Шиповник из Вечнодикого Леса

В лесу родилась ёлочка, в лесу она росла... нет, не так. В Вечнодиком Лесу вырос куст шиповника. Что он делает в этом лесу? Почему у него такие идеальные зелёные листья? Почему у него такие идеальные острые шипы? Он говорит, что он учёный. Что ж, в определённые моменты нашей жизни все мы бываем учёными. Но почему здесь, почему сейчас? Что ему надо от пони?..

Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Одна

Зачем Флаттершай понадобилось отменять все дела на целый день, даже встречи с любимыми подругами? Чем же занимается Флаттершай, одна в квартире, и как с этим связана крикливая фиолетовая единорожка? И как мы узнали что она крикливая? Об этом всём вы узнаете в этом переводе.

Флаттершай Твайлайт Спаркл

Блик

Телепортация. Лучший способ преодолевать расстояния… До тех пор, пока не слишком о нём задумываешься.

Твайлайт Спаркл

Фантом стальной воли

Расти Скай был одним из самых выдающихся пегасов в академии, но все изменилось после смерти его отца. Он до сих пор так и не смог оправиться от этого горя, да и к тому же судя по всему заразился болезнью такой же какая была у его отца. Но спасение пришло. СтойлТек предложил ему лечение, а именно место в стойле, где каждый пони сможет найти своё спасение. Но Расти уже давно наплевать на свою жизнь. Всё чего он хочет это исполнить последнее желание своего отца. Однако на его путь не будут сопровождать радуги и фейерверки. Потому что он отправляется в Нордвест, далекую провинцию Эквестрии, населённую суровыми пони. И именно здесь произойдут события, о которых в глубине души мечтал Расти.

ОС - пони

История о сгоревшем человеке

Хотя смерть от огня – самая страшная и болезненная из всех, самые дикие муки когда-нибудь заканчиваются. Но что делать, если ты горишь почти всю жизнь? Эта история похожа на дурной сон в душный летний полдень. Если вы не боитесь дневных кошмаров, то перелистните страницу, чтобы узнать каково это – гореть заживо восемнадцать лет подряд, и при этом продолжать смеяться. Гореть, и сжигать тех, кто находится рядом…

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Дерпи Хувз Человеки

Артефактор Эквестрии. Диксди

История, начавшаяся в "Диксди: Осколок прошлого", продолжается на просторах совсем другой Эквестрии. Здесь, помимо пони, некогда жила древняя раса. Последняя из них, наша героиня, оказавшись в круговороте событий, нашла друзей и уже успела попасть в беду, разгадывая удивительную и ужасающую тайну.

Другие пони ОС - пони

Битва за Аквелию

Грифонская империя прекратила своё существование более тридцати лет назад, но память о ней продолжила жить, несмотря ни на что. Какое-то время Грифония пребывала в состоянии хаоса и разрухи: осколки Монархии рушились, на смену власти скипетра и державы пришла власть штыка и генеральских петлиц. Десятилетия прошли в политических кризисах, пограничных дрязгах, локальных войнах и нарастающем напряжении. Всем этим пользовались иностранные разведки: Эквестрия и Чейнджлингия готовились к собственному конфликту, и искали союзников. Их ведомства мёртвой хваткой сцепились на грифонской земле, стремясь обратить как можно больше сил друг против друга. В итоге, ожидаемая ими война началась, началась она и в Грифонии.

Чейнджлинги

Spark

Твайлайт Спаркл вынуждена покинуть Понивилль, чтобы лично ухаживать за Принцессой Луной, когда та неожиданно заболевает. По мере того, как болезнь Луны становится все сильнее, а Твайлайт все более намерена помочь младшей принцессе, она открывает множество секретов про Элементы Гармонии, аликорнов, и собственное прошлое.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Совелий

Анон — обнимашка-потаскушка

Анон пристаёт к кобылам с неизвестной целью. Твайлайт Спаркл и Пинки Пай предстоит докопаться до истинных причин поступков загадочного человека

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Человеки

Непоколебимая решимость

И вот, герой нашел меч, а найдя великолепное, прекрасное, самое совершенное оружие всех времен, он отправился странствовать по земле, к повсеместному ужасу аликорнов и гармоничных существ. Так начались приключения прекрасного, совершенного меча и его чудаковатого щенка кенсая. — Заткнись, Лайми, и перестань вещать! И Шедо начала спорить с рассказчиком, к ужасу самого рассказчика. Грязная игра, Шедо, грязная игра. Спорить с рассказчиком во время повествования — дурной тон. — Заткнись! Э… эй, подожди! Шедо! Мы попали в мир Видверс. — Лайми, некоторые вещи, которые ты говоришь, очень тревожны.

Принцесса Селестия Другие пони

Автор рисунка: Siansaar

Игра продолжается

Глава 37 (44)

Что я мог сказать по прошествии трех дней с момента возвращения Сомбры в мир мыслящих? Хотелось вспомнить поговорку — «Горбатого могила исправит». Вот, вроде бы, короля жахнуло всей мощью Элементов. Наверное, должен был он после такой шоковой терапии исправиться?

Но куда там! Честно говоря, я был разочарован. От воздействия Гармонии я ожидал большего. В идеале бывший темный недовластелин вообще должен был стать добрым, светлым и миролюбивым. Но вылечили ему Элементы, судя по всему, только мозги. Все остальное осталось при нем. Например, амбиции.

По крайней мере, именно такой вывод я мог сделать, понаблюдав за ним на двух прошедших общих встречах. Единорог вел себя адекватно, поддерживал разговор, вносил какие-то небольшие предложения. Вот только при этом он через слово повторял, что собирается, покончив с императрицей, воспользоваться подчиненными Кризалис, чтобы вернуть себе Кристальную империю. И что-то мне подсказывало, что Кейденс такому возвращению короля будет совсем не рада. Как, впрочем, и остальные кристальные пони.

Конечно, теперь принцесса любви контролировала Кристальное Сердце, которое в своем оскверненном варианте неплохо усиливало недовластелина. Вот только и сам король получил неплохую прибавку в виде нормально работающих мозгов. Ну сами посудите! Есть сильный, себялюбивый и беспринципный маг, обладающий значительным потенциалом, но использующий его во многом топорно и однобоко из-за своей постоянно текущей крыши. И есть он же, со всей своей силой, но еще и с варящим котелком и четким строем мыслей в голове!

В общем, новый Сомбра, несмотря на то, что его внешний вид стал гораздо более мирным, казался мне намного опаснее. И вот его Кризалис выпустила, не посоветовавшись ни с кем! Оказывается, даже Нортон не был в курсе, хотя я уже привык, что хитрый англичанин знает тут все. Ну или, по крайней мере, догадывается. Но нет, коммандер был удивлен не меньше нас с Луной.

Хотя, конечно, ему было легче, ибо на него бывший недовластелин не пялился с неприкрытым вожделением! Вот была у меня надежда, что разжалованный владыка Кристальной империи вспомнит о своей влюбленности в Луну. И отчасти она даже оправдалась. На принцессу ночи единорог тоже вовсю посматривал. Но это не мешало ему еще и меня взглядом раздевать! Причем, гад такой, совершенно не пытался скрывать своей заинтересованности, будто специально ставя меня и бывшую напарницу в неловкое положение!

И, опять же, Луне, наверное, было не привыкать к вниманию мужского пола. Да, она не дотягивала до Кейденс, но все же, как и любая другая аликорн, по меркам пони была красавицей. Слюни, пускаемые Сомброй, ее, ясное дело, не радовали. Но и чем-то новым они для принцессы ночи не были. Она даже проворчала еле слышно что-то такое про возвращение на круги своя.

А вот я себя резко начал чувствовать в гораздо большей опасности, чем раньше! Еще не хватало, чтобы этот озабоченный на мой счет планы строил!

Вот кто, как всегда, потешался над ситуацией, так это Кризалис. Королева явно совмещала приятное с полезным. Бывший недовластелин, как она сообщила, согласился начать работать над ее троном, собирая портативную антимагическую систему, и в этом была польза нашему делу. Ну а приятный аспект архижужелица явно видела в пикантности ситуации и в том, что мы с Луной должны были чувствовать себя не в своей тарелке. Причем внешне мы это, конечно же, не показывали, но перевертыш, видимо, своим шестым чувством, или сколько там у нее их, ощущала возникшее напряжение.

Хоть какой-то положительный момент был только один. Раз уж хозяйка Улья все равно уже выпустила Сомбру, то мне не было никакой необходимости демонстрировать притащенный из Сталлионграда минерал, упаковку с которым мне все же передала Иэрвиг на следующие сутки после того, как к нашей антиимператорской группе примкнул Сомбра.

Открывать я плотно запечатанный кофр поостерегся, ибо снова ходить без магии совсем не хотелось. Да, конечно, надо было бы минерал изучить. Вот только делать мне это было негде. Если спрятать груз я мог в подпространственном кармане, то вот поработать с ним в Улье возможности не имел. Как показывала практика, у Кризалис тут везде были свои глаза и уши. А может быть, и еще какие-нибудь другие органы чувств!

