Автор рисунка: Noben
Глава 6.5: Закрытая вечеринка (+18)

Глава 7: Спаркл-Кольт

– И снова, с добрым утром жители Эквестрийской Пустоши! С вами Ди-джей Пон-3! От солнечного Сан Паломино до заснеженных гор Кристальной Империи, от Республики Мака до терзаемой беженцами Эпплузы я, ваш бессменный ведущий доношу до вас самые подробные и свежие новости, которые стекаются ко мне в башню со всех уголков нашей уничтоженной бомбами страны! И что же у меня припасено на сегодня? Так-так, давайте посмотрим. Ага, похоже, нас ожидает настоящее ассорти из историй о похождениях всеми любимых героев.

Во-первых, хочу порадовать тех, кто болеет за брутального гитариста идущего вместе с маленьким жеребенком в Лас-Пегас. Недавно на него напал неизвестно откуда взявшийся отряд зебр, одетых в армейскую форму довоенного времени. Они подстерегли нашего героя на шоссе Карт Роллинг, и между ними завязалась потасовка. Но гитарист смог ее пережить и лишив нескольких агрессоров жизни, благополучно выбрался из опасной западни вместе со своим маленьким спутником. Да уж, странные дела творятся у нас на Пустоши. Как думаете, откуда взялись эти не признающие современный уклад жизни зебры? Уж не из того ли временного пузыря из которого пришли эквестрийские солдаты ныне живущие в Городе Стойле? Кто знает, все возможно.

Кстати, о жителях стойла. Наш герой Джеки Пай, как мне недавно сообщили, решил присоединиться к Оплавленным Фениксам, и теперь работает на них странником. Кто не в курсе – у них это что-то вроде боевого посла, который шастает по малоизведанным территориям на пустошах и добывает для Фениксов припасы и ресурсы, а также обзаводится полезными связями. И он уже успел захватить для них одно очень непростое стойло, где по слухам регулярно пропадали пони. И заранее опережая ваш вопрос, отвечу: что никаких рейдеров или мерзких мутантов возле этого места замечено не было. Пони просто заходили в бункер и обратно уже не возвращались. Что же там творилось? На них ставили опыты? Их убивали? Или обитатели стойла были каннибалами-пониедами? Ответа на этот вопрос у меня, к сожалению, пока нет, как и на то, как нашему герою удалось все там урегулировать. Фениксы умеют хранить свои тайны. Но не расстраивайтесь мои уважаемые слушатели, ради вас я буду держать ушки на макушке и как только что-нибудь узнаю, сразу же вам сообщу.

И последний в нашем списке на сегодня: безбашенный земной пони силач в белой футболке, которого заметила пара очевидцев возле заброшенных храмов песчаных котов. Никто не знает, что он там делает и для чего вторгается в эти древние развалины, но по слухам оттуда, то и дело доносятся громкие выстрелы и рев неизвестных чудовищ. Любопытно, да? Уж, не с мутантами ли этот крепыш сражается? Или же там засели опасные пришельцы из космоса, которые мечтают уничтожить наш многострадальный мирок? Ха-ха, скажем, сбросив на него Луну. Нее, это вряд ли. Но, так или иначе, я уверен, что вскоре эти развалины станут гораздо безопаснее и за это нам стоит поблагодарить нашего по-настоящему крутого мачо. Удачи тебе приятель, и прошу, не подстрели там кого-нибудь невинного.

О, да! Вот такая у нас вышла подборка "супергеройских" новостей. Оставайтесь с нами, и я расскажу вам больше о приключениях отважных пони, которые бродят по негостеприимным землям Эквестрии, помогая нуждающимся и совершая рисковые подвиги, чтобы для мирных жителей, вроде нас с вами, этот мир однажды стал намного лучше.

А сейчас традиционное предупреждение от нашего Минздрава. Пони, если вы вдруг захотите отдохнуть у Лунного Океана или посетить Восточные Берега, чтобы полюбоваться на город гиппогрифов, то советую вам быть очень осторожными. На воде близ этих мест участились нападения пиратских группировок и есть вероятность того, что они могут посчитать вас легкой добычей. Так что будьте аккуратны и постарайтесь не уходить далеко от портового города Фениксов – Оушен Рекреэйшен, который стоит неподалеку от столицы гиппогрифов Акватории.

На этом у меня все. С вами был Ди-джей Пон-3! Мы радио свободной Пустоши и мы работает для вас!

– Ох уж этот Ди-джей Пон-3. Его хлебом не корми, дай только про героев поболтать. Но с другой стороны, почему бы и нет? Раз среди них есть я, – сказал я, переворачиваясь на бок и нажимая на кнопку ПипБака.

Мое пробуждение оказалось немного болезненным. Голова кружилась и вдобавок, я почувствовал легкую тошноту.

– Дискорд побери, ненавижу похмелье, – сказал я, потирая виски.

Рядом со мной, что-то тихо пробормотав, зашевелилась Лайт, с которой прошлым вечером мы провели очень бурную и страстную ночь.

– Доброе утро, Джек, – зевнув, сказала она. – Который час?

– Шесть тридцать утра, – ответил я. – Я специально поставил будильник на это время, чтобы мы могли не спеша проснуться и позавтракать. Но если хочешь, можешь еще немного поспать.

– Ну уж нет! Спят допоздна только лентяи, а у нас впереди много дел! – решительно произнесла она, сбрасывая с себя одеяло и встав на ноги несколько раз потянулась в разные стороны, разминая спину. – По крайней мере, у меня. В восемь утра я должна быть у себя на базе.

– Вот и замечательно. Значит, времени у нас с тобой полно, – сказал я, протирая глаза. – Кстати, спасибо тебе. Прошлая ночь была просто великолепной.

– Всегда, пожалуйста. Всем нам иногда нужно расслабиться и выпустить пар, – сказала пегаска, подходя к вешалке, на которой висела ее одежда и достала оттуда пачку сигарет.

– Эм, а значит ли это, что мы с тобой ну… – попытался поднять я довольно щепетильную тему, – …ты знаешь.

– Теперь пара? Нет, я не думаю, – быстро ответила она.

– Вот как? – расстроенно отозвался я.

– Не обижайся, Джек. Ты конечно милый жеребчик и все такое. Просто я пока не хочу связывать себя серьезными отношениями. Это все-таки большая ответственность. Но если захочешь еще раз расслабиться, я всегда буду рядом, – ответила пегаска, слегка покачав своим хвостом.

– Ну, что ж, в таком случае, спасибо. Буду иметь это в виду, – сказал я слегка пораженный ее подходу к таким вещам.  

– А сейчас, если ты не против, я схожу и немного покурю.          

И сказав это, она вышла из комнаты, оставив меня одного. Я услышал, как внизу скрипнула входная дверь.

Немного полежав на кровати и посмотрев на однотонный потолок, я решил к ней присоединиться. Нет, не для того, чтобы покурить. Просто мне не хотелось лежать тут одному и ничего не делать. Да и Глим Мэднесс могла появиться и начать рассказывать мне, какие промахи я допустил вчера, когда кувыркался с Лайт. А потому я встал и, спустившись со второго этажа, где была моя спальня, вышел на крыльцо. Лайт стояла возле перил и, положив на них передние ноги, выпускала изо рта дым.

– Что, решил постоять тут со мной? – услышав мои шаги, спросила она.

– Вроде того, – утвердительно кивнул я, становясь рядом.

Пегаска вытащила крылом сигарету и выпустила в воздух длинную струйку дыма.

– Скажи, зачем ты делаешь это? – наблюдая за тем, как ядовитый смог распространяется в воздухе, спросил я.

– Что именно? – приподняв одну бровь, поинтересовалась она, вновь делая затяжку.

– Куришь, – уточнил я. – Ведь это же вредно.

– И даже очень. Зато помогает мне расслабиться и собраться с мыслями.

– Однако это портит легкие и сокращает жизнь. Ты же не хочешь под старость мучиться от кашля? – заметил я.

Пегаска исподлобья на меня посмотрела.

– Прости, не хотел донимать тебя нравоучениями, – смущенно произнес я. – Просто я беспокоюсь о твоем здоровье.

– Не стоит. Я уже не маленькая кобылка и прекрасно знаю насколько это опасно и чем чревато.

– И при этом все равно куришь?

– Да.

– Но зачем?

– Ну, как тебе сказать, – в очередной раз, выпустив дым, задумчиво произнесла она, – эта привычка появилась у меня еще в армии. А там ты никогда не знаешь, что принесет тебе будущее, и поэтому привыкаешь жить сегодняшним днем, не планируя ничего на долгие годы вперед.

– Боюсь, я не совсем тебя понял, – честно признался я.

– Видишь ли, Джек, на войне каждый день может стать для тебя роковым, каждый час завершиться прилетевшей в голову пулей, а каждый восход солнца быть последним, что ты видел в жизни. И поэтому, там никто не строит четких планов и не надеется, что дотянет до конца. Особенно те, кто прожил достаточно долго, чтобы понять, на что похожа война. От этого многие перестают верить в завтрашний день и просто наслаждаются настоящим, пока у них есть такая возможность. Скажем, как это делали мы с тобой вчера.

– И все же, я не считаю это достаточным поводом, чтобы гробить себя, – возразил я. – Я ведь тоже не раз сталкивался с опасностями, но при этом по-прежнему верю в лучшее завтра.

– Хех! – усмехнулась она. – Ты напоминаешь мне одного моего бывшего сослуживца – Барли Томма. Он тоже искренне верил, что однажды вернется к своим родным, заведет семью и рано или поздно сможет построить дом на окраине Понивилля, где будет жить вместе со своей женой и кучей жеребят.

– Судя по тому, как ты это рассказываешь, я догадываюсь, что с ним произошло, – мрачно отозвался я. – Он ведь умер, правда?

– Да. Через пару дней, после того как он озвучил мне свою хрустальную мечту ему в грудь выстрелил зебринский снайпер и убил прямо на месте.

Она сделала длинную затяжку.

– Прямо у меня на глазах. До сих пор помню, как лежала на земле боясь пошевелиться, и держала у себя на животе его окровавленное тело, – она выпустила струю дыма. – И с тех пор я начала курить. Потому что поняла, как недолговечны мечты тех, кто находится в окопах.

– Понимаю, извини, что поднял эту тему, – попросил я прощения.

– Не извиняйся, – спокойно ответила она, бросая бычок в пустое ведро во дворе. – Просто ты еще не дошел до той стадии, когда начинаешь сомневаться в будущем дне.

– И не дойду, – решительно заявил я. – Чтобы со мной не случилось, я всегда буду верить в лучшее и никогда не перестану.

– Какой же ты идеалист, Джек, – улыбнулась она. – Даже странно, что ты появился в такое непростое время как сейчас. Она посмотрела поверх живой изгороди на улицу впереди. – Когда вся наша страна превратилась в одно большое поле боя.

– И это хорошо, – заметил я. – Пока есть такие как я – наивные мечтатели, этот мир не будет скатываться в бездну.

– Может быть, – пожала она плечами. – Время покажет.

– Ай, не будь ты такой пессимисткой!

– Я не пессимистка. Я реалистка. И я вижу то, что есть на самом деле. Без розовых или черных очков. Попутно делая все необходимое, чтобы выжить, пока судьба дает мне такую возможность.

– Что ж, буду считать, что так ты сказала мне: что не сдаешься и готова и дальше бороться за светлое будущее Эквестрии, – похлопав ее по плечу, сказал я.

– А я и не говорила, что сдаюсь. Просто я не переоцениваю свои силы.

– Ну ладно, с твоего позволения, давай-ка пока оставим философию и высшие материи на потом и пойдем сейчас завтракать. Ты же не против, чтобы я накормил тебя чем-нибудь вкусным?

– Нет. Все равно от стряпни нашего штабного повара у меня аллергия. Так что я буду рада хорошему завтраку.

– Вот и чудно, – позитивно отозвался я, вместе с ней заходя в дом. – Тогда я приготовлю тебе одно фантастическое блюдо, которому научила меня Пина – хлебу, обжаренному на масле в сковороде, который предварительно обмакнули в смесь из яиц и молока, а после покрыли сыром.

– Джек, это же гренки, – заметила Лайт.

– Не просто гренки, а очень вкусные гренки. И сейчас ты это увидишь, – пообещал я, усаживая ее за стол и подходя к холодильнику, откуда начал доставать все необходимые ингредиенты для приготовления полюбившегося мне завтрака.

***

Тук! Тук! Тук!

– Да, да? Одну минутку, сейчас открою, – сказал я, отрываясь от книжки про Дэринг Ду, которую читал лежа на диване с бутылочкой охлажденной Спаркл-Колы. Было утро среды. В особняке странников на ближайшие дни никаких дел запланировано не было, и я мог немного расслабиться и отдохнуть, наслаждаясь заслуженными выходными. А потому я не ожидал, что ко мне сегодня кто-нибудь заглянет. Разве что Лайт. Но мы с ней разговаривали прошлым вечером, и она четко дала понять, что у нее на этот день запланировано слишком много дел и она не сможет прийти ко мне в гости, по крайней мере, до завтрашнего утра.

Встав на ноги, я быстро подошел к двери и открыл ее. На крыльце, прямо у порога стоял внушительных размеров пониподобный робот с большой миндалевидной головой, посреди которой находился плоский глаз-сенсор. Не знаю, почему, но этот робот показался мне до боли знакомым.

– Приветствую вас, житель Аккорд Сити. Я из службы доставки «МУЛ». Хорошее сегодня утро, не правда ли? Вам пришла посылка из Бампкин-Тауна. Хотите ее получить? – встав ровно, произнес он металлическим и в то же время довольно женственным и мягким голосом.

– Посылка из Бампкин-Тауна? – удивленно переспросил я. – Надо же. И кто бы мог ее прислать? Неужели Мэтти?

– Подтверждаю. Именно так звали пони, который отправил ее сюда, – утвердительно кивнул робот.

– Ну, хорошо, в таком случае, я возьму ее, – сказал я, подцепляя телекинезом мешочек с крышками, лежащий на кофейном столике неподалеку. – Сколько с меня…

Я опустил вниз глаза, ожидая увидеть на крыльце какую-нибудь коробку, но там ничего не было. Так же как и на спине у робота. Может он хранит ее у себя в корпусе?

– Эм, а где посылка? – на всякий случай решил уточнить я.

– Здесь. У меня внутри, – сказал он.

«Я так и знал», – подумал я, и тут робот неожиданно достал из отсека в своем корпусе брызгалку и окатил меня водой.

– Эй! Что за шутки?! – возмущенно произнес я, закрываясь ногами. – Если Мэтти решил так надо мной пошутить то…

Я еще раз присмотрелся к роботу. И где я мог его видеть?

– Кстати, не хочу показаться чудным, но мы с тобой нигде раньше не встречались? – не знаю, зачем, спросил я у робота, тряся мокрой гривой. – Не то чтобы я знал слишком много роботов но…

И тут меня осенило. Этот корпус, голос. Ну, конечно, ведь это же…

– Стар? – удивленно округлив глаза, спросил я.

– Ха-ха! Угадал, Джек! – бодро воскликнула робо-пони, скидывая с себя металлический шлем, которым она обдурила меня и продемонстрировала ту самую голову, что мы с Мэтти тестировали возле Бампкин-Тауна. Только теперь на ней не хватало лазера. В том месте, где он должен был находиться, болтался какой-то пластиковый ярлычок.

Приблизившись, она крепко обняла меня, приподнимая над полом.

– Ух! Полегче, Стар! – задохнувшись, прохрипел я, услышав хруст собственных костей. – Не забывай, я сделан не из металла, и ты легко можешь меня раздавить.

– Ой, да, извини, – виновато проговорила она, возвращая меня на землю. – Я малость увлеклась.

– Да, самую чуточку, – сказал я, осторожно подвигав побаливающим плечом. 

– Но ты не представляешь себе, как это замечательно, иметь возможность обнять тебя, или ходить где вздумается, или…

Она окинула взглядом мой дом.

– Свободно крутить головой. Ох, как же мне всего этого не хватало!

– Да, могу догадаться, – поддержал я, несколько раз хрустнув шеей. – Так значит, Мэтти все-таки сделал твое тело.

– Не просто сделал, друг, а полностью усовершенствовал и довел до идеала во всех возможных направлениях, – услышал я знакомый голос и к нам сбоку вышел оранжевый земной пони, который как оказалось, все это время прятался неподалеку. Он был одет в свою любимую черную майку и джинсы и за время, что мы не виделись, успел слегка отрастить бороду.

– Мэтти! – радостно воскликнул я, пожимая ему ногу. – Ты тоже решил приехать!

– Ну, конечно. Не мог же я отказаться от твоего приглашения и не посетить такой роскошный город. И потом, благодаря мне, на шахте у Пита дела идут просто великолепно, – ответил он, становясь возле Стар и забрав у нее брызгалку, засунул ее в свою седельную сумку. – И сейчас там все работает как часы. Благодаря этому я сумел уговорить шерифа, и он отпустил меня к тебе на целый месяц.

– Ничего себе! Вот здорово! Обещаю, ты не пожалеешь об этом. В Аккорд Сити столько всего интересного.

– Кхе-кхем, – с металлическим эхом кашлянула Стар.

– Ой, прости, я хотел сказать: вы не пожалеете об этом, – уточнил я приобнимая робо-кобылку и следя за тем, чтобы она не сделала того же в ответ, а затем изумленно выдохнул от переполнявших меня эмоций. Я был так рад вновь увидеть своих лучших друзей, да еще и в выходной день.

– Так значит, ты решил воспользоваться моим советом и прилетел сюда на дирижабле? – спросил я у Мэтти.

– О нет, воздухоплаванье – это не мое. Не люблю полеты. Мы приехали к тебе на моем багги, – гордо выпятив грудь, сказал земной пони.

Он кивнул в сторону калитки, за которой можно было разглядеть нос той самой машины, что он получил в благодарность от военных. Только теперь она выглядела намного лучше. Обзавелась новым усиленным корпусом, толстыми шинами, дополнительными выступами, делающими ее похожей на странный гибрид ракеты и катера, и вдобавок стала четырехместной. Когда я вместе с остальными вышел на улицу, то заметил на ее левом боку красивое граффити, изображающее вставшую на дыбы Найтмер Мун. Вот только вместо традиционных доспехов на ней была надета покрытая шипами байкерская куртка, а сама она размахивала огненной цепью.

– Ух ты! Вот это тачка! – присвистнул я. – А какое граффити! Колись, кто делал?

– О, это была инициатива наших Принцесс, – ответил земной пони. – Когда я показал им результаты своих трудов, они вызвались помочь мне и нарисовали эту картинку. Сказали: так будет брутальнее. И я с ними полностью согласен.

– Это верно. Выходит, ты проехал на багги через всю пустыню? Ну, ты и смельчак. А как же рейдеры и прочие опасности? 

– А что они? Мне теперь никто не страшен, – подмигнул Мэтти. – Ведь со мной была ультрасовременная робо-пони, а еще…

Он запрыгнул на водительское сиденье и нажал на несколько кнопок на приборной панели, которая теперь больше походила на консоль для запуска космического шаттла, чем на панель машины. Из носа багги выдвинулись два пулемета, а третий на высокой подставке вылез сзади.

