Тысячелетний бой

В начале Селестия изгоняется на солнце и Луна остаётся одна. Но на следующий день на Эквестрию нападает инопланетное зло с Юпитера которое и заколдовало Селестию. Это зло является самым смертельным для Эквестрии , за этим стоит ужасающий демон-инопланетянин с великой магией смерти и войны. Но пони поможет один дракон который может всё.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Доктор Джекилл и мистер Хайд

Однажды Доктору Хувзу пришло письмо от его давнего коллеги и лучшего друга детства в одном лице - Доктора Генри Джекилла. После прочтения Хувзу стало ясно, что Джекилл был одержим одной гениальнейшей и в то же время опаснейшей идеей. Для рода понячьего Доктор Генри хотел сделать только лучше, но получился мистер Эдвард Хайд.

ОС - пони Доктор Хувз

Сказка об аликорне

Детская сказка о том, как аликорн победил зло

Железный Дождь

Рассказ о вечной войне.Войне двух разумов.Войне Империи и Альянса.Вы когда-нибудь задумывались,как живут пони за пределами Эквестрии?http://s017.radikal.ru/i442/1210/d9/18c57edf9566.jpg - обложка

Флами

Ночью, посредине лесной поляны лежит маленький пегас. Он удивлённо рассматривает местность, как вдруг в кустах что-то затрещало и оттуда вышел большой древо-волк...

Другие пони ОС - пони

Почему принцессе Твайлайт не нужна охрана

Что может быть легче, чем обчистить замок, который никто не охраняет? Даже его хозяйка, принцесса Твайлайт Спаркл, болтается неизвестно где. Но, как и всегда, всё почему-то пошло не так…

Спайк Старлайт Глиммер

Напарник

Что будет если человек попадёт в место по сравнению с которым ад, всего лишь местный эквивалент сауны, как выжить? Как найти дорогу домой? на кого надеяться? Конечно же на напарника! Но не всё так просто, по невероятному стечению обстоятельств, его напарником становится некто совсем неожиданный. Приключения, опасности, а так же дружба и взаимовыручка вот о чем повествует данный рассказ.

Рэйнбоу Дэш

Моя маленькая месть

Что бы вы сделали, если бы в ваш дом вломилась пони лишь для того, чтобы поцеловать вас и убежать?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Малютка ЭйДжей

Сборник маленьких историй в стихах из детства яблочной пони)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит Другие пони

"Поняшка"

История трех сталкеров.

Другие пони

Автор рисунка: Siansaar
04. Падение Уоллфлауэр 06. Вторжение Маффинс

05. Пленение Уоллфлауэр

Честно говоря, я и не думала, что кто-то до сих пор использует кассетные диктофоны. А еще я совсем забыла, сколько они могут записать. И не то, чтобы я рассказала полицейской все. Для начала, я не упомянула о том, как забалдела от таблеток Лили, а пожирание сэндвича Маффинс решила свести до абсолютного минимума. Когда я попыталась объяснить кое-какие отсылки к аниме, Коппер Топ начала зевать и закатывать глаза, так что я продолжила рассказывать дальше. Так бы я возмутилась, но она была вооружена, а я в наручниках – не та ситуация, чтобы жаловаться.

Когда я закончила, Коппер Топ поправила очки и посмотрела на меня.

— Либо вы все безумны, либо действительно говорите правду. Невозможно додуматься до такого идиотского алиби. Если, конечно…

Клянусь, она пыталась просверлить меня взглядом.

— Вы целенаправленно могли придумать настолько дурацкую историю, чтобы мы решили, что она слишком дурацкая, чтобы быть правдой, — пожала она плечами. – Уверена, что у нас тут начинается уже какой-то парадокс, но…

Дверь в допросную открылась и вошел другой полицейский.

— Извини, Коппер, но тут женщина хочет с тобой поговорить, — затем понизил голос до шепота. – Она выглядит так, словно однажды подралась с газонокосилкой, и я думаю, что она не совсем в себе, но утверждает, что у нее есть новые свидетельства по твоему делу.

