Автор рисунка: MurDareik
Дом для каникул

День с семьей

Эта глава опоздала на 4 дня. Прошу прощения за это. Было много работы и я не успевала заянться переводом. Данная глава переведена Fogel. Я лишь подправляла некоторые поправки в переводе слов и предложений. Большое спасибо за помощь друг!

P.S. Постараюсь (!) каждый понедельник публиковать по 1 главе.

Твайлайт Вельвет носилась из одного угла кухни в другой. Она одновременно мыла посуду в раковине и в то же время она совала голову во все шкафы и смотрела над ними, быстро составляя мысленный список покупок.

– Отлично, давай поторопимся и закончим с этим. Мы уже скоро должны встречать Каденс и Шайнинга на вокзале.

– Вельвет, милая, расслабься, у нас полно времени, – призвал её Найт Лайт, прежде чем сделать ещё один глоток своего кофе.

– Ну, на самом деле у нас всего четырнадцать минут, — поддержала маму Твайлайт, взглянув на часы. – Поэтому, вероятно, мы должны начать закругляться.

— Ты не помогаешь Твайлайт — отрезал Найт Лайт.

Никс подавила тихий смешок, съев ещё немного хлопьев – вся семья собралась за кухонным столом на завтрак. Вельвет быстро схрумкала рогалик и теперь суетилась над раковиной, пытаясь домыть испачканную посуду. Найт Лайт спокойно сидел, пил кофе и просматривал утреннюю газету. У Твайлайт на тарелке были тосты с желе, которые она ела, запивая всё это апельсиновым соком и обсуждая расписание для их семьи на сегодня. Спайк, сидевший рядом с Никс, закатывал глаза.

– Они всегда такие? — поинтересовалась у него Никс.

— Да, – подтвердил Спайк, ткнув ложкой в миску. – Откуда ты думаешь, Твайлайт всего этого набралась?

Никс снова хихикнула и, наконец, доела свои хлопья. Мгновение спустя опустевшая миска была унесена магией Вельвет и нырнула в тёплую мыльную воду кухонной раковины. Пять минут спустя они все уже собрались возле входной двери, готовясь к походу на вокзал. Шарфы были надеты, как и седельные сумки и пальто — прошлой ночью выпал глубокий снег и воздух был холодным. Ни один пони этим утром не рискнул бы выйти на улицу без тёплого пальто.

– Хорошо, все готовы?

– Да, — ответила Никс, весело подпрыгнув. Она была в новёхонькой куртке, что Твайлайт накануне забрала из бутика Рэрити и улыбалась от уха до уха. Она всё ещё немного беспокоилась на счёт встречи с Шайнингом Армором, но в тот момент Никс больше всего хотела выйти на улицу и поиграть со свежим снегом покуда они идут до железнодорожного вокзала.

– О, Никс, дорогая, я думаю, что ты кое-что забыла, — сказала Вельвет с натянутой улыбкой на губах.

– Я? — удивилась она, прежде чем оглянуться на свою куртку. – Что же это?

– Ну ... – начала Вельвет, прежде чем взглянуть на Твайлайт. – Дорогая, не могла бы ты?..

Твайлайт вздохнула и, кивнув, нежно коснулась копытом плеча Никс. Они отошли от входной двери почти до кухни, прежде чем Твайлайт открыла свою седельную сумку и не вытащила знакомую повязку на голову, заставив Никс улыбнуться.

– Я думала, что потеряла её! Где ты её нашла?

– Я не нашла её, Никс, это я у тебя её и позаимствовала. Мне нужно было наложить на неё некоторые заклинания, — объяснила Твайлайт.

Улыбка Никс сменилась хмурым взглядом. – Ты имеешь в виду заклинания вроде тех, что были на моих старых очках?

– Я знаю, ты больше не хочешь прятаться под маскировкой, но Никс, ты же видела вчера всех этих репортёров. Они были на вокзале, только потому, что узнали, что ты едешь сюда со мной. Я не знаю, как они узнали и я собираюсь поговорить об этом с принцессой Селестией, когда у меня будет такая возможность. Тем не менее, это не отменяет того факта, что они были там.

– И я не хочу, чтобы они или кто-то ещё испортил для тебя вечер Согревающего Очага лишь потому, что они не желают забывать о том, что произошло, — объяснила Твайлайт. – Я хочу, чтобы ты хорошо провела время. Я хочу, чтобы ты могла пойти с нами, когда мы пойдем выбирать поленья и петь колядки. Но чтобы это произошло, тебе нужно надеть эту маскировку.

– Мне придется носить её всё время?

Твайлайт покачала головой. – Нет, не всегда. Когда мы здесь или на заднем дворе, ты можешь снять повязку с головы. Надо просто носить ее, когда мы выходим на улицу к другим пони.

– Но что насчет вечеринки в честь Согревающего Очага? Мои друзья будут там, и я не хочу носить маскировку рядом с ними, — сказала Никс присаживаясь на задние ноги и скрестив передние перед собой.