– …крупнокалиберные пулеметы, которыми я легко могу пробить броню даже на танке, – закончил он, подвигав маленьким джойстиком и заставив задний пулемет поворачиваться в разные стороны.

– Да уж, безумный ты механик, – удивленно фыркнул я, уставившись на его смертоносную колесницу. – Ты основательно ее доработал.

И тут у меня возник резонный вопрос:

– Но подожди, а как ты на ней сюда приехал?

– Как как, по дороге вот как, – усмехнулся он.

– Я не об этом. У тебя же тут дофига оружия. Как вообще тебе позволили заехать на ней в город? Мне когда я прилетел сюда, даже нож и тот не разрешали носить, пока я не стал гражданином Аккорд Сити.  

– Ах, вот ты о чем. Ну, во-первых эти пулеметы сейчас разряжены, – объяснил Мэтти, открывая боковой кожух одного из них и демонстрируя пустую ленту, в которой не было ни одного патрона. –  Мне пришлось сдать все боеприпасы на местный военный склад, чтобы, как объяснил дракон у ворот, не устроить: "кровавую бойню на колесах".

– Это же коснулось и меня, – пожаловалась Стар, раздраженно ударив ногой по болтавшемуся на ней ярлычку. – Они сняли с меня все пушки, что поставил Мэтти. В том числе и мой шикарный лазер.

– Ага, настоящие мерзавцы без стыда и совести. Не удивительно, что Стальные Рейнджеры – дезертиры часто идут к ним на службу, – вставил земной пони. – Ну а во-вторых, мне помогла одна наша добрая знакомая, у которой как ты и писал, нашлись влиятельные друзья в армии.

В этот момент мы услышали приближающиеся к нам голоса.

– А я и говорю ей: «Никогда еще мне не доводилось надевать такие узкие шортики» и тогда она принесла мне еще одни, но на этот раз с модными вырезами по бокам, – говорила идущая с большими сумками в телекинезе темно-бирюзовая единорожка, рядом с которой медленно двигалась Лайт. 

– О, да, я тоже люблю иногда надевать дерзкие наряды. Хотя боюсь что на службе, мне вряд ли позволят в них пощеголять, – со смешком ответила ей пегаска.

– Ты что, взял с собой Куки? – спросил я.

– Нет. Это она со мной приехала, – виновато шаркнув ногой, ответил он. – Не захотела оставлять меня одного со Стар.

– О, понимаю, – сказал я глядя на приближающихся к нам кобылок. – Все еще ревнует к ней?

– К сожалению, да, – пожал он плечами.

– Хоть я и говорила ей, что мы с ним просто друзья, но уж никак не странная фетишистская парочка, – заметила Стар. – Однако боюсь, что ее это только разозлило.

– Эй, Джек! Привет! Давненько не виделись! – громко воскликнула Куки, замахав мне передней ногой. Подойдя ближе, она бросила свои сумки Мэтти и обняла меня, а затем сделала дружеский поцелуй в щеку. – Вижу, ты неплохо тут устроился, хороший у тебя домишко. Сразу видно, жизнь в большом городе имеет свои плюсы.

На ней было красивое летнее платье, под которым я заметил слегка увеличившийся животик.

– Привет, Куки, рад тебя видеть, – улыбнулся я и спросил, посмотрев на сделанные ею покупки (едва не уронившие Мэтти на землю): – Что, решила прокатиться в Аккорд Сити и устроить забег по магазинам?

– Ну, еще бы! Тут продается столько красивых нарядов и вещей. Не чета тем, что можно купить в магазинчике у Принцесс.

– Само собой, – поддержал я.

– А, кроме того, я же не могла отпустить своего благоверного отдыхать сюда одного, – заметила она, становясь между ним и Стар.

– Особенно если он решил взять с собой эту… вещь.

Робо-кобылка издала многозначительный вздох.

– Так что, я тоже буду гостить у тебя. Ты же, надеюсь, не против?

– Разумеется, нет, Куки. Ты и твоя семья – всегда желанные гости для меня.

– Вот и славно. Тогда, могу я воспользоваться твоим туалетом? А то пока мы ехали на тарантайке Мэтти, я не смогла найти ни одного подходящего кактуса, за которым можно будет уединиться.

– Конечно, он у меня на первом этаже, вторая дверь справа, – подсказал я.

– Спасибо, Джек, ты лучше всех, – поблагодарила она и быстро поскакала в сторону дома.

– Да уж, чувствую, выходные будут у меня веселыми, – усмехнулся я.

– Скажи спасибо, что здесь нет близнецов, – отозвался Мэтти, положив ее вещи в машину. – Они тоже порывались приехать к тебе, но миссис Хади их не отпустила.

– Фух, слава Луне. А то я уж подумал, они сейчас тоже где-нибудь ждут подходящего момента, чтобы внезапно выскочить, – сказал я, недоверчиво поглядев на край живой изгороди.

– Нет, на сей раз, их со мной нет, – заверил он.

– Ну и чудно. Так значит, это ты Лайт помогла Мэтти проехать сюда с оружием? – спросил я, посмотрев на пегаску.

– Оружие – это еще полбеды, а вот его робо-подруга была для меня настоящей проблемой, – сказала Лайт, прислонившись боком к багги. – Чтобы пропустить ее в город мне пришлось подделать несколько официальных бумаг и оформить ее как военное имущество имеющее доступ в город.

– Эй, хватит говорить обо мне как о вещи! – насупилась Стар.

– Да, Лайт, ведь она же… а кстати, ты в курсе о том, что наша Стар… ну… – я вспомнил, что до этого ни разу не рассказывал Лайт о том, что у нашей металлической подруги есть душа. Да и про нее саму особо не распространялся.

– Живая пони? Естественно. Когда проведешь пару часов в тесной комнате, оформляя кучу бессмысленных бумаг и попутно обсуждая с роботом довоенную моду и красивых жеребчиков, в голову поневоле закрадутся некоторые сомнения, – подмигнула Лайт. – И потом, Мэтти объяснил мне, почему ее нельзя сдавать на склад вместе с оружием и я сделала все, что в моих силах, чтобы ей можно было свободно ходить по Аккорд Сити.

– Вообще-то, это не совсем так, – поправила ее робо-пони. – Пока я здесь нахожусь, мне необходимо будет изображать из себя простого робота, чтобы не привлекать ненужное внимание.

– Что поделаешь, Стар, – сказал ей Мэтти. – В конце концов, это намного лучше, чем пылиться на складе или не дай Богиня нарваться на какого-нибудь ушлого шпиона, который мигом сообразит, что у тебя полностью развитый ИИ, если ты начнешь вести себя как пони.

– Я понимаю. Но мне все равно обидно, – опустив голову, сказала Стар. – Но пока я буду у Джека, я ведь могу быть самой собой, верно?

– Разумеется, – ответил я. – Можешь там хоть в одних трусах бегать, распевая «Лунную поняшку».

– Супер! Тогда, чего же мы ждем? Идем скорее внутрь! У тебя ведь есть телевизор? Или хотя бы радио? Я так соскучилась по развлекательным устройствам, что сейчас просто с ума сойду! – быстро затараторила ИИ, энергично подпрыгивая на месте.

– Телевизор? Конечно, есть. Можешь смотреть его сколько захочешь. Да и вы все, заходите и располагайтесь. Сейчас я соображу, чем бы вас накормить, а то путь-то был не близкий.

– И не говори, Джек, – кивнул Мэтти. – Особенно когда едешь с ревнивой супругой, чьи подозрения и упреки растягивают и без того долгую поездку.

– Ну а ты, Лайт, заглянешь ко мне? – спросил я у пегаски.

– Что ж, поскольку я сейчас официально проверяю работу нового "военного оборудования", – сказала она, посмотрев на Стар, – то не вижу особых причин, чтобы отказаться.

Вчетвером мы зашли во двор и, пройдя чуть дальше по дорожке, поднялись в дом. Лайт уселась на диван, расслабленно расправив крылья, которые положила на спинку. Стар, как маленькая кобылка тут же подбежала к телевизору и стала переключать на нем каналы, а Мэтти снял с себя шляпу и, повесив ее на вешалку, быстро отошел со мной в сторону.

– Хочу у тебя кое о чем спросить. Насколько я понял из письма, что ты мне отправил, – украдкой оглянувшись на остальных, прошептал он, – ты смог раздобыть еще один… кхе-кхем… особый шарик?

– Ага, именно так, – подтвердил я. – И он один в один как тот, что ты нашел на луноходе.

– И… – возбужденно сглотнув комок в горле, продолжил Мэтти, – …я могу на него посмотреть?

– Конечно, я храню его здесь, – сказал я, предлагая ему пройти за мной.

Мы вошли с ним в одну из комнат на первом этаже, где я устроил себе оружейный склад и попутно хранилище для ценных вещей, для которых приобрел несколько новых сейфов. Открыв один из них, я достал оттуда коробку с кризалитовым шаром памяти и протянул ее Мэтти.

– О да, это точно он, – быстро отвинтив верхнюю крышку маленькой отверткой, прошептал земной пони, разглядывая его. – Ты какой-то заговоренный, Джек, раз тебе в копыта то и дело попадаются такие удивительные находки.

– Или точнее сказать: псих, что все время лезет в опасные места, куда нормальные пони ни за что бы, не сунулись.

– Хех, ну да, – кивнул он, поспешно закрывая крышку. – Но, так или иначе, теперь у нас появилась еще одна роботизированная подруга, которой вскоре понадобиться новое тело.

– Да, и я надеюсь, что ты сможешь его ей сделать.

– Я постараюсь, – сказал он, открывая седельную сумку и медленно опуская туда коробку.

– Вот только, есть небольшая проблема, – сказал я.

– Проблема? Какая проблема? У нее что-то повреждено?

– Нет. Но… даже не знаю, как и сказать. В общем, эта ИИ вряд ли будет рада вновь увидеть меня.

– О, – прищурившись, произнес земной пони. – Это из-за того, что ты извлек ее модуль против воли? Или вы поругались с ней? Да и вообще, откуда она у тебя? Где ты умудрился достать еще один полноценный ИИ?

– В одном стойле, о котором мне не разрешили рассказывать тебе в письме, но суть не в этом. Она, ну…

Я судорожно вздохнул, прикидывая, стоит ли мне говорить Мэтти о том, что я успел поведать Лайт? Пегаска приняла это гораздо лучше, чем я думал, так может и моему лучшему другу пора узнать горькую правду?

– Мэтти, я должен кое в чем тебе признаться. Уверен, это станет для тебя сильным шоком, но прошу, выслушай меня. Эту ИИ извлек из корпуса не я, а одна очень нехорошая пони… – осторожно начал я раскрывать ему свой не самый лучший секрет.     

***

– В общем, вот такие у меня дела, – закончил я свою историю, которую пришлось отложить аж до самого вечера. Когда я начал говорить Мэтти о Глим, нас двоих позвала Куки, и я решил, что будет разумнее перенести наш разговор на потом, когда его особенная пони ляжет спать, а Стар будет отвлечена просмотром вечерних телепередач (я предпочел не посвящать робо-пони в детали своей психики, по крайней мере, сейчас). А, кроме того, мне было как-то неловко говорить об этом без дополнительной поддержки, и я попросил Лайт составить нам компанию. И теперь мы трое сидели в креслах и на диване возле камина, где весело потрескивали поленья и обсуждали мою "худшую половину". 

– Нда, вот уж действительно проблема, – уставившись на огонь, задумчиво произнес земной пони. – Я догадывался, что у тебя с головой что-то нечисто, но чтобы настолько. Без обид.

– Что ты, никаких обид, – заверил я.

– Так значит, у тебя, Джек, раздвоение личности? – подытожил он.

– Думаю, да, – утвердительно кивнул я.

– А вот я не уверена, – вставила пегаска. – С тобой явно что-то не то, и это точно не психическое отклонение.

– Вот как, и что же это, по-твоему? – спросил Мэтти. 

– Кое-что похуже.

– Хех, ты так говоришь, как будто помешательство – это не самое худшее, – заметил он.

– Не самое, Мэтти. Ведь я говорю сейчас о звездных демонах. И готова биться об заклад, что это как-то связано с тем плащом, что дал Джеку зебра.

– Ты рассказал ей о Бене? – поинтересовался Мэтти.

– Да. Но о том, что он зебра, она догадалась сама, и кстати… – я повернулся к Лайт, – ...как ты вообще поняла что Бен – зебра? В тот вечер я был так пьян, что не сразу заметил это. Но сейчас, когда я трезв, мне бы очень хотелось узнать.

– А что тут гадать? – сказала пегаска. – Он дал тебе зебринский плащ. А у кого он мог быть, только у зебры.

– Да, но ведь мне мог подарить его и простой пони. В конце концов, на пустошах сейчас можно найти немало довоенных вещей и среди них много зебринских.

– Но только не таких. Эти плащи носили лишь избранные некроманты зебр, которыми они очень сильно дорожили. И учитывая, сколько лет прошло с тех пор, он вряд ли мог так хорошо сохраниться, если бы кочевал из ног в ноги.

– Что ты хочешь этим сказать? – нахмурился я.

– Ты уж, извини, Джек, что говорю тебе это так резко, но я думаю, что твой Бен не тот за кого себя выдает.

– В смысле? Ты имеешь в виду, что он бывший некромант? Бред! Быть такого не может! – фыркнул я.

– Согласен. Бен не настолько стар, чтобы быть довоенным зеброй, – поддержал меня Мэтти. 

– А, кроме того, он мой друг и вряд ли бы дал мне этот плащ, чтобы навредить. Скорее всего, он просто не знал, что он настолько опасен.  

– Может быть. Может я и не права, – поглаживая кончик своего хвоста, приговаривала пегаска. – Но он явно что-то скрывает, и я бы очень хотела увидеться с ним, чтобы понять что именно.

– Я надеюсь, ты не собираешься устроить с ним разборку? – спросил я, испытующе поглядев на Лайт.

– Нет. Разумеется, нет. Просто хочу поговорить с ним и увидеть, что этот Бен из себя представляет.

– Ох, Луна дорогая, – вздохнул я.

– Подожди! Ты что всерьез думаешь, что Джек, может быть, одержим звездным демоном? – спросил у нее земной пони.

– Вполне возможно, – ответила она.

– Но ведь демонов не существует. Они – всего лишь выдумка, – упрямо заявил он.

– То же самое ты говорил мне и про привидений, – заметил я. – Пока мы сами не столкнулись с ними. В этом мире существует немало необычных существ и явлений, в которых мы не верим, пока не увидим собственными глазами.

– Это верно, – согласился Мэтти. – Но если эта Глим – действительно демон, то, как же Джек мог ее подцепить? Через плащ? Она же не какой-то там вирус, чтобы оседать на одежде. 

– Нет. Но он может быть с этим связан. Я конечно, не эксперт в данной области, но насколько я знаю, те вещи, что находились в непосредственном контакте с звездными демонами, могут долгие годы сохранять связь с их вселенной, становясь своего рода порталами, через которые они способны вторгаться в наш мир. И когда с такими вещами кто-нибудь взаимодействует, демоны это чувствуют.

– И ты думаешь, что через плащ Глим увидела меня? – спросил я.

– Да. Потому что она, как и все злые существа питается негативными эмоциями.

– Эй, моя душа не настолько черная, чтобы я стал для нее деликатесом, – недовольно отозвался я.

– Конечно, нет, но ты вырос в стойле-психушке, которое оставило на твоей душе отпечаток. Страхи, паранойя, сомнения – все это тоже очень притягательно для демона, особенно если его жертва страдает галлюцинациями. Помнишь, ты мне рассказывал, что и раньше видел свою Пинки Пай, до того, как надел этот плащ.

– Кстати, да, как ты это объяснишь? – задал вопрос Мэтти.

– Все просто: тогда она была не более чем галлюцинацией, которая появилась у Джека от потрясения перед внешним миром. Но потом, когда он надел некромантский плащ, Глим это почувствовала и решила, чтобы не раскрывать свою сущность, притвориться тем, кого он и так уже до этого видел. 

– То есть Пинки Пай, – сказал я.     

– Именно. Так что, исходя из всего вышеперечисленного, могу смело заключить, что она действительно может быть звездным демоном, – закончила пегаска.

– Ох, Джек, ты словно магнит для опасных созданий, – сказал Мэтти. – Сперва призраки, потом зомби, а теперь еще и демоны. Ты что нарочно их всех притягиваешь?

– Нет, друг. Видно судьба у меня такая – вступать в контакт с ужасными существами, – постарался разрядить я напряженную обстановку и мысленно прибавил: «Причем, очень незавидная».

– Ну? И что же мы будем делать? – спросил земной пони у Лайт. – Ведь нужно же как-то изгнать эту треклятую Глим. Кстати, а она сейчас нигде тут не сидит?

Я осмотрелся по сторонам. Гостиная была пуста. По крайней мере, я на это надеялся.

– Да вроде бы, нет. Хотя, если она действительно в меня вселилась, то я думаю ей не обязательно присутствовать лично, чтобы обо всем знать.  

– Наверное, но как я и сказала – я в этом деле не эксперт, а те, кто ими был, уже давно умерли. В моем старом подразделении не было демоноведов, чтобы посоветоваться с ними, а все зебры-некроманты кто практиковал это, сейчас гниют в земле.

Она откинулась на спинку кресла и помассировала виски.

– Вот почему, я так хочу увидеться с этим Беном. На данный момент он единственный, у кого могут быть ответы. И даже если он сделал это не нарочно и дал тебе плащ по неведенью, он все равно может что-то знать, и нам стоит поговорить с ним, чтобы узнать правду.

– Да, наверное, так будет правильно, – согласился я, издавая глубокий вздох.

Сбывались мои худшие опасения. Похоже, я действительно был не просто психом. Я был одержимым!

– А до этого, Джек, я бы посоветовала тебе не надевать этот плащ.  

– Ага, я это уже понял, – мрачно кивнул я головой, закрывая в ужасе глаза.

– Не волнуйся, Джек, мы тебя не оставим, – похлопал меня по плечу Мэтти. – Что бы с тобой не случилось, мы обязательно тебе поможем.

– Конечно, поможем, – поддержала его Лайт. – Я своих еще никогда не бросала, и тебя тоже не брошу.   

– Спасибо вам, друзья, – растроганно произнес я, вставая на ноги, и мы трое дружно обнялись. 

– Ну, а сейчас я, пожалуй, пойду. Мне нужно вернуться к себе в часть, – через несколько минут сказала пегаска, посмотрев на часы. – У нас на завтра запланирована большая проверка, и я должна проследить, чтобы ни у кого из солдат не завалялась под кроватью пустая бутылка из-под пива.

– Конечно, Лайт, я понимаю, – сказал я, вместе с Мэтти провожая ее до двери. – Спасибо, что поддержала меня.

– Не за что. Ведь для этого и нужны лучшие друзья, – подмигнула она. – Доброй ночи, Джек.

Она вышла за дверь, и я услышал, как снаружи зацокали ее копыта.