— Конечно, есть! – ворвалась в комнату Темпест. – Я ж вас туда и вызвала.

— Вы вызвали полицию? – спросила я.

— Да, я заметила, как вы обнаружили, что фургоны перепутали и последовала за вами, чтобы узнать, заберете вы деньги или нет, — ответила Темпест. – И когда увидела, как вы, идиотки, поехали в парк развлечений, то вызвала полицию, чтобы клоуны вас не убили, — она посмотрела на меня и ухмыльнулась. – Вы правда убили клоуна бонсаем?

— Не мы, — ответила я. – Он уже был мертв, когда мы приехали, а его дружки исчезли.

— По крайней мере, мы нашли в фургоне деньги, — заметила Коппер Топ. – Хотя вы можете быть их сообщниками.

— Они были в баре, полном фанатов бонсаев, когда клоуна убивали, — ответила Темпест. – Там даже есть фото той блондинки после того, как она съела Ужас Данвича…

— Серьезно? – расширились глаза Коппер Топ. – Я попыталась сделать это в выпускном классе, но меня стошнило.

Не похоже, чтобы Темпест обратила внимание на воспоминания полицейской.

— А еще кто-то из этих ребят помнит, что видели клоунов на парковке.

— Ну замечательно, — простонала Коппер Топ. – Я целую ночь потратила на допрос сумасшедших садоводов.

— Артистов, — поправила я. – Это, по крайней мере, лучшие из них.

— Это худшая вещь, — покачала головой Коппер. – С момента обнаружения трупа с ножом в груди в туалете во время Ежегодного Данвичского Фестиваля Шашек.

— И часто такое происходит? – спросила я.

— Раз в год, — закатила она глаза. – Именно поэтому он называется «ежегодный».

— Я об убийствах.

— Только когда достаточно чудаков собирается в одном месте, — Коппер Топ вздохнула и посмотрела на Темпест. – Скажите мне, что никто из вас не играет в шашки.

— Я, иногда, — кто я такая, чтобы врать властям?

— Еще раз приедешь в мой город – я за себя не отвечаю, — полицейская посмотрела на Темпест. – К слову, а вы-то кто? Ее мать?

Интересно, с ней было бы лучше или хуже, чем с моей настоящей матерью? То есть, моя мама вряд ли сможет рассказать столько военных историй, но она отвезла меня к доктору Соур Ноут, когда меня ненадолго заинтересовали тостеры. Темпест, конечно, крута, но она бы скорее всего взяла меня на рыбалку или что-то вроде.

Хотя тут мне, скорее всего, вспоминается папа. Кажется, он как-то не уловил, что я не сын, и мы поехали однажды рыбачить. Даже не знаю, что хуже – то, что я чуть не утонула в озере у лагеря Эверфри, или что меня спас Тимбер Спрюс, который потом сделал мой портрет из подручных средств.

Жаль, что он не смог вспомнить меня потом, во время школьной поездки. Хотя учитывая, что тогда же его сестра превратилась в демона с тентаклями, винить я его не могу.

— Ты так и собираешься тут оставаться? – спросила Темпест. – Мы уходим.

Я выпала из воспоминаний о Тимбере, и мы вышли из допросной. Маффинс все еще разговаривала с какой-то другой полицейской в коридоре, но, по крайней мере, похоже, что Роузлак получила свежее белье.

Я более, чем уверена, что предыдущее испортилось окончательно, когда нас арестовывали.

— Это было во время вечеринки на Фестивус, — говорила Маффинс полицейской. – И он мне «Я тоже тебя люблю, но я…», а я ему «Это потому что я не лошадь?».

— Ох ты, — покачала головой полицейская.

— Это же и сказала мама Сэндлвуда, — ухмыльнулась Маффинс.

— О чем ты, вообще? – спросила я.

— Она сказала мне, — указала на полицейскую Маффинс. – Рассказать все с самого начала, но Исландия ее не заинтересовала.

