Чай с королевой

Во время своего чаепития Селестия с Кризалис обнаруживают, что между ними намного больше общего, чем они могли себе представить.

Принцесса Селестия Кризалис

Существует ли всерьёз страна пятен и полос?

Твайлайт Спаркл внезапно обнаруживает, что в её библиотеке почти ничего не написано о зебрах и их родной стране. Чтобы исправить эту ошибку, она вместе со Спайком отправляется к единственной знакомой им зебре - Зекоре. Однако во время рассказа полосатой подруги принцесса слышит несколько неожиданные подробности...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Зекора

Хранители чая

Заплутав в собственных мыслях, Отум Блейз оказалась в творческом тупике. И то, что ей действительно может помочь найти путь к свету - чай. И в поисках свежих чайных листьев киринка отваживается углубиться в леса пиков Страха вдали от родной деревни. Вот только старые сказки говорят о странных вещах, происходящих с путниками в тени тех вековечных деревьев...

Другие пони

Изгои. То, что скрыто

Этот фанфик приоткрывает то, что происходило за кулисами в Изгоях.

Другие пони ОС - пони Человеки Чейнджлинги

Перерождение...

Ночной полёт...

Флаттершай

Нелёгкая работа

В комфортабельной Москве недалекого будущего все спокойно, как в Багдаде далекого прошлого. И только джисталкер по имени Илья не может спокойно сидеть на одном месте, потому что он — джисталкер! Кстати, если вы не в курсе, это такая работа — шататься по другим мирам, найти там что-то ценное, схватить и со всех ног обратно бежать. Вот и на этот раз судьба, в лице грозного начальства подкинула новую работу. И вот надо снова отправляться в мир, где магия так же обыденна, как электрический ток на Земле, где пони умеют говорить и до сих пор существуют драконы. И чего тут только нет, но надо отыскать именно то, что и местному правителю найти практически невозможно… Оригинальная идея джисталкеров принадлежит Роману Хаеру. Возможно некоторые идеи кто то уже использовал.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Трикси, Великая и Могучая Брейберн Другие пони Человеки

Крохотные крылья

Скуталу всегда была кобылкой c большими мечтами, но смогут ли они сбыться? По крайней мере, она всегда может пойти по стопам своего героя, не так ли?

Кристальная проблема

Рэрити собирается исполнить заказ очень эксцентричного клиента, и для этого ей нужны лучшие драгоценные камни. Но что делать, если рог тянет не куда-нибудь, а в саму Кристальную Империю, да ещё и посягает на Кристальное Сердце?

Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Я Всегда Буду Рядом

Рейнбоу уже засыпала в своём тёплом облачном домике, когда услышала плач Скуталу сквозь бушующую снаружи метель. Откопав замёрзшего жеребёнка из сугроба, Дэш пытается окружить её заботой, в которой она так нуждается… но реальность жестока и одной такой груз явно не вынести. Лишь одна пони может помочь. Заручившись поддержкой Твайлайт, Рейнбоу сама не понимает, что в попытках изменить жизнь Скуталу к лучшему их дружба перерастает во что-то большее

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Скуталу Другие пони

Продолжение стэйблриджских хроник

Второй сборник историй о том, как учёные пони регулярно спасают Эквестрию от глобальных и не очень катастроф, которые как происходили так и не прекращаются. Но теперь противостоящих напастям героев стало больше, мест действия тоже…

ОС - пони

Автор рисунка: Devinian

Кандран

"Тихая гавань" Глава 2

Пасмурные и холодные недели уже давно сменились погожими деньками, но настоящая весна наступала в приюте только сегодня. И дело было вовсе не в погодной аномалии или заоблачных тарифах местной погодной команды. Просто именно вчера миссис Асперити решила, что настала пора «генеральной уборки», которую жеребята в шутку и считали приходом настоящей весны.

Сразу после завтрака воспитанники отправились в спальню и вместе с воспитательницами вынесли все кровати в коридор. Затем самые младшие вместе с миссис Асперити пошли на улицу стирать постельное бельё, а остальные под руководством мисс Мирты принялись за работу наверху. Первым делом начали  доставать из окно старые газеты, которыми осенью законопачивали щели. Кому-то досталась стамеска, кому-то приходилось орудовать ржавой отвёрткой, а воспитательница выковыривала бумажки ножом. Больше всего на свете жеребята боялись случайно разбить стекло и отправиться в наказание убирать чердак, поэтому первой со своей работой справилась мисс Мирта. Оно и понятно, она уже взрослая, и её Старшая никогда не ругала по-настоящему.

