Новые приключения понек со второй голопалубы

Новые приключения необычных понек из фанфика: «Challenger». Ponies from 2nd holodeck.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Неправильный и Хмурый

А что если магия, так щедро одаривающая поняшек своими дарами решит вдруг... ну не то, чтобы схалтурить, но немного отдохнуть на одном из своих детей? Нет, без даров он не остался! Но рад ли он им? Хотя, какая разница?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дерпи Хувз ОС - пони Дискорд

По ту сторону блицкрига

Октябрь 1944 года. Антигитлеровская коалиция наступает по всем фронтам после провала немецкого блицкрига на Восточном фронте. Союзники рвались к Берлину, не считаясь с потерями

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун Человеки

Жизнь, что я выбрала / The Life I Chose

Я странствую по открытым дорогам в любую погоду: в дождь, слякоть, снег или ветер. Я останавливаюсь в городах на моём пути, устраиваю небольшие представления и иду дальше. Почему? Может, я хочу что-то доказать? Может, я бегу от забытого прошлого, но обременяющего мои плечи? Может, я что-то скрываю? Или возможно, чисто теоретически, может, мне просто нравится открытая дорога?

Трикси, Великая и Могучая

Шанс для Троицы, Сестричек и Старого скрипача

Самое крупное собрание семейства Эппл принесло всей родне Эпплджек множество проблем, приключений и их же решения. Эта история о нескольких родственниках трудолюбивой пони, пережившие свое собрание и свое приключение во время этого празднества, где каждый сумел извлечь свой урок.

Эплджек Другие пони

Улётный треш!

Новые проказы Меткоискателей.

Эплблум Скуталу Свити Белл Гильда

Авторские права

Средних лет юристка, пожилой учёный и молодая принцесса спасают Эквестрию от исчезновения.

Твайлайт Спаркл Человеки

Мечта

Исполнившаяся мечта одной кобылки...

Другие пони

Куда исчезают аликорны?

Конечно, все любят персонажей-аликорнов. А как вы думаете, каково при этом жителям Эквестрии? Вот ты - единорог, который идёт с утра на работу, а по пути ты встречаешь розового аликорна, кричащего, что именно он будет править страной. И так - два раза в неделю. К счастью, есть решение этой проблемы.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Почтальон

День из жизни земной пони, который мог бы быть обычным днём, но что-то пошло не так.

Пинки Пай Грэнни Смит Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Stinkehund

Танцы с порталами

Глава 6

Манфред не считал дни, проведенные в камере английской тюрьмы. Ему было неинтересно их количество. Он понимал, что после того, как ему пришлось рассказать подробности своих злоключений в другом мире островитянам, ничего хорошего в его жизни не ожидается. Поэтому он просто хандрил, сидя в камере и равнодушно поглощая тюремную еду. Англичане его давно уже не беспокоили, видимо, узнав все, что хотели. А это означало только одно — скоро он станет им не нужен, а надеяться на то, что хитрые выходцы с Альбиона отпустят его, было глупо.

В двухместной камере все это время он сидел один, поэтому даже поговорить Манфреду было не с кем. Хотя он не очень-то этого и хотел, замкнувшись в себе и предавшись унынию.

Вот и сегодня он также лежал, уставившись в потолок, когда кто-то снаружи загремел запором на двери его камеры. Прикинув время, прошедшее после завтрака, Ригель решил, что для обеда еще рано, а значит, скорее всего, его поведут на очередной допрос.

И действительно, показавшийся на пороге охранник произнес команду «На выход». Однако дальше он повел узника во двор, где стоял уже заведенный фургончик на базе полноприводного «Доджа» три четверти. Тычком в спину Манфреду дали указание лезть внутрь фургона, что он и сделал.

Здесь было темновато. Маленькое окошко в боковой стене было закрыто решеткой, а через окошко побольше, соединяющее фургон с водительской кабиной, света почти не проникало.

Ригель только и успел опуститься на узкую лавочку вдоль борта, как за ним следом забрался охранник и захлопнул дверь. Снаружи заскрежетал запор, кто-то свистнул, и грузовик тронулся с места. Охранник уселся на сиденье в углу фургона и уставился на Манфреда, казалось, немигающим взглядом.

Определить, куда его везут, заключенный не мог, так как что-либо увидеть через маленькое окошечко было невозможно. Но Ригель и не собирался этого делать, понимая, что ничего от этого не изменится.

Фургон то разгонялся, то останавливался, часто поворачивал, петляя по городским улицам. Наконец, они поехали прямо и ровно, из чего можно было сделать вывод, что машина выбралась из города и теперь едет по загородной трассе. Такая поездка продолжалась где-то полчаса, потом автомобиль опять свернул, и сразу пассажиров начало трясти на гораздо более разбитой дороге. Рядом с Манфредом на стене были приварены две скобы, за которые он и взялся, чтобы не слететь с лавки на очередном ухабе. Так они ехали еще где-то полчаса. Сейчас, судя по замедлившемуся ходу и натужно работающему двигателю, они поднимались в гору.

Внезапно грузовичок дернулся, и его повело вправо, даже сквозь бронестекло, отделяющее кабину от фургона, Манфред услышал, как что-то заорал водитель. Он не мог видеть, что с горы на них на полном ходу несется потерявший управление трехосный «Бюссинг» (1), но, почувствовав что-то неладное, схватился за скобы. И очень вовремя. Увернуться их водитель не смог. Разогнавшийся шеститонный грузовик смял кабину их фургона и, опрокинув его на бок, сбросил с дороги.

