Брони и их сны

Брони - фанаты мира "их маленьких пони". Они живут в обычном мире... Но что, если Луна сможет наладить связь с ними и Эквестрией? Хотя бы во сне?

Принцесса Луна Человеки

Вестколд

Провинции и республики живут на материке Вестколд. Одни воюют с другими, третьи торгуют с четвертыми. Этот мир живет обычной жизнью. Но происходит нечто, вызывающее ярость и отраву дружбы королевств. Мир располагается на очень контрастном материке. Тут есть и ледяные пещеры на севере, и тропические пляжи на западе. На северо-востоке в Кровавых Горах живут Орки - пониподобные существа, изуродованные и измученные темными богам, пони, поддавшиеся искушению. На севере стоит королевство Маунтфрост. Ледяные пещеры послужили домом для живущих здесь пони. У подножия вулкана находится провинция Бладлирок, где под фиолетовым знаменем живут захватчики Островов Феникса, на которых в рабстве живут пони республики Санд. Вообщем, государств тут много, как и маленьких и угнетенных, так и больших и свободных. И именно в этом мире будет идти повествование моего рассказа.

ОС - пони

Долго и счастливо/ Happily Ever After

После ухода друзей, Пинки прибирает вечеринку и вспоминает счастливые времена.

Пинки Пай

Грани безумия / Сборник

Небольшой сборник зарисовок, объединенных общей темой, а именно безумием. От небольшого помешательства до тьмы, скрытой где-то за пределами понимания.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Тринадцатый

Не стоит писать здесь чего-либо - для этого есть таки пояснения к главам. Да и общая история в самых общих чертах и обрастает деталями лишь со временем.

Ходя по небесам

Зимний Кантерлот. На кануне Рождества происходит чудо , вечно одинокий жеребец встречает ту, о которой он мечтал все время.

Принцесса Луна ОС - пони

Аналемма

Раз в месяц, кобыла появляется на пляже, далеко от дома. Она играет, она читает, она спит, и она прожигает драгоценное, бесценное время.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Буря

Голод. Слабость охватывала её тело, с каждым новым часом вытягивая жизнь. Тихо шипели динамики, играя таинственную колыбель, смысл слов которой ускользал от угасающего сознания. Холодные блики далёких галактик манили к себе...

Теперь ты пегас или как стать пони

Пегас по прозвищу Бастер в раннем детстве угодил в компанию драконов-подростков, и те воспитали его как своего. Он настолько забыл свою истинную природу, что сам стал считать себя драконом. Но в один прекрасный день Бастер сталкивается с M6. Естественно, те не могут оставить его в покое и пытаются перевоспитать бедолагу. Что из этого выйдет?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Век вампиров

Назревает век вампиров и пони вновь вынуждены возрадить святую инквизицию именующую себя ''Последний закат''. Пони начали активно вступать в отряды Последнего заката. Шла холодная зима, отряд инквизиторов шёл на штурм очередного форта вампиров. Алистер, недавно прошедший боевую подготовку, шёл на своё боевое крещение.

Другие пони ОС - пони Стража Дворца

Автор рисунка: MurDareik
Глава 5 Глава 7

Глава 6

Пронзительный звук вызова на комме разрезал тишину комнаты. Лежащая на разложенном диванчике под стареньким, но так горячо любимым одеяльцем, грязно-белая пони, застонав, с трудом разлепила свои ярко-пурпурные, почти красные глазки и недовольно посмотрела на вибрирующий браслет, перед сном оставленный на подлокотнике. Отчего-то, спросонья, мелькнула идея использовать вибрацию по иным полезным назначениям, но пони быстро тряхнула головой, чтобы больше так не думать.

Потянувшись, выгнув спинку и зевнув, кобылка дотянулась-таки до браслетика и, щуря глаза, глянула, кто там в такую рань названивает. Сонливости как не бывало, едва она осознала, кто именно звонит, и тут же приняла вызов:

— Да! Босс, простите, уронила комм… — испуганно затараторила единорожка, но была остановлена:

— Доброе утро, Винил, — спокойный, без тени спешки или раздражения голос привёл в чувства начавшую паниковать единорожку. – Ожидаю тебя в доме через двадцать минут.

— Ага. Конечно, уже бегу! – громче чем надо ответила кобылка. Вызов завершился, и пони с облегчением рухнула обратно в постель. Ну надо же так было взять и напугать! Пони сердито фыркнула – теперь и не понежится в кроватке.

Винил встала, заправила диван, накинула кое-какую домашнюю одежду и, быстро заскочив в крохотную ванную за всеми процедурами, скоренько процокала на кухню. Там, как оказалось, сидела хозяйка квартиры. Она пила кофе, параллельно занимаясь чем-то в комме и абсолютно никакого внимания на единорожку не обратила.

— Доброе утро, — вежливо сказала Винил, открывая холодильник. – Я сейчас уже убегаю.

— Хм? – Подняла взгляд женщина средних лет, с короткой, светлой причёской-карэ, в засаленном зелёном халате. – А мне-то что? Пока платишь – я тебя терплю. А остальное и даром не сдалось.

— Да просто, на всякий, — пожала плечами Винил, доставая био-пластиночки со вкусом, отдалённо напоминавшим морковь и огурцы не первой свежести. Всяко съедобно, и даже не противно. Женщина, снова хмыкнув, вернулась к комму. Пони, тем временем, покумекав, взяла с полки магией хлеб, и, попросив разрешения, налила себе кофе из турки на плите. Хозяйка квартиры ненавидела растворимый кофе и покупала лишь молотый, для своей турки. И никогда не наливала себе сразу полную чашку. Короче, странная женщина, но вроде неплохая: Винил никогда не видела её злой или ругающейся. На самом деле, она её вообще редко дома видела. И ей было абсолютно побоку на пони, что, впрочем, даже к лучшему.

Кобылка скоро съела импровизированный бутерброд, чуть не обожглась ещё горячим кофе и вот уже покинула квартиру, захватив свою кирпичного цвета курточку с красной эмблемой. Такси вызвала ещё за перекусом. Здесь такси очень дешёвое. Иногда, конечно, можно и так дойти, но сейчас времени нет на это.

Вот так единорожка добралась до главной базы Сынов улицы, банды отъявленных преступников и безжалостных головорезов. Но только в свободное время или по праздникам. Сейчас, например, они занимались присоединением к себе малых банд, крышеванием разнообразных магазинчиков и бизнесов, или подобными делами.

Последнюю неделю одна створка ворот оставлялась открытой – слишком часто надо было покинуть или вернуться на базу, да и из-за небольшого притока новичков Гимли наотрез отказался зря гнуть спину.

Винил, так быстро как могла, вбежала на нужный этаж и ввалилась в кабинет босса. Тут были почти все, так хорошо за эти две с половиной недели знакомые пони. Не хватало только Элли, худенькой девушки с длинным белесым шрамом на щеке, да Гимли, весёлого, низкорослого бородача. Ну, Гимли всегда опаздывал, это немудрено.

Кратко со всеми поздоровавшись, Винил присела на подушечку, специально положенную на пол, рядом с Отэм на похожей подушке. В связи с участившимися собраниями в кабинете босса, отсюда была убрана часть вещей, но было поставлено несколько табуреток и две подушки для пони и кирина.

Сам босс сидел в кресле за столом, теперь отодвинутым к стенке, и что-то читал на своих мониторах. Наконец, в кабинет явились запоздавшие бандиты и, извинившись перед боссом, уселись на своих местах. Босс с толикой раздражения глянул на них:

— Хватит опаздывать, честное слово, урежу зарплату.

— Прости, Ангусович, но ты знаешь, моей бороде нужен тщательный уход! –нежно погладил свою густую растительность на лице Гимли.

— А я опять потеряла ключи. – Весело сказала Элли, погладив по очереди и пони, и кирина. Первая только фыркнула, а вторая хитро прищурилась и ухмыльнулась, как и всегда.

— Понятно, — махнул рукой босс. – К делу. Как вы знаете, мы держим маленький, но уверенный и постоянный темп. Нас уже в два с небольшим раза больше, чем две с половиной недели назад, что не может не радовать. Однако таким макаром мы будем возиться слишком долго. Район Эрика Штыря, — большинство районов обозначались запоминающимися именами или событиями. Так было проще не путаться в них, – теперь больше двух-трёх людей в неделю едва принесёт. По моим расчётам и наблюдениям – основные банды у нас, территория полностью наша. Это значит, мы вновь расширяемся. На очереди – район Винил.

— Босс, там банд-то – раз два и об… об че… обчелся, — возразила единорожка.

— Верно. Однако же, помните, как мы завербовали тебя? – вздёрнул одну бровь босс.

— Ха, такое забыть сложно, — ухмыльнулся Влад, почесав подбородок.

— Та банда понемногу оклемалась от нашего визита. Если подождать ещё чуть-чуть, она вновь окрепнет. А какие они держат точки? – босс посмотрел на кобылку вновь.

— Ну, у них что-то вроде бара, — принялась загибать копыта пони. – Рядом с пустырём. Это логично, так-то я конечно не знаю, — призналась она смущенно. – Но если ещё так подумать, там же есть типа подпольного… не знаю, не то стрип-клуб, не то бордель. И напротив как раз наркоторговец живёт. Они ж могут их держать? – на всякий спросила она. Пони не могла знать точно, да и старалась вообще держаться подальше от тех мест – мало ли, запомнили её ещё…

— Не просто могут. Держат. – Подтвердил, кивнув, босс. – По моим данным, они тоже набирают народ, но не так активно. Сегодня, мы соберёмся все – включая новичков – и разгромим их раз и навсегда. Постараемся не убивать, а присоединить. Вторгнемся на их основную базу – как раз у пустыря.

— Ой, мля-я, — пробубнила Элли, потирая левую руку.

— Хм. Сколько их сейчас, Арктур? – спросил Стив, седой волк-синтет.

— Около двадцати стволов. Численность примерно равна, — ответил, мельком глянув на экран, босс. – Плюс, теперь мы имеем проводника, — он кивнул Винил. – И не опасаемся нападения сзади или сбоку. Плюс, имеем преимущество – два ПП, несколько автомобилей, и они до сих пор восстанавливаются от нашего налёта. Мы, оказывается, избавили их от босса – теперь там постоянная грызня. Удивительно, что они до сих пор не развалились.

— А кто был их боссом? – спросила Винил с надеждой.

— Не имею понятия. Некий человек, кличка в банде – Жрец. Особо информации нет, — пожал плечами Арктур. Пони вздохнула – тот страшный эльф мог выжить.

— Босс, а может, и вам кличку подобрать? – оскалился Дерек.

— Ну, выбирай – мятежник, убийца, герой, император, злодей, — развёл руками Арктур. – А пока размышляешь, говорю всем – собирайте банду, созывайте всех во двор. Насколько я помню, у новичков было как минимум две своих машины, чтоб обязательно были.

— Ёпт, ну и выбор, — поморщился Дерек.

— Мда, — почесал голову Питер. – Так, это, у них-то пушки будут, а наши шалопаи с ножиками почти все. Так, человек пять с огнестрелом наберётся дешманским.

— О, тебе не с-сказали?- ухмыльнулся Генри, мельком глянув на Арктура. Тот кивнул. – Мы теперь закупаемс-ся пушками. Угадай, откуда?

— Да ну? – удивился Питер, да и не только он – Винил, Отэм и Роджер вздёрнули брови и навострили уши. – Откуда же?

