Автор рисунка: aJVL
Глава 13: В диапазоне между Роквиллем и Понивиллем. Часть 2. Глава 15: Держи хвост пистолетом!

Глава 14: Понивилль

Наконец-то я вышел из кризиса. Так же хочу сказать, что рыба основного сюжета полностью написана, так что плавания в идеях можно не ждать. Ну и, конечно, глава нужного формата. Шик да блеск!
Ах да, начался учебный процесс, посему выход глав может затянуться, но, думаю, не критично.

Понивилль…

Город, что своей популярностью мог сравниться с теперь уже уничтоженным Анклавом Кантерлотом. И чего, что само по себе селение было небольшим и относительно мирным – оно было родным для двух из шести кобыл-добродейтельниц. Ещё одна была из ныне уничтоженной столицы, две – из Клаудсдейла – города, который, как и Старспайр, парил некогда над землёй. Увы, войну этот объект всепоньского наследия, в отличии от своего собрата, не пережил, и сейчас его руины до сих пор можно лицезреть, если идти от Понивилля немного на Северо-Запад.

И, наконец, последняя. Считайте, что наша землячка, ибо выросла на одной из окружавших Роквилль каменных ферм. И тем не менее, Понивилль был для них домом. Именно в нём сложились большей частью их жизни. В нём произошла их заветная встреча, переросшая впоследствии в самую крепкую, если исходить их источников, дружбу. Именно опираясь на неё у этой заветной шестёрки получалось, раз за разом, решать насущные и не очень проблемы. Но всё же, заветный вопрос не покидал мою голову: “Почему в тот раз дружба им не помогла?”

— Ветер, зараза! Пыль нагнал. – Чертыхнулся Лун и прикрыл мордочку платком, который, обычно, носил на шее. А вот я такой вещицей не обзавёлся, так что пришлось довольствоваться закрытым ртом, на котором так и норовила осесть тонким слоем поднятая на поток пыль. Благо, пребывая в бункере я оказался куда более прагматичным, нежели в прошлый раз и прихватил с собой очки, сделанные на манер каких-то, словно вышедших из футуристичных романов, гогглов с круглыми линзами. Обзор в них был не ахти, но уж лучше видеть что-то в пяти метрах, чем не видеть ничего. Живя в Стойле, я, конечно, пытался ходить по коридорам с закрытыми глазами – выигрывал время для сна на ходу, но сейчас подобную практику применить бы побоялся – прикрыть меня вовремя сего трюка никто не сможет.

А вот чего моя прагматичность не учла – так это необходимость надеть маску. Да, в ней дышалось хуже, зато она спасала от пыли и защищала от летящих в нас на бешенной скорости частичек песка, земли и прочего шлака.

Что же, нам не очень повезло. Попасть в пылевую бурю – сомнительное удовольствие уже по определению, а уж сделать это с неприкрытой мордочкой, когда ты борешься с желанием сплюнуть пыль с губ, а нельзя, ведь нахватаешься ещё с тележку, так и подавно. Оставалось надеяться, что буря продлится недолго, ибо местная роза ветров сейчас играла нам на копыта. Ну, во всяком случае, должна была.

На горизонте начало маячить нечто, отдалённо напоминающее силуэт какого-то здания. Должен сказать, весьма кстати, ибо эта буря начала меня изрядно нервировать. Мой внутренний я с каждой секундой, всё упорнее призывал меня если не избавиться от надоедливой пыли, то хотя бы ускорить шаг, дабы сделать это без риска для лёгких.

Однако здания не обнаружилось. Я даже проморгал не один раз, силясь увидеть заветную структуру, маячащую впереди своим весьма выразительным силуэтом. Мы с Луном переглянулись, хотя едва видели друг друга среди дорожных пылевых вихрей. Я проклял себя за безалаберность – хотел же сделать себе наушник и подключиться к интеркому бэтпони, дабы переговариваться без помех. Теперь страдаю. Впрочем, и поделом мне за свой характер.

Спустя пару неудачных попыток переброситься хотя бы тройкой фраз, мы лишь побрели навстречу силуэту, не забывая, впрочем, сверяться с картой дорог. Беда была в том, что радиосигнал сквозь бурю ловил мягко говоря хреново, потому нам часто приходилось останавливаться, чтобы не потеряться, ибо мало что хорошего может случиться с тем, кто сойдёт с дороги. Проверять свою смекалку в купе с любопытством ни один из нас не желал, тем более в такой ситуации.