Через пару секунд после головокружительного пируэта в исполнении их машины Манфред осознал, что лежит на спине, на боковой стене, которая теперь, похоже, стала полом. С трудом он заставил себя разжать пальцы, мертвой хваткой обхватившие скобы. Кое-как поднявшись, он попытался осмотреться. В это время заворочался лежавший в углу охранник. Рядом с его местом тоже был поручень, за который можно было держаться, но оказавшийся менее готовым к аварии конвоир не удержался на своем месте и, пролетев через фургон, приложился о стенку. Тем не менее, он был в сознании и уже тянул из кобуры пистолет. Понимая, что сейчас его пристрелят без суда и следствия, Ригель бросился на охранника.

От хандры не осталось и следа. Да, Манфред мог назвать себя пессимистом, но он отнюдь не был фаталистом, готовым беспрекословно принять свою судьбу. Тем более что эта самая судьба только что дала ему шанс.

Навалившись на англичанина, Ригель придавил ему руку, которой тот пытался достать оружие. Видимо, конвоир все-таки пострадал при падении, потому что вторая его рука практически не действовала. Тем не менее, он не собирался сдаваться, и несколько секунд они боролись на равных. Но в итоге Манфреду удалось-таки оглушить противника. Вытащив из ослабевшей руки охранника пистолет, он уже прикидывал, как выбраться из покореженного фургона, как вдруг дверь открылась сама. Поскольку машина лежала на боку, она просто упала на землю, образовав что-то вроде трапа. Значит, снаружи был кто-то, открывший ее.

— Есть здесь кто живой? — поинтересовались из-за стенки. Спросили, что характерно, на немецком. Потом чья-то голова нависла над зарешеченным окошком, сейчас оказавшимся на потолке. — Манфред, вылезай! И не вздумай стрелять! — донеслось сверху.

Узнав говорившего, Ригель, не теряя времени, выбрался наружу и огляделся. Опрокинутый фургончик лежал в неглубоком кювете, вместо кабины он имел груду перекореженных деталей, среди которых вряд ли можно было найти живых водителя и второго конвоира. Чуть ниже по склону парил развороченным радиатором «Бюссинг».

Повернувшись, бывший заключенный посмотрел на сидевшего поверх фургона обладателя знакомого голоса, мигом признав в нем Яна Люббе. Тот спрыгнул и радостно хлопнул друга по плечу.

— Рад снова тебя видеть, Манфред! — поздоровался он. — Извини, что пришлось вас растрясти, но у нас не было времени, чтобы подготовить что-то более сложное.

— Проехали, — буркнул Ригель. — Давай убираться отсюда, по дороге и расскажешь, что здесь вообще происходит.

— Идем, — согласился Люббе. — Парни тут справятся и без нас! — он указал на троих солдат в американской пехотной форме, сопровождавших его. Те только молча кивнули, один полез в фургон. — Быстро, за мной! — скомандовал Ян, и они побежали куда-то в сторону от дороги через густой кустарник.

Через пять минут беглецы достигли припаркованного на лесной просеке «Кюбельвагена». Мотор был заведен, и водитель уже ждал пассажиров. Забросив Манфреда на заднее сиденье и запрыгнув следом, Ян скомандовал «Гони!».

— А теперь объясни мне, дружище, — пробурчал Ригель, повернувшись к Люббе. — Что тут вообще происходит?

— Нет уж! — ехидно ухмыльнулся бывший старший стрелок. — Сначала ты объясни мне, что такое ты рассказал англичанам, что они решили избавиться от тебя, а заодно и от меня…


Принцесса ночи, устроившись в кресле в своих покоях, с легкой усмешкой наблюдала за нервно расхаживавшим из угла в угол человеком.

— И все-таки мне не дает покоя твой план, — уже не в первый раз Эрвин озвучивал причину своего беспокойства. — Неужели ты думаешь, что Твайлайт готова проделать путь в шестьсот с лишним миль по незнакомому ей миру? Да даже если у нее это и получится, она может внести в ход времени серьезные изменения! Нам ведь уже пришлось исправлять нашу подобную ошибку…

— Не ерунди! — прервала человека аликорн. — Неужели ты думаешь, что я не продумала этого? Твайлайт, как никто другой, боится изменить что-то в течении времени. Она на своей шкуре почувствовала, каково это, когда Старлайт перебрасывала ее из одного альтернативного мира в другой. А еще раньше она необдуманно пыталась связаться с самой собой в прошлом. При этом она чуть не лишилась рассудка. Так что на этот счет можешь не волноваться, она сделает все возможное, чтобы остаться незамеченной. К тому же, — принцесса снисходительно посмотрела на своего советника. — С ней находится Старлайт, а уж она мастер маскировки и скрытного проникновения.

— Ну, хорошо, — принял аргументы Луны Ховальдт. — Но все равно, что-то еще не так. Вот сидит в мозгу мысль, но не могу ее сформировать… Может быть, нужно организовать им встречу?

— В чем-то ты прав, — призадумавшись на мгновение, произнесла Луна. — Пожалуй, я займусь этим, но после… А пока можешь отправить туда Кребса, если ты так в нем уверен.

— Он-то там каким образом пригодится? — опешил Эрвин. — Я собирался держать его здесь, на всякий случай…

— Портал в Вечнодиком лесу будет активироваться в полночь на пять минут, — пояснила аликорн. — Открываться он будет в полночь твоего мира. Сеанс раз в сутки. И у нас, и там. И так будет продолжаться, пока Твайлайт и Старлайт не перейдут сюда. Активация происходит автоматически, без моего участия, энергии там еще достаточно, а соответствующие временные рамки я определила.