— У Кнехта, — гордо сложив руки на груди, ответил Влад.

— Чего? – не понял Роджер.

— Тот торговец, что навёл нас на их базу, сейчас наш любимый поставщик. – Широко улыбнулся Арктур. – Мы пару раз съездили к нему. Замечательный человек. И мы теперь имеем скидку, как постоянные клиенты.

— А как же, это же… — помотала головой, распушив гриву, Отэм.

— Рано или поздно, мы уничтожим Кнехта его же оружием. – Буквально-таки оскалился босс, помахав кулаком. – А ещё это будет очень иронично!

— Мы, в общем, используем врага в своих целях. – Гордо задрал голову Влад. Винил уважительно покачала головой – а ведь умно. Пока нет открытой войны банд, можно и поиспользовать для себя.

— Ладно, разобрались. Генри, бери кого надо, и на склад. Будешь выдавать – каждому только по два магазина. Чай, денег всё же это стоило, не стоит разбрасываться зря. ПП берут Гимли и Генри. Винил, Отэм даст тебе свой разрядник. Пока так, а то ещё своих пристрелишь. – Распорядился босс и вновь возвратился к мониторам на столе. – Приступайте. Приведите их мне.

Бандиты, покинув кабинет босса, немедленно высыпали во двор и принялись собирать народ, вызванивая по коммам. Несколько явились тут же – они без раздумья решили жить в доме босса, в их числе и Эрик со своими ребятами. Остальных пришлось немного подождать, а за это время Штыря, ставшего местным начальником грузчиков, отправили за Генри, чтобы натаскал стволы во двор.

Те, кто работал не в качестве наёмного бандита, как парочка грузчиков и курьер, лишь выглянули в окно да назад юркнули – им такие дела не нужны. Тем более, первые уже помогли чем могли.

Но вот во дворе стал собираться народ. Распахнули полностью ворота, и внутрь заехало две машины – старые, ржавые, не пойми как ещё не развалившиеся, но на ходу и обе даже просторнее легковушек Сынов. Босс заявил, что обязательно как время будет, отправит их в капитальный ремонт.

Двор перед домом заполнился гудящими и жужжащими в назойливой болтовне разношёрстыми мелкими группками. Кого тут только не было. И, как забавно – совсем недавно они бы друг другу глотки перегрызли, встретившись случайно на улице. Хотя, и сейчас тут и там возникали лёгкие перепалки и споры, но ближайшие подчинённые Арктура ловко пресекали любые попытки разгореться им.

— Внимание всем, внимание! – Сложив руки рупором, гаркнул во всю мощь лёгких Гимли. Все тут же стихли. – То-то же. Слушайте внимательно, вам выпала уникальная возможность показать себя в бою! Показать, на что вы способны!

— Господа тунеядцы, алкоголики и наркоманы, — поднял руки Влад. – Сегодня мы организуем налёт на враждебную нам группировку. Поедем на машинах, нападём неожиданно и быстро. Но слушайте самое главное – мы должны стараться не убивать их! Нам важно захватить их живыми и использовать далее в своих целях. Каждый, особо проявившийся на задании, будет поощрён. – А затем, уже под нос себе добавил. – Наверное.

— Кому мы должны надрать задницы? – крикнул Эрик, сидящий на ящике посреди двора, окруженный своими дружками.

— Ребята с района Винил. Их немало, чуть меньше нас. Они дезорганизованы – их лидера мы грохнули две недели назад примерно, — Пояснил Питер. – И они явно при деньгах и владеют важными точками, так что это не какое-то пустячковое задание.

— А мы не передохнем? Вряд ли такие крутые перцы без пушек будут. – На удивление здраво рассудил орк, один из бывших лидеров мелкой шайки.

— О, а мы что, хуже что ли? – угрожающе раздул капюшон Генри. – Вам выдадут с-стволы. Пис-столеты. Будете без дела палить – вышвырнем за забор нахер.

Генри тут уважали и побаивались – здоровенный и страшно выглядящий синтет умел произвести должное впечатление, и бандиты радостно заголосили.

— Тихо, тихо! – осадил их Стив. – Если после битвы патроны кончатся, будете сами платить за новые. – Послышались разочарованные стоны и ропот. – Но при любом мало-мальски важном деле будете получать добавки. Ничего, если не побалуетесь с опасными игрушками в спокойное время. Если кто потеряет или что сделает со своим личным пистолетом – новых можете не ждать, с голыми руками ходить будете. Эрик, раздавай, — махнул он Штырю, и тот, соскочив с ящика, вместе с подельниками принялся раздавать оружие. Всё оно прошло через Густава, который искусно вырезал на стволе каждого оружия эмблему Сынов улицы: руку, держащую кнут, что огибал её по кругу. Нашивки с такой же эмблемой также теперь носил каждый член банды без исключений – отчего босс вдруг так захотел, неясно. Зато сразу понятно, чей это человек или синтет.

Отэм выудила из ящичка и передала пони свой разрядник:

— Видишь кнопку? Направляешь, нажимаешь, ура. Как два копыта об асфальт. – Объясняла кирин, показывая, что и как.

Бандиты тем временем радостно получали оружие и тут же принимались красоваться и хвастаться: модели были разные, пускай и отличие не было особо ярко выраженно, да и пушки не то чтобы только с завода. «Элитные» же все немного подобрались и насторожились – кто знает, что вдруг взбредёт в голову этим олухам. Но никто и не думал буянить – все были рады работать на Арктура, наконец получив стабильный заработок и защиту большой группировки. Так, средь них, объединенных одной целью, споры постепенно превращались в побратания. Эрик со своими ребятами были горды собой – они часто указывали, кого надо в первую очередь присоединить, и преуспели. Многие их бывшие враги сначала ни в какую знать их не желали, но теперь, оказавшись в тёплом местечке, потихоньку меняли мнение.

В общем, сомневаться в преданности новеньких не стоило. По сигналу Генри они расселись по своим машинам, а опытные, или, как их называли новоприбывшие, «авторитеты» — по своим, и немедленно покинули базу. Всего набралось двадцать четыре бойца.

— Внимание всем, проверка связи, — Влад включил комм, связавшись с прочими машинами. Краткая перекличка, все на месте. – Винил, координируй. Она знает хорошие дороги, слушайте её, — объяснил он для всех. – Веди нас, Сусанин, — хохотнув, добавил он.

— Так, получается, раз мы сейчас только выехали, просто доезжаем до района, — Винил, сидящая спереди, чуть наклонилась к водителю-человеку. – Затем, только увидите вывеску синюю справа – я сообщу, как дальше надо. Нам ведь не нужна жесткая атака в лоб?

— Одну машину можно послать, — комм неожиданно отозвался голосом Арктура. – Где больше всего сейчас народу?

— У меня, шеф! – ответил, судя по всему, тот орк.

— Вези прямиком на пустырь. Прячьтесь за машиной, палите что есть мочи, отвлекайте постоянно. Остальные должны обойти их и задавить. Не суйтесь почём зря, больше шуму. Не давайте им собраться.

— Поняла, — кивнула, чисто машинально, пони. – Тогда, как там тебя…

— Я Грог. Просто Грог, — вздохнул орк.

— Хорошо. Грог, тебе тогда не стоит сворачивать пока вообще…

Петляя по узким улочкам, средь горок мусора и колдобин, Влад понемногу выруливал к ещё одному, скрытному, лазу на пустырь. Питер чуть раньше свернул направо, там придется им бросить машину, зато они будут скрыты развалинами. Третьи отправились делать крюк, чтобы зайти сзади к банде на пустыре. А Грогу приказали оставаться неподалёку от главной дороги и ждать сигнала – если они выступят слишком рано, их могут скоро размотать.

— Мы почти на месте, — почему-то чуть потише говорила пони. Напряжение буквально чувствовалось в воздухе, но никто не подавал виду, изредка перекидываясь словом или шуткой. Кобылка на всякий проверила карман куртки – нож на месте, спокойно лежит внутри. Это немного успокаивало. – Дельта, как вы там?

— Дельта эт я? – спросил высокий мужской голос водителя третьей группы. – Звиняйте, прост сложно.

— Да. Долго вам ещё? Гамма давно ждут, а Бета почти приехали. Как и мы, — чуть раздражённо ответила пони. Влад так и не выключал комм.

— Уже чутка. Щас, подрулить тут. Минутку дадите, и всё. Ребята чуть ли не на ходу прыгают, — отозвался Дельта.

— Отлично. Гамма, отсчитайте полминуты и врывайтесь с огоньком. Бета, сразу после них, как и Дельта, затем будем уже мы. Готовы? — скоординировал всех Стив, втиснувшись между спинок передних сидений.

— Я очень долго ждал этой команды, — растягивая слова, ответил Грог. – Я готов. И ребята тоже, — послышались крики ободрения, чуть заглушённые связью.

— Молодцы. Народ, старайтесь не убивать. Стреляйте по ногам, рукам, нам нужны эти перцы, — напомнила Винил.

— Ничего не могу пообещать, моя жажда крови так с утра и не восполнена, — отозвался сзади Дерек, ухмыляясь.

— Лично тебе урвём какую тушку, — усмехнулась Элли.

— Удачи. – Вновь голос босса.

— Уф, пасиба, — пробубнил Дельта. Хотя все они уважали Генри, босса же боялись до усрачки. Что он им такого внушал на своих личных беседах – тайна века, а ведь даже не со всеми разговаривал.

Тем временем Влад наконец заехал в какой-то глухой проулок и остановил машину. Винил, мысленно считая секунды, напялила свои яркие очки, выскочила наружу, тут же высыпали остальные. Она повела за собой группу, ловко маневрируя меж мятых заборов и горок мусора. За ней бежали Влад, Стив, Дерек и Элли – их группа была меньше прочих, но они должны были выйти почти напротив бара, отвлекая огнём, а значит, попасть в заварушку, как и группа Гамма. Босс сам дал эти странные названия группам. В какой-то мере, это было довольно удобно, только запомнить своё слово, и всё.

Винил шёпотом досчитала до нуля. Чуть сбавила шаг – почти вышли, осталось обойти глухой забор и они окажутся на пустыре. Послышались набирающие темп выстрелы – началось.

— Будьте готовы, именно тут мало мест, чтобы спрятаться, держитесь левее, там машина сгоревшая, — бросила пони через плечо, проверяя разрядник. Всё на месте. Кобылка дошла до места, где забор едва доходил до стены дома. Проход был огорожен гнилым поддоном, который она, развернувшись, лягнула. С сочным хрустом старые доски разлетелись, и единорожка, выскочив на пустырь, тут же ринулась к ржавому остову сгоревшей многие годы назад машины. Движок, вернее, его остатки, кажется, заполняли моторное отделение. Из багажника торчали битые кирпичи – хоть куда-то запихали, для вида наверно.

Над пустырём уже стоял грохот пальбы – из бара и дома рядом стали высыпать люди и синтеты наперевес с оружием, и палить в сторону машины, появившейся у въезда на пустырь. За ней прятались бандиты Сынов улицы, изредка отстреливаясь, часто вслепую, лишь только чтобы отвлечь и наделать шуму.

