Хобби Эпплджек

У каждого пони в Эквестрии есть своё хобби. Пинки с увлечением собирает разнообразные и прекрасные камни вместе со своей сестрой Мод, Флаттершай любит простое спокойное удовольствие, которое дарит хорошая книга и так далее. И ещё есть Эпплджек, чьё хобби впервые появилось через несколько месяцев после того, как Твайлайт приехала в Понивилль...

Эплджек Эплблум Грэнни Смит Другие пони ОС - пони

Чертоги расколотого разума

Насколько материальны наши мечты? Что скрывается за простым воображением? Можно ли преодолеть ту грань, что отделяет иллюзию от реальности? Филип Фоняков никогда не задавал этих вопросов, но ему придётся найти на них ответы. Путешествуя по Эквестрии, стране его грёз, и живя в России на окраине, у него просто не будет иного пути. Ему придётся выбрать, что для него иллюзия, а что реальность.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Человеки

Сказка о Городе

Это записи из дневника Принца земли, в которых он описывает свою жизнь, наблюдения, выводы, идеи и истории.

ОС - пони

Крылатые гусары

Горит закат. Строй прорван, поражение неизбежно. Ружьё и ствол орудия никнут под натиском полчищ Сомбры... И лишь крылатые гусары не смеют дрогнуть в своей обречённой атаке.

ОС - пони

Охота для тёмной лошадки

В глубине Вечнодикого Леса царит вековечная тьма. Иногда она выползает оттуда... но всякий кто-то встаёт у неё на пути, и мрак отступает. До следующего раза...

Флаттершай Рэрити ОС - пони

Нас делит океан

История про то, как чрезмерное желание выслужиться и быть замеченным может выйти боком тому, кто не знает границ дозволенных знаний. Иногда секреты должны оставаться секретами.

Принцесса Селестия Другие пони

Лира, Бон-Бон и агенты УМОРА

Когда загадочный агент Фурлонг появляется в доме Бон-Бон, Лира узнаёт, что её лучшая подруга на самом деле работает в сверхсекретном учреждении, которое занимается отловом разнообразных чудовищ, угрожающих мирной жизни Эквестрии. Чтобы доказать прочность своей дружбы, Лире и Бон-Бон придётся отправиться на очередное задание вместе.

Лира Бон-Бон

Тепло семейного счастья

Этот короткий рассказ о пони, который обрел счастье, не смотря на трудности в жизни.

Другие пони

Зимнее цветение

После того как на Эквестрию снизошло [данные удалены]. К счастью у пони имелся план, поэтому была создана организация, ответственная за [данные удалены]. То что происходило внутри было похоже на утопию, со всеми вытекающими. Мы не сразу заметили изменения которые привели к [данные повреждены] . Если вы читаете это знайте, что я [данныСПАСе чаСОХРАНИТЬтичУДЕРЖАно повреТЬждены]

Другие пони ОС - пони

Экспедиция

Катаклизмы... Непредсказуемые стихийные бедствия, возникающие спонтанно, неожиданно, по причине естественных процессов на планете. Но все-ли они являются результатами капризов природы? После прошедшей серии землетрясений в Сибири в горах происходит что-то странное. Туда направляется группа археологов и исследователей с целью выяснить, что же произошло на самом деле...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Автор рисунка: Devinian

Кандран

"Тихая гавань" Глава 1

По двору сиротского приюта группка жеребят гоняла старенький весь в заплатках мячик. Из нескольких деревянных ящиков и больших досок, откопанных в горе строительного мусора в руинах от снесённого дома на соседней улице, соорудили импровизированные ворота. Хотя после каждого второго мощного удара игру приходилось останавливать, чтобы восстановить рамы, жеребята лупили по мячу со всей силы и даже потешались над теми, у кого не получалось разрушить конструкцию. Впрочем, никто не обижался на шутки. Да и громкая ругань могла привлечь внимание старшей воспитательницы, и весёлая игра грозила превратиться в унылую уборку в качестве наказания.

Вдруг радостный смех во дворе сменился вздохами разочарования. Жеребята столпились у старого забора, смотря на длинный козырёк приюта.

