Автор рисунка: MurDareik
Сол 65 Сол 70

Сол 66-69

Запись в журнале – Сол 66

Сегодня проехали 79 километров. Всё работает хорошо. Ацидалийская равнина столь же скучна, как и следовало ожидать.

Старлайт принесла с собой три вещи: одну из своих волшебных батарей с полным зарядом, планшет и мешочек для образцов, набитый маркерами. (Ладно, это больше, чем три вещи. Идите нафиг.) Теперь, когда ей снова позволено использовать телекинез, она с большим прилежанием осваивает уроки письма. И она уже освоила набор текста… под этим я подразумеваю, что единорожке удается отыскать и нажать конкретную клавишу, а не восемь зараз. Скорость у неё просто ужасная, но она тренируется.

Старлайт обожает диско. Я думаю, это признак того, что всё это время она скрывала свою истинную тёмную сущность, но её злая сторона просто не может противостоять примитивным синтезаторам и барабанным ритмам – тем самым, что вызывают у меня только головную боль. Тем не менее, она составила список относительно медленных и тихих композиций, потому что более заводные вызывают у неё неудержимое желание танцевать, а в ровере нет места для этого.

В ровере места вообще ни для чего нет. Есть место только дойти до шлюза, кресла водителя и крошечного пространства на пассажирском сидении размером аккурат с пони. Всё остальное место либо завалено, либо забито коробкой-для-пописать, коробкой-для-покакать, горячей-коробкой-с-атомной-смертью, коробкой-с-чистой-водой-смотри-не-перепутай, ящиком с инструментами (без дефисов) и едой на пятьдесят дней. Нам едва хватает пространства, чтобы можно было надеть скафандры и выйти, когда приходит время наружных работ.

Сейчас я собираюсь ещё почитать для Старлайт Агату Кристи. Я был очень удивлён, узнав, что у пони тоже есть детективные романы, ужасы и прочие жанры, связанные со смертью. Глядя на то, как пони веселы и жизнерадостны большую часть времени, мне казалось, что убийство взволнует их куда больше. Но Старлайт не особо переживает по этому поводу. Вообще-то, она, кажется, даже одобрила, когда Пуаро подстроил всё так, что убийца, которого нельзя было арестовать, встретил свой печальный конец.

Надеюсь, она не будет заставлять меня объяснять больше чем по одному слову на абзац. Я и так испытываю противоречивые чувства, когда милая пони с фиолетовой шёрсткой выясняет у меня, как правильно пишется "кровопускание".

* * *

Старлайт Глиммер, "Амицитас". Старлайт Глиммер, это "Амицитас", как слышно?

"Амицитас", здесь Старлайт Глиммер. Всё нормально.

Рады слышать, Старлайт. Привет, Марк, слышишь меня?

Пвет.

Тест связи признан успешным. Старлайт, мы будем вызывать тебя каждый день в это же время.

Принято, "Амицитас". Будем на связи. Старлайт, конец связи.

* * *

Запись в журнале – Сол 67

Я не писал о своём половом влечении в этом журнале. Секс – это единственное табу, которое НАСА абсолютно запрещает нам упоминать в любом документе, который когда-либо может увидеть свет. С точки зрения НАСА, все астронавты – неприступные, бесполые, пластмассовые куклы с безукоризненными моральными принципами. Это всё дерьмо собачье, но пришли к этому сложным путем, включающим несколько фингалов, поставленных астронавтами деятелям из НАСА, хотя это вроде как не публичная тема.

Но я вынужден упомянуть об этом тут, потому что сейчас мы со Старлайт не разговариваем друг с другом, и мне надо сообразить, как объяснить причину произошедшего, не выходя за рейтинг PG-13 и не скатываясь в насовский жаргон.

Прошлая ночь была второй, когда мы спали вместе в ровере. В течение первой ночи "Сириуса 3", мы просто спали на своих местах. Старлайт от этого явно выиграла, потому, что я плохо сплю, сидя в кресле. Водительское сиденье достаточно удобно для вождения, но в нём нет никакой возможности повернуться на бок или хотя бы наклонить голову. Так что прошлым вечером я освободил всё пассажирское сиденье и объявил его кроватью.

Старлайт, видимо, решила присоединиться ко мне ночью – проснувшись, я обнаружил её в своих объятиях. Затылок пони был прямо под моим подбородком.

Когда я проснулся, у меня был… Ну, назовём это состоянием, которое очень характерно для мужчин, когда им сразу после пробуждения срочно нужно посетить уборную.

Хочу подчеркнуть, что, хотя порой я остро осознавал, что четыре пятых моего списка гостей составляют особы женского пола, но анатомические различия настолько значительны, что у меня просто не возникало никаких мыслей о "несанкционированном сближении во время миссии", как это могли бы назвать в НАСА. Вот если бы на марсианской обочине вдруг появилась королева Марса с поднятым большим пальцем и табличкой "ДОЛИНА АРЕС, ГОТОВА НА ВСЁ", то тут все правила побоку. Но пони? Не-ет. То, с чем я проснулся, было чисто автономным рефлексом из-за полного мочевого пузыря и ничего более.

И мои осторожные попытки выбраться из-под пони всё же разбудили её.

Надо упомянуть, что из-за жары, выдаваемой РИТЭГом, я был одет только в импровизированную рубашку с коротким рукавом и трико с обрезанными штанинами. Старлайт же, как и предпочитали все пони, мпала совершенно раздетой.

