Ходя по небесам

Зимний Кантерлот. На кануне Рождества происходит чудо , вечно одинокий жеребец встречает ту, о которой он мечтал все время.

Принцесса Луна ОС - пони

Вечеринка на краю истории

После конца сериала можно собраться и посидеть. Отдохнуть!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

Танцы

Танцевальный вечер.

Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Спайк Принцесса Луна Лира Бон-Бон Кэррот Топ

Шляпа решает все

Однажды Твайлайт Спаркл спросила свою вечно честную подругу о происхождении ее любимой шляпы. Тогда Эпплджек отмахнулась, пробурчав что-то про важный атрибут главенства в семье. Какая же правда скрывается за историей этой шляпы, и если ничего темного в ней нет, то почему Эйджей так неприятно вспоминать об этом?

Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит Другие пони

Сладкое искушение

Грань между реальным миром и виртуальными наслаждениями подчас бывает слишком тонкой

ОС - пони

Грязный ход

Тысячелетие ждал Сомбра своего возвращения. Но чёртовы эквестрийцы........ Ну, у него есть и план В. Ингредиенты уже на своих местах, заклинание просчитано до мельчайших деталей. Да начнётся магия!!

Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия ОС - пони Человеки Король Сомбра Шайнинг Армор Флеш Сентри

Свитибот слегка попячилась

Свитибот устала быть Понипедией и установила словарь жаргона.

Хроники одного гвардейца

Трудные (Кто бы мог подумать, да?) времена наступают Для жителей Понивилля! Где-то в лесу пробудились неведомые существа и героям, как знакомым, так и новоявленным, предстоит не столько остановить их, сколько разобраться в причинах их появления. Все начиналось с попытки легко и интересно высмеять ряд привычных нам шаблонов и мемов, но переросло в грандиозный по своим текстовым масштабам проект.

Рэйнбоу Дэш Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Луна Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони Дэринг Ду

Тайные чувства Флаттершай.

Все мы знаем очень тихую жёлтую пегаску, которая боится даже собственной тени. Что ж, так оно и есть. Флаттершай очень чувствительная пони. Она уже давно любит особую пони, но признаться ей трудно.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Энджел

Тысяча оглушающих слов

Твайлайт не знала что и сказать. На словах всё казалось таким лёгким: попросту не думать о вещах, которые делают тебе больно, — но эти мысли были всем, что у неё оставалось. Мысли — единственное, что было её собственностью, к счастью или сожалению.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Луна

Автор рисунка: Noben

Кандран

"Тихая гавань" Глава 8

Последняя глава первой истории.

Среди жеребят уже давно ходили слухи, что скоро они вернуться в приют. Хотя им запрещали бегать смотреть, как идёт ремонт, Мирта в последнее время намекала, что осталось подождать совсем капельку. Да и в соседней лавке, где жеребят иногда угощали булочками, продавщица тайком рассказывала, что работа почти закончилась. Что приют из себя теперь представляет, никто толком не знал, хотя все догадывались, что передали как минимум половину комнат (если судить по количеству вопросов про цвет стен), а ещё им точно купят новых игрушек.

Сами жеребята при этом не особо жаловались на новый дом, куда их временно определили. Убираться заставляли реже, всякой нудной работой — вроде обдирания старой краски — они больше не занимались. Отдельной похвалы заслуживала еда. Мало того, что им теперь давали десерт каждый день, так ещё по выходным устраивали особый ужин, который они выбирали и готовили себе сами. Ну, почти. Взрослые всё-таки помогали. Особенно когда дело доходило до нарезания и огня. На такие вечера к ним, кстати, приходил дядя Барди, тот самый друг мистера Фино (которого повар почему-то называл Пасо). Он помогал жеребятам на кухне вместе со своей помощницей, мисс Алишерти. Готовить нравилось всем, но для Флока такие вечера превращались в настоящую сказку. Каждая неделя начиналась для него с отсчёта дней до новой «выходной готовки».

Конечно, были и свои минусы. Новый дом оказался поменьше приюта, да и отдельного дворика, где можно спрятаться от посторонних за забором, для жеребят не нашлось. А ещё теперь к ним начал ходить школьный учитель три раза в неделю. Это не то что совсем минус, просто первый месяц уроки были уж совсем скучными и непривычными. Но потом Мирта с ним поговорила, и в последнее время занятия начали нравиться жеребятам. Вместо нудных примеров пошли весёлые задачки, частенько с реальными наградами в виде сочного яблока для первого, кто найдёт решение. А ещё с прошлой недели начались уроки рисования. Вот они-то сразу понравились всем без исключения. Даже ворчливый Грасп с радостью брался за кисточку.

Воспитательницам тоже понравилась жизнь на новом месте. Взрослые буквально расцвели на глазах, особенно Старшая. Теперь она даже кричала и наказывала куда реже, и только по делу. Интересно, почему? Может, раньше она просто не любила заниматься по дому, поэтому заставляла помогать ей во всём жеребятам? А теперь, на новом месте, работы стало меньше, вот она и подобрела. Хотя ругаться она не разучилась. Чего только стоил тот случай на улице, когда Серенити забрызгала грязью повозка. Старшая буквально вытащила наглеца за ухо и так накричала, что Мирте пришлось закрывать воспитанникам уши.

И вот теперь, спустя почти два месяца, жеребята возвращались в родной приют. Вернее, они догадывались об этом. Мирта сказала, что они пойдут на прогулку, но жеребята сразу почуяли подвох, когда на площади их встретил мэр вместе с ещё несколькими пони в важных рубашках. После короткого разговора взрослые повели их дальше, под пристальным вниманием прохожих.