— Так-так… То есть Кребс нужен, чтобы никто не пролез с той стороны вместо младшей принцессы и ее подруги, — быстро догадался человек. — Но ведь…

— Насчет слишком активных русских можешь не беспокоиться, ими я займусь в первую очередь, — перебила его принцесса. — Больше они здесь тебя не потревожат!

— Отлично, что вы наконец займетесь этим делом, — Ховальдт довольно потер руки. — Но, должен предупредить, с ними нужно действовать очень аккуратно…

— Ты думаешь, что они смогут что-то противопоставить Нам здесь?! — повысила голос Луна. — У Нас дома?! Ты, видимо, забыл, кому ты служишь!

— Я все прекрасно помню, — начал оправдываться не ожидавший отповеди Эрвин. — Но я пришел к выводу, что русским кто-то помогает. Кто-то отсюда!

— Я приму это к сведению, — кивнула, успокаиваясь, принцесса. — А пока готовься, скоро я притащу сюда тех, кто приходил к тебе. Теперь уже мы будем их расспрашивать! А потом я действительно займусь встречей Твайлайт.

Уже несколько часов аликорн провела в системе потайных ходов дворца. И это время она потратила не впустую. Тайные агенты Меркулова были хитры, но принцесса ночи была хитрее. И она была у себя дома.

Комнату, в которой находилось двое неизвестных ей людей, Луна обнаружила глубоко в подвалах. Немного понаблюдав за ними, она поняла, что это именно те люди, что приходили к Эрвину. В данный момент один из них дремал на диване, а другой писал что-то в блокноте карандашом. Пистолет-пулемет, который упоминал Ховальдт, находился здесь же, но лежал в нескольких шагах от спящего. На поясе у бодрствовавшего висела закрытая револьверная кобура. Отследив положение оружия, принцесса решила действовать.

Телепортировавшись в центр комнаты, она кинула обездвиживающее заклинание сначала на обладателя револьвера, потом на его спящего товарища. Убедившись, что нужный эффект достигнут, она подошла к проснувшемуся и пытающемуся дергаться человеку и наклонилась над ним.

— Вы и ваш начальник слишком далеко зашли, — проговорила она, усмехнувшись. — Отныне я не собираюсь этого терпеть! В ваших интересах ответить на все мои вопросы!

Она приподняла телекинезом человека и привела его в сидячее положение. Ее лицо находилось примерно на одном уровне с лицом захваченного. Аликорн посмотрела ему в глаза и удивилась, не увидев там страха.

Решив не обращать на это внимание, она захотела продолжить допрос, но неожиданно почувствовала укол в правое бедро. Повернув голову она увидела небольшой дротик, торчавший прямо из ее кьютимарки. На секунду принцесса замерла, пытаясь понять, как этот дротик преодолел магический щит, который она накинула на себя перед телепортацией сюда. Однако движение со стороны пленного заставило ее отвлечься. Посмотрев на него, аликорн оторопела. Тот спокойно сидел на диване и смотрел на нее, при этом его поза изменилась, а значит, заклинание на него больше не действовало!

Принимать решение нужно было немедленно, и Луна, создав воздушный кулак помощнее, запустила им в противника. Но ничего не произошло. Магия перестала повиноваться ей, и человек, похоже, это хорошо понимал. Он поднес руку к замершей аликорну и щелкнул ее по носу. Словно дожидаясь этого сигнала, накатила волна слабости. Ноги подогнулись, и Луна против своей воли опустилась на пол. Попытка телепортироваться ни к чему не привела, принцессе оставалось только наблюдать, кляня себя за то, что не отнеслась серьезно к предупреждению Эрвина. Оставалось только догадываться, как они смогли лишить ее магии, но, несомненно, без помощи кого-то из местных ничего у них получиться не могло.

— Я уж думал, она не придет, — раздался голос сбоку. Третий человек с духовой трубкой в руках появился в комнате. Где он все это время прятался, было непонятно, но сейчас это было уже неважно. Он подошел к упавшей на пол Луне и склонился над ней. — Зря ты, принцесса, пошла на обострение. Можно было договориться и без силовых методов… — произнес он.

Ответить ему принцесса не могла. Мышцы совсем перестали ей повиноваться, глаза слипались. Она почувствовала, что засыпает.

Но аликорн не чувствовала страха или паники. Только досаду и злость. Она понимала, что в любом случае долго в таком унизительном положении не пробудет. А уж потом эти людишки ответят сполна! Кое-чего они не учли, добавив в вещество, которое было нанесено на дротик, снотворное. Сон — это тоже ее стихия! Луна закрыла глаза, входя в сферу снов. Да, она попала в западню, но она сможет предупредить всех, кого необходимо!


В кабинете Мартина Бормана шло совещание. Главной темой в повестке дня было убийство гауляйтера Белоруссии Вильгельма Кубе (2), произошедшее на днях в Минске.

Эрвин склонился над расстеленной на столе картой генерального округа «Вайссрутения», краем уха слушая других приглашенных, которые ознакомлялись с отчетами о произошедшем. Сам Борман пока отсутствовал.

— Как это случилось? — спросил кто-то из еще не владевших всей информацией.

— Бомба с часовым механизмом в собственной постели. Это, знаешь ли, плохо совместимо с жизнью… — мрачно пошутил некто простуженным голосом.

— Этот Кубе сам виноват! — заявил возмущенный голос. — Так и не смог успокоить население на подотчетной территории!

— Во-во! — поддакнул другой голос. — А ведь это не самый большой округ, гораздо меньше того же Генерал-губернаторства!