Твайлайт закусила губу. – Ну, вечеринка будет в замке, и мы знаем всех пони, что будут там. Поэтому... – она кивнула. – Ладно, договорились, тебе не обязательно носить эту штуку на вечеринке. Но сейчас, пожалуйста, надень её.

Никс вздохнула, но наклонилась вперед и кивнула. – Хорошо.

Твайлайт осторожно надела повязку на лоб Никс, используя свою магию, чтобы уложить на место несколько случайно выбившихся прядей гривы. Она и её мать планировали семейную встречу Согревающего Очага еще с Ночи Кошмаров, и это было той частью, что её мать потребовала практически ультимативно. Это была эволюционно новая маскировка Никс – это уже было не просто жилетом скрывавшим её крылья и очками прятавшими глаза, это было заклинание иллюзии для всего тела, такое же, как и то, что лежало на доспехах королевских стражей.

Магия активировалась в тот же момент, как повязка оказалась на голове Никс. Казалось, что холодная дрожь растеклась по её позвоночнику. Её черная шерсть побелела, зрачки округлились, а крылья, казалось, просто исчезли и, вскоре, она выглядела как совершенно другая кобылка. Единственными вещами, которые оставались теми же, были её грива и кьютимарка.

Как только Никс почувствовала, что заклинание сработало, она открыла глаза. – Как я выгляжу?

– Гораздо больше похожа на Рарити, чем я могла предполагать, — призналась Твайлайт с легким нервным смехом. – Но, я полагаю, это я получила за то, что не пыталась переписать ту часть заклинания, что меняет цвет шерсти королевских стражей, на что-то иное, нежели белый. Затем она наклонилась и слегка прижалась к Никс. – Но спасибо за терпение. Обещаю, как только мы начнем веселиться, ты забудешь про всё это.

– Ну же, давай, — сказала Твайлайт улыбаясь. – Пойдем и встретимся с твоим дядей Шайнингом и тётей Каденс.

~~~

– Солнце светит! Веселье кругом! Постучи копытом и махни хвостом!

Поезд прибыл вовремя, и, разгрузив свой багаж, Шайнинг Армор и Ми Аморе Каденца с радостью приветствовали пони, что их ждали. Каденс и Твайлайт прочитав свой стишок рассыпались в хихиканьях и крепко обнялись. В нескольких шагах Армор обнял Вельвет и Найт Лайта, приветствуя своих родителей тем единственным способом, которым лишь мог любящий сын.

— Как прошла поездка? — поинтересовалась Твайлайт, когда её объятия с Каденс закончились.

– Ужасно долго, – ответила она, расправляя крылья. – Поездка в королевском вагоне прекрасна, но я не могу долго сидеть на одном месте. Это мне слишком напоминает то долгое время, что мне пришлось провести среди драгоценных камней в пещерах под Кантерлотом.

– Какие ещё пещеры с драгоценными камнями? Где?

Каденс повернула голову, и посмотрела на маленькую кобылку в зимней куртке, стоявшую рядом с Твайлайт. Ее шерсть была белой, а чёрная грива выбивалась из-под повязки подходящей по цвету к её глазам.

– О, привет? Кто это у нас?

– Каденс, это Никс, — ответила Твайлайт.

– Но я думала…

– Это благодаря повязке, — пояснила Твайлайт и бросила быстрый взгляд на свою мать. — Я позже объясню, зачем всё это. Ну, а ты как?

– Нормально, — ответила Каденс, когда семейство двинулось с платформы. – Шайнинг Армор устроил себе неделю отдыха и просто расслаблялся после того, как Селестия и Луна вернули себе трон. Я понятия не имею, как им удалось привести Кантерлот в порядок так быстро. Это место было сумасшедшим домом после Найт… — Каданс резко оборвала себя и застенчиво улыбнулась. – Я имею в виду, после того, как Никс покинула трон.

– Это, правда было так плохо? – спросила Никс с беспокойством в голосе.

Каданс смущенно улыбнулась.

– Ну, ладно, я думаю, это было не столь ужасно. Шайнинг Армор заставил гвардейцев позаботиться о том, чтобы Кантерлот был в безопасности, а я приложила все усилия, чтобы справиться с аристократами. Я думаю, они все просто волновались, что ты передумаешь и захочешь вернуть трон, по крайней мере, до момента возвращения Селестии и Луны.

– Но, в конце концов, все ведь получилось, не так ли? — сказала Каденс, пытаясь говорить оптимистично. – Селестия и Луна вернулись, тебе предписали быть с Твайлайт, а мне не пришлось использовать армию повстанцев, которую я набрала.

Никс сделала беспокойный шажок назад. – Вы набрали армию?

Каданс снова поморщилась. – Ну, я…

– Да, она это сделала, – сказал Шайнинг Армор, подходя к ним.

– Но я рада, что мне не пришлось её использовать, – быстро добавила Каданс, быстро ткнув Шайнинг Армора в бок. – А теперь, дорогой, почему бы тебе не поздороваться с Никс? В конце концов, она твоя племянница.

Шайнинг Армор посмотрела на Никс, та посмотрела на него, и мгновение они просто смотрели друг на друга. Никс слабо улыбнулась, но линия губ Шайнинг Армора лишь сжалась.

– Привет, — было всё, что он сказал ей, прежде чем повернуться к Вельвет. – Мама, вы уже ходили выбирать поленья для очага?

– Нет, но это наша следующая остановка, — заверила своего сына Вельвет. – В конце концов, Каденс сказала в своем письме, что она хотела бы насладиться всеми нашими праздничными традициями, и я не хотела бы отказать моей любимой невестке в возможности провести идеальный праздник Согревающего Очага.

– Разве она не единственная ваша невестка? — спросил Спайк с сарказмом в голосе.

– Да, но это не меняет того факта, что она моя любимая, – быстро ответила Вельвет. – Тем не менее, нам лучше побыстрее привести в порядок наши гривы и хвотсы. Мы же хотим успеть всё сделать до полуденного ажиотажа.

Шайнинг Армор кивнул и взял рогом их с Каденс багаж.

– Надеюсь, вы не против, если мы сначала зайдем домой. Просто хочу сбросить все эти сумки.

Вельвет и Шайнинг Армор пошли прочь, Найт Лайт и Спайк последовали за ними в нескольких шагах позади и это оставило Каденс, Твайлайт и Никс одних на платформе.

– Мне очень жаль, Твайлайт, он был вот таким последние несколько дней, — сказала Каданс.

– Нет, всё в порядке, я знала, что есть немалый шанс, что он будет именно таким, — сказала Твайлайт, прежде чем опустить голову и прижаться к Никс. – Но всё будет хорошо. Я знаю, что мы достучимся до него. Не так ли, Никс?

– Если ты так говоришь, то конечно, — ответила она, хотя в её словах и прозвучало откровенное сомнение.