– Ну, что ж, думаю, что и нам с тобой пора идти на боковую, – зевнув, сказал земной пони. – Верно?

– Ты иди, а я еще немного посижу у камина, – ответил я.

– Хорошо, тогда спокойной ночи, Джек, – кивнул он, направляясь в гостевую комнату, где спала Куки.

Я же уселся обратно в кресло и, закрыв глаза, стал мучительно обдумывать события последних месяцев.

«Демон, я подцепил звездного демона. И зачем только я вышел на поверхность? Чтобы найти Пинки Пай? Неужели я действительно был настолько наивен, чтобы поверить, что она еще жива? Что может где-то ждать меня? А вдруг, все эти ее намеки из шаров памяти, были обычным совпадением? Вдруг, я принял желаемое за действительное и никаких посланий она мне никогда не посылала? А что если я спятил? Да так сильно, что все это мне просто показалось? В шаре памяти можно увидеть то, чего на самом деле нет? Я мог вообразить, что она говорила со мной? Увидеть послание, которого там никогда и не было?»

– Ай-яй-яй, Джек, опять ты паникуешь и начинаешь городить всякий бред, – услышал я знакомый неприятный голос.

Я открыл глаза и увидел сидевшую на диване Глим Мэднесс. Она была одета в пушистый домашний халат расшитый карикатурными ухмылками.    

– Снова ты, – рассерженно произнес я.

– Ну-ну, кто так встречает спасших тебя от участи безмозглого овоща друзей? Не нужно дуться, – сказала она, чуть наклонив голову набок. – Да и зачем? Ведь я, всего лишь часть тебя.

– Нет, это неправда, – возразил я. – Теперь я точно знаю кто ты.

– Ой, мамочки! Богиня дорогая! Только не говори мне, что ты вновь начал верить во всякую ерунду и считать меня звездным демоном? – взмахнув передними ногами, воскликнула она.

– Я не верю, я знаю это, – сказал я.

– Да брось, Джек. Эта твоя Лайт, настоящая фантазерка. Она тебе тут такого понарассказывала, что кто угодно бы спятил. Ну, в смысле, еще сильнее, чем обычно, – покрутив копытом у виска, сказала она. – Но не беда. Сейчас я помогу тебе забыть эту нелепую галиматью.

«Значит, она слышала наш разговор», – подумал я.

Развязав поясок на халате, Глим продемонстрировала мне красивое кружевное белье.

– Ну, так что? Не хочешь немного поскакать на мне? – облизнулась она.

– Ну, уж нет, – встав с кресла, решительно произнес я, подходя к ней вплотную. – На этот раз ты меня не проведешь. Мне надоело слушать твои лживые речи, и верить в то, что я спятил. Я больше не буду плясать под твою дудку.  

– Даже так? – произнесла она, и я заметил, как с ее физиономии сползла улыбка. Впервые за долгое время Глим нахмурилась.

– Даже так, – подтвердил я.

– Что ж, Джек, это конечно, твое право, отказываться от моих "прелестей" или верить в бред сивой кобылы по имени Лайт, – запахнув халат, сказала она, вставая на ноги, и медленной походочкой приблизилась к камину. – Но однажды, когда тебе вновь понадобится моя помощь, ты уже не будешь таким недоверчивым, – как ни в чем не бывало, продолжила она, игриво улыбаясь мне. – Ведь мы с тобой нуждаемся друг в друге, и хоть ты мне не веришь, могу заверить: что я желаю тебе только успеха. Так что, можешь обвинять меня, сколько захочешь, но я от тебя никуда не уйду. В конце концов, я же часть тебя.

– Ты так ушла в свою роль, что даже сейчас не готова признать правду, – усмехнулся я над ее жалкими попытками запутать меня.

– Что поделаешь, ведь раз ты так уверен, что я демон, то ты сам навязал мне это поведение. И не моя вина, что все демоны в твоей голове такие скользкие и коварные создания, не готовые раскрыть свои карты, даже когда их игра проиграна.

– Ага, я так и подумал, – прищурился я. – А сейчас убирайся. Хватит с меня твоей лжи.

– Как скажешь, – спокойно отозвалась она. – Раз уж ты так не желаешь видеть меня, я, пожалуй, уйду. Но присматривать за тобой не перестану, и когда наступит опасный момент, ты сам будешь умолять меня спасти тебя. 

– Этого не будет, – уверенно заявил я.  

– Поживем, увидим, Джек, – сказала Глим. – Ведь ты у нас колоритный персонаж и обожаешь попадать в разные неприятности, так что советую тебе не зарекаться.

Она подошла к двери, ведущей на улицу.

– Пока-пока, мой милый Джеки, еще увидимся с тобой, – нараспев произнесла она, перед тем как уйти.

– Да-да, увидимся, – мрачно отозвался я.

Я вновь остался наедине со своими мыслями.

– Нда, что же мне делать? – вслух произнес я. – Просто так она меня не оставит. Как же мне избавиться от нее? 

***

– Давай, Джек, шевелись! Мы же не хотим опоздать на начало забега! – подгоняла меня Куки.

– Иду-иду. Мне знаешь ли непросто пробираться через толпу со всеми этими угощениями, – сказал я кивая на целые горы сладостей, которые опасно покачивались у меня в телекинезе, включая порванный пакетик с конфетами, чье содержимое то и дело падало вниз к огромной радости сновавших мимо меня жеребят на бегу ловивших их своим ртом.

– Подожди, Джек, давай я тебе помогу, – сказала идущая рядом робо-пони и перехватила у меня часть закусок при помощи своего рога.

– Фух, спасибо, Стар, – поблагодарил я ее, облегченно выдыхая и для освежения выпивая стакан газировки.

Было начало воскресенья. Вместе с Мэтти, Куки, Лайт и Стар, мы шли в сторону главных ворот города, возле которых вскоре должен был состояться забег Спаркл-Кольтов.

За последние четыре дня, что провели у меня мои друзья, произошло немало интересного. Мы успели на славу отдохнуть, и как следует повеселиться, посещая разные развлекательные места, начиная с парков развлечений и кинотеатров и заканчивая прогулками по наиболее оживленным улицам города, где Куки посчитала свои долгом обойти все возможные магазины и закупиться большим количеством красивых побрякушек, что неслабо так ударило по кошельку Мэтти. Впрочем, мой друг – земной пони тоже не сильно-то экономил, и в то время как Куки отдавала предпочтение сувенирным лавкам и развлекательным центрам, он любил посещать мастерские и магазины техники.

Больше всего его заинтересовала сеть магазинов, которыми владели Реконструкторы – еще одна крупная община в Аккорд Сити, игравшая ключевую роль в обществе Фениксов. Но в отличие от Киноманов, поставлявших жителям развлечения и снимавших фильмы, эти пони занимались поиском и реставрацией довоенных устройств и механизмов, которые они затем продавали в городе. И делали это хорошо. Когда я впервые заглянул к ним в магазин, то был удивлен тому ассортименту, что стоял у них на полках. Все они были битком забиты блестящими бытовыми приборами, посудой и игрушками. И каждая из этих вещей, буквально блестела на солнце и казалась абсолютно новой, словно ее только что выпустили с конвейера.

Вначале, я даже не поверил, что все эти предметы были действительно отреставрированы и подумал, что Реконструкторы просто сделали их сами или нашли где-то склад с неповрежденными довоенными вещами. Но когда я вместе с Мэтти сходил на экскурсию на одну из их фабрик, где при нас рабочий достал покрытый ржавчиной старый вентилятор, а потом быстро очистил его, разобрал и привел в порядок, используя бесчисленные инструменты, запасные детали и емкости с дурно пахнущими жидкостями, в которых он отмачивал и придавал красивый вид отдельным пластиковым и металлическим элементам, я уже не сомневался в их подлинности.

После экскурсий и прогулок по городу, мы каждый вечер собирались у меня дома и устраивали дружеские посиделки с чаепитием и играми, на которые помимо близких друзей поочередно приходили Пина и Джиббит. А вчера пожаловала Джинкс со своим приятелем Бустером и они с Лайт устроили состязание – кто-кого перепьет. В итоге победила Лайт. Да, даже мне в это до сих пор не верится. А ведь именно я был у них судьей. Но каким-то образом наша бравая пегаска, смогла выпить в два раза больше сидра, чем матерая наемница и звероподобный минотавр вместе взятые (из чего только сделана ее печень из свинца?).

И вот, спустя четыре дня, мы все решили сходить на соревнование, которое проводил завод Спаркл-Колы. Это событие было настолько масштабным и грандиозным, что ради него организаторы перекрыли половину города. Вдоль основной магистрали украшенной праздничными флажками выстроились толпы зрителей, между ними сновали одетые в костюмы бутылок и крышечек актеры, раздающие жеребятам фигурки Спаркл-Кольта, а позади них производители сладостей и закусок поставили свои ларьки, из которых продавали всевозможные угощения и напитки. Но больше всего пользовались популярностью шатры Спаркл-Колы, потому что там можно было попробовать бесплатные образцы этой вкусной газировки, которых я насчитал аж двенадцать видов (и практически столько же выпил).

Протиснувшись сквозь толпу, мы встали возле стартовой линии около самых ворот, где помаленьку начинали собираться будущие участники состязания, большая часть из которых были не очень-то спортивными, и я подумал, что они пришли сюда, чтобы просто поучаствовать, но уж никак не победить. Но вот другие смотрелись потянуто и атлетично, и по одному их виду можно было понять, что кто-то из этих жеребцов обязательно придет первым. Вдобавок у них имелась собственная фан-база, и даже спонсоры, чьи имена и логотипы были растянуты на огромных рекламных баннерах. К этим пони то и дело подходили молодые кобылки и жеребята и просили взять у них автограф.

Наибольшим успехом пользовался синий жеребец – единорог с пышной бордовой гривой, над головой у которого красовалось имя: Гамб Чардж. Его окружали целые толпы молодых кобылок, которые не упускали случая с ним пофоткаться и даже игриво ущипнуть телекинезом возле хвоста.

– Смотри, Джек, а это, не та ли владелица гостиницы-стойла? – сказала мне Лайт, кивая на светло-серую единорожку, которая стояла возле Гамба и махала зрителям.

– Да, это Мелони Сид. Похоже, она является спонсором этого бегуна, – сказал я, посмотрев на баннеры позади них, и действительно нашел там большую дверь-шестеренку, под которой красовалась надпись «Гостиница Бункер».

Помимо нее, Гамба спонсировало и несколько других небольших предпринимателей, среди которых я увидел пару мастерских, два кафетерия и даже стоматологическую клинику «Табун»* чьи доктора, если верить рекламе, бесплатно лечили зубы всем малоимущим жителям города.

Другой не менее популярный жеребец, окруженный толпами фанатов, которого звали Доджи Гилл, имел бледно-белый оттенок и высокий рост, а его грива была коротко острижена. Возле него, в основном собирались дамы постарше, а также несколько пожилых жеребцов одетых в полосатые пиджаки.

«Наверное, его спонсоры», – подумал я, когда увидел на ближайшем плакате портрет одного из этих жеребцов и крупный логотип клуба «Похотливые мысли» – красивую коричневую кобылку, лежащую на животе с черными кружевными чулками на ногах.

Леди и джентельпони, соревнование скоро начнется! Если вы хотите получить автограф или сделать ставку на победителя, то у вас осталось всего двадцать минут, – раздалось из громкоговорителя, висевшего на столбе.

– Ох, Джек, ты был прав, это будет что-то. Спасибо тебе, что позвал нас на этот забег, – сказала мне Куки, погружая свою мордочку в ведерко с попкорном.

– Да, так здорово наблюдать за этими милыми жеребчиками, – мечтательно протянула Стар. – Как жаль, что я больше не пони, а то бы я с удовольствием…

– Ничего себе! Вот так агрегат! Никогда раньше не видел таких робо-кобылок! – громко произнес один из зрителей, подходя к нам ближе – низкорослый пегас с крысиной физиономией, одетый в новенький деловой костюм.

– Это ты ее владелец? – спросил он у Мэтти и тот заметно напрягся. – Где ты ее купил?

– Нигде, я сам ее сделал, – коротко ответил земной пони.

– Вот как? Значит, ты у нас мастер-самоучка? Ну, хорошо. Будем знакомы: Кирки Бач, – он протянул свою ногу, но Мэтти ее проигнорировал.

– Хех, понятно, – с ухмылкой прибавил незнакомец, приглаживая свою засаленную гриву. – Уверен, ты сделал ее не просто так, – подтолкнул он его плечом. – Скажи, а она может оказывать услуги эротического характера?

При этих словах Куки сердито на него зыркнула.

– Нет! Она у меня не для этого! И вообще, хватит ко мне лезть, – сказал Мэтти.

– Эй-эй, спокойно, приятель, я ведь не просто так спрашиваю. Я хочу ее у тебя купить, – продолжил напирать пегас. – Видишь ли, я представляю интересы сети стрип-клубов «Похотливые мысли» и у нас есть парочка заказов на робо-кобылку от нескольких состоятельных фетишистов.

Стар начала рыть асфальт копытом.

– Ну, что скажешь? Продашь ее мне? Или может, сдашь в аренду? Поверь, мы заплатим тебе щедро. Гораздо больше, чем ты можешь себе представить.

– Не заинтересован, – сухо ответил земной пони.

– Да брось, у каждого есть своя цена. Скажи, сколько ты за нее хочешь? – сплюнув на землю, произнес Кирки и подошел к Стар с интересом ее разглядывая.

– О да, уверен, эта крошка способна на многое, – прибавил он, касаясь передней ногой ее крупа и подбираясь к сделанному из проводов хвосту.

«Что за урод!» – мысленно выругался я, собираясь вмешаться.

– Слушай, кретин, я же сказал тебе, что она не продается! И если ты немедленно не уберешь от нее свою ногу я… – сорвался Мэтти, готовый вступить с ним в драку, но тут Стар резко изогнула спину и с силой врезала пижону в костюме прямо промеж ног.

Охнув, он с выпученными глазами упал на землю.

– Не советую тебе совать туда копыта, – холодно произнесла Стар. Ее передняя нога стала раздвигаться и превратилась в конечность с четырьмя пальцами, которыми она вцепилась в шею жеребца. – Если, конечно, не хочешь, чтобы их зажевали шестеренки.

– Понял, уже ухожу, – прохрипел Кирки, и как только робо-пони его отпустила, поспешно отполз в сторону.

– Вот же мерзкий нахал! – негодующе произнесла ИИ.

– Ага, как жаль, что мы сейчас не на пустошах, иначе я бы его грохнула, – прибавила Лайт, у которой из глаз летели молнии.

– Эй, что здесь происходит? – сказал подошедший к нам полицейский. – Мне сообщили, что тут была драка.

– Никакой драки, офицер, – спокойно произнес я. – Просто один подвыпивший извращенец начал домогаться до нашего робота и случайно защемил себе причиндалы.

Я мотнул головой в сторону хвоста.

– Оу, вот жесть, – поморщился служитель закона. – И где он?

– Уже ушел. Видимо, отправился искать лед, – усмехнулся я.

– Ну ладно. В таком случае, извините, что побеспокоил, – козырнул он.

– Нет проблем. Спасибо, что следите за порядком, – попрощался я с ним и полицейский ушел по своим делам.

– Спасибо тебе, Джек, – поблагодарил Мэтти. – А то, не хватало еще, чтобы из-за этого мерзавца у нас начались проблемы.

Он повернулся к робо-пони.

– Постарайся больше так не делать, Стар, – сказал он. – Не нужно было с ним драться, особенно на публике. Мы бы и сами тебя защитили.

– Извини, но он первый начал, – стала оправдываться она. – Этот гад, коснулся моего крупа!

– Я понимаю, но он мог догадаться, что ты… живая, – последнее слово он прошептал.

– Не думаю, Мэтти. В ближайшее время его вряд ли будет волновать насколько я живая. У него на уме сейчас явно кое-что другое.

– Ага, например: «Как долго я теперь буду говорить с фальцетом?» – пошутил я.

– Ну ладно, забудем об этом. Лишь бы он потом не стал, ничего разнюхивать, – с волнением в голосе сказал земной пони.

Мы продолжили ждать наступления забега.

– Слушай, Джек, не мог бы ты сходить и взять автограф у этого красавчика Гамба? – попросила у меня Стар. – Я бы и сама это сделала, но… ты понимаешь.

– Конечно, Стар. Скажу, чтобы он написал его на твое имя, – согласился я, направляясь в сторону, пьедестала, где до этого стоял жеребец, но тут его кто-то позвал и он зашел за трейлеры, которые стояли на правой стороне улицы.  

– Ну вот! Надеюсь, он не пошел готовиться к забегу, – сказал я, посмотрев на небольшое скопление вагончиков, принадлежавших разным влиятельным пони и спонсорам.

Я направился вслед за Гамбом, намереваясь перехватить его до того как он зайдет к себе в трейлер, но пока пробирался сквозь улицу, потерял его из виду. Внезапно, я услышал громкий звук, который обычно бывает, когда что-то большое падает на землю и быстро поскакал в ту сторону. Забежав за один из вагончиков я увидел, как несколько неизвестных пони в толстовках склонились над лежащим на земле Гамбом.

– Эй, подонки! Что это вы делаете?! – крикнул я незнакомцам.

Они тут же развернулись и бросились бежать. Я хотел было последовать за ними, но они уже нырнули за угол, растворившись в толпе зрителей.

– Проклятье! – выругался я, возвращаясь к избитому бегуну. На его голове была огромная шишка, а передние ноги покрывали бесчисленные синяки.

– Приятель, ты в порядке? Эй, очнись! – сказал я, похлопав его по щекам.

Приложив ухо к его губам, я почувствовал слабое дыхание. Значит, он был жив. Но надолго ли? Ему срочно нужно оказать помощь!

Я галопом понесся к своим друзьям.

– Эй, народ! Помогите мне, у нас тут проблема! – сказал я, подбегая к ним.

– Что случилось, Джек? – спросила у меня Лайт.

– Этот жеребец, Гамб Чардж, на него только что напали, и он сейчас лежит возле трейлеров, – на одном дыхании выпалил я.

– Хорошо, веди нас туда, – больше не став ничего спрашивать, велела пегаска и мы все поскакали в сторону вагончиков.

– Вот, здесь я его и нашел, в окружении каких-то негодяев, – сказал я, кивая на распростертое на земле тело.

Лайт подошла к нему и осмотрела раны.

– Ну, как он? – спросил я.

– Нормально, – отозвалась пегаска, поворачиваясь к нам. – Травмы несерьезные. С ним все будет хорошо.   

– Но что же нам с ним делать? – спросила Куки. – Может, стоит позвать полицейского или…   

– Эй, что здесь происходит? Что это вы все столпились возле моего фургончика? – в этот момент сказала вышедшая к нам из-за угла светло-серая пони – хозяйка гостиницы «Бункер». Увидев лежащее на земле тело, она испуганно открыла рот.

– Мамочка дорогая, это же мой спортсмен! Что вы с ним сделали? – спросила она.

– Мы – ничего, – спокойно ответила пегаска. – На него напали неизвестные, а мой друг, Джек, их спугнул.