Поэтому светить чем-либо неучтенным я не собирался. Благо, вместе с ценным ресурсом шло небольшое описание, согласно которому в укупорке находилось почти три кило порошкообразного вещества, которое какой-то романтично настроенный пони обозвал солью пустоты. При этом особо отмечался очень мелкий помол субстанции, из-за чего она легко образовывала взвеси и так же легко оседала на любых поверхностях. Также отдельно оговаривалось, что в случае попадания вещества на шерсть, его нельзя было смывать водой, только специальным очищающим составом.

В общем, эквестрийская химико-магическая промышленность в очередной раз показала свой уровень. Видимо, и горький мед они получили совсем не случайно.

Так или иначе, но доставленный груз я спрятал в подпространственном кармане, оставив про запас, не став никому о нем сообщать. Кризалис же нам не рассказала о своих планах по освобождению Сомбры? Не рассказала. Ну, вот я и отплатил ей той же монетой.

Честно говоря, мне не было до конца ясно, как королеве удалось так быстро перетянуть бывшего владыку Кристальной империи на нашу сторону. Ведь что нас всех объединяло? Общая угроза со стороны Дэйбрейкер. Сомбра же в расстрельные списки императрицы пока не входил. Правда, своими вправленными мозгами наверняка понимал, что это «пока» работало только до момента, когда Дэйбрейкер узнала бы о нем. В том, что огнегривая аликорн, узнав о том, что король жив, вынесет ему обвинительный приговор, не сомневался, пожалуй, никто.

Но вот что меня удивило еще на первой встрече, так это явная позиция в кильватере Кризалис, которую занял Сомбра. Решения королевы он не оспаривал. Наоборот, всячески поддакивал и распинался на тему уникальности ее трона в плане защитных свойств. Я на это только мысленно фыркал. Как будто хозяйка Улья приложила к его созданию хоть толику силы. Нет, она ведь была лишь пользователем! Будь она создательницей этого трона, разве понадобился ей мутный во всех отношениях бывший король, для воспроизведения устройства? Конечно, нет!

Но если в реальности все было очень зыбко и непонятно, то в мире грез у нас был очевидный успех. Ну, скорее у Фернана, но и я к нему тоже мог вполне заслуженно примазаться.

Умный кошмар мастерски повторил уловку, с помощью которой в прошлый раз откусил кусочек от недовластелина. В этот раз попробовать на зубок астральному паразиту довелось саму императрицу эквестрийскую. И справился Фернан не хуже. Ну, по крайней мере, если судить по представленному им отчету.

Причем действовал он поэтапно. Для начала просто прокрался в сон жертвы и убедился, что ее криво состряпанная сигнализация на него не сработала. Посидев некоторое время тихо, фантом удостоверился в том, что его пришествие осталось незамеченным, и начал потихоньку анализировать то, что навертела у себя напарница Тии.

И как выяснилось, я очень благоразумно делал, что сам ко сну Дэйбрейкер не приближался. Как доложил мне кошмар, эта особа задумывала отыскать меня в реальности через сон. Поковыряв ее заготовки, астральный паразит пришел к выводу, что, вероятно, у напарницы Тии ничего бы не получилось, даже если бы я попался в наспех подготовленную ею западню. Все же огнегривая аликорн была в магии снов профаном. По крайней мере, именно так ее раз за разом характеризовал Фернан. И в этом я готов был ему поверить, ибо никакой информации о том, чтобы Селестия владела этим видом волшебства, не было. А откуда еще могла черпать знания Дэйбрейкер?

В общем, расставлявшая на меня сети противница на следующую ночь сама была поймана в капкан кошмара и неплохо им покусана. Мой подручный лучился довольством и сытостью, всячески демонстрируя свое одобрение. Но вместе с тем он предполагал, что Дэйбрейкер не оставит попыток добраться до меня другими способами. Ибо ее уязвленное самолюбие теперь требовало не только справедливости, но и возмездия. И если раньше она меня на ноль помножить хотела только за мои разборки с Тией, то теперь и свой собственный счет ко мне имела.

А это означало, что нам требовалось ускорить подготовку нашей атаки. И в этом деле, как ни странно, с появлением Сомбры дело резко продвинулось. Этот сумрачный гений за прошедшие три дня умудрился разобраться в устройстве артефактной начинки трона королевы. Причем смог это сделать, не разбирая его по винтикам. И, как выяснилось, именно этого нам и не хватало.

Вообще, я был этому факту даже рад. Еще накануне я почувствовал, что меня прямо начало распирать от жажды действия. Все же раньше я и по стране мотался, и государственные дела решал, и светила вращал. А тут выходило, что уже хрен знает сколько сидел в этом Улье, занимаясь чем-то полезным практически только в мире снов.

В реальности же были в основном только разговоры, причем по большей части бесполезные. Так что перспективе какой-то движухи я был рад, хотя она и предполагала немалый риск, ибо мое участие предполагалось почти на самом острие атаки. Тем не менее, на сегодняшние переговоры я шел полным энергии. Вот всегда бы так!

Заседал наш штаб последние дни в каком-то специальном аналоге зала совещаний за пусть и не круглым, но столом. Так что все выглядело вполне цивильно. Да еще и сам стол был довольно большим, так что расстояние между участниками было приличным.

Мы с Луной опять пришли одновременно. Толкаться в дверях, правда, не стали. Посмотрев бывшей напарнице в глаза, я увидел там только сосредоточенное упрямство. Вот только все остальные нас уже ждали, и среди них был один индивид, позориться перед которым принцесса ночи не хотела сильнее, чем обычно. Поэтому мы, секунду померившись взглядами, повернулись и зашли в зал бок о бок, да еще и в ногу попали.

Такое впечатление, что это было не совпадение, а мы, хоть и существовали теперь отдельно, в чем-то сохраняли некую синхронность. Проявлялась она, правда, в мелочах, но все же была заметна, если присмотреться.

Дальше, однако, нужно было разделиться, ибо сидели мы с нею на разных концах стола. С одной стороны между нами находились Кризалис и Сомбра, с другой же роль своеобразного брандмауэра выполнял Нортон.

Оглядев присутствующих, я направился к своему месту. И едва не споткнулся, сбившись с шага, зацепившись взглядом за Сомбру. Как-то я раньше не обращал внимания, но надо было признать, что после влияния Элементов внешне он стал гораздо более симпатичным. Вечно всклокоченная грива сменилась аккуратной прической. Глаза вернули естественный цвет и не были больше красными как у какого-то альбиноса. Нормальный стандартный рог тоже смотрелся весьма органично. Ну и еще исчезла общая потасканность, из-за которой, несмотря на королевские регалии, иногда Сомбра казался каким-то бродягой.

Вместе с тем единорог сохранил свою более чем внушительную стать, уступая, наверное, только Биг Маку и пегасу-качку из Понивилля. Но в отличие от братана Эпплджек, который был всего лишь по большей части деревенским увальнем, Сомбра смотрелся импозантно, явно зная, как себя правильно подать.

Ну и вдобавок бывший недовластелин сидел, преисполненный осознанием собственной значимости, весь такой уверенный в себе. Даже не верилось, что это именно его выпустили из нас троих последним.

В общем, на это я и залип, однако быстро вернул над собою контроль и прошествовал на свое место. Однако гадский темный единорог то ли взгляды на себе умел чувствовать, то ли просто случайно это дело заметил. Но он бросил на меня ответный насмешливый взгляд, как бы говоря «Да, я такой!», после чего изобразил, как смахивает с мантии отсутствующую там пылинку.

Усевшись между ним и Нортоном, я вдруг стал ловить себя на мысли, что на недовластелина хочется еще разок взглянуть. Уж больно ладным он выглядел. Впрочем, мысленная оплеуха помогла, и я сосредоточился на совещании.

— Итак, — теперь у нас есть все необходимое! — торжественно произнесла Кризалис.

— Пока нет, ваше величество, но скоро должно быть, — поправил ее Нортон. — Если у нашего нового соратника все получится.

— В этом нет сомнений! — покосился в его сторону Сомбра. — Концепция мною уже проработана! Пять кристаллов-инициаторов создадут максимально ослабляющее магию поле. Достаточно будет заманить нашу противницу туда, и она потеряет свою силу! А без нее она не представляет опасности! Ну а после падения императрицы я отправлюсь в Кристальную империю и восстановлю свою законную власть!

— Обязательно отправитесь, — кивнул британец. — Но хочу заметить, что перед этим нам нужно будет победить нашу текущую соперницу. И вот что я хочу спросить. Насколько заметным это поле будет извне? Не предполагаете ли вы, что Дэйбрейкер, еще на подходе обнаружив это поле, догадается о ловушке?

— Обязательно заметит и непременно все поймет, баронет, — вступила в разговор Луна, до этого сидевшая и глядевшая на всех исподлобья.

Очевидно, находиться в нашей компании принцессе ночи ох как не нравилось! Единственным, к кому она не испытывала жгучей неприязни, был англичанин. Ну а наша компашка злодеев вообще у нее ничего кроме зубовного скрежета явно не вызывала.