Как только с первым окном разобрались, воспитательница аккуратно сняла раму со стеклом и опустила её магией на улицу. Такую операцию они провернули во всей комнате и отправились обедать. Времени на готовку у воспитательниц сегодня не нашлось, поэтому жеребятам достался простенький салат.

После небольшого перекуса и отдыха обитатели приюта вернулись к работе. Часть жеребят вместе с мисс Миртой отправились сдирать старую краску с рам на улице, а другие остались наверху вытаскивать оставшуюся бумагу и наводить порядок. Флоку, как единственному пегасу, пришлось очищать рамы на втором этаже с внешней стороны.

— Дурацкая краска, — грозно бурчал жеребёнок, пытаясь отодрать старый слой с дерева.

Самым лёгким и даже весёлым был первый заход, когда отковыривались большие пласты легко и быстро. Но теперь пришлось идти по второму кругу, сражаясь с маленькими кусочками краски.

— Не стучи ты так, а то ещё сломаешь что-нибудь, — послышался серьёзный голос Спирита из комнаты.

Флок ещё немного поковырялся с рамой и залетел в комнату.

— Опять воду хлебаешь? — спросила Серенити в шутку. — Смотри, лопнешь.

— Там жарко, — оправдался Флок и вытер мордочку от пота.

— Ничегошеньки не жарко. Ты просто не хочешь работать.

— Неправда.

— А вот и правда.

— Нет.

— Так, хватит вам, — вмешался Спирит. — Флок, пару минут отдохни и за работу. А то Старшая решит, что ты лентяй... А ты, Сери, его не задирай. Или сам полезешь сдирать краску с той стороны.

Единорожка недовольно насупилась, но огрызаться не стала. Флок тем временем уселся на пол и шумно выдохнул. Ему было стыдно сознаться, но самом деле больше пяти минут в полете крылышки не выдерживали. А сегодня ещё и на улице ужасно жарко.

Глаза пегасика зацепились за скомканный обрывок газеты. Любопытства ради Флок развернул его и попытался прочитать. «Нельзя больше… рассказывает один из… любовь к выпечке…». Жеребёнок заинтересованно промычал и попытался найти продолжение. «Выросли более, чем на двадцать… возмущённые горожане пытались… город ответил, что поводов…» Флок взял другую бумажку. На ней красовалась величественная физиономия какого-то синего единорога в почти таком же по цвету костюме. Правда, «красовалась» тут не самое подходящее слово, потому что у пони оторвали половину головы и заднюю часть туловища.

Флок вдруг вспомнил этого единорога. Примерно месяц назад, на субботнем вечере просвещения (как называла его Мирта), жеребятам зачитывали вырезки из газет, чтобы воспитанники знали, что происходит за стенами приюта. Статьи были самые разные: начиная с прибытия принцессы Селестии на открытие первого в городе театра и заканчивая таинственной историей о загадочном враче, появившимся из ниоткуда и спасшем целую деревню от мистической болезни. Под конец Мирта всегда находила коротенький забавный или вдохновляющий рассказик про «призрака, вселившегося в тыкву» или «храброго жеребёнка, спавшего от сосульки зазевавшегося взрослого». Сами вырезки Старшая уносила к себе, а оставшиеся газеты (наверное, старые статьи тоже) жеребята потом запихивали в щели на окнах перед зимой.

И вот на одном из таких вечеров Флок и видел этого синего единорога. Вот только о чём именно была статья, он не вспомнил.

— Эй! — возмутился Флок, когда в него внезапно прилетел комок старой газеты.

— Ой, извини, я промахнулась, — хихикнула Серенити и бросила ещё один комок бумаги прямо в пегасика.

— И сейчас тоже?

— Нет, сейчас я в тебя целилась.

— Ах так?! — возмущённый Флок скомкал обе бумажки и со всей силы швырнул его в единорожку.