– И вы думаете, что я в это поверю? – спросила она, боязливо отступая назад.

– Придется, – сказала Лайт, переворачивая Гамба на бок. – В любом случае, мы бы не стали сидеть тут и ждать пока нас застукают, если бы сами избили его.

– Прошу, Мелони, доверься нам, – сказал я, подходя к ней и кладя ногу на плечо. Кобылка вздрогнула, но не стала убегать. – Ты же знаешь меня. Это я – Джеки Пай, Герой Пустоши.

– Да, знаю, – слабо кивнула она.

– Тогда, тебе известно, что ни я, ни мои друзья никогда бы так не поступили. Мы просто хотим помочь ему. 

– И пора бы нам уже это сделать, вместо того чтобы впустую чесать языками, – перебила меня Куки.

Отдав Мэтти ведерко с попкорном, она приблизилась к раненному Гамбу.

– Сейчас. Я знаю одно заклинание, которое быстро приведет его в чувство, – прибавила единорожка и, наклонившись к нему, выпустила зеленый луч из рога, которым окутала голову жеребца. Тихо застонав тот начал приходить в себя.

– А, где я? Что произошло? – непонимающе промямлил он.

– Это ты нам скажи, приятель, – ответила ему Куки. – Хотя и так понятно, что тебя огрели по голове. Ты, кстати, не запомнил, кто именно на тебя напал?

– Эм… нет. Какие-то типы в толстовках сказали мне, что со мной хочет переговорить Мелони – мой спонсор. Я зашел сюда, а потом… ух… больше ничего не помню. Я, наверное, вырубился, – ответил он. – Простите.

– Ничего, друг, все в порядке. Ты главное не волнуйся. Голова у тебя, походу, крепкая. Так что ты еще легко отделался, – заверила его Куки.

– Забег вот-вот начнется! Попрошу всех пони, которые хотят участвовать в соревновании, переодеться в свои костюмы Спаркл-Кольтов и пройти к стартовой линии!

Она посмотрела в щель между фургончиками, за которыми уже начали собираться участники.

– Но боюсь, что в забеге тебе сегодня не участвовать.

– О нет! Нет, нет, нет! – расстроенно произнесла Мелони. – Это катастрофа! Я на него столько поставила, да и другие наши спонсоры тоже. Скажи, неужели ему никак нельзя помочь?

– К сожалению, нет, – отрицательно замотала головой Куки. – Не за оставшееся время. Даже если его напоить лечебным снадобьем, его раны будут заживать как минимум полчаса. И потом, после такого удара, не факт, что он не грохнется в обморок, если вздумает побежать.

Она повернулась к нам:

– Эй, народ, ну что встали-то? Помогите уже. Нужно унести его отсюда и положить на что-нибудь мягкое, – сказала она и мы с Мэтти, взвалив мне на спину Гамба, перетащили его в фургончик к Мелони.

– Похоже, мне придется выбыть из состязания, – чуть ли не плача проговорила серая единорожка, укладывая его на диван и положив мокрую тряпку на голову. – А те деньги, что я поставила на него, теперь канут в трубу.

– Сожалею, – сказал я.

– Эй, а что насчет нас? – спросила Лайт. – Возможно, мы сможем помочь тебе.

– Было бы здорово, – ответила она. – Но как? Все ставки уже сделаны. Никто не согласится вернуть мне мои крышки. Не говоря уже о крышках других спонсоров.

– А это и не нужно. Мы можем заменить Гамба, – предложила пегаска. – В конце концов, все участники должны быть одеты в одинаковые плотные костюмы. Так что никто не заметит, если вместо него выйдет один из нас.

– Что ж, идея, конечно, неплохая, но на забег допускаются только жеребцы, – сказала Мелони, поглядев на нее и Куки, а затем, скользнув взглядом по робо-пони, с надеждой повернулась к нам с Мэтти.

– Значит, это сделаю я, – сказал Мэтти. – Я хорошо бегаю.

– Ничего не выйдет, – замотала головой кобылка. – Гамб – единорог, а ты у нас земной пони и судьи быстро поймут, что его заменили, если увидят, что ты без рога.

– Но тогда… – я оглянулся по сторонам, словно надеясь увидеть еще кого-нибудь готового выйти на забег вместо Гамба, – …остаюсь лишь я?

– Похоже на то, – кивнула Лайт.

– Да, ты больше всего походишь на Гамба, да и комплекция у вас одинаковая, – подтвердила Мелони. – Ты вообще, Джек, умеешь бегать?

– Не сказать, чтобы очень, – честно признался я. – Но я постараюсь.  

– Ну, хорошо. Особого выбора у меня все равно сейчас нет, так что, чем Дискорд не шутит, стоит хотя бы попытаться, – не слишком-то оптимистично отозвалась она, занавешивая все окна. – Нам нужно переодеть тебя. И как можно быстрее. На все про все у нас всего пара минут.

Она вытолкала всех остальных из вагончика.

– Удачи, Джек! Мы будет болеть за тебя! – напоследок крикнула мне Куки.

Как только мы с Мелони остались одни (ну, если не считать лежащего на диванчике Гамба), она велела мне снять с себя всю одежду и после того как я разделся, вручила серебристый с красной полосой костюм Спаркл-Кольта.

– Нда… я сам согласился на это, – посмотрев на нелепый наряд, произнес я и, расстегнув молнию на спине, аккуратно залез в него. Поправив все складки и убрав назад гриву, я про себя отметил, что в костюме, вопреки всем моим ожиданиям, было совсем не жарко и кожа с шерсткой к поверхности не липли. Вдобавок его маска оказалась волшебной и хоть снаружи она выглядела сплошной, через нее мне было хорошо видно и дышалось так, словно я ее и вовсе не надевал.

– Ого, а в нем удобно, – сказал я, выходя из душевой кабинки, где переодевался к Мелони.

– Конечно. Ведь эти техно-магические костюмы остались еще со времен довоенной Эквестрии. И в каждом из них есть встроенный регулятор температуры, а также волшебный компас, который будет указывать тебе нужное направление, – придирчиво осмотрев меня с головы до ног, сказала кобылка. – Ну, вроде бы все в порядке, – прибавила она. – Не хватает только одной детали.

Она достала из сумочки толстую серебряную цепь и одела ее мне на шею.

– Вот так. Теперь ты самый настоящий Спаркл-Кольт, – бодро сказала она, хотя в глазах у нее все равно читалась тревога.

– И я готов нести в этот мир вкус и свежесть восхитительной Спаркл-Колы! – встав в эпичную позу, произнес я одну из рекламных фраз, которую слышал по телевизору.

– Что ж, замечательно. В таком случае, тебе пора идти на старт, – кивнула она. – Забег скоро начнется. Удачи, Джек.

– Я не подведу тебя, Мелони, – уверенным голосом сказал я, выходя из фургончика.

Дойдя до стартовой линии, я встал в один ряд с другими одетыми в серебристые костюмы жеребцами, благодаря которым мы все были очень похожи друг на друга.

Я заметил как Доджи Гилл – пони, которого спонсировали стрип-клубы «Похотливые мысли» (под чьим логотипом он стоял) внимательно на меня посмотрел. Надеюсь, он не заподозрил, что я на самом деле не Гамб?

– Леди и джентельпони, попрошу минутку внимания, – сказал вышедший в этот момент на центральную трибуну зрелый пегас, одетый в красивый красный пиджак и белые жеребцовые гетры. – От имени своей организации и завода Спаркл-Колы хочу поприветствовать вас на четвертом ежегодном соревновании Спаркл-Кольтов, который проводится в нашем городе. Этот забег является частью давней традицией, что пришла к нам с довоенных времен и была направлена на поиск лучшего приверженца наших идеалов, который отважно борется со злом и дарит всем жаждущим освежающую прохладу нашего великолепного напитка. Да здравствует Спаркл-Кола!  

Толпа зрителей громко зааплодировала и задудела в пластиковые рожки.           

Подождав, пока аплодисменты утихнут, пегас продолжил:

– А теперь, я обращаюсь к участникам. Для тех из вас, кто не знаком с правилами нашего забега я сейчас кратко их озвучу. Вы все получаете сдвоенную седельную сумку, наполненную охлажденной Спаркл-Колой, которую вам необходимо будет раздать всем желающим на пути вашего маршрута. Нельзя выдавать две бутылки одному пони или тому, кто ее уже получил от другого участника. Для того чтобы вы не запутались и не совершили ошибки в ваших костюмах имеется встроенный магический датчик-определитель, который будет показывать вам тех, кто уже имеет газировку.

Передо мной, появилась картинка пони окруженного зеленой аурой и маленькая бутылочка, которая подлетела к нему. Как только он ее взял, его аура тут же стала красной.

– После того как вы раздадите всю Спаркл-Колу, вам нужно будет добежать до нашего завода и пройдя через главное здание добраться до центрального компьютера, который был испорчен нашими злобными конкурентами, чтобы затем перезапустить его. Но будьте осторожны: на пути у вас будет немало препятствий и опасностей, а также разных ловушек, которые расставили работники из конкурирующих фирм.

Пока он говорил это, несколько одетых в мини-юбки кобылок водрузили мне на спину две большие седельных сумки, покрытые тонким налетом инея.

– Пони, который первым раздаст всю газировку и придет к компьютеру раньше других участников – станет победителем. Вам все понятно? – закончил объяснять правила пегас и, подождав несколько секунд, торжественно произнес:

– В таком случае, мы можем начинать!

Он поднял вверх большой красный пистолет украшенный логотипом Спаркл-Колы.

– На старт. Внимание. Марш! – крикнул он, выстреливая из пистолета, и в воздухе зазвучали громкие фанфары, за которыми последовала рекламная музыка Спаркл-Колы. Забег начался! 

Перед моими глазами появилась красная стрелочка, которая стала показывать мне куда бежать и я, сорвавшись с места, поскакал вперед с другими жеребцами, старательно оббегая их и высматривая пони, которым нужно будет раздавать газировку.

Вначале я подумал, что подойдут и сами зрители, но всех их окружало красное свечение, и я мигом сообразил, что если бы все было так просто, то конкурс бы закончился слишком быстро, а значит потенциальных "жаждущих" стоило искать за пределами этой толпы. 

Через пару минут болельщики осталась позади, и мы, миновав перекресток, выбежали на центральную улицу города. Передо мной наконец-то стали возникать отдельные "зеленые пони" ждущие возле дороги нашего приближения. Шустро обогнав нескольких соперников, я достал телекинезом бутылочку Спаркл-Колы и отдал ее своему первому жеребенку.

– Ну вот, начало положено, – довольно произнес я, не давая другим участникам, что бежали возле обочины и искали тех, кто им махал, поравняться со мной.

Ускорившись, я легко оставил их позади и доскакал до группы подростков, которым, не сбавляя скорости, тоже вручил по бутылке газировки.

– Ха-ха! Ну, вы и копуши! Смотрите, не отставайте! – насмешливо крикнул я соперникам, и вдруг громко всхрапнув, притормозил. Возле моих ног с грохотом упал свалившийся со столба дорожный знак.

– Твою мать, что это было?! – ахнул я, быстро оббегая его. Но прежде чем я успел отдать очередную бутылку газировки протянувшему мне ногу пони, на меня рухнул еще один, а потом, выехав из подворотни, чуть не сбила легковая машина.

– Эй, они же должны были перекрыть эту улицу! Откуда здесь эта машина?! – воскликнул я, уходя от нее в сторону, а затем повернул голову и посмотрел на других Спаркл-Кольтов, которым тоже приходилось уклоняться от падающих знаков и убегать от нахально едущих на них машин.

«Это что, тоже часть соревнования? – подумал я. – Они используют против нас машины и тяжелые металлические знаки? Организаторы этого забега что, психи?»  

Очередная машина выехала сбоку, заставив меня остановиться, чтобы не попасть ей под колеса.

– Ну да, кто бы сомневался, – сказал я, придерживая свои седельные сумки опасно наклонившиеся вперед.

– Давай! Шевелись, черепаха! – крикнул один из участников, обгоняя меня по тротуару и вручая машущему ему жеребенку газировку. – Ха-ха, теперь я первый! – прибавил он, насмешливо покачав мне крупом, и соскочив на дорогу, тут же провалился в открытый люк.

– Охренеть! Да я так себе шею сверну! – сказал я, перепрыгивая через дыру и отдавая газировку еще одному жеребенку.

Прямо передо мной с боковой улицы выехал небольшой желтый грузовик с символикой Монинг-Сан-Райз на борту и сидевшие в его кузове пони стали сталкивать в мою сторону бочки.

– Эй, что за фокусы! – воскликнул я, отпрыгивая от них и попутно стараясь не пропустить ни одного пони с зеленой аурой.

Одна из бочек отскочила от бордюра и врезалась в бегущего позади меня соперника, который с воплем свалился на землю и, судя по звону стекла, разбил всю свою газировку.   

– Ух, наверное, это больно, – поморщился я, запрыгивая на тротуар, чтобы избежать подобной участи.

Наконец, грузовик уехал на другую улицу, и я продолжил без опаски выискивать пони, у которых не было газировки. Мне удалось раздать еще пару штук и тут, неожиданно, когда я был возле большого перекрестка, у меня перед носом появился еще один грузовик с длинной прицепной фурой, которой он полностью перекрыл мне путь.

– Ах ты, мулов сын! – выругался я, в панике резко плюхаясь на круп и, по инерции, проскользнул прямо под ее днищем. Другие Спаркл-Кольты, что бежали возле меня тоже начали под ней пролезать, а некоторые оббегать по бокам.

– Фух, это было неожиданно, – сказал я, быстро оглянувшись назад, о чем сразу же пожалел. Как только я повернулся обратно, мне по носу ударил рекламный щит, но на этот раз он прилетел не сверху. Этот знак лежал на земле и когда я пробегал мимо, случайно наступил на одну из его ножек и он, распрямившись, врезал мне словно грабли.

– Ауч! – охнул я, останавливаясь и растирая ушибленный нос. Мимо меня тут же проскакало около дюжины соперников. 

Разочарованно встряхнув головой, я бросился их догонять, попутно уклоняясь от ловушек, которые с каждым моим шагом появлялись все чаще и становились более изощренными. Один лишь забег по строящейся магистрали чего стоил, где меня несколько раз едва не снес ковш экскаватора и не сбил рабочий с отбойным молотком, о лежащий провод которого споткнулись несколько Спаркл-Кольтов, уронив на асфальт всю свою газировку.

Но я не сдавался и продолжал бежать дальше. Стрелка перед моими глазами упорно вела вперед, повторяя все изгибы главной дороги Аккорд Сити, пока неожиданно не повернула направо и я, следуя ей, забежал в жилой район города, где высотки сменились небольшими уютными коттеджиками. Меня обогнали еще несколько ушлых соперников, которые на полном ходу отдавали Спаркл-Колу всем желающим. Я начал отставать.

– Ну же, Джек, соберись, – приговаривал я, пробуя ускориться. – Еще немного и у тебя откроется второе дыхание.

Пока я пробовал нагнать остальных, перед ними вдруг выехал грузовик с мусором и из него как из рога изобилия посыпались пустые бутылки из-под Соды-Гриффонс.      

Спаркл-Кольты начали от них уклоняться, стараясь не споткнуться и не упасть, но троим это не удалось и они, наступив на пару бутылок, попадали на землю, расколошматив все свои напитки.

Воспользовавшись этим, я снова выбился в лидеры и, обогнав остальных, начал с удвоенной силой раздавать газировку. Мои бока с каждой отданной бутылкой становились все легче, а значит, вскоре я должен был направиться к заводу Спаркл-Колы.

– Я смогу, у меня все получится, – подбадривал я себя, отдавая двум молоденьким кобылкам по бутылочке и ловко перепрыгивая через внезапно открывшийся люк. – Я выиграю этот забег, и у меня будет много крышек. Фух, а еще автомат с газировкой.

И тут, когда пробегал под пешеходным мостиком, мне на голову рухнула кастрюля, закрыв собой весь обзор. Замедлив ход, я отчаянно начал пытаться сбросить ее с себя, при этом продолжая двигаться вперед, но меня все равно стали обгонять. С обеих сторон то и дело раздавался цокот копыт моих конкурентов и когда я наконец-то смог скинуть злополучную кастрюлю, впереди уже бежала целая толпа Спаркл-Кольтов которые перехватывали у меня всех свободных пони.

– Ай, ну что за невезуха? – скрипнув зубами, прошипел я и, игнорируя появившуюся боль в боку начал догонять своих соперников.

Наш маршрут вновь изменился, но на этот раз он вел не через жилую улицу, а прямо сквозь дворы и дома рядом.

«Опа! Мне что, придется скакать через заборы?» – на ходу подумал я, наблюдая, как ко мне стремительно приближается невысокая ограда, на которую упрямо показывала стрелка компаса. – Гавно вопрос, – резко выдохнул я и, согнув колени, прыгнул вперед. Один из Спаркл-Кольтов попробовал сделать то же самое, но видимо зацепился за него ногой и я услышал позади грохот.

«И, еще один выбыл», – мысленно отметил я, пробегая дальше.

Миновав газонокосилку и едва не наступив в жеребячий бассейн, я перепрыгнул через очередной забор, а после нырнул в открытую дверь соседнего дома, где мне удалось вручить газировку живущему там жеребцу (интересно он тоже работает на Спаркл-Колу или реально позволил проложить через свой дом маршрут?), а затем выскочить в следующий двор. Там я увидел беспомощно барахтающегося соперника, который зацепился головой за бельевую веревку и теперь отчаянно пытался из нее выбраться. Хорошо, еще, что я был позади. Веревка была такой тоненькой, что я, скорее всего и сам бы в нее угодил, если бы не этот малый.  

Пробежав мимо нерадивого пони, я вручил пару бутылок пришедшим на шум жеребятам и, выскочив со двора, вернулся на дорогу.

Участников становилось все меньше. Ловушки, которые то и дело возникали у нас на пути, непрерывно останавливали или выводили из строя одного, а то и нескольких Спаркл-Кольтов подряд, благодаря чему когда мы вернулись обратно на главную магистраль, со мной оставалось всего пятеро чудом не побивших свои газировки финалистов.

Однако я был еле живой. Дышать становилась все труднее, а моя шерстка непрерывно покрывалась потом. И хотя в костюме по-прежнему сохранялась освежавшая меня прохлада, я уже едва переставлял ноги из-за чего начал отставать.

– Должен… бежать… быстрее, – делая глубокие выдохи, приговаривал я.

– Что, Джек, совсем уже сдулся? – сказала появившаяся из ниоткуда Глим Мэднесс, одетая в яркую спортивную форму для бега с узенькими шортиками и маечкой. – А как же твоя клятва дарить всем жаждущим вкус и свежесть Спаркл-Колы?

– А тебе-то что? – все еще стараясь ускориться, спросил я.

– Как это что? На кону стоит целая гора крышек, которые мы с тобой потом сможем потратить на разные клевые штуки, а еще полный автомат газировки, – заметила она, легкими пружинистыми шажками следуя за мной.