За единорожкой нырнул Влад, за ним подоспели остальные. Они спрятались тут же, другие прошли правее, за ещё целую часть стены. Не мешкая, ребята достали свои пистолеты и открыли огонь по бандитам, держащихся бара, паливших даже из окон дома. Такой неприятный сюрприз знатно удивил обороняющихся, многие спрятались внутри или забежали кто куда. От грохота пони вынуждена была поджимать уши, но делать этого вовсе не хотела – во-первых, покажет, что боится, а во-вторых – мало ли, будут ещё команды, или окрикнет кто.

Как вдруг, из-за закоулка между баром и кривым бетонным забором пустыря появились Питер со своей группой. Они пустили вперёд Гимли и Генри, а те, укрытые частью бетонных конструкций, расчехлив ПП, дали очередью по всем, кто неудачно замешкался у зданий. Послышались первые крики, а бородач с синтетом также как и появились, юркнули обратно в закоулок. Видимо, теперь чуть обойдут и нападут дальше.

Обороняющиеся бандиты поняли, что запахло жареным, ловко затащили раненых внутрь и начали обходить группу Питера и орка Грога по большой дуге – к концу пустыря, выйдя из черного хода, прячась меж гор мусора, брошенной техники или развалин недостройки. Их группа начала приближаться к группке Винил, загоняя тех под укрытия, не давая стрелять, а укрытые в баре и доме прижали к земле группы Грога и Питера постоянным огнём.

Вот только их планам было не суждено сбыться – с конца пустыря послышалась стрельба, и оттуда высыпала последняя, четвёртая группа Сынов. Они, не стесняясь, рассыпались по пустырю, быстро накрыв огнём решивших обойти бандитов. Тем пришлось спешно искать укрытие, и несколько оказались прижаты к той же сгоревшей машине, но только с другой стороны.

У машины не было дверей, пони и человеку пришлось буквально лечь на землю, чтобы в них не попали. Но Влад был не лыком шит – не глядя стрелял сквозь салон, точно также заставляя прятаться бандитов. Пони, не имея огнестрела, выискивала сквозные отверстия в авто, чтобы магией мешать отстреливающимся.

— Нас тут накрыли, у сгоревшей машины! Подстрелите их! – послышался крик Влада в комм, еле различимый от пальбы. Пони не услышала, что ему ответили, но вдруг заметила через щель в проржавевшем насквозь бампере, что один из бандитов вдруг, перекатившись по земле, почти добрался до них с Владом.

Единорожка тут же задрала рукав, но навести разрядник не успела – бандит оказался быстрее и, схватив её за ногу, поднял руку с пистолетом. Пони, вновь увидев направляемое в её сторону оружие, едва не оказалась скованна страхом. Вот только грохот вокруг и цепкая хватка бандита оказались очень отрезвляющими, и она вновь, как, казалось бы, совсем недавно, окутала магией оружие, не давая прицелиться. Лишь сейчас она подняла глаза на лицо бандита, и едва не обомлела снова.

— Да иди ты в сраку, опять?! – истошно заорав, отпустил пистолет и ударил по носу пони кулаком жуткий эльф. Абсолютно лысый, с красными глазами и длиннющими ушами. Кобылка, рухнув на спину, одной ногой зажала гудевший нос, пытаясь подняться. Ну что за бред, снова он?!

И теперь он оказался куда умней – просто бросив огнестрел, сразу достал нож и, присев, приготовился броситься на единорожку. Ей бы уже не помог разрядник – не успеет. И магией защититься тоже. Но вот только теперь и у неё было холодное оружие.

Эльф бросился на Винил, но та, оттолкнувшись от машины всеми ногами, выронив по пути очки, перекатилась по земле и магией от души зарядила по лицу эльфа своим ножом. В пылу драки она забыла, в какую сторону он открывается, но получить просто тяжёлым куском металла по челюсти – тоже крайне неприятно. Эльф упал на землю, плюясь кровью, однако своего ножа не отпуская. Он был очень близко к пони и снова схватил её за ногу. Однако, больше ничего и не смог, едва почувствовав ствол пистолета у виска:

— Это ещё что за дела? Винил, какого хрена? – Недоумевающе спросил Влад, тыча в голову мгновенно присмиревшего эльфа ствол.

— Э… да это ж тот самый эльф. Я ведь как знала, что отомстить захочет, — ответила Винил, утирая кровь с лица – видимо, ей всё же разбили нос, и оттуда текла маленькая струйка. Вид крови не пугал единорожку, но он попал и в рот, и металлический вкус был очень неприятен. Пони скривилась и принялась отплевываться – от вкуса внутри всё скручивалось. Морщась, подняла с земли и вытерла очки – не разбились, отлично.

— Какая же ты сука, ты меня окончательно прибить решила, ты мне жизнь уже второй раз портишь, мразь, хули я тебе сделал?! – заорал эльф, валяясь на земле. У него были разбиты губы, и теперь его окровавленная рожа выглядела ещё страшней.

— Слушай, прости, — нахмурилась единорожка, вытирая об него свой нож. – Но ты первый начал, будем честны.

— Ты… ты… ты охренела? – пролепетал он. – Сука! Убей меня, пожалуйста! – крикнул он Владу, брызжа кровавой слюной.

— Не, ты нам живой нужен, — усмехнулся человек. – На котлеты пойдёшь.

Винил не думала, что у эльфа получится побледнеть сильнее. Хотя, казалось бы — куда уж сильнее, с его-то бледной кожей.

Тем временем бой потихоньку заканчивался – группа, зашедшая сзади, чуть ли не победным маршем шла к бару. Второй бандит с той стороны машины катался по земле, воя диким голосом, держась за простреленные ноги. Винил подняла пистолет эльфа и для приличия пальнула пару раз в сторону дома. Гимли и Генри изредка выпрыгивали, чтобы дать очередь в окна, остальные из той группы поддерживали осмелевших ребят со входа на пустырь, тоже потихоньку вылезающих вперёд. Бандиты в баре и доме совсем уж завяли – оттуда сыпали лишь редкими одиночными, почти наугад.

— Сдавайтесь! Вы окружены! Прекратите огонь, мы не будем вас добивать! – Сложив руки рупором, закричал Гимли.

— Опустите оружие! Нам нужно переговорить! – вторил ему Питер, держась за правую руку. Она безвольно свисала, а с пальцев капала кровь.

— Или мы будем отстреливать вас по одному, пока не выйдете! – как всегда не вовремя открыл рот Дерек. Из дома пару раз пальнули в его сторону, но затем стрельба прекратилась совсем.

— Господа! Прошу, будьте спокойны! Нам надо поговорить! – в полный рост вышел из укрытия Стив, убрав пистолет и подняв высоко вверх руки. Он пошёл прямо к бару и дому. Влад, сделав знак Винил, навёл пистолет на одно из окон дома; остальные Сыны сделали тоже самое. Винил взяла на мушку эльфа, чтоб не дёргался. Ненадолго над пустырём возникла ничем не нарушаемая тишина.

— Не стреляйте! – послышалось из бара. – Тут безоружные! Мы готовы говорить!

Оттуда вышел молодой человек, с причёской-ирокезом, в кожанке и с шипованным ошейником. Он также держал руки задранными кверху и пугливо озирался на прицелившихся в него бандитов.

— Что вам нужно? У нас ничего нет! – крикнул он, подходя к Стиву. Он достал свой пистолет из-за пояса и кинул его в ноги синтету, – Нас недельки две назад уже опустили! Чего вы хотите?

— Тихо, успокойся, — ровным голосом сказал Стив. – Мы готовы помочь вашим раненым. Более того, мы наведём тут порядок. Нам надо, чтобы вы к нам присоединились.

— То есть, вы хотите всё, включая нас? – спросил человек с ирокезом. Стив заверил его, что это вполне здравая мысль, указав на то, как просто они победили, и сказав, что у них имеются ресурсы и деньги.

— Ха, это и я бы смог, мы ж щас побитые, — горько усмехнулся человек. – Всё это не мне решать. Наши пусть сами думают, хотят к вам или как.

— Пу-ссть выходят вс-се. – Сказал Генри, убирая ПП. – Ребята! Прячьте пушки! Мы победили, нечего с-светить с-стволами! – Бандиты, нехотя, принялись прятать пистолеты. Хотя многие всё ещё держали руки на бёдрах и карманах – на всякий.

Из дома и бара стали выходить люди и синтеты; последние, как минимум треть, были эльфами. Из бара, по большей части – простые завсегдатаи или пьяницы, ошалело глядящие на толпу вооруженных головорезов. Им велено было идти по домам, чтобы не мешались, и те поспешили воспользоваться возможностью. Удивительно повезло, что никто из безоружных не пострадал. Остальные же были бандиты – они кидали на землю, перед Стивом, в кучку своё оружие и отходили чуть в сторону. Некоторых несли на руках, как те были подстрелены.

Винил, зажав ноздрю, из которой ещё немного текла кровь, принялась оглядываться. Н-да, не всё так гладко, как казалось на первый взгляд: многие из Сынов сидели или лежали на земле, а их напарники пытались их подлатать. Питер уже сбегал за аптечками в машины, Элли приказала здешним бандитам вытаскивать из бара алкоголь – и для лечения, и для стерилизации, и для ободрения, а затем началась полевая хирургия на минималках. Атака вышла удачной, но кровавой: раненых было больше, чем целых. Их кое-как рассаживали, некоторые сами оказывали себе помощь.

— Бля! Тут жмур! – вдруг раздалось из дома. – А! Ещё!

Внутри послышалась возня, а затем на улицу вынесли двух антропоморфных синтетов. Их конечности свободно свисали и волочились по земле, проводя кровавый след, сами они звуков не издавали. Они были мертвы.

— В сторонку их. Разберёмся с этим попозже, — стиснув зубы, сказал Стив. Мёртвых синтетов положили к стене дома, и накрыли их же одеждой. – Среди нас есть?.. – обернувшись, спросил волк.

— Твою же… да, у нас труп, — крикнул Грог, обходя свою машину. Правда, сейчас машина напоминала музейный экспонат прямиком из Чёрного Гигаполиса – так сильно она была изрешечена. Если включить воображение, можно подумать, что это огромный осиный улей.

Грог с ребятами вынесли из-за машины тело ещё одного антропоморфа, и положили рядом с другими. Повисла тишина, неприятная и гнетущая. Бандиты Сынов молча оказывали раненым помощь, бандиты пустыря, те кто на ногах стоял, неловко жались у дверей зданий. Винил чуть поджала уши – она уже видела мертвецов. Порой, в самых злачных закоулках, нет-нет да будет лежать тело. Вот только она никогда не видела мелких деталей, не рассматривала. Да, могла обшмонать, но обычно в такие моменты зажмуривалась. А сейчас… сейчас она видела обмякшие тела, кровь, медленно запекающуюся, расслабленные лица и пустые глаза. Пони отвернулась, чтобы не смотреть – она осознавала, что такое может быть. Более того, знала – вступая в банду, глупо думать, что не будет таких случаев. Но одно дело – размышлять над этим, и совсем другое – видеть воочию.

— Вы кто вообще такие? – подал голос тот стрёмный эльф, которого Винил-таки отпустила, и даже помогла подняться с земли. Правда, тот с такой ненавистью пялился на неё, что она уже сожалела о помощи. – Почему мы именно?.. Э, погоди, я и тебя помню. Да, ты ж тот мудила, что мне живот прострелил!.. – указал на Гимли эльф.

— Уф, — нахмурился бородач. – Ты сам виноват. Как крыса, обойти решил. Ну, ты ж эльф, во-во.

