"Какая разница?"

Фанфик может показаться заумным, непонятным, незавершенным, скучным, унылым, не о пони и прочая. Но кто-то же должен писать о пони что-то, кроме клопоты или попаданцев?

Другие пони

Когда опускается ночь

Разговоры о том, о сём, о девчачьем и другом...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Башня

Пони спасают принцессу из башни.

Другие пони Чейнджлинги

Солярис

Солярис. Все пони Эквестрии знают это слово. Но не для всех оно означает одно и то же. Кантарлот, Понивиль, Мейнхеттен, Клаудсдейл... большинство жителей крупных городов Эквестрии видят в этом слове радость и комфорт, безопасность и благополучие. Компания Солярис подарила Эквестрии практически все возможные блага, но у каждой медали есть и обратная сторона... и даже на первый взгляд самое светлое добро может оказаться главной тьмой в истории пони. Старлайт, молодая кобыла-единорог оказывается втянута в тайны Солярис. Сможет ли она противостоять самой сильной компании в мире? Компании, которую поддерживает сама Селестия? Компании, что именует себе "солнцем, всегда озаряющим Эквестрию"?

Другие пони ОС - пони

Assassmo's Nightmare Factory

Не знаю, было или нет, в общем читайте...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Идолы и Боги

Героев отправляют на отдых в дальний город, где пропало несколько пони. Они решают расследовать это дело, но ввязываются в переплет, который едва не стоил им жизней.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Октавия выбирает букву "О"

Продолжение рассказа на одну букву. На сей раз "О".

Октавия

Казино всегда в выигрыше

Казино остается в выигрыше всегда. При любых обстоятельствах. И если ты считаешь, что можешь выиграть у него, то ты глубоко ошибаешься. Казино всегда в выигрыше.

ОС - пони

Убежать от реальности...

Мы слишком долго убегаем от реальности и не понимаем, когда нужно остановиться.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Дружба — это натурфилософия / Friendship is Physics

Старсвирл Бородатый, изгнанный принцессой Платиной, в тревоге за собственную жизнь. Он посылает Кловер Премудрой письмо, в котором кратко излагает свои взгляды на природу естественного мира, происхождение пони и их будущее.

Другие пони

Автор рисунка: BonesWolbach

Кандран

"Тихая гавань" Глава 5

Мирта стояла перед высоким забором, за которым раскинулось поместье мэра города, и с напряжением наблюдала за дверью особняка. Проливной дождь монотонным грохотом обрушивался на единорожку, грозно барабаня по крышам домов. Мирта устала проклинать того умника-пегаса, решившего сегодня устроить в городе настоящий ливень. Здравый смысл подсказывал переждать непогоду в приюте или хотя бы под крышей бакалеи на соседней улочке, однако она боялась отойти от поместья даже на несколько минут.

Сегодня утром, как обычно забежав на почту узнать, нет ли новостей насчёт врача из Кантерлота, она прослышала, что в город прибыл какой-то специалист из столицы, чтобы лечить сына мэра. Был ли это тот самый учитель Гринса или нет, оставалось лишь гадать, однако она загорелась надеждой и помчалась к поместью мэра. В особняк её не пустили, как и отказались передавать её сообщение для врача. Сколько именно доктор пробудет в поместье и останется ли в городе на время или сразу вернётся в столицу, единорожке так же никто не рассказал, поэтому ей ничего другого не осталось, как караулить его за воротами.

Наконец, когда Мирта уже собиралась сходить в поместье ещё раз, двери особняка открылись, и на крыльцо вышел пони. За белой стеной дождя удалось рассмотреть серый плащ-накидку. Выглядел неизвестный неприглядно, явно не по-столичному, хотя Мирта никогда не бывала в Кантерлоте, поэтому могла лишь догадываться, как там принято одеваться. Однако и на форму прислуги плащ не походил. В душе кобылки забрезжилась надежда.

Пони не торопился сходить с крыльца, но едва ли он собирался дожидаться, пока закончится дождь. Мирта решила подойти к нему сама и узнать, кто он такой. Даже если под накидкой окажется не врач, а работник поместья, всё равно это шанс разузнать новости о докторе. Единорожка поспешила к воротам, пытаясь попутно поправить магией гриву. В дрожащем отражении в луже сверкнула молния.

— Кто ты? — внезапно раздался чей-то серьёзный жеребцовый голос за спиной.

Мирта от испуга дёрнулась и поскользнулась. Каким-то чудом она сумела не упасть в грязь мордой. Пони резко развернулась, едва не завалившись на землю. Кое-как удержавшись на ногах, она уставилась на незнакомца. В двух метрах перед ней стояла фигура в сером плаще. Морду незнакомца скрывал полумрак капюшона, из-под которого выступал только край чёрной, как смоль, гривы.