– Я это и так знаю, ой! – прошипел я, когда и второй мой бок начал болеть. – Но я ничего не могу с этим поделать. Фух! Я уже совсем… выбился из сил.

– Вообще-то можешь. Ты можешь, как и положено настоящему спортсмену передать мне эстафету? – подмигнула она.

– Что? – нахмурился я.

– Ты знаешь, о чем я. Просто уступи мне свое тело, и я выиграю для тебя этот забег, – сказала она, доставая ненастоящую бутылку с водой и с явной издевкой выпивая ее. – Всего на пару минут. Я обгоню всех, сделаю тебя чемпионом, а потом сразу же верну его обратно.

– Забудь об этом… ух… я не дам тебе управлять мной, – яростно прошипел я и, превозмогая боль, побежал быстрее.

– Ну же, не упрямься, – догоняя меня, сказала Глим. – Ты же знаешь, что ни за что не справишься без меня. И потом, если ты проиграешь, то крышки потеряем не только мы. Подумай о всех тех несчастных, что сделали на тебя ставку. О куколке Мелони, мелких предпринимателях и той зубной клинике, которая бесплатно лечит бедным пони зубки, – проворковала она. – Ты же не хочешь, чтобы они все потеряли из-за твоей гордости?

– Нет, не хочу, – на секунду засомневавшись, сказал я. Как бы неприятна не была мне эта особа, она сейчас говорила дело.

– Тогда позволь мне войти в тебя. Совсем ненадолго. Обещаю, что не буду никого убивать или калечить. Я просто пробегу этот забег за тебя, и все мы окажемся в выигрыше, – заметив мои колебания, сказала она. – В конце концов, что ты теряешь?

– Я… я… – медленно произнес я уже готовый, принять ее предложение. Но потом, решительно замотал головой.

– Нет, я выиграю этот забег! – крикнул я, упрямо поскакав вперед. – И сделаю это без тебя!

– Ну, как скажешь, – прибавила она, еще раз поравнявшись со мной. – Раз уж ты такой упертый, то кто я такая, чтобы мешать тебе опозориться? Удачного поражения!

И показав мне язык, она забежала за угол ближайшего дома, в то время как я часто дыша и буквально через силу поднимая ставшие ватными ноги, продолжил набирать скорость и догонять соперников, численность которых вновь сократилась. В результате чего на финишной прямой остались только я, и еще двое Спаркл-Кольтов, включая Доджи Гилла (о чем я догадался благодаря его росту). Он уверенно шел впереди, а обе его сумки уже были пусты. У другого финалиста я услышал позвякивание стекла, которое означало, что у него еще есть газировка.

Я несколько раз встряхнул свои сумки. Судя по звуку, в них осталось около пяти бутылочек Спаркл-Колы, а пони на моем пути как назло окружала красная аура, потому что всем им раздали газировку те двое. Но я не отчаивался и когда увидел, еще одного жеребца, что махал нам (и был подсвечен зеленым цветом), из последних сил начал обгонять второго участника и первым кинул ему газировку.

Мой соперник громко всхрапнул. Он явно не собирался уступать мне второе место и мы оба пытаясь опередить друг друга с удвоенной скоростью понеслись наперегонки, при этом стараясь не отставать от того типа, что шел первым.

Я вновь приблизился к тротуару, высматривая пони с зеленой аурой. Возле меня почти вровень бежал мой конкурент.

Толкаясь и едва не ставя друг другу подножки, мы поочередно стали подбегать к машущим нам гражданам и раздавать им газировку.

«Одна! У меня осталась всего одна бутылка!» – подумал я, отчаянно осматривая пустую улицу, на которой не было видно ни одного пони. Неужели больше никто не хочет выпить халявной Спаркл-Колы?

Судя по поведению моего оппонента, у него тоже еще была газировка.

И вот, впереди нас показался забор и высокое здание завода Спаркл-Колы. Всего сотня шагов отделяла нас от места, в котором нужно будет перезапустить компьютер, а у меня как назло осталась последняя бутылка.

«Проклятье, похоже, я проиграю, – буквально захлебываясь от воздуха, думал я. – Кому же мне отдать эту газировку?»

Вместе со вторым участником я приближался к открытым воротам завода (Доджи Гилл уже забежал в них), не представляя, что мне делать дальше, пока не увидел впереди зеленую ауру. Возле входа стоял пони-охранник, и он тоже считался потенциальным жаждущим!

Меня в бок больно толкнул мой соперник, старательно пытаясь обогнать.

– Даже не надейся, – через силу пропыхтел я и, сжав зубы, вырвался вперед, первым отдав охраннику свою последнюю газировку. Мой конкурент от неожиданности споткнулся и упал. Перед моими глазами появилась надпись: «Спаркл-Кола роздана! Вперед к главному компьютеру!».

– Вот и все. Теперь остался только я и этот верзила – Гилл, – пробормотал я.

Склонив голову вниз, я пронесся по территории завода, оббегая расставленные вдоль дорожки ящики и тележки, наполненные коробками со Спаркл-Колой, после чего влетел в большие двери центрального здания. Стрелка провела меня по приемному холлу и коридорам, а потом свернула налево в один из центров расфасовки, где по длинным конвейерам ехали сотни маленьких бутылочек наполненных газировкой, за которыми следили одетые в комбинезоны сотрудники. Но как бы далеко я не углублялся в это здание, моего соперника нигде не было видно. Поднявшись по лестнице на третий этаж, я выбежал на большие металлические мостки, которые проходили мимо громадных цистерн со Спаркл-Колой и там, наконец, увидел своего соперника. Доджи Гилл двигался тихим размеренным шагом, не ожидая, что его кто-нибудь догонит. Каково же было его удивление, когда я глубоко вдохнув, сделал резкий рывок и обошел его.

Рассерженно встряхнул головой, он припустил за мной следом и быстро стал догонять. К несчастью, он был намного быстрее меня, к тому же успел немного отдохнуть, в то время как я скакал на последнем издыхании и буквально валился с ног. Если бы не стремление помочь Мелони и всем остальным (да и собственное желание выиграть, что уж кривить душой) я бы давно уже сдался и рухнул на пол. Но я не готов был еще отступить, а потому отчаянно старался не дать ему меня обогнать.

– Что, приятель, решил, что ты лучше меня? – насмешливо крикнул он, появившись сбоку. – Ну, нет, в этом забеге победителем буду я, а не какой-то жалкий коротышка!

– Размечтался! – громко произнес я, жадно глотая ртом воздух, но все мои попытки оказались тщетны. Без особых усилий он вырвался вперед.

– Ха-ха, пока, задохлик! Ты никогда… – не успел он договорить, как тут же споткнулся о низенькую трубу, что пересекала мостки. Перекувыркнувшись через голову, он распластался на полу.

– Это ты "никогда", кривоногий баран! – улыбнулся я, воспользовавшись его неудачей, чтобы выйти в лидеры. Но не успел я спуститься с мостков и покинуть помещение, как он уже вскочил на ноги и поскакал за мной.

Мы забежали в последнюю секцию завода, где работали длинные конвейерные ленты, по которым ехали коробки с газировкой. Вскочив на одну из них, я слегка ускорился. Но Гилл сделал то же самое и, запрыгнув на ленту позади меня, стал стремительно сокращать расстояние.

– Не спеши, мозгляк! Я иду за тобой! – раздался у меня за спиной его ехидный голос.

– Нет, Джек, ты ему не ровня, – выпрыгнув из какого-то люка сверху, произнесла Глим Мэднесс.

– Помолчи, мне сейчас не до твоих насмешек, – болезненно пропыхтел я.

– А я и не смеюсь, я хочу помочь тебе, – сказала она. – Этот кретин вот-вот тебя обгонит, и все усилия окажутся тщетными. Позволь мне закончить забег за тебя.

– Никогда! Ты не получишь мое тело! – воскликнул я.

– Ох, упрямый же ты осел, – вздохнула она.

Мы покинули конвейерный зал и оказались в складском помещении, где были многочисленные стеллажи, заполненные разным оборудованием, посудой и тарой.

– Хорошо, если ты не хочешь, чтобы это сделала я, останови его сам, – предложила она, по пятам следуя за мной. – Например, воспользуйся этим, – она кивнула на низенький стеллаж впереди, заставленный пластиковыми подносами. – Толкни его, чтобы они свалились на пол и пусть этот дылда расквасит себе нос.

– Но это же нечестно, – замотал я головой. – А вдруг тут есть какие-нибудь камеры и меня увидят?

– Не увидят, доверься мне, – сказала она. – Ну же, ты так близок к победе, что ничем нельзя брезговать. Прошу, не проигрывай ему ради своей гордости. Тебе просто нужно сбить подносы на пол, вот и все. А потом он сам поскользнется на них.

Я нерешительно подсмотрел на приближающийся стеллаж.

– Подумай о тех пони, что надеются на тебя, – приговаривала Глим. – Ты должен это сделать, ради них.

– Ради них, – прошептал я, вспоминая мордочку Мелони и плакат стоматологической клиники, что бесплатно лечила бедным пони зубы. Сколько добра они могут сделать, если я выиграю им этот забег. Я услышал, как позади меня открылись двери. Доджи Гилл был рядом.

– Давай, Джек! Времени мало! Сейчас или никогда! Ты должен победить! – заорала Глим.

– Ааа! – отчаянно крикнул я и стукнул плечом о стеллаж. Пара подносов упала на пол. Выбежав из помещения, я увидел впереди еще одну лестницу, ведущую на верхний этаж. Стрелка указывала туда.

Быстро добежав до нее, я начал на не слушающихся ногах подниматься по ступенькам. Но не успел я одолеть и половину из них, как позади меня раздался крик, а затем и грохот. Похоже, Доджи Гилл наступил на раскиданные мною подносы.

– Да! Ты смог! – оказавшись наверху, радостно захохотала Глим, размахивая передними ногами. – Мы смогли! Теперь только ты участвуешь в этом состязании! Мы победили!

Я взошел на мостик и, проскакав по нему, оказался в последнем помещении – заставленном терминалами и приборными панелями кабинете, у дальней стены которого было окно, выходящее на главный зал завода. Возле окна находилась консоль c искаженным помехами монитором и большой красной кнопкой, на которую указывала стрелочка.

Доковыляв до консоли, я рухнул на колени, и из последних сил потянувшись к ней, нажал на кнопку своим подбородком. На мониторе загорелся логотип Спаркл-Колы.

Зазвучали громкие фанфары. Из потолка в главном зале начали вылетать конфетти, а возле логотипа фирмы появилась надпись: «Победил участник под номером 21 – Гамб Чардж».

– Да, мне удалось, я выиграл состязание, – с улыбкой сказал я, сползая на пол и с трудом переворачиваясь на бок. – Теперь я настоящий Спаркл-Кольт.

Получено достижение: «DRINK!» (Условие – выиграть забег Спаркл-Кольтов).

Получено достижение: «Smash your head!!!» (Условие – попасться в одну или несколько ловушек во время забега).

***

Вы получили бонусную способность: Спаркл-Кольт – приняв участие в забеге и добравшись до финиша, вы улучшили свой объем легких и скорость. Отныне вы будете двигаться на 25% быстрее, а ваша выносливость навсегда увеличилась на 1 единицу. Если на вас надет костюм Спаркл-Кольта, ваша выносливость повышается на 2 единицы, а сопротивление урону возрастает на 30%.

***

– Ура! Мы такие молодцы! Одолеть всех мы смогли! Хе-хей! Да! – как маленькая кобылка радовалась Мелони, пританцовывая возле большого мешка с крышками, часть из которых она то и дело доставала магией и с хохотом подбрасывала в воздух, отмечая таким необычным и весьма забавным способом нашу победу.

После того как я выиграл забег, мне пришлось какое-то время пролежать на полу. Я был так измотан, что едва мог переставлять ноги, а потому очень обрадовался, когда за мной пришли сотрудники Спаркл-Колы и помогли дойти до дверей завода, где вскоре состоялась торжественная церемония вручения награды. Мелони, как мой главный спонсор под щелканье камер и радостные возгласы болельщиков стояла рядом и махала снимавшим нас журналистам, периодически поддерживая меня и не давая завалиться на бок. На все вопросы тоже отвечала она, чтобы я своим дрожащим голосом ненароком не выдал, что я не Гамб. Впрочем, у меня была веская причина для молчания – моя нешуточная усталость, а потому я лишь коротко кивал, когда меня о чем-то спрашивали и посылал воздушные поцелуи.

Затем, когда официальная часть осталась позади, меня под громкие хлопки и топот копыт подвели к большому холодильнику со Спаркл-Колой, чьи бутылочки соблазнительно блестели на свету, напоминая мне о том, как сильно я обезвожен. Еле удержавшись от того, чтобы броситься к ним я, неимоверным усилием воли подавил свой порыв и, поблагодарив всех за победу (пару раз помахав ногой), смиренно стал ждать окончания церемонии. И лишь после, когда холодильник отвезли к трейлеру Мелони, а все зеваки, наконец, ушли, я смог сбросить с себя залитый потом костюм Спаркл-Кольта, и в припадке жажды опустошил сразу четыре бутылки.

Ох, это было великолепно! Еще никогда Спаркл-Кола не казалась мне такой вкусной! Хотя по правде, она мне уже порядком поднадоела, из-за всей той кутерьмы, что мне пришлось из-за нее пережить.

Когда Мелони закончила все свои дела, и забрала причитавшиеся нам крышки, ее работники, погрузили мой холодильник к ней в трейлер и, запрягшись в него, отвезли меня и моих друзей к единорожке в гостиницу, где мы вместе решили отметить наш успех.

Повара Мелони в этот день постарались на славу, и наготовили нам целую кучу вкусностей, включая фруктовые пироги, салаты из натуральных овощей, различные жареные блюда и большую сочную пиццу с четырьмя видами сыра, которую я теперь с аппетитом улетал в две ноги, не забывая периодически запивать энергетиком, купленным мне кобылкой.     

– Это было круто, Джек. Даже не верится, что тебе удалось обойти всех этих бегунов, – сказала Куки, сидевшая справа от меня за большим столом в атриуме, который Мелони специально закрыла, чтобы мы могли без помех повеселиться.

– Ха, мне и самому до сих пор в это не верится, – ответил я, вытирая рот корочкой пиццы, после чего жадно ее проглотил. – Когда я согласился на это, то не думал, что смогу прийти первым.

– Но тебе удалось, – сказала хозяйка гостиницы. – А главное, ты помог стольким хорошим пони. Благодаря тебе некоторые из них теперь сказочно разбогатели и могут расширить свой бизнес, построив новые магазины в других районах города.

– А меня пригласили стать новым символом завода Спаркл-Колы, – поддержал ее Гамб, вместе с нами участвовавший в веселье. – Спасибо тебе, друг. Ты настоящий герой.

– Да ладно вам, ничего особенного, – смущенно произнес я. – Мне просто повезло. Забег был довольно сложным, и мне лишь чудом удалось не попасть в расставленные на пути ловушки.

– Ну, за исключением того момента, когда тебя по носу ударило рекламным щитом, – хихикнула Куки.

– Или упала на голову кастрюля, – прибавила стоявшая возле Мэтти Стар, которая, будучи роботом, не могла, к сожалению, попробовать здешних деликатесов и просто наслаждалась нашей компанией. – Ты так забавно в ней прыгал, когда пытался сбросить с себя.

– Ну да, думаю, со стороны это и вправду было весело, – улыбнулся я. – А откуда вы об этом узнали?

– Увидели на большом экране, который организаторы состязания развернули на центральной трибуне сразу после того как вы убежали, – ответила Лайт. – Мы следили за тобой и видели все, что происходило во время забега.

– Вот как? Включая то, что было на заводе? – слегка обеспокоенно произнес я, опасаясь, что мое жульничество тоже попало в кадр.

– Конечно, у них там повсюду висят камеры, – ответил Мэтти. – С таким четким разрешением, что Стальные Рейнджеры позеленели бы от зависти, если б узнали об этом. Интересно, где они достают столь качественное оборудование?

– Наверное, в разных довоенных бункерах, вроде того, что мы посетили вместе с Лайт, – сказал я, мысленно выругавшись и готовясь к упрекам за свое недостойное поведение.

– Ну да, сразу видно, что они не новые, – продолжил земной пони. – Когда ты был на финишной прямой, несколько камер пошли помехами, и мы пропустили значительную часть твоего забега. Жаль. 

– Помехами? – удивленно поднял я бровь.

– Ага, такое иногда бывает, когда пленку на дискете начинает жевать, – кивнул Мэтти. – Или отходит какой-нибудь контакт. Но не переживай, кадров с тобой все равно было предостаточно, включая тот момент, где ты из последних сил рухнул на кнопку.

– Хе-хе, да, здорово, – нервно усмехнулся я.

«Так значит, мое жульничество никто не увидел? – подумал я. – Из-за того, что вышли из строя камеры? Неужели их кто-то испортил? Ведь явно же это произошло не случайно, потому что…»

И тут я вспомнил наш разговор с Глим: «Но это же нечестно. А вдруг тут есть какие-нибудь камеры и меня увидят? – Не увидят, доверься мне».

– Все в порядке, Джек? – вернул меня к действительности голос Лайт. – Ты как-то побледнел.

– Эм, да, все хорошо. Просто я еще не до конца отошел от всех этих побегушек.

– Тогда выпей Спаркл-Колы, – предложила Мелони. – Ведь у тебя ее теперь много, как у лучшего Спаркл-Кольта этого года. Ура, Спаркл-Кольту!

– Ура! – воскликнули все и дружно выпили за мое здоровье.

– Благодарю, – сказал я, отгоняя прочь дурные мысли. – Я рад, что смог помочь тебе Мелони и…

– …попутно выиграл целую кучу ценных призов, – закончила за меня Куки, кивая на многочисленные сувениры и подарки в углу, которые достались мне помимо крышек и холодильника с газировкой. Среди них был и новенький костюм Спаркл-Кольта, который по своим характеристикам не отличался от того в котором я бегал на состязании.

Стар подошла к пегаске и что-то тихо ей сказала.

– Ага, хорошая идея, – кивнула она и обратилась к присутствующим: – Эй, а почему бы Джеку сейчас не надеть свой костюм и не произнести нам парочку коронных фраз?

– Может, лучше не стоит? – попросил я. – А то я и так уже в нем набегался.

– Ну же, Джек, не стесняйся, давай, покажи нам класс! – прибавила пегаска и вместе с остальными начала скандировать: «Спаркл-Кольт! Спаркл-Кольт!» пока я, наконец, не сдался и, облачившись в этот костюм, не произнес несколько потешных слоганов из рекламы под хохот и аплодисменты моих друзей. 

– Ха-ха, да, это было что-то, – закончив смеяться, сказал Мэтти. – Костюмчик, кстати, неплохой. Скажи, а в нем правда есть волшебный компас?

– Угу, а еще что-то вроде дисплея, который при помощи разных картинок и надписей позволяет мне определить, каким пони нужно раздавать газировку, – ответил я, вылезая из него.

– Вот как? Очень любопытно. Могу я рассмотреть его поближе? – попросил Мэтти.