Проведя добрую половину часа в попытке набрести на здание я понял, что таки заблудился. Л.У.М. показывал одну зелёную точку. Дело дрянь. Остаётся надеяться, что это не какая-то неизвестная доселе шайтан-аномалия, заставляющая даже локатор вытворять невесть что.

Двигаясь к точке, я понял, что потерял дорогу. Карта хоть и была загружена в Бак, не могла отразить моё местоположение из-за помех сигнала. Теперь ориентироваться оставалось лишь на уже ставшую спасительной зелёную точку. Локатор показал дистанцию до цели в 20 метров, но видимость была так плоха, что различить что-то дальше своего носа и гогглов я не мог. Продолжая идти к цели, я заметил некоторое движение. А потом различил и полноценный силуэт. Высокие уши, боевое седло на спине и трепыхающийся конец платка около рта. Это был Лун.

Подойдя поближе к фестралу и помня неудачную попытку позвать его в такой пурге, я лишь хлопнул его по плечу. Лун развернулся и едва не всадил мне очередь, ведь подошёл я сзади. Оглянувшись и продолжая недоумевать от того, где сейчас находимся, мы взяли курс на север, исходя из компасов на Пип-Баках. В нынешней ситуации это было лучшим решением на наш взгляд. Двигаясь на Север, мы должны были выйти к передовой между НКР и нейтральной территорией, а там либо дождаться наших спутниц, либо отправиться на их поиски. Меня колотила тревога за Сию и сестру. Ладно мы с Луном – не первый год выживаем на Пустоши и можем хотя бы мало-мальски в ориентирование, но попутчицы наши таким уменьем вряд ли обладали, во всяком случае Эмили – точно. С другой стороны у них есть Пип-Баки, как и присущая им и отсутствующая у нас по понятным причинам кобылья осмотрительность. Они наверняка держались вместе, дабы не растеряться по равнине, как это случилось с нами. Во всяком случае на это я хотел надеяться больше всего.

Внезапно Лун ткнул меня в плечо и показал на Л.У.М. Я перевёл взгляд и увидел точки. Одна зелёная и одна красная. Добром такое кончиться вряд ли могло, а потому мы ускорили шаг, иногда переходя на рысь. Волноваться, что нас засекут не было причин – звук бури глушил наш топот, а значит мы были не только невидимы, но и неслышны.

Добравшись до зелёной точки, мы обомлели. Эмили стояла с зажженным рогом, а напротив неё лежал явно побитый магией пони. Рейдерская броня, сейчас отдававшая гарью и выглядевшая недавно подпалённой как бы намекала на его принадлежность, равно как и наличие пары черепов на шлеме, теперь лежавшим рядом с жеребцом и расколовшимся надвое. Сестра же просто стояла и внимала пыльный воздух через респиратор. На секунду меня поразила неопределённость: “Ну чего ты стоишь?! Добей его и дело с концом!” Вот только потом здравый рассудок и купе с памятью о том, кто такая Эмили затмил это недоразумение. Я буквально понял, если не прочувствовал всю сложность сей дилеммы. Она разрывается между убийством живого пони, своего, считайте, что сородича, и стремлением быть в безопасности и наказать того, кто посмел на неё напасть.

Так продолжалось от силы пару секунд, затем сестринский рог погас и она опустилась на землю рядом с недобитком. Всё равно навредить ей он бы не смог при всём желании. Мы с Луном переглянулись. Понять эмоции фестрала оказалось непросто из-за повязанного и закрывавшего добрую половину мордочки платка, но я мог предположить, что Лун корит Эмили. Корит за слабость, которую пытался в ней искоренить. Однако бэтпони лишь покачал головой и посмотрел на меня с некоторым укором. Во всяком случае, мне так показалось.

Мы подошли ближе и сели рядом с единорожкой. Вид у неё был подавленным, словно она только что совершила самый большой проступок в своей жизни.

Заметив движение она обернулась. Быстро, но будь на нашем месте рейдеры или смежные с ними особы, сестрёнке пришлось бы несладко. Завидев нас, Эмили встала и слегка ватной, но довольно уверенной и грациозной походкой подошла.

— Как ты? – Луну пришлось перекрикивать сквозь платок и шум бури.

— Неважно, если быть честной. – ответила глухо единорожка.

— Это нормальная практика. – попытался вставить свои пять крышек я и тут же поплатился за это. Горсть пыли ворвалась внутрь, заставив меня скривиться в отвращении. На зубах появился хруст. Во рту всё разом пересохло. Благо у нас осталась вода. Промочив рот и убрав из него непрошенных гостей в виде пыли и песка, я вернулся к диалогу, предварительно надев маску и выдохнув с облегчением – никакого дискомфорта и обета молчания.