Рассматривавший карту Ховальдт невольно зацепился за последнюю фразу. Оценив масштаб карты, он прикинул размеры административной единицы. Полтысячи километров из конца в конец. На западе Генерал-губернаторство (3), на востоке Смоленская область, а это уже Россия… В этот момент он отвлекся, так как в кабинет вошел Борман.

Поздоровавшись с собравшимися, Мартин собрался было проследовать к председательскому месту, но вдруг остановился. Эрвин с удивлением наблюдал, как тело его начальника надулось, как воздушный шар, а потом лопнуло, оставив на своем месте лишь странный дым. Через секунду дым уплотнился и обрел контуры принцессы ночи. С первого взгляда человек определил, что аликорн крайне раздражена.

— Все вон! — рявкнула Луна, и, оглянувшись, оберст-лейтенант увидел, как остальные участники совещания растворились в воздухе. В комнате остались только он, принцесса и стол с картой Белоруссии между ними.

— Как ты здесь оказалась? — только и смог спросить до крайности удивленный Эрвин.

— Как обычно! — огрызнулась Луна. — У нас мало времени, поэтому не перебивай! Ты был прав насчет русских! Им кто-то здесь помогает. Только так я могу объяснить то, что они посмели напасть на меня и… — принцесса замялась. — И победить… Пока что… Это были те двое, что приходили к тебе. С ними еще один, и это не тот начальник, которого ты описывал!

— Что мне с этим делать? — все-таки прервал принцессу Ховальдт.

— Найди Твайлайт, — зло сверкнув глазами, почти крикнула Луна. — Она сейчас идет к порталу где-то по Советской Белоруссии. Встреть ее там. Встреть и предупреди, режим работы портала ты знаешь… А я… Я тоже не буду терять времени даром! Сон сестры я пока не нашла, но ее и своих гвардейцев я предупрежу! Эти людишки еще горько пожалеют о содеянном! — она оскалилась и хотела продолжить, но вдруг осеклась и тревожно заозиралась.

— Ой, какие мы страшные! — вдруг раздался голос из пустоты.

Эрвин в первый раз испытывал на себе то, о чем рассказывала ему принцесса ночи, и был удивлен. Но происходящее, похоже, было неожиданно и для аликорна-сноходца. Справа от нее внезапно появился человек в штатском. Ховальд узнал его. Это был один из двух людей, приходивший к нему, обладатель пистолета-пулемета. Сейчас, однако, он не был вооружен. Тем не менее, чувствовал себя он очень уверенно.

Луна отреагировала мгновенно. Она, взмахнув крыльями, отпрыгнула в дальний конец комнаты и метнула в человека какую-то радужную кляксу, которая, однако, не причинила пришельцу никакого вреда. Человек только усмехнулся.

— А ты резкая, твое высочество, — снисходительно поглядев в сторону аликорна, произнес он. — Да только и мы не лыком шиты! — с этими словами он растворился в воздухе и тут же появился рядом с принцессой, щелкнув ее по носу, отчего та застыла, словно статуя. Только глаза продолжали двигаться, показывая, что это не скульптура, а живое существо. И в них Ховальд увидел неподдельный страх. Человек, удовлетворенно хмыкнув, перевел взгляд на Эрвина, который вообще перестал понимать происходящее. — А, это ты, подполковник… — странный визитер его тоже узнал. — Надо же, она бросилась к тебе в первую очередь… Ну, и что она тут успела наговорить? Неважно! В любом случае, все это вздор. Твоя покровительница сильно ошиблась. Но ты не переживай, — он неожиданно спокойно и открыто улыбнулся. — Ее и твоему здоровью ничего не угрожает, ведь вашу главную ошибку вы исправили. Так что сиди спокойно, при случае мы сами тебя найдем… — он повернулся к Луне, но потом снова обернулся к Эрвину. — Да, вот еще что…

Но договорить он не успел. Луна сумела частично скинуть с себя странный паралич, правда, похоже, только с головы.

— Просыпайся! — оглушающе крикнула она, и звук ее голоса, превратившись в почти осязаемую волну, разошелся во все стороны. Сквозь людей волна прошла, не встретив сопротивления, а вот стены, пол и потолок комнаты разлетелись на куски и тут же растворились. За ними был сплошной туман. Он был со всех сторон, и Ховальд понял, что начинает в нем тонуть. Он еще успел заметить, как неизвестный гость его сна, выругавшись, схватил Луну за рог, и они исчезли. Через мгновение туман полностью поглотил Эрвина, и тут же он проснулся в собственной кровати.


Руперт сидел в своей новой комнате. Стол перед ним был уставлен тарелками с различной едой, а дополняла их бутылка вина, которую бывший обер-фельдфебель без зазрения совести позаимствовал у Эрвина.

Однако настроение у Кребса было паршивое. Он с тоской обвел взглядом кушанья, среди которых напрочь отсутствовало что-либо мясное. Он бы не отказался сейчас от любимых им жареных колбасок, но проклятые лошади, как им и полагалось, жрали только траву и овощи. Потянувшись к бутылке, Руперт открыл ее и отпил прямо из горлышка. Здешнее вино было дрянным — кислым, да еще и очень низко градусным. Однако он решил, что даже такое пойло всяко лучше надоевшего до невозможности яблочного сока, которым его все время поили, пока он сидел в подвале.

Но на душе бывшего обер-фельдфебеля скребли кошки не из-за отсутствия хорошего вина и колбасок. Раздумывая над своим положением, он понял, что находится в тупике, из которого нет выхода. Живя здесь, он полностью зависел от принцессы ночи, и это было плохо. Конечно, он и раньше зависел от кучи других людей. Но офицеры Вермахта могли в худшем случае послать его на убой, а русские заставить работать. А вот что в следующий раз от него захочет не в меру хитрая аликорн, Руперт не знал…

То, что сбежать у него пока не получится, Кребс уже уяснил. И ведь, вроде бы, Эрвин намекал... Но в итоге прямо за порталом появилась Луна, взяла Руперта за шкирку и оттащила в подвал.