— Ну ты и дубина, Грасп, — буркнул кто-то из воспитанников. — Доставай теперь.

— Сам ты дубина, — обиженно промычал маленький земнопони, надвинув бровки.

— Доставай, — сказала белая единорожка, кивнув на крышу, куда залетел мяч.

— Как же я его достану?

— А вот как хочешь, так и доставай. Я новый не собираюсь выпрашивать.

Земнопони обернулся к самому старшему из жеребят, всем своим видом так и говоря, чтобы он поставил на место наглячку. Однако он встретил только суровую коричневую мордочку и недоброжелательный взгляд серых глаз.

— Если не достанешь, нам всем может влететь, — произнёс тот недовольным тоном.

Другие жеребята начали неодобрительно перешёптываться, хмуро смотря на горе-спортсмена.

Грасп повержено вздохнул и растерянно почесал затылок. Забраться на козырёк без лестницы нельзя, будь он даже таким же высоким, как местный почтальон. Можно попробовать что-то придумать с ящиками, но на такую рухлядь страшно ставить ноги. В теории легко вылезти через окно, но если Старшая (так главную воспитательницу прозвали воспитанники) его увидит в доме — или, и того хуже, на крыше! — то сегодня придётся спать голодным и явно не в кровати. Вот были бы у него крылья…

— Точно, — радостно воскликнул Грасп и развернулся к толпе, — пусть Флок слетает.

— Эй, а чего я? — удивился пегасик. — Сам закинул — сам и доставай.

— Так мне лезть, карабкаться тут по шиферу и доскам. Точно что-нибудь сломаю и нашумлю, как толстый дракон. Старшая сразу всё услышит, прибежит и всех накажет. А тебе-то что? Тихонько слетаешь и всё тут, мячик у нас! — пояснил провинившийся. — Так Старшая точно ничего не услышит, и мы продолжим играть.

Жеребята вновь согласно загудели, наперебой повторяя, что идея хорошая.

— А ещё отличная тренировка для тебя, — подметил самый взрослый из воспитанников.

— Я отлично летаю, — возразил Флок и замахал крылышками, как колибри.

Жеребёнок немного поднялся над зёмлей и сразу опустился. Со стороны выглядело забавно, но никто не засмеялся, наоборот все только восторженно загудели.

— Вот видишь, тебе делов-то! — подбодрила его единорожка. — Пожалуйста, слетай.

— Да, давай!

— Вперёд, Флок!

— А он тебе за это отдаст половину десерта, — добавил самый старший из воспитанников.

— Эй, не отдам, — сразу возмутился Грасп, но под тяжестью сурового взгляда повержено буркнул: — Ладно.

Флок сразу приободрился.

— Хорошо, Спир, я согласен.

— Давай, мы в тебя верим, — земнопони похлопал друга по плечу. — Вингертс, смотри за калиткой. Серенити, на тебе дом. Остальные изображаем игру в классики.

Жеребята разбежались по двору. Убедившись, что все на своих позициях, Спирит дал отмашку, и Флок быстро полетел на крышу. Несмотря на свою браваду, пегасику приходилось сильно напрягаться. Одно крыло и так работало хуже второго, а научить его хорошо летать в приюте было банально некому: одна воспитательница — земнопони, другая — единорожка, а из пегасов к ним заглядывал только продавец овощей.

Мячик залетел далеко, почти к самой стене. Проще было пройтись по козырьку, но спускаться слишком опасно. Во-первых, шифер давно порос мхом и потрескался, поэтому легко можно провалиться, а во-вторых, цокот копыт услышит Старшая и сразу заметит жеребёнка. Тогда о десерте придётся позабыть, как и про обед в целом. И это ещё в лучшем случае.

Когда до мячика оставалось копытом подать, Флок краем глаза заметил, как зашевелилась шторка. На мгновение пегасик замер, точно молнией поражённый, но уже через секунду стрелой метнулся к мячу и сразу вниз. Не успели копыта коснуться земли, как другие воспитанники приюта уже бежали к нему.

— Молодец!

— Мы же говорили, тебе раз плюнуть!

— Вот ты молодчина, Флок!