Эльф от такого заявления скорчил такую гримасу, что, видимо, решил убить Гимли взглядом. Тот, впрочем, и бровью не повёл.

— Мы – Сыны улицы, — ответил на вопрос Стив. – Бандиты. Как вы. У нас есть босс и цель. Мы при деньгах, и держим обширные территории севернее и западнее отсюда. Имеем оружие и транспорт. И сейчас мы здесь, чтобы присоединить этот район и вашу банду к себе.

— Хера умный, — присвистнула девушка, ровесница парня с ирокезом. Она имела короткую причёску кислотно-зелёного цвета, зачёсанную на одну сторону, носила джинсовую жилетку без рукавов, шорты и берцы. Её правую руку сейчас бинтовала Элли, а в левой она держала бутыль какого-то пойла. – Это вы, значит, магазинчики на окраинке забрали. То есть, и что? Припёрлись, дали по роже, значит, бабки отжали, тогда ещё.

— Вы будете получать, что вам причитаетс-ся, — продолжил Генри. – Ос-станетесь при с-своём, но будете с-служить нашему бос-с-су. Бес-сприкос-словно. Мы набираем народ. Рас-сширяемс-ся.

— А ес-сли… так, мля… если не захочу? – помотал головой парень. Девушка на него зло зыркнула, но тот отмахнулся.

— Не хочешь – заставим, — усмехнулся Влад. – Альтернатив у тебя немного – вокруг почти нет мощных банд. Скоро мы подомнём всех в ближайших районах. Дальше вообще замахнулись на ребят повыше, так что такие шайки тебе не помогут. Просто уйти – ну, так-то мы райончики не просто так держим – все магазы и прочие точки под нами. Так что, решай сам.

— Суки, выбора не оставляете, — грустно констатировал ирокез. – Кормить хоть будете?

— Без гроша за душой не оставим, — заверила его Отэм. Её тоже подстрелили – задняя левая нога была перебинтована, а сама она сидела на земле. Хотя, казалось, кирин вообще не замечала этого, продолжая говорить спокойно и держать на лице усмешку. Из Авторитетов пострадали только она, Питер, правое плечо которого уже перевязывали и Дерек, которому оторвало кончик левого уха. В принципе, поделом.

— Ребят, — повернулся ирокез к бандитам. – Думайте сами. Эти перцы нас размотали в хлам вообще. Второй раз, кстати. Полностью, с землёй сравняли. Унизили что кошмар, размусолили, раздербанили, стёрли в пыль…

— Да к сути уже, ну! – не выдержал кто-то.

— Так вот, да. Да блин, вы сами всё слышали. Судя по всему, очень крутые перцы. Такие, что я рот ебал, еле выжил сам. Я не ваш босс, Жрец сдох. Вы свободны – или к ним идите, или нахер. Мне идти некуда – это мой бар. Я останусь тут. Эти вот – лечат зато. Богатые, блин.

— Наш бар, охреневший ты говнарь, — крикнула на него девушка. Затем, хлебнув из горла бутылки, продолжила. – Короче. Так-то всё верно говорит. Я останусь, больше всё равно ничего и нет. Если они слово сдержат – ну, блин, не знаю, так даже лучше будет. Огроменная банда будет, будем всех трахать вокруг. Только, это, — повернулась она к Стиву. – Ваш босс – он совсем поехавший?

— Отчего же? – удивился волк.

— Наш совсем ебнутый был, — пояснил эльф. – Я вижу, у вас значки классные. А мы вот вырезали на запястье свои. – И, закатав рукав, показал глубокий, незаживший шрам, в виде круга с пятью линиями внутри.

— Ебана рот… — протянула Элли, перевернув руку девушки. Ирокез усмехнулся и тоже закатал рукав:

— Он вообще ебанутый был. Такую дрянь творил… это вот – цветочки. Но пипец хитрый, сука – мы и бар, и стрип отжали на раз плюнуть. А потом он тут осел, заставлял нас воровать с улиц шлюх всяких и к нему таскать. Хер знает, что он с ними делал, но ор знатный стоял. С нами всякие ритуалы проводил. Кровищу пил, фу, мля. Наши, если кто, или чужие ему дорогу переходили – земля стекловатой.

— Как вы его тогда подстрелили – ума не приложу, — призналась девушка. – Но за одно это могу отдаться вам вся.

— Наш босс такого никогда не допустит, — покачал головой Стив. – Не стоит переживать – скорее всего, он лично явится сюда осмотреть всё. Могу вам слово дать, что такой херни не делает.

— Это то, что мне было нужно услышать, — подал голос какой-то бандит.

— Йей! Хорошо, что всё-таки не свалила отсюда нафиг, — крикнула единственная пони из этой банды, повыше поднимая свою бутылку. Берришайн, кажется. – Выпивка тут зачётная.

— Так, раз с этим разобрались. Кто у вас тут главный сейчас? – обратился к приободрившейся банде Гимли. Те недоумевающе глядели друг на друга, а потом дружно указали на девушку и парня с ирокезом.

— Не поняли, — одновременно сказали они. – Это потому что бар наш?

— Ага. А ещё потому, что вас не жалко, — мерзко ухмыльнулся эльф.

— Говнюк ты, Дзируютон, — неожиданно просто выговорила его имя девушка. – Я думала, у нас анархия.

— Ха-ха, анархия, это хорошая шутка, — странным, глухим смехом засмеялся Дзируютон. – Короче, эти главные. А я к вам всё равно не присоединюсь. Пока. Посмотрю, что за херь вы творить будете. Интересно, а за свою жопу не боюсь, — сложив руки на груди, заявил он.

— Ладно, в общем, с нами поедете, — махнул рукой Стив. – Просто поболтаете с Арктуром. Это так босса зовут.

— А можно кличку? – попросил ирокез.

— Буду звать тебя петушком, а босс клички не хочет. Или херню предлагает. — Оскалился Дерек, когда ему заматывали ухо.

— Мда… Ну ты и пёс. А, ладно, чего уж. Ребят, кто может – попробуйте тут, не знаю, сделать вид, что нихрена не было. Если копы прибегут… — начал было ирокез, но его остановил Влад:

— То мы им на лапу. Не ссы, пацан, местные нас любят.

— Вообще кайф, — ухмыльнулась девушка. – Ну что, покатили?

— Ага, только разберёмся с тем, что сейчас имеем, кивнул Стив, подходя к авторитетам и подзывая тех, кто не рядом:

— Успех. Видать, этим совсем надоели порядки своего главаря.

— Ты видел эту поеботу? Писец, мерзость! – воскликнула Элли.

— Да. На страхе и жестокости держал, умно, — покачал головой, снова закуривая, Роджер.

— Скажите нашим, чтоб машины нормально припарковали. Расстрелянной, похоже, конец, попробуйте отбуксировать в сторону. Вообще новичкам скажите, пусть порядок попытаются навести. Я возьму этих… я не понял, это голубки или брат с сестрой? – вздёрнул бровь Влад.

— А что мешает и то и то сразу? – ухмыльнулся Питер. На него не посмотрел косо только Гимли, потому что не расслышал.

— В общем, — прервав паузу, вздохнул Влад. – Отвезу их на базу, пусть перетрут с Арктуром. Постараюсь уговорить его сразу сюда ехать, чтобы всё, что надо уладил и этих болванов успокоил. Вы тут поруководите пока. Гимли, давай со мной. Если вдруг буянить будут.

— Хе, раз плюнуть, — махнул рукой Гимли, гордо задрав голову. – Уж мы их научим теперь жизни.

— Или добьём окончательно, — тихо усмехнувшись, добавила Винил.

— Ладно, разобрались. – Влад хлопнул в ладоши, а затем подозвал ирокеза и его… сестру, или девушку. Всё ещё не ясно. Вместе они направились к оставленной в укромном месте машине. Гимли, дав краткие напутствия Эрику и Грогу, посеменил за Владом.

— Грог, за мной. Пригоним тачки, — крикнул зеленокожему синтету Генри. – Пока Питер не водила, за него я, — объяснил он Винил.

Потихоньку, все так и разбрелись кто куда. Бандиты же, в основной массе, развалились прямо на пустыре. Почти все были перемотаны бинтами. Между Сынами и бандой пустыря порой возникали мелкие конфликты, не перетекающие во что-то серьёзное. Просто банде было обидно за проигрыш, однако, осознав будущие перспективы, да ещё и получая помощь от бывших врагов, мнение могло скоро измениться.

Дом и бар пострадали не сильно – выбиты все окна ниже третьего этажа, куча дыр от пуль в стенах. Но двор и пустырь был превращён в свалку: все мало-мальски возможные укрытия, горки хлама, всякие бочки и ящики – всё изрешечено и превращено в бесполезные горки мусора. Убираться придётся долго.

— Тварь такая подлая, а. Отдай хоть пистолет, — напугал пони подкравшийся эльф, отчего та аж подпрыгнула:

— Иди ты! Ты меня чуть не пристрелил! Дважды! И дважды же чуть ни прирезал! – пискнула кобылка.

— Ну да. А ты чего думала – я те дам спалить себя? – нахмурился Дзируютон. – И всё равно ведь, гадина, спалила. И, сука, так же дважды. Куда ПП дела?

— Куда надо, — фыркнула Винил. – И пистолет не отдам – будешь с нашими говорить, у них спросишь. Теперь-то это наша собственность.

— Нахальная скотина! – выпучил глаза он. – Блядская пони! Ну и пошла ты! Ходи теперь, оборачивайся… — он, ругаясь под нос, отошёл в сторону, шугая всех собой. Хоть он давно вытер кровь с лица, его жуткому виду это мало помогло.

«Никакой чести» — промелькнуло в голове у пони. Дурацкие эльфы. Однако же, теперь, когда эльф так сказал, она бояться как раз и не будет – лично встретившись, поговорив, разбив лицо и отобрав оружие (второй раз уже!) у него, Дзируютон перестал быть тем, из-за кого пони могла лишний раз обернуться, идя по улице.

Винил, постояв чуть-чуть и переведя дух, решила помочь не раненым бандитам в наведении порядка. И отвлечётся, и делом займётся.


— Замечательно. Ваш успех позволил нам в одночасье вновь вырасти вдвое и заполучить целый большой район! Как, однако, хорошо, что эти ребята уже подмяли его под себя. Не пришлось зря таскаться по точкам. Винил, твой район под нашим контролем. Твой вклад неоценим, нам повезло наткнуться на тебя тогда. Здесь же, ха. И твои способности координатора впечатляют – я бы сделал также, с парой изменений, конечно. Но однозначно хвалю.

Босс был очень доволен. Он с радостным видом обходил свои новые «владения», изредка давая те или иные команды. Бандиты, сначала настороженно косящиеся на Арктура, сейчас облегчённо могли вздохнуть – Стив не соврал. Винил же только краснела от похвалы, причём хвалил её не только он – всё-таки, по большей части, командовал босс, а она лишь помогала. Но всё же!

— И потери удовлетворительные. Машину жаль, да, но всего лишь одна, что тоже, в какой-то мере, успех.

— А мне всё равно жалко тех ребят, блин, — грустно сказала Элли, прислонившись к косяку бара. Она очень устала – весь день, как могла, помогала раненым, наотрез отказываясь отойти хотя бы на перекус. И сейчас еле стояла на ногах. Зато её полюбила добрая половина всех бандитов сразу.