Серенити сразу пригнулась, но снаряд всё равно угодил ей прямо по носу. Кобылка болезненно промычала и бросилась в ответ. На этот раз Флок увернулся, однако Серенити подготовилась основательно. На стороне единорожки была магия, а у пегасика — крылья. Флок ловко уклонялся от каждого второго снаряда, но вот ответить точным броском удавалось не всегда. Серенити наоборот бросала метко, но и ловила почти все комки. Спирит стойко не обращал на них внимания, продолжая работать, как настоящий взрослый, однако после парочки случайных попаданий он не выдержал и с криком «Ну вы попали!» кинулся в бой.

Через пару минут комната превратилась в настоящее поле битвы, только вместо криков и взрывов раздавались весёлый смех и гул кувыркающихся жеребят. Флок занял позицию у тумбочки, Серенити маневрировала рядом с окнами, а Спирит укрылся за приоткрытой дверью. Скомканные кусочки газет рассекали воздух бумажными снарядами, в основном попадая в стену. Несмотря на магию и крылья оппонентов, земнопони вскоре начал безоговорочно побеждать, используя запрещённую технику «мокрой бумажки». Такие снаряды летели точнее и быстрее, а ещё оставляли после себя противные слюнявые раны.

— Что у вас там творится? — раздался с улицы возмущённый голос Старшей.

Жеребята сразу остановились и перестали смеяться. Каждый смотрел на другого испуганными глазами, пытаясь понять, что случилось и кто виноват. Может быть, Старшая услышала их голоса, а может, кто-то случайно попал одним снарядом ей прямо в гриву. В любом случае, ситуация дрянь.

Спирит шумно выдохнул и подбежал к окну.

— Всё нормально, миссис Асперити, — уверенно ответил он, выглянув на улицу.

— Вы там что, бумажками бросаетесь?

— Нет! Просто… одна случайно улетела.

— Да-да! Я случайно не туда кинула, миссис Асперити, — подскочила к окну Серенити. — Извините, я больше не буду.

— Смотри внимательнее... И где Флок? Почему он не работает?

— Я тут! — закричал пегасик и стрелой вылетел на улицу, чудом на задев копытами друзей по головам.

Даже с такого расстояния он почувствовал на себе холодный и недоверчивый взгляд Старшей. Не придумав ничего лучшего, Флок полетел к стене. Только теперь он понял, что забыл шпатель в комнате, но делать было нечего, поэтому пришлось работать копытами. Только когда Старшая отвела взгляд, Серенити левитировала ему инструмент.

— Спасибо, — сказал Флок вполголоса. — У тебя бумажка в гриве.

— А у тебя на шее.

Жеребята улыбнулись друг другу и вернулись к работе.

Время до вечера тянулось мучительно долго. Флоку уже через пару часов наскучило однообразное занятие, а превращать работу в игру после перестрелки бумажками было слишком рискованно. Вот завтра, когда дело дойдёт до краски, можно развлечься, но до этого нужно ещё дожить.

— Сколько можно отдыхать, — возмутилась Серенити, когда Флок в очередной раз залетел в комнату отдышаться. — Вот были бы у меня крылья, я бы целый день летала и ничуточки не уставала.

Флок отмахнулся. За целый день работы у него не осталось сил для споров, ещё и эта чёртова жара не давала покоя.

— У нас ещё осталась водичка?

— Нет, ты всю выхлебал, — ответила Серенити. — Я за новой не пойду.

— Да сейчас уже ужин будет. Мирта пошла готовить, — резонно заметил Спирит и подошёл к Флоку. — Слушай, ты какой-то кислый.

— Да устал я... а ещё жарко так... — тяжело вздохнул пегасик и смахнул с мордочки пот. — И сегодня спал плохо.

— Старшая снилась?

— Сплюнь! Мне её и тут хватает.

Жеребята устало улыбнулись.

— Ладно тебе, Сери, я тоже уже заработался... Бросай отвёртку и пошли вниз.

— А Старшая не накричит?

— Я прикрою, — пообещал Спирит. — Да и это... всё равно сейчас ужин. А здесь ещё работы на час-два... Пойдём, короче.

— Ладно... Эй, Флок, хватит валяться на полу, а то простынешь.

— Пол тёплый, — отмахнулся пегасик.

— Пойдём, — сказал Спирит. — А то расскажем, как ты сегодня работал.

