Проблема, Селестия

Небольшая проблема. Успеть бы её объяснить.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принц Блюблад

Брачные ритуалы пони

Королева Кризалис напала на Кантерлот, промыла мозг брату Твайлайт Спаркл, похитила её бывшую няню, сразила её наставницу в поединке и покорила её королевство. Она похитила сестрёнок подруг Твайлайт, натравила их друг на друга и пыталась вытянуть всю магию Твайлайт. При каждой возможности королева Кризалис изо всех сил старалась вконец разрушить жизнь Твайлайт Спаркл. И почему-то у неё НЕ получилось вот так влюбить в себя эту пони. Как бы то ни было, из-за непонимания Твайлайт обычаев чейнджлингов она и Кризалис оказались женаты. В конце концов, Твайлайт рассказала правду королеве, но не учла, что чейнджлинги покоряют не только страны, но и сердца.

Твайлайт Спаркл Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Алые подковы

Рассказ о трех пони, которые делали мир лучше. О них мало, что было известно если бы не один случай в Клаудсдейле...

Спитфайр Сорен

Добро пожаловать и до свидания

Обычный парень, любитель спокойной и тихой жизни, оказывается в Эквестрии. Совершенно незнакомый ему мир магии, говорящих лошадок и мифических существ встречает его с распростёртыми объятиями, но сможет ли он найти дорогу домой? И, главное, захочет ли?

Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Человеки

Трепетница

Тайное нападение чейнджлингов оборачивается для беззащитной пегаски Флаттершай кошмаром. Сможет ли она исправить ситуацию? Помогут ли ей её друзья? Узнаете в данном произведении!

Флаттершай Зекора Трикси, Великая и Могучая Бон-Бон Дискорд Старлайт Глиммер Чейнджлинги

Почему принцессе Твайлайт не нужна охрана

Что может быть легче, чем обчистить замок, который никто не охраняет? Даже его хозяйка, принцесса Твайлайт Спаркл, болтается неизвестно где. Но, как и всегда, всё почему-то пошло не так…

Спайк Старлайт Глиммер

Тактика заснеженных единорогов

Твайлайт уткнулась носом в книгу. Сансет хочет увидеться с остальными подругами. Один снежок запускает череду непредсказуемых событий.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Черили Другие пони Колгейт Колоратура Мундансер Сансет Шиммер

Отклонения От Нормы

Рассказ о простой пони, которая оказывается совсем не той, кем кажется на первый взгляд.

ОС - пони

Еще один урок дружбы, или История Дневника Двух Сестер

Твайлайт усваивает новый урок дружбы и отправляет соответствующее письмо наставнице. В ответном послании Селестия вызывает ее в Кантерлот...

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Впустить свет

А.К. Йерлинг не может написать ни строчки. Может друзья ей помогут?

Дэринг Ду

Автор рисунка: MurDareik

Несокрушимая и легендарная

Глава 18. Здравствуй, пони в сапогах

Давайте отойдем от спасений мира к обычной повседневной главе? Не всегда же военным воевать.

По музыке -

Начало, военная база РФ

Понивилль

Кантерлот и сюрприз

Концовка

Мы бьемся за друзей, и мы не знаем страха!
— девиз Российского Эквестрийского Корпуса.

Помянув всех родственников Дискорда до десятого колена, я направился прямиком в расположение своей роты. И сделать это было не так-то просто, ведь повсюду сновали поняши, которые тут же подмечали необычного вида соплеменника. Или соплеменницу? Ладно хоть не лезли с расспросами, пиетет перед аликорнами у них в крови, а то бы послал их куда подальше, а они бы обиделись. Пройти по центральным улицам городка я не мог, так что избрал обходной путь, хоть и более долгий, но и более безопасный, как мне казалось. Это была большая ошибка. Практически мне на голову свалилось сразу четыре пони — террористки-меткоискательницы в вингсьютах и чрезвычайно довольная Рейнбоу Дэш. Именно с этой пегаской у меня было огромное желание не пересекаться, но у судьбы прекрасное чувство юмора. Сперва они меня не заметили, так что я прыгнул в кусты и попытался их обойти.

— Это. Было. Потрясно! — выкрикнула Скуталу, когда Дэш помогала ей снять костюм. — Я хочу еще!

— Как только люди выделят еще один самолет, — ответила Рейнбоу, взъерошив малышке гриву.

— Меткоискатели-десантники! Йей! — закричали жеребята все вместе, стукнувшись копытами.

      Угораздило же меня в этот трогательный момент громко чихнуть, находясь в кусте. Малышня отпрыгнула от моего укрытия с громким визгом и спряталась за Рейнбоу Дэш. Старшая пегаска выпятила грудь и заорала: «Выходи, кем бы ты не был!». Пришлось подчиниться, а то бы набросилась тут и переломала все только-только сросшиеся кости. Мое появление вызвало сдавленные вздохи со стороны пони, жеребята круглыми глазами смотрели на меня, а вот Рейнбоу… Она явно знала, кто стоит перед ней. Радужногривая пегаска тут же подлетела ко мне и приобняла передней ногой, что было для нее несколько неудобно, учитывая разницу в наших размерах.

— Ва-а-а-у, — протянула Скуталу. — Круто!

— Аликорн! — радостно взвизгнула Эплблум, начав скакать вокруг меня.

— А ты принцесса? — присоединилась к подруге Свити Белль, дотронувшись копытцем до моего правого крыла. — А правда, что каждая пони может стать принцессой?

      Надо было меня сейчас видеть! Я походил на Флаттершай, не мог сказать ничего внятного, только «ум-м-м» да «э». Ситуацию, как ни странно, спасла Рейнбоу.

— Девочки, не пугайте её так, — проклятая Дэш особенно выделила половую принадлежность. — А то прямо тут упадет в обморок, а вас схватит королевская стража! За нападение на принцессу!

      Как ни странно, столь глупые слова подействовали на жеребят. Они прекратили беситься и даже отвесили мне официальные поклоны.

— Простите, ваше аликорничество, — отчеканила Свити Белль, окончательно освободившись от оков вингсьюта. — Мы не хотели вас напугать!

— Правда не хотели, — поддакнула Эплблум, скромно улыбнувшись.

— А можете показать крылья? — взмолилась Скуталу, сделав щенячьи глазки и самую милую мордочку, на которую была способна. — Я слышала, что они у аликорнов отличаются от обычных пегасьих.

      Мне осталось вздохнуть и кое-как расправить свои крылья. Малышне хватило, они тут же забыли про то, что я стою прямо перед ними и начали бурное обсуждение моей внешности.

— Ладно, девочки, — раздался командирский голос Рейнбоу. — Пойдем отдохнем и покушаем. Обед за мой счет!

      Радостный визг маленьких поняшек заглушил слова Дэш. Они прокричали что-то нечленораздельное и галопом побежали куда-то в сторону Понивилля. Довольная Дэш повернулась ко мне с широкой улыбкой на мордочке.

— Ну и ну, лейтенант, — она обошла меня со всех сторон, ладно хоть не принюхалась. — Я слышала, что из тебя сделали кобылу, но чтобы аликорна — нет. Но это круто, ведь я смогу поучить тебя летать!

— А я смотрю, ты довольна таким поворотом, Дэши, — недовольно проворчал я, стараясь не встречаться с ней взглядом.

— Ты забыл, что я есть элемент верности? — делано оскорбилась Рейнбоу, приложив копыто к сердцу. — Ты — мой друг. Странный, где-то глуповатый, но друг. Я понимаю, какой это для тебя стресс, — тут она снова улыбнулась. — Но это так круто! Ты же можешь научиться летать, научиться магии! То, что не мог делать в своем старом теле. И я не могу не подкалывать тебя насчет твоей смены пола, уж извини, это слишком потешно!

— Да-да-да, узнаю старушку Рейнбоу Дэш, — я закатил глаза, Дэш же стащила с меня шлем и взъерошила мне гриву.

— Хм, да ты прям как я, не любишь сложные прически и длинную гриву, м?

— Не я выбирал свою расцветку и длину волос.

— Интересная кьютимарка, — Рейнбоу хватило приличия не трогать меня за фланк. — А что она значит?

— То, что я блюститель святого писания именуемого Устав. И хороший офицер, — брякнул я первое, что пришло мне в голову. Как вообще пони понимают, что означают эти картинки на их задницах?

— Звучит скучновато, — не оценила Дэш. — Мне нравится цвет твоей шерстки, он необычный.

— Как и твоя грива, — заметил я.