— Извините, я... жду тут врача... — растерянно ответила Мирта и посмотрела на крыльцо.

Пони уже ушёл. Испуганный взгляд единорожки забегал по участку вокруг поместья, но среди белой стены дождя проглядывались лишь очертания топиариев.

— Я заметил, — ответил незнакомец. — Но ты не ответила на вопрос.

— Простите, мне нужно… догнать его, пока он не…

— Я не привык разговаривать с незнакомцами.

Вдруг в голове Мирты словно щелкнул переключатель. Она резко развернулась к единорогу и уставилась на него удивлёнными круглыми глазами. Пони, разумеется, прекрасно знала, что некоторые талантливые единороги умеют телепортироваться, но сама с такими не встречалась, даже когда училась в Мэйнхэттене.

— Вы врач? — спросила она с надеждой.

— Допустим.

Единорожка с восторгом пошла вперёд, но не смогла сделать и шага. Вначале она не поняла, что происходит, но заметив под капюшоном тускло-белое сияние, быстро догадалась.

— Извините… меня зовут Мирта, я работаю в сиротском приюте «Тихая гавань», — начала она взволнованно. — Флок... один из наших воспитанников очень серьёзно заболел, и я хотела бы попросить вас его осмотреть. Это не займёт много времени. Пожалуйста.

Мирта почувствовала, что магия её больше не держит, и сделала почтительный шаг назад.

— Наш местный врач перепробовал все методы, все лекарства, но Флоку становится всё хуже и хуже...

— Что с ним? — серьёзным голосом перебил её незнакомец.

— Он доставал мячик с крыши и зацепился за гвоздь, а потом ещё и расчесал рану грязным копытом...

— Я имел в виду, что с ним сейчас.

— А, сейчас?.. Ему очень плохо. Рана сильно загноилась, нога вся опухла. Он почти не встаёт, у него сильный жар. В последнее время его начало сильно лихорадить, — встревоженно ответила Мирта. — Мы написали в Кантерлот, учителю Гринса... это наш местный врач... чтобы тот... ну, не Гринс, а его учитель приехал и вылечил Флока...

— Мне не интересно, кому и зачем вы писали. Рассказывай про болезнь, — с нотками недовольства перебил незнакомец.

Он неожиданно развернулся и пошёл в сторону главной площади. Немного помешкав, Мирта быстро нагнала единорога. Грязь из-под копыт запачкала его плащ.

— Извините, я всё постираю.

— Говори по делу, — напомнил врач, даже не повернувшись в сторону кобылки.

— Да-да, извините... Флоку сейчас очень плохо, у него сильный жар, его часто лихорадит. А нога так сильно опухла и затвердела, что он не может её согнуть.

— Боли?

— Немного болит, когда я трогаю возле раны.

Пони прошли пару минут под аккомпанемент дождя и брызг луж на старой каменной брусчатке. Хотя незнакомец ни разу не посмотрел на неё и пока ещё не согласился, на душе Мирты загорелось пламя надежды, согревающее её даже в такой мерзкий день.

— У нас есть деньги. Не особо много...

— У вас не хватит средств, чтобы оплатить услуги квалифицированного специалиста и лечение, — спокойным тоном перебил незнакомец.

— Я понимаю, но... пожалуйста, хотя бы осмотрите Флока. Может быть, вы подскажите, что и как сделать? А там мы уже сами как-нибудь разберёмся, — чуть ли не взмолилась Мирта. — Пожалуйста, всего пару минут... Я... Я не хочу, чтобы он умер.

— Мы правильно идём?

— Что? А! Да, конечно! — живо воодушевилась единорожка. — Идите за мной, тут минут десять.

— В каком направлении?

— Вот тут, до конца улицы, а там уже копытом подать.

Внезапно перед глазами кобылки сверкнула белая вспышка, точно молния ударила прямо в неё. Мирта поскользнулась и упала прямо в грязь. В ушах появился противный звон, а перед глазами забегали сверкающие мошки.

— В первый раз? — раздался за спиной голос незнакомца.

Мирта развернулась. Стоящий позади единорог покачал головой и поднял её магией.

— Это приют? — спросил он.

За старым деревянным забором тёмно-красным исполином возвышалось двухэтажное здание сиротского приюта. Пони не поверила своим глазам, хорошенько их протёрла, но реальность не изменилась. Они были перед приютом.

— Мы телепортировались? — спросила она в оторопи.

— Не люблю дождь, — пояснил врач, направляясь к калитке.