Обдумывая свое безрадостное будущее, бывший обер-фельдфебель снова приложился к бутылке и поморщился. Кислятину местного пойла он приспособился закусывать каким-то овощем с острым привкусом. Вот и сейчас он потянулся к тарелке, собираясь взять кусочек, но резко остановился, услышав грохот за стенкой.

В той стороне находились комнаты Ховальдта, который поселил его рядом с собой. Отставив бутылку, Руперт прислушался. Грохот продолжался.

Достав револьвер, Кребс вышел из-за стола и аккуратно выглянул в коридор. Там было пусто. Дойдя до двери в комнаты Эрвина, он толкнул ее. Та оказалась не заперта, и бывший обер-фельдфебель шагнул внутрь.

Эрвин был в комнате один. Склонившись над чемоданом, он спешно укладывал в него какие-то вещи. Увидев это, Руперт опустил «Наган». Ховальдт также заметил его.

— А, это ты! — произнес он, не прекращая своего занятия. — Собирайся, мы срочно сматываемся!

— Все свое ношу с собой, — хмыкнул Кребс, не успевший еще обзавестись здесь какими-то ценными вещами. — Что стряслось-то?

— У нас проблемы, — Эрвин подскочил к столу, вытащил ящик и высыпал его содержимое в чемодан. — Похоже, русские добрались до Луны!

— Откуда сведения? — поинтересовался бывший обер-фельдфебель. Выслушав короткую историю сна Ховальдта, он только фыркнул. — Бред какой-то! То, что наша хитро вывернутая принцесса лазит по чужим снам, я знаю. Сам ее там встречал… Но не думаю, чтобы русские так умели делать…

— Я и сам не мог предположить подобного! — прошипел бывший оберст-лейтенант, давя на никак не закрывающуюся крышку чемодана. — И Луна, похоже, тоже не ожидала…

Пока советник принцессы возился с багажом, Руперт вернулся к двери в коридор и выглянул. За дверью было все так же пусто и тихо.

— Ну, ладно! Правда это или нет… Но что ты собираешься делать? — поинтересовался он. — Куда линяем?

— В Понивилль, к порталу, — ответил Эрвин, поднимая чемодан. Он подошел к шкафу, достав оттуда два пальто, одно надел сам, другое бросил Руперту. — Одевайся и идем. Остальное расскажу по дороге!

Выйдя из комнаты, люди направились к лестнице и поднялись на два этажа выше. Здесь находились помещения, где проживало несколько дежурных гвардейцев принцессы ночи.

Зайдя в караулку, Эрвин потребовал позвать старшего по званию. Руперт молча встал у него за плечом, нащупывая в кармане рукоять револьвера.

— Ну, я старший, — ответил один гвардеец, стоявший у окна. — Чего надо?

— Представься! — потребовал Ховальдт.

— С каких это пор ты стал здесь командиром? — нехорошо прищурился гвардеец. — Да, Луна предупреждала про тебя, но и ты сам не переходи черту! Повторяю! Чего надо?

— Мне нужно быстро добраться до развалин замка сестер, что в лесу возле Понивилля! — процедил Эрвин, явно недовольный таким приемом.

— Это можно, — кивнул старший гвардеец. — Этот с тобой? — указал он на Руперта.

— Да, — ответил Ховальдт. — В последние минуты вам не приходило распоряжений от Луны? Мне кажется, она может быть в опасности!

— Распоряжения, которые приходят от госпожи, тебя не касаются! — отчеканил гвардеец. — А что касается опасности, то принцессе нечего бояться у себя дома! Идите с глаз моих долой. Ждите на балконе. Через четверть часа вам приготовят колесницу, и можете отправляться.

Полет на магическом транспорте прошел для Руперта тяжело. В колеснице люди были открыты всем ветрам и сильно мерзли. Кребс поднял воротник пальто и натянул его почти на голову, но это мало помогало. Потом он плюнул и уселся, скорчившись и прикрываясь от ветра передним бортом. Задний борт отсутствовал, поэтому руки приходилось попеременно держать на холодном поручне. Эрвин продержался чуть дольше, но потом тоже последовал примеру бывшего обер-фельдфебеля.

Разговаривать в пути было невозможно. Вокруг свистел ветер, да и у обоих зуб на зуб не попадал от холода. К счастью, пегасы летели быстро и где-то через полтора часа доставили людей к куполу, закрывающему пространство вокруг портала.

Вывалившись из колесницы, Руперт принялся приседать и подпрыгивать, стараясь быстрее согреться, чем вызвал презрительные взгляды пегасов. Дождавшись, пока из повозки выйдет Эрвин, они, не говоря ни слова, взмыли в небо и скрылись из виду.

— Не так уж они и горели желанием помогать тебе. Но черт с ними, главное — доставили до места! — прокомментировал Кребс поведение гвардейцев. В перерыве между фразами он пытался согреть дыханием замерзшие пальцы. — Проклятье! Будто снова под Сталинградом побывал! Хотя там, конечно, было холоднее… Спички есть?

— Есть. Где-то здесь, — ответил Эрвин, поднимая чемодан. — Но костер потом! — засунув руку за пазуху, он достал какой-то кристалл. Подойдя к куполу, он очертил им прямоугольник, и на этом месте появился проем. — Идем, внутри должно быть теплее!