— Ты видела Сию? – меня всё ещё терзала тревога. Если с маской что-то случится, добраться до нас у неё не выйдет.

— Нет, мы разделились где-то час назад.

— Дело дрянь. Придётся искать самим.

— Нет, Базз. Если пойдём за ней сейчас – рискуем не вернуться. Надо выйти из бури, а потом приняться за поиски.

Во мне закипала ярость на Луна. С другой стороны, холодная прагматичность твердила, что так и надо поступить, если, конечно, не хочешь откинуться от усталости или обезвоживания – воды осталось на пару приёмов. Но ведь там, где-то Сиа. Моя Сиа. Как можно так легко взять, да и отказаться от возможности её разыскать? Это немыслимо, брать и не воспользоваться шансом по поиск. Во мне вновь разыгралась битва. Битва за то, какой путь избрать. Легкий, или правильный. На кону теперь стояла жизнь отнюдь не случайного пони. Это была жизнь той, кто смог меня изменить в лучшую сторону и, несмотря на все мои деяния, полюбить.

— Базз, решайся уже! – выкрик Луна вернул меня в реальный мир. Рассудив ещё пару секунд, я принял решение.

— Идём искать Сию. Вряд ли у неё получиться уйти далеко с её-то особенностями.

— Не включай идиота. – Лун нахмурился. – Где ты её искать-то собрался, нихрена не видно!

— Собрался и найду! – отрезал я. – Если не хотите, можете идти на Север, а мы вас догоним. – мне не хотелось говорить лишь о себе. Неприятная ассоциация начинала сдавливать горло.

— Я с тобой. – Эмили подошла ближе. – Перспектива терять тебя вновь меня вообще не радует. – мы поглядели с выжиданием на фестрала. Тот лишь наиграно сплюнул и, что-то буркнув, подошел к нам.

— Только главное – не разделяться, а то получится как в прошлый раз. – Лун даже не скрывал скептицизма от избранного нами пути. Мы направились на Северо-Восток, в сторону, если судить по карте, Мэйнхэттэна. Порядка двадцати минут поиска не дали результатов, но мы набрели на дорогу, или, во всяком случае то, что от неё осталось.

— Идём по дороге, если повезло, это тот самый путь, по которому мы шли. – старался перекричать бурю я, пока Лун сверялся с локатором. Тот факт, что радиосигнал тоже ловил плохо, наш друг-радист не мог поймать никакой стоящей волны. Такие бури тут редкость, а уж столь продолжительные – редкость в квадрате.

Двигаясь по дороге мы вновь встретились с таинственным силуэтом некого здания, но в этот раз я был готов едва ли не четвертовать то, что сейчас нас манило и, столь же сильно, дразнило, как и нашу беспомощность. Я невольно задумался о покупке тепловизора. За такую приблуду, конечно, пришлось бы выложить добрую половину всех моих заначек, но во время ночных вылазок, охраны караванов или в схожих с нашим случаях такая штуковина была радикально необходима.

От влажных мыслей о заветном гаджете меня отвлёк удар в плечо.

— Гляди. – Лун показал куда-то влево. – Буря стихает.

— Наконец-то треклятая роза ветров соизволила придерживаться графика. – выплюнул желчью в воздух я. – вроде, башни П.О.П. работают, какого эта буря тут делает?

— Может запланировано, откуда мы знаем?

— Я на секунду представил эту картину маслом. Лежит в анабиозе Дарительница Света и думает: “Эх, устрою-ка я конкретно этим выблядкам песчаную бурю, да такую, чтобы они все разбежались и до цели не дошли!” – меня распирало от того, что этот Тартар, наконец, закончился, и чувства ненависти если не к сидящей за пультом управления погодой, то за теми, кто этот треклятый проект разрабатывал.

Наконец пыль осела и мы осмотрелись. Если дорога никак не говорила, где мы, то восстановившийся радиосигнал очень порадовал нашего ночного друга. Лун прошерстил карту и локатор.

— Ну-с, можно порадоваться. – объявил он. – Сиа найдена.

— Где?! – я в один шаг оказался перед ним.

— В порядка трёхстах метрах на юг от нас. Правда стоит на месте.

— Может решила переждать…

— Бури там уже минут как тридцать нет.

— Хорошо, а вот теперь мне реально страшно. – произнес я, и, сверившись с направлением, направился, считайте, что в противоположную сторону. Лун с Эмили последовали за мной.

***

— Ну, долго там ещё?

— Радиус с десятку, наверное.

— У тебя что, локатор точно не видит?