— Да сейчас... Ух...

Вдруг Серенити подошла к Флоку и указала на его ногу.

— Ой, а что это у тебя? — спросила она обеспокоенно.

— Где?

— Да вот тут.

Флок посмотрел на ногу.

— А-а-а... да это рана та... Я её вчера случайно расчесал и она… какая-то странная теперь.

— Дай-ка посмотрю, — попросила Серенити и подсела к нему поближе, подсвечивая себе магией. — Похожа на прыщик... или этот... пузырь от ожога.

— Только я не жёгся... ожигался...

— Не обжигался он, — подсказал Спирит серьёзным голосом и тоже подошёл посмотреть на рану. — Слушай, какая-то она паршивая… Ты Мирте показывал?

— Ещё нет. Она не болит ни капельки.

— Ну-у-у… Мне она не нравится.

— Да, такой пузырь бывает после ожога, — живо подхватила Серенити. — Ты не обжигался, а он всё равно какой! Это… странно.

Флок присмотрелся к ране. Пару дней назад она напоминала просто обычную засохшую корочку, которая остаётся после любого пореза, но теперь под ней вздулся беловатый пузырёк.

— Лучше покажи Мирте, — посоветовала Серенити. — Вдруг ты заболеешь?

— Ишь чего удумал. А кто завтра красить будет? — усмехнулся Спирит.

— Да-да, точно, я заболел, — живо подхватил Флок и в бессилии раскинул копыта. — Всё... не могу... Бросьте меня здесь и идите... А-а-а...

— Умирающий пегасик, — хмыкнул земнопони и по-дружески ударил его ногой. — Поднимайся давай.

Пони вышли из комнаты и двинули на первый этаж. Им пришлось пробираться мимо голых кроватей, выставленных в коридоре. Теперь на пару дней, пока не закончится ремонт в комнате и не высохнет краска, жеребятам придётся переехать сюда. Так происходило каждый год во время «генеральной уборки». Конечно, можно было занести кровати в другую спальню, но тогда там будет не протолкнуться. А так даже забавно, ещё и можно тайком слинять ночью на кухню, ведь коридор Старшая на замок не закроет.

— Ой, а я как раз хотела идти за вами, — улыбнулась мисс Мирта, увидев спускающихся по лестнице жеребят. — Какие вы все уставшие... Сегодня хорошо поработали?

— Ага.

— Конечно.

— Да.

— Молодцы. Так держать. К выходным мы за это приготовим для вас кое-что особенное, только т-с-с... это пока секрет, — улыбнулась единорожка и подмигнула жеребятам.

Воспитательница потрепала каждого по гриве, когда тот проходил рядом, а пегасика и вовсе почесала за ушком.

— Сразу видно, кто работал лучше всех, — сказала она ласковым полушёпотом Флоку, когда другие жеребята прошли вперёд. — Не хочешь сходить помыть голову? Посвежеет сразу.

— Не хочу.

— Ну смотри сам. Завтра чтобы обязательно сходил… Ты не сильно устал?

— Немножечко.

— Настоящий жеребец!

Мирта присела и вытерла потную мордашку жеребёнка краем платьица.

— Ещё не передумал помогать мне на выходных?

— На выходных? — переспросил Флок и вдруг чуть ли вскрикнул от радости: — Желе!

— О-о-о… Да, устал ты, видно, — хихикнула Мирта. — Так что, поможешь?

— Ага!

— Вот и умничка, — Мирта поцеловала жеребёнка в лобик и шепнула на ушко: — Загляни ко мне после ужина.

Флок заулыбался. Воспитательница иногда звала к себе отличившихся жеребят и тайком вручала им сладости.

На кухне уже собрались все воспитанники приюта. Сегодня на ужин приготовили гречневую кашу, а на второе сварили компот, да ещё в придачу каждому досталось по печенюшке.

— Чтобы каждый всё съел. А то завтра у вас не будет сил для уборки, — сказала Старшая спокойным голосом, с нотками заботы. — И хорошенько отдохните. Завтра поднимаемся пораньше. У нас много работы.

Флок по привычке попробовал гречневую кашу на свежесть. Вкусная, медовая. Такую редко готовили, в основном только на праздники. Остальные жеребята вскоре тоже поняли, что сегодня на ужин нечто особенное, и сразу накинулись на еду.