— Случайные жертвы неизбежны, — вздохнул Арктур. – Я рассчитывал на, как минимум, по три трупа с каждой стороны. И я очень рад, что ошибался. Нам нельзя терять слишком много единиц… бойцов. Более того – серьёзно не пострадал ни один посетитель бара, за что отдельная похвала. Вы, особенно Винил, непревзойдённо скоординировали действия бандитов. Но что более важно – вовремя утихомирили врагов. Это очень хорошо.

— Что теперь, босс? – спросил Питер, выходя из бара со стаканом, в котором плескалось что-то крепкое. Ребята, кто закончил наводить хоть какой порядок, решили чуть отдохнуть за очередным стаканчиком-другим, но уже в здании. Винил впервые попробовала что-то крепче пива и что не было водкой. Она уяснила одно: виски – отстой, ликёр – слабый, а остальное не успела. Зато сейчас стояла, пытаясь не заснуть – от алкоголя её знатно тянуло в сон. Как Берри умудрилась выжрать в одну харю целую бутыль виски и не сдохнуть – неясно. Видать, спецом её такую купили.

— А вот теперь самое трудное, — мигом посерьёзнев, сказал босс. – Отойдём немного.

Все прошли дальше на пустырь. Бандиты сейчас, кто тут жил, шли домой, кто из Сынов — к себе на базу, новички к себе, кто где жил. Здесь, к приезду босса, почти всё наладилось – мусор, в том числе и изрешечённая машина, собран в кучи и свален к сгоревшей машине. Пока так, чтоб сильно не мешался. Дом и бар позже от дыр приукрасят, стекла новые установят. Пока не критично. Босс планирует поставить нормальный забор вокруг пустыря, и бара с домом соответственно, а заодно и нормальные ворота, чтобы кто попало сюда не смог заехать. Отчасти, ещё и из-за этого Сынам улицы дважды удалось победить эту банду – просто резко подъехав вплотную. С погибшими тоже разобрались – приезжала-таки полиция, вызвали из-за пальбы. Ох, сколько же им выложили. Зато мгновенно никаких проблем, от трупов избавились тихо-мирно, санитаров вызвав. Стражи порядка для приличия сканерами по всем поводили, побухтели чего-то да свалили. Уважаемые люди!

— Помните, Эрик жаловался на неких отморозков из Дыры? Это не Кнехт. Какие-то оборванцы, тем не менее, их много, и они явно планируют поживиться нашими кусками. Часть новичков теперь будет объезжать патрулём ту границу и точки. – Начал босс, подойдя к горе мусора. – А теперь о нашем поставщике вооружения. Он тоже активизировался. Начинает забирать территорию района, соседнего со следующим за этим. Скоро подберётся к нашим местам, и тогда у нас начнётся война. Другая часть наших будет дежурить там. Но мы не сможем долго держать два фронта. Нас уже больше сорока голов, и сейчас мы начнём массовый набор всех, кого и откуда только можно. Например, где раньше жила Винил – там все пойдут на что угодно ради еды. Но просто так напасть на Кнехта будет самоубийством. Тем более, пока его мощь растёт. Нам нужна информация изнутри, а затем, первыми нанеся удар в самое сердце – по мастерской, изнутри же провести диверсию. Иными словами, один из вас вступит в ряды банды Кнехта.

Вот так новость! Винил приподняла свои очки, подозрительно глядя на босса – схемы, мягко говоря, очень рискованные.

— То есть, нас начинают прижимать с двух сторон, и ты хочешь снять сейчас хотя бы одного? – переспросил Стив, почёсывая ухо.

— Именно, — торжественно кивнул босс.

— Прикол, — ухмыльнулся Питер, отхлебнув из стакана. – И как мы всё провернём?

— На самом деле, план прост, — поправил причёску босс. – Пока мы сдерживаем и тех, и этих, забрасываем Кнехту одного из вас. Кнехт набирает народ, как и мы. И, судя по тому льву – кого попало. Там вы проведёте не больше недели, затем мы, собрав всех, захватим быстрым нападением мастерскую и осядем там. Но до того, заранее разведав путь, даже устроив фальшивое нападение, устроим несколько засад по дороге опергруппы Кнехта. Попробуем провести и изнутри диверсию, при удаче – минус десять человек, они останутся далеко позади. Остальные попадают в такое же окружение как эти бандиты. Только теперь они заедут в ловушку сами. После этого, мы переключим внимание на тех отщепенцев. То будет проще в том плане, что нам от них ничего не надо – просто не будем пускать сюда. Но у нас уже будут гигантские территории и мастерская оружия Кнехта. С этим, мы будем просто неостановимы, и все районы, целые сектора вокруг станут нашими. – Гордо сложив руки на груди, ухмыльнулся Арктур.

— Ангусович, это звучит красиво, — осторожно начал Гимли. – Но вдруг этот… э, мы не крысы, мы…

— Диверс-санты, — подсказал Генри.

— Во-во. Вдруг его раскроют?

— Маловероятно, — хмыкнул босс. – Большую часть времени не нужно вообще ничего предпринимать. Просто слушаться Кнехта, его главных. Даже во время вылазок играть лишь на их стороне. Полностью быть за них. Всё что надо – изредка пересылать немного информации через комм. Я создам закрытый, приватный канал. Но да, возможно, будет опасный момент – надо заложить бомбу под один фургон.

— Бомбу?! А это не слишком? – оторопело спросила Отэм. Влад притащил её на руках, сама-то она не могла, и сейчас сидела на какой-то дощечке.

— Слабую! – вскинул руки, защищаясь, Арктур. – Она не убьёт никого! Приклеить к днищу машины, она максимум пробьёт бак, может, ось сломает. Ничего смертельного! Едва мощнее гранаты. Пришлось повозиться, чтобы такое достать.

— Тьфу, напугал, — сердито сказал Влад. – Ладно, понятно всё. Ну, так-то, теперь, может и сработать.

— Хорошо. Так… — босс начал пристально осматривать своих «элитных», как он сам называл, бандитов. – Хм…

— Что-то не так? – встрепенулась, засыпая, Элли.

— М-да. Кандидатов немного. Нам нужен некто незаметный. Гимли с Генри отпадают. Целый – Питер и Отэм тоже. Дерек, ну, понятно почему. Цыц! – шикнул он на чуть зарычавшего пса. – Не Роджер. Только не Роджер. Надо, чтобы вписался в коллектив. Стив, Элли, вы понадобитесь здесь. Стив хорошо координирует, даёт ценные советы, имеет опыт, ему лучше быть рядом со мной. Тем более, я подумываю оставить его здесь – будешь командовать этими ребятами. Хороший опорный пункт. Элли врач, без скромностей, — кивнул он девушке, смущенно спрятавшей взгляд. – Влад искусный водитель, без него мы в Дыру не проедем. – Арктур, нахмурившись, замолчал. Наступила недолгая тишина.

Винил, мозг которой находился в полудрёме, вдруг почуяла неладное. Она подняла взгляд, до того опущенный на сгоревшую машину. Все глядели на неё.

— Не поняла, — насупилась она.

— Боюсь, это единственный вариант. – Строго посмотрев сверху вниз, сказал босс.

— Так-так, минуточку. Я ж не то чтобы ниндзя какая! – сон как рукой, или, в её случае, копытом сняло. – Я ж вообще не знаю, чего делать! Я ж даже проститутку сыграть нормально не смогла!

— Ну, так-то, вышло неплохо, на самом деле, — задумчиво пробормотала Отэм. Винил злобно зыркнула не неё, и та, ухмыльнувшись, умолкла.

— Ничего. Слушаться Кнехта, делать абсолютно всё, что он прикажет. Единственной проблемой может стать лишь тот второй охранник, если их и впрямь сменяют. Но не думаю, что тебя узнает. Если что, всегда можно прикинуться дурой.

— А… а как же, эта, бомба… — совсем растерялась пони.

— Тебе её передадут позже. Если уж совсем всё плохо будет – ничего, не ставь. Мы справимся со всеми. – Махнул рукой босс.

— Ой-ой-ёй… — поджала уши Винил. Вот так вляпалась.

— Раз я даю советы, то дам и сейчас, — хрипло пробормотал Стив. – Что ты делала, вступая к нам?

— Ну… пришла, помню. Поболтала. Эм… там, первое задание, всё такое… — сипло проговорила пони, глядя в землю.

— Не думаешь, что это идеальная тактика? – улыбнулся волк. – Всё то же самое. К тому же, раз ты выдержала нас, те ребята не покажутся проблемой.

— А она так от нас не свалит? – рявкнул Дерек. Питер отвесил ему подзатыльник здоровой рукой. – Ай! Ну мало ли, понравится! Сволочь… — тихо добавил он, потирая затылок.

— Всего неделя. Во время нападения, в суматохе, можешь просто спрятаться, убежать, да что угодно, — развёл руки Арктур. – Мы прикроем. Мне не столько важна диверсия, сколько информация изнутри. А написать короткое сообщение, в  туалете или ночью, к примеру, не должно быть проблемой.

— Нет других вариантов? – с надеждой спросила, подняв голову, пони.

— Остальным я не доверяю, — покачал головой Менгск. – Пока ты – единственный вариант. Предложи иной. Или всё же попытайся сделать. Тебя не прибьют за просто так. Максимум – вышвырнут оттуда. Тогда просто заберём тебя и продолжим по плану. Но им самим нужны новые руки, копыта, всё это. А смотря, какие там бывают кадры – ты впишешься, вольёшься, и будешь как влитая.

— Можешь не переживать – награда будет соответствующая, — добавил он, когда Винил лишь молча отвернулась.

— И когда? – совсем убитым голосом спросила пони.

— Завтра. – Твёрдо ответил Арктур.

— Ну ёбана… — протянула кобылка. – Актёр из меня…

— Я заранее прописал возможные роли, придумал истории и легенды. Это может знатно облегчить жизнь. – Вдруг вынул из нагрудного кармана свою записную книжку босс. Пони вдруг стало смешно от этого:

— Серьёзно? А плана по захвату мира у вас нет, случайно? Чтоб сразу, а? – язвительно спросила она. Босс нахмурился:

— Раз шутить можешь, значит сдюжишь. Подготовься. Так или иначе, зайдёшь ко мне. Все свободны. Готовьтесь – скоро придётся знатно горбатиться. Через полчаса возвращаемся домой. – И босс, спрятав книжку, ушёл.

— Мдя-м, – заключил Питер, едва босс скрылся, и залпом опустошил стакан.

— Ну и ну. Держися, Ванилька. – Похлопал по боку пони Гимли.

— Что «держися»?! – ощетинилась единорожка. – Чего я буду делать-то?! – бородач аж отшатнулся.

— Тебе ж сказали, диверсировать, — важно подняв палец вверх, объяснил Влад.

— Эй! Я подбодрить пытаюсь, — обиделся Гимли. – Уж как могу.

— Аргх! – Кобылка сердито села прямо на землю. – Я кабздец как стремалась к вам-то идти, а это – это ж жопа!

— Но ты вс-сё равно тут, — заметил Генри. – До с-сих пор. И, как я вижу, работаешь на Арктура не жалуяс-сь. Вряд ли те ребята будут с-совс-сем другими.

— Ну, придётся выяснить на собственной шкуре, – ухмыльнулась, пытаясь проглотить ком в горле, Винил.

— Поехали домой, народ, — яростно зевнув, заведя руки за голову, сказала Элли. – Нам всем скоро будет несладко. Заварушки ёбнутые намечаются. Спать охота. Давайте-давайте, почесали.