— Моя грива это моя фишка и гордость, — надулась моя подруга, тряхнув этой самой гривой. — Я даже почти не ухаживаю за ней, и она все равно выглядит потрясно!

      Типичная Дэши, никогда не упустит возможности самолюбоваться.

— Лан, — сказала пегаска, обняв меня на прощание. — Мне еще за мелкими надо следить. Но как с ними закончу, обязательно прилечу к тебе. До скорой встречи, принцесса!

— Ах ты ж, проклятая Рейнбоу! — крикнул я вслед улетающей и смеющейся Дэш.

      Мне хотелось погрозить ей кулаком, но поскольку у меня теперь нет пальцев, это бы выглядело странно. Просто протянул бы ногу к небу и тряс ей. Прямо как приветствие одного известного художника, блин. Оглядевшись по сторонам и не заметив рядом ни одного пони, я продолжил свой партизанский путь до нашего Гарнизона. И вот какому идиоту пришло в голову строить его к северу от города? Сделали бы южнее, мне бы вообще не пришлось заходить в Понивилль. Я решил пробраться в Гарнизон через полигон, потому что я там точно не мог встретить ни своих сослуживцев, ни знакомых пони. К тому моменту, как я услышал звуки моторов и лязг траков, я уже научился передвигаться на четырех ногах. Шел весьма уверено, более не спотыкался и не падал. Это оказалось не так уж сложно, как показалось на первый взгляд. Воспользовавшись телекинезом я кое-как пригладил свою гриву, поскольку Рейнбоу превратила ее в нечто напоминающее птичье гнездо, но не прическу. Выглянув из-за куста, я узрел, что танки Наливайченко усиленно превращают полигон в бассейн с грязью, ездя по нему туда-сюда.

      Стараясь придать себе невозмутимый вид, я процокал прямиком к стоящему на небольшом расстоянии от остальных командирскому танку, в котором я надеялся застать капитана. Рядом со мной проехал стальной монстр и обдал грязью, летевшей из-под его траков. Командир танка погрозил мне кулаком и что-то прокричал, но я не расслышал его слов за шумом двигателя. Кое-как отряхнувшись, я ускорился и рысцой добежал до командирского Т-90. Наливайченко сидел на броне в районе МТО и раздавал мудрые указания своим дуболомам через рацию. Но как только он увидел меня, то рация выпала из его лап, рот раскрылся, а глаза чуть ли не вылезли из орбит. Очевидно он был осведомлен о моей трансформации, но не полностью. Иначе бы не вышла такая бурная реакция. Капитан протер глаза, чтобы удостоверится в том, что зрение его не обманывает и разум не играет с ним злые шутки.

— Матерь Божья! — воскликнул Наливайченко, спрыгнув с брони и подбежав ко мне. — Кабздец, что они с тобой сделали, Леха?

— Переделали в работающую на дружбомагии цветную лошадь, не видно? — сухо отозвался я, глядя себе под копыта.

— Черт, я не знал, что они сделали из тебя кобылу! — я поморщился от этой ремарки. — Прости, не хотел тебя обидеть. Просто непривычно смотреть на камуфлированного аликорна с военной экипировкой.

— Привыкай, капитан, это займет какое-то время, — мне стало дурно от одной только мысли. — Не будем о грустном, ладно? Я не хочу сейчас об этом говорить. Расскажи лучше, что творите тут?

      Танк остановился рядом с нами и тут же вокруг него появился полупрозрачный купол. Капитан ухмыльнулся и постучал по нему кулаком — твердый магический щит никак не отреагировал на это.

— Видал, что придумал мой мехвод? — с гордостью в голосе произнес капитан. — Из Кристальной Империи завезли магические кристаллы, он попросил мастер-сержанта Шилда заколдовать их на щит. Кристаллы положили в коробочки от дэзэхи. И — вуаля! При остановке машины включается щит, прочность которого зависит от количества задействованных кристаллов. Пока удалось полностью защитить танк от пуль винтовочного калибра и всяких осколков… И, что самое главное, от магических атак!

— Но только у аликорна хватит силушки нанести вред нашим машинам, — ответил я и дернул ушками. Все еще не привык к девчачьему голосу.

      Наливайченко махнул рукой.

— Так это можно использовать не только в Эквестрии, но и у нас дома, летех. Дополнительная защита для экипажа никогда не будет лишней. И у меня для тебя плохие новости.

— Не думаю, что ты сможешь меня удивить.

— Наше руководство собирается использовать выгоды твоего нынешнего состояния, Алекс. Сегодня же тебя переведут в Кантерлот, будешь с другими крылорогами тусоваться, — он сочувствующе хлопнул меня по спине. — Жди новых безумных инструкций. К тому же, скоро Гранд Галлопинг Гала, если верить слухам от Долгоносика, то сам министр обороны приедет. Если вовсе не Сам. Грядет что-то большое.

— А можно не надо? — жалобно простонал я.

      Капитан нахмурился.

— Родина сказала — надо! Аликорн ответил «есть»! Крепись, лейтенант, капитаном будешь!

— Если только Селестия не признает меня принцессой и не дарует мне полцарства, — проворчал я, прикидывая, как бы не попасться на глаза своим солдатам. Засмеют!

      Олег почесал затылок.

— Хрен их знает. Короче, тебе сейчас точно нужно в Гарнизон, Изотов придумал там тебе экзекуцию.

— Спасибо сейчас же и пойду, — отозвался я. — И действительно классно придумали с понячьими магическими щитами поверх основной брони.

— Погоди, Лех, — капитан достал флягу и отвинтил крышку. — На вот, хлебни.

      Я подчинился приказу вышестоящего офицера. Внутри, как и ожидалось, оказался алкоголь. И довольно приятный.

— Яблочный самогон, — пояснил Наливайченко, когда я вопросительно посмотрел на него, опустошая флягу. — Я с Эпплами наладил взаимовыгодные отношения. Я им привожу с Земли бензин для нового электрогенератора, а они мне в ответ поставляют алкоголь.

— Серьезно? — усмехнулся я, возвращая в руки капитана флягу при помощи телекинеза.

— Нихрена себе! — проревел он. — Уже научился волшебствовать? Это ты правильно сделал, Родина оценит.

— Недооценил я предпринимательскую жилу у Эпплджек…

— Не, я заключал договор с Большим Маком, — виновато развел руками капитан. — Не думаю, что его сестра в курсе.

— А как он ей поясняет, откуда взял бензин?

— А это не мое дело, не знамо мы.

      Я вздохнул и повернулся мордой к нашему Гарнизону. Жизнь там кипела, сразу видно — генерал на месте.

— Ладно, пойду я на расстрел. Спасибо, Олег, за выпивку.

— Да на здоровье, — хлопнул меня по спине капитан и полез обратно на свой танк. — Будет время — заходи в гости, мигом пир сообразим.

      В Гарнизоне я заметил кучу солдат, исправно изображающих бурную деятельность. Все куда-то спешили, офицеры орали, даже прапорщики вылезли из своих нор и раздавали чрезвычайно важные приказы куда что отнести. Бойцов своей роты я не обнаружил вовсе, но уверен, что товарищ Дубов не спит и тоже куда-то загнал бойцов. Стоящие в наряде на КПП бойцы смотрели на меня круглыми глазами, когда я им показал свои документы. В последнее время мое лицо несколько изменилось, и они заподозрили было подвох, но какой-то офицер-пушкарь узнал меня, и начальник караула дал добро на проход. В здании штаба же царила почти полная тишина. Сидящий на пропускном пункте солдат пояснил, что собралось высокое начальство и тяжелые думы думает, куда бы еще послать защитников Родины для охраны беззащитных пони. Я усмехнулся. Ага, конечно, знаю я эти офицерские посиделки. Фигней страдают и с алкоголем сражаются.

      Я поднялся на второй этаж штаба и почти сразу столкнулся с майором Филимоновым. К своему неудовольствию, он напоролся прямо на мой рог и заорал благим матом от боли. Отвесил мне звонкую оплеуху и повелел немедля явиться в кабинет товарища генерала, что я и поспешил сделать. Внутри небольшой комнатушки кроме Изотова обнаружился и Орловский, начальник летунов выглядел весьма довольным. А вот товарищ генерал — не особо. Они разговаривали о перемещении чейнджлингов на границе Эквестрии, что очень огорчало товарища генерала. По его мнению Кризалис оправилась от нанесенного нами удара и готовила ответ. Принцессы были оповещены, и пограничные подразделения понячьей армии приведены в повышенную готовность, границу постоянно патрулируют пегасы. Туда же направили наших десантников для усиления союзнических сил и чтобы показать Кризалис наши серьезные намерения.