Ничего такой способ остановить допрос. Вскоре к нам присоединились Лили и Дейзи. Полицейские, которые вели Дейзи, казались немного потрясенными – наверное, узнали кое-что интересное о козах. А вот на лице Лили было выражение, как у каждой арестованной знаменитости на фотках из таблоидов – преимущественно гнев, но почти ни следа сожалений.

— Будьте осторожнее с этой, — обратился полицейский к Темпест, указывая на Лили. – Она наш кадровик.

— Как это?

— Она сказала, что всех нас уволит, — подал он плечами. – Нам такие каждые выходные попадаются.

— Ну, мой фургон теперь – часть улик, а дорогой горшок – орудие убийства, — вздохнула и повернулась ко мне Лили. – Нам хотя бы разрешили забрать Великого Роберто. На нем отпечатков нет.

— Это замечательно, — ответила я.

— Для тебя, но как насчет моего фургона? – спросила Лили. – Мама меня убьет. И мы даже не получили тот, который с деньгами, потому что он еще более улика.

— Радуйся, что вас не убили, — направилась к выходу Темпест. Мы последовали за ней, потому что альтернативой была ночь в достаточно неуютной камере.

— Нам надо как-то вернуться домой, — сказала Дейзи. – И объяснить родителям Лили, что стало с фургоном.

— Либо мы можем остаться и сами отыскать клоунов, — заметила Лили. – Я бы показала им…

Ее резко прервал подзатыльник Темпест. Думаю, подразумевался легкий шлепок, но все равно было достаточно, чтобы Лили едва не упала с лестницы.

— Pashla na khui, svoloch! – рявкнула она. – Если тебе так хочется умереть, то в мире есть множество мест, где требуются добровольцы для снятия минных полей. По крайней мере хоть раз полезной будешь.

— Как вы меня назвали? – потерла Лили затылок.

— Я знаю, но потому, что много играла в онлайн-игры, — смущенно улыбнулась Маффинс.

Я, честно говоря, тоже. Я выяснила, что мне однажды сказал один парнишка из России и крикнула другому русскому. Момент ошеломленной тишины в чате клана полностью того стоил.

— Подруги объяснят, — ответила Темпест. – А теперь возвращайтесь в отель. Этой ночью с вами произошло достаточно странной фигни.

— А когда мне вернут фургон? – спросила Лили.

— Когда это произойдет, — вздохнула Темпест. – Я сама приду и запихну его тебе в задницу. А пока могу вам такси оплатить, просто чтобы вы тут не бродили.

— Да, нам подойдет, — Маффинс утащила Лили от Темпест, предотвращая если не убийство, то серьезный физический вред.

В конце концов мы вернулись на такси в отель. Лили все еще ворчала, а идея Маффинс приободрить ее бильярдом не сильно помогла. Фактически, играть не тянуло никого.

— Сейчас два часа ночи, — лучше всего выразила это Дейзи. – Мы нашли мертвого клоуна, нас арестовали, а Роузлак…

— Не упоминай этого, — прорычала она сквозь зубы.

— Ладно, — повернулась Маффинс ко мне. – Как насчет тебя?

— Я не умею. Накинь еще все то, что сказала Дейзи. Я бы отправилась спать. Потом нам надо будет искать Великому Роберто новый горшок, потому что полученный от полиции отстоен, а затем будет второй день выставки и нам надо будет как-то вернуться домой.

— Думаю, мы скоро получим фургон обратно, — сказала Маффинс. – Клоунский куда интереснее – там отпечатков и всего такого больше.

— Может быть, — пожала плечами я. – Но сейчас мне бы в койку.

Я так устала, что заснула прежде, чем успела увидеть Маффинс в банном халате. Но менее занятными сны от этого не стали.

И о занятности… В том конкретном сне меня заманили в канализацию клоуны, потому что уже если кто и не замечает штампов фильмов ужасов – это я. В канализации было не так уж и плохо – там ничего не плавало, было много бонсаев, шариков и денег. Я бы тут жила. Клоуны, конечно, немного страшные, но потом явилась моя совесть и сказала, что все в порядке. Кто я такая, чтобы не соглашаться?