– Конечно, смотри, – согласился я, отдавая ему наряд Спаркл-Кольта.

Земной пони тут же вывернул его наизнанку и стал прощупывать каждую складочку, периодически сжимая и расправляя в своих ногах.

– Ага, я так и думал, – через несколько минут сказал Мэтти, с заметным блеском в глазах. – У него в шее находится встроенный микрочип, а под ткань вплетен ус морского змея, играющий роль проводника и создающий магические импульсы, которые позволяют тебе видеть все эти картинки.

– Ну, допустим, и что с того? – спросил я.

– А то, что я могу, немного поработать над ним и соединить чип костюма с твоим ПипБаком.

– И что мне это даст? – не понял я его задумку.

– Очень многое. Например, ты сможешь пользоваться своим ПипБаком напрямую через костюм, вызывая перед глазами мини-карту или устанавливая маркеры до цели. А еще, управлять содержимым собственных седельных сумок, просто посмотрев на каждый опущенный в них предмет. А кроме того…

Он азартно облизнулся.

– С его помощью я могу улучшить твой локатор «Ушки-на-Макушке», и он будет не просто замедлять для тебя время, но и выделять наиболее уязвимые участки на теле врага, показывая шанс попадания в них при стрельбе.

– Вау! Неужели это возможно? – ахнул я.

– Что ж, для большинства изобретателей-самоучек это была бы непосильная задача. Но я ведь профессионал, – смахнув со своего плеча несуществующую пылинку, сказал Мэтти. – И для меня это будет так же просто, как заменить лампочку в холодильнике. Ну, что ты думаешь?

– А что тут думать? Я согласен, – кивнул я.

– Замечательно. Тогда завтра же им и займусь, – сказал земной пони, запихивая костюм к себе в сумку. – И сделаю из этого наряда настоящее супергеройское облачение с кучей полезных функций и усилений.

– А внешний вид ты ему подправить можешь? – спросил я. – Ну, чтобы он не выглядел так нелепо. А то бегать в таком виде по пустошам мне будет как-то неловко.

– Извини, Джек, но тут я бессилен. В конце концов, я механик, а не модельер, – развел он ногами. – И в вопросах кройки и шитья соображаю не лучше простого деревенщины. Ну, а еще могу брякнуть что-нибудь в духе: «Коллекция от Корбю и Ратора».

Мы оба с ним захохотали, вспомнив тот забавный случай с Блакберри Кейк, а затем вернулись к поеданию вкусностей и разговорам о прошедшем соревновании.

Через полчаса, когда я вдоволь наелся и малость пригубил пивка, мне захотелось ненадолго прилечь. Мелони дала мне карточку от одной из не занятых комнат и я, пройдя туда, быстро разделся и, приглушив в помещении свет, рухнул на кровать.

– Фух, наконец-то, тишина и покой, – блаженно улыбнувшись, сказал я, обнимая подушку.

– Так-так-так, а вот и наш бравый герой, борец с преступностью и жаждой, Джеки Пай, – вдруг раздался веселый голос Глим.

Подняв голову, я осмотрел полутемное помещение и увидел ее, сидевшую на стуле возле гостевого терминала и беззаботно покачивающую ногой. Она была одета в облегающий костюм Спаркл-Кольта (только без маски) у которого можно было заметить небольшой разрез в районе хвоста.

– Привет, – сказал я, переворачиваясь на бок. – Зачем пришла на этот раз? Хочешь еще на что-нибудь меня подбить? Скажем, предложить воспользоваться случаем и завалить в койку Мелони, пока она мне благодарна?

– Хм, идея, конечно, неплохая, но нет. Я пришла сюда не за этим, а чтобы сказать, что очень горжусь тобой, – хихикнула она, подходя ко мне и целуя в лоб. – Ведь ты справился со своей совестью, дал выход собственной решимости и в результате, мы оба с тобой теперь купаемся в крышках, а все твои друзья считают тебя невероятно крутым.

Она присела возле меня на кровать.

– А кто тебе с этим помог? Я! Выходит, что бы ты там обо мне не думал, Джек, я снова тебе пригодилась и обеспечила солидным выигрышем.  

– Точнее помогла сжульничать, – заметил я.

– Какая разница? – возразила она. – Главное, что мы победили, оставив того колченого болвана – Доджи Гилла с носом. Ну и парочкой переломов, если повезет. Так что это наш с тобой триумф.

– Ага, до тех пор, пока кто-нибудь не узнает, что это я уронил те подносы.

– Не беспокойся, Джек, этого не будет, – спокойно отозвалась она. – Ты же сам слышал: на записи в тот момент были сплошные помехи. А значит, для окружающих ты абсолютно безгрешен. 

– Кстати об этом, – встрепенулся я. – Ты не в курсе, почему сломалась те камеры?

– Нет, откуда мне знать? Ведь я всего лишь глюк, а не эксперт в довоенных технологиях.

– Ну да, вот только сперва ты сказала мне, что никто ничего не узнает, а потом на заводе, где стоит высококачественное оборудование, вдруг вышли из строя несколько видеокамер, которые, по словам Мэтти, обладали высокой четкостью.

– И что? – равнодушно пожала она плечами.

– А то, что это не может быть простым совпадением, – прищурился я.

– Вот как? Надеюсь, ты не хочешь этим сказать – что подозреваешь меня?

– Именно это и хочу, – кивнул я.

– Ох, Джек, да ради всех блудниц, что живут на этом свете, прекращай уже быть таким подозрительным! Неужели ты не можешь хоть ненадолго расслабиться и забыть о своей паранойи?

– Я бы и рад, вот только не хочу что-то связываться с опасным звездным демоном. Особенно если он в открытую спалился передо мной, – не давая себя запутать, ответил я.

– Ой, мама дорогая, как же у нас с тобой все стало печально, – вздохнула она. – Мы с тобой через столькое прошли. Столько пережили вместе, а ты меня обзываешь демоном.

– Хорошо, если это была не ты, то кто же испортил те камеры?

– Да, кто угодно. Болельщик, работник завода, произошла случайная поломка, да мало ли что еще могло случиться.

– Ага, особенно так удачно.   

– Подумаешь. Вспомни, как часто выходили из строя камеры у нас в стойле. Сколько раз вандалы и нарушители уходили безнаказанными, из-за того что в надежном довоенном бункере перегорала лампочка или замыкал проводок. Что? Хочешь сказать, им тоже помогали демоны или иные мистические силы? Еще скажи, что каждый раз, когда они начинали рисовать свои граффити, сами Виндиго спускались к ним с небес и помогали вершить их "черные дела".

– Может и нет, но как бы там ни было, не думай, что я буду верить тебе, после того что произошло, – сказал я.

– Ох, Джек, и это твоя благодарность? В который раз я помогла тебе, а ты меня за это упрекаешь? Какой же ты все-таки черствый.

Она огорченно погладила свои плечики.

– Но ничего, мы с тобой еще подружимся, когда я вновь приду к тебе на помощь, – сказала она. – И что-то мне подсказывает, что это произойдет совсем скоро. Ну а пока…

Она полностью легла на кровать и обняла меня.

– Что ты задумала? – спросил я.

– Поскольку, ты у меня теперь в долгу, я хочу немного развлечься и получить то, что мне причитается, – сладострастно ответила она, касаясь языком моей шеи, а затем опустилась ниже и раздвинула мне ноги.

– Эй, не лезь туда! – сказал я, попытавшись вырваться от нее, но Глим никак не хотела меня отпускать.

– Извини, малыш, но сегодня именно я буду лобызать этот сладкий леденечик, а не твоя подружка Лайт. Так что расслабься.

И сказав это, она засунула мой член себе в рот, заставив меня смущенно покраснеть.   

***

– А как тебе эта модель? – сказал я, кивая на демонстрационного робота-охранника, стоящего на ближайшем постаменте. Это был довольно странный робот: большой каркас, две руки-манипулятора, экран прямо посреди корпуса и колесо, на котором, как я понял, он должен передвигаться. Причем вертикально! Его что сделали минотавры?

– Эм… нет, какой-то он грубый, – поморщился Мэтти, внимательно его рассмотрев. – Да и огромный слишком. Не думаю, что Роук подойдет такое тело. 

– Ну да, наверное, ты прав, – согласился я и, попрощавшись с продавцом, направился вместе с Мэтти к выходу из магазина.

За сегодняшний день мы успели посетить с ним целых пять подобных мест, где продавали роботов и ни в одном из них земной пони так и не смог найти ничего подходящего для Роук.

– Тебе прямо не угодишь, – сказал я ему, выходя на улицу и, направляясь в сторону центрального парка, где мы собирались сесть в такси. Снаружи уже было темно, и мы подумали, что будет лучше вернуться домой на повозке.  

– Понимаешь, Джек, у меня свое виденье того какой должна быть робо-кобылка. Я хочу, чтобы в ее корпусе сочеталась естественная красота и грация. Но при этом она должна быть мощной и несокрушимой как скала. Настоящим произведением искусства со своей неповторимой индивидуальностью, а не грохочущим ведром, которое создали довоенные пони. 

– Ага, как скажешь. Надеюсь только, что эта мощь появится у нее не сразу. А то не уверен, что Роук очень мне обрадуется, когда ты ее оживишь.  

– Не бойся, друг. Изначально я планирую подключить ее к терминалу, чтобы как можно лучше узнать и подготовить к переходу в новое тело. Так что вы с ней еще успеете объясниться, пока я буду собирать его. Эх, лишь бы только мне удалось отыскать ей что-нибудь достойное, прежде чем я вернусь в Бампкин-Таун. А то ничего высотехнологичнее сломанного тостера мне там, в жизни не найти.  

Мы подошли к парковочной зоне, где стояли таксисты и, отыскав не занятого, погрузили свои сумки и пакеты к нему в сундук (мы много чего прикупили в этот день), а затем и сами запрыгнули в повозку.

– Куда вам, ребята? – спросил жеребец.

– Улица Первопроходцев, дом 39, – ответил я, и таксист, тронувшись с места, поскакал вдоль забора в сторону дороги.

– Ну ладно, надеюсь, что завтра мы сможем найти что-нибудь красивое для нашей знакомой, – откидываясь на спинку кресла, сказал земной пони.

– Конечно, найдем. Ведь мы же еще не побывали в северной части города, – сказал я, наблюдая, как мимо нас проносятся другие повозки и машины. – А там, насколько я знаю, у Реконструкторов есть целая сеть магазинов, где продаются роботы.

– Кстати, да. Эти ребята знают толк в хорошей технике. Может, я даже смогу заказать у них кое-какие детали и сделать корпус сам, – задумчиво произнес он, пока мы двигались по ярко освещенной магистрали в сторону моего коттеджика.

Был вечер понедельника. С тех пор как я принял участие в забеге Спаркл-Кольтов, прошла уже целая неделя. После того как я вместе с остальными провел ночь в гостинице у Мелони, ее помощники отвезли нас всех ко мне домой, и помогли выгрузить все призы и подарки, а также занесли внутрь холодильник, который теперь стоял в моей гостиной, всегда готовый к выдаче прохладительной Спаркл-Колы. Ну и любых других напитков, которые я засовывал туда по мере опустошения холодильника.    

Не считая этого, моя жизнь вновь вернулась в прежнее русло. Я продолжил каждое утро ходить в поместье к странникам и помогать им с разными мелкими поручениями, в то время как Мэтти и остальные мои гости (для которых я заказал пару дубликатов ключей) отдыхали у меня дома или бродили по городу. Земной пони за эти дни развернул на кофейном столике возле моего камина себе целую мастерскую и каждое утро занимался там переделкой костюма Спаркл-Кольта или разрабатывал новое тело для Роук, над которым ему усердно помогала Стар (она очень тепло отнеслась к тому, что у нее вскоре появится робо-подружка). По вечерам же мы все собирались вместе и продолжали посещать места отдыха и развлекаться. Ну и попутно ходили по магазинам, закупая разные полезные вещицы. И поскольку я был теперь богат, то мог позволить себе немного потратиться на друзей.

На выигранные в забеге крышки я купил Мэтти кучу полезных запчастей (вроде нового бампера, для его багги и бронированных пластин, которые он хотел потом установить на Стар), а для Куки приобрел несколько красивых платьев, коробку с новомодной косметикой, и множество разных безделушек.

Кстати о безделушках. Находясь в Аккорд Сити, Мэтти вновь решил вернуться к своему старому хобби и помимо деталей и техники нередко покупал себе коллекционные фигурки, которые изготавливали или находили на пустошах Фениксы. За пару дней у него в коллекции появилась фигурка расправившего крылья Вондерболта, миниатюрный дирижабль, одетый в варварские доспехи с рогатым шлемом як, и красивая стройная мышка в синем комбинезоне, держащая в своей лапке гаечный ключ 11. (@_@). Все они теперь стояли на полке у меня в спальне с парой других фигурок, которые я приобрел уже для себя и ждали того дня когда Мэтти поедет обратно в Бампкин-Таун.

Однако помимо работы и отдыха, я решил заняться еще кое-чем. Поскольку вскоре мне предстояло отправиться в очередную опасную командировку, я впервые задумался над тем, как мало волшебных заклинаний я знаю и как ничтожна моя магия. Особенно по сравнению с той, что владели другие единороги. Эта мысль посетила меня три дня назад, когда я вместе с друзьями сходил на выступление величайших волшебников Аккорд Сити, проходившее на огромном стадионе. Там, несколько единорогов устроили настоящее магическое представление, создав при помощи своих чар целый анимированный спектакль с танцующими кобылками, сделанными из воды, которые медленно вальсировали на большом призрачном танцполе вместе с огненными жеребцами, и все это под музыку облачного оркестра парящего над ними.

Это было восхитительно. Настолько, что я невольно потерял дар речи. А когда под аплодисменты единороги объединили свои волшебные потоки и создали десяток кристаллических драконов, которые, переливаясь всеми цветами радуги стали летать в небе над городом, я окончательно укрепился в своем желании научиться чему-нибудь новому, и на следующее же утро порасспросив парочку знакомых странников, записался в место, которое называлось: «Университет волшебных знаний Госпожи Потемы». Эта кобылка, как сказали мне странники, была первой советницей у самой Блэйзинг Даст и вдобавок, самой искусной волшебницей не только в Аккорд Сити, но и во всей пустыне.

Ее университет находился в южной части города и представлял собой довольно необычное высотное здание, которое вместо того, чтобы быть одной толщины или постепенно сужаться, поднимаясь вверх, имело тоненькое основание, и с каждым этажом расширялось в стороны, приобретая неестественный или точнее сказать колдовской вид. Вдобавок некоторые его секции окутывала странная фиолетовая дымка, а другие периодически пропадали, чтобы затем вновь появиться, в другой части здания.

Но больше самого университета меня поразила его владелица. Когда я записался туда, меня с десятком других учеников вышла поприветствовать сама Потема, и я… должен признаться не сразу поверил в то, что увидел. Мы все собрались в большом холле, освещенном бесчисленными свечами, а затем из зловещего вида двери (украшенной змеями и непонятными символами) к нам навстречу вышла она облаченная в роскошную бархатную мантию в сопровождении черного пса. Вначале я подумал, что Потема будет единорожкой, причем, скорее всего пожилой, раз по слухам она владела столь обширными волшебными знаниями. Но вместо пожилой пони к нам вышла стройная и привлекательная зебра, на вид гораздо моложе меня, у которой во лбу непонятно как росли три длинных витиеватых рога.

– Ну и ну, – только и смог произнести я, когда увидел ее.

– Ага, сложно поверить, что такая крошка – это самая могущественная волшебница в городе, – толкнув меня в бок, сказал один из новичков, тоже пораженный внешностью кобылки.

– А еще, что она зебра, – прибавил я.

Потема тем временем произнесла несколько приветственных фраз и поздравила нас всех со стремлением расширить свои волшебные знания у нее в университете (стоит отметить, что голос ее был далеко не так юн, как внешность, и я бы наверняка подумал, что она старушка, если бы услышал его в темноте), после чего вместе с подошедшим к ней пегасом направилась к выходу из холла. Не уверен, конечно, что мне это не показалось, но когда Потема проходила мимо меня, я заметил, как она на секунду притормозила и краем глаза посмотрела на меня. А может вовсе и не на меня. Кто знает?   

Так или иначе, судя по ее внешнему виду, было ясно, что она свое дело знает. Как и учителя что на нее работали. Каждый из них был настоящим экспертом в своей области и обучал одной из нескольких магических школ, которых всего насчитывалось около трех десятков.

Для начала я решил изучить парочку боевых заклинаний, которые при моей профессии могли мне вскоре понадобиться, а потому пошел к преподавателю Баркуму – темпераментному молодому дракону, который обучал всех магии огня. Несмотря на кажущуюся сложность, его школа была самой элементарной, а заклинания, которым он учил нас в паре с мрачного вида единорожкой (с готическим "неживым" макияжем и платьем как на похоронах), давались мне довольно легко. Ведь для того чтобы испускать из своего рога пламя достаточно было просто подпитывать его яростью. А поскольку она всегда возникала во время схватки то, и обучаться огненным заклинаниям было не так уж сложно. Конечно, огонь был также и самым опасным, но наш учитель внимательно следил за тем, что мы делали, и когда кто-то ошибался, он тут же подлетал к нему и словно пылесос впитывал неправильно запущенный огненный шар.

Другое дело – школа воды. Вот там уже все было непросто. Потому что для водных заклинаний требовалось постоянно сохранять концентрацию и быть сдержанным, что при перестрелках для меня было практически нереально. Эту школу преподавал диковинный единорог-жеребец, от которого всегда веяло холодом, а сам он ходил в закрывавших его тело белоснежных доспехах. Вот только вместо рыцарского шлема у него на голове было некое подобие водолазного колокола. Его звали Фрости Кнайт, и это имя ему прекрасно подходило.

Прозанимавшись пару дней в его классе, я так и не смог научиться контролировать себя. Хоть и посетил несколько унылых медитаций проходивших в темных комнатах, где периодически раздавались пугавшие меня громкие звуки. А еще я побывал на раздражающих практиках, на которых мне постоянно приходилось уворачиваться от бесконечных ударов палок и летящих в меня мячиков и при этом каким-то образом пытаться использовать магию. В итоге, лучшее, что у меня вышло – это вызвать из своего рога тоненькую струйку воды, на которую я тут же наступил и, поскользнувшись, отбил себе круп.         

После этого я решил больше не мучиться и вернулся обратно в школу огня, где у меня хотя бы все получалось, а на практических занятиях достаточно было просто рассердиться, чтобы выплеснуть наружу жаркое пламя. В чем я настолько преуспел, что уже через четыре дня мог свободно вызывать из своего рога мощные огненные шары. А еще мне показали, как окружить свой щит огнем и при необходимости выплескивать его на врагов, чтобы нанести им обжигающий урон.

Ну и попутно я ходил на другие курсы, где по чуть-чуть изучал разные аспекты магии. Например, одна пожилая кобыла научила меня лучше использовать свой телекинез, а другая единорожка при помощи магии иллюзий двигаться более скрытно.