— Товарищ лейтенант… — протянул генерал, осмотрев меня от копыт до кончика рога. — Проходи, садись. Сейчас я закончу с товарищем полковником и поговорим.

— Святой Главком, — покачал головой Орловский, когда я занял место рядом с ним и в попытке как-то сложить свои крылья сбросил с подоконника стакан с карандашами. — Сочувствую, тарщ лейтенант. Мы еще отплатим этому упырю за то, что он с тобой сделал, не сомневайся.

      Я решил промолчать.

— Но, что самое занятное, — продолжил Изотов, вернувшись к изначальной теме разговора. — От военнопленного мы получили сообщение, что королева Чейнджлингов хочет вести с нами переговоры.

— Не с пони? — уточнил Орловский, начав барабанить пальцами по столу.

— Именно с нами, — подтвердил генерал, отхлебнув горячего чая. — Рота капитана Кропоткина усилена представителем нашего министерства иностранных дел.

— То есть ты согласился?

— Надо хотя бы их выслушать. Я понимаю, что жуки имеют не самую приятную наружность, но, быть может, с ними можно вести диалог, — генерал ткнул на карте обведенный красными чернилами круг. — А если не получится, то твои соколы вбомбят их в каменный век.

— Этот вариант мне по нраву, — засмеялся полковник и посмотрел на меня. — А ты что думаешь, лейтенант? Уже встречался ведь с жуками.

— Я согласен с товарищем генералом, — ответил я, стараясь сделать свой голос как можно более низким. — Чейнджлинги нам не ровня, если они продолжат угрожать Эквестрии, мы сможем стереть их в порошок. Но есть смысл попытаться решить дело без оружия.

— Верно, бомба дорогая, чтобы тратить ее на каких-то жучил, — ухмыльнулся Орловский и встал со своего места. — Рад был поговорить, лейтенант, но у меня еще множество дел. Разрешите идти, товарищ генерал? — обратился он уже к Изотову.

— Конечно, Володя, — чуть заметно кивнул Изотов. — До вечера.

      Я проводил довольного полковника взглядом и, как только он с силой захлопнул дверь, повернулся к задумчивому генералу.

— Что же, Алексей, — начал он, налив мне чая. — Подкинул ты нам задачку ту еще.

— Виноват? — Власти довольно непрозрачно намекнули мне, чтобы тебя оставили в таком виде навсегда, — выложил карты на стол генерал. — Лейтенантов у нас много, а аликорнов не было ни одного.

      У меня внутри все свело. Мое же собственное правительство хочет, чтобы я навсегда остался пони? Да еще и кобылой?!

— Но я же не изверг какой, — сразу добавил генерал, прочитав мое состояние по мордочке. — Я не могу тебе это приказать. И не стану. Ты — мой подчиненный и русский офицер, а не пони. Как только ты придешь в норму, тебя обратно сделают человеком, я лично за этим прослежу.

— Спасибо, товарищ генерал-полковник, — искренне поблагодарил я высокого начальника. — Но что же Власти?

      Он стукнул кулаком по столу.

— Вот если им нужен аликорн, то пусть сами сюда приезжают и переделывают себя в цветных лошадей! А своих солдат я не позволю им использовать ради каких-то политических интриг! Но сейчас не об этом. Прости мою прямолинейность, но в таком виде ты здесь лишний и командовать взводом не сможешь.

— Я это понимаю, — сказал я, налив себе чайку с помощью телекинеза.

      Генерал удовлетворенно хмыкнул.

— Рад, что понимаешь. Так что пока ты не придешь в норму, я отправляю тебя в отпуск. Поедешь в Кантерлот и поживешь пока с принцессами, они лучше меня знают, что с тобой делать и чем занять. Как я погляжу, уже начал овладевать колдунствами.

— Оно как-то само собой получилось, — честно сказал я. — На большее не способен.

— Да и не надо. Через максимум месяц опять будешь ходить на двух ногах и изо лба не будет торчать палка-тыкалка, — пошутил генерал и предложил мне конфет к чаю. — Билет на поезд уже куплен, сегодня вечером поедешь в столицу. Более я тебя не задерживаю, свободен. По прибытии в Кантерлот — доложить любому офицеру связи.

— Так точно, товарищ генерал-полковник, — я попытался козырнуть, но в итоге просто приложил копыто к виску.

      Вот значит как. Месяц мне торчать в теле пони и страдать херней, пока моих бойцов будут гонять по полной программе. Вообще, звучит не так уж и плохо. Я подустал от самоубийственных заданий от моего руководства и принцесс. А коли я теперь аликорн, мне положено стоять в стороне от полевых выходов и боевых операций. Не ходят же Селестия и Луна лично воевать? Для этого у них есть Твайлайт и ее подружки. Кстати о них, я знаю, где можно словить отличный рассос и отдохнуть до самого вечера. Конечно же, дома у Флаттершай, если, конечно, она там. Ее коттедж расположен на самой окраине Понивилля, и шанс нарваться там на кого-то из моих знакомых близится к нулю. Именно с такими мыслями я покинул штаб и сам Гарнизон. К сожалению, я нигде так и не обнаружил вагончика Трикси. В бессознательном состоянии я провел полторы недели, наверняка наша синяя фокусница уже умотала куда-то. Жаль, так и не удалось нам нормально поговорить.

      Окольными путями и стараясь не попасться на глаза никаким солдатам и пони, я добрался до коттеджа Флаттершай через полчаса после того, как вышел из кабинета Изотова. Судя по всему, робкая пегасочка была дома. Я несильно постучал по входной двери и сразу услышал ее голос, предлагающий мне войти внутрь. Дверь оказалась не заперта. Хозяйка дома сидела в гостинной вместе со своим кроликом и читала какую-то книжку. Мой вид заставил ее забыть обо всем и замереть на месте.

— Э-э-э, я не вовремя? — спросил я, начав пятиться обратно в коридор.

      Этот вопрос вывел Флаттершай из оцепенения.

— Оу, нет, все хорошо! Входи-входи, — нашлась она и ухватилась за мою переднюю ногу, потянув за собой. — Я просто не ожидала, что ты будешь выглядеть… Так.

— Поверь мне, Флаттершай, я тоже пребываю в легком шоке.

— У-у-м, может, что-то выпьешь или поешь? — предложила скромная пегаска, усаживая меня на диван.

— Нет, меня уже отпоили чаем с конфетками, — отказался я от столь щедрого предложения. — Я к тебе пришел спрятаться.

— Спрятаться? — Флаттершай выглядела так, будто бы я сказал что-то немыслимое. — То есть, я часто прячусь у себя дома, но ты же храбрый и бесстрашный солдат!

      Вот это она мне польстила.

— Я не хочу, чтобы пони или, что еще хуже, мои сослуживцы на меня смотрели, — честно признался я. — Надеюсь, я не помешал?

— Нет, конечно же нет! — замахала копытцами Флаттершай и неловко улыбнулась. — Я всегда тебе рада… Но я не одна.

— Что, я помешал твоему ухажеру? — улыбнулся я, а Флатти покраснела.

— Нет, я тут вместе с Рэрити, — пискнула смущенная пегаска, пряча свое смущение за гривой.

— Рэрити?

— Во имя широких просторов Эквестрии! — раздался очень знакомый голос модной пони.

      Рэрити, очевидно, спустилась со второго этажа. На ее мордочке были небольшие очки, вокруг шеи оказалась обернута мерная лента для шитья. Она галопом бросилась ко мне и начала осматривать со всех сторон, что-то причитая себе под нос. Мы с Флаттершай смотрели на это и тихонечко охреневали.

— Потрясающе, дорогуша, потрясающе! — радостно заявила Рэрити, дотронувшись до моей шкурки.

— Позволь не согласится с твоей радостью, — сухо отозвался я. — Мне не особо нравится эта метаморфоза.

      Мои слова, кажется, задели Рэрити.

— Не нравится?! Дорогой, ты посмотри на себя! У тебя длинные стройные ноги, идеальные пропорции тела, отличная и красивая шея. И я уже молчу про фланки, да любая кобыла готова на все ради таких, как у тебя!

      А вот про это я как-то не задумывался. Аликорны же у них тут идеал красоты. Значит ли это, что я теперь крайне привлекателен для пони? Не приведи Господь!