— Можете запивать, — разрешила Старшая, когда Серенити посмотрела на неё вопросительно, держа магией стакан.

Теперь дело пошло ещё быстрее. Большинство жеребята расправились со своими порциями за пару минут. Мирта принесла с кухни кастрюлю и начала подливать каждому по черпаку.

— А ты чего не кушаешь? — удивилась воспитательница. — Каша вкусная

Флок пожал плечами. Еда и правда была отменной, но почему-то у него вдруг пропал аппетит. Единственное, что хотелось жеребёнку, так это пить. Флок даже отдал свою печенюшку Серенити. Единорожка посмотрела на пегасика прищуренными, подозрительными глазами, словно настоящий детектив.

— За платочек, — соврал Флок.

— Спасибо.

Недоверие быстро улетучилось, и довольная кобылка с румяными щёчками накинулась на сладкий подарок.

Вскоре принесли кастрюлю с остатками компота. Вот здесь Флок уже попросил добавки. А затем ещё. И ещё.

— Хватит тебе! — возмутился Грасп.

— Я хочу пить, — устало огрызнулся Флок.

— Хочешь пить — возьми воды.

— Тише-тише, всем хватит, — попросила Мирта.

Она разлила весь компот воспитанникам и подошла к Флоку.

— Ты себя хорошо чувствуешь? — побеспокоилась она. — Не заболел?

Флок вспомнил про ранку, но поймав на себе холодный взгляд Старшей, лишь отрицательно помотал головой.

— А ну-ка, — сказала воспитательница и потрогала лоб жеребёнка. — Да у тебя жар!

— Что случилось? — спросила Старшая.

— У него горячий лоб. А ну-ка, покажи язык… Давай, не стесняйся.

Флок неохотно открыл рот, стыдливо отведя взгляд.

— Опять холодной воды нахлебался после улицы? — с укором спросила Старшая.

— Я не пил... мне только сегодня стало плохо, — тихонько оправдался Флок.

— А почему сразу ничего не сказал? — спросила Мирта. — Пойдём ко мне... Миссис Асперити, уложите жеребят, я потом приберусь на кухне.

— Хорошо.

Мирта помогла Флоку подняться и вывела его в коридор. На самом деле пегасику было не настолько плохо, но под суровым взглядом Старшей он буквально оцепенел.

Все обитатели приюта жили на втором этаже, но если жеребят расселили по двум спальням, то у каждой воспитательницы была своя комнатушка. В пристанище мисс Мирты мечтал попасть любой, а вот казематы Старшей снились жеребятам в кошмарах.

— Ложись сюда, — сказала единорожка и помогла пегасику забраться на кровать. Она ещё раз потрогала его лоб и, обеспокоенно покачав головой, поставила градусник. — Горло болит?

Флок помотал головой.

— Осторожнее, а то градусник уронишь, — сказала Мирта. — А нос? Подыши-ка глубоко.

Жеребёнок послушно вдохнул несколько раз.

— Тебе не холодно? Слабость есть?

Флок кивнул.

— Хмм... И тебе стало плохо уже сегодня утром, — задумчиво проговорила Мирта. — И живот не болит?

Жеребёнок промычал.

— А ты сам не догадываешься, что с тобой могло случиться?

Флок показал воспитательнице рану. Мирта обеспокоенно покачала головой и сдвинула брови. Её рог объяла магическая дымка, а через секунду в воздухе появилась голубая сфера, напоминающая миниатюрную луну. Мирта была хорошим магом и обучала воспитанников простеньким заклинаниям, которые непременно пригодятся в жизни. Жаль, что в приюте не нашлось ни одного пегаса, который мог бы помочь Флоку с полётами.

— И давно она такая?

— Ну... мфм... я...

— Ладно, померяешь и расскажешь.

Мирта отошла к шкафчику и принялась спешно копаться. Комнату наполнил звон склянок, шелест бумаги и неразборчивый бубнёж воспитательницы. Воспользовавшись минуткой спокойствия, Флок уставился в потолок и закрыл глаза. В воздухе витал призрачный аромат ванили вперемешку с карамелью. Такой вот сладкий коктейль запахов всегда наполнял комнату Мирты, которая давно прослыла сладкоежкой. Однако она никогда не набивала брюхо тайком, а всегда делилась угощениями с жеребятами. Кому-то леденец, кого-то ждала ириска, а особо везучим могла достаться даже фруктовая тянучка.