И все бы хорошо, но вдруг появилась Темпест. Клоуны попытались разбить о ее голову цветочный горшок, но она не повела и глазом. А потом вынула откуда-то АК-47 и, крича что-то злое на русском, перестреляла всех клоунов.

— Я всегда по утрам поливаю бонсай кровью клоунов, — сказала она.

— Стоит попробовать, — ответила я, поворачиваясь на кровати и открывая глаза. Неудивительно, что первая, кого я увидела – Маффинс. – Не могла бы ты, пожалуйста, надеть что-нибудь?

— Зачем? – пожала она печами. – Сейчас ночь, меня никто не видит. А ты знаешь, что говоришь во сне? Было неплохо, пока ты не упомянула поливание бонсаев кровью клоунов.

— Долгая история, — смущенно улыбнулась я, стараясь смотреть в глаза, а не… куда-то еще. – Хотя уверена, что после всей этой истории с клоунами у тебя тоже странные сны.

— Ага, мне снилось, как меня преследует Пинки Пай с пожарным топором, потому что мне больше понравился яблочный пирог Эпплджек, — пожала она плечами. – Но этого следовало ожидать.

— Мне тоже нравятся яблочные пироги. И теперь гадаю, что будет, если Пинки его испечет. Будет ли он лучше, чем у Эпплджек?

— Мы опасно близки к ереси. Никто не делает яблочные пироги лучше, чем Эпплджек, даже Пинки Пай. Но если тебе нужен торт на день рождения – обращайся к Пинки. А если вдруг понадобится роскошный ужин на тридцать персон – одолжи у меня Флеша.

Тридцать человек? Вряд ли я знаю столько народу.

— На нашем последнем свидании он приготовил свинину по-камбоджийски с чили и имбирем, и это было шикарно. Тебе стоит как-нибудь заглянуть на ужин, — она растянулась на кровати. – А теперь я хочу есть. Как думаешь, в этом отеле есть холодильник, на который можно устроить набег? Или хотя бы бар?

Ужин с Маффинс и Флешем? И что я там делать буду? А еще надеюсь, что она не пойдет в набег на холодильник, одетая вот так – или, скорее, раздетая. Хотя кое-что хорошее в этом будет. Никто из свидетелей не запомнит, что я была там. Даже без Камня Памяти.

— Понятия не имею. Пока что я бы еще поспала.

— Думаю, придется мне дождаться завтрака, — ответила Маффинс, завернулась в одеяло и уснула.

Мне ничего не оставалось, кроме как последовать по ее стопам.


Второй день выставки был немного отстоен.

То есть, нам пришлось добираться туда на такси – и на этот раз заплатить. Что было бы неплохо, если бы не бесконечное нытье Лили. А еще новый горшок Великого Роберто стоил небольшое состояние, и я до сих пор не могу к нему привыкнуть. Старый просто был лучше.

Конечно, на прежнем остались мозги клоуна, но мне нравился тот горшок. Они вместе составляли образ. Или мне так кажется, потому что я устала. Я поспала всего несколько часов и поверье мне, тот сон с Темпест и клоунами – не последнее, что послало мне подсознание.

Так что вот она я, сонная и раздраженная. По крайней мере, Роузлак выглядит не лучше меня, хотя это не утешение. Дейзи, тем временем, общалась с людьми, заинтересованными в Великом Роберто. Она оказалась удивительно в этом хороша, хотя иногда ее заносило в странные стороны.

— К слову о французских козах, вы знали, что сыр Валансе делался изначально пирамидальной формы? Но когда Наполеон возвращался из Египта и остановился в одном из местных замков, форма сыра напомнила ему о провале кампании, и он срубил верхушку саблей, — сказала она. – Хотя на вкус он ему понравился. Лично я предпочитаю рокамадур. Когда я была во Франции…

— От этих разговоров о сыре мне захотелось есть, — прошептала мне Маффинс. – Но я все еще пытаюсь понять, как она от бонсаев перешла к козам и сыру.

— Не уверена, что и они понимают, — указала я на стоящих перед Дейзи. – И не думаю, что тут есть странные французские сыры.

