует некое тайное общество, которое видит в магии смертельную угрозу и готовится к борьбе с разными её проявлениями. Конечно, она и сама знала, что во всех этих аномалиях и вправду таится сила, опасная для зазеркалья, но ей показалось, что эти люди явно перегибают палку – по крайней мере, в своих методах. Вместе с тем она до дрожи испугалась за Принцессу Дружбы. Теперь она мысленно молилась Селестии, чтобы её подруга не отправилась за ней в этот мир.

– В нём вообще вся ваша школа, – продолжала её напарница. – Мы следим за ней с тех пор, как ты переместилась через портал возле неё, в результате чего нам в принципе стало известно о таких прорехах. Ты и твои подруги состоите на особом учёте, но наша корпорация не трогала вас, считая, что вы в каком-то смысле являетесь катализатором магии. Впервые мы вмешались только после второго магического инцидента, связанного с вашей школой, когда наши силовики захватили трёх индивидов, замеченных в психотропном воздействии на толпу при помощи песенных звуковых колебаний.

– Стоп! – прервала её огненноволосая девушка, в который раз уже сбивший с толку. – Ты сейчас говоришь о сиренах, я правильно поняла?

– Да, они называли себя так.

– И они попали в лапы вашей корпорации? – переспросила уроженка Эквестрии, на что та утвердительно кивнула. В этот момент ей почему-то стало жалко тех трёх девушек, с которыми она и её подруги состязались в битве групп. Можно было себе представить, через что они прошли, пока находились здесь… и как закончили. – Но что же с ними теперь?

– Обычно те, кто попадают сюда, либо пускаются в расход, либо вербуются. С ними произошло второе, – отвечала жительница зазеркалья. Узнав о том, что трио этих злодеек теперь прислуживает Шторму, Сансет ошеломилась пуще прежнего. – Но прежде чем они пополнили наши ряды, из них выбили всю известную им информацию о магии и вашем мире. Потом, когда они рассказали всё, что знали, их почему-то не пощадили и продолжали пытать просто так, как будто ради развлечения. Этих девчонок месяца два или даже три без конца всё мучили и мучили, пока окончательно не сломили их волю. Химические инъекции, которые вызывают перцептивные иллюзии, вроде тех, что ты чувствовала после сыворотки, сенсорная деструкция, психическое давление, побои и многие другие пытки. Они прошли через всё, что только можно. В конце концов они в слезах на коленях умоляли, чтобы их страдания закончились, и им предложили вербовку. Экспериментальным путём было выявлено, что они способны чувствовать магию – ни то после потери этих своих кристаллов, ни то им всегда такое было под силу, – и с тех пор их задачей стал поиск любых аномалий, связанных с вашим миром. О твоём недавнем возвращении сюда тоже стало известно благодаря им.

– Они что, сдали меня? – несколько возмутилась Шиммер. Теперь ей уже не было так их жалко, как прежде. Похоже, месяцы заточения здесь нисколько не научили их смирению.

– Ага, хотя они действовали по указке сверху, – подтвердила её напарница. – Они у нас вроде наводчиц. Похоже, начальство держит их на особом счету. Говорят, что приказы им отдаёт лично Шторм. Хотя я точно не знаю, потому что они никогда не появляются в этом комплексе. У нас вообще общество построено таким образом, что практически никто друг с другом не знается и бесед по душам не ведёт.

– Как же тебя угораздило сюда попасть? – последовал очередной вопрос от беглой пленницы, который интересовал её особенно. Как могла сложиться судьба её здешнего двойника, что она оказалась в услужении у Шторма? Хотя она сама когда-то шла по неправильному пути…

– Как и большинство всех остальных. Просто оказалась не в то время не в том месте, когда была ещё совсем девчонкой. Меня сделали специальным агентом по изучению и устранению магических аномалий, и долгое время мне действительно верилось, что я помогаю спасать наш мир от грядущей катастрофы. Но теперь… такое чувство, что нами легко размениваются, как пешками, и предотвращение конца света вообще не входит в планы Шторма. Спустя сутки после того, как тебя схватили, все предметы изучения, которые мы раздобыли за всё время исследований, были вывезены отсюда в штаб-квартиру. Никто даже не знает, где она находится, но все называют её просто – Отдел. Туда же был отозван почти весь командирский состав – кураторы и даже некоторые старшие исполнители – и элитные военные части, а обслуге этого комплекса отдали приказ отключить периметр обороны. Из-за этого-то пришельцы и ворвались сюда, как к себе домой. Нас по какой-то причине бросили на убой, поэтому я окончательно приняла решение, что мне с этой корпорацией больше не по пути.