— Если в этом и состоял ваш план, то я разочарована, — продолжила темно-синяя аликорн. — Я напомню вам, что сразиться нам предстоит с той, кто имеет всю силу сестры моей! И все ее умения и знания! И при этом я еще раз постулирую свои условия, на которых я вообще согласна участвовать в этом предприятии! — она обвела нас всех тяжелым взглядом. — Первое! Тия не должна пострадать, наша цель — освободить ее от Дэйбрейкер. Второе! Никто из вас не должен иметь претензий на трон Эквестрии! Он принадлежит сестре моей по праву! Третье! Когда все завершится, никто из вас не встанет между мною и ею! — Луна уперла в меня свой горящий взор.

— Мы с тобой еще покалякаем о делах наших скорбных, — уставился на нее в ответ.

— Леди! Леди! Прекратите ссориться и сосредоточьтесь на важном! — неожиданно встрял Сомбра. — На мне, например!

Со стороны Кризалис раздалось едва сдерживаемое шипение, которое заменяло ей смех. Сэр Валентайн, похоже, пришел к выводу, что в этом мире ненормальные не только кобылы, но и жеребцы. Ну а принцесса ночи начала, судя по всему, сверлить взглядом дырку уже в недовластелине.

— Да и вообще, спор ваш не имеет смысла, — как будто не заметив всего этого, продолжил маг. — Меня хватит на вас обеих!

— Если ты думаешь, что кому-то здесь интересен, то глубоко заблуждаешься, Сомбра! — процедила принцесса ночи. — Хоть внешне ты и изменился, но внутри все такой же!

— А то я не вижу, какие взгляды бросает на меня твоя бывшая напарница! — выпятив грудь, самодовольно заявил темный единорог. — Да и ты сама, Луна, просто не хочешь себе признаться в очевидном!

— Дамы и господа! — прервал этот бесполезный спор коммандер. — Мы отвлеклись от основной темы!

— Согласна с Нортоном, — кивнула архижужелица. — Наблюдать за вами, конечно, забавно, но собрались мы не за этим. Твои требования приняты, — посмотрела она на Луну. — Ваши дела с Найтмер Мун — это только ваши дела. Однако мы с ней заключили договор. Его пункты тоже должны быть исполнены, — произнеся это, она телекинезом положила перед принцессой ночи какой-то свиток.

Темно-синяя аликорн на некоторое время углубилась в чтение, а потом подняла взгляд от текста, направив его на меня. Ну и по своей привычке начала прожигать во мне им воображаемую дырку. Видимо, не все пункты договора ей пришлись по душе. Но спорить моя бывшая напарница, как ни странно, не стала.

— Так как же мы собираемся замаскировать нашу ловушку? — напомнил о самой животрепещущей теме британец. — И возможно ли это в принципе?

— Конечно, возможно! — заявил недовластелин. — Поле отключаемое. Нам не понадобится поддерживать его постоянно. Его можно будет активировать, когда наша цель окажется в зоне действия!

— Принимается, — кивнул Нортон. — Но кто и как это будет делать? Возможно ли произвести данное действие дистанционно?

— Ты задаешь слишком много вопросов, — хмыкнул темный единорог. — Хотя признаю, все они по делу. Для деактивации достаточно убрать один из активаторов из схемы. Соответственно, чтобы все обратно заработало, его достаточно вернуть на место. Дистанционно это сможет сделать любой разумный, обладающий телекинезом. Мы можем развернуть схему в заранее подготовленном месте, протестировать ее работу, после чего удалить один кристалл, оставив для него подготовленное место, а его самого уложив где-то поблизости, чтобы при необходимости сразу установить.

Слушая речь бывшего владыки Кристальной империи, я невольно отметил, что и тембр голоса у него стал на удивление приятным. А скосив взгляд, залюбовался его идеальным профилем…

В этот момент я дал себе мысленную оплеуху, заставив сосредоточиться. Вообще-то требовалось понять, какого черта я на этом ублюдке так зациклился!

Ну и последнее слово само натолкнуло меня на нужную мысль. Циклы, будь они неладны, мы с леди Кварк недавно во сне обсуждали. Вот только существовали они не только в программировании!

И симптомы, черт возьми, указывали на очередной прилив. Неожиданно возникшие повышенная энергичность и желание действовать. Внимание, которое я, не имея на то никакого логически обоснованного желания, сосредотачивал на особях мужского пола. Да и время. Сколько там прошло с прошлого раза?

Прикинув что да как, вспомнив, сколько прошло времени с моей первой встречи с этой особенностью организма, я с огорчением вынужден был констатировать, что опять вступил в свою самую проблемную фазу. И хуже всего было то, что если в прошлый раз мое навязанное чуждой природой внимание размазывалось по многочисленным дворцовым обитателям мужского пола, то теперь оно, похоже, все сосредоточилось на треклятом Сомбре!

И вот ведь проклятая кобылья природа! С ее точки зрения недовластелин выглядел прямо-таки идеальным кандидатом — единорог незаурядных способностей и умений, в самом расцвете сил! Так что ничего удивительного не было в том, что я так залипал на этого супостата! То на внешность его, то на голос, то на все сразу! Тот же Нортон вообще никаких новых чувств не вызывал — он, как представитель другого вида, в кандидаты в партнеры явно не подходил.

А что еще бесило, так это то, что, в отличие от дворцовых жеребцов, у которых на меня иногда даже взгляд лишний раз не поднимался, не говоря уже ни о чем другом, чертов Сомбра явно демонстрировал свою ответную заинтересованность! И терпеть мне это все нужно было еще дней пять, а то и неделю, поскольку эффект сходил постепенно. Как будто мало мне было неприятностей!

— В намеченном нами месте много песка, — тем временем продолжила обсуждение наших планов Кризалис. — Мы сможем закопать там все активаторы кроме одного. А для последнего приготовить место. Они ведь будут работать через песок?

— Будут работать в любой среде! — гордо заявил единорог.

— Тогда с этим вопрос решен, — констатировала архижужелица.

— А какого они будут размера? — не согласился с нею англичанин. — Место действия должно выглядеть естественно. Если оно все будет перекопано, то сразу вызовет подозрения. Хотя песок в этом случае удобен — он движется ветром и быстро заметает все следы раскопок.

— Не больше твоей головы, — ответил Сомбра.

— Хорошо, попалась Дэйбрейкер в нашу ловушку, — взял слово и я. — Что дальше? У нее еще и простая сила останется.

— Неужели две принцессы не справятся с одной самозваной императрицей? — поглядев на меня, оскалилась в улыбке Кризалис.

— Вот только мы вашими стараниями окажемся под действием того же самого поля без магии! — фыркнул в ответ. — Без каких-либо преимуществ перед Дэйбрейкер. Посмотрела бы я на тебя в такой ситуации!

— Не окажетесь, если будете стоять в фокусной точке, — повернувшись ко мне, слащаво ухмыльнулся недовластелин. — Я не думал, что про это нужно будет упоминать.

— Конечно, это надо было упомянуть! — злобно уставился на него в ответ. — Или это по-твоему не важно? Что она из себя представляет?

— Вы там будете как в глазу бури, — пояснил король. — Вокруг будет действовать поле, а на пространстве в центре, где будете находиться вы, магия будет спокойна. Размер области можно будет настроить.

— Понятно, — буркнул я в ответ.

— Кому-то сегодня все не нравится, — состроила недовольную гримасу королева. — Раз ты, Найтмер, так сомневаешься в своих силах, я размещу в окружающих скалах и дюнах полсотни своих отборных бойцов.

— Лучший метод против любого силача — сеть, — внес свое предложение сэр Валентайн. — Даже если она будет вооружена каким-либо холодным оружием, ей еще потребуется время, чтобы ее разрезать.

— Когда я была на «Принцессе», — я повернулся к коммандеру, игнорируя подколки королевы, — вокруг нее в воде были развернуты некие сети на длинных выносных штангах. Насколько я увидела, они были металлическими. Не совсем поняла их назначение. Но может быть, вы поделитесь такой сеткой? Боюсь, в арсенале Дэйбрейкер есть оружие, способное быстро разрезать любую обычную сеть.

Я вспомнил фламберг, которым орудовала противница во сне, про который мне доложил Фернан. Что-то мне подсказывало, что этот клинок мог пламенеть не только за счет формы своего лезвия. И, кстати, я был не удивлен такому выбору оружия. Эти мечи с волнистыми лезвиями славились тем, что нанесенные ими раны невозможно было зашить. Поэтому даже во времена, когда в Европе все увлеченно резали и кололи друг друга десятками разных видов холодного оружия, именно эти мечи считались особо жестокими. А тех, кто их использовал, не брали в плен. Нам, правда, как раз нужно было противницу захватить живой…

— Противоторпедные сети, — пояснил тем временем британец. — Они сделаны из оцинкованной проволоки и рассчитаны на попадание самодвижущихся мин. У нас есть запасные. И мы даже можем выделить столько, сколько нужно. Однако должен предупредить, что по сравнению с обычными сетями эти довольно тяжелые.