— Тебе бы только нарастить гриву и хвост, — продолжила Рэрити, не обращая внимания на наше с Флаттершай смущение от ее слов. — И будешь супермоделью! Единственное…

      Ее рог засиял, когда отвела мой хвост в сторону. Прежде чем я успел начать материть ее самыми страшными ругательствами я понял, что она не особо интересуется моими интимными частями. Но она что-то все же делала в тех местах. Флаттершай понимающе кивнула.

— Точно, — негромко, в своем стиле, произнесла она, встав рядом с Рэрити. — Он же не знает.

— Что не знаю? — продолжил охреневать я.

— То, что пони ходят большую часть времени без одежды вовсе не означает, что мы варвары и выставляем интимные части тела напоказ, — наставительным тоном ответила Рэрити. — Для этого используется простенькая магия-иллюзия, доступная даже земнопони. И ты про это забыл.

      Упс! А с учетом того, что мой хвост не особо-то и пушистый, я предоставил отличный вид на свой зад всем желающим. Проклятые лошади, так вот куда пялились те жеребцы, которые заметили меня!

— Дьявол, — процедил я сквозь зубы. — Спасибо, Рэрити. Спасла от бесчестья. Научишь пользоваться заклинанием? Не хотелось бы светить на весь мир задницей своей.

— Научу, научу, не стоит благодарности, — единорожка обворожительно улыбнулась и тряхнула гривой. — Но это еще не все. Я просто обязана привести тебя в порядок! Наверняка после больницы ты даже еще не принимал ванну!

— Погоди с этим, — охладил я пыл модной пони. — Может, вы мне расскажете, что произошло в пещере?

      Обе пони мило захлопали глазками.

— Не хотелось бы об этом вспоминать, — в унисон сказали они и переглянулись.

— Я настаиваю.

      Флаттершай умоляюще посмотрела на Рэрити. Она закатила глаза.

— Особо нечего и говорить. Как только Твайлайт освободила принцесс из плена, мы все бросились спасать твою жизнь. Итог ты видишь сам, пришлось трансформировать тебя в пони.

— А почему все это вообще произошло? Разгул растений, монстров?

— Эти растения были делом лап Дискорда, — пояснила Рэрити. — Он их посеял еще тысячу лет назад, но сработали они только сейчас.

— То есть проклятый козел вдвойне виноват в том, что я пони! — рявкнул я и стукнул копытами по полу.

— Он сам про них забыл! — попыталась вступиться за духа Хаоса Флаттершай.

— Конечно забыл, — с сарказмом ответил я. — Я тоже случайно забываю про свои планы мирового господства.

— Мы очень переживали за тебя, — Рэрити дотронулась передней ногой до моего плеча. — Как ты воспримешь свое преображение, будешь ли ты тем же самым человеком, которого мы знаем.

— Хах, спасибо, — я широко улыбнулся, глядя на единорожку сверху вниз. — Как видите, внутри я остался тем же самым лейтенантом Алексеем Смирновым. Да и внешность эта временна, через несколько недель или месяц опять смогу стрелять при помощи своих рук.

— Но пока ты пони, — наставительным тоном ответила Рэрити, улыбнувшись в ответ. — Мы с Флаттершай обязаны привести твою внешность в порядок. Не так ли, дорогая?

— Конечно, — с готовностью ответила пегаска. — Ты и правда выглядишь несколько помятым.

      Что же, они правы. Шерсть довольно грязная и свалявшаяся. Грива представляет из себя вообще непонятно что, спасибо, Дэш!

— А это значит только одно, — наигранно зловеще произнесла Рэрити, едва сдерживаясь, чтобы не засмеяться. — Мы идем в спа!

      Мой возмущенный вопль «что?!» совпал с радостным «йей!» от Флаттершай. Они хотят меня затащить в царство бесполезных процедур и скуки? Не. Не-не-не, ни за что! Мой вид поставил Рэрити в тупик.

— Дорогой, но тебе же ехать в Кантерлот! Ты не можешь предстать перед принцессами в таком виде!

— Погоди-ка, — нахмурился я и угрожающе навис над белой пони. — Откуда тебе это известно?

      Ее глаза забегали по комнате.

— Э-э-э, видишь ли… У леди есть свои секреты и источники информации, вот!

      Понятно, Борис разболтал.

— Но тебе правда надо в спа, — прошептала Флаттершай. — Тебе понравится! Там здорово, вот увидишь!

— Уважаемые дамы, я — мужчина. Для меня такие заведения та еще пытка, понимаете?

      Конечно же, глупые пони ничего не поняли. У Флаттершай широко раскрылись глаза от той ереси, которую я сейчас сказал. Шерстка Рэрити встала дыбом от негодования хозяйки. Обе пони буквально пытались испепелить меня своими взглядами.

— В данный момент ты не мужчина, а очень неухоженная кобыла, — буквально прошипела Рэрити, обхватив мою голову передними ногами. — Ты просто не можешь поехать в Кантерлот вот так! Это же позор для любой леди!

— Я не леди, черт бы вас всех побрал! Тащите меня в баню, этого более чем хватит! — для придания веса своим словам я сильно топнул передней ногой.

      Как же я был глуп в тот момент! Отказываться от похода в спа, когда рядом есть Рэрити — да даже если бы со мной была вся моя полностью вооруженная рота, это бы не спасло меня от гнева модной пони. Скрипя зубами от злости она повернулась к Флаттершай и произнесла всего одно слово, «взгляд». Мне даже стало смешно, но вот реакция домашнего кролика Флаттершай заставила немного напрячься. Он предпочел ретироваться от нас подальше. Птички в клетках прекратили петь и отвернулись в другую сторону. Только сама Флаттершай, кажется, была не особо уверена в том, что ей делать.

— Я никогда не использую Взгляд на пони, — сказала та даже не шепотом, это было похоже на шелест листьев.

— Что же, тогда нам повезло, — нехорошо усмехнулась Рэрити и злобно зыркнула на меня. — Потому что он человек, а не пони.

— Но сейчас он пони… Или она? — задалась великим вопросом Флаттершай.

— Как бы я сейчас ни выглядел, внутри сидит злобный российский офицер, — ответил я и хмыкнул.

— Видишь? Это человек. Глупый и невоспитанный.

— Эй, Рэрити. Иди к черту с такими шуточками, я умный и воспитанный, иначе бы не попал в постель к принцессе Селестии!

      Надо было видеть выражение мордочек моих подруг. Флаттершай даже приоткрыла рот, а Рэрити стало трудно дышать. Она сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, прежде чем к ней вернулась возможность говорить.

— Ты… Что?! В постель! К принцессе! — она была готова грохнуться в обморок.

— Эй, никаких пошлостей, — поднял я переднее копыто для успокоения модницы. — Мы лежали в одной кровати. Не более того.

— Это возмутительно! — взорвалась единорожка. — Ты построил свою мысль так, чтобы я… О, святая Селестия, это недопустимо! Давать такие намеки и думать так о самой Селестии!

— Но ведь это ты за меня все додумала, — невинно улыбнулся я и похлопал ресницами, изображая из себя несмышленую пони.

— Флаттершай! Пора! — громко крикнула Рэрити.

      Я знаю, что Флаттершай может быть храброй пони в чрезвычайных ситуациях, но она неспособна причинить какой-либо вред своим друзьям. Так и сейчас, она просто поглядела на меня, снизу вверх. Я сперва хотел просто отвернуться, но обнаружил, что мое тело не слушается меня. Я вообще перестал что-либо слышать и чувствовать, видел только большие и выразительные глаза робкой пони. Осталось только желание подчиняться и защищать лошадиную Родину от посягательств врагов. Я не знаю сколько времени провел в таком состоянии, но когда начал отходить, то почувствовал себя в воде. Мокрая грива ниспадала прямо мне на мордочку, и это полностью сбросило оковы взгляда Флаттершай.

      Я оказался в понивилльском спа, сидел в громадной ванне с целебной водой. Над моей головой стояла неизвестная голубая земнопони с розовой гривой. В зубах она держала здоровенную копию пилки для ногтей и ею шлифовала мой рог. Вторая земнопони, розовая с голубой гривой, делала мне маску на мордочку. От возмущения я чуть не взорвался прямо на месте — эти хитрые пони меня загипнотизировали и таки затащили в спа-салон! Но вынужден признать, шлифовка рога оказалась очень приятной. Эти ощущения можно сравнить с тем, когда тебе чешут спину. Поняв, что возможности вырваться отсюда у меня нет никакой, я расслабился и позволил работникам спа колдовать надо мной. В соседней ванне находилась Рэрити, на ее мордочке застыло выражение блаженства, ее грива была скрыта полотенцем. Флаттершай находилась чуть поодаль на массажном столике, одетая в махровый халат и читающая какой-то журнал.