Через пару минут Мирта подошла с маленькой корзиночкой, в которой лежали различные пузырьки, упаковки лекарств и вата с бинтом. Мирта достала градусник, и её мордашка помрачнела.

— Теперь рассказывай, что ты сделал, — сказала она серьёзным голосом.

— Ничего... просто немного расчесал, — виновато ответил Флок.

— А зачем?

— Ну... просто...

— И, конечно же, сделал это грязными копытами? А рану потом ничем не обработал?

— Я промыл водой.

— Мы же с тобой только недавно говорили, что нельзя легкомысленно относиться к своему здоровью. И что ты мне тогда пообещал?

Пегасик пристыжено отвернулся.

— И какой ты после этого взрослый?

— Я взрослый, — обиженно возразил Флок и скрестил копыта на груди. — Правда.

— Взрослые так не поступают, — Мирта покачала головой. — Скорее всего, в ранку попала грязь, и теперь она загноилась. Поэтому  у тебя такая температура и слабость.

— Я взрослый, — повторил Флок и обиженно шмыгнул носом.

— Взрослый он, — полушёпотом проговорила воспитательница и дала ему таблетку. — Глотай.

— Горькая, — пожаловался Флок.

— Терпи раз взрослый. Это должно сбить температуру.

Пегасик крючил гримасы от горькой таблетки. В конце концов Мирта сжалилась и дала ему запить. Пегасик одним залпом опустошил стакан с водой. Воспитательница тем временем выдавила из сморщенного тюбика остатки мази на свёрнутый бинт, затем аккуратно приложила его к пузырьку на ране и осторожно перемотала повязкой. Флок промычал от боли, но жаловаться не стал, как настоящий взрослый жеребец.

— Извини, что не пришёл сразу... — наконец застыдился пегасик. — Я думал, оно само пройдёт.

— Не надо бояться подходить. Всё равно рано или поздно тайное становится явным. Но если признаться сразу, то можно избежать многих проблем, — наставническим голосом ответила Мирта. — Вот тебе самый наглядный пример.

Флок шмыгнул носом.

— Ты бы ругалась.

— А ты как думал? За свои поступки надо отвечать, — ответила воспитательница. — Но вот ты не пришёл, и что, я на тебя не наругалась? Наругалась. Только вдобавок ко всему ты теперь ещё и заболел. Видишь разницу?

Флок слабо кивнул.

— Если хочешь стать настоящим взрослым жеребцом, научись отвечать за свои поступки. И не бойся сознаваться. Это самое главное, — Мирта тяжело вздохнула. — Пообещай мне, что впредь ты будешь вести себя как настоящий взрослый. Договорились?

— Обещаю, — шмыгнул носом Флок.

— И это касается не только ранок. А всего. Ты меня понимаешь?

— Да! Обещаю, всегда буду приходить к тебе! Сразу!

— Честно-честно?

— Честно-честно.

В уголках рта кобылки заиграла слабая улыбка. Мирта поцеловала жеребёнка в горячий лобик и погладила по гриве.

— Смотри, я тебе доверилась. Не подведи меня.

— Не подведу. Обещаю! — Флок едва не подскочил.

— Осторожнее, — хихикнула Мирта. — Ох, сколько энергии!.. Сам дойдёшь?

— Дойду.

Флок слез на пол.

— А куда?

— Раз ты приболел, надо тебе полежать в отдельной комнате.

— В темницу? — сдвинул бровки жеребёнок.

— Ох же эти ваши названия... — цокнула языком Мирта. — Никакая это не «темница», не придумывай. Если рассуждать в таком ключе, то скорее уж «больница».

— А может, я лучше к остальным? — с надеждой предложил Флок.

— Во-первых, остальные сейчас ночуют в коридоре. А во-вторых, вдруг ты их заразишь? Не хватало нам только целого приюта больных жеребят.

Флок задумался. Перспектива на время переехать в «темницу» не радовала, но в словах воспитательницы чувствовалась правда.

— Хорошо. Не хочу, чтобы они тоже заболели.