— Видит, да только тогда, когда цель на открытом пространстве.

— Так тут Пустошь блять!

— И что?

— Тебя, типо, вообще не смущает, что твой локатор не видит её на открытом пространстве?

— А кто сказал, что она стоит на нём?

Мы втроём начали обшаривать периметр, а после переключились в центр. Разгребая песок, я наткнулся на что-то блестящее. Пип-Бак!

— Двигайте ко мне! Я нашел! – окликнул я друзей и мы принялись вытаскивать Сию. Вот уже показалась грива, смешанная с песком, придававшим некогда темно-морскому цвету некоторую…седину, что ли?

Краем глаза я заметил, что Пип-Бак мигает красным. Поднеся его к глазам, я ужаснулся:

Инфо:

Статистика:

Имя: Сиа Романа Фаум.

Возраст: 22 года, 9 месяцев, 25 дней.

Статус: Критический.

Внимание! Повреждение респираторной системы!

Внимание! Нарушение подачи воздуха!

Внимание! Потеря сознания!

ЧСС: 39.

Достав из-под песка единорожку и уложив её на более-менее твёрдую поверхность, мы принялись за спасение. Чудо, что она выжила, и мы успели.

— Что с ней? – Эмили, кажется, волновалась ничуть не меньше меня.

— Беда с воздухом. Можешь проветрить трахею?

— Попробую.

Мы с Луном разложили наши пожитки и принялись доставать все известные медикаменты. Уж поверьте, на Роквилльском фармацевтическом комбинате было много такого, за что можно душу продать. И сверхчистые лечебные зелья, и магически зачарованные бинты, не требующие перевязки, и даже сертифицированный антисептик, без запаха и токсинов. Всё это было дефицитным, но возможным к добыче, ведь, как известно, если ты честный вор – тебе двери всегда открыты. Конечно, пару раз я ловил себя на мысли, что кто-то из-за меня так и не получит заветное и помрёт, но успокаивал себя мыслью о том, что я этого пони не знаю, и никогда не узнаю, а потому и жалеть не обязан. Сейчас же в моей голове раздался щелчок. Да такой, что я чуть не упал от головокружения, будто контузию заработал. Благо, что мысль о том, что Сиа может погибнуть буквально сейчас мигом отрезвила меня и я, прихватив пару суперлечебных зелий а так же воду и некоторые травы, вернулся к сестре, всё ещё борющейся за жизнь белой единорожки.

У самой Эмили врачебной практики почти не было, но в такой критичной ситуации поступила она весьма недурно – решила сначала удалить телекинезом забившийся в лёгкие песок и пыль, чтобы потом можно было привести Сию в чувства. Как итог, из груди последней выбралось несколько крупных комков песка, шлака и прочей херни, а мы принялись за откачку. Оставалось лишь надеяться, что всё обойдется. Наконец, раздался долгожданный вдох и Сиа начала хватать ртом воздух, словно он был чем-то дефицитным.

— ЧСС приходит в норму. – констатировал Лун. – Она в стабильном состоянии.

— Что же, ура нам.

— Рано радоваться, надо залатать её.

Мы осторожно влили суперлечебное зелье и сейчас наблюдали за реакцией. Красные сообщения на Пип-Баке постепенно уходили и сейчас статус показывал значение “Легкие повреждения” что не могло нас не радовать.

Вот, наконец, начали двигаться зрачки и, спустя секунд десять, а может чуть меньше, веки открылись и синего цвета глаза уставились на нас сначала о оцепенением, потом со злостью, и, наконец, приняли свою окончательную счастливую форму. А потом заблестели – слёзы дали о себе знать. Всё это произошло за какую-то пару мгновений, но эмоционально это было сродни взрыву. Она жива! Жива!!!

Мы дружно обняли Сию и пробыли в таком виде с добрую минуту. Первым объятия разорвал Лун, решив сложить наши вещи обратно в сумки. Потом, отстранилась Эмили, занявшись проверкой нашего оружия. Остались лишь мы. Я уже хотел было поцеловать любимую, но на моём пути встало копыто.

— Не-а. – протянула она.

Видя мой недоумевающий взгляд, Сиа рассмеялась а я несколько смутился.

— Прости, но ты сейчас выглядишь очень забавно.

— Н-да уж. – я чуть приуныл.

— Не серчай, просто не гоже тебе целовать меня всю в пыли да ещё под аффектом.

— Рассудительность. Вот то, за что я тебя люблю. – протянул я в ответ и помог единорожке подняться.

— А я думала, за бесплатную подштопку! – Сиа наигранно удивилась.