Послышались со всех сторон радостные возгласы жеребят. Кто-то из юнцов вытащил из копыт новоиспечённого героя мячик, и толпа побежала в центр импровизированного поля. На месте остался только Флок и самый старший из воспитанников приюта.

— Она тебя увидела? — спросил тот серьёзно.

Флок опасливо покосился на дверь. Пока сзади доносились радостные возгласы вперемешку с топотом копыт, двое жеребят в напряжённом молчании смотрели на приют.

— Не увидела, Спир, — наконец с облегчением выдохнул Флок, когда на крыльце спустя пару минут так и не появилась грозная физиономия воспитательницы.

— Тогда побежали.

Пони помчались к остальным и вернулись к игре. Однако уже через пару минут веселье прекратилось, когда один из жеребят увидел на ноге пегасика кровь. Флок принялся в спешке её вытирать, но только растёр по шёрстке, превратив всё в тёмную кашу из грязи и крови. По толпе поползли настороженные перешёптывания — все прекрасно знали, что Старшая точно начнёт расспрашивать, где он умудрился пораниться. Её так запросто не обманешь. А если она докопается до истины, то влететь может далеко не только смелому пегасу.

— Скажу… зацепился за доску, вот и всё, — взволнованно ответил Флок на повисший в воздухе вопрос.

— Лучше так, чем никак, — кивнул Спирит. — Но всё равно помой ногу.

Флок пошёл к лавочке, на которой стояло ведро с водой, и принялся оттирать кровь. К нему подошла Серенити и неодобрительно покачала головой. Затем она полезла в потрёпанную седельную сумку, куда жеребята складывали свои вещички для улицы, и достала платочек.

Флок не стал мешаться и позволил подруге перевязать ногу. К счастью, как раз на прошлой неделе мисс Мирта проводила уроки оказания первой помощи подкопытными средствами.

— Спасибо, Сери.

— Вернёшь.

— Зачем? Ты же хорошо шьёшь, новый сделаешь с Миртой.

— Я тебе один уже дарила, хватит, — напомнила Серенити. — Платочек вернёшь. А теперь побежали.

Флок спорил скорее в шутку, поэтому без лишних возмущений помчался за подругой.

Время до обеда пролетело незаметно. Казалось, всего минуту назад они только достали потерянный мячик, а уже послышался командирский голос старшей воспитательницы: «Обед!».

Жеребята неохотно поплелись к приюту, где возле входа их уже дожидалась миссис Асперити. Её серьёзная бледно-зелёная физиономия разительно выделялась на фоне тёмных стен приюта, а вот грива напротив сливалась с ними. Благодаря такой контрастной расцветке, Старшая всегда бросалась в глаза, и ночью, и днём. А когда ты тайком залезаешь на кухню, это ох как полезно!

Спирит отдал воспитательнице мяч, который она внимательно осмотрела и только после кивка отошла в сторону, пропуская воспитанников в приют. Каждого жеребёнка она провожала пристальным взглядом голубых глаз, словно грозный орёл пролетал над полем в поисках жертвы. Флок старался держаться непринуждённо и уверенно, хотя внутри у него всё сжалось.

— Эй, не толкайся, — буркнул кто-то из жеребят.

— Серенити! — повысила голос воспитательница.

— Извините, миссис Асперити, я... просто проголодалась, — неуклюже оправдалась единорожка, выдавив глупую улыбку.

— Это не причина толкаться.

— Да, миссис Асперити. Извините.

— Хорошо. А теперь попроси прощения у Граспа.

— Извини, Грасп, я не хотела. Друзья?

Пока Старшая отвлеклась, Флок быстренько прошмыгнул в приют. Только оказавшись внутри, пегасик облегчённо выдохнул. Он хотел поблагодарить подругу за помощь, но та вошла вместе с воспитательницей, поэтому жеребёнок поспешил за остальными в столовую.

На кухне Флок сразу уселся за своё место за столом и принялся с опаской поглядывать на дверной проём, откуда заходили жеребята. Он сильно сомневался, что Старшая узнала про рану, иначе бы его уже догнал её возмущённый оклик, но всё равно на душе было неспокойно.

— Ты чего такой напряжённый? — послышался над ухом мягкий голосок.