— Да-а, непростой денёк вышел. Но интересный, — задумчиво проговорила Отэм, погладив свою раненую ногу.

Роджер многозначительно затянулся сигаретой, а затем, бросив на землю и затушив ботинком, дёрнул обоими ушами:

— Нормально всё выйдет. Не ужасно, не прекрасно. – И первым ушёл.

Бандиты молча стали отходить к парковке. Тут остались только хмурая Винил, Элли да Отэм, не могущая сама идти.

— Слушай, Винил, — сказала кирин, когда большинство отошли. – Скажу честно – я мало чем могу помочь сейчас…

— А то ж, — отвернулась пони.

— Да подожди! – стукнула по земле кирин. – Но скажу кое-что: не пытайся играть. – Винил недоумённо посмотрела на неё. – Быть собой – проще. Представь, что нас ты не встретила. Сразу хочешь вступить к Кнехту. То же самое. Та же песня. Ничего нового. От ролей босса возьми лишь частичку, чтобы логичнее обыграть. Он может подкинуть очень хорошие идеи. Но если ты не будешь пытаться выдавить из себя что другое – будет куда проще. – С вечной ухмылкой, тихо говорила Отэм.

— Просто… просто я боюсь налажать, — поджала уши единорожка. – Типа, меня же грохнут.

— Это вряд ли, — быстро ответила, махнув хвостом и отведя взгляд, кирин. – Думаешь, им нужны лишние проблемы? Выкинуть – да. Но так тебе же лучше.

— Всё-то у тебя просто. – Опять грустно ухмыльнулась Винил. – А мне стрёмно. Ты не можешь знать наверняка.

— Эх. Херово быть тобой, — сочувственно покачала головой Элли, стоявшая рядом, но делавшая вид, что её нет. Она опустилась на корточки перед пони и обняла её своими тонкими руками. Пони сейчас не сопротивлялась.

— Но если ты сделаешь это, нам будет проще победить. Сделай, а? – попросила девушка на ухо пони.

— Ладно. Ладно, я попробую. – Глубоко вздохнула единорожка. – Надо выспаться. А то не усну, и вообще мерзко будет. – Элли, поводив рукой по спине пони, отпустила её:

— Ай, заебца. Эм… поможешь дотащить Отэм?

— Я что, такая толстая? – хитро изогнула бровь кирин.

— Не-не! Не это! – взмахнула руками девушка. – Я просто спичка.

— Хи-хи, — эта сцена чуть разогнала мрачные думы пони. – Ну-ка, обопрись о меня, — Отэм, придерживаемая девушкой, облокотилась о Винил:

— М-м, какая тёплая, — томным голосом проговорила она, заставляя Винил краснеть и прятать глаза.

— Ты тоже тёплая… — недоумённо пробормотала Элли, дотронувшись до носа Отэм. Та захихикала:

— Ладно-ладно. Хоть настроение подняли, а?

— Угу, — подняла уши единорожка. – Спасибо.

— Обращайся, — важно взмахнув гривой, задрала нос Отэм.

— Что ж. Неделя, в принципе – не так много, — задумалась Винил вслух. – Ждите новостей из жопы мира, если не сдохну в первый день.

— Окраины жопы мира! – важно хмыкнула Элли.

— Ага. Посмотрим, чего будет.


— Хы, пони. Тебе чего?

— А-а… тут в команду набирают?

— А. Ага, понял. Ща, погодь…

Человек закрыл малюсенькое окошко в калитке и принялся возиться с замком. Забор тут железный, не особо высокий, но острый сверху.

Место довольно глухое – вокруг есть дома, да, но мало, больше всяких нежилых зданий. А тут что-то типа небольшого огороженного комплекса.

Влад привёз пони за пару улиц отсюда. Она заранее отдала Гимли на хранение свою куртку, очки и нож, вернула Отэм разрядник. Сейчас на ней была тёмная худи, взятая в захваченном бандой «сэконд-хэнде».

На самом-то деле, отсюда до Дыры топать и топать. Однако же, раз можно пешком добраться – это и впрямь близко.

Человек открыл калитку, пропуская пони вперёд:

— Короче, я пиликнул, босс сейчас фигнёй мается, с ним поболтаешь.

— Ух ты, сразу к боссу? – излишне восхищенно спросила пони.

— А че нет? Ему делать нечего, так-то. А ты ж, небось, дурёха, пусть скажет, чего делать надо.

— Э, сам такой.

— Ну, блин, извини, просто мне лошади не нравятся. Вы стрёмные до пизды. – Поёжился человек. Пони недоумённо посмотрела на него, сердито фыркнула и просто решила следовать за ним, попутно рассматривая всё вокруг.

Сам человек был одет в обычные джинсы да серую кофту. Но вот то, что он принадлежит какой-то банде, говорила повязка на левой руке – полностью бордовая, посередине белый круг, а в нём шесть чёрных линий, идущих из центра. На конце каждой – дуга в сторону, по часовой стрелке от каждой. Получается как бы прерывистый круг.

Человек шёл по длинному двору перед тремя высокими – около девяти этажей каждое – но тонких зданий. Здания были простыми, серыми. У каждого по два подъезда. У некоторых подъездов сидели прочие бандиты, занимающиеся каждый своими делами. Кто-то даже играл в огромные шахматы, начертив на асфальте куском кирпича доску и используя банки как фигуры. В целом, народу было не очень много.

У домов стояли две машины – большие чёрные фургоны с тонированными стёклами. На стёклах стояли тонкие железные решётки, на бамперах были кенгурятники, да и в целом машины имели полезные улучшения.

Человек повёл единорожку к самому дальнему подъезду. Прошли мимо группки антропоморфов, смотрящих что-то на комме. Не то игра какая, не то ещё что. Естественно, у каждого была повязка.

Внутри дом был как дом. Простая лестница, серые стены. Но тут было немного граффити: «Синтеты. Вместе. Сила!», «Я – торжество консервирования», «Внутренняя самонастройка завершена, готовь жопу» и целое море похожих и одновременно разных символов банды. Это лишь то, что пони успела быстро заметить и прочесть. Ну, ладно, граффити хоть скуку разгоняют, зато тут не было нахламлено, никакого мусора. Вот только дико воняло сигаретами, и, как ни странно, удушливым пластиковым дымом. Прожгли что ли что-то?

Они поднялись на шестой этаж. Винил это удивило – кабинет Арктура был на последнем, седьмом, а этот только на шестом. Так или иначе, человек, даже не стуча, открыл ближнюю дверь и, не дожидаясь пони, прошёл внутрь. Винил неловко переступила через порог – тут не было коврика для ног. Видимо, просто так пройти придётся?..

— …вот, как говорил, привёл, — послышалось из глубины квартирки. Квартира была маленькая, довольно сильно походила на квартиры в доме босса, только расположение комнат другое. Здесь была узкая, но длинная прихожая. На стенах тёмные обои, у входа стоит стальная скамья, на ней навалено кучей немного вещей. Что довольно странно – крючки на стене висят. Пустые.

— Ну и где?

— Вот… э… блин, не поверишь, тут была… ща, — послышались шаги, и человек выскочил из-за двери:

— Тьфу ты! Думал, сбежала. Че за яйца кота тянешь? – недовольно спросил он.

— Э, да, осматриваюсь просто, — неловко потёрла ногой ногу кобылка.

— Давай, проходи уже. А то мне по шее дадут, — и юркнул обратно.

Ну, раз приглашают. Пони, вздохнув, открыла чуть обшарпанную дверь и попала в кабинет местного большого босса. Какое-то дежавю прямо.

Этот кабинет, если его так назвать можно, разительно отличался от кабинета Арктура. Тут было очень просторно – из мебели лишь большой диван у дальней стены, перед ним низенький столик, заваленный всякой всячиной, вот и всё. Да, было несколько полок по бокам от дивана, но они не занимали много пространства.

Стены были пусты и серы – ни часов, ничего. Хотя, та причуда с кучей электронного барахла только у Арктура, наверное. На столе, в простой рамке, было фото человека – он был хмур, имел зализанные на одну сторону волосы и, как отметила про себя Винил, «самые пидорские усики из возможных». На полках также было несколько его фото, но где в профиль, где в полный рост. И везде с этими пидорскими усиками, что ж такое! У Кнехта плохой вкус к кумирам.

На полках, соседствуя с фото, стояли железяки и рисунки, формой напоминающие эмблему банды Кнехта. Только где больше лучей, где меньше, где они ломаные, где плавные. На столе была толстая блестящая эмблема о четырёх лучах, прижимающая стопку бумаг. Рядом стоял  непочатый десяток банок пива.

На диване же, ровно напротив пони, сидел, видимо, сам Кнехт. Это, вроде, относительно молодой человек. Судить довольно сложно: всю его голову, и нос, и губы, и брови, покрывал слой пирсинга. В нём железа было больше, видимо, чем в эмблеме на столе. Волос у него было мало, он их связал в мелкий хвостик, торчащий вверх. Он был очень мускулистым, одна рука его, вероятно, была толще двух передних ног Винил сразу. Кнехт носил коричневую рубашку без рукавов, а на левой руке, вместо повязки, имел тонкую стальную эмблемку. Видимо, она крепится прямо на коже, как пирсинг.

— Гы, ещё пони, — хохотнул он, едва Винил зашла. Как ни странно, голос у него был довольно высокий и смешно звучал.

— Здрасьте, — скромно ответила Винил, проходя дальше.

— Но-но-но! – подскочил вдруг Кнехт, напугав кобылку. – Дверь прикрой! – Пони, резче нужного, захлопнула дверь.

— Фух, хорошо, ещё выскочит, — уселся обратно босс. Пони недоумённо наклонила набок голову, а потом чуть не подскочила, заметив движение справа. Крутанувшись, чуть нос к носу не столкнулась с ещё одной пони, не то так хорошо прятавшейся здесь, не то просто незамеченной Винил. Эта пони была вся, полностью, абсолютно белая – даже радужка глаз. Сначала она изучающе рассматривала Винил, а затем… мяукнула.

— А?.. – помотала головой единорожка.

— Ха-ха-ха, ты гляди, — рассмеялся Кнехт, хлопнув по руке человека, стоявшего рядом с ним. – Бу, фу! Сядь на место! – прикрикнул он пони.

— Мявк! – пискнула она и убежала к дивану, свернувшись калачиком сбоку от него, что её почти и не видно стало – вот как она пряталась. Только одним глазком, нет-нет, а наблюдает за Винил.

— Не бойся, это кошкопони, — объяснил Кнехт недоумевающей Винил. – Она, типа, думает, что она кошка. Ну, прикольно ведь – два в одном! – с широкой улыбкой сказал он.

— А-ага. Очень. – Без энтузиазма ответила единорожка.

— А, ты не понимаешь, — махнул рукой Кнехт. – Эх, хотел ещё Арианну, да щас чёт никак. Ладно, чеши на пост, Майк, — снова хлопнул он по руке человека.

— М? А, ок, — встрепенулся успевший заскучать человек и вышел, не прощаясь.

— Ладно, так, Винил, Винил Скрэтч, ага, — быстро проговорил Кнехт, разгребая завалы на столе. Наконец, выудил фиолетовую повязку, но с такой же эмблемой, и кинул пони. – На.

— Ой, — едва успела поймать пони. – А, э… вам не интересно, например… хоть что-то спросить? – осторожно спросила Винил.