Через десять минут недалеко от портала уже горел костерок. Руперт, щедро подбросив в огонь бумаг, попавших сюда вместе с ним из броневика, с наслаждением вытянул руки к теплу.

— Ну, рассказывай! — потребовал он. — Каков план?

— Идем на ту сторону, осматриваемся, — ответил так же отогревающийся Эрвин.

— Отличный план! — съязвил Руперт. — Кто ж нам переход откроет? Да и что там на той стороне?

— Портал на несколько минут активируется автоматически в полночь. На той стороне тридцать девятый год. Начало сентября, как и сейчас на Земле… — проворчал Ховальдт. — Нашу фиолетовую знакомую вместе с подружкой угораздило попасть в сбой большого портала. Он и отправил их в прошлое. Так что теперь они пешком идут к зеркалу, чтобы перенестись обратно…

— Что за бред… У этой принцесски, такое впечатление, всегда все идет наперекосяк! — высказал свое мнение Кребс. — Но проблемы Твайлайт — это проблемы Твайлайт. Мне больше интересно, где это зеркало висит-то?

— А вот с этим неясно… — отозвался бывший оберст-лейтенант. — Младшая принцесса как-то сообщила Луне, что от тумбы большого портала до тамошнего расположения зеркала по прямой шестьсот пятьдесят миль на запад юго-запад…

— Так, — задумался Руперт. — А эта их миля как к километру относится?

— Да почти равна, — уточнил Эрвин. — Я без карты, правда, не могу понять, где это. Должно быть, где-то в Белоруссии. Луна сказала, что смотрела по карте. И это в пределах границ СССР. Но вот что-то не дает мне покоя…

— То поместье с тумбой было в Смоленской области. Хм… — Кребс прикрыл глаза, стараясь вспомнить карту. — Мы в сорок четвертом довольно долго стояли в Гродно. Так что географию этой области я хорошо помню. Пришлось по ней помотаться… По расстоянию и Гродно примерно подходит, но по направлению это мимо. Минск? Нет, он ближе. Слуцк? Может быть, но тоже ближе… А что там дальше из крупных городов? Слоним, Белосток. Если еще южнее, то Брест-Литовский.

— Нам понадобятся документы, — сменил тему Ховальдт, пододвигая чемодан. — Луна, к счастью, приволокла одну мою заначку! — он вынул пакет из плотной бумаги, перевязанный бечевкой. Развязав ее, он достал солидную пачку разномастных документов.

— Вот черт! — Кребс оценил количество удостоверений. — А ты серьезно готовился к проигрышу войны… Вот только много ли среди них таких, что выданы до сентября тридцать девятого?

— Должны быть, — уверенно заявил Эрвин. — Вот, это тебе подойдет! — он протянул Кребсу потрепанный советский паспорт. — Выдан в тридцать пятом году. Себе я сейчас тоже найду…

— Ты что, дурак? — без обиняков спросил, прищурившись, Руперт. — Зачем мне там в начале сентября советский паспорт? Найди уж мне нормальный зольдбух (4). Ведь вряд ли у тебя есть что-нибудь польское…

— Польское? — оторопел Ховальдт. — Подожди! Ты хочешь сказать…

— Ага! — усмехнулся бывший обер-фельдфебель. — Вам из Берлина, может, не так хорошо все видно было. А я в польской кампании тридцать девятого участвовал и скажу тебе, что в начале сентября мы еще не дошли до восточных областей Польши. А красные начали свой «освободительный поход» только во второй половине месяца! Так что и в Белостоке, и в Гродно, и в Бресте Литовском лучше будет не светить советским паспортом!

— Проклятье! — советник принцессы в сердцах бросил удостоверения обратно в чемодан. — Вот, что не давало мне покоя!

— Надо же, — развеселился Кребс. — Луна обдурила сама себя! Наверняка она смотрела на самую свежую карту, например, образца сорок пятого года. И на ней восточные области Польши уже вошли в состав СССР!

— Как же я сразу не вспомнил… — Эрвин в растерянности посмотрел на веселящегося спутника.

— А самое веселое знаешь, что? — скалясь, спросил Руперт. — Не знаю уж, чем руководствовалась наша лунозадая интриганка, но она отправила свою младшую подружку в очень увлекательный вояж! — он хлопнул себя по коленке и неожиданно расхохотался с собственной шутки. — Мне было бы очень интересно посмотреть, как наша фиолетовая зазнайка будет пробираться через боевые порядки наступающей на Польшу РККА!


Город приближался, но впереди дорога, похоже, несколько раз поворачивала, и растущий вдоль обочин лес пока закрывал весь вид.

— Может быть, не стоит вот так сразу заезжать в город? — напряженно поинтересовалась Старлайт.

— Думаю, ты права, — подумав, согласилась принцесса. Она перегнулась через борт и посмотрела на быстро пробегающую мимо обочину. — Но как заставить его остановиться? На полном ходу прыгать будет опасно!

— Сейчас что-нибудь придумаем… — ответила единорог.

Однако ничего выдумывать подругам не пришлось. Проблема решилась сама собой, когда за очередным поворотом показалась стоящая на обочине черная машина. Она была заметно меньше их грузовика и, видимо, предназначалась только для перевозки пассажиров, поскольку не имела грузового отсека. Передняя крышка, под которой, как помнила Твайлайт, должен был находиться двигатель, была поднята. Из-под нее виднелась спина человека, что-то согнувшись рассматривавшего внутри. Еще два человека прохаживались по обочине возле машины.