— С возвращением в мир живых, — проворковала Рэрити, подняв с помощью телекинеза огурцы с глаз. — Как ощущения?

— Я все еще не одобряю то, что вы сделали против моей воли, — пробурчал я.

— Не беспокойся, ты уже прошел почти все процедуры, — хихикнула единорожка и погрузилась обратно в воду. — Осталась только укладка гривы и хуфикюр.

— Вы из меня хотите кобылу сделать? — спа-пони недоуменно переглянулись, услышав мою ремарку, ведь я и был кобылой в данный момент.

      Рэрити не ответила, продолжая наслаждаться ванной. Спа-пони помогли мне вылезти и тут же принялись обтирать меня полотенцами. Я сказал им, что сам более чем способен вытереться, но мои слова не возымели никакого эффекта, они продолжили свое занятие. После розовая начала мне делать прическу, тогда как голубая расчесала мне шерстку и занялась хуфикюром. В принципе, это было похоже на ощущения от обычной пилки для ногтей. Они ненадолго меня оставили, чтобы заняться Рэрити, а я стал думать о том, что не стоит позволять себе заниматься бабскими делами. Я все еще оставался мужчиной, даже мои предпочтения не изменились никак. Жеребцы пони никак меня не привлекали, и так стараться, чтобы выглядеть красивым? Увольте. Селестии уж точно все равно, как бы я к ней пришел. В таком виде, или в каком я был с утра. Но Рэрити была со мной чрезвычайно не согласна. Ее мнение было таково — даже если я и друг Селестии, в Кантерлоте есть еще куча пони-аристократов, для которых внешность — одна из главных черт воспитанного пони. И появись я в таком виде рядом с Селестией, то позорил бы не только себя, но и принцессу. К тому же я теперь аликорн и должен выглядеть соответствующе своему статусу.

      Все же в чем-то модная единорожка была права, я слишком зациклился на себе и совсем не подумал про понячью аристократию. Последнее, что мне сейчас надо, так это подставлять Селестию или Луну. Я многим обязан обеим принцессам и это было бы как минимум некрасиво. Оставшиеся процедуры заняли еще минут сорок, после чего мне принесли большое ростовое зеркало, в котором я увидел совсем другую пони, нежели сегодня с утра. Грива была зачесана набок, хвост остался прямым, но более не был растрепанным, а очень даже ухоженным. Моя шерстка чуть ли не светилась от чистоты, а копыта выглядели презентабельно. Также мне подвели брови и выделили длинные ресницы, которыми, как оказалось, я обладал. Спасибо за отсутствие макияжа хотя бы. В общем, подводя итог, на меня из зеркала глядела очень красивая и ухоженная кобыла с идеальными пропорциями тела по понячьим стандартам. Я сейчас очень походил на Луну или Кейденс, до Селестии все же не дотягивал. Ростом, в смысле. Рэрити прыснула в копытце, когда наблюдала за моей реакцией, Флаттершай широко улыбнулась.

      Признаю, мне самому больше нравится такой вид. И спасибо Флатти за то, что она отключила мой мозг на время большей части процедур, а то я прямо бы тут вскрыл свои вены и истек кровью. Флаттершай сообщила, что вместе со мной в Кантерлот поедет Твайлайт. У юной принцессы тоже были дела в столице, плюс она хотела навестить своих родителей. Такой компании я только рад, книголошадь может мне рассказать что-то полезное и интересное, а может, научит получше контролировать телекинез. Он у меня сейчас довольно убогий, на это указала Рэрити. Я не способен держать одновременно больше одного предмета, движения их в воздухе дерганные. А о том, чтобы использовать его вслепую и речи не идет, я должен постоянно быть сконцентрированным на том, что удерживаю. В общем, уровень детского сада, но не взрослой пони. И тем более не уровень аликорна. Перед отправкой Рэрити научила меня использовать заклинание для прикрытия интимных частей тела, в которые входило в том числе и вымечко, за что ей большое спасибо. Не опозорюсь перед Селестией и остальными пони!

      До понивилльского вокзала я дошел без почетного эскорта, Флаттершай и Рэрити остались в спа на грязевые ванны. На улицах я не встретил никого из наших военных, но зато десятки пони увидели меня. Никаких похотливых взглядов или присвистываний со стороны жеребцов не было, чему я несказанно удивился. Наоборот, все относились ко мне с почтением и пиететом, некоторые даже кланялись. Наверно, на них все же так действовал комплект из рога и крыльев, я помню, что даже к Твайлайт начали менять отношение окружающие. Только наша маленькая принцесса всеми силами стремилась этого избежать и настаивала, чтобы с ней обращались как с обычной пони. Я прекрасно ее понимал, будучи выходцем из известной семьи я всегда недолюбливал повышенное внимание и особое отношение к своей персоне. И вот сейчас я опять его стал получать, хотя, по идее, пони должны были быть предупреждены о том, кем я являюсь. Ведь мои подруги сразу же узнали меня? А я сомневаюсь, что там, в пещере, я выглядел так же презентабельно, как и сейчас. Я начинаю нравится самому себе, хах. Это тело не так плохо, но все же предпочту вновь стать человеком. И пошли Власти куда подальше с их хотелками домашнего аликорна!

      На вокзале встретились первые солдаты из Гарнизона. Это были военные полицейские, которые в основном следили за нашими обормотами, а не пони. Эквестрийцы в большинстве своем не доставляли никаких проблем, были законопослушны и спокойно относились к нам. В чем-то эти пони все же лучше нас, людей. Командир военных полицейских сразу понял, кто перед ним. Он попросил меня дать ему автограф, поскольку зубами я писать не умел, то попробовал телекинезом. Получилось коряво, но старлей обрадовался будто малое дитё конфетке. Здесь уже меня нашла Твайлайт, находящаяся в крайне возбужденном состоянии. Она набросилась на меня, словно фиолетовая молния. Начала обнимать и целовать, говорила, как боялась за меня и очень соскучилась. Поскольку она это делала на глазах у всех, кто был на перроне, я несколько смутился и начал пытаться отодрать от себя аликорницу без вреда для себя. Но обладавшая силой земнопони Твайлайт не поддавалась, сильнее прижавшись к моей груди. Ладно хоть не испортила прическу, а то бы Рэрити нас обоих расстреляла!

— Выглядишь потрясающе, — промурлыкала моя подруга, отцепившись-таки от меня.

— Спасибо, Твай. Ты тоже! — подметил я и то, что Твайлайт тоже подготовилась ко встрече с принцессой. Макияж, изысканная прическа, корона на голове…

      Твайлайт покраснела и сказала, что я ей сильно польстил. Она ведь так, всего лишь чуток приукрасилась для встречи с принцессами. Мы сели в подошедший поезд и заняли нижние койки у окна. Твайли сразу заказала нам морковного сока и продолжила нахваливать мою внешность.

— Я видела тебя там, в пещере, — юная принцесса заметно поежилась, ее крылья дернулись. — Это было жуткое зрелище, ты умирал у меня на глазах!

— Я, кажется, потерял сознание из-за болевого шока, — ответил я, с благодарностью принимая морковный сок от проводника. Я улыбнулся и кивнул земнопони, он отвел взгляд и покрасневшую мордочку.

      Я рассказал Твайлайт про свои глюки пока был в отключке, естественно, опустив некоторые части. Особенно про упоминание Гида, что я нравлюсь кому-то из местных кобыл. Твай заключила, что это было не более чем бредом находящегося на грани смерти сознания. Ни о чем подобном пони не знали.

— Принцессы и Дискорд сделали все возможное для твоего спасения, — тут она гордо выпятила свою грудку вперед. — И я тоже в этом поучаствовала. Полагаю, Рэрити и Флаттершай тебе уже все рассказали?

— Да, вы боялись, что вместе с телом изменится и мой разум, — я кивнул и одним залпом осушил стакан сока. — Но этого не произошло.

— И меня несказанно радует это, Алекс, м-м-м…

— Что такое?

— Ну, — замялась Твайли, начав постукивать копытом по столу перед нами. — Ты сейчас стал кобылой. Мне немного странно обращаться к тебе, как к человеку и жеребцу.

— Имя я менять не собираюсь, — нахмурился я. — Тело телом, но внутри я все тот же человек, которого ты знаешь.