Ну, хотя бы теперь я понимал, зачем британцы огораживали свой крейсер подобным заборчиком. Видимо, торпеды того времени, имея только контактный взрыватель, натыкаясь на эту сетку, детонировали, не нанося повреждений борту корабля. Правда, я сомневался, что эта конструкция была бы пригодна для использования на ходу, ибо должна была сильно гасить скорость, а для крейсера именно она была одним из основных факторов успеха. Но я наблюдал «Принсесс Ройял» на стоянке, где сети явно были полезны. Впрочем, сейчас все это было совсем не важно.

— Что, Кризалис? — повернулся я уже к хозяйке Улья. — Уволокут твои задохлики дырявые металлическую сетку?

— Ты еще сомневаешься? — фыркнула та в ответ. — Дай сообщение своему командиру, Нортон. Я отправлю своих прислужников. Пусть выделит им эту сеть.

— Будет сделано, ваше величество, — чуть кивнул ей англичанин.

— Сэр Валентайн, а что если посадить в засаду и некоторое число ваших матросов? — задал я вопрос, который не мог офицеру понравиться.

Но и не задать этот вопрос я не мог, так как наличие огнестрела могло решить исход нашего противостояния. И даже не обязательно было из него обезмагиченную Дэйбрейкер убивать. В конце концов, даже просто ранение в ногу могло стать последней каплей. И, конечно, удобнее было бы нанести его откуда-нибудь издали, чтобы не подставляться под клинок императрицы. И подо все остальное, что она могла притащить с собой.

Да, люди до сих пор не светили дальнобойностью своего ручного оружия. Но перевертыши, как я знал благодаря Иэрвиг, уже и так догадались о его принципах. Так что какую-то тайну я не раскрывал.

— Боюсь, мы не обладаем такими навыками маскировки, как подданные ее величества, — ожидаемо пошел в отказ британец. — Кроме того мои люди не будут участвовать в ближнем бою ни при каких раскладах.

— В ближнем бою мы и без вас справимся, — ухмыльнулась королева. — Видела я, как двое твоих матросов еле-еле смогли уломать ее, — она кивнула на Луну, — хотя она в тот момент еле на ногах держалась.

— Эх, жаль, что я такое пропустил! — высказался Сомбра, после чего устроил гляделки с набычившейся Луной, которой архижужелица, похоже, оттоптала новую душевную мозоль, упомянув ее недавний инцидент.

— Я готов предоставить людей, вооруженных точным и дальнобойным оружием, — подумав, неожиданно Нортон изменил свое решение. — Но мы должны будем заранее присмотреть места для размещения.

Видимо, офицер посчитал, что таким образом увеличивает свой вклад в победу. Ну а это, естественно, сулило увеличение дивидендов. Ведь самому ему в любом случае не нужно было бы лезть на аликорна с одной винтовкой. Ну а даже если пара-тройка матросиков и сложит буйные головушки во имя защиты интересов своей родины Англии, то его в этом никто не обвинит. У короля много. Да и у них тут все-таки боевой корабль, а не круизный лайнер.

— Я обеспечу вам такую возможность, коммандер, — кивнула чейнджлинг. — Итак. Подытожим! — она обвела нас всех взглядом. — В выбранном месте Луна производит попытку либо заката солнца, либо подъема луны. Энергию для всего этого действа ей обеспечивает Найтмер. В песках вокруг точки, где будет совершаться действо, мы заранее закапываем активаторы, которые нам со дня на день изготовит Сомбра. Рано или поздно, хотя скорее рано, Дэйбрейкер найдет место, откуда пытаются завершить ее вечный день. Кстати! — хозяйка Улья повернулась к принцессе ночи. — Скажи нам, как быстро Дэйбрейкер сможет понять, где именно ты пытаешься вращать светила.

— Мы с сестрой всегда чувствовали друг друга, — переведя взгляд с Сомбры на Кризалис, не особо охотно, но все же ответила темно-синяя аликорн. — Конечно, как правило, мы обе находились в столице во время восходов и закатов. Но на расстоянии, когда одна из нас управляет светилами, вторая все же что-то чувствует. Особенно сильно это будет заметно, если я попытаюсь подвинуть из зенита солнце. Не уверена, что у меня вообще это получится, но для захватившего Тию монстра это будет весьма четким сигналом.

— То есть мы не ожидаем, что нам потребуется множество последовательных попыток, чтобы Дэйбрейкер все же нашла нужное место? — уточнил коммандер. — Правильно ли я понимаю, ваше высочество?

— Все так, баронет, — переведя взгляд на человека, Луна несколько смягчилась. — Поэтому все должны быть готовы с самого начала.

— В общем, этот момент тоже прояснили, — заключила хозяйка Улья. — Ждем Дэйбрейкер на огонек. Она гарантированно попытается прибыть по воздуху, где попадет в зону нестабильных ветров, что как осложнит ей приземление, так и не даст легко улететь. Далее активируется поле ослабления магии, мои бойцы используют металлическую сеть, Луна и Найтмер Мун подавляют императрицу магически, если у нее что-то останется, а люди Нортона страхуют издалека. Мне кажется, план вполне себе хорош!

— Если там такие проблемы с передвижение по воздуху, то как ваши подручные смогут сбросить сеть? — у сэра Валентайна, тем не менее, нашлись вопросы.

— В самой котловине, если не отрываться от песка больше, чем на два моих роста, можно летать, — пояснила Кризалис. — Этого вполне хватит.

— Вопрос снимается, — кивнул офицер.

— Тогда расходимся, — завершила совещание королева. — Пока у нас есть еще несколько дней на подготовку, предлагаю всем нам обдумать свою часть плана. Возможно, будут еще дельные предложения.

Так как инициатив у меня на данный момент не было, я встал, собираясь направиться к выходу.

— Какие у вас планы на вечер, леди? — поинтересовался за спиной неугомонный недовластелин.

И, судя по всему, вопрос был обращен не к Кризалис или Луне.

— Планы простые — держаться подальше от наглых ухажеров! — повернувшись и удостоверившись, что пялится бывший король именно на меня, ответил ему максимально жестко. — И вообще! Ты сейчас должен быть сосредоточен на создании нужного нам устройства! Так что вперед!

— За этим дело не станет, — ухмыльнулся единорог. — Но так и быть, поговорим, когда я закончу.

Не став ничего отвечать, я ретировался. Ну его нафиг, этого Сомбру! В моем состоянии от него нужно было держаться подальше.

Благо, недовластелин продолжать свои подкаты не стал, и я без проблем добрался в свою комнату, где занял свое стандартное рабочее место — кровать. Правда, сразу отправиться в мир снов мне помешал надоедливый зуд на кончике рога. Британцы, похоже, отправляли на корабль отчет и просьбу о выделении для наших нужд противоторпедной сети.

Я, конечно, слабо представлял себе, как приспешники Кризалис будут ворочать этой сплетенной из проволоки конструкцией, но подвергать сомнению слова королевы не собирался. Уж она-то явно сможет их заставить сделать то, что необходимо. Ну и, в общем, не моя это была забота.

Дождавшись окончания передачи, я все же отправился в царство грез, где вызвал Фернана. Кошмар по моему заданию должен был продолжать мониторить сон Дэйбрейкер. Но пришел он с пустыми руками — императрица после своего прошлого фиаско спать не ложилась.

В то, что она признала поражение, я не верил. Так что огнегривая аликорн пока, видимо, просто отступила. Но, в любом случае, хоть чего-то мы все же добились. Напарница Тии уже больше не пыталась играть на моем поле, потерпев обидное поражение. Ну и без спокойного сна жизнь ее явно легче не станет, а мне этого и нужно было добиться.

Так как ничего полезного астральный паразит в этот раз не сообщил, я отпустил его наблюдать дальше, а сам занялся поиском нужного мне сна. В первую очередь я хотел предупредить Кейденс о том, что по ее душу может нагрянуть один старый и недобрый темный маг. Ведь если раньше никто, как я понял, не собирался оспаривать ее суверенитет над Кристальной империей, то ныне один кандидат имелся. И сдерживала его стремление вернуться и задать взбучку той, кто в самый важный момент вонзила нож ему в круп, разорвав контакт с оскверненным Сердцем, только опасность, исходящая от Дэйбрейкер.

К сожалению, сна принцессы любви я так и не нашел. Зато обнаружил грезы кое-кого, кто мне тоже подходил. Капитан гвардии, оказывается, предательски дрых, в то время как его невестушка вкалывала в поте лица. Ну, мне это было только на благо.

И что бы вы думали, делал в своем сне Шайнинг? Он спал! И, что странно, даже один, без Кейденс под боком! Ну, последнее было бы провернуть сложно, ибо спал он стоя, явно находясь на посту. А какой-то мелкий кошмар уже нависал над единорогом, приняв облик грозного старшины, который за такое дело точно должен был отправить нерадивого постового на гауптвахту.

К счастью для себя, паразит вовремя заметил, что в сон зашел еще один гость, и предпочел свинтить куда подальше. Ну а я, не став ничего менять, подошел к единорогу.