— Ну, знай, что нет. Вернее, за это тоже, конечно, но не только. – слегка сумбурно выразился я, растеряв обычно выверенный слог.

— Так, вы идёте? – голос Луна ворвался в наш диалог и убил его одним взмахом. Мы синхронно подняли взгляд и, кивнув, принялись за возобновление похода. Нам предстоял ещё день пути, так как из-за пылевой бури пришлось навёрстывать порядка километра, что мы прошли пару часов назад. Благо, что дорога была довольно ровной, и мы легко догнали свой план.

— Кто нас будет там ждать? – Сиа перевела взгляд на Луна, пытаясь параллельно с походом хоть немного привести себя в порядок. Дышалось ей легко, ведь Эмили устроила полную вентиляцию легких, заодно с песком убрав много прочей лабуды, затесавшейся по тем или иным причинам. Но природа решила не давать единорожке вдоволь насладиться даже таким, казалось, простым действием как дыхание, и через пару часов она слегка помрачнела, и стала немного сипеть. Такое случалось и во все предыдущие дни, поэтому мы периодически останавливались для отдыха.

— Связной. Он из Старспайра, а в НКР приехал спустя пару месяцев после заветного Дня Солнца и Радуг. Состроил благодаря мне военную карьеру. – объяснил Лун. – Он тут не абы кто, на минуточку.

Наконец, взобравшись по дороге на небольшой холм, мы оказались перед заветным Понивиллем. Город хотя и был разграблен и покинут, начал постепенно возрождаться. Здание мэрии, как я понял, восстановили полностью, а также некоторые дома в округе. Даже, судя по декору прошлого, местную кондитерскую залатали, правда теперь там располагался отнюдь не магазин сладостей. Как я понял, это был не то трибунал, не то местный бар.

— Так, кончай глазеть в бинокль! – Лун отнял у меня заветное устройство и сам приставил его к глазам. Я невольно задумался: какого это, глядеть через три пары линз? Благо, что сейчас Лун был занят лицезрением красот местных, посему не мог меня прочитать, словно стих.

— Готовы? – бэтпони убрал бинокль и осмотрел нас.

— Готовы. – ответила за всех нас Сиа и наша четвёрка начала спуск.

Пару минут спустя, мы были уже перед воротами в город.

— Ваши документы? – спросил нас земной пони в шляпе с широкими полами и значком дежурного.

— Пожалуйста. – Лун предъявил пропуск. Мы последовали его примеру.

— Итак, Лун, разнорабочий, 27 лет, родом из Ванхувера; Шура Бат, — дежурный окинул меня взглядом, сличая. – разнорабочий, 24 года. Следующая, Касси Лэйк. – взгляд скользнул по Сие. – маг-техник, 22 года. И, наконец, — он начал сверять последний паспорт. – Лами Холл, музыкант, 21 год, верно?

— Они самые. – ответил Лун.

— Подтверждаю. – вторил я ему.

— Да. – нестройным хором ответили Сиа и Эмили.

— В таком случае, отворяй! – крикнул он стрелку на башне и тот послушно опустил рычаг. Металлические ворота раздвинулись, пропуская нас вперёд.

Общий вид города можно было описать поговоркой: “Где густо, где пусто.” Часть зданий была в надлежащем виде, даже некоторая атрибутика Эквестрии прошлого присутствовала. Например, здесь были клумбы с нормально зелёными растениями – большой редкостью в нейтральной зоне. Поверьте, найти не просто зелёное, а нормально зелёное растение на Пустоши, помимо Понивилля – задача не из простых. Здесь были восстановленные домики с покрытыми соломою крышами, протоптанные заново тропинки и даже исправная погода – в городе жила небольшая погодная бригада, переселившаяся сюда после поражения Анклава. Судя по тому, что небо было чистым, проблем с облаками у них не было. Висящая парочка облачных домов только подтверждала это – всё же, не всем пегасам было комфортно селиться на земле.

Но, вместе с тем, некоторые части города выглядели, буквально, жутко. Некогда бывшая библиотека сейчас была покинута и заброшена, здания около Вечнодикого леса вообще такое ощущение, что не трогали, в плохом смысле. От них остались лишь руины и парочка свай, не уничтоженных погодой.

Расположенная вдалеке ферма тоже не отличалась реставрацией. В принципе, я не был удивлён – город лишь недавно заняли войска НКР, а такой успех за какую-то пару недель достоин минимум похвалы.

— Так, помните, общаться только по псевдонимам, подписываться так же, ясно? – Лун собрал нас в кружок. – Тут задерживаться нет никакого смысла. Переночуем, ибо уже поздно, и двинем сразу на Р-7.