~~~

– Привет, добро пожаловать в лесопилку Джека и Деревянный Торговый Центр. Если вы ищете дерево на праздник, посмотрите на ели вдоль дальней стороны. Свежесрубленные и идеально подходящие для любой гостиной. А, если же вы придерживаетесь более традиционных взглядов, то изучите наш прекрасный выбор поленьев от "Радуги спектра". Я гарантирую, у нас отличный выбор всех цветов, какой бы вы не искали.

Ламбер Джек, владелец так называемого торгового центра, улыбнулся, приветствуя очередную семью. Это был земной пони с шерстью цвета коричневой коры и с огромной пилой на кьютимарке. На нем была красно-черная клетчатая рубаха и вечная улыбка. Своим сильным, глубоким голосом он перекрывал шум толпы и часто наполнял воздух своим громким смехом.

Повернувшись к соседней улице, он наблюдал, как е го магазину подъезжает большая карета-такси, если конечно можно было назвать магазином кусок парковочной площадки на кольцевом основания Кантерлота, но это ничуть не подрывало ни настроения, ни репутации Ламбера Джека – любой пони знал что если ты хочешь дрова или праздничное дерево хорошего качества, то Ламбер Джек именно тот жеребец что вам нужен.

Он смотрел, как открылась дверь наёмной кареты, а затем он выбросил свои передние ноги вверх и его улыбка стала настолько широкой, насколько позволяли его щёки. – Аааа! Найт Лайт! А я-то всё думал когда же наконец увижу твою старую виторогую голову.

– Я тоже рад тебя видеть, Джек, — сказал Найт Лайт. — Хотя ты и выглядишь немного тяжелее, чем прошлой зимой.

– А что стоит ожидать от таких холодов, друг мой? Ведь Ламбер Джек стоит на улице весь день, ему нужен жирок, чтобы не замёрзнуть. Он игриво хлопнул себя по животу, не прилагая усилий, чтобы скрыть, что он был увесистым пони. Затем он подошел к карете и, протянув копыто, помог выйти изнутри Вельвет.

– Но, друг мой, твоя жена живет явно лучше меня. Вы выглядите так же прекрасно, как всегда, Твайлайт Вельвет, — сказал Ламбер Джек, прежде чем нежно похлопать её по копыту.

– Я надеюсь, что дела идут хорошо, Джек?

– О да, очень хорошо, — заверил он её прежде, чем повернуться, чтобы поприветствовать следующего пони, спускающегося из кареты. – Принцесса Ми Аморе Каденца, вы делаете большую честь старому жеребцу, посещая его скромный торговый центр деревьев и дров. А, Шайнинг! Клянусь, ты становишься всё больше и больше с каждым разом, когда я вижу тебя, и главное, в хорошем настроении. Ты большой и сильный, не сравнить, конечно, с Ламбер Джеком, но ты растёшь. А что я могу сказать? Я не смогу уйти из магазина пончиков в Кантерлоте, даже чтобы спасти свою жизнь.