— Конечно-конечно, я ни на что не намекала, правда! — принялась отнекиваться Твайлайт с неловкой улыбкой на мордочке.

      К счастью, почти никого в вагоне не было, и наш разговор оставался конфиденциальным. Я ей рассказал про желание своего правительства оставить меня в образе аликорна на веки вечные. Мисс Спаркл крайне возмутило такое решение, по ее мнению только я мог решать кем мне быть, даже несмотря на присягу России они не должны были решать за меня видовую принадлежность. Я ей сказал, что согласился бы в случае выполнения двух условий. Первое — возможность обратного перевоплощения. Второе — я бы оставался мужчиной, ну или жеребцом. Провести много лет в образе кобылы мне не хотелось. Некоторые знания биологии подсказывают, что гормоны бы сильно повлияли на мою самоидентификацию, и через определенное количество времени я бы стал кобылой не только снаружи, но и внутри. А к этому я совершенно не стремился.

— Тебе это не грозит, — подбодрила меня Твайлайт. — Рэрити, конечно, будет пытаться сделать из тебя леди, но мы охладим ее пыл.

— Спасибо, подруга, — я звонко рассмеялся. — Я рад, что нашел здесь таких понимающих друзей!

      А как там мои земные товарищи? Я же так и не увидел никого из своей роты. Не то чтобы я стремился попасть на глаза рядовому составу, тем только дай повод поржать. Но Макса, Бориса и Петьку повидать хотелось бы. Великий Язов, я же совсем забыл о них с этими превращениями и прочей хренотенью! Надо будет обязательно съездить обратно в Гарнизон и поговорить с ними. Наверняка им передали, что я жив-здоров, но ведь все равно беспокоятся, я в этом уверен. Я поделился своими мыслями с Твай, она полностью поддержала меня в этом вопросе. Предложила смотаться к ним на неделе, сразу после того, как она закончит визит к родителям. Также она захотела познакомить меня с ними, я согласился, я помню ее маму и отца по веселой свадьбе, но официально мы так и не познакомились. Счастливая Твайка стала расписывать мне культурную программу которую она устроит мне, ведь все разы что я бывал в столице я был там по делам. Один раз только вместе с Селестией гуляли вечером, все остальное время я торчал в королевском замке.

      Через несколько часов мы торжественно въехали в столицу понячьего королевства. И прямо на вокзале нас встретила почетная Солнечная Гвардия во главе с самой Селестией. Солнечный диарх расправила крылья и гордо подняла голову, когда я подошел к ней, охреневающий. Кроме военных пони здесь же оказались бойцы из наших, тоже стояли в почетном карауле. Селестия улыбнулась мне улыбкой, которая смогла бы растопить даже сердце нашего Мудрого Вождя, она бы бросилась и обниматься, но чтила церемониал. Я и Твайлайт поклонились стоявшей выше нас (во всех смыслах) принцессе. Затем Селестия повела нас к выходу из вокзала, а там уже стояла большая колесница, украшенная позолотой и национальными символами государства — солнцем и серпом луны. Внутри хватило места на всех троих, колесница оказалась запряжена парой гвардейцев. Про себя я решил считать, что это аналог рикш. Скорее бы пони ввели у себя двигатель внутреннего сгорания, не придется использовать копытную силу для передвижения.

      Селестия хранила загадочное молчание, она махала копытом и приветствовала своих подданных окружавших нас, когда колесница мчалась по вечернему Кантерлоту. Джентльпони и их прекрасные спутницы останавливались, дабы выразить свое почтение принцессам, встреченные по пути наши солдаты салютовали повелительнице Солнца. Все как обычно, все согласно протоколу. Колесница остановилась у ресторана с названием «Пранция», стоящий у входа одетый с иголочки метрдотель-единорог сразу бросился целовать землю, как только мы вошли внутрь вслед за Селестией. Внутри играла классическая музыка, несколько пони-музыкантов оккупировали сцену и обладавшая сопрано приятная на вид зеленая кобыла пела какую-то арию. Гвардейцы остались на входе, внутрь зашли только я и две принцессы. Пока сотрудники ресторана встали на дыбы и готовились обслуживать высоких гостей, мы выбрали себе местечко в самом углу. Это не спасло нас от любопытствующих взглядов немногочисленных посетителей. Но принцессу это нисколько не волновало, она привыкла ко всеобщему вниманию.

— Не могу выразить словами, насколько я рада тебя видеть, друг мой, — проворковала Селестия, левитируя мне и Твайлайт меню ресторана. — Как и тебя, моя бывшая, но все еще верная ученица.

— Это честь для меня, принцесса, — склонила голову Твайлайт. На виду у всех пони мы обязаны соблюдать рамки приличия.

— Давайте же вместе насладимся чудесным ужином, а после поедем в замок для решения нескольких вопросов, — объявила Солнцелошадь, уголки ее губ несколько приподнялись.

      Пока я изучал внутреннее убранство ресторана, исполненного в стиле барокко, к нам подошли официанты. По подсказке Твайлайт я решил взять знаменитое пранцузское яйцо с пряностями и, внезапно, с малосольной рыбой. Пони, оказывается, нормально относятся к поеданию рыбы. В качестве напитка я избрал микс из тропических фруктов. Селестия взяла себе салат из элитного сена с картофелем, Твайлайт же предпочла овощное рагу по-тротенбургски. Принесли наш заказ почти сразу, пони опять смогли меня удивить скоростью, с которой они способны работать. Оказалось, что я взял себе то, что известно на Земле как яйцо пашот. Малосольная радужная рыба оказалась по вкусу похожей на семгу. Также мне предложили салат из ромашек и роз с добавлением масел и перца. Рискнув это попробовать, я понял, что мои вкусы подстроились под тело пони — цветы мне очень понравились. Я старался есть очень аккуратно, но мой неумелый телекинез зачастую подводил. Спасибо Твайлайт, она постоянно следила за мной и успевала вовремя вмешаться.

— Хочу предупредить — я уже опубликовала высочайший манифест, — сказала с хитрой ухмылкой Селестия, наблюдая за моими попытками порезать рыбу ножом.

      Я непонимающе поднял брови и дернул ушами. А еще поерзал на табурете с мягкой подушкой на ней, все же еще не особо привык сидеть по-понячьи.

— Законы надо соблюдать, — она подмигнула довольной Твайлайт. — Все аликорны становятся принцессами, и ты не исключение.

      На этом моменте я чуть не подавился соком. Что?! Она ведь шутит, да?

— Я, конечно, польщен, — пробормотал я, прекратив попытки совладать с рыбой и отдал это на откуп Твайлайт. — Но мое состояние ведь временное, какой в этом смысл?

      Селестия хихикнула, прикрыв рот копытом.

— Никакого смысла, просто следуем старым законам. Не переживай, никаких политических привилегий и обязанностей ты не получишь, будешь как Кейденс до ее обретения трона Кристальной Империи, — поспешила успокоить меня Селестия.

      Кобыла-певица закончила свою арию, теперь ее сменил какой-то единорог. Он запел уже более современную мелодию, напоминающую земной джаз. Вместе с этим к нам притащили комплимент от Шефа. Ну еще бы, посещение вашего заведения самой Селестией — лучше любой рекламы. Конечно они хотят завоевать ее благосклонность.

— И какой же мне выдали титул, позволь поинтересоваться?

— Принцесса отваги, — не меняя выражения мордочки торжественно объявила Селестия.

      Нет, все же пони точно сумасшедшие. Что это за титул такой?

— А мне нравится, отлично ей… Прости, ему подходит, — сказала Твайлайт, покончив со своим рагу.

— Несомненно, — объявила Селестия, величаво расправив свои крылья. — Это меньшее, что я могу сделать за твои заслуги перед Эквестрией и мной лично.

— В операции по вашему спасению участвовало несколько рот, — заметил я. — А также Твайлайт со своими подругами.

— Но именно ты спас Твайлайт от мантикоры, — указала на мой недоподвиг Селестия. — Ты уже который раз ставишь жизнь пони выше своей. Я не могу это интерпретировать как-то иначе. Если бы на Земле существовал аналог Элементов Гармонии, ты был бы воплощением храбрости и отваги, мой друг.

— Находчивость и храбрость, отвага и удача, в беде не растеряться — вот главная задача, — процитировал я одного очень известного человека.