— Рота, подъем! — не став особо повышать голос, скомандовал я хозяину сна и, пока он не очухался, продолжил: — Так вот, значит, как ты сторожишь покой моей подруги!

— Господин сержант, я только на секундочку глаза прикрыл! — выпалил спросонья, вскинувшись, братишка Твайлайт. — Ой! Ваше высочество! Это вы?

— Что? Не узнал? — усмехнулся я. — Вроде бы я внешне не изменилась.

— Простите, я впопыхах просто… — оглядываясь по сторонам, попытался оправдаться жених Кейденс, хотя я его ни в чем и не обвинял.

— Понимаю, — кивнул, слегка улыбнувшись. — Солдат спит, а служба идет! Сей постулат незыблем уже которое тысячелетие. И не нам с тобой, капитан, пытаться здесь что-то менять.

— Но как вы здесь оказались? — все еще продолжал тупить Шайнинг.

— В твоем сне? — смерив его взглядом, ответил вопросом на вопрос. — Просто пришла. Я, как тебе, должно быть, известно, такое умею.

— Ах, так это сон… — пробормотал офицер. — Но я что, спал во сне?

— Мне это тоже показалось забавным, — кивнул ему. — Правда, это может говорить о крайней усталости в реальности. И кстати! Ты мне так и не отчитался о проведенной тобою операции по освобождению заложницы. Вот с этого и начни. А потом расскажи, что там у вас с Кейденс происходит.

Тут Армору нужно было отдать должное. Когда речь зашла об отчете, он быстро собрался и начал четко и кратко излагать. Причем начал с самого момента своей высадки в предместьях Кристального города. Я его прерывать не стал, даже самому было интересно послушать, как он пробирался в самое логово врага. Однако тут хвастаться диверсанту-разведчику было нечем. Враги ему, считай, и не противостояли. Видимо, всех более-менее боеспособных стражников Сомбра забрал на разборки со мною, а в своем дворце, не ожидая нападения, оставил всякую некондицию.

Ну а дальше было то, что я уже знал от Кейденс. Офицер, правда, замялся, когда описывал их первую встречу, и даже чуть-чуть покраснел. Но я подробностей выпытывать не стал. Вот только еще мне в моем состоянии не хватало знать, как они там с невестой после долгой разлуки миловались!

После этого хозяин сна перешел на то, как они Сердце очищали. Ну, вернее, помои после Сомбры выносила розовая аликорн, а Шайнинг только морально ее поддерживал и охранял, чтобы никто под рог не лез и над душой не стоял. А желающие, как выяснилось, были.

— Кристальные пони изначально были вялыми и пассивными, — рассказывал офицер. — После всего с ними случившегося это и не удивительно. Но потом некоторые стали понимать, что что-то изменилось. Самые смелые из них даже заходили во дворец. И все они хотели увидеть Сердце. Благо, им хватало моих объяснений.

— И что, никто в итоге вашу власть не оспаривал? — спросил я для порядку.

— Когда Кейди сообщила мне, что закончит на следующий день, — пояснил единорог, — ну или вернее, на следующие сутки, то я ненадолго покинул свой пост, нашел нескольких жителей поактивнее и попросил организовать собрание на площади перед дворцом. Они как раз собрались, когда любимая все завершила. Ну а когда она с очищенным Сердцем вышла на балкон и сообщила о том, что правление Сомбры осталось в прошлом, ни у кого никаких сомнений не возникло. Ах, как хороша она была в этот момент! Я в очередной раз понял, что мне досталась лучшая пони на Эквусе!

— Будь на моем месте другая кобылка, она могла бы обидеться, — усмехнулся я, глядя, как услышавший мое замечание единорог смутился. — Впрочем, не будем отклоняться от темы. Так что у вас сейчас?

— Кейденс прекрасно понимает, что должна помочь вам, — снова перешел на деловой лад Армор. — Но и бросить здесь все мы тоже просто так не можем. После правления Сомбры, город не лежит в руинах. Но вот его жители… — он вздохнул. — Нас с невестой завалили просьбами о помощи. Кому-то надо найти пропавших родственников, ибо, как понимаю, король мог просто приказать забрать подвернувшегося пони в тюрьму без суда и следствия. У кого-то даже после общего влияния Кристального Сердца не до конца восстановилась память. С такими Кейденс работает через артефакт, с которым у нее установилась крепкая связь. Не знаю как, но всем помогает. Правда, процесс небыстрый. Ну а еще во всем городе не осталось никаких нормально функционирующих структур! Такое впечатление, что Сомбра сам готов был жить на свалке и всех остальных заставлял с этим мириться. Да что там, мы питаемся до сих пор какими-то консервами!

— Значит, налаживаете быт, пока мы там не знаем, что с Дэйбрейкер делать, — подытожил я.

— Нет, ваше высочество! — запротестовал капитан гвардии. — Не налаживаем быт, а создаем хоть какие-то условия жизни. Такие, чтобы Кейди могла быть уверена, что, отправившись на помощь вам, она не обречет на гибель доверившихся ей пони.

— Ладно, я поняла, — не стал я продолжать наезды. — Сразу скажу. Если соберетесь высунуть нос из империи, в столицу не лезьте. Дэйбрейкер, чтобы ты понимал, унаследовала всю силушку Селестии, но вот такта, дипломатичности и простого видения мира не черно-белым у нее, похоже, нет. Так что запишет вас в мои приспешники и бросит в темницу. Это в лучшем случае.

— Ясно… — настороженно ответил Шайнинг. — Тогда как нам быть?

— Нам с Кейденс было бы хорошо уже встретиться в реальности, — вздохнул я. — Проблема только в том, что я сама точно не знаю, где находится наша штаб-квартира. Но послушай вот еще о чем! Если соберетесь оставить империю, нужно сделать так, чтобы в нее не вернулся тот, кто еще не так давно был ее повелителем.

— Сомбра? — нахмурился капитан гвардии.

— Он самый, — кивнул я.

Ну а дальше уже я начал рассказ, описывая собеседнику изменения, произошедшие с темным единорогом, и озвучивая свои выводы. Надо сказать, что жениха принцессы любви проняло, хотя страха он и не показал. Добавил также кое-что о наших планах и о том, что Сомбра собирался после всего отправляться возвращать свои владения.

— Кристальное Сердце теперь очищено, поэтому Сомбра не сможет так же безраздельно хозяйничать здесь, как он делал это раньше! — заявил единорог. — Но спасибо за предупреждение, ваше высочество! Я все в точности перескажу Кейденс! Может быть, ей еще что-то нужно передать?

— Передавай ей привет! — усмехнулся я. — Ну и напомни о необходимости иногда спать. Все, счастливо оставаться!

На этом я и завершил свой визит к Шайнингу. Кстати, того, чего я побаивался, заходя к нему, не случилось. Никаких позывов организма я не почувствовал, хотя, если так посмотреть, жених подружки тоже должен был казаться партнером хоть куда. Но тут все было просто — во сне я присутствовал только разумом, а с ним все было в порядке. Так что за свое мужское самосознание я мог быть спокоен. Оставалось только надеяться, что инстинкты кобыльего тела не возьмут верх. Но это был вопрос реального мира. Здесь же я сделал то, что требовалось, — предупредил Кейденс, хоть и через посредника.

В общем, дальнейшее хождение по снам тоже не было бесполезным. Поговорил с Молотовым, поблагодарив его за посылку. При этом услышал много нового о положении в городе фабрик, которым остался доволен. Новая губернаторша, несмотря на то, что была назначена Дэйбрейкер, оказалась адекватной, поэтому гонений и погромов не устраивала, фабрики не закрывала и работников не выгоняла. Даже наоборот, имея, похоже, некую квоту в бюджете, начала привносить в городскую экономику что-то свое.

Правда, подкаты местных идеологов на наместницу императрицы пока не производили никакого эффекта. Но сталлионградский горком, который перестал существовать только на бумаге, надежды не терял.

Со своей стороны я сообщил некоторые новости, выдал парочку советов, и на этом мы разошлись.

Потом был вождь зебр. Причем я уже второй раз подряд находил его во сне одного. Поинтересовавшись этим, узнал, что кандидат в ханы в реальности заметно уставал, управляя своим передвижным партизанским то ли табором, то ли отрядом, так что ночью предпочитал отдыхать в одиночестве.

Да уж, вот, до чего жизнь довела! А ведь когда-то у него тут целый табун представительниц женского пола пасся. Но напряжение и усталость, видимо, сделали свое дело, подавив желания даже любвеобильного полосатого.

Я только вздохнул, понимая, что мне с моими приливами таким же способом справиться вряд ли удастся. Нет, я, конечно, мог попробовать. Но что-то мне подсказывало, что для достижения аналогичного эффекта мне не просто устать пришлось бы, а загнать себя до полусмерти. А такого я делать не хотел, так что решил продолжать терпеть.

Зебра мне тоже ничего особо нового не сообщил. Так что мы, обменявшись второстепенными новостями, разошлись.