— Вот, слова настоящего взрослого жеребца, — с гордостью произнесла Мирта. Её рог тускло засиял, и с верхней полки к жеребёнку подлетел маленький леденец. — Это тебе авансом.

Флок сразу закинул в рот конфетку.

— А что это такое? Аванс.

— Это... Получить награду за то, что ты должен сделать, но ещё не сделал, — пояснила Мирта. — Понимаешь?

Флок отрицательно покачал головой, но сразу же закивал, чтобы не прослыть глупым. А подумать ещё будет время. Всё равно из «темницы» его теперь не выпустят. Пару дней уж точно томиться взаперти.

— Пойдем, я тебя провожу, — сказала Мирта с улыбкой.

Пони вышли в коридор и неторопливо пошли по коридору.

Местная «темница» была небольшой отдельной комнатой, куда отводили всех больных на карантин. Само по себе помещение мало отличалось от спальни, разве что шкафа для одежды не было, но жеребята сторонились её. Во-первых, там кормили только горькой кашей (воспитательницы утверждали, что она помогает восстановить силы, но жеребята знали, что так Старшая наказывала больных, которые не хотели работать); а во-вторых, на окнах стояли старые толстые решётки, из-за них комната и получила своё прозвище. Зачем они здесь нужны никто толком не мог объяснить. Мирта говорила, что раньше тут хотели сделать склад, затем передумали, но решётки остались, а убрать их всё не доходят копыта. Старшая врала, что это для того, чтобы любопытные пони не тревожили покой больного и сами не заразились. Но среди воспитанников ходила легенда, что давным-давно в приюте жил ужасно непослушный, несносный жеребёнок, который никогда не слушался Старшую. И вот однажды, Старшая так на него разозлилась, что заперла его одного. Однако тот сбежал через окно, и больше его никто и никогда не видел. Чтобы такого больше не повторилось, Старшая приказала повесить решётки. Мирта считала легенду обычной выдумкой, выходкой бурной фантазии. Флок и сам не до конца верил в правдивость истории, но пока воспитательницы не дадут внятного объяснения, он не торопился отбрасывать и такой вариант.

— Выбирай любую кроватку и ложись спать. Я потом принесу твои вещи, — сказала Мирта, пропуская Флока в комнату. — Тебе оставить свет?

— Оставь, — живо ответил пегасик.

— Я загляну перед сном, — пообещала единорожка и уложила жеребёнка в кровать. — Если вдруг станет плохо — кричи, и я сразу прибегу. Только не бойся позвать. Стыдного в этом ничего нет.

— А если появится монстр?

— Такой взрослый жеребец и боится монстров? — хихикнула Мирта и добавила делано серьёзным голосом: — Но если вдруг не справишься — тоже кричи. Вместе мы любое чудовище победим. Правда?

— Даже если придёт Старшая?

Единорожка засмеялась.

— Даже если придёт Старшая, — Мирта поцеловала жеребёнка в лобик и закрыла глаза. Её рог вновь окутала магическая аура, и волшебная сфера, летающая за пони, зависла над кроватью Флока. — Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Единорожка вышла из комнаты и тихонько закрыла за собой дверь. Флок посмотрел на решётчатые окна. А если тот жеребёнок не сбежал? Вдруг он до сих пор прячется здесь? Или теперь по ночам бродит его призрак?

Флок фыркнул. В такие сказки верят только маленькие. Взрослые знают, что никак призраков не существует, бывают лишь приведения. А приведения живут в заброшенных домах, на чердаках и в подвалах. Самое страшное, что его может ждать сегодня, так это визит Старшей посреди ночи. Жуть!

Флок неуютно поёжился и перевернулся на другой бок, пытаясь отвлечься в своих любимых мечтах. Сладкий леденец уже растаял, но во рту ещё остался яблочный привкус. Жеребенок жадно проглотил слюну и закрыл глаза, представляя, как однажды станет настоящим поваром-кондитером и будет готовить такие конфеты каждый день. А для мисс Мирты он сделает целое ведёрце леденцов с самыми разными вкусами, чтобы каждое утро для неё начиналось с чего-то нового и волшебного.

Погрузившись в мечты о сладком будущем, Флок сам того не заметил, как через пару минут мирно задремал.