Таким образом, первым её ощущением после пробуждения было, что что-то тычется ей в то место, которое при изучении анатомии животных в колледже меня научили называть "круп" – в то место, куда ни одна женщина никогда не захочет чтобы её неожиданно тыкали, а любая лошадь не любит, когда её туда тычут, вообще никогда.

На заднем пассажирском сиденье отныне наличествуют два неизгладимых отпечатка копыт. К счастью, Старлайт спала на боку, а это означает, что эти два отпечатка оказались не на мне. Так что все кости у меня целы, ни один из органов не отбит, и если когда-нибудь придёт время, я по-прежнему смогу завести детей. Но мы были на волосок от серьёзной травмы, и никто из нас не хочет снова рисковать.

Единорожка активировала заклинание перевода ненадолго, чтобы я мог извиниться и объяснить случившееся, а она заверила меня, что нечто подобное происходит и с самцами её вида, но это было последними словами, которыми мы обменялись за весь день. Это были долгие и молчаливые 76 километров.

Теперь Старлайт сидит в своём комбинезон, который обычно надевает под скафандр, а я в своём. Мы убрали ещё один кусок теплоизоляции, чтобы не изойти потом. Сегодня вечером я, наверное, попытаюсь использовать этот кусок в качестве подушки на этом чёртовом водительском сиденье.

Это будут долгие двадцать дней.

* * *

Старлайт Глиммер, это "Амицитас".

"Амицитас", Старлайт Глиммер. Мы очень заняты. Приём.

Старлайт, что-то не так?

Миссия продолжается в соответствии с планом. Старлайт, конец связи.

Можем ли мы поговорить с Марком?

Старлайт Глиммер. Конец связи.

* * *

Запись в журнале – Сол 68

Когда я проснулся этим утром, Старлайт пряталась за пассажирским сидением выглядывая из-за его спинки, как маленький ребёнок.

Впрочем, взгляды, которые она бросала на меня, не были взглядами ребёнка.

Не думаю, что я что-то сделал во сне, но, видимо, сегодня тоже много разговоров не будет.

Ну, собираем солнечные батареи, а затем вперёд. Есть у нас проблемы в коллективе или нет, но "Патфайндер" на спину "Соджорнеру" не запрыгнет и сам ко мне не приедет.

* * *

Старлайт Глиммер, это "Амицитас".

"Амицитас", это Старлайт. Миссия продолжается. Конец связи.

Нам нужно задать вопрос Марку о его посадочном аппарате. В частности, какое топливо он использует.

Сейчас он недоступен. Мы очень заняты. Экономьте заряд батареи. Конец связи.

Старлайт, что-то не так? Если ты расскажешь...

Мана-батарея может питать заклинание телеприсутствия не более двадцати пяти минут при полном заряде. Берегите энергию. Старлайт Глиммер, КОНЕЦ СВЯЗИ.

* * *

Запись в журнале – Сол 69

Я проснулся этим утром со Старлайт на коленях. Повторения событий 67-го сола не произошло, в основном потому, что вес её крестца и задних ног полностью перекрыли кровообращение в моих ногах. Закончилось всё тем, что собирать и упаковывать солнечные батареи наружу пошла она – я просто не смог.

После того, как мы остановились на подзарядку, настала её очередь извиняться. Старлайт не помнит, как присоединилась ко мне в кресле. И её это действительно пугает. Она так паниковала, что раза три переходила с английского на свой понячий, когда пыталась заверить меня, что никаких “таких” чувств она ко мне не испытывает.

Мы снова разговариваем. После двух таких инцидентов за три дня, вроде как должны. Сегодняшний урок языка был действительно пошлым или должен был стать таковым, если бы Старлайт не настояла, чтобы я не использовал плохие английские слова. Где, бляха-муха, всё веселье от этого?

* * *

Старлайт, это "Амицитас", говорит Черри Берри. Нам нужно спросить Марка о топливе, используемом Эм-Эс-Эм. Пожалуйста, позови его.

Эй, Марк, надень свой ляганый кристалл!

Одну ляганую минуту, Старлайт.

…Старлайт, какого сена ты выучила Марка говорить "ляганый" на нашем языке, и как ты умудрилась заставить его правильно его произносить?

Это длинная и очень смущающая история, "Амицитас". Мы объясним, когда вернёмся. Что вы хотели узнать?

Нам нужно знать, какое там топливо. Мы исследуем, что можно использовать со спускаемого модуля, если нам вдруг потребуется спешно покинуть эту планету.

Я спрошу его. Марк, на каком ляганом говне летает твой посадочный модуль?

А кто, лягать их всех, спрашивает?

Просто ответь на ляганый вопрос.

Знаешь что, Старлайт, лягать вас обоих. Марк, я дать Драгонфлай гаечный ключ, мы вскрывать МВМ и смотреть сами.

Ты сказала “лягать”.

Марк, я не шучу.

Хорошо. Извините. Пожалуйста, не делайте этого. Ракетное топливо в спускаемом модуле очень опасно.

Мы знаем. Что за топливо?

Топливо. Я объясню Старлайт. Она расскажет завтра.

Хорошо. Спасибо, Марк. Старлайт, поговорим с тобой завтра. "Амицитас", конец связи.

...