Мирта, чуть помешкав, нагнала его уже на крыльце.

Приют встретил пони полутёмным коридором и жеребячьими голосами вперемешку с грохотом ложек.

— У нас сейчас обед, — пояснила Мирта, перехватывая магией плащ врача.

Рог незнакомца тускло вспыхнул, и перед ним появилось три неярких шарика; один завис над головой, а оставшиеся плавно поплыли по воздуху.

— Мирта! — раздался из глубины коридора голос миссис Асперити.

— Одну минутку! — крикнула единорожка и осторожно проскочила мимо врача. — Я сейчас.

— Где жеребёнок?

— Наверху, — ответила она на бегу.

Пони стремглав помчалась на кухню. Она чудом вписалась в широкий дверной проём, едва не ударившись боком о стену.

В столовой царила привычная атмосфера лёгкого хаоса, но стоило только миссис Асперити повысить голос, как гул сразу стих. Жеребята сидели за столом, доедая овсяную кашу, пока воспитательница с серьёзной миной нарезала круги по комнате, наблюдая за тем, чтобы каждый всё съел.

 — Мирта, где тебя Дискорд носит? — возмутилась миссис Асперити. — Что это за вид?.. Ты под дождем гуляла?!

— Извини, я ждала врача, — запыхавшимся взволнованным голосом ответила единорожка.

Грохот ложек и редкие перешёптывания мигом затихли, а жеребята как по команде развернулись к воспитательнице. Миссис Асперити удивлённо вскинула брови, словно услышала странную шутку и не могла понять, как на неё реагировать.

— Он поможет Флоку, — радостно прошептала единорожка и стрелой умчалась обратно к врачу.

Незнакомца в прихожей уже не оказалось. Но по тусклому свету, мерцающему меж лестничных полётов, Мирта быстро догадалась, куда он ушёл. Она поднялась на второй этаж.

— Флок здесь, — сказала Мирта, осторожно проскочив мимо врача, и открыла ему дверь.

Только теперь она смогла разглядеть мордочку незнакомца. На вид он был немногим старше неё самой, возможно, даже чуточку моложе. Мокрые чёрные локоны ниспадали на широкие серые скулы. Пронзительные зелёные глаза с сожалением бродили по стенам, иногда задерживаясь на каких-то деталях интерьера, хотя засматриваться здесь можно было разве что на узоры на старых брёвнах. Мирта покосилась на кьютимарку незнакомца, но тот резко повернулся в другую сторону. Единорожка стыдливо опустила голову, ругая себя за бестактность.

Врач зашёл в комнату Флока, Мирта сразу заскочила следом. Больной лежал на кровати, тяжело дыша, с закрытыми глазами. Мирта осторожно поправила компресс, сползший на нос, и отошла в сторонку, чтобы не мешаться под ногами у врача.

— Можешь остаться, если не будешь мешаться.

— Конечно-конечно, работайте. Буду тише воды, ниже травы… Если что-то нужно, вы только скажите.

— Не дребезжи, отвлекает.

— Извините, я… — Мирта запнулась. — Всё, молчу.

Он подошёл к кровати и убрал с жеребёнка одеяло. Мирта перехватила его магией и осторожно сложила на соседнюю кровать.

— Покажи историю болезни.

— Да-да, сейчас, — Мирта достала из столика исписанный лист. — Вот.

Единорог взял его магией и пробежался по истории болезни глазами. На его морде не отразилось ни удивления, ни растерянности, ни уж тем более страха. Только один раз, закончив изучать историю болезни, врач заинтересованно хмыкнул. Внезапно он скомкал записи и выбросил в закрытое окно. Однако бумага не врезалась в стекло, а бесшумно пролетела сквозь него, словно того не существовало. Мирта круглыми глазами уставилась на окно.

— Серьёзно? — фыркнул врач.

Мирта обернулась. На кровати валялся размотанный бинт, а незнакомец смотрел на сморщенный лист лопуха.

— Мне посоветовала миссис Асперити, — растерянно оправдалась единорожка, всё ещё не выкинуть из головы фокус со стеклом.

Флок зашевелился и приоткрыл тяжёлые веки. Увидев незнакомого пони, жеребёнок сразу задёргался, пытаясь вырвать из облачка магии свою ногу.

— Лежи смирно, — сказал врач.

— Всё нормально, Флок, это врач, он пришёл тебе помочь, — пространно сказала Мирта. Слова жеребёнка не успокоили, поэтому пони  подошла к нему и положила копытца на плечи. — Не бойся, я рядом, — прошептала она на ушко.