Флок дёрнулся и резко развернулся. Белая единорожка по-доброму хихикнула, театрально поправив собранную в хвостик голубую гриву.

— Не знала, что я такая страшная, — сказала она шутливо.

— Нет, ничего, Мирта, я... просто проголодался, — соврал Флок.

— Да неужели?

— Ага.

Единорожка покачала головой. Обмануть воспитательницу было сложно, да и самого Флока трудно назвать опытным плутом. И всё-таки, чем дольше пегасик смотрел на её мордашку, тем спокойнее становилось на душе.

— Мирта, ты всем наложила? — спросила Старшая.

Флок сразу уселся ровно, не решаясь посмотреть в её сторону.

— Осталось только принести десерт.

При слове «десерт» жеребята дружно застучали ножками, но одного строго «цыц!» хватило, чтобы обрубить на корню импровизированный бунт.

— Вначале первое, — объявила Старшая командирским голосом. — И чтобы каждый съел всё, до последней крошки, иначе никто не получит десерт.

По кухне побежало недовольное мычание, но прямо возразить воспитательнице никто не посмел. Сегодня на первое был винегрет. С ним, как и с любым салатом, никогда не угадаешь. Иногда овощи только с грядки, вот прямо вырвали, помыли и в тарелку, а бывают такие сморщенные и сухие, как будто их месяц держали на чердаке.

Жухлые, правда, в последний раз попадались почти год назад, да и то в качестве наказания для брезгливых жеребят. Но всё равно каждый воспитанник вначале пробовал пару ломтиков и только потом начинал кушать по-настоящему. А для Флока это была ещё и неплохая тренировка кулинарных способностей. Вначале он внимательно осматривал овощи, пытаясь на глаз определить их свежесть, а только затем пробовал. Как всегда, в яблочко. Довольный собой, жеребёнок принялся с аппетитом кушать свеженькое блюдо.

Большинство жеребят любили винегрет, но вот Грасп его терпеть не мог, поэтому, когда все уже расправились со своими порциями, он не съел и половины. Тем временем мисс Мирта принесла с кухни поднос с маленькими тарелочками с фруктовым желе и поставила в центр стола. Жеребята сразу потянулись к нему копытцами, но их сразу остановил суровый голос Старшей.

— Вначале все съедят винегрет... И поспешите, через двадцать минут у вас правописание.

Жеребята, секунду назад жадно смотрящие на десерт, резко повернулись к брезгливому пони. Грасп недовольно сдвинул бровки, закрыл глаза и начал быстро запихивать в рот противный винегрет.

— Не торопись ты так, пережёвывай тщательнее, а то потом будет болеть животик, — заботливо сказала мисс Мирта. — Десерт от вас никуда не убежит.

Грасп в ответ пробубнил что-то нечленораздельное и залил в рот воды, которая сразу пролилась мимо.

— Осторожнее, — хихикнула Мирта и взяла тряпку, чтобы убрать, но Старшая её остановила.

— Сам насвинячил — сам наведёт порядок.

— Он не специально.

— Мирта!

Единорожка покачала головой, подошла к жеребёнку и отдала ему тряпку. Грасп опустил недовольную мордашку, чтобы лишний раз не злить Старшую, и послушно убрался за собой.

Наконец последняя миска опустела, и Старшая разрешила приступить к десерту. Мисс Мирта расставила тарелочки перед каждым жеребёнком, и воспитанники сразу набросились на угощение. Обычно на второе шла запеканка или сырники, но иногда жеребят баловали вкусностями вроде фруктового желе.

Сегодняшнее желе приготовили из яблок и груш. Флоку больше нравилось малиновое или вишнёвое, но от угощения откажется только дурак. Ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы не наброситься на желе сразу, а только попробовать маленькую ложечку. Опять же, на что не пойдёшь ради тренировки! Флок жадно отломил почти четвертинку желе и запихнул в рот. Безумно вкусно! После дегустации Флок расправился со своей порцией всего за пару минут и, как всегда, расстроился, что вкуснятина закончилась так быстро. Тут он вспомнил о сделке с Граспом. Тот уплетал свою порцию за обе щеки, не обращая на Флока никакого внимания, поэтому пегасику пришлось хорошенько стукнуть его ногой под столом. Земнопони бросил грозный взгляд на обидчика, но Флок показательно постучал пустой ложкой по тарелке с желе. Невооружённым глазом было видно, что Грасп не горит желанием расставаться с угощением, но нарушить слово — значит стать «навозным жуком».