Остановившись на сказанном, здешняя Сансет бесчувственно потупила взор, словно бы на днях утратила смысл жизни. Она выглядела потерянной, из-за чего сердце беглой пленницы наполнилось состраданием, помимо немалого разнообразия прочих эмоций, вызванных впечатлениями от услышанного. В помещение воцарилась гнетущая тишина, которую нарушал лишь всё тот же шум, исходящий откуда-то издалека по причине промысла пришельцев, пока уроженка Эквестрии, вспомнив минувшие двое суток, не спросила почти неслышным шёпотом без какого-либо укора:

– Это ты меня вчера допрашивала?

– Нет, это была старшая исполнительница, вместе с которой мне доверили вести изучение тебя, как магического объекта. Хотя, вообще-то, она меня люто ненавидит. Её зовут Старлайт Глиммер.

– Старлайт?! – чуть ли не в полный голос воскликнула Сансет из Эквестрии, снова ошалев от получаемых ответов. Её глаза расширились, в то время как зрачки наоборот – сузились, при мысли о том, что к ней с остервенелой жестокостью относился двойник той пони, с которой она всегда была в более чем хороших отношениях.

– Ну да, а что? Ты её знаешь?

– Да, в родном мире, но там мы с ней – друзья.

– Здесь всё с точностью до наоборот. Она считает, что я виновна в смерти её отца… эх, наверно, она настаивала перед куратором на том, чтобы тебя сразу подвергли самым суровым пыткам, потому что хотела тем самым сорвать на тебе свою обиду. Это что-то вроде сублимации, если ты понимаешь, о чём я. Поверь мне, дай ей волю, она мучила бы тебя долго и жестоко – до тех пор, пока бы не убила. И всё потому, что она не может отомстить мне напрямую, наш устав ей не позволяет.

– О, как вы все могли докатиться до такого? – в который раз поразилась Шиммер жестокости сотрудников корпорации Шторма, непроизвольно схватившись пальцами за виски.

– Здесь людей делают такими – намеренно и планомерно. Но теперь это уже неважно, – мрачно проговорила жительница этого мира. Помолчав немного, она досадливо помотала головой и продолжила: – Да, теперь, когда нас тут оставили погибать, уже всё неважно. Не пойму, зачем Шторм решил сдать пришельцам целый исследовательский центр с порталом в ваш мир…

– Порталом? – уточнила огненноволосая девушка. – Здесь есть другой портал?

– В подвальном зале под главным холлом, – кивнула ей собеседница. – Он был обнаружен задолго до того, как я оказалась в рядах корпорации Шторма, поэтому здесь и построили этот комплекс. И пока этот портал и тот, который стоит возле вашей школы, – единственные постоянные врата между обоими мирами. Остальные появляются и исчезают с определённой периодичностью в разных местах, но мы так и не установили никакой чёткой закономерности.

– Что значит «появляются и исчезают»?

– То и значит. Бывает, что мы обнаруживаем портал то тут, то там, а через пару-тройку недель изучения он схлопывается.

– И что вы делаете, когда их находите?

– Осматриваем местность. Обычно они появляются в довольно захолустных местах, и вокруг них нередко можно найти различные артефакты. Например, около месяца назад мы нашли недалеко от морского побережья ларец – явно очень-очень древний. В нём лежали две штуковины, в одну из которых тебя заковали в первые сутки, и много колец – слишком широких, чтобы носить их на пальцах, но узких для браслетов. От всех этих предметов исходили излучения той же энергии, что и от портала, поэтому у нас не было никаких сомнений, что они из твоего мира. Хотя предназначение тех колец мы так и не выяснили, но до того, зачем нужны те кандалы, догадаться было нетрудно.

– А что насчёт портала?