Зато потом я отвел душу во сне леди Кварк. Да, ее грезы снова попались мне, поэтому и нырнул в них. Интересно было посмотреть, что же местная пионер от программирования наваяла с моими подсказками.

Но, как выяснилось, в этот раз волшебница работала над чем-то другим. Я вначале даже не понял, над чем именно, поэтому проявил себя и поинтересовался. И оказалось, что бывшая заместительница главы моего ОКБ теперь хотела внедрить свой алгоритм, так сказать, в физическое устройство. Вот только тут у нее пошли проблемы. Слишком сложным он оказался, чтобы обычные магические амулеты его выдерживали.

Как я понял, артефакты тут использовали те же самые принципы, что и живые маги. То есть если ты с помощью амулета вызывал, скажем, молнию, то эта вещица использовала то же плетение, какое использовал бы любой другой единорог.

Но леди Кварк, благодаря своим разработкам и моим подсказкам, размахнулась знатно и вышла уже на такой уровень, что запихнуть в артефакт все ее заклинание в чистом виде, пожалуй, все же было бы можно. Вот только предмет нужен был размером с дом. То есть реализовать разработку возможность была. Вот только амулет должен был быть мобильным, чтобы его мог таскать один пони, не привлекая для этого специальный поезд.

И вот тут я задумался. В целом-то, решение у меня было, вот только я не сразу решился его озвучивать. Хотя потом, оценив все варианты, плюнул и решил все же поделиться с волшебницей еще кое-какими знаниями.

— Как видишь, возможности аналоговой магии не безграничны, — пояснил я. — Поэтому мы перейдем к магии цифровой!

Ну а дальше я призвал в сон доску, маркеры и начал рисовать. И если некоторое время назад мне волшебница, пытаясь подробно объяснить свои наработки по шлему Сомбры, почти мозг вскипятила, то в этот раз уже я достиг схожего эффекта.

Правда, надо было признать, что температура плавления извилин леди Кварк, наверное, была где-то в районе вольфрама, тогда как моя была близка к шоколаду. Ибо двоичную систему счисления волшебница проглотила без проблем. В самом начале она была настроена скептично, но кредит доверия, полученный накануне, не дал ей отнестись к моим идеям несерьезно.

Вот только поняв, что именно я предлагаю, хозяйка сна загорелась, наверное, как сама Дэйбрейкер. В переносном смысле, правда. Да, местная последовательница графини Лавлейс до сегодняшней ночи была полностью аналоговой. Я же сделал ее немножко цифровой.

В итоге я дал ей еще и шестнадцатеричную систему, обозначив плюсы и минусы. Ну а сломалась леди Кварк уже на ассемблере. Ну, тут я был не удивлен. Был бы восхищен, если бы она не сломалась.

Конечно, низкоуровневый язык в чистом виде ей, подозреваю, был не нужен за отсутствием какого-либо процессора, но сама идея разбития любого процесса на максимально простые и стандартные действия явно пришлась ко двору.

Так что под конец сна его хозяйка смотрела на меня с плохо скрытым восхищением. Вот мог ли я подумать, когда в институте изучал ассемблер, что он мне пригодится в стране цветных большеглазых пони?

В общем, расстались мы довольные друг другом. Я отвел душу, отвлекшись от проблем, а леди Кварк получила возможность создать себе новый мощный магический функционал. При этом я ей сказал, что моими идеями она могла пользоваться свободно и развивать их по своему усмотрению.

Непонятным для меня оставался только один момент. Я-то считал, что все то же самое уже использовал в своих поделках Сомбра. То есть, теоретически, Чарм, перепрограммируя тот же шлем, должна была все это узнать. Но, похоже, недовластелин работал какими-то своими методами. Впрочем, уж их я точно не собирался на данный момент изучать…

Следующий день прошел спокойно. Ну, относительно обычных дней в Улье. На совещании выступал в основном Сомбра, всячески выпячивая и грудь, и свои успехи. Ко мне он, к счастью, больше пока не лез. Вот только, являясь моим соседом по столу, темный единорог одним фактом своего существования раздражал неимоверно, ибо организм постоянно пытался мне намекнуть, что, дескать, вот он — жених твоей мечты. Я эти намеки мужественно игнорировал, платя за это общей несобранностью.

Луна сидела букой, переводя тяжелый взгляд с меня на Сомбру и обратно. Нортон тоже о чем-то думал. Ну а Кризалис просто не вмешивалась в ситуацию. Ее она, похоже, устраивала.

Очередной доклад Фернана не принес ничего нового — Дэйбрейкер спать не ложилась. Видимо, реализовывался наш самый первый план, где я хотел хотя бы так, лишив нормального сна, измотав, ослабить противницу. С одной стороны, это было нам на пользу. С другой же стороны, у меня уже были кое-какие другие планы сонных психологических атак и диверсий. Но императрица пока шанса воплотить их в грезах не давала.

Не порадовала меня и шпионка.

— Я отбываю из Улья в ближайшее время, госпожа коммодор, — сообщила мне она, едва увидев в своем сне.

— И куда же? — только и оставалось спросить мне.

— Королева включила меня в группу, отправляющуюся к двуногим за железной сетью, — пояснила чейнджлинг.

— Ясно, — вздохнул. — Ты полагаешь, Кризалис что-то пронюхала про наше с тобою общение здесь, во снах?

— Нет, — покачала головой Иэрвиг. — Во-первых, я все предусмотрела. Ничего особенного в моем поведении нет. Во-вторых, если бы королева узнала, она бы отреагировала по-другому, — хозяйка сна оскалилась. — Вы бы тогда моего сна не нашли. Мы бы вообще больше не увиделись.

— Тогда что может означать твоя командировка? — спросил у нее. — Неужели это конец опалы? Назначение командиром группы на ответственное задание…

— Командиром? — еще больше показала зубы перевертыш. — Если бы! Я даже не заместитель, несмотря на свое офицерское звание! Так, простая рабочая сила.

— И тем не менее, тебя туда отправляют… — заметил я.

— Кризалис предполагает, что эту сеть сразу нужно будет транспортировать к месту засады, — озвучила не особо полезную для меня информацию шпионка. — Поэтому в Улей мы с ней не вернемся, и я с большой вероятностью буду среди тех, кому придется набрасывать сеть на Дэйбрейкер. И я предполагаю, что королева не рассчитывает на бескровный исход этого дела…

— Тогда понятно, — кивнул я.

Теперь картина складывалась. Кризалис решила отправить неугодную подчиненную в штрафники, чтобы она храбро сложила голову в борьбе с мировым империализмом в лице конкретной императрицы. Такую логику хозяйки Улья я понять мог.

— Ну, я хотя бы теперь лично погляжу на корабль двуногих, — вздохнула Иэрвиг, видимо, пытаясь найти в ситуации хоть что-то хорошее. — Те, кто видел, говорили, что это прямо чудо инженерной мысли.

— Не буду спорить, — кивнул я. — Посмотреть там действительно есть на что.

И тут я не врал. Хоть для меня «Принсесс Ройял» с ее паровыми машинами, угольным питанием, рублеными обводами и отсутствием электронных систем и не казалась верхом технической мысли, при этом она все равно внушала уважение хотя бы своими размерами и калибром орудий. Я его, конечно, так точно и не узнал, но предполагал, что там должно было быть за триста миллиметров…

— Я буду стараться спать в условленное время, — продолжила тем временем разведчица. — Но ничего не гарантирую. Я вообще пока не представляю размеры и вес этой сети и не знаю, как мы ее потащим. Так что тут полная неопределенность.

— Ладно, спасибо, что предупредила, — кивнул ей. — Думаю, еще встретимся.

— Напоследок хочу вас предупредить, — добавила Иэрвиг. — Луна по своей инициативе сегодня приходила к Нортону. У них был длинный разговор. О чем именно, мне узнать не удалось.

— Учту, — ответил я.

И на этом наш разговор завершился.

Да, стоило признать, что ситуация с отбытием шпионки ухудшалась. Все же через нее я получал очень много информации. А тут еще, как выяснилось, и принцесса ночи что-то затеяла. Не просто же так она заявилась к англичанину на стакан чая. А поручить выяснить теперь было некому, ибо контактов своих помощников разведчица мне не оставила. Я, конечно, и сам не попросил. Но что-то подсказывало, что, даже если бы я и озвучил эту просьбу, мне было бы отказано…

В общем, оставалось только в уме прорабатывать различные варианты развития событий. Ну и ждать. Но с учетом той скорости, какую в своих разработках набрал Сомбра, это делать мне оставалось не так уж и долго…

А следом впереди маячила засада на Дэйбрейкер. Вот только я все время вспоминал, что зачастую охотник мог быстро превратиться в добычу…


Сэр Валентайн сидел в своем кабинете. Да, он уже привык называть эту пещеру кабинетом, ибо больше ничего не оставалось. Офицер осмысливал итоги очередного совещания и пытался в первую очередь понять одну вещь.

Почему все встреченные им в этом мире венценосные особы были полными дилетантами?

Да, дилетантами в вопросах планирования, управления и стратегии. Ибо только этим коммандер мог объяснить себе все, что здесь происходило.