Немного похмурившись, Грасп наконец кивнул, и жеребята приготовились к обмену. В открытую передать друг другу тарелки было слишком рискованно, поэтому пришлось подождать, пока Старшая отвернётся. Капелька ловкости копыт, и заслуженная награда перед героем. Грасп съел намного больше половины, но ругаться за столом опасно, поэтому Флок с удовольствием расправился с заслуженной наградой.

— Заканчиваем, и в класс. Через десять минут урок, — объявила Старшая командирским тоном. — Кто-нибудь один останется и поможет Мирте убраться.

— Флок поможет, — сразу сказала младшая воспитательница с улыбкой. — Правда?

— Но сегодня...

Мирта незаметно подмигнула Флоку, и тот быстро сообразил, что она это неспроста.

— Хорошо, помогу.

— Только не опаздывай сильно, — сказала Старшая и пошла к двери. — Остальные в класс.

Пока жеребята неторопливо расходились, Флок вместе с Миртой собрали тарелки и отнесли их на кухню. В воздухе ещё витал аромат яблочного желе, перебиваемый тусклыми запахами нарезанных овощей. Глаза жеребёнка забегали по столу в поисках заветной ложечки, которую можно было облизать, но кругом осталась только грязная посуда.

— И где ты так умудрился? — заботливо спросила Мирта.

— Что умудрился?

Единорожка кивнула на ногу пегасика. Флок на рефлексе попытался убрать её назад, но сразу сообразил, что выглядит глупо.

— Да это... я просто завязал... так красивее.

— А вот врать нехорошо, — покачала головой мисс Мирта. — Или думаешь, я поверю, что Серенити позволит превратить её любимый платочек в стильную повязку?

— Ну... у неё их много…

— Скажи правду.

Флок замялся.

— Я доставал мяч с крыши и... не знаю, зацепился за что-то...

— То есть ты за что-то зацепился и сам даже не понял за что? — спросила единорожка, осторожно снимая импровизированную повязку. Она недовольно цокнула языком. — Флок, я же вам только на выходных объясняла, что любую рану нужно хорошенько обработать.

Пегасик выдохнул. Если воспитательница не возмутилась сразу, почему он полез на крышу, то серьёзно не влетит. Максимум выговор.

— Я и обработал.

— Да? И чем же?

— Ну... тряпкой вытер.

— Той самой, которой вы вытираете копыта?

— Да.

Единорожка разочарованно покачала головой. Она достала из шкафчика несколько тюбиков и ватку.

— Зачем? Она уже совсем не болит, — возразил Флок.

— Всё равно нужно обработать. И сделать это надо как можно быстрее, чтобы ты не заболел, — напомнила Мирта с нотками наставничества. — Может немного щипать.

— Ха, совсем не больно! — гордо ответил Флок, когда воспитательница приложила смоченную ватку. — Это потому что я уже совсем взрослый.

— Взрослые не относятся легкомысленно к своему здоровью, — возразила Мирта. — Наш почтальон не в счёт. Он хоть и выглядит взрослым, но в душе ещё больше жеребёнок, чем некоторые из вас.

— Да это просто царапина.

— Иногда из самой маленькой царапины начинаются большие проблемы, — повторила Мирта и ласково потрепала жеребёнка за ушком. — Ты же у нас уже взрослый и должен понимать, как важно следить за своим здоровьем.

— Я понимаю.

— И?

— В следующий раз... сразу приду к тебе.

— Вот и славненько. — Мирта сложила платочек и спрятала в карман платья. — И ещё, пожалуйста, играйте осторожнее.

— Мы стараемся.

— Ага, я видела, как вы лупите по мячику, — хмыкнула единорожка. — Я не против, что вы так увеличены игрой. Но надо ведь понимать, что у всего бывают последствия. А если бы миссис Асперити увидела тебя на крыше? Или Спирита в грудах мусора? Не мне тебе рассказывать, как бы вам влетело. Причём всем.