Флок оставил тщетные попытки вырваться из крепкой хватки единорога. Мирта настороженно посмотрела на незнакомца. Вначале его фокусы с телепортацией, а теперь ещё и броском через закрытое окно. Незнакомец явно был не рядовым единорогом. Впрочем, это даже к лучшему. Такой сильный маг точно будет отличным врачом.

Единорог отлепил лист лопуха и бросил на стол. Мирта прекрасно помнила, как дрогнул Гринс, увидев рану впервые, а ведь тогда она была ещё не настолько страшной. Однако незнакомец лишь задумчиво хмыкнул.

Неожиданно дверь открылась, и в комнату зашла миссис Асперити. Врач бросил на неё беглый взгляд и вернулся к осмотру пациента.

— Добрый день, я миссис Асперити Праунс, старшая воспитательница и хозяйка сиротского приюта «Тихая гавань», — представилась единорожка учтивым тоном. — А вы, полагаю...

Только сейчас Мирта поняла, что до сих пор так и не поинтересовалась, откуда прибыл врач и как его зовут.

— Фино, — безынтересно представился незнакомец.

Кобылки культурно молчали, ожидая продолжения, но единорог не торопился распространяться о себе.

— Наверное, вы прибыли из Кантерлота? — предположила миссис Асперити.

— Ваша коллега в курсе.

Хозяйка приюта вопросительно посмотрела на Мирту. Та подошла к ней и бегло прошептала:

— На почте утром сказали, что к сыну мэра приехал какой-то врач из Кантерлота... ну я и пошла ждать его у поместья. А дальше…

Мирта вспомнила просьбу не шуметь, и отвела Асперити в сторонку. Та вознаградила её недовольным взглядом, но даже не возмутилась.

— Я потом расскажу, там долгая история, — сказала Мирта таким тоном, словно просила её понять. — Он поможет Флоку.

— Хорошо, — ответила Асперити после недолгого молчания.

Фино снял седельную сумку, достал из неё небольшую коробку и открыл. Внутри оказалось несколько ампул, плотно зафиксированных креплениями.

— Не дёргайся, — приказал врач и поднял ногу жеребёнка магией.

Он поднёс к копыту пустую склянку. Магическое облачко перетекло на ногу напряжённого жеребёнка. Мирта подошла к Флоку и погладила его по гриве, пытаясь успокоить. Каково же было её удивление, когда ампула начала быстро наполняться кровью.

— Тебе не больно? — побеспокоилась Мирта.

— Нет, — тихонько ответил Флок. — Это кровь?

— Нужно сделать анализ, чтобы определить инфекцию, — пояснил Фино.

Склянка поднялась в воздух, напротив мордочки врача. Магическое облачко преобразовалось в два голубых кольца, которые начали плавно плыть по склянке вверх-вниз. Поражённая Асперити с недоверием посмотрела на Мирту, однако единорожка смогла лишь растерянно пожать плечами. Фино с каждой минутой поражал её всё сильнее, но вместе с тем на душе всё ярче разгоралось пламя надежды. Неужели над их приютом наконец засияло солнце?

Фино тем временем убрал в сумку склянку с кровью и достал тёмный флакончик. В воздухе материализовалась ложка, в которую врач налил немного бурой жидкости и поднёс к губам жеребёнка.

— Она горькая, поэтому глотай сразу.

Мирта взяла со столика кружку с компотом, который оставляла жеребёнку ещё на ночь, если того замучает жажда.

— Там вода?

— Компот.

Магическое облачко перетекло на кружку, и та полетела к жеребёнку.

— Сразу глотай, — посоветовал врач.

Флок послушно исполнил просьбу. Его мордашка скривилась, словно ему под видом сладкого арбуза подсунули дольку лимона. Жеребёнок выпил компот и откинул кружку, которую Мирта едва успела схватить в полёте. Сам же пегасик высунул язык и принялся тереть его копытом.

— Что ты удумал? — возмутилась миссис Асперити. — Лежи смирно!

Жеребёнок сразу убрал ноги. По его скривлённой мордашке сразу и не скажешь, сводит его от лекарства или от раздражения из-за Старшей. В уголках губ врача мелькнула улыбка. Фино убрал настойку в сумку и достал карманные часы. Орнамент на крышке напоминал герб какого-то благородного дома, хотя это запросто мог быть обыкновенный красивый узор.

— Измеряйте температуру каждые три часа, все данные записывайте с точным временем. Если она немного поднимается, ничего страшного, это нормальная реакция. Только не давайте ему жаропонижающих… И вообще, не давайте ему никаких лекарств, — командирским голосом приказал врач. — Я зайду послезавтра ближе к обеду. Всего доброго.