– И Спайк тут, мой маленький друг-дракон. Я надеялся увидеть тебя в ближайшее время. У меня закончились спички, зато есть куча растопки, которую мне нужно сжечь на заднем дворе. Она в большой красной бочке из стали. Да ты знаешь её. Если ты сможешь дать мне пламя, я могу дать тебе это.

Ламбер Джек полез в карман своей куртки и достал синий драгоценный камень размером с монету, который он бросил в ожидающие когти Спайка.

– Эй, огонь – это то, с чем я могу справиться, — гордо сказал Спайк, взяв драгоценный камень и направившись к задней части заполненной древесиной площадки.

– Уж это-то я знаю, ты спалил почти половину моего товара, когда первый раз пришёл сюда с Твайлайт, — рассмеялся Ламбер Джек. – Ах, но это всё же приятное воспоминание. Затем он повернулся к карете и с широкой улыбкой принял следующую кобылу из двери в свои крепкие медвежьи объятия. – И Твайлайт Спаркл, мой маленький спаситель. Спасибо, что нашла ту книгу лесных долгоносиках. Мои деревья, мои дрова, сам праздник Согревающего Очага спасены благодаря тебе и твоему замечательному мозгу.

– С-спасибо, Джек, — сказала Твайлайт между вздохами. – Н-н-но я б-ббольше не могу...

– Извини этого старого дровосека, иногда он не осознаёт собственных сил, — сказал Ламбер Джек, быстро опуская Твайлайт.

Он использовал копыто, чтобы стряхнуть щепки и опилки что переместились с его рубашки на шерстку Твайлайт. А затем он оглянулся на карету и глаза его загорелись как у ребёнка, который только что увидел новую игрушку.

– А это кто?

Никс попыталась отступить обратно в карету, но Ламбер Джек оказался гораздо проворнее чем выглядел, несмотря на его размер и крепкое телосложение он схватил Никс за заднюю ногу и вытащил ее из кареты, удерживая её вверх тормашками и разглядывал, склонив голову на бок.

– Найт Лайт, ты забыл мне сказать, что у тебя с Вельвет будет ещё один жеребенок? Я бы отправил подарок.

– На самом деле, Никс моя, — сказала Твайлайт, осторожно поднимая копыто, как будто она отвечала на вопрос в школе.

– Это, это твоя? — удивился Ламбер Джек, указывая копытом на замаскированную Никс. – Но ты такая молодая, Твайлайт. Почитай, ты всё ещё сама по себе почти жеребёнок. Как ты можешь иметь такую взрослую кобылку? Кроме того, что за имя такое, Никс? Никс это не хорошее имя. Нет, нет ... ее шерстка слишком белая для этого. Нет, я назову её Маленькая Снежинка.

– Но меня зовут Никс, — запротестовала та.

– Первое, что тебе нужно знать, Маленькая Снежинка, это то, что Ламбер Джек всегда знает лучше, — сказал он, перевернув её в правильное положение и положив себе на спину. – Спросишь почему? Потому что я Ламбер Джек. Это же так просто. Теперь, Маленькая Снежинка, это первый раз, когда ты собираешься выбрать полено для Согревающего Очага?

– На самом деле это вообще мой первый день Согревающего Очага, но мое имя не…

– Первый день Согревающего Очага?! Твайлайт, где ты откопала Маленькую Снежинку, из какой магии ты её выковырнула?!

Ламбер Джекед рассмеялся над своей шуткой, а Твайлайт смогла лишь нервно хихикнуть. Впрочем, Джек ничего этого не заметил. Вместо этого он развернулся и понес Никс непосредственно на территорию торгового центра.

– У такого взрослого ребёнка должен быть не только его первый в жизни день согревающего Очага. Пойдем, Маленькая Снежинка, ты услышишь Потрясающую Историю Очага от Ламбер Джека.

– Но я уже знаю её, — возразила Никс. Она попыталась спрыгнуть со спины Ламбер Джека, но он заблокировал её попытку лишь поворотом головы. Все это время Твайлайт бежала позади, нервно следя за парой.

– Да неужели! Тогда скажи Ламберу Джеку, что ты знаешь.

– День Согревающего Очага, это праздник основания Эквестрии. Это тот день, когда лидеры трех пони-племен согласились жить вместе, в гармонии и дружбе после того, как почти замерзли в копытах Вендиго.

Ламбер Джек оглянулся на Твайлайт.

– Ах, она такая же умная, как и ты. Затем он вернул внимание к Никс. – Но скажи мне, Маленькая Снежинка, почему тогда пони покупают мои особые поленья и ставят мои деревья у себя в домах?

– Я не знаю. Наверное, потому, что они красивые?

– Аха-ха-ха-ха, НЕТ! Ламбер Джек резко обернулся, почти сбросив Никс со своей спины. Он поднял копыто, чтобы нежно погладить ветку ближайшей ели. – Деревья, это старая традиция земных пони. В холодную зиму, в день солнцестояния, самый короткий солнечный день, земные пони нашей старой родины приносили вечнозеленые растения, такие как эта прекрасная ель, в свои дома. Вечнозеленые растения, в представлении земных пони, были хранителями весны. Они выдержали сильный холод зимы, не заснув как все другие растения и деревья. А потом, когда наступало время весны, вечнозеленые пробуждали все остальное растительное царство.