В таком духе у меня и прошла эта неделя. Ну а сегодня, мы с Мэтти решили устроить себе выходной, и отправились гулять по городу, пока Куки и Стар были в кино.

– Слушай, а почему бы тебе не воспользоваться вторым костюмом? Ну, тем, что остался у меня с Джолли Флейка? – через несколько минут нарушил я тишину.

Я вспомнил, что когда уезжал из Бампкин-Тауна, то отдал тело Шайнинг Армора на хранение Мэтти и теперь с его помощью он мог собрать еще одного неплохого робота.

– В принципе, можно попробовать. Хотя мне бы не хотелось использовать одну и ту же идею дважды. Это было бы чересчур банально. И потом, корпус Шайнинг Армора слишком брутальный. Не такой как у Рарити. Вдруг кобылка не захочет в нем разгуливать.

– А ты у нее спроси. Может он ей понравится.

– Наверное. Однако я приберегу этот вариант лишь на крайний случай. Когда у меня не останется других идей. В конце концов, должно же у Фениксов найтись хоть что-то кроме старых довоенных моделей.

– Думаю, да. Но вряд ли их роботы будут такими же красивыми как наша Стар, – сказал я.

– Посмотрим, – вздохнул он, прищурившись от блеска фонаря.

Таксист в этот момент свернул с дороги и, проехав чуть дальше, остановился возле моего дома.

– Мы на месте. С вас сорок крышек, – сказал он, оборачиваясь к нам.

– Держи, – без колебаний ответил я, протягивая ему горстку крышек. Сегодня я решил не торговаться. Да и денег у меня было предостаточно, чтобы сильно не скупердяйничать.

Забрав из сундука наши вещи, мы направились к калитке.

– Кстати, а что ты скажешь, если мы отведем Стар к каким-нибудь специалистам, и с ее помощью они сконструируют нам похожего робота? – высказал я очередную смелую идею.

– Неплохая мысль, вот только боюсь, что ничего не выйдет. Ведь для этого им придется ее разобрать. А внутри у нашей Стар находится блок ИИ, который лучше бы никому не видеть.

– Это верно, ну тогда…

– Шшш, тихо! – внезапно произнес он, посмотрев на мой дом.

– Что? – не понял я.

– Видишь? – он кивнул на второй этаж туда, где была моя спальня. Поскольку все остальные сейчас отдыхали в городе, в доме должно было быть темно. А потому, я очень удивился, когда увидел промелькнувший в моем окне слабенький луч света.

– Что это? – насторожился я.

– Бьюсь об заклад, карманный фонарик, – сказал Мэтти, медленно приоткрывая калитку и первым заходя во двор.

– Думаешь, ко мне забрался грабитель?

– Не уверен, – нахмурился он. – Давай-ка это выясним.

Согнув колени, мы осторожно прокрались с ним вперед, и подошли к двери. Она была заперта, а у замочной скважины я не заметил никаких следов взлома.

– Странно, замок не тронут, – сказал я, открывая его ключом.

– Может, вор залез к тебе через окно? – предположил Мэтти, вместе со мной заходя внутрь. Мы опустили на пол наши покупки и прислушались. В доме было тихо. Если бы здесь был кто-то из наших, он бы точно не стал сидеть в темноте (и ходить по моей спальни с фонариком). А значит, ко мне и вправду забрался посторонний.

Задержав дыхание, мы оба дошли до оружейной комнаты. Я выдал Мэтти один из пистолетов, а сам взялся за винтовку. Потом мы поднялись с ним по лестнице на второй этаж. Дверь в мою комнату была приоткрыта. Я опять увидел промелькнувший там тоненький луч света.

– Да, это определенно грабитель, – шепнул я.

– Тогда давай схватим его, – подходя к двери, сказал земной пони.

– Окей, врываемся на счет три. Один, два…

– Три! – крикнул Мэтти и мы оба влетели в комнату, направив вперед стволы.

– А ну-ка, ноги вверх! Ты жалкий… – начал я, быстро осмотрев помещение в поисках грабителя, но в комнате никого не оказалось.

– Что за хрень? – не понял земной пони, удивленно крутя головой. – Куда он исчез?

– Не знаю, – ответил я, зажигая свет, после чего подошел к окну. Оно было приоткрыто. Но щелка была такой узкой (а само окно таким тугим), что вор вряд ли бы смог через него уйти.     

– Может, он спрятался там? – шепнул Мэтти, кивая на мою двуспальную кровать и тут же направив на нее пистолет, отбросил в сторону покрывало. Но и под ней было пусто.

– Нда… и где же этот тип? – недоуменно произнес земной пони. – Не мог же он просто так испариться.

– Согласен, но тут больше негде спрятаться, – сказал я, на всякий случай, открывая вещевой шкаф, чьи ящички были настолько мелкими, что в них не укрылся бы и жеребенок.

– Да уж, вот тебе и самый безопасный город на пустошах, – саркастично произнес Мэтти, подходя к той полочке, на которой стояли фигурки. – Даже у нас в Бампкин-Тауне и то было спокойней. Хорошо еще, что он не унес мои… ух-ты! Эй, Джек, а откуда у тебя эта фигурка?

– Какая именно? – не поднимая головы, спросил я, прощупывая дно самого большого ящичка.

– Ну, та, что похожа на крылатого кибер-пони.

– Крылатого кибер-пони? – повторил я. – Что-то не помню, чтобы покупал такую статуэтку.

– Надо же, какая реалистичная, – тем временем говорил Мэтти. – Не знал, что Фениксы умеют делать такие хорошие фигурки. Может мне и самому стоит подыскать себе… ай! Сволочь! – внезапно воскликнул он, выстрелив из пистолета.

Я машинально обернулся назад, готовый взять на мушку того, кто на него напал, но никого кроме Мэтти в комнате не увидел, а сам он лежал на полу, схватившись за нос.

– Где он? – крикнул я, озираясь по сторонам. – Где?

– Там! У потолка! – ответил земной пони, показывая вверх.

Я посмотрел в ту сторону и удивленно открыл рот. Возле потолка быстро размахивая крохотными крылышками, парил маленький зеленый пони.

– Что за? Это что, бризи? – встряхнув головой, спросил я.

– А ты кого ожидал увидеть, дубина? – грубо воскликнул бризи тоненьким, но хорошо различим жеребцовым голосом. – Сказочного эльфа?

– Этот таракан укусил меня за нос, хватай его, Джек! – сказал Мэтти.

– Ага, хрен вам! Так просто вы меня не возьмете! – усмехнулся бризи и, наклонившись вбок, быстро вылетел в открытую дверь.

– Ничего не понимаю. Откуда он тут взялся? – опешил я.

– Какая разница? Он вторгся к тебе в дом! Скорее, за ним! – поднимаясь на ноги, крикнул Мэтти и мы оба выбежали в коридор.

– Где ты, паразит? А ну, вылезай! – рассерженно произнес земной пони, спрыгнув с лестницы на первый этаж, и на ходу взявшись за метлу. – Ух, только попадись мне в ноги!

– Подожди, если ты его прихлопнешь, мы точно никогда не узнаем, зачем он сюда залез, – шепотом сказал я, включая во всем доме свет. – Если, конечно, найдем его. Куда же он делся?

– Он там! – крикнул Мэтти, показывая в сторону кухни, где возле окна сидел наш бризи, безуспешно пытаясь отодвинуть ставню.

– Твою мать! – пропищал он, вновь поднимаясь в воздух.

– Хватай его, Джек! – воскликнул Мэтти, бросившись к нему. – Используй свой телекинез!

– Я пытаюсь, но он слишком шустрый! – сказал я, пытаясь окутать его своей магией, но крохотный бризи все время от меня удирал, не позволяя его схватить.

– Ха-ха, ну ты и криворогий, – весело попискивал он, летая вне нашей досягаемости.

– Ну, все, нахал мелкий, сейчас ты у меня получишь! – прорычал Мэтти и, размахивая метлой, стал гонять его по всей кухне, пока он не залетел за стоящую на стенной полке посуду.

– Попался! – азартно прокричал земной пони, поднимая вверх черенок.

– Стой, Мэтти! Нет! – испуганно ахнул я, попытавшись остановить его, но он уже ударил, и все мои тарелки посыпалась вниз.

Кинувшись туда, я быстро стал подхватывать их своим телекинезом, правда многие из них все же рухнули на пол, а одна, сделав в воздухе кувырок, разбилась о голову Мэтти, заставив его громко заматериться.

– Ха-ха, ну вы и клоуны ребята, честное слово! – хохотал бризи, усевшись на край полки, чтобы понаблюдать за нашей суетой.

– Тебе смешно, коротышка? Ну, подожди, сейчас я до тебя… – прошипел Мэтти, вновь замахиваясь на него, но тут входная дверь заскрипела, и в дом вошли Куки и Стар.

– Привет, мальчики, мы пришли. Что тут у вас за шум? – спросила Куки.

– Ага! А вот и выход! Прощайте, лузеры, счастливо оставаться! – взмыв вверх, пропищал бризи, и ловко уклонившись от метлы, вылетел во двор.

– А это еще что такое? – удивленно всхрапнула Куки.

– Паразит, которого я скоро прихлопну! – на ходу бросил ей Мэтти, выбегая следом.

– Это что, был бризи? – спросила Стар.

– Похоже на то, – прибавил я, тоже выскочив на улицу.

– Стой, букашка, от меня не улетишь! – спрыгнув с крыльца, крикнул Мэтти и, подхватив с земли камешек, кинул его в поднимающего вверх жеребца. И попал!   

Тихо пропищав, маленький пони рухнул на землю.

– Да! Я попал в него, Джек, попал! – торжествующе произнес Мэтти, устремляясь к нему.

– Подожди! Только не раздави его! – попросил я.

Встав на крохотные ножки, бризи попробовал было взлететь, но Мэтти похоже повредил ему крылышко и он лишь смог отпрыгнуть в сторону, как раз в тот момент, когда земной пони бросился к нему с широко распахнутыми ногами. Промахнувшись, Мэтти прокатился по земле, испачкав в грязи физиономию.  

– Ха-ха! Что неудачник, зарылся носом в грязь? – хихикнул миниатюрный жеребец и все еще пытаясь подняться в воздух, поскакал в сторону калитки.

– Клянусь Селестией, я прихлопну это насекомое! – смахнув землю с глаз, сказал Мэтти.

– Вставай, нам нельзя его упустить! – на ходу бросил я и, пробежав мимо друга, выскочил за калитку. На улице уже было темно, но благодаря фонарям я успел заметить, как кто-то крохотный упорхнул за край живой изгороди.  

– Он полетел туда, – сказал я подоспевшему ко мне земному пони.

– Так чего же мы ждем? Скорее за ним! – крикнул он, ринувшись в ту сторону.

Мы оба забежали за угол и к своему огорчению оказались на пустой улице. Бризи нигде не было видно. Он исчез.

– Дискорд побери! – стиснув зубы, выругался Мэтти.

– Да, похоже, что он ушел. Вот облом, – кивнул я.

– Нет, не может быть! Я его сильно задел. Он наверняка еще где-то рядом, давай-ка обыщем тут все.

Мы проверили стоящие неподалеку мусорные баки и коробки, а также заглянули за забор соседнего дома, но наш бризи как сквозь землю провалился (что с его ростом было не так уж сложно).

– Бесполезно, Мэтти, не думаю, что нам удастся найти его, – сказал я другу.

– Да вашу ж мать! – сердито процедил он, лягнув ногой ближайший столб.

– Ай! – раздался у нас над головой тоненький писк многократно усиленный металлическим эхом.

– Что это? – навострил уши земной пони. Посмотрев вверх, мы с ним увидели прикрепленный к столбу сломанный громкоговоритель, чьи провода в обрезанном виде болтались возле земли.

– Ага! Вот ты где! – обрадовался Мэтти.

– Дерьмо! – донесся из рупора голосок нашего бризи.

– Ха-ха, попался. Теперь не убежишь. А ну-ка вылезай, ничтожество! Нам с тобой нужно потолковать! – крикнул земной пони, еще раз стукнув по столбу ногой.

– Ага, держи карман шире, придурок!

– Что самый умный, да? Ты не сможешь отсиживаться там вечно!

– А вот и смогу! Тут тихо и спокойно и вам до меня не добраться! – ответил бризи.  

– Ну, и что мы будем делать, Мэтти? – спросил я. – Может мне потрясти рупор телекинезом, чтобы он вылез?

– Не нужно, – ухмыльнулся земной пони. – У меня есть задумка поинтереснее.

Он подхватил болтающиеся провода.

– Джек, подойди-ка сюда, – попросил он.

Я приблизился к нему и он, взяв ногу с моим ПипБаком, отвинтил на нем пару болтиков, открыв одну из боковых крышек.

– Что ты задумал? – спросил я.

– Сейчас увидишь, – сказал он, оголяя ножиком края проводов и подсоединяя их к одной из внутренних клемм браслета.

– Значит, ты не спустишься? – еще раз громко спросил он у бризи.

– Нет! Ни за что и никогда! – ответил миниатюрный жеребец.

– Как скажешь, тогда посмотрим, как тебе понравится… ЭТО, – усмехнулся Мэтти и, покрутив боковое колесико на ПипБаке, включил встроенное радио.

И тут же, загромыхав на всю округу, из громкоговорителя полилась озорная джазовая песня, после чего из дырки в рупоре вывалился наш бризи, отчаянно попискивая и держась за уши.

– Ловлю, – сказал я, подставляя шляпу, чтобы поймать его. А когда бризи в нее упал, прикрыл его своей ногой.

Теперь, когда он был у нас в ногах, я мог хорошенько его рассмотреть. Это был небольшой светло-зеленый жеребец с коротенькой красной гривой имевшей редкие желтые прядки. Он был одет в серый жилет с торчащей из него проволокой и миниатюрные седельные сумки. Кончики его усиков украшали лампочки с подведенными к ним проводами, а его укороченные прозрачные крылышки покрывала еле заметная зернистая сетка, от которой в стороны тянулись дополнительные перепонки (возможно позволявшие ему быстро летать). Завершал образ миниатюрный визор на его правом глазу и крохотный микрофон у рта.

– И вправду кибер-пони, – усмехнулся я, после того как его изучил.  

– Отвали, ничтожество, – все еще держась за уши, произнес он.

– Отличная работа, Джек, – похвалил меня земной пони, подходя ближе. Заглянув в шляпу, он недобро усмехнулся: – Ну, все, заморыш, сейчас ты мне ответишь за мои синяки.

Он потянулся к нему, но я его остановил.

– Подожди, Мэтти, – сказал я, закрывая бризи ногой. – Не трогай его.

– Этот паршивец укусил меня за нос, – недовольно произнес земной пони.

– Ты заслужил это, болван. Незачем было хватать меня, где не следует, – пару раз встряхнув головой, сказал бризи.

Я удивленно посмотрел на Мэтти.

– Что? Я думал, что он фигурка и хотел лучше рассмотреть его, – стал оправдываться Мэтти.

– Ага, и ухватил меня за мои причиндалы, осел безмозглый, – сказал жеребец, делая неприличный жест в его сторону.

– Ну, все, довольно! Сейчас я тебя в порошок сотру! Отдай мне его, Джек! – не выдержал земной пони, замахнувшись на него, но я отодвинул шляпу подальше.

– Хватит, Мэтти, ты и так уже с ним рассчитался, – сказал я, кивая на громкоговоритель.

– Вот-вот, слушайся босса, – прибавил бризи.

– А ты, прекращай уже обзываться, – сказал я ему. – И вообще, почему ты так себя ведешь? Ведь ты же бризи и должен быть милым и добрым волшебным существом.

– Ага, сказал мне пони, у которого в стране царит гармония и дружбомагия,– со смешком заметил он. – Или точнее смерть, боль и насилие.

– Да, тут ты прав, – согласился я. – Но тебе лучше бы не язвить. 

– А не то что? Раздавишь меня? Я это и так понял, а значит чего мне терять? Лучше уж выскажусь, перед тем как стану грязным пятном на асфальте.

– А ведь это мысль, – подхватил земной пони.

– Довольно, Мэтти. Мы не станем его обижать, – сказал я, телекинезом доставая бризи из шляпы и поднимая вверх. – Но при одном условии: я отпущу тебя, если ты мне расскажешь, зачем забрался в мой дом. Я посмотрел на его помятое крыло. – И тогда я, возможно, даже напою тебя лечебным зельем, чтобы ты вновь смог летать.

– Ха, думаешь, я совсем тупой? Я тебе все скажу, и ты меня убьешь, – отозвался мини-жеребец. – С какой стати мне тебе верить?

– С такой, что мы и так можем тебя раздавить, если ты и дальше будешь огрызаться, – вставил Мэтти.   

Я отошел от него в сторону.

– Нет, мы не будем никого давить, – сказал я, повернувшись к бризи. – Послушай, приятель, я знаю, что у тебя нет причин доверять мне, но мой друг прав: если бы мы хотели избавиться от тебя, то уже бы это сделали.

– Если бы только не хотели, чтобы я заговорил, – возразил он.

– Согласен, но особого выбора у тебя сейчас нет. Просто скажи мне то, что я хочу, и я тебя освобожу, даю слово.

Бризи недоверчиво на меня посмотрел. Было видно, что он мне ни на йоту не поверил, но в одном я был прав – выбора у него действительно не было и, поколебавшись с минуту, он все же согласился:

– Ладно, я все скажу, если ты уберешь свой телекинез.

– Хорошо, – согласился я, опуская его обратно в шляпу.

– Нет-нет, не сюда! Поставь меня за землю.

– Ишь чего захотел, этому не бывать, – сказал Мэтти, потрясая передней ногой.

– Тогда и разговаривать мне с вами не о чем, – сложив ножки, произнес бризи.

– Ах ты ничтожный… – начал земной пони.

– Окей-окей, пусть будет по-твоему, – вмешался я, и посадил его на ближайший камешек. – Только не думай, что сможешь от нас удрать. 

– Да-да, я понял, – отряхиваясь и поправляя свои сумки, сказал он.

– Итак, я тебя слушаю, – сказал я, на всякий случай, присев возле него. Земной пони тоже был рядом и явно бы его не пощадил, попробуй он сбежать.   

– Все просто, меня послал следить за тобой Большой Дэн, – сказал бризи.

– Большой Дэн? – переспросил я. – А кто это?

– Местный криминальный авторитет, большая шишка, босс боссов. Преступный главарь, смекаешь? – ответил жеребец. – Он всем тут заправляет и контролирует львиную долю всех подпольных операций в городе.

– Ничего себе, – удивился я. – И зачем же я ему понадобился?

– Из-за тебя он и его партнеры потеряли кучу крышек, – объяснил бризи. – В забеге Спаркл-Кольтов первым должен был прийти его спортсмен, а не ты.

– Я? Не понимаю о чем ты, – сказал я, сообразив что, похоже, наша с Мелони афера все же не осталась не замеченной.

– Можешь не притворяться, приятель. Я следил за тобой с самого начала и мне все известно. Как только громилы Большого Дэна вывели из строя Гамба, ты вышел вместо него на старт.

– И как ты это понял?