— Поняли. – ответил я за всех. – только со связным нас познакомь.

— Идёт. – с этими словами Лун повёл нас к зданию бывшей кондитерской. Выглядело оно весьма занимательно. Витки на фасаде, изображавшие всевозможные сладости прошлого, крыша, по форме которой можно предположить, что само здание не что иное, как пряничный домик.

Оказавшись внутри, мы очутились перед барной стойкой, за которой находилось трое. Кобылка за стойкой подавала заказы, а двое жеребцов в военной форме сидели и выражали абсолютно разные эмоции. И если левый одним своим видом давал понять, что видит уже десятый сон, то правый весело переговаривался с барпони, постоянно шутил и пару раз даже стукнул копытом по стойке в приступе хохмы.

— Вот он, наш связной. – на грани слышимости ответил мне Лун и показал на того, что справа.

— А ты не перестаёшь меня удивлять. – я буквально подивился тому, кого Лун назначил на эту должность. Обычно его приятели на Пустоши – типы весьма стрёмные и тихие, старающиеся, если выражаться бескультурно, не отсвечивать еблом. Этот же был диаметральной противоположностью. Во всяком случае так казалось, был риск того, что всё ещё глубже, и это лишь накладная личина, подобие образа.

Приблизившись сзади к сидящему за стойкой и дождавшись, когда барпони уйдёт, Лун подсел как бы невзначай и спросил у сидящего слева сигару какого-то заумного бренда. Тот лишь кивнул и повернулся к нам.

— Итак, а теперь поясняй, какого ты так долго? – ухмылка сменилась выражением крайней серьёзности. Всё-таки, это просто маска.

— Попали в пылевую бурю, разделились и чуть не потеряли одну из наших. – объяснил всё вкратце бэтпони, давая понять, что не хочет развивать тему. – Для начала представься им. – он указал на нас.

— Звать-то меня Аресибо, можно просто Арес. – пегас сделал небольшой не то кивок, не то поклон нам. – И вас как?

— Меня звать Эм… — Лун не дал единорожке договорить, так как барпони успела вернуться. Сейчас не лучшее время для того, чтобы рушить и без того хрупкую легенду.

— Милая, благодарю за вечер. – Арес повернулся к кобылке за стойкой. – Я зайду к тебе сегодня, после двух. Ещё застану?

— Обижаешь. – игриво ответила бврпони и они вместе рассмеялись.

— Ну-с, в таком случае, удачной смены. – едва ли не пропел пегас и, встав, поманил нас к выходу.

Убранство домов вообще не напоминало ничего из прошлого. Не было уюта или хотя бы подобия на него. В качестве света не использовали свечи или магические светильники, зато вовсю присутствовали тусклые элетролампы, которые удалось восстановить. Мебель была скудна и ограничивалась четырьмя кроватями, тумбочками, платяным шкафом и общим умывальником. Я невольно спросил Ареса, зачем тут умывальник, если вода радиоактивна, на что получил ответ, что водопровод здесь построен на двух водных талисманах, припасённых из Филлидельфии. Один стоит в баре и, по совместительству, лазарете, а второй снабжает водой казармы. Так же есть запасы чистой воды в баках и башне, что находится около ворот.

Зайдя в спальню и проверив её на предмет подслушивающих, пегас предложил нам сесть, а сам начал рассказ.

— Итак, для начала назовитесь.

— Тебе не сообщали наши имена по радио? – я выгнул бровь и скептически посмотрел на Луна.

— А что ты думал? Выдай я ему нас заранее, был риск попасться. Такие конфиденциальные вещи по радио не передают.

Я пару раз выдохнул а после многозначительно глянул на Луна, а затем – на сестру. И если бэтпони сразу кивнул, правильно рассудив мой взгляд, то Эмили до его проницательности было далеко, а потому она лишь вскинула брови и похлопала ресницами в недоумении.

— Меня звать Шура. – выдал я своё городское имя и поглядел на сестру. Она сразу поняла, что я пытался донести пару секунд назад, потому лишь кивнула и продолжила марафон деанона.

— Я Эмилена, можно просто Эмили. – она улыбнулась пегасу на что тот кивнул.

— А вы, уважаемая? – он перевёл взгляд на Сию.

— Сиа Фаум. Можно просто Сиа, без второго имени. – кратко ответила единорожка и теперь выжидающе глядела на нашего связного.

— Ну-с, коли со всеми ты знаком, трави, как нам добраться до Р-7 и без потерь в деньгах?