– Я не знаю как, — добавил Ламбер Джек, пожав плечами. – Деревья, ведь у них нет ртов, чтобы кричать. Но они все равно пробуждают все другие деревья и растения. Лично я думаю, что они тянутся к ним корни. Ламбер Джек знает, что нельзя уснуть, когда кто-то дёргает тебя за ногу.

– Но деревья это не для твоей семьи, — быстро сказал Ламбер Джек. Он побежал прочь от выставленных на продажу елей на другую сторону участка, где были большие, но аккуратно организованные кучи дров. Рядом с каждой кучей был установлена небольшая жаровня в которой горел образец полена. Однако, огонь там не был обычных красных и апельсиновых оттенков.

Нет, пламя было радугой цветов. Некоторые костерки были зелеными, некоторые были синими, но больше всего было горящих розовыми оттенками. И среди этих розовых огней Джек, Никс и Твайлайт и смогли увидеть всю остальную их семью.

– Дорогой, что насчёт этого? — Спросила Вельвет, указывая на один из розовых костерков, следуя с Каденс за Найт Лайтом.

– Нет, цвет слишком отдаёт цветом лосося, — сказал он, коротко взглянув.

– А как насчет этого? Он хорошо выглядит, — сказала Каденс, указывая на другое пламя.

– Хмммм… близко, но нет. Он слишком оранжевый.

– Но он же розовый, — запротестовала Каденс, глядя на Шайнинга. – Там нет апельсиновых оттенков, не так ли?

Шайнинг засмеялся и положил копыто на плечо Каденс.

– Поверь мне, если мой отец говорит, что есть оранжевый, то там есть оранжевый.

Ламбер Джек засмеялся и указал копытом на остальных членов семьи Твайлайт и Никс.

– Видишь, это именно то, о чём я говорю. Для твоей семьи, Маленькая Снежинка, Ламбер Джек может предложить только одну вещь. Традиционное полено для Согревающего Очага.

Он быстро поднес Никс к одному из костров, где нежно горел малиново-розовый огонь. Он низко наклонился, позволяя себе и Никс насладиться теплом, исходящим от огня.

– Так ты говоришь, что знаешь историю Согревающего Очага, да? Тогда ты ведь знаешь и о знаменитом пламени очага, да? Заклинание, наложила... о, как её звали?

– Кловер Мудрая? – бойко сказала Твайлайт.

Ламбер Джек топнул копытом и улыбнулся.

– Да, она. Это заклинание, этот огонь — это то, что удержало лидеров трех племен и их помощников живыми в холодной пещере. Это также то, что отогнало Вендиго. Вот таким образом, для семей, в недавно основанной Эквестрии, стало традицией всю ночь сжигать дрова с кануна Дня Согревающего Очага по сам День Согревающего Очага. Они делают это, чтобы поддерживать огонь дружбы, семьи и гармонии, гарантируя, что Вендиго никогда не вернется.

– Но, почему большинство из них розовые? — спросила Никс, оглядываясь по сторонам.

– Ах, Маленькая Снежинка, это потому, что огонь в той старой истории был розовый. А ещё, это потому, что дедушка дедушки Ламбер Джека обнаружил, что некоторые деревья в Радужной гороной цепи горят разными цветами. Так что да, по-настоящему традиционный огонь Согревающего Очага — простой розовый, но простого розового недостаточно для Согревающего Очага — для тех кто жаждет лишнего праздничного настроения, Ламбер Джек продаёт поленья, которые горят и розовым, и голубым, и зеленым, и белым. В этом году у Ламбер Джека даже есть поленья, которые горят пурпуром. Но те уж очень редкие. Но тебе я дам на них хорошую скидку.

– Спасибо, Джек, — сказала Твайлайт, пользуясь возможностью вернуться в разговор. Она подняла Никс с его спины и поставила на заснеженную землю. – Но ты же знаешь моего отца. Именно он выбирает цвет и всегда хочет традиционный розовый.

– Ах, но именно за это я очень и люблю твоего отца, — пошутил Ламбер Джек, когда трио двинулось к той части участка, где сосредоточилась большая часть горящих розовым поленьев. Они могли видеть оставшуюся часть семьи, стоящую позади Найт Лайта рассматривавшего трио розовых костров. – У него очень проницательный взгляд. Он выберет самый лучший розовый цвет, а после того, как он выберет, я могу смело поднять цену на эти поленья и сделать приличную сумму на этом.

– Вот этот! — объявил Найт Лайт, указывая на один из костров. – Ламбер Джек, дай нам четыре дюжины этих поленьев.

Ламбер Джек засмеялся, поднял копыто и хлопнул Твайлайт по спине.

– Что я говорил, а? Я бы мог поцеловать твоего отца за это.

Затем он побежал к остальной семье, поворачиваясь и крича на одного из пони, который на него работал в торговом центре.