— М? – не понял, отвлекшийся на чесание за ухом Бу Кнехт. – А, да, давай. Хм… так… че ты пришла?

— Денег нет у меня. – Собралась, настроилась на роль пони. Она всё же решила попытаться чуть-чуть запомнить роли босса – он там расписал, как будто на несколько жизней вперёд. – Я просто недавно… — но её перебили:

— А, деньги не проблема. Мы вообще самые крутые в ближайших районах, — похвастался Кнехт, доставая одну банку пива. Покрутил в руках, поставил рядом с собой на диван, но она упала и покатилась вбок от него. – Это ты правильно, что к нам пошла. А то севернее дегенераты какие-то сидят, заколебали, западнее вообще укурки. Ох, всех, всех нахрен. – Развалился человек на диване. – Мы-то, типа, сейчас набираем народ. Ну, поняла. Будешь за нас мутузить других – ваще красава будешь. Да просто рядом постоишь с крутым видом – сойдёт. Че умеешь?

— О. – Хлопала глазами пони. – Н-ну, например… — Пони зажгла рог, и так аккуратно-аккуратно вытащила закатившуюся в складки банку. Кнехт почесал подбородок – он не заметил свечения под боком. Видимо, мешал пирсинг.

Так или иначе, пони вытащила банку, протащила под столом и вдруг показала Кнехту. Тот захлопал глазами, принялся шарить по дивану. Ничего не найдя, расхохотался и захлопал руками, напугав мяукнувшую Бу:

— Хера, обалдеть, ха, круто! Ой, блин, класс. А стрелять умеешь? – вдруг спросил он, не переставая, тем не менее, посмеиваться.

— Ну, не так хорошо. Вернее, почти плохо, — было обрадованная пони вновь смутилась.

— Зашибись, пойдёт, нам бойцы нужны как раз, — махнул рукой человек. – Так… э, всё, вроде. Короче, главное, да, забыл. Комм есть? Гони, запишем… — быстро записал Винил на своём комме – тоже браслете. – Вот. Так, я тебе, или кто из моих друганов пиликнет – ну, ты причапай сюда. Ты где живешь?

— На самом деле – нигде, — затаила дыхание пони. – Меня недавно только выгнали, и вот…

— Хм. Ну, к кому-нить подселим. У нас есть, кто один живет, — махнул Кнехт. – А, так вообще заебца – тут же, считай, под боком. О, а как на нас вышла? Наши кто сказал?

— Ну, да, я тут встретила ребят, с такими же штуками, — пони указала на повязку. – Когда я ещё пыталась сама… хоть что-то…

— Ай красавы, вот класс. Всегда бы так! – восхищённо воскликнул человек. – Так, да. Вот, будешь с нашими гонять. Ну, поболтай тут, тебе расскажут, как всё работает. Так, меня боссом зови. Всё равно не запомнишь «фюрер». Слушай, а вскинь ногу вверх, а? – вдруг попросил он. – Ну, типа, ты же белая. Белые лучшие! Особенно белые пони!

— Вот… так? – пони неловко подняла одну переднюю ногу. Бу из-за дивана чихнула и подняла свою ногу тоже.

— Всё, всё, не надо, — страдающим тоном попросил Кнехт. – О-ох. Мда. Ладно. Значит, ты теперь среди Ландскнехтов – элитой среди элит. Вместе мы тут, такое дело, строим величайшую из банд, идём к светлому будущему! От каждого по наглости, каждому по жопе. Всем одинаково всё. Да… и, в общем, лучшие из Серого города вообще. Мы должны уничтожить этих низших, презренных недоумков! Весь сектор станет нашим! Слушай, ты как, кстати, к пиздоглазым относишься?

Пони непонимающим взглядом посмотрела на человека.

— Ну, узкоглазые? Желтомордые? Винни Пухи? – помахал рукой Кнехт.

Винил виновато потупила взгляд – она понять не могла, что от неё хотели.

— Азиаты, — скрипнул зубами Кнехт.

— А-а… — протянула пони. – Никак. Я их ещё не видела. Я думала, они в Азиатской Аркологии… — И ведь, действительно – не водилось в местных секторах азиатов.

— Отчасти моя заслуга, — гордо вздёрнул нос Кнехт. – Короче, теперь ты их тоже презираешь. Запомни! – потребовал он, взмахнув руками.

— Э-э… почему? – человек особенно злобно глянул на неё. – Ладно! Как скажете!

— То-то же, — удовлетворённо кивнул он. – На синтетов таких похер, а вот недолюди… у, сука, ненавижу! В принципе, ниггеров тоже… но их я вообще не находил. Мда-а, тяжела моя доля…

— Не расстраивайтесь! Я уверена, чего-нибудь придумаем. – Особенно широко улыбнулась пони. Этот странный человек казался ещё более странным. И, честно говоря, не то чтобы здоровым. Душевно.

— Ага. А, ты тоже не шаришь, — вдруг расстроился человек. – Носи, короче, повязку, чтоб не потеряться. Делай че хочешь, пока не позовём. Найди Лёху – его не пропустить, или поспрашивай. Он тебя определит, пусть сам с тобой трахается. Всё, иди давай, иди. – Кнехт достал другую банку и, вскрыв, одним махом осушил. Когда он губами касался банки, слышался тихий металлический лязг.

— Оу. Ладно, спасибо, я тогда пойду… — неловко переминаясь, пони развернулась к двери.

— Да, уйди с глаз долой! – крикнул человек, ускоряя пони. – Стой! – пони остановилась как вкопанная, едва приоткрыв дверь. – Дверь захлопни, ебаный твой рот!.. – наконец, пони с грохотом захлопнула дверь, отчаянно вцепившись в ручку.

— Вот видишь, с кем мне приходится иметь дело? Почему все кругом дебилы? – послышалось из-за двери, о которую облокотилась пони, пытаясь унять бешено стучащее сердце. Это было… странно. Дико. Слишком просто, и сложно одновременно.

Винил, восстановив дыхание, медленно отошла от двери, пытаясь не цокать по линолиевому полу. Это, видимо, успех? Всё прошло удачно? А как понять?

Пони вышла на лестничную площадку. И что дальше? По плану, её должны были определить здесь хоть куда-нибудь, а затем она должна была просто… быть тут, смотреть и слышать всё, тихо передавать боссу. Который Арктур, а не который вот этот. Этот ну очень странный человек пони не понравился – неуравновешенный какой-то. И, видимо, у него тоже какая-то своя секта.

Пони поднесла к глазам повязку, рассматривая эмблему. Какая-то она была… неправильная. Эмблема Сынов улицы куда как красивее. Винил вздохнула и кое-как напялила её себе на левую ногу, повыше локтя. Сидит – и ладно.

Единорожка, окончательно успокоившись, решила покинуть дом – на улице было немало бандитов, может, найдёт с кем общий язык. Или найдёт того «Лёху», кем бы он ни был.

Синтеты у этого подъезда не обратили на пони абсолютно никакого внимания. Тогда она направилась к следующему. Тут как раз, перед подъездом, на асфальте, была начерчена доска и шла игра в шахматы. Банки были разноцветные и явно каждый цвет что-то да значит. Играли, на удачу Винил, пони-единорожка с угольно-чёрной шёрсткой и белой гривой, с полосами красного и жёлтого цветов, а напротив неё сидела на коленках, прямо на земле, девушка, с огромными бирюзовато-голубыми косами, аккуратно уложенными на коленки девушки, чтобы не пачкались. Девушка казалась бы обычной, если бы не довольно миниатюрная фигурка, не считая уже причёски – скорее всего, тоже синтет.

Зрителем их партии была ещё одна пони, очень хорошо знакомая по ложной жизни Винил – это была Октавия. Только не совсем такая, какую та помнила: эта носила целый классический костюм, с пиджачком, накрахмаленным воротничком, на одном глазу монокль в серой оправе, а на голове высокий цилиндр. Монокль держался на тонкой резиночке, пришпиленной к цилиндру. Единственное, что осталось неизменным – фиолетовая, под цвет глаз, бабочка. Также за игрой наблюдали два молодых человека, сидящие на приволоченной скамейке, и антропоморфный синтет-орёл. Ну, скорее, у него была голова хищной птицы, по телосложению – как обычный человек, но вместо кожи перья.

Подошедшую пони заметили, но внимания никакого не обратили. Только девушка подняла взгляд, неловко помахала рукой и вновь вернулась к игре.

— Привет, — попыталась начать Винил. «Идеальное начало разговора» — саркастически подумала она.

— Привет, — ответила мелодичным голоском чёрная единорожка. За ней поздоровались и другие.

— Здравствуй, однако… Винил? – подняла взгляд Октавия.

— Хе, привет, — снова неловко улыбнулась Винил. – Мы, по идее, должны быть незнакомы, но так-то – знакомы.

— Да уж, какие удивительные вещи на белом свете творятся, — усмехнулась серая земнопони. – Тем не менее, очень я рада встрече. Прошу, окажи честь, присоединись к нам за просмотром сей занимательной игры. – Как-то странно сказала она.

— Оп, ещё пони. Зверинец расширяется, — улыбнулся один из людей на лавке.

— Зоопарк, — хмыкнул другой человек.

— Я сказал – зверинец! – повысил голос первый.

— Тихо! – прикрикнул на них орёл. – Гутен морген, уважаемая, — кивнул он пони. – Ознакомилась с аспектами?

— Ну… почти, — скорчила гримасу единорожка, подсаживаясь к Октавии. Та же неотрывно следила за игрой. Винил, пару секунд поглядев, поняла, что это не шахматы – не так фигуры ходят.

— А, не слушай его, — махнула копытом чёрная пони, переставляя банку. – Ничего у нас особенного. Делай что скажут, и всё.

— А всякие приколы? А акцент! – возмутился орёл.

— Я владею акцентом сразу четырёх языков, просто к сведению вам, конечно же, — хмыкнула, приосанившись, Октавия.

— Пфр! – фыркнула угольная единорожка. – Про фоллаут знаешь?

— Не-а. То есть, совсем чуть-чуть, — помотала головой Винил.

— Гм. Тогда, приятно познакомится – Вельвет Ремеди, — представилась единорожка. – Книжка одна есть, прочти на досуге. Скину тебе.

— О. Спасибо, — кивнула грязно-белая единорожка. – А, послушай – во что вы играете? Это ведь не шахматы?

Вельвет тихо засмеялась, Октавия усмехнулась, а люди с важным видом толкнули друг друга под локоть – мол, ого какие важные пони!

— Нет, мы в шашки пытаемся, — ответила вдруг тоненьким, но мелодичным голоском девушка, глянув на Винил. – Мои – красные банки, Вельвет – синие. – Объяснила она. – Я, кстати, Хацунэ Мику. Вот он – Америго Веспуччи, — она указала на синтета-орла, а он весь нахохлился, — А это Дэн Коломбо и Рой Гойкович. – Люди, усмехнувшись, наигранно раскланялись, прямо сидя. – Я тоже недавно здесь. Играть будешь?

— Ну… попробую, наверное, — решила Винил. Хоть в шашки она никогда не играла, но решила, что это несложно. Заодно подружится с ними.

— Занимай после Америго. У нас с победителем игра. – Разъяснила она, передвинув банку-шашку.

— А ставить будешь? – спросил Америго.

— У меня почти нечего. Так, гроши, — пожала плечами пони. Ей с собой и впрямь дали лишь чуть-чуть. Так убедительнее.