— Я бы съела какого-нибудь жареного детеныша.

— Мы возвращаемся к разговорам о каннибализме? – закатила я глаза.

— Не, я о козлёнке, — подмигнула Маффинс.

— Все равно, вкусно это не звучит, — заметила я. – И не уверена, как это воспримет Дейзи.

— Да, понимаю, — пожала она плечами. – А еще Индиго рассказала мне об индийском ресторанчике, где подают виндалу из козлятины. Сама я больше по карри с курицей, но в качестве эксперимента…

— Не думаю, что готова экспериментировать, — сказала я, поднимаясь с места. – А теперь извини, мне нужно в туалет.

Я начала проталкиваться через толпу. В туалеты наверняка будет огромная очередь, потому что жизнь меня ненавидит. Ну, это вопрос статистики – куча народу, мало кабинок, все вчера в баре выпили… Да, скорее всего там будет занято.

Я не торопясь шла и осматривала другие бонсаи. Поприветствовала нескольких людей, которых знала по реалу или форумам, обменялась с ними советами, прошла мимо группки клоунов…

Чего? Я обернулась, но их уже не было. Так бы я пожала плечами и пошла дальше, но после вчерашнего я уже побаиваюсь клоунов. Я посмотрела, нет ли поблизости Темпест, но не нашла ее.

Зато на глаза попался какой-то парень. Он не был одет, как клоун, но будь так – вполне бы вписался к вчерашним ребятам. Это, конечно, можно сказать про половину находящихся на выставке, но конкретно этот смотрел на меня. Очень подозрительно.

Я развернулась и пошла к туалетам. Жаль, что у меня нет перцового баллончика или чего-то вроде. Или шокера. Я бы предпочла пистолет, но Роузлак и так меня боится – и это если забыть, что я ни разу не стреляла, потому вполне способна подстрелить себя или, что хуже, кого-то совсем невинного.

В туалете было удивительно пусто. Кажется, была занята только одна кабинка. Я заняла другую и когда вышла, то только одна женщина мыла руки. Я встала рядом, чтобы помыть свои. По какой-то причине она была сильно накрашена и мыла руки несколько долговато. Или это у меня уже паранойя?

— Прошу прощения, — спросила она меня. – У вас есть табак Принц Альберт в жестяных банках?

Похоже, я читаю слишком много ужастиков. Она тоже клоун? А бывают женщины-клоуны? Скорее всего – откуда-то же дети-клоуны должны браться?

К черту, я ее сначала ударю, а вопросы задавать потом стану. В худшем случае, придется объяснять Коппер Топ, почему я побила какого-то любителя бонсаев.

Я развернулась к ней и выдала лучший хук правой. Ой! Кажется, я у себя что-то сломала, но, по крайней мере, у нее разбит нос. Кажется, пора бежать. Она бросилась на меня, толкнув к дверям кабинок. Снова ее ударить? Вместо того, чтобы пытаться подняться, я лягнула ее в живот, отбросив от себя. Она со стоном ударилась о раковину. Жаль, что не разбила головой зеркало. Я поднялась с пола, но тут же была ударена по голове сзади.

Скорее всего, произошло что-то вроде этого, потому что на мой затылок словно тонна кирпичей упала. А потом были звезды.


Очнувшись, я обнаружила себя в кузове какого-то фургона. Отлично, еще один. Сколько ж у этих ребят фургонов?

Открыв глаза, я обнаружила, что не одна. Тут же была Роузлак со связанными изолентой руками. Попытавшись пошевелиться обнаружила, что связана точно так же.

— Что произошло?

— Меня в туалете оглушила женщина со сломанным носом, — ответила Роузлак.

— Только не говори, что…

— Не, на меня напали, когда я уже все сделала. Как думаешь, что с нами будет?

— Надеюсь, они не убьют нас растением в горшке. Ты можешь как-нибудь себя развязать?

Роуз попыталась побороться с путами, но лишь упала на пол и ударилась головой о какой-то ящик с инструментами. Стоп, инструменты? Я подползла к нему, но со связанными за спиной руками открыть его было реально сложно.