— Военные, — прокомментировала картину Старлайт. — Оба в форме. А машина у них, похоже, сломалась…

Увидев грузовик, один из военных повелительно поднял руку. Водитель грузовика снова дернул рычаг сбоку от себя и, сбавив скорость, подъехал почти вплотную к черной машине. Встав сразу за ней, он вылез из кабины и, заглушив мотор, пошел выяснять случившееся. Подруги, приникнув к переднему борту, наблюдали за происходящим.

— Что у вас случилось, товарищи? — поинтересовался водитель.

— Да вот, — махнул рукой один из военных, выглядевший моложе своего спутника. — Поломка. Может, глянешь, а то наш шофер никак не справится. Ты же, вроде, пустой? — он посмотрел прямо в ту точку кузова, где над бортом торчали головы путешественниц. — Значит, не очень торопишься…

— Сейчас глянем! — заверил его водитель и пошел к своему незадачливому коллеге. Скоро из-под капота торчали уже две спины, что-то громко обсуждая.

Военные продолжили прохаживаться вдоль обочины. Молодой периодически поглядывал на лес, а старший прошел вдоль грузовика, внимательно его осматривая. Решив потренироваться в определении знаков различия, Твайлайт принялась подробно рассматривать их форму и, к своему удивлению, не увидела на ней погон. Зато у этих военных были какие-то непонятные нашивки на рукавах и эмалевые значки на воротниках. Высказывать свои наблюдения подруге она пока не спешила, так как, если водители были заняты починкой, то оба военных гуляли по обочине и могли ее услышать. Рассматривая старшего, принцесса бросила взгляд и на его лицо. И, увидев его, она немало удивилась. Несомненно, она где-то уже видела этого человека, но где именно, вспомнить не могла. Напрягая память, аликорн могла даже вспомнить, что она, вроде бы, даже разговаривала с этим военным, и он тогда казался значительно старше.

Прошло минут десять, и их водитель, высунувшись из-под капота, повернулся к более молодому военному, который стоял между машинами.

— Не, товарищ капитан, — выдал он свой вердикт. — Здесь не починить. Давайте я вас на буксире дотащу до Рославля. Там, на нашей МТС (5) сподручнее будет исправить.

— Ну что, товарищ старший майор, (6) — обратился молодой военный к своему спутнику. — Сейчас поедем.

— Давно пора! — прокомментировал тот.

Пока они переговаривались, Старлайт наклонилась к самому уху подруги и зашептала.

— Нужно слезать. Сейчас они прицепят ту машину сзади и поедут дальше до этой МТС, чем бы она ни была.

Принцесса только кивнула в ответ. Водитель грузовика в это время подошел к своей машине, достал из кабины кривую палку и, вставив ее в передок, начал с шумом вращать. Через несколько оборотов двигатель завелся. Скрываясь за его шумом, подруги, как можно более тихо, спустились на обочину. Через полминуты грузовик тронулся и, объехав черную машину, встал перед ней. Оба водителя начали крепить трос. Подруги отошли на пару шагов назад, намереваясь посмотреть, как автомобили уедут.

— Давай, капитан, зови уже своего друга! — приказал старший военный. — Небось, уже всех белок окрестных распугал.

— Трезор! Ко мне! — крикнул капитан и, засунув два пальца в рот, громко свистнул.

— Кого это он еще зовет? — успела удивиться Твайлайт.

Но ответ на свой вопрос она получила тут же. Из кустов на обочине в двадцати шагах позади них выскочила большая черно-рыжая собака. Она, если и была меньше пони, то ненамного. Видимо, хозяин отпускал ее побегать, будучи абсолютно уверенным в питомце. И, как оказалось, не зря. Ведь на первую же команду собака откликнулась.

Свесив язык, она не спеша побежала по обочине к автомобилю хозяина. Однако в пяти шагах от подруг она повела носом, резко остановилась и навострила уши. Еще через несколько секунд пес уставился на место, где находились подруги, и, отойдя на пару шагов назад, поднял шерсть дыбом и зарычал.

— Неужели он нас видит? — забеспокоилась принцесса.

— Не должен! — сквозь зубы процедила Старлайт. — Похоже, учуял нас. — Давай потихоньку отходить на ту сторону дороги. Еще не хватало, чтобы нас обнаружили эти странные военные! Я накинула на нас еще полог тишины! А вот блокировать запахи я не умею…

— Ну что там еще такое? — раздался от машины недовольный голос старшего майора. — Капитан?

— Не пойму… — растерянно ответил хозяин собаки. — Как будто он увидел кого-то на дороге. Где-то между нами и собой. Кого-то опасного… Он ведь натаскан… Трезор! Ко мне! — повторил он команду, но пес, мельком глянув на хозяина, только несколько раз гавкнул.

— Что за чушь? — также удивился старший майор. — Нам, знаешь ли, некогда разбираться! Мы и так опаздываем. Сейчас еще будем ползти до Рославля. А там сколько времени будут чинить машину? А нам еще в Бобруйск и дальше ехать! В общем, давай, тащи его сюда!

Быстрым шагом капитан направился к своему псу. При этом шел он прямо на подруг. Старлайт в последний момент дернула принцессу на себя, уводя ее с траектории военного. Его рукав с вышитой красной изогнутой полоской мелькнул у аликорна перед глазами.

— Ну что такое, Трезор? — заговорил военный, подойдя к псу и гладя его по голове. — Ты чего меня перед товарищем Никулиным позоришь? Ну-ка, пошли!

Пес еще несколько раз гавкнул и, посмотрев на хозяина, снова уставился на подруг.

— Да что ты там увидел? — воскликнул капитан. — Вот, смотри! — он подбежал к тому месту, куда смотрела его собака, и два раза рубанул рукой воздух, один раз горизонтально, другой вертикально. Старлайт, стоявшая на этом месте, проявила чудеса гибкости, и рука человека оба раза ни с чем не соприкоснулась. — Ну, видишь! — хозяин вернулся к собаке, на морде которой Твайлайт ясно увидела удивление. — Пойдем! — продолжил человек, взял пса за ошейник и повел к автомобилю.