      Обе принцессы звонко посмеялись и решили закончить с ужином. Селестия оплатила кругленькую сумму, оставила и щедрые чаевые расторопным официантам. Мы вновь сели в колесницу и на сей раз направились прямиком в королевский замок. Прямо в процессе поездки Селестия начала опускать солнце, и этот вид крайне обрадовал и воодушевил прохожих пони. Они кричали от радости, что им удалось увидеть их принцессу в действии. Одновременно с этим и Луна подняла в небеса свою луну. Очевидно, повелительница Ночи уже проснулась и готовилась к ночной смене, я заметил нескольких бэтпони на крышах, которые незримо сопровождали нас и были готовы вмешаться в случае чего. Возле самого замка я заметил необычное скопление нашей военной техники — танки, БМП, БТР, грузовики. Их сторожили пони-гвардейцы и несколько солдат из Кантерлотского гарнизона РЭК. Уже здесь я начал что-то подозревать.

      Замок был погружен в полудрему, только несколько групп солдат Ночной Гвардии устраивали смену караула, отпуская своих коллег из Солнечной Гвардии на заслуженный сон. Но офицеры Селестии продолжили нас сопровождать, а сама Солнцелошадь повела меня и Твайлайт в Великий зал переговоров. Именно там в свое время были подписаны все договора России и Эквестрии о дружбе и сотрудничестве. — Вольно, — скомандовала Селли своим бойцам.       Пони козырнули, получили команду от своей повелительницы и покинули нас. Селестия открыла дверь и запустила меня внутрь темного зала. Не видно было ни зги, а я не имел при себе никакого фонарика. Колдовать еще не умел. Но тут же включился яркий свет, заставивший меня зажмуриться, и я услышал целый хор голосов орущих «сюрприз»!

      Первой ко мне подпрыгнула, конечно же, Пинки Пай. Розовая непоседа заключила меня в свои объятия, за своей спиной я услышал офигевание Твай и смешок знавшей обо всем Селестии. Пока сапер-нострадамус была занята прижиманием меня к себе, я смог мельком оглядеться. В комнате стояли все мои понивилльские друзья — Рэрити, Флаттершай, Эпплджек, Рейнбоу Дэш, Дитзи Ду, Трикси и Черили. Конечно же, я не мог не заметить царственную Луну, когда мой взгляд задержался на ее мордочке, она тепло улыбнулась мне и кивнула. Рядом с ней стояли Кейденс и Шайнинг Армор, правители Кристальной Империи тоже оказались рады меня видеть. Ну и гвоздь программы — в огромном помещении разместилась вся вторая рота понивилльского Гарнизона. Я сразу заметил своих коллег-лейтенантов Горячева и Ладыгина. Между ними стоял Дубов, уже со стопкой водки в руках. Он хитро подмигнул мне и поднял стопку чуть выше. Куда уж без моих друзей — Борька, Петька и Макс, солдаты моего взвода. Все были тут! Даже часть роты Наливайченко и он сам!

      И Пинки каким-то образом умудрилась украсить все к нашему приезду. Шарики и гирлянды, плакат над моей головой с изображением моей счастливой мордашки… На столах стояли угощения на любой вкус, от сладостей до закусок к крепкому алкоголю. И на душе сразу стало так тепло, ведь у меня столько верных друзей! И пони, и люди, все пришли сюда поздравить и поддержать меня. Подавив и малейшие намеки на слезы, ведь мужики не плачут, я обхватил ногами и крыльями так много людей и поней за раз, как мог. Пришлось повторить несколько раз, слишком уж много здесь собралось разумных. Селестия потерлась своей щекой о мою и прошептала «наслаждайся». Разумеется, я собирался исполнить повеление солнечного диарха. Встретившись с Луной, я оказался немного смущен, потому что принцесса Ночи пошла дальше своей сестры — мы с ней потерлись носами. Не знаю, что это значит для поней, но вышло приятно. Хоть и странно. Шайнинг согласился на бро-хуф, Кейденс на обычные объятия. Мои сослуживцы сперва начали подшучивать, но смягчились и тоже полезли обниматься. Ну спасибо, Пинки!

      После приветствий и объятий все разделились на группки по интересам и принялись обсуждать что-то свое. Я сперва прибился к Эпплджек и Пинки Пай, наслаждаясь обжигающей горло текилой и слушая их разговор. Ковпони приехала в Кантерлот, чтобы заключить выгодные соглашения с местными рестораторами — еду прямиком с грядки они были готовы покупать за хорошие деньги. А в Эквестрии собирали несколько урожаев за одно только лето благодаря магии земных пони. Пинки же приехала именно для организации вечеринки в честь моего выздоровления. Я искренне поблагодарил розовую дурашку и пошел дальше, хотелось обмолвиться хоть парой слов со всеми собравшимися.

      Рэрити пообещала сделать мне удобную одежду, поскольку я все же предпочел бы ходить именно в ней. Трикси предложила обучить меня телекинезу — времени у нее было предостаточно и им она владела идеально. Я согласился на столь щедрое предложение и еще раз обнял синюю фокусницу. Но она опять взяла себя в копыта и продолжила напоминать, что она — Великая и Могучая. А вот я теперь не особо. Кейденс и Шайнинг выпили со мной водки, оставшись при этом совершенно трезвыми. Черили поблагодарила за спасение, а Дитзи подарила сделанный своими копытами подарок — флягу. Она была наполнена магией пегасов, так что холодная вода в ней бы оставалась такой даже в жаркий день, а горячая — даже в холодный. Я поблагодарил нашего почтальона и столкнулся нос к носу с Лирой. Каким-то образом я сперва не заметил эту единорожку. Она выразила сожаление, что я стал скучным пони, а не интересным человеком, после чего рассказала забавную историю, связанную с контрабандой микроволновок. Вкратце — там оказался брак. Много брака.

      Ну и тут настало время моих сослуживцев. Они принялись насильно заливать в меня алкоголь, да и сами не отставали.

— Не знаю, как ты, но я определенно одобряю твой внешний вид, Алекс, — сказал Борис, заев водку колбасой. — Ты выглядишь очень мило.

— Для тебя все пони милые, — рассмеялся я. Вместе с алкоголем пришла и радость.

— Да уж, летех, — хлопнул меня по спине Дубов. — Задал ты нам задачку. Но ты все еще наш лейтенант, будь ты хоть трижды пони. Верно я говорю, братцы?

      Рота взорвалась словами одобрения и поддержки. А уж когда к нам пришли пировать танкисты, так и вообще стало весело! Ведь настало время для армейских песен. Пони одобрили нашу инициативу и развесили уши, начав слушать наше творчество.

— Письма нежные очень мне нужны, я их выучу наизусть! — заорал во всю свою глотку капитан Дубов. Твайлайт и Селестия переглянулись, и старшая аликорница приобняла крылом младшую.

      А танкисты подкинули уже что-то новенькое. Посвященное деятельности именно нашего РЭК.

— Тысячи тонн орудий в броне на помощь поняшкам идут! Танки вернулись, чтоб мстить на войне, пушки с земли все метут! — Наливайченко помянул кантерлотское сражение, не иначе.

— Удар первый наш и в плен не берем, кровь из-под траков летит! Их оборону мы танками рвем, в след нам пехота глядит! — поддакнул мехвод Михай.

      Несколько мрачновато, но подходит тем событиям. Пони одобрили, хотя и те еще пацифисты.

— Знал бы ты, как запаниковал Шайни, когда увидел одновременно солнце и луну, — хихикнула Кейденс, ткнув покрасневшего мужа в бок.

— Неправда! — заявил брат Твайки, гордо подняв голову.

— Апокалипсис, мы все умрем! — пробасила Кейденс, имитируя голос Шайнинга.

      Собравшиеся прыснули, особенно сильно смеялась Твайлайт. Наши же бойцы затянули очередную песню. Переделку одной другой.

— Слава матушке России! Слава нашему орлу! Слава Луне Эквестри-и-и-и-йской и солдату-молодцу! — пьяный Семенов поднял бокал над головой. — Мы любим вас, принцесса Луна!

      В поддержку его слов толпа солдат засвистела и заревела. Луна скромно помахала своим новым фанатам копытом, и злобно зыркнула на веселящуюся Селестию.

— Так это, — подле меня материализовалась Рейнбоу Дэш. — Будешь учиться летать?

— Конечно, Дэши. Надо же научиться пользоваться этими отростками!

— Блеск! — просияла она. — Я тебя научу!

— Я тебя полюбил, я тебя научу! — я был уже довольно пьян и мне захотелось процитировать Леонова. — Какая, говоришь, у вас цветовая дифференциация? Я вот вижу, ты голубая, сколько раз перед тобой надо присесть?