— Мы реально плохи в этом? – закатила глаза Роузлак и задергала ногами, пытаясь освободится. – А теперь представь, как Лили пытается нас спасать.

Ага, это и меня пугает. Я открыла рот, чтобы признаться в этом, но внезапно услышала голоса снаружи. То есть, не совсем голоса. Кто-то стонал от боли. Фургон покачнулся, когда кто-то ударился о его стенку и, судя по звукам, упал на землю.

— Хочешь сказать, что тощая, косоглазая девчонка надрала тебе задницу? – послышался женский голос.

— Да уж чья бы корова мычала, — тяжело дыша ответил мужчина.

— Но я хотя бы принесла сюда ту маленькую бродяжку, — возразила женщина. Бродяжка? Как грубо! – Где блондинка?

— Она пнула меня по яйцам и ударила головой о дверь кабинки, так что как думаешь? – простонал мужчина. – Я очухался через десять минут, головой в унитазе! Еще пара дюймов, и я бы утонул!

Послышался третий голос. Это тоже был мужчина, но его голос был более высоким.

— И так бы мы не слушали твой скулеж. А еще, пока вас били школьницы, я притащил ту дуру, болтающую о козах. Открывайте фургон.

Это был шанс, и я подползла ближе к дверям фургона. Когда замок щелкнул, я согнула ноги в коленях и прицелилась. И как только дверь открылась, то с криком пнула первого, кто там показался.

Похоже, это был третий парень. Подошвы попали ему прямо в живот, прямо под дых, от чего он упал. Дейзи, связанная как я и Роузлак, упала на него сверху, а двое других рассмеялись.

Я посмотрела на них. На лице и футболке женщины после драки со мной остались следы крови, а у парня покрупнее – до сих пор мокрые волосы, фингал под глазом и порванная одежда. И он слегка ковылял. Мне надо попросить Маффинс научить защищаться. Тем временем парень, притащивший Дейзи, пытался подняться и шипел что-то очень грубое о моей семье.

Наконец он собрался и поднялся. После его взгляда я начала жалеть, что вообще родилась, но он повернулся к своим подручным.

— Вы их даже не заткнули? – спросил он.

— Так не похоже, что их кто-то услышит, — пожал плечами другой мужчина.

Определенно. Мы были посреди какого-то стремного леса. Интересно, у них есть лопаты? Если да, то свою могилу я буду копать несколько часов, надеясь, что меня успеют спасти. Ну, либо так, либо кому-то надоест и ее выкопают за меня.

С другой стороны, развязать нас и дать лопаты – не самый лучший план. Маффинс же умудрилась отпинать одного из них, да и я пару раз попала по женщине. А с лопатой я могу показать класс. Пока неизбежно не ударю себя по лицу.

В конце концов на нас навязали еще изоленты и закинули в фургон Дейзи. Ну, отлично. Я и не знала, что в Данвиче столько достопримечательностей. Я тут всего два дня, а уже видела ограбление, нашла труп в жутком парке развлечений и была похищена. Кантерлот в сравнении с ним бледнеет.

Ну а если подумать, то не совсем. Пока еще никто не превратился в демона или здоровенную, драконоподобную тварь со здоровенными зубищами. Не было разрывов в ткани реальности, а торговый центр не разносила трехметровая дива с комплексом неполноценности. Хозяева лагеря не отращивали тентакли, а местные звезды соцсетей не сходили с ума и не были приводимы в чувства здоровой дозой дружболазеров. Так что два из десяти, придем еще, если цены будут достаточно низкими.

Стоп. А почему мне не досталось крутого демонического облика? Жизнь несправедлива. Я бы просила об этом Дейзи и Роузлак, но проблема в том, что у меня заткнут рот и у них заткнуты рты. Так что не получится ни вопроса, ни ответа.

Двери фургона закрылись, и мы оказались в темноте. По крайней мере я ее не боюсь, но судя по всхлипам рядом – боится Роузлак.

И почему меня похитили именно с ней?