Трезор, следуя за хозяином, обернулся и еще раз посмотрел в то место, где стояли подруги, но больше никаких агрессивных действий не предпринял. За прошедшее время водители уже приготовили буксир и заняли места в кабинах. Старший майор тоже уже стоял у открытой передней правой двери, задумчиво наблюдая за происходящим. Капитан и его питомец забрались на заднее сиденье черной машины, а его старший попутчик скомандовал «Трогай!» и сам залез на свое место. Грузовик взревел мотором и двинулся, натягивая трос. Меньшая машина покатилась за ним и скоро обе они скрылись за очередным поворотом.

Оставшись в одиночестве на краю дороги, подруги приходили в себя.

— Похоже, наш поход будет сложнее, чем мы думали, — резюмировала Твайлайт.

— Сложнее? — нервно рассмеялась Старлайт. — Ты представляешь, насколько близки мы были к провалу? И это практически в самом начале пути…

Быстро приближавшийся со стороны города шум мотора заставил путешественниц снова напрячься.

— Давай уже уберемся с дороги, — предложила единорог.

Из кустов они наблюдали проезд странного двухколесного транспортного средства, на котором человек сидел верхом. Оно было гораздо быстрее грузовика, но при этом более шумным и вонючим. Принцесса громко чихнула, случайно вдохнув клуб дыма, и предложила перебраться еще подальше от дороги.

Расположились подруги шагах в ста от магистрали, под большим дубом. Перекусив взятыми в дорогу яблоками и немного отойдя от переживаний, они начали делиться впечатлениями.

— У этих военных совершенно не было погон! — озвучила свое наблюдение аликорн. — Это же были военные?

— Они самые, — вздохнула единорог. — Слышала, как они друг к другу обращались? По званиям. Только капитан — это привычное мне звание, а вот про старшего майора я слышу впервые… Да и форма отличалась не только отсутствием погон. Видимо, знаки различия у них на рукавах и на воротнике. Но и они совершенно не похожи на те, что я выучила! Сколько звездочек у капитана?

— Э… Четыре маленьких! — вспомнила принцесса.

— Вот именно, — подтвердила Старлайт. — А у этого какой-то прямоугольник, да и тот всего один. В общем, совершенно непонятные изменения. Не могли же они за шесть лет полностью переделать всю систему знаков различия?

— Может, и могли, — не согласилась Твайлайт.

— А еще меня насторожило название города, — продолжила единорог, доставая карту. — В этот раз я слышала его дважды. От водителя и от старшего майора. Ты же тоже слышала?

— Ну, да, — задумалась аликорн. — Но не обратила внимания. Звучало, вроде, похоже на то название, на которое мы ориентировались…

— Только похоже! — Старлайт разложила карту и указала на точку города на ней. — Мы с тобой ориентировались вот на этот город. Ярославль. Но я точно два раза слышала, что люди произносили. Рославль! Без первой буквы «Я». И это определенно тот город, рядом с которым мы находимся.

— Верно. Сломанную машину будут чинить в ближайшей мастерской, далеко ее не потащат, — заключила принцесса. — Но, может быть, это буква безударная? То есть мы просто неправильно читаем, и так и должно произноситься.

— С другими словами таких проблем нет! — не согласилась единорог. — Давай лучше попробуем найти на карте Рославль!

Через десять минут поисков она удовлетворенно посмотрела на карту.

— Вот он! — указала она на гораздо более мелкий кружочек, рядом с которым была надпись «Рославль». — Город поменьше, поэтому мы сразу его и не нашли. А знаешь, что еще говорит в пользу именно этого города? Старший майор говорил, что им потом ехать в Бобруйск. А вот и он, прямо по дороге на запад от Рославля!

— Это очень хорошо, — осмотрела карту принцесса. — Вот только, если мы здесь, — она ткнула в Рославль. — А не здесь, как изначально думали, — она показала на находящийся значительно восточнее Ярославль. — То возникает проблема! — она глазами отмерила нужное расстояние по карте. — Нужная нам точка находится примерно вот тут, она указала на самый край листа. — А это, как видишь, территория соседнего государства — Польши.

— Час от часу не легче, — вздохнула Старлайт. — Ну, делать нечего, придется думать, как нам пересечь государственную границу.


(1) — Бюссинг (Bussing) — в описываемое время крупнейший производитель тяжелых грузовиков в Германии. Под этой маркой грузовики больше не выпускаются, так как в 1972 году фирма вошла в состав концерна MAN. Однако эмблема "Бюссинга" — лев до сих пор украшает передние решетки грузовиков MAN.

(2) — Вильгельм Рихард Пауль Кубе (1887 — 1943). Немецкий политический деятель. Руководитель оккупационной администрации Белоруссии 1941 — 1943. Убит в результате спецоперации, проведенной советскими партизанами.

(3) — Генерал-губернаторство — административно-территориальное образование на территории оккупированной в 1939 году нацистской Германией Польши.

(4) — Личный документ солдата немецкой армии. Дословно — солдатская книжка (Soldbuch).

(5) — МТС — Машинно-тракторная станция. Предприятие, осуществлявшее обслуживание и ремонт сельскохозяйственной и другой техники и сдававшее её в аренду колхозам.

(6) — Старший майор государственной безопасности — специальное звание сотрудников начальствующего состава НКВД и НКГБ СССР. Примерно соответствовало генерал-майору.