Ведь он видел, что лидеры аборигенов не были глупы. Ну, по большей части. Они находились в своем уме. Опять же, в основном. Но почему тогда все их планы сводились к чему-то вроде «Пойдем туда. Там, может быть, встретим врага. Ну и, ясное дело, победим»?

Почему операция, от которой, фактически, могло зависеть само их существование, прорабатывалась на том же уровне, что и поход в соседнюю кондитерскую за бисквитом к чаю? Почему их обсуждения не протоколировались, устные планы не превращались в отчеты и не обрастали подробностями? Почему они, черт их побери, ни разу не взглянули на карту местности, где предполагалось вести действия?!

После всего этого Нортон уже не удивлялся тому, что план, который аборигены считали чуть ли не блестящим, практически не имел запасных вариантов действия на случай, если что-то пойдет не так. Не прорабатывались ни аварийные планы, ни пути отступления, ни расположение подкреплений, ни условные сигналы!

А если что-то и было все же предусмотрено, то только после того, как сэр Валентайн очередной раз тыкал носом этих глупых кобыл и одного жеребца им под стать в их очевидные просчеты. Но не мог же он указывать им на каждую банальную вещь!

В общем, коммандер был сильно разочарован. Хотя чего еще можно было ожидать от этих туземцев?

Вот та же Найтмер Мун при личном разговоре производила неплохое впечатление. Она еще и имела высокое воинское звание. Тогда почему она упорно придерживалась почти что самоубийственного плана, где ей предназначалась роль наживки, а средства борьбы, которые планировалось применить, были не только не опробованы на практике, но вообще еще оставались только в замыслах их создателя?!

То же самое простодушие чаще или реже проявляли и Луна, и Кризалис, и их новый союзник по имени Сомбра.

Этот индивид, являвшийся еще одним бывшим монархом, ныне становился неким консультантом по магическим разработкам. При этом Нортон видел в этом одну важную вещь. Единорог, а бывший король являлся именно классическим мифическим зверем, а не странной помесью, явно понимал в теории этой самой магии больше, чем все три коронованные кобылы, вместе взятые. При этом если не обращать внимания на его откровенные заигрывания сразу с обеими принцессами, вел себя вполне адекватно. То есть казался не только неплохим источником информации, но и подходящим кандидатом на роль главного помощника в исполнении основной задачи.

Естественно, под нею англичанин понимал возвращение домой, а не реставрацию на троне Эквестрии одной из кобыл.

Все чаще офицер начинал задумываться о том, что они здесь просто теряли время. Никаких подвижек не было. В лучшем случае их кормили обещаниями. Притом что сам-то сэр Валентайн провел неплохую работу. Две искренне ненавидевшие друг друга принцессы ныне были способны сидеть за одним столом и даже отвечать друг другу без рычания или шипения. И, наблюдая за остальными аборигенами, Нортон понимал, что без него этого бы достичь не удалось.

Однако сие деяние не приблизило их к дому ни на дюйм. И с этим надо было что-то делать…

От размышлений его отвлек матрос, сообщивший о том, что ко входу в их отсек явилась темно-синяя аликорн, заявившая, что желает его видеть.

Насторожившись, офицер все же приказал без промедления проводить гостью к нему. Принцесса Луна пришла сама, что, насколько он успел узнать ее характер, о многом говорило. Для излишне гордой кобылы такой поступок явно был не легкой прогулкой.

Поэтому, хоть данная особа и была ему не особо приятна, приветствовать ее нужно было со всеми возможными почестями. Именно это британец и проделал. Аликорна он встретил, когда та еще только подходила, ведомая его подчиненными, к дверям в его кабинет. В помещение принцесса была пропущена первой, а там ей тут же были предложены и кресло, и чай, и десерт. Все это гостья милостиво приняла.

— Странный у вашего чая вкус, баронет, — пригубив, прокомментировала Луна. — Хотя, может быть, я просто забыла вкус чая. Столько лет его не пила.

— Листья прибыли вместе с нами с Земли, — чуть усмехнулся сэр Валентайн. — Это первосортный чай из провинции Дарджилинг, что в наших индийских владениях.

— Чай из другого мира я еще точно не пила, — вернула ему легкую улыбку принцесса.

Тут офицер мог бы припомнить ей, что чай он уже выставлял на стол во время недавних переговоров с Найтмер Мун. Вот только его нынешняя гостья, сверля взглядом свою оппонентку, не видела ничего кроме нее, поэтому и напиток не попробовала. Но, конечно же, вслух такое произносить он не стал, лишь вежливо покивав в ответ.

— Итак, ваше высочество, — когда все формальности были соблюдены, Нортон решил, что пора переходить к делу, — что привело вас сюда? Чем могу быть полезен?

— Есть кое-что важное, баронет, что вам было бы хорошо знать, — чуть подумав, начала его гостья. — Компания, в которой мы с вами находимся, целиком состоит из старых и новых врагов державы нашей. Я много думала о том, как вы, существа из другого мира, сторонники правды и справедливости, оказались в одном ряду с Найтмер Мун, Сомброй и Кризалис.

— Я бы не стал оскорблять нашу гостеприимную хозяйку недоверием, — скосив взгляд, как будто показывал себе за спину, с некоторым намеком произнес сэр Валентайн. — Она ни разу не дала повода сомневаться в своей честности. Мы вполне довольны нашими отношениями с королевой.

— Вы ошибаетесь на ее счет, баронет, — даже не думая понимать намеки, продолжила стоять на своем принцесса ночи.

Коммандер только мысленно вздохнул. И вот эта особа когда-то была вторым лицом в своей стране? Глупая кобыла даже и предположить, похоже, не могла, что их могли подслушивать. Так она еще и очевидных намеков не понимала!

О том, что их разговоры прослушивают, люди узнали давно. Еще после того, как Кризалис закатила скандал Найтмер Мун после того, как черная аликорн поговорила с Нортоном. Так как беседа шла в отсеке британцев, был сделан вывод о том, что здесь нужно было держать язык за зубами.

Именно такой приказ и получили все подчиненные Нортона. Причем доведен он был в иносказательной форме, чтобы местные дикари ничего не поняли. С тех пор никакие важные новости вслух его люди не обсуждали, а если что-то и проговаривали, то дезинформацию.

Местная королева явно точила зубы на их корабль. Вот только ей хватало мозгов, чтобы понять, что таким сложным и технически совершенным механизмом можно было управлять, только имея соответствующие компетенции. И она явно старалась их получить, хотя бы частично.

Вот только Нортон лишь про себя посмеивался, замечая очередную безуспешную попытку кого-то из подданных Кризалис разузнать хоть что-то.

В своем отсеке они укрепились. По его приказу был даже составлен его план, в результате чего было обнаружено, что некоторые стены слишком толстые. В них наверняка были спрятаны скрытые ходы. Такие места все время держали под контролем.

А тут эта принцесса, выпущенная на свободу только благодаря наличию у нее специфических умений, показавшая себя не с лучшей стороны, вот так открыто собиралась говорить что-то плохое про здешнюю хозяйку! Нет, офицеру не было жаль глупую дикарку, да и ее отношения с королевой аборигенов его мало волновали. Но вот он — дилетантизм, про который он только недавно размышлял!

— Так, стало быть, речь пойдет о королеве Кризалис? — решил другим путем увести собеседницу от опасной темы коммандер. — Я то, признаюсь, полагал, что вы снова захотите обсудить вашу бывшую напарницу — Найтмер Мун.

— Да, именно про нее я и хотела бы поговорить, — кивнула темно-синяя аликорн. — Я долго думала над тем, как Найтмер Мун смогла вас заинтересовать. Вы ведь не просто так пошли на союз с нею и продолжаете поддерживать. Да, есть общая угроза Дэйбрейкер. Но я видела, что должно быть и еще кое-что. И во время одной из наших прошлых бесед вы подтвердили одну мою догадку. Она обещала вам помощь в возвращении домой.

— Что же в этом необычного? — наигранно удивился Нортон. — Она, по моим наблюдениям, да и по своему статусу, должна обладать важными знаниями, которые могут нам пригодиться. К тому же, как принцесса, она должна иметь административный ресурс.

— Она не принцесса! — строго посмотрела на него Луна. — Повторяю! Титулом из нас двоих обладаю только я! И его нельзя поделить на двоих!

Сэр Валентайн разумеется помнил о том, как реагировала на титул своей второй половинки его собеседница. Вот только все остальные, даже Кризалис и Сомбра, спокойно называли Найтмер Мун принцессой, поэтому и сам он не собирался идти на поводу у слишком много о себе мнившей принцессы ночи.

— Это отдельная тема для разговора, — холодно заявил он. — Я не могу оспаривать чьи-либо титулы. Так что предлагаю отложить этот вопрос.

— Я еще вернусь к нему, когда между мною и Найтмер не будет препятствий! — задрав подбородок, пообещала гостья.

Коммандер лишь мысленно хмыкнул. Нашла, чем гордиться.