Мирта благодарным взглядом проводила единорога, однако увидев озадаченную морду миссис Асперити, вдруг насторожилась. Хозяйка приюта вышла след за врачом.

— Ты держался как настоящий взрослый, — гордым голосом похвалила Мирта встревоженного жеребёнка. — Я скоро вернусь. Отдыхай.

В горле у единорожки всё пересохло. Не желая ударить в грязь мордой, она решила допить за жеребёнком компот. Каково же было её удивление, когда в кружке вместо сладкого напитка оказалась обыкновенная вода.

Пони вышла из комнаты. Асперити вместе с Фино тем временем разговаривали возле лестницы.

— Но вынуждена вас предупредить, мы не располагаем большими средствами, чтобы оплатить дорогостоящее лечение, — призналась Асперити печальным тоном, когда Мирта подошла к ним. — Наш приют...

— Я буду лечить жеребёнка бесплатно, — спокойным голосом ответил Фино.

Мирта уставилась на врача круглыми глазами. На фоне всех магических трюков, каких она не могла себе даже представить, обыкновенные слова прозвучали настолько волшебно, что кобылка лишилась дара речи.

— Вы получили наше письмо? — растерянно спросила миссис Асперити.

— В глаза не видел.

— Тогда... почему вы собираетесь лечить Флока бесплатно?

— А вы против?

— Нет, что вы... просто удивлена. Нашему приюту многие помогают от чистого сердца, но...

— Можете считать, что это такое же доброе дело, — безразлично ответил Фино. — Всего доброго.

Единорог развернулся и направился к лестнице. Мирта провожала его растерянным взглядом, словно в трансе. Только когда серый хвост исчез за поворотом, пони наконец опомнилась и стремглав побежала провожать спасителя.

— Подождите, мистер Фино! — крикнула она, перепрыгивая через половину ступенек.

— Так можно и ноги переломать, — предупредил единорог, недовольно покачав головой, пока надевал плащ.

— Я хотела сказать вам большое спасибо! Вы... вы даже не представляете, как мы вам признательны! Мы... Если вам что-то надо, что угодно...

— Поблагодаришь, когда он поправится.

Мирта не придумала хорошего ответа и лишь неуверенно улыбнулась.

— Вы забыли плащ! Сейчас, я его принесу! Подождите…

Не успела единорожка договорить, как свернула тусклая вспышка, и на Фино появился новенький плащ, точь-в-точь как тот, что остался наверху. Мирта рассеяно улыбнулась.

— Ещё раз, большое спасибо, — растерянно поблагодарила она после небольшой паузы, открывая перед врачом дверь. — Ой, на улице такой ливень... Может, вам переждать у нас? Мы как раз недавно приготовили обед. Покушайте, согрейтесь. Сегодня у нас очень вкусная каша… Но если хотите, я могу приготовит для вас что-нибудь особенное. Только скажите!

— Может быть, в другой раз. Сегодня у меня сегодня ещё один пациент. А вы лучше следите за своими любознательными воспитанниками.

— Да, конечно… До свидания, мистер Фино! И ещё раз большое спасибо, что согласились лечить Флока!

Единорог вышел на крыльцо, что-то достал из сумки и через несколько секунд исчез в серой вспышке. У кобылки ёкнуло сердце, но она быстро напомнила себе, что единороги так умеют. По крайней мере, этот способен уж точно и не на такую магию.

Постояв немного на крыльце, радостным взглядом бесцельно бродя по белой стене дождя, за которой виднелся дворик приюта и старый забор, Мирта зашла в дом.

Едва он закрыла дверь, как из-за угла вышли несколько воспитанников. Жеребята как будто тайно наблюдали за незнакомцем и теперь осыпали воспитательницу вопросами. До воспитательницы они доносились неразборчивым шумом, пока её разум утопал в сладкой пелене.

— Почему ты плачешь? — едва различила Мирта удивлённый голос Серенити.

Повинуясь внезапному порыву, Мирта притянула жеребят магией и заключила в крепкие объятия. Воспитанники заёрзали, извиваясь как мокрые лягушки, но единорожка лишь сильнее прижала их к себе. Перед глазами всё плыло, на душе бушевал ураган эмоций. Мирта пыталась объяснить, что теперь Флок точно поправиться, но губы не повиновались, дрожа от волнения и восторга. Тепло милых сердцу жеребят согревало душу кобылки лучше любого тёплого пледа и горячего кофе перед камином в морозную ночь. Мирта шмыгнула носом и зарылась мордочкой в гриву Серенити. Слёзы прорвались с новой силой, и единорожка, не в силах сдержаться, сладко зарыдала в объятиях любимых воспитанников.