– Эй, Твайн Кнот, возьми свою ленивую задницу и принеси моему лучшему клиенту четыре дюжины из кучи тридцать два. А потом нарисуй новый ценник для тридцать второй кучи. У нас теперь есть наш премиум класс, ах-ха!

Когда Ламбер Джек ушёл, чтобы заключить сделку, Твайлайт положила переднее копыто себе на спину и принялась растирать место, где её ударили. Тем не менее, сквозь боль она улыбалась.

– Это было здорово.

– Но он подвесил меня вниз головой и назвал Маленькой Снежинкой! — пожаловалась Никс.

– Он сделал то же самое и со мной, когда я впервые приехала сюда, и он сделал это с Шайнингом тоже. Мне помнится, что то старое имя, которым он меня наградил, было Виноградина. — Твайлайт снова захихикала. – Нет, подожди, это была Башковитая Виноградина.

Никс склонила голову в сторону и посмотрела на Ламбера Джека, который сокрушал Найт Лайта в своих медвежьих объятиях.

– Значит, он так поступает с каждым пони?

– Ну, он делает это с каждой маленькой кобылкой или жеребёнком, когда те впервые приходят сюда, — объяснила Твайлайт, продолжая тереть спину. – Я просто думаю, что так он знакомится с ними. И я знаю наверняка, что он любит рассказывать маленьким кобылам и жеребятам историю о том, почему деревья и горящие разным цветом поленья используются в качестве украшения для Согревающего Очага.

– Ну, я думаю, было довольно весело узнать об этом, — призналась Никс, начиная улыбаться.

– Как весело? Просто весело и всё? Моя дочь, мисс «Люблю узнать всё обо всём», нашла только такое удовольствие? – игриво спросила Твайлайт ткнув Никс в нос.

Никс хихикнула и отскочила назад на несколько шагов, спасаясь от атаки Твайлайт на её нос.

– Ладно, ладно, это было очень весело, — призналась она.
Затем она слегка подпрыгнула, и её озарила улыбка вдохновения.

– Эй! А я могу взять тоже полено для Очага?

– Ну, мой отец немного ревнует к камину. Мы разве что можем положить туда поленья, которые он выбирает. Твайлайт хитро улыбнулась и, наклонившись ближе к Никс, сказала:

– Но если ты выберешь цвет очень быстро и если мы сможем найти достаточно маленькое полешко, то мы сможем сжечь его в гриле, что стоит у нас на заднем дворе.

Даже с такими ограничениями по размеру и времени, Никс запрыгала от радости и быстро унеслась выбирать цвет, что заставило Твайлайт бежать за ней, улыбаясь когда копыта поднимали снежные облачка с земли. Неподалёку Найт Лайт и Ламбер Джек обменивались историями, случившимися за этот год, покуда его рабочий, Твайн Кнот, складывал и увязывал почти пять десятков поленьев, которые были заказаны.

~~~

Колум с угрюмым видом и склонив голову сидел на скамейке в парке. Из его губ торчала палочка, и хотя это был всего лишь праздничный леденец, он не был столь невинным как казалось с первого взгляда — язык Колума гневно облизывал его превращая леденец в острый и опасный инструмент для неожиданного удара. Он размышлял о своем редакторе, редакторе, что устроил ему и Квик Снапу разнос за то, что они отправились встречать поезд, но вернулись без захватывающей истории.

– Ну же, Колум, – произнёс Квик Снап поднимая фотоаппарат и делая ещё один снимок. – Редактор хотел, чтобы мы осветили этот фестиваль, а мы не сможем этого сделать, если ты не возьмёшь интервью, хотя бы у нескольких из этих пони.

– Редактор может утопиться в баке с чернилами, мне всеровно, — проворчал Колум. Он распрямился не вставая со своего места и махнул копытом в сторону фестиваля. –Кантерлотский Фестиваль Согревающего Очага это не заголовок сенсации, Квик Снап, нам крупно повезёт, если мы вообще попадём на страницы газеты с этим слащавым мусором. О, смотри, маленький жеребёнок выиграл мягкую игрушку принцессы Селестии. О, это имеет такие политические и культурные последствия. Наше общество никогда не будет прежним!

Колум было поднявшийся плюхнулась обратно на скамейку, возобновив свои попытки превратить леденец в шило.

— Квик Снап, нам ничего не светит, если мы не найдём реально стоящий материал для газеты.

Квик Снап закатил глаза и отвернулся, чтобы возобновить съемку. Он сумел сделать динамичный кадр жеребца, бросающего снежок в пирамиду бутылок и хотел было снять жеребёнка идущего назад и приготовившегося выкинуть какую-то фигню свернутую из длинного воздушного шарика, когда он заметил некое движение на заднем плане. Это нечто было достаточно большим, чтобы быть обычной пони и по большей части было розовым.

– Эй… эй, Колум! — произнёс Квик Снап, пытаясь привлечь внимание напарника, не повышая голоса.

– Чего? Снова жеребёнок пролил свой горячий шоколад в снег?

– Кажется, я только что видела принцессу Ми Аморе Каденцу!

Колум прямился, пожевал леденец, а потом выплюнул его в соседний мусорный бак и встал со скамейки.

– Ну, принцесса и её свадьба могут быть вчерашними новостями, но это всё же лучше, чем все эти сопливые придурки.

Он жестом предложил Квик Снапу последовать за ним и рванул, ловко лавируя между фестивальными киосками.

– Заряди свежий рулон пленки. Может, нам повезет, и мы поймаем её с другим жеребцом. Ничто так не продает газету, как всплывшие неприятности в семейном раю.