— Чего? — не поняла моей глубокой мысли Рейнбоу. Я просто махнул копытом.

— Не важно. Полетаем завтра, полетаем.

— Ну, как я могу отказать ее высочеству? Желание принцессы — закон! — ухмыльнулась Дэш. — Кстати, из тебя вышла отличная кобыла. Рэрити мне все уши прожужжала, что ты куда более женственна, чем я. При этом ты-то бывший жеребец!

      Веселящаяся пегаска легко увернулась от моего удара. Калечить я ее не собирался, но проучить надо было. Так что я приказал Петру Жеглову поймать и наказать, а сам продолжил веселье. И отмечали мы как тогда, на свадьбе Кейденс и Шайнинга. Голубки отвалились от нас первыми, ушли в свою гостевую комнату заниматься непотребствами. Постепенно стали расходиться и поняшки. Не забывая на прощание тереться об меня и обниматься, черт бы побрал их культуру. Последними выстояли солдаты нашей второй роты и танкисты Наливайченко, хотя капитаны Дубов и он пали уже давно. Алкоголь их победил. Я сам еле-еле стоял на ногах, но приняли решение отправить меня спать в башню Луны.

      Поскольку по понятным причинам я не смог бы туда подняться, Луна меня туда телепортировала вместе с собой. И сразу же уложила на свою кровать, несмотря на все протесты.

— Друг мой, ты пьян. Это наш долг, позаботиться о тебе в сей момент нужды! — Луна, как обычно, выдала высокопарные предложения.

— Русские не сдаются! — промычал я, всеми ногами противясь попыткам принцессы Ночи справиться со мной.

— Какой непослушный жеребенок, — усмехнулась принцесса.

      Она сделала то, чего я совсем не ожидал. Прикусила мое ухо. И почему-то я резко почувствовал себя слабым и желающим поспать. Я прекратил сопротивляться ее попыткам и позволил ей себя уложить. Она накрыла меня своим разрисованным месяцами одеялом и нежно поцеловала в лоб, чуть ниже рога.

— Доброй ночи, мой друг. Еще раз с праздником, — Луна тепло улыбнулась и собиралась погасить свет, но я ее остановил.

— Сделай так еще раз, — попросил я. — Как на вечеринке, в начале. Пожалуйста?

      Она вздохнула, но согласилась. Процокала к кровати и потерлась своим носом об мой.

— И еще раз спасибо за помощь в нашем спасении, — прошептала она мне на ушко. — А теперь спи. Я прослежу, чтобы тебе не приснились кошмары.

— Спасибо, Луняша. Ты лучшая, — ответил я, чувствуя, что вот-вот провалюсь в сон.

      Луна усмехнулась себе под нос, погасила свет и вылетела из башни через балкон. Начиналась ее смена. Но все было не так просто, ведь оставался фактор хитрой принцессы Селестии. Как только ее сестра покинула свои покои, она тут же материализовалась на ее месте. Даже сквозь закрытые глаза я увидел свет, сопутствующий телепортации. Я тут же проснулся и увидел стоящую надо мной принцессу Солнца. Она смотрела на меня, как мать на своего любимого ребенка.

— Лу-Лу уже ушла? — удивилась Селестия и села на краешек кровати. — Я думала, она останется с тобой.

— Если ты за ней, то она только что улетела, — я махнул головой в сторону балкона.

      Селестия закусила губу.

— Поди ее теперь найди, — вздохнула Солнцелошадь. — Хорошо, спокойной ночи, Алекс. Завтра поговорим.

      Мне в голову пришла странная мысль, но мой охмеленный мозг воспринял ее как нечто гениальное. Зачем ей куда-то уходить? Кровать большая, места нам всем хватит.

— Селли, — обратился я к развернувшейся было кобылице.

      Она повернулась обратно ко мне, и я подметил, как волшебно смотрятся ее грива и хвост при свете звезд и луны. Она приподняла бровь в немом вопросе.

— Может, останешься здесь? — попросил я ее. Брови Селестии поднялись еще выше.

— В смысле? — не поняла она, ну или сделала вид, что не поняла.

— Кровать большая, места нам хватит, — пояснил я свою гениальную мысль глупой принцессе.

— Оу, — только и сказала Селли. — Ты хочешь, чтобы я легла спать здесь, с тобой?

— Ага, — довольно кивнул я.

      Принцесса явно оказалась удивлена такой просьбе. Но не отказала. Она сняла свои накопытники и колье, оставила корону на прикроватной тумбочке и осторожно, словно боясь кого-то спугнуть, залезла на кровать. Сперва она собиралась, видимо, остаться поверх одеяльца, но я ее убедил залезть под него. Холодно же, по ночам-то! Селестия колебалась недолго и исполнила мое пожелание. Сразу же я пододвинулся поближе к ней, обнял передними ногами и переплел свои задние с ее. После чего аккуратно уткнулся ей в грудь, чтобы не поранить своим рогом, и почти сразу провалился в сон, услышав напоследок несколько умилительных смешков от Селли. Она ответила на мои объятия и даровала мне поцелуй в лоб, туда же, куда и Луна. Горячее дыхание Селестии над моим ухом только ускорило приход сна, в котором я точно нуждался. Помните, жеребята, пейте алкоголь только с такими друзьями, как у меня! А то рискуете здорово. А уж как удивится с утра Луна обнаружив в своей кровати меня со своей сестрой, ух! Мне стало смешно от одной только мысли.

      Я не помню, как заснул. Зато уверен, что мне не снилось вообще ничего. То ли это был алкоголь, то ли старания Луны. Когда я с трудом разлепил глаза было уже позднее утро. Шумоподавляющие заклинания мешали проникнуть в башню звукам города, но я отчетливо слышал птиц из королевского сада. А когда я попытался подняться на кровати, одновременно вспоминая, что я теперь обладатель тела пони, то не смог это сделать. Потому что обе принцессы лежали на кровати по разным сторонам от меня и обнимали. Я не мог встать, чтобы не разбудить их. После свадьбы Кейденс я проснулся в схожей ситуации, и у меня сразу началась паника. Сейчас — никакой паники не было. Я хорошо успел узнать обеих сестер и они стали дорогими моему сердцу кобылами. Да и на сей раз я был уверен, что не совершал никаких противоправных действий с их королевскими крупами, я ведь спал без задних ног. Но проснуться в одной кровати с двумя повелительницами Эквестрии — это все же чертовски забавно. Я лег обратно и прижал обеих аликорниц поближе к себе. Луняша скорчила забавную мордочку во сне, когда я это сделал, что заставило меня умиляться. Селестия же не заметила моих движений, продолжая спокойно посапывать с выражением умиротворения на мордочке. Да, все же мне повезло с местом службы и друзьями.

      Но тут я вспомнил свои то ли видения, то ли еще что, когда оказался на волосок от смерти.

Не надо быть Эйнштейном чтобы понять, что как минимум две представительницы прекрасного пола из их народа заинтересованы тобой.

      Я по-новой взглянул на эту картину утреннего спокойствия. Обе принцессы в одной кровати со мной. Обнимают меня. На ночь целуют. Я не припоминаю, чтобы даже Твайку Селестия целовала. Так что, Гид был прав? Я умудрился влюбить в себя и Селестию, и Луну? Черт, нет, не-не-не, так нельзя! Я — человек. Они — пони. Они не могли полюбить меня как мужчину, только как друга, ведь так? Я чуть было сам не ужаснулся таким мыслям — и тут я понял, какой дурак. Я даже посмеялся своей глупости. Они ведь пони, а в их культуре отношение к близким тактильным контактам совсем иное, нежели у людей. Я не раз и не два видел, как Твайлайт спит в одной кровати с Флаттершай или еще кем из ее подруг. Тем более я сейчас обладатель женского тела, так что все встает на свои места. Ну блин, дурачина я, простофиля! Я не настолько слепой и заметил бы, если бы аж сами принцессы стали рассматривать меня больше чем друга. И не только я. Твайлайт бы заметила первой.

      Я еще раз посмеялся своим мыслям и окончательно расслабился. Вновь посмотрел на спящих аликорниц и еще сильнее прижался к их теплым телам. Да, я рад, что попал в Эквестрию. Если бы не Трикси, я бы уже ушел из армии и жил скучной жизнью столичного мажора. А так — безумные приключения и суицидальные задания от родимого командования. А еще пони. Много пони. Они хоть и безумны, но есть среди них и такие, как Селли и Луняша. Лучшие друзья навек.