— Очень жаль. Так не почувствовать азарта, а ведь это и есть сущий смысл игр наподобие этой, — вздохнула Октавия.

— Ну, может, после пары недель с вами у меня что появится, — натянула улыбку Винил.

— Через полторы должны выдавать нашему десятку, — почесал подбородок Дэн. – Если совсем звиздец – ну, поговори, иногда часть дадут.

— Здорово, — радостно цокнула копытом белая единорожка.

— Ещё как. Без денег плохо, — засмеялась Вельвет.

— Это да… — отвернулась Винил, задумавшись. Октавия, видимо, подумала, что Винил загрустила:

— Эхма, не горюй, — положила она ей копыто на плечо. – У нас тут, почитай, друг за друга горой. По крайней мере, в нашем десятке точно так. А тем более, мы, как благородные кобылы, должны держаться вместе! – гордо выпятила она грудь, и для пущего эффекта потрепала по плечу Вельвет. Та вдруг сильно смутилась:

— Ну, я не только кобылка, так-то… — но её уже не слушали:

— Погоди-погоди, десятке? – не поняла Винил.

— Погляди, наши повязки – фиолетовые. Мы в шестом десятке. До нас – коричневые, пятый, и так далее, — ответила за неё Вельвет, перестав краснеть. Винил недоумённо поглядела на Хацунэ – у той была белая повязка, эмблема была красная на чёрном круге:

— А это потому, что она не боец, а курьер, — пояснила, проследив за взглядом Винил Вельвет. – Но она с нами, в нашем десятке. Так проще тут ориентироваться.

Винил понимающе хмыкнула. А потом, когда до неё дошло, аж подскочила:

— Как это – шестой?! Здесь аж шестьдесят голов?! – но когда на неё недоумевающе посмотрели сразу все, резко поубавила пыл. – Т-то есть, капец, к-какая огроменная банда!

— Ну, так-то да, но смотри – первый десяток всегда дежурит где-то на «объекте» — я не знаю точно, что это, но это важная для нас точка, сменяются изредка, но почти безвылазно там. Ещё десять – всякие курьеры, прочие помощники. Так что, так-то, пятьдесят, да ещё и наш десяток неполный – тут все, — загибая пальцы, ответил Рой.

Пони незаметно выдохнула – с шестьюдесятью стволами Сыны улицы бы не справились, как бы не изощрялся Арктур.

— А. Ну, всё равно, ух как дофига, — восхищенно присвистнула Винил. А потом вдруг вспомнила наставление Кнехта. – Ой, ребят, а вы не знаете некоего Лёху? Мне сказал босс к нему идти.

— Ох, ты, верно, неправильно поняла, — тихо рассмеялась Октавия под ухмылки других. – Не это его имя.

— Да его босс так зовёт, — махнул Америго рукой.

— Не суть важно, — отмахнулась Октавия. – Так вот…

Но закончить она не успела, как дверь подъезда открылась, и из дома вышел человек. Он был очень высоким, скорее всего, мог посоперничать с Генри или Арктуром Менгском. На лице у него была борода-эспаньолка, глаза глубоко посажены и строги, брови были густыми и хмуро сведёнными. Он носил необычную одежду – длинный тёмный мундир (хоть Винил и не знала этого слова) с двумя рядками блестящих пуговиц, полы которого опускались аж к коленям. Шею прикрывал ворот тёплого, серого свитера; неужто ему не жарко в нём? На ногах у него были высокие сапоги, а на голове – низкая фуражка, козырёк которой надвинут на глаза. Над козырьком блестел череп, а по бокам от него – как бы распростёртые крылья. На левой руке человека, как и у всех, темнела повязка. У него она была ярко-красного цвета.

— Его Алексеем звать, по батюшке, чай, фамилией Стуков… — закончила шёпотом, наконец, Октавия, когда все затаили дыхание, увидев человека. Да, впечатление он производил знатное.

— Кто тут Винил Скрэтч? Новенькая. – Глухим голосом спросил офицер (как его мысленно обозвала Винил за одежду). Он имел ярко выраженный акцент и твёрдо выделял в разговоре букву «Р».

— Э-это я, — тихо ответила единорожка, медленно вставая с земли. Понятно было, что ей сейчас не желают зла, но коленки всё ж дрожали.

— Так, — хмыкнул Лёха… то есть, Алексей. Лучше запомнить как правильно. – Время определять тебя.

— Т-то есть? – пискнула, поджав уши, Винил.

— То есть, ты теперь живёшь с… Октавией. Потеснитесь. Идём за мной, выдам оружие. Нечего щеголять без пушки, — Алексей развернулся и, поманив рукой Винил, прошёл в подъезд.

— Твою ж… напугал, — выдохнул Америго.

— Вовсе нет. Что он такого сделал-то, что вы так дрожите? – недоумённо спросила Вельвет, беспечно передвинув банку.

— Да ты посмотри на него! Он детей на завтрак ест! – тихо воскликнул Дэн.

— На ужин, — косо глянул на него Рой.

— Господин Алексей очень высокий человек, надо проявить уважение, — подобралась Октавия, поправляя монокль и цилиндр. – О, и я ужасно рада нашему новому соседству. Уверяю тебя, мы хорошо уживёмся, но только если ты не храпишь глубокой ночью, — засмеялась, прикрыв рот копытцем, земнопони.

— А я, а… мне просто страшно, — пожала плечами Мику, хлопая своими большими глазами. Октавия утешающе похлопала её по плечу.

— Чеши давай за ним, ещё решит, что мы задержали тебя, — поторопил Винил Рой.

— А. Да, я скоро вернусь, — подскочила пони. Она с трудом открыла тяжёлую железную дверь и зашла в подъезд.

— И года не прошло. – Саркастически заметил Стуков, стоя на лестнице.

— Простите, дверь тяжёлая, — натянула на лицо улыбку пони. Человек хмыкнул и прошёл в первую квартиру, сейчас открытую:

— То чучела какие, то маленькие лошади. Собирается отряд боевых клоунов.

— Ну, я могу постоять за себя, — нахмурилась пони и выпятила грудь. Офицер обернулся, приподняв одну бровь, и вся решимость Винил куда-то делась. – Наверное?

Человек вернулся к делу, а именно поиску чего-то в ящичке. Ящичке, которыми была забита квартира. Были и огромные ящики, но всего пара, в дальнем конце комнаты. Двери комната не имела.

— Ох. Ладно. Держи Сайджу Саура, хах, сойдет пока. – Ухмыльнулся человек, кинув пони пистолет. Видимо, это он так исковеркал его название – SIG Saura. Ещё и Pro в конце. Вряд ли это значит, что Винил станет профи сразу. Пистолет же довольно компактный, меньше того, из которого она тренировалась в стрельбе, или пистолета того стрёмного эльфа, Дзируютона. Но выглядел новее, чище и в целом лучше почти любого оружия Сынов. И дороже, наверняка. Пони, внимательно осмотрев оружие (и уже не заглядывая в дуло) спросила:

— Вот так сразу? Просто – держи пушку?

— А что, тебе прелюдии нужны? – пожал плечами Алексей. – С Кнехтом я уже сам поговорил – он, видать, решил, что сама меня не найдёшь. Вот и пистолет сразу.

— Всё бы я нашла, — горделиво задрала нос пони.

— Ну, хочешь, поищи себе магазины для него. А то мне что-то неохота тут копаться, — неожиданно по-доброму улыбнувшись, человек обвёл рукой комнату. Снова весь запал единорожки иссяк:

— Так тут год рыться можно…

— То-то и оно, — вздохнул человек, снова посерьёзнев, чуть ли не с головой ныряя в ящики. Однако вскоре всё же сумел достать два небольших магазина, упакованных в пластиковый пакет:

— Вот. Пока немного, не стреляй почём зря. Иначе отберу ствол! – погрозил человек. – Всё, свободна, рядовая.

— О, спасибо. – Поблагодарила она его, убирая во внутренний карман пистолет. Всё же, не стоит зря ссориться с кем-то настолько крутым. – А, скажите, а вы, случаем…

— Отставить! – рявкнул вдруг Алексей, отчего пони чуть не выронила пистолет. – Кругом! Бегом марш! – Кобылка как ошпаренная выскочила сначала из квартиры, а затем из дома, опомнившись лишь когда чуть не налетела на Америго – синтет-орёл еле поймал её:

— Всё, нам стоит копать могилы?

— А?! А. Не, не. Просто одна пони тут очень впечат… лительная. – Отдышавшись, проговорила Винил. – И впечаталась. Извини.

— Ничего, — брезгливо отерев руки о серую безрукавку, щёлкнул клювом Америго. – Значит, можем ещё подышать воздухом свободы.

— А где ты его возьмёшь? – спросил Рой, пока Дэн подзывал к себе проходящую мимо – вот те на – Бу. Похоже, всё же кто-то не захлопнул дверь.

— Не знаю. Накоплю кредитов, лет через десять-пятнадцать свалю в Американский. Может, там… — задумчиво проговорил, пригладив белые перья на макушке, орёл.

— Надо в Австралийский. Кис-кис-кис, — не унимался Дэн. Наконец, Бу-таки услышала и, подбежав, ловко вскарабкалась на скамейку, где свернулась калачиком. Дэн, победно махнув руками, принялся гладить кошкопони по голове. Странно было видеть пони, ведущую себя как кошка. Двоякие очень чувства.

— Ты потом боссу отнеси. А то орать будет, — недовольно щёлкнул клювом Америго.

— Угу, — отмахнулся Дэн.

— Рой, твой черёд, — уныло проговорила Вельвет, вставая с земли. – Учти, Мику мухлюет.

— Неправда! – обиженно воскликнула девушка. – Как вообще в шашках мухлевать?

Чёрная единорожка только фыркнула и села на место Роя, что уже усаживался напротив расставляющей банки Мику. Сейчас Винил наконец заметила, что Рой садился не прямо на асфальт, а на тоненькую подстилку, и её просто не было видно, когда на ней сидела Вельвет. Скорее всего, под Мику такая же.

— Скоро уже пять часов на моих золотых, время чая, — вздохнула Октавия, мельком глянув комм. – Прошу, Винил, составьте мне компанию. Прочие собравшиеся имеют дурные вкусы и вредные привычки. – Презренно задрала она носик, искоса глядя на остальных.

— Меня от чая твоего уже тошнит, — хмуро отозвался Дэн, почесывая за ухом Бу.

— А другие не любят, — нахмурилась Вельвет.

— Я люблю! – воскликнула Мику. – Но в тот раз не смогла же – меня отправили по заданию! А вот сейчас, как доиграю – с радостью, — чуть обиженно сказала она.

— Ну, и я зайду, — дёрнула ухом Винил. – Не откажусь перекусить.

— Ай да пони, молодцы, — восхищённо воскликнула Октавия.

— Подожди хоть, посмотрим, может Рой её размотает, хоть в пятый-то раз, — всплеснула копытами Вельвет.

— Это должно быть занятно, однако же, думаю, я не зря поставила на Мику кровные, — хитро ухмыльнулась земнопони, пихнув локтем Винил. Единорожка ничего в ответ не сказала: сейчас она, сидя тут и переводя дух, просто отдыхала. Видать, переволновалась – а оно вон как всё вышло. Пони вдруг глупо улыбнулась – а впереди ведь ещё неделя такая. Вот уж веселье будет.