~~~

Язык Каденс непроизвольно вырвался у неё изо рта, а живот издал шумное ворчание, когда она посмотрела на ларьки и палатки с едой на Кантерлотском фестивале Очага. Пироги, пирожные, густые супы, связки перца чили, клубника в шоколаде и многие другие праздничные блюда и лакомства звали её подобно морским сиренам. Ей потребовалось все её самообладание, чтобы не уронить свой титул принцессы, помчавшись вперёд.

– А теперь, все пони, запомните, — произнесла Вельвет, чтобы привлечь внимание всего семейства, — у нас есть только час, прежде чем нам надо будет бежать на колядки. Возьмите что-нибудь перекусить, а потом мы встретимся за этим столом. И не портите себе аппетит – сегодня вечером мы собираемся на званый ужин, организованный моим издателем, и я хочу, чтобы мы очистили наши тарелки, когда мы там будем, чтобы ненароком никого не оскорбить. Понятно?

– Мы всё поняли, дорогая, — заверил её Найт Лайт, прежде чем положить копыто на плечо Шайнинга. – Давай, я видел там карамельные яблоки. Позволь твоему старику купить тебе одно из них.

– А можно и мне тоже яблоко в карамели? — спросила Никс, радостно подпрыгивая.

– Мне кажется, что у тебя сегодня и так достаточно сладостей, — отчитала её Твайлайт, — или ты думаешь, я не заметила весь тот сахар, что ты получила от Спайка, который положила в свои хлопья сегодня утром? Или ту конфету, что Ламбер Джек дал тебе, прежде чем мы покинули его торговый магазин?

Никс улыбнулась, неуверенно рассмеялась и попыталась изобразить невинность, но Твайлайт просто закатила глаза. Она использовала свое копыто, чтобы мягко ударить Никс в бок, направляя её в сторону от ларька с карамельными яблоками.

– Пошли, я вижу ларёк, где продают свежие фруктовые салаты. Мы будем есть это. Каденс, пойдёшь с нами?

Взгляд Каденс задержался было на пироге так и привлекавшем её взор, но затем она вздохнула и взяла под контроль свой аппетит.

– Конечно, мне бы стоило взять что-то полегче, после того плотного завтрака, что у меня сегодня был, — сказала она, вставая рядом с Твайлайт.

– Мама, ты идешь? — поинтересовалась Твайлайт.

Вельвет покачала головой и уселась за стол.

– Нет, твой отец купит мне что-нибудь, и одному из нас стоит остаться здесь, чтобы присмотреть за столом.

В этот момент другая семья направилась было в сторону их стола, но Вельвет быстро обернулась и твердым голосом бросила:

– Занято!

– Ладно, — сказала Твайлайт с нервным смехом. – Повеселись хоть так.

– Я не припоминаю, чтобы твоя мама хоть на один праздник была в таком напряжении, — прошептала Каденс, когда они вместе с Твайлайт и Никс направились к фруктовой лавке. – Это ведь не из-за меня, а?

– Нет, – незамедлительно ответила Твайлайт.

Затем она оглянулась через плечо и обнаружила, что Вельвет использует свой стальной взгляд, чтобы отпугнуть ещё одну семью от их стола.

– Ну, отчасти это может и быть из-за тебя, но это не всё. Её издатель начинает понемногу нажимать на неё, чтобы она поскорее заканчивала свою последнюю книгу, а она застряла на последней паре глав.

Слегка подпрыгнув, Никс вскочила на спину Твайлайт, а затем наклонилась в сторону, вытянув голову мимо шеи Твайлайт.

– Твоя мама пишет книги?! А я читала что-нибудь из них?

– Зови её бабушкой, Никс, — поправила её Твайлайт, прежде чем покачать головой. – И нет, ты не читала ни одной из её книг. Она пишет мистические романы для взрослых пони и эти книги немного более серьёзные, нежелив чем то, что тебе стоит читать.

–Но я ведь читала такие книги, когда была большой пони, — пожаловалась Никс. – Почему я не могу продолжить сейчас их читать?

– Ну, потому что ...