– Он исчез через полторы недели. В большинстве случаев мы просто следим за циклом их жизни, и только. Несколько раз, правда, пытались организовать экспедиции в ваш мир, но безуспешно. Каждый раз оттуда так никто и не возвращался, – рассказало «отражение». Между обеими девушками снова повисло безмолвие, каждая из них задумалась о чём-то своём. У Сансет не было слов от того, что она теперь узнала. Ей стало очевидно, что раньше она не знала о магии в этом мире практически ничего. Но её думы почти сразу прервались, когда другая она спустя десять секунд прервала тишину, косо взглянув в сторону лифта: – Когда же они уберутся отсюда? У меня нервы уже наизнанку вывернулись!

– У меня тоже, – призналась уроженка мира маленьких пони, напряжённо вздохнув. Грохот и лязг всё ещё доносились откуда-то издалека, что явно свидетельствовало о присутствии пришельцев внутри комплекса. Недаром весь разговор девушек прошел будто на иголках! Тревога не покидала их ни на миг, мучительно изводя каждую. Помолчав около минуты в нелёгких размышлениях, Сансет из Эквестрии всё же поинтересовалась: – А что ты будешь делать дальше?

– Что?

– Ты ведь бежишь вместе со мной от своих людей, да? Что ты планировала делать после побега?

– Не знаю. Но в любом случае, нам пока…

Слова жительницы зазеркалья внезапно прервались. Её слух уловил что-то подозрительное. Взглянув туда же, куда вмиг обратился её сосредоточенный взор, Шиммер увидела, как кабина лифта двинулась вниз. В следующее мгновение её напарница уже стояла с пистолетом наготове. Почувствовав, как кровь ударила в голову, она поспешила сделать то же самое, не желая встречать опасность в сидячем положении. Друзей в этом комплексе ждать уж точно не приходилось…

Казалось, что громыхания издалека постепенно усиливаются, приближаясь к убежищу обеих девушек. Едва держа пистолет в трясущихся руках, Сансет из Эквестрии чувствовала, что близится её конец. В этот момент её нервы были натянуты, как струны, а осознание того, что от надвигающейся смерти ей некуда бежать, заставляло сердце внутри неё трепыхаться в бешеной пляске. Впрочем, спустя полминуты она заметила, что в симфонию разрушений, исполняемую инопланетными роботами где-то в ближайших помещениях, начало вкрапляться некое тихое шипение.

Не решаясь загадывать того, что будет дальше, Шиммер краем глаза мельком посмотрела на свою компаньонку. Та была напряжена, но страх не овладевал её душой. Затем она вновь перевела взгляд на лифт, как вдруг заметила, что решётка на одном из распределителей, стоящих внизу, вылетела и с лязгом рухнула на пол, а из образовавшегося отверстия наружу вылетел дрон в виде большого чёрного шара с пулемётами по бокам. Его зрительная линза тотчас же нацелилась на разместившихся наверху беглянок.

– Обнаружены мятежники! – прогремел на всё помещение механический голос. Пулемёты навелись на цели, и нервы уроженки этого мира сдали.

– Назад! Давай назад! – крикнула она, подтолкнув напарницу рвануть вглубь платформы.

Раздались выстрелы. Обе девушки пригнулись подле электрогенератора, а крупнокалиберные пули принялись прошивать металлический пол насквозь. Линия огня неумолимо настигала их, но довольно быстро грохот пулемётов затих. Здешняя огненноволосая девушка остановилась и, встав на колено, приготовилась встретить дрона лицом к лицу, понимая, что отступать просто некуда. Эквестрийка неуверенно сделала то же самое, вытянув пистолет туда, где вот-вот должен был показаться шарообразный летательный аппарат, хотя и не представляла, как будет оказывать ему сопротивление.

Прежде чем дрон показался из-за края платформы, пол под девушками начал мелко дрожать. Вскоре вновь зазвучали выстрелы, однако линии огня видно не было. Наконец чёрный шар замаячил своим затылком, стреляя куда-то в сторону лифта. Тряска всё усиливалась, пока Сансет, вдруг инстинктивно обернувшись, не увидела, как насыпь в коридоре, преградившая им путь к бегству, не была сметена огромной ордой механических кальмаров. Спустя мгновение прочие инопланетные роботы показались с другой стороны и без какого-либо труда в считанные секунды разорвали дрон Шторма на мелкие кусочки своими щупальцами.