— Отвечу встречным вопросом. Кто у вас заведует бартером? – Арес уставился в выжидании ответа, но получил вместо слов тишину.

— Шура и Сиа. – Лун просто не выдержал этой атмосферы и предложил нашу кандидатуру, за что я был готов лично его пристрелить, прямо как тогда, в Стойле.

— Что же, если вы можете в рыночек хоть мало-мальски, то шансы есть, ибо пару пунктов мы преодолели. Депеша на Р-7 уже лежит, и там вас будут ждать, ну а после, живите, сколь хотите.

— А по поводу депеши поподробнее. – сказал с нажимом Лун. – Что за бумага, и самое главное, какого хрена без моего ведома?

— Во-первых депеша анонимна и доставлена тому, кого ты, уважаемый, наверняка хорошо знаешь. – пегас скосил взор на меня. – А во-вторых, я работаю на разных агентов и некто предложил недурное задание на отправку этой кипы на Р-7…

— И ты, как послушная собачка, решил поддаться на искушение. – закончил убитым голосом Лун.

— Таков бизнес, приятель. Здесь нет места доверию, если, конечно, не хочешь прогореть. Кому как не тебе это знать? Не забудь про выплату за анонимность.

Я заметил, что Лун хочет возразить, хочет затеять полемику, но фестрал отогнал навязчивые мысли и продолжил уже знакомым мне наигранным тоном.

— Разумеется, просто напомни мне потом черкануть небольшое письмецо в Старспайр одной пожилой парочке пегасов….

— Всё-всё-всё, я понял, я могила! – рывками проговорил Арес, хватая ртом воздух, будто пробежал пару километров галопом.

— Вот и славно! – наигранно-весёлым голосом закончил наш диалог Лун, улыбнувшись. Но что я заметил. Бэтпони всегда улыбался с оскалом. Порою это имело эффект, как сейчас, но иногда даже вредило, как в те дни, когда мы совершали похождение в Эпплузу и обратно.

Я научился различать эмоции Луна ещё пару месяцев назад. Так близко к себе бэтпони не подпускал никого, кроме меня. Наверное, сказался факт того, что к фестралам было привязано огромное количество предубеждений. Хоть прошла уже добрая дюжина веков, многие на Пустоши всё равно не доверяют бэтпони и считают их едва ли не порождением Тартара. Другое дело, что из услышанного пару дней назад я понимал, что конкретно этот стереотип недалёк от истины. Беда только в том, что на этом его объективность заканчивается. Хотя, может просто мне попался не самый худший бэтпони, от чего я и делаю вывод на всю расу, что не совсем верно.

И всё же я был рад, что у меня есть такой друг. Не только потому, что у него есть связи буквально везде, но и по причине его опыта и отношения к жизни. Именно Лун приучил меня не бояться ошибок, но делать всё, чтобы их не допустить. Именно благодаря ему я сколотил своё первое состояние и, всё так же благодаря бэтпони, пропил его. У Луна я научился контролировать себя, пусть и не очень умело, ибо фестрал читал мои мысли, словно видел мою голову насквозь. Но рядовые пони на Пустоши такой проницательностью похвастаться не могли. В комплекте с красиво поставленной речью мне удавалось не раз выбивать себе более низкие цены, или продавать барахло подороже. Один раз даже сумел откупиться от банды рейдеров, что объявили на меня охоту.

Я воспринимал Луна как этакого учителя и наставника. Потом добавились уже приятельские отношения, но лишь поверхностно. Ну, а про посиделки со спиртным и говорить нечего. Последние же две недели преобразили в моём друге почти всё. Я уговорил его на два абсолютно иррациональных с точки зрения дохода решения. И тут сложно сказать, то ли ученик превзошёл учителя, то ли учитель сам ждал момента поражения. Оба варианта нравились мне по своему и если первый доказывал не сколько степень идейности Луна, сколько моё умение к разговорам и уговорам, то второй наглядно показывал, что бэтпони намного более умён и опытен, чем можно себе представить.

***

— Так, комнат по четыре нет, значит придётся разделиться. – констатировал Лун, вернувшись к нам на улицу.

— Что же, думаю, что все уже заранее определились? – я выгнул бровь.

— Именно. А теперь, по койкам. Нам выступать через восемь часов.

— А чего так рано? – Сиа непонимающим взглядом уставилась на Луна.

— А того, что у нашего уважаемого связного выход в патруль около города, и ему надобно успеть вкинуть нам новые документы, ибо сами мы их вряд ли найдём.