Твайлайт хотела попытаться поспорить, но эти слова застряли, словно каша у неё во рту. Снова возраст Никс не давал ей покоя. Ведь когда-то Никс была взрослой кобылой, и, если она уж читала подобные романы раньше, то не было никакого смысла удерживать её от них теперь. В то же время, она снова стала физически и морально юной кобылкой. Но все же…

– Не лучше ли прочитать старые книги, что хранятся в спальне Твайлайт? — спросила Каденс с хитрой улыбкой на губах, когда они с Никс и Твайлайт встали в очередь у фруктовой лавки. – У неё их там десятки. И я реально готова держать пари, у неё всё ещё есть та книга о Смарти Пантс.

В одно мгновение Никс перепрыгнула со спины Твайлайт на Каданс.

– Существует книга о Смарти Пантс?! — спросила она нетерпеливым тоном.

– О да, Вельвет написала это специально для неё, — ответила Каданс, прежде чем взглянуть на Твайлайт. – Ты ведь помнишь эту книжку, а? Я, наверное, прочитала её тебе раз сто.

Твайлайт улыбнулась и кивнула покраснев.

– Я помню её и она всё ещё у меня… Ух!

Она немного споткнулась, когда Никс приземлилась ей на спину во второй раз.

– А я могу её прочитать?!

Твайлайт рассмеялась.

– Да, можешь, Никс, но только если ты слезешь с меня.

Никс мгновенно покинула спину Твайлайт и встала в очередь рядом с ней, стараясь быть вежливой и вести себя как можно лучше, в то же время, подпрыгивая от переполнявшего её энтузиазма.

Хитрая улыбка Каденс росла, покуда очередь продвигалась вперед, приближая трио к прилавку. Она наклонилась к Твайлайт и прошептала:

– Я все ещё вспоминаю это.

В результате чего и она, и Твайлайт разразились тихим смехом.

ВСПЫШКА

– Принцесса Каденца! Твайлайт Спаркл! Здесь! Посмотрите сюда!

ВСПЫШКА

Твайлайт и Каденс споткнулись, моргая и пытаясь избавиться от пятен в глазах. Никс просто нырнула под Твайлайт. Вспышка исходила от камеры, и вскоре две пони и кобылка подверглись кроме нападения на их глаза и слуховой атаке. Пегас-фотограф кружил вокруг них, как муха вокруг мусора, снимая так быстро, как только позволяла его камера. Бежевый репортер-единорог кричал, держа магией карандаш и блокнот.

– Твайлайт Спаркл! Когда вы прибыли в город?! Вы специально прятались от журналистов на железнодорожной станции Кантерлота?! Что на самом деле случилось с Найтмэр Мун?! Кто эта маленькая кобылка?!

ВСПЫШКА

– Принцесса Каденца! Это ребенок, которого вы и Шайнинг завели вне брака?! Была ли ваша королевская свадьба не чем иным, как свадьбой под дулом дробовика? Вы набрали лишний вес?!

ВСПЫШКА

– Детка! Детка! Да-да, именно ты, маленькая кобылка! Кто ты?! Ты унаследовала этот белый цвет от Шайнинга Армора?! Кто твой папочка?!

ВСПЫШКА

ШРУХ

Фотограф и репортер внезапно оказались заключенными в розовой сфере, когда Шайнинг Армор прискакал на помощь. Его брови нахмурились, и он фыркнул носом, словно разозлёный бык. Репортер и фотограф улыбались и махали ему, но кроткий жест не отговорил Шайнинга от его намерений. Сопровождаемая вспышкой магии из его рога, сфера устремилась в небо.

Сферический щит двигался и крутился подобно злой пчеле, перетряхивая внутри себя репортера и фотографа, пока не рухнул в огромную груду снега. Он исчез с глухим хлопком, выбросив двух пони в груду грязного, мокрого снега, который был счищен с улиц Кантерлота. Их падение в грязную слякоть было разбавлено парой криков и мокрых шлепков.

Шайнинг фыркнул в последний раз, выражая свое раздражение, и как раз повернулся, чтобы взглянуть на Каденса и Твайлайт, когда примчались Вельвет и Найт Лайт.

– Твайлайт, дорогая, ты в порядке? — спросила Вельвет.

– Да, у меня все хорошо.

– А ты как, Каденс? — спросил Шайнинг, подходя к своей жене.

– Я в порядке, — заверила она его. – Они просто напугали нас, вот и всё.

– Зачем они это сделали? — спросила Никс, медленно вылезая из-под Твайлайт. Она всё ещё терла глаза, пытаясь избавиться от плавающих перед ней пятен, вызванных вспышкой.

– Вероятно, они преследовали меня, — сказала Каденс. – Эти пони-папарацци обожают беспокоить принцесс. Прошло много времени с тех пор, как я с Шайнингом были в Кантерлоте.

– Нет, это не твоя вина, – произнёс Шайнинг Армор, осторожно поднося копыто к её щеке. Он перевел взгляд в сторону Никс и на мгновение уставился на нее. – Я уверен, что они преследовали кого-то другого.

Никс вздрогнула, сделала шаг назад и опустила голову. Свирепый взгляд Шайнинга, возможно, и был кратким, и никто другой, видимо, не заметил его, но Никс получила это сообщение громко и ясно.

Продолжение следует...

...