Над головами девушек взвились сотни пришельцев, отчего у эквестрийки внутри всё оборвалось, а руки отказывались держать пистолет наведённым на врага. Над ней кружила её смерть, грозясь в любой миг сделать своё дело. Тем не менее, её напарница не собиралась сдаваться и в бессильной ярости принялась палить по кальмарам. Выпустив несколько пуль, она толкнула беглую пленницу в плечо и во всю глотку прокричала, чтобы её голос пробился сквозь оглушительное жужжание:

– Чего стоишь, как статуя! Стреляй!

Крепко сжав рукоять, Сансет направила ствол на огромный рой и довольно резко спустила курок. Отдача от выстрела показалась ей неожиданно мощной – возможно, из-за того, что её руки судорожно дрожали от страха. Далее она попыталась совершить ещё один выстрел, а затем и другой, после чего к её совершенной неожиданности всё это колоссальное облако инопланетных механизмов подалось в другой конец помещения по своим делам.

Возле девушек остались всего четыре робота. Продолжая прицельно палить, уроженка зазеркалья выбила одному из них несколько глаз, как уже пули в магазине подошли к концу. Она потянулась к поясу, где висели два запасных, но замерла, как только кальмары резко подались к ним вплотную. При виде лика смерти эквестрийская Сансет даже опустила ствол и задрожала в разы сильнее и судорожнее прежнего. Не вынося взгляда множества красных глаз, она крепко зажмурила веки. Всё её естество напряглось до предела в ожидании своей гибели.

– Пони – не человек! – раздался вдруг странно звучащий металлический голос, как если бы электродрель, врезающаяся в толщу стали, пробовала имитировать людскую речь… или поняшную.

Чрезвычайно изумившись тем, что произнесли, судя по всему, эти существа, эквестрийка настороженно открыла один глаз и увидела, что их взоры всецело обращены именно на неё. Уже полностью распахнув веки, она обменялась со своей напарницей ошалелыми взглядами. Между тем прочие инопланетные роботы приступили к переработке лифтовой шахты и труб, расположенных возле неё.

– Пони – не человек! – повторили механические кальмары ещё раз.

– Ч-что? – вопросительно пискнула Сансет, искренне не понимания, что они хотят этим сказать. Замешательство и страх сводили её с ума. В ответ же не последовало сколь-нибудь информативного объяснения.

– Пони – не человек!

Они провозгласили эту фразу трижды, после чего, издавая весьма мерзкое жужжание, удалились прочь, чтобы присоединиться к своим собратьям. Окончательно сбившись с толку, Сансет смотрела им вслед, чувствуя, что не может пошевелиться. Предчувствие сиюминутной смерти полностью лишило её всяких сил. Но, как и прежде, из ступора её вывела напарница.

– Бежим отсюда!

Не теряя ни секунды, дарованной незнамо какой удачей, беглянки понеслись к открывшемуся пути на поверхность. После минувшего перенапряжения Шиммер едва волочила ноги, но усилием воли заставляла себя бежать с той же скоростью, что и её компаньонка. Проход, который ранее был замурован, ныне представлял собой неровную земляную пещеру, проделанную скринно-цефами своей невероятной массой, а в её конце виднелся падающий сверху крупный снег.

– Что они… хотели этим… сказать? – сквозь отрывистое дыхание задалась вопросом Шиммер, пробегая вместе со своей копией по земляному проходу.

– Какая разница? – отмахнулась её спутница, оглянувшись на неё через плечо. – Главное, что благодаря их тупости мы можем выбраться отсюда!

Девушки вырвались из пещеры в относительно небольшой котлован. От того, что здесь недавно пролегала часть подземного комплекса, не осталось и следа, за исключением одинокой изрядно помятой трубы, выступавшей из земли справа. Бетонные стены и всё прочее, что находилось в их пределах, перестали существовать. Над котлованом же простиралось плотно затянутое облаками небо и макушки деревьев, растущих повсюду вокруг. Почувствовав весьма морозный воздух, Сансет приободрилась, пусть даже её усталость от этого никуда не делась.