– Легко. После того как закончился забег, я проследил за тобой и твоими дружками до самой гостиницы и подслушал пару ваших разговоров, где вы обсуждали подмену Гамба, а когда эта Мелони отдала призовой холодильник тебе, я все понял. Сложил, так сказать, два и два, и догадался, кто виноват в том, что Дэн пролетел на ставках.

– Ясно. И теперь ты знаешь, где я живу, – прибавил я.

– Именно. Дай-ка угадаю, сейчас ты прихлопнешь меня?

Он косо глянул на Мэтти.

– Или отдашь своему поехавшему дружку, – сказал он, кивая на него. – Который только и ждет, чтобы поквитаться со мной.

– Да, это было бы здорово, – покапывая землю копытом, сказал Мэтти.

Я испытующе посмотрел на бризи. Если я его отпущу, то он может рассказать Большому Дэну, где меня найти, но… неужели мне придется убить такого кроху? Да он, конечно, не самый приятный малый, с которым мне доводилось иметь дела, но все же…

Я протянул в его сторону ногу. Бризи зажмурился, приготовившись, быть раздавленным, но я лишь аккуратно поднял его с земли и посадил в шляпу.

– Нет, – покачал я головой. – Я тебя не трону.

И стараясь сильно не спешить, я понес его к себе домой, чувствуя затылком недовольный взгляд Мэтти.

– Вернулись, наконец. Может, расскажете нам, что там у вас… – начала Куки, подметавшая на кухне битое стекло, но тут увидела бризи у меня в шляпе.

– Ух, ты! Какой чудный малыш, – восторженно произнесла кобылка.

– Прямо как в жеребячьих сказках, – подхватила подошедшая к нам Стар.

– Надо же, какой странный робот, – в свою очередь сказал бризи, когда она наклонилась к нему и весело захихикала. – Ты запрограммировал ее, чтобы она вела себя как простая пони?

– Вроде того, – туманно ответил я.

– Кстати, а зачем ты принес меня сюда? – слегка обеспокоенно поинтересовался он.

– Просто хочу сдержать свое слово, – ответил я и, посадив его на край стола, принес стимулятор.

Нажав на поршень, я выдавил немного лечебного зелья в чайную ложку, которое бризи с опаской выпил. Его помятое крылышко тут же выправилось и стало заживать.

– Ничего себе, а ты честный, – сказал он пораженный тем, что я его не отравил.

– Да, я такой, – улыбнулся я.

– Вижу, у вас тут все хорошо, – наблюдая за нами, сказала единорожка. – И раз уж вы все уладили, может этот милый бризи останется у нас на ужин?

– Я? – удивленно произнес он, уставившись на кобылку. – А можно?

– Конечно, я собираюсь приготовить нам всем картофельную запеканку. Ты уже пробовал запеканку? – спросила Куки.

– Эм, нет, – неловко потерев плечико, сказал он. – Мои кореша… в смысле пони, с которыми я работаю, никогда не угощали меня ничем таким.

– Вот как? Ну, хорошо. Тогда я постараюсь, чтобы эта запеканка стала лучшим, что ты ел в жизни, – улыбнулась она и, аккуратно коснувшись его носика, направилась к плите, от которой по кухне уже разлетались ароматные запахи.

– Спа-спасибо, – немного заикнувшись, произнес бризи.

– А у тебя замечательная женушка, приятель, – сказал он мне.

– Вообще-то она моя жена, – хмуро вставил Мэтти.

– Вот как? Да уж, не повезло ей, – прищурился жеребец.

Мэтти недовольно фыркнул, но ничего ему не сказал.

Пока единорожка готовила ужин, я отнес бризи к себе в гостиную, где мы трое стали ждать, когда она закончит. Вскоре к нам присоединилась Стар и сев возле столика, на котором расположился бризи, стала расспрашивать его обо всем, что с ним связано, интересуясь: откуда он родом и на что похожа жизнь бризи. Сперва наш маленький гость не очень-то хотел ей отвечать, но Стар была такой ласковой и милой, что он помаленьку разговорился и под конец, уже не стесняясь, увлеченно с ней беседовал, в подробностях расписывая Дороноград – город, откуда он родом и грибные фестивали, которые каждую осень проводились у них на центральной площади.

Потом, Куки позвала нас всех за стол и мы, рассевшись по кругу, вместе поужинали. Наш новый знакомый с таким аппетитом уплетал свою порцию (которую единорожка положила ему в отмытую крышку из-под газировки), что я искренне удивился, как такой маленький пони может так много есть. Похоже, этот Большой Дэн не слишком-то о нем заботился. И хоть, бризи изредка пригибался, когда кто-то проносил над ним ногу он, похоже, уже не думал, что мы станем его давить, и вскоре перестал закрывать голову ногами, когда кто-то просил передать кусок хлеба или налить еще сока.

После ужина, я еще раз осмотрел его крыло и, убедившись, что оно зажило, отнес его к двери.

– Ну, все, теперь ты полностью здоров и можешь улетать, – сказал я ему.

– Так просто? – не поверил он.

– Так просто, – кивнул я. – Хоть и боюсь, что мне придется об этом пожалеть. Ведь ты же наверняка расскажешь обо мне своему боссу.

– Что ж, – он вытер ногой краешек рта, на котором еще были останки вкусной запеканки Куки и на секунду задумавшись, произнес: – Поскольку мне не удалось проследить за тобой от гостиницы, я вряд ли смогу рассказать Дэну, где ты живешь. Так что, можешь не волноваться.

– Да-да, будто бы твое слово что-то значит, мелкий врун, – недоверчиво отозвался идущий за нами Мэтти.

– Еще как значит, болван, – парировал бризи. – Мое слово тверже камня и это не обсуждается.  

Он посмотрел на меня.

– Но учти, Дэн ни за что не успокоится и рано или поздно узнает, где находится твой дом. И тогда, он непременно захочет тебе отомстить. Так что, я бы на твоем месте как можно скорее уехал из города.

– Спасибо за совет, но я не из тех, кто убегает от опасности, – заявил я.

– Ты не понимаешь, у Дэна много головорезов, и они могут убить тебя.

– Это мы еще посмотрим, – смело произнес я.

– Ну, тебе видней, я предупредил, – пожал бризи плечиками.

Поглядев на стоящего позади меня Мэтти (чей вид так и кричал о желании прихлопнуть его), он поспешно расправил свои крылышки, и быстро взлетев в воздух, растворился в темноте.

– Не уверен, что ты поступил мудро, Джек, – сказал Мэтти.

– Я тоже, друг, но мне не хотелось убивать его. В конце концов, он рассказал нам все что нужно.

– Ага, а если он тебя обманул и проболтается этому Дэну? – спросил земной пони. – Как видишь, он не сильно-то умеет держать язык за зубами.

– Ну, да. По идее мне бы стоило рассказать обо всем полиции, но…

– Если ты это сделаешь, они узнают, что ты участвовал в забеге вместо Гамба и тогда у Мелони отберут ее выигрыш, – закончил Мэтти.

– Вот именно, и потом, что я им скажу? Что поймал у себя дома бризи и он рассказ мне про этого Дэна? Мне же никто не поверит.

– Вот поэтому тебе и не стоило отпускать эту мелочь.

– Наверное, но я обещал, что не трону его, и я свое слово сдержал.

– Ох, Джек, какой же ты мягкотелый. Надеюсь, эта история не выйдет нам боком.

– Кто знает, – сказал я, заходя к себе домой. – Время покажет.

***

Вы потратили одно очко способности. Изучено новое заклинание: Огненный шар. Теперь вы можете создавать небольшие огненные шары средней мощности и использовать их в качестве оружия дальнего боя.

Вы потратили одно очко способности. Изучено новое заклинание: Огненный щит. Теперь вы можете окружать свой защитный барьер огненной оболочкой, которая будет поглощать больше урона и обжигать коснувшихся ее врагов. Если щит уничтожат, разрушивший его враг получит сильные ожоги, и в течение тридцати секунд будет поджигать других противников, которых коснется. 

Вы потратили одно очко способности. Вы улучшили свой телекинез (Эксперт). Теперь вы можете поднимать более тяжелые объекты и дотягиваться до них с гораздо большего расстояния.

Вы потратили одно очко способности. Изучено новое заклинание: Приглушенные шаги. С помощью этого заклинания вы сможете зачаровывать свои копыта и передвигаться на 35% тише.

***

– Нда, интересная, очень интересная вещь, молодой жеребец. Однако боюсь, что мои знания тут бессильны, – сказал мне один из волшебников в университете Госпожи Потемы.

– Неужели все так плохо? – спросил я.

– К сожалению, да. Я не смогу вам ничем помочь, – ответил он после того как несколько минут изучал плащ Бена.

Решив окончательно во всем разобраться, я отнес его в университет к профессору Хексу – пожилому единорогу, изучавшему зачарованные предметы, чтобы он выяснил, наложены ли на него какие-нибудь чары (и можно ли от них стать одержимым).

– Одно я могу сказать точно – эта вещь без сомнения зачарована, – продолжил профессор Хекс, задумчиво почесывая бороду. – Но каким именно заклинанием мне неизвестно. Если честно я впервые сталкиваюсь с подобными магическими вибрациями. Говоришь, что он зебринский?

– Ну да. По крайней мере, так сказал мне торговец, у которого я его купил, – соврал я ему.

– Понятно. Что ж, неприятно это признавать, но я плохо знаком с магией зебр, – он коротко усмехнулся. – Конечно, если она у них вообще была.

– В смысле, была? – не понял я.

– Дело в том, что зебры никогда не умели использовать магию. В конце концов, они ведь не единороги, – ответил он.

– А как же Потема? – напомнил я.

– Потема – исключение, – ответил он. – Еще жеребенком она была облучена волшебной радиацией, из-за которой у нее и выросли ее рога, но это не одно и то же что и естественная магия. Не забывайте молодой жеребец: до войны мутантов не было. И зебр с рогами тоже.

– Ну, хорошо. Тогда могу я поговорить с ней? Она ведь зебра и может что-то знать.

– Хм, в принципе, почему бы и нет, я спрошу у нее, – согласился он. – Идем за мной.

Мы вышли с ним из класса и он, заперев дверь на ключ, направился к кабинету Потемы.

– Подожди тут, – велел профессор.

Присев на скамейку, я несколько минут прождал снаружи, пока профессор не вернулся.  

– Она готова тебя принять, можешь войти, – кивнул он.

Поблагодарив профессора Хекса, я коротко постучался в дверь и осторожно приоткрыл ее. Кабинет Потемы был довольно большим и обставленным помещением, имевшим второй этаж. Вдоль каждой стены у нее стояли книжные полки, заполненные бесчисленными фолиантами и странными артефактами, вроде кристаллов, статуэток и покрытых рунами камней. Между полками висели маски похожие на те, что были в доме у Бена. Вот только если у него они выглядели забавно и даже экзотично, эти маски меня пугали, поскольку у каждой из них была безумная усмешка или оскал (а одна так и вовсе напомнила мне своей ухмылкой Глим Мэднесс). Посреди ее офиса стояла каменная чаша, заполненная странной кристаллической жидкостью и окруженная большими зеркалами, а у правой стены горел камин, возле которого на коврике спал черный пес. Этот камин был довольно подозрительным. Ведь мы находились в многоэтажке, у которой не было вытяжных труб. Вдобавок огонь горел в нем безо всяких дров или другого топлива. На втором этаже, к которому вели две винтовые лестницы стоял массивный мраморный стол.

– Входите, молодой жеребец, не стойте, – сказала Потема, когда я робко заглянул внутрь.

Несмотря на расстояние, отделявшее ее стол от двери, зебру было хорошо видно. Она сидела у себя за столом в большом бархатном кресле и с любопытством смотрела на меня.

– Спасибо, – сказал я, заходя в кабинет, и тут же удивленно прибавил: – Эм, молодой жеребец? Не хочу показаться грубым, но мне казалось, что вы гораздо моложе меня.

– Хе-хе, что ж, спасибо за комплимент, – улыбнулась она. – Но боюсь, что это не так. В действительности мне уже восемьдесят девять лет.

– Вот как? – недоверчиво отозвался я.  

– Да. Я одна из так называемых послевоенных зебр, что родились на пепелище, оставшемся от нашей разрушенной родины.

– Сочувствую, – сказал я.

– Не стоит. Ведь именно благодаря магии ваших мегазаклинаний, я и обрела свой великий дар, – она коснулась рогов у себя на голове. – И стала одним из величайших колдунов в истории.

– А также сохранили свою внеземную красоту? – прибавил я.

– О нет, это уже я сама, – усмехнулась она. – Мне помогла в этом моя магия.

– Потрясающе, – удивился я. – Не думал, что волшебство способно продлевать молодость.

– Не абы какое волшебство, молодой жеребец, а лишь самое могущественное. Такое, на которое не были способны величайшие единороги Эквестрии, – с улыбкой заметила она и чуть тише прибавила: – Потому что боялись им воспользоваться.

– Окей, – кивнул я.

– Но давайте не будем об этом. Лучше проговорим о деле, что привело вас сюда, – сказала она, на секунду прикрыв глаза. – Эм, вас зовут Джеки Пай, верно?

– Да, – подтвердил я.

– Джеки Пай из Города Стойла, – уверенно продолжила она. – Да, далекий же путь вам пришлось пройти, чтобы добраться до Аккорд Сити.

– Еще какой, – согласился я. – А как вы об этом узнали?

– Услышала по радио, – ответила она, махнув ногой в сторону большого в полный рост радиопередатчика, который стоял неподалеку от ее стола.

– Ясно.

– И я полагаю, что где-то на этом пути вы и нашли ту вещь, о которой мне рассказывал профессор Хекс. Могу я посмотреть на нее?

– Конечно, – я поднялся по лестнице и, дойдя до ее стола, выложил перед ней свой плащ. Придвинувшись ближе, Потема стала внимательно его изучать.

– Да, да, этот плащ мне хорошо знаком, – спустя пару минут сказала она с легким придыханием. – Когда-то в такой одежде ходили лучшие некроманты Зебрики – герои моей дальней родины. Говорят, они были величайшими колдунами, черпавшими свою силу у самих звезд.

– Или точнее сказать – у звездных демонов, – прибавил я.

– Ах, так вы тоже слышали об этих ночных порождениях, молодой жеребец? – спросила она.

– Ага, самую малость, хоть и не уверен, что они существуют.

– Да, понимаю. В былые времена многие наши легенды были посвящены этим мистическим созданиям. Их боялись и ненавидели, но находились и те, кто им поклонялся и по слухам, даже пользовался их услугами. Вроде некромантов и нашего императора.

Она откинулась на спинку кресла.

– Правда, это было так давно. Сейчас уже никто и не помнит, как связываться с этими существами, а даже если бы и знал, это все равно считалось бы незаконным.

Она глубоко вздохнула.

– Хотя, это всего лишь мое предположение. Ныне мало кто верит в их существование. 

– Допустим. Но если предположить, что они настоящие то можно ли каким-нибудь образом подхватить одного из них, надевая плащ некроманта? – спросил я.

– Хм, – задумчиво протянула она. – Вполне возможно, ведь это одеяние было не просто одеждой, оно помогало усиливать связь с другим миром и поэтому, непосвященному пони или зебре было бы крайне опасно его надевать.

Она подмигнула мне.

– Конечно, при условии, что вы верите в демонов. Скажите, молодой жеребец, как он попал к вам в ноги?

– Ну, я купил его у одного бродячего торговца на пустошах.

– Вот как? И это было где-то неподалеку от вашего стойла?  

– Вроде бы, – подтвердил я, немного удивившись ее вопросу. – Я не слишком-то хорошо ориентируюсь на местности, но думаю, что это было где-то на... эм…

Мельком глянув на нее, я заметил, как блеснули ее глаза. Почему ей так это интересно?

– На западе от моего бункера, приблизительно в трех днях пути, – назвал я ей противоположную сторону от того места, где находилась Жуткая Ферма.

– Ясно, что ж, благодарю вас за ответ, молодой жеребец. Это все или вы хотели еще что-нибудь со мной обсудить?

– Ну, наверное, нет. Большое вам спасибо, что уделили мне время, – сказал я ей.

– Не за что, всегда рада поговорить с одним из наших учеников.

– Я тоже, – помахал я ей ногой, и быстро запихав плащ в седельную сумку, направился к двери.

– Скажите, молодой жеребец, – вдруг обратилась она ко мне. – А вы не хотели бы перейти на индивидуальное обучение? Ко мне?

– Эм, ну даже не знаю, – пошаркав ногой, сказал я. – А почему вы спросили?

– Просто, я вижу в вас большой потенциал, который при должном старании можно расширить и сделать из вас по-настоящему сильного волшебника.

– Да, звучит соблазнительно, но я не уверен, что мне это нужно, – ответил я. – Я очень редко использую свою магию, да и то лишь в повседневной жизни и мне этого пока хватает.

– Понимаю. Что ж, как знаете. Однако если вы все-таки передумаете, моя дверь всегда открыта.

– Спасибо, Госпожа Потема. Ну, до свидания.

Я поспешно вышел за дверь.

– Какая странная зебра, – сказал я, садясь в лифт и спускаясь на нижний этаж. – И вопросы задавала странные. Интересно, что это ее так заинтересовало, где я нашел свой плащ? Может она знала, кому он принадлежит? Неужели она знакома с Беном?

Выйдя из университета, я направился в сторону города, собираясь на ближайшем такси вернуться к себе домой. Сегодня мне не хотелось слишком долго гулять, да и настроение было не то. Лучше уж я проведу вечер дома, лежа на диване с какой-нибудь книжкой.

– Нда, зато теперь я точно знаю, что этот плащ обладает магической силой, и мне его лучше не надевать. – Сказал я себе, сворачивая в подворотню, по которой можно было быстро добраться до парковки, где стояли таксисты. – А то вдруг он…

– Эй, ты! – вдруг услышал я позади себя голос.

Обернувшись, я увидел стоявшего там жеребца в шляпе закутанного в плащ.

– Да? Что тебе нужно? – настороженно спросил я.

– Это ты – Джеки Пай? – спросил он.

– Нет, – не задумываясь, произнес я и телекинезом осторожно снял со своего пистолета, лежащего у меня в седельной сумке, предохранитель.

– Вот как? Очень жаль, видимо я ошибся, – пожал он плечами.

– Да, похоже на то, – сказал я, делая пару шагов назад.

– Видишь ли, я повсюду его разыскиваю, чтобы сказать…

Позади меня раздались шаги.

– …что Большой Дэн передает ему привет, – это все что я успел услышать, перед тем как почувствовал сильный удар по затылку и потерял сознание.

Заметка: Получен новый уровень.

У вас осталось пять нераспределенных очков способностей.

 

Пасхалки Безумного стойла:

11. Фигурка персонажа мультсериала «Чип и Дейл спешат на помощь» – Гаечки, которая была мышью-изобретателем в команде Спасателей.

* Небольшая пасхалка-благодарность посетителям Табуна за оказанную мне помощь с лечением зуба. Огромное вам спасибо друзья, за то что не оставили меня в трудный час в беде. Дружбомагия и сила пони с нами!

Продолжение следует...