— Так что ему мешает банально закинуть тебе в Бак координаты тайника? – я вообще выпал из нити рассуждений фестрала.

— То, что без него нас к тайнику не подпустят. – Лун, судя по тону, был изрядно раздражён такими объяснениями. Со стороны походило на то, как я в детстве рассказывал родителям о вещах, что услышал со школьной скамьи, а они лишь снисходительно кивали и хвалили меня. Сейчас бы это рассудил, как двуличие, но тогда искренне радовался, ведь чувствовал себя умным. Знаете, чувствовать себя умным порой очень приятно, но кратковременно.

— Итак, если вопросы исчерпаны, расходимся. – добил диалог бэтпони и мы отправились на боковую.

— Скажи, что не у меня одной Арес вызывает подозрения. – проговорила Сиа, уже когда я потушил свет и лёг рядом.

— Не у тебя одной. Я ему тоже не доверяю. – вторил я ей. – Есть в нём что-то подозрительное. Зачем он сложил наши документы в такой тайник, к которому невозможно подойти без него? Это же ужасно неудобно.

— И его наигранные эмоции. Секунду назад один, а сейчас совсем другой.

— А вот я не удивлён. Он почти такой же, как Лун. Только последний по эту сторону баррикад.

— И как ему удаётся ладить с такими пони как Арес?

— Манипуляция и умение говорить нужные вещи. А иначе в таком деле не провертишься долго.

— Дай угадать: Ты тоже этим занимался? – Сиа даже немного отстранилась.

— Нет. Лишь обучался. До практики дело не доходило, ибо связным никогда не работал.

— Не-а. Тут ты неправ. А как же наш первый разговор, когда ты утаил от меня почти всю вашу подкопытную? Или разговор с Луном? Разве там ты не применял умения заговаривать?

— Применял, но тут нужно понимать интенцию…

— Не матерись! – перебила меня единорожка.

— Намерения важны. – разъяснил я. – И во всех случаях со мной, они были не скажу, что во вред тем, с кем я так играл. Чем повредила Луну тирада про ценность друзей? Или, скажем, наш диалог тогда, в бункере? Я сомневаюсь, что ты бы очень обрадовалась, узнав, что попала к хирургу, проводившему эксперименты над живыми пони и мусорщику, который принёс тебя к этому самому хирургу только по причине того, что с пустыми копытами возвращаться было боязно?

— По моему, ты кое-что забыл…

— Ох, конечно. Запыхался и забыл. Естественно, по причине того, что кое-кто мне приглянулся.

— Вот теперь полный порядок. – Сиа рассмеялась.

— Да, но вопросы ещё в силе.

— Что же, тут ты прав. Но за Аресом нужен глаз да глаз.

— Понимаю, всё же я себе подстелил соломку на случай наё…кхм-кхм.

— Ага, не матерись.

— Мне порой страшно за себя. Такое ощущение, будто я деградировал в словарном запасе.

— Не забивай себе голову этим. А то свинец обидится.

Я рассмеялся.

— Хорошо, подкол оценён.

***

Утро встретило нас бившим прямо в глаза солнечным лучом. Поднявшись и приведя себя в порядок, мы вышли из комнаты, где нас уже ждали Лун, Эмили и Арес. Последний сейчас был не в форме войск НКР, а в нечто, напоминающем пальто, сродни моему, правда выглядело оно куда лучше. Дыр не было, клапаны на карманах не порвались в такой степени, да и цвет был куда чище – видимо, одёже не сильно досталось. Пустошь наградила её лишь небольшим выцветанием, превратив некогда серое пальто в почти белое.

— Ну-с, потопали? – Арес обратился к нам.

— Потопали. – кивнула Сиа, и посмотрела на меня. Я по одному взгляду уловил настороженность и, вспомнив, что с этим связным надо бы держать хвост пистолетом, кивнул в знак согласия. Предъявив документы у восточных ворот, мы покинули некогда родной город кобыл-добродейтельниц и взяли курс на Восток – нам предстояли последние четыре дня пути до узловой станции Р-7. По дороге я заметил, что на мордочке Ареса заиграла улыбка. И я очень сомневаюсь, что она была адресована нам.

Заметка: Новый уровень.

Добавлена новая способность: Из последних сил II. Ваш организм более экономно расходует запасы, а также употреблённые вещества. Действие всех психотропных веществ, включая стимуляторы, увеличено на 25%

Добавлена квестовая способность: Настороже. Вы опасаетесь предательства, и потому не можете нормально сосредоточиться на чём-то другом. Ваш показатель Восприятие увеличен на 2, но вы утомляетесь на 50% быстрее.