— Что же касается административного ресурса, — продолжила тем временем принцесса ночи, — то весь он после нашей победы будет в копытах сестры моей — Селестии. Найтмер в этом случае бесполезна. Но я догадалась, чем еще она могла вас заинтересовать!

— Давайте озвучим ваши догадки, ваше высочество, — мысленно вздохнув, предложил англичанин. — А я скажу, верны ли они.

— Она убедила вас в том, что ей что-то известно о вашем мире! — торжествующе смотря на него, выдала принцесса ночи. — И она подала это так, будто сама там бывала и знает туда дорогу!

— Вы довольно близки к истине, — ничем не выдав своего удивления прозорливостью собеседницы, заявил сэр Валентайн. — Может быть, вы и более подробно можете рассказать?

— Она уповает на магию снов, как на самое специфическое наше умение, — с самым серьезным видом произнесла темно-синяя аликорн. — Вот только все, что она утверждает, — ложь!

— Как же тогда можно объяснить ее знания? — поинтересовался коммандер.

В общем, цель визита сей коронованной особы к нему теперь была ясна. Две принцессы, хоть теперь и не кидались друг на друга, но и мирно существовать не желали. А его хотели использовать как какую-то разменную монету, перетягивая с одной стороны на другую! Офицер даже не был против такой игры. Попытки дикарок были в чем-то даже забавны. Они обе старались победить, не понимая, что своими же действиями приближали свое поражение.

Для вида он, конечно же, изобразил заинтересованность.

— Она хоть раз появлялась в ваших снах или в грезах кого-то из ваших подчиненных? — деловито спросила принцесса ночи.

— Мне про такое неизвестно, ваше высочество, — развел руками сэр Валентайн. — Хотя про техническую возможность я знаю.

— Тогда странно, что вы не догадались сами, — улыбнулась темно-синяя аликорн. — Все ее так называемые знания о вашем мире почерпнуты из снов ваших же людей, баронет! — возвестила она. — Найтмер неявно наблюдала за ними, накапливала информацию, ведь сны порой бывают очень реалистичными. А после упомянула что-нибудь невзначай. Например, какой-нибудь топоним, чтобы заинтересовать вас. Ведь так и было?

— Так и было, — спокойно кивнул Нортон, вспоминая Эйфелеву башню.

— Уверяю вас, путешествие в иную реальность через мир снов невозможно! — с видом профессора Оксфорда заявила гостья. — Это говорю вам я — главный эксперт по грезам! Найтмер, что бы она там ни говорила, о них знает исключительно от меня! И, конечно, гораздо меньше меня.

Офицер лишь вежливо покивал, привычно пропуская мимо себя поток самовосхвалений.

— И что вы в связи со всем этим предлагаете, ваше высочество? — поинтересовался он.

— Найтмер попытается обернуть поражение Дэйбрейкер в свою пользу, — уперев в него взгляд своих огромных глаз, заявила собеседница. — То же самое попытаются сделать и Кризалис с Сомброй. Вы ведь заметили, что я из них единственная, кто лишен возможности нормально восстановить силы. Это сделано для того, чтобы я не смогла заступиться за сестру в момент ее слабости, а он непременно случится после ее возвращения.

— И вы полагаете, что нам стоит в этот момент вмешаться, — констатировал сэр Валентайн.

— Тия — единственная из всех, кто может вам помочь, — произнесла Луна. — И среди всех этих злодеев вы, как поборники справедливости, должны выбрать ту, кто эту справедливость всегда поддерживала. Селестию.

— Я вас понял, ваше высочество, — нейтрально ответил британец.

— Так я могу рассчитывать на вашу поддержку? — не унялась принцесса ночи.

— Мы всегда пребываем на стороне справедливости, — уклончиво ответил Нортон, не собираясь подтверждать свое участие в этой глупой интрижке, зная, что их прослушивают. Да даже если бы и не это, он все равно не стал бы верить этой кобыле! Она пришла, чтобы заручиться поддержкой, уповая на справедливость. Вот только забыла, что у него и его людей эта справедливость своя.

— Спасибо, баронет, — кивнула темно-синяя аликорн, услышав в его фразе то, что хотела услышать.

— Всегда к вашим услугам, ваше высочество, — чуть поклонился сэр Валентайн. — Пойдемте, я провожу вас до выхода!

Естественно он не стал озвучивать очевидные факты, которые, похоже, не видела коронованная кобыла. Никто на их совете не поднимал вопроса о том, что дальше делать с плененной противницей. Так что для него ответ был очевиден — проблему Дэйбрейкер их союзники намеревались решить раз и навсегда. И оспаривать это Нортон не собирался.

Спровадив гостью, коммандер вернулся к себе. Да, в их альянсе росло число участников. Но и количество противоречий между ними множилось. Однако он не собирался мирить друг с другом всех этих четвероногих дикарей. Зачем ему это было делать, если можно было на этом играть?

И, обдумывая обстановку, англичанин пришел к выводу, что следующий ход, вероятно, должна была нанести местная королева. Все же она только для вида подкалывала остальных, делая вид, что наслаждается происходящим. Ситуация медленно, но неумолимо складывалась не в пользу Кризалис. И она должна была это видеть. А если близился проигрыш партии, то что еще можно было сделать, кроме хода по правилам? Да, перевернуть доску…

А значит, ему следовало подготовиться к возможной беседе. И Нортон даже уже кое о чем позаботился. С последней партией припасов с «Принсесс Ройял» ему доставили один прибор, который, в общем-то, оказался на борту случайно. Но сейчас он должен был пригодиться…

Визит королевы состоялся на следующий день. Кризалис тоже напросилась в гости, но чай пробовать не стала.

— Скажи, Нортон, а на какое расстояние действует аппарат, с помощью которого ты связываешься с кораблем? — в какой-то момент будто невзначай поинтересовалась она.

— Сотни миль при благоприятных условиях, — ответил сэр Валентайн. Он даже не стал лукавить. Наоборот, он внутренне ликовал, ведь и сам планировал упомянуть радиоаппарат.

— Внушительные возможности, — покивала головой гостья. — Просто грех их не использовать.

— Желаете взглянуть поподробнее, ваше величество? — уточнил офицер. — Заодно можно будет и применение наших возможностей обсудить.

— Идем! — тут же согласилась королева.

Англичанин лишь хмыкнул про себя. В том, что гостья заинтересуется, он не сомневался.

До импровизированной радиорубки дошли быстро, на входе Нортон жестом дал понять своим матросам, что все в норме, и они с Кризалис зашли внутрь.

— Уорик, поставь безопасный режим и оставь нас на время, — скомандовал сэр Валентайн заранее проинструктированному радисту.

— Слушаюсь, сэр! — подчиненный козырнул, после чего быстрыми движениями переключил несколько тумблеров, встал и вышел из помещения, прикрыв за собой дверь.

Коммандер краем глаза наблюдал за королевой, которая старательно делала вид, что ее сии манипуляции не заинтересовали. На самом же деле она явно все запоминала.

Пользуясь этим, он еще минут десять озвучивал разрозненные принципы радиодела, больше запутывая собеседницу, нежели чему-то обучая.

— Как понимаю, даже в Эквестрии ничего подобного нет, — оглядев радиоаппарат и прочие сопутствующие агрегаты, заключил Нортон.

— Нет. И еще долго не будет, — усмехнулась Кризалис. — Но я не это пришла обсудить.

— Что же вы хотели обговорить, ваше величество? — вежливо поинтересовался сэр Валентайн.

— Ты видел этих кобыл, Нортон? — оскалившись, поинтересовалась хозяйка Улья. — Одно их присутствие здесь меня раздражает. Я ждала, что от них будет больше пользы.

— Кажется, что мы должны использовать то, что имеем, — ответил Нортон.

— Вот только скоро мы используем их по максимуму, — кивнула Кризалис. — И после этого они станут бесполезными.

— Это говорит только о том, что вам больше не понадобится терпеть их здесь, ваше величество, — озвучил обманчиво неверный вывод сэр Валентайн.

— О да! Терпеть я их не буду, — оскалилась гостья. — Скажи, Нортон, — вдруг она, судя по всему, решила сменить тему, — не кажется ли тебе разработанный план зыбким, ненадежным?

— Кажется, — тут офицер не стал врать.

— Вот только наши так называемые союзники даже и не подумали о том, что нужно иметь запасной план! — фыркнула правительница туземцев.

— К сожалению… — развел руками британец.

— Значит, это должны сделать мы, — сделала вывод Кризалис. — Раз уж только мы здесь умеем думать наперед.

— Готов выслушать ваше предложение, — кивнул Нортон, пытаясь отгадать, какой из уже продуманных им вариантов озвучит собеседница.

— А предложение мое будет следующим! — заявила королева.

Примерно через полчаса они вышли из радиорубки, а Уорик вернулся на свое рабочее место. Коммандер проводил свою венценосную собеседницу к выходу, а после вернулся туда, где они только что разговаривали. Радист только коротко кивнул командиру. Сэр Валентайн никак внешне на это не отреагировал, направившись в свой кабинет.

Продолжение следует...

Вернуться к рассказу