Пришельцев в воздухе над котлованом не наблюдалось, поэтому уроженка зазеркалья рискнула без промедлений выбраться на поверхность по довольно крутому земляному склону. Не имея никакого желания оставаться здесь, Шиммер вскарабкивалась следом, как могла, иногда теряя равновесие и опираясь на холодную землю руками, но неизменно двигаясь вверх. Глубина котлована была относительно небольшой, и беглянки выбрались на поверхность менее чем за минуту, слыша позади себя жуткие шумы от деятельности инопланетных роботов, оставшихся в помещении, что подгоняло их к расторопности. Никто не мог гарантировать, что они не вернутся сюда и на сей раз не помедлят убить их…

Перевалив через край котлована, Сансет обессиленно припала к покрытой снегом земле, ощущая холод даже сквозь униформу. Здесь – на свежем воздухе – тоже стоял странный шум, раздававшийся откуда-то издалека. Вполне вероятно, что он исходил из того места, где располагался парадный вход в подземный комплекс, куда пришельцы нанесли основной удар и, судя по всему, до сих пор производили там переработку строительного ресурса. Подумав об этом сквозь пелену усталости, Шиммер вдруг вспомнила, как её напарница упомянула, что где-то в бункере покоится портал в Эквестрию. Несмотря на то, что эти твари прибыли из её родного мира, ей почему-то стало страшно.

На несколько секунд огненноволосая девушка задумалась, переводя дух, и попыталась определить направление, откуда идут шумы. Правда, издаваясь эхом, они казались призрачными и доносящимися отовсюду, к тому же, ориентацию усложнял грохот из котлована. Оглядевшись, она подметила, что наружная часть вентиляции располагалась прямо посреди зарослей, деревья росли почти у самого обрыва, не тронутые пришельцами. Её взор замер на напарнице, которая стояла согнутой, положив руки на колени, и тоже старалась отдышаться. Но прежде чем эквестрийка успела установить источник звуков или спросить своё отражение о том, что делать дальше, поблизости вдруг прогремел механический голос:

– Обнаружены мятежники!

– В лес, быстро! – тут же гаркнула жительница зазеркалья, мгновенно среагировав на изменение обстановки, и снова поддала своей напарнице скорости.

В долю секунды успев заметить, что среди деревьев виднеются два чёрных дрона и целая группа бойцов Шторма, эквестрийская Сансет моментально рванула в противоположную сторону. К счастью, деревья располагались совсем рядом, поэтому, как только грянули первые выстрелы и загалдели громкие возбуждённые голоса людей, звучащие необычно сквозь маски, на пути пуль встали толстые сосновые стволы. Шиммер бежала, что есть сил, однако не могла выложиться полностью, будучи жутко усталой, хотя страх неизменно гнал её вперёд.

Почти сразу огненноволосую девушку настигла её напарница, и они неслись между деревьями по сугробу параллельно друг другу, тем не менее, держа некоторую дистанцию. Выстрелы грохотали на весь лес, заглушая шум от переработки пришельцами подземного комплекса, пули впивались в стволы и решетили снег. Линия огня становилась всё прицельнее, грозясь поразить беглянок, в силу чего оставаться в поле зрения сил Шторма, пусть даже и посреди зарослей, было смертельно опасно. Впрочем, им оставалось совсем немного до ближайшего укрытия. Но пули не ждали…

Впереди всего в десяти метрах между прочих зарослей стояло переломленное пополам дерево, чей ствол макушкой упёрся в землю и отныне вместе со своим бывшим основанием образовывал нечто вроде треугольной арки. Сразу за ним виднелась небольшая впадина, в которой ничего не росло. Туда-то и направлялись обе девушки, выжимая из своих уставших ног всё, на что они способны. Несколько пуль врезалось в дерево, которое пронеслось слева от них, разметав в разные стороны куски коры, отчего беглянки сгорбились ещё сильнее, надеясь, что это убережёт их от попадания.

Несмотря на то, что дроны не прекращали палить короткими очередями, укрытие было уже совсем близко. Одна из девушек ловко проскочила сквозь древесную арку и из последних сил с разбегу бросилась прямо во впадину, стремительно проскользнув по её покрытому снегом склону. Оказавшись на дне, она тотчас же обернулась, не вставая, и её дыхание напряжённо замерло. Она узрела, как её напарница тяжело рухнула на край впадины с дважды простреленной навылет спиной в районе сердца. Её кровь брызнула на снег, а тело мгновенно застыло. Отныне в обоих мирах осталась только одна огненноволосая девушка, которую вмиг обуял лютый ужас при виде мёртвой себя.

– Сансет!..

P.S. «Там, где кажется пусто, пусть будет полно, а там, где кажется полно, пусть будет пусто» – Цао Цао.

Продолжение следует...

...