Флок промолчал.

— Ты хотя бы поблагодарил Серенити?

— А?.. А! Да, поблагодарил! — живо ответил Флок, радуясь, что соскочил с неприятной темы.

— Молодец. Вечером зайдёшь ко мне, и мы вместе постираем платочек. А пока давай займёмся посудой, а то миссис Асперити начнёт ругаться. Ты ведь не надеялся прогулять урок?

— Не сегодня.

Единорожка с улыбкой покачала головой.

— Зато честно, — сказала она. — Ладно, давай убираться.

Пони принялись за дело по отработанной схеме: вначале Мирта мыла тарелки, а затем Флок вытирал и ставил на полку. Чтобы всё было честно, периодически пони менялись ролями. С тарелками от винегрета пришлось повозиться, но зато мисочки из-под желе почти все как будто вылизали. Как только последняя тарелочка отправилась на место, воспитательница полезла в холодильник.

— Думаю, мы заслужили небольшую награду, — сказала она заманчивым голосом, левитируя порцию желе. — Согласен?

Флок без лишних слов достал две ложки и уселся за столик. Мирта хихикнула и пристроилась рядом. Для таких посиделок у пони тоже была отработанная схема: каждый брал по ложечке по очереди. Флок старался отломить кусочек побольше, так чтобы он еле помещался, а вот Мирта, наоборот, не брала и половины ложечки.

— А почему ты так мало берёшь? — поинтересовался жеребёнок.

— Я уже наелась, — улыбнулась Мирта.

Флок посмотрел на неё как на ненормальную.

— А я готов кушать его целый день!

— Оу! Прямо целый день? А ты не боишься лопнуть?

— Не боюсь.

Мирта хихикнула.

Пони быстренько расправились с остатками желе, однако на стенках тарелочки ещё осталось немного сладостей.

— Можно облизать? — попросил Флок.

— Только если помоешь мою ложку.

Жеребёнок охотно согласился на такой выгодный обмен. Он вылизал тарелку до блеска и уже хотел поставить на полку, но поймал укоризненный взгляд воспитательницы и помыл посуду правильно.

— Спасибо, Флок, — поблагодарила Мирта и потрепала жеребёнка по гриве. — Что бы я без тебя делала?

Пегасик гордо выпрямился, выпячивая грудь, и даже помахал крылышками для пущей важности.

— Я всегда помогаю… Если хочешь, я могу помочь тебе с желе в следующий раз.

— Ишь какой хитрец, — по-доброму посмеялась воспитательница.

— Почему хитрец? Я хочу помочь… Мне надо учиться вкусно готовить, — Флок повернулся боком, демонстрируя свою кьютимарку в виде тарелки с ложкой. — А ещё очень и очень быстро.

— И зачем, позволь узнать? Хочешь помогать мне на кухне, когда подрастёшь.

— Нет.

Мирта обиженно надула губки.

— То есть да, хочу… но помогать не только тебе, — сразу добавил Флок. — Я хочу открыть свой собственный ресторан и готовить там для всех пони. Вот прям так, чтобы они все говорили: «Ух, как вкусно!» Вот!

— Ух ты!

— Да-да, именно так! — восторженно закивал пегасик. — И там будут готовить самую вкусную еду во всей Эквестрии!

— А мне можно будет прийти к тебе?

— Конечно. Туда всем можно. И тебе, и Спиру, и Сери… и вообще всем пони! Я хочу готовить для всех.

— Даже для миссис Асперити? — хитрым голоском уточнила Мирта.

— Ну… да… — замялся Флок. — Для всех, значит для всех.

Воспитательница умилительно улыбнулась и потрепала жеребёнка по гриве.

— Раз так, тогда поможешь мне на выходных. Хорошо?

— Конечно!

— Вот умничка, — Мирта поцеловала жеребёнка в лобик. — А теперь беги.

— А как же кухня?

— Я сама помою. Беги на урок, а то миссис Асперити будет ругаться и достанется нам обоим... Только не забудь про вечер.

— Вечер? А-а-а, точно. Платочек. Не забуду! — пообещал Флок и поскакал к двери. — Спасибо за желе!