Один из важных пони, который без умолку разговаривал с мэром и Старшей, подошёл к жеребятам и Мирте, идущим позади. Белая рубашка почти сливалась с шёрсткой незнакомца, зато резко выделялась на фоне длинной серой гривы. Единорог левитировал перед собой блокнот с карандашом.

— Если не трудно, парочку слов о ваших ожиданиях? — попросил единорог деловитом голосом. — Какие чувства переполняют вас в такой знаменательный день?

Жеребята удивлённо переглянулись. Флок вопросительно посмотрел на улыбающуюся Мирту и растерялся ещё сильнее.

— Наверное, вы безумно рады? — подсказал незнакомец.

— Рады, — ответил Спирит.

— А может быть, взволнованы? Всё-таки не каждый день вам дарят новый приют.

— Наверное.

— А вы кто? — спросила Серенити.

— Агриус Сноу, штатный корреспондент «Эквестрии Дейлс». Меня направили в ваш городок, чтобы я написал о грандиозном открытии нового приюта, — не без гордости ответил единорог. — Как-никак вы первые, где закончились масштабные работы… Итак?

Повисла неловкая пауза.

— Давайте, рассказывайте. Первое, что приходит в голову. А дальше я уже подберу правильную интерпретацию для читателей.

— А зачем вам такая тёплая рубашка? — вдруг спросила Серенити. — Сейчас же лето.

Агриус состроил такую рожицу, словно его посреди ночи разбудили и бросили в морду мокрую тряпку с криком «С днём рождения!». Флок поморщился от воспоминаний.

— Не обращайте внимания, они просто очень волнуются, — извинилась Мирта весёлым голосом. — Конечно, все мы очень рады и взволнованы. Знаете, столько лет прожить…

Воспитательница прошла вперёд, отведя корреспондента в сторонку, и начала ему рассказать про жизнь в приюте. Карандаш носился по бумаге, как испуганная кошка, а листы только и успевали переворачиваться. Казалось, ещё немного поднажать, и над блокнотом поднимется дымок.

Пони тем временем уже свернули с главной улицы в родной район жеребят. Грунтовую дорогу привели в порядок, засыпали все ямки, поэтому идти было одно удовольствие. Жаль только, теперь уже не построить плотины после дождя.

Пегасик вместе с друзьями с интересом всматривался в знакомые дома. Они столько раз пробегали здесь, что с закрытыми глазами могли представить, все дома от начала улицы и до приюта. Вот сейчас, прямо за этим двухэтажным домиком, покажется ветхий деревянный заборчик, за которым стоит их приют. Каково же было их удивления, когда вместо старой дощатой изгороди появился беленький ровный забор. Жеребята ускорили шаг. Вскоре за новенькой оградой показался сам приют. В глаза сразу бросилась новенькая шиферная крыша цвета летнего солнышка, без единого тёмного пятнышка мха. Красивые чистенькие окна смотрели на жеребят, словно глаза сказочного существа. Привычная зелёная краска сменилась светло-голубыми тонами точь-в-точь ясный небосвод, спустившийся на землю.

Жеребята с интересом разглядывали новый приют. Несмотря на все изменения, в его очертаниях легко угадывалось старое здание. Правда, теперь на год, а то и на два можно позабыть о сезонной перекраске стен. Уже только ради этого стоило провести капитальный ремонт.

Пройдя через калитку, жеребята увидели игровую площадку. Новенькие качели, карусель и небольшое поле с настоящими металлическими рамами. Спирит и Грасп сразу побежали на площадку, а за ними помчались и остальные воспитанники.

— Такие мы точно не сломаем, — заметил Спирит, ударив по рамам. — Ух!

— Смотрите, что могу! — закричал Грасп и прыгнул на сетку. Та легко выдержала задорного жеребёнка, который сразу свалился на землю. — Ай…

— И что ты хочет сделать?

— Думал повисну там.

— С чего бы? — спросил Флок.

— Ну… не знаю, отстань.

Жеребята посмеялись и пошли к карусели, на которую уже забралась Серенити. Единорожка прыгала по ней, словно пыталась сломать, но металл отдавался лишь приятным шумом.

— Я придумала новую игру! — заявила Серенити.

— Какую? — спросил Флок.

— Сейчас. Мы все собираемся…

— Идите сюда! — послышался крик Старшей.

Жеребята тотчас побежали к приюту. Взрослые собрались перед крыльцом, на котором стояли мэр и Старшая. Флок вместе с остальными пристроился рядом с Миртой. Воспитательница улыбнулась жеребятам и обняла Серенити.

— Поздравляю всех нас с открытием нового приюта для наших любимых, дорогих жеребят. Я не оговорился, это действительно новый приют. Мы проделали просто колоссальную работу…

Флок слушал выступление мэра с непониманием. Да, конечно, приют преобразился на глазах, но ведь новый дом — это когда его заново построили. А ещё мэр почему-то всегда добавлял «для нас всех» и частенько упоминал «мы сделали». Наверное, он просто не хотел перечислять по именам всех рабочих. А вот зачем мэр причислял себя к «мы», Флок так и не понял, ведь он вряд ли тут работал, да и за деньги, как объясняла Мирта, стоило благодарить мистера Стиклера. Пегасик хотел поправить мэра, но тот говорил без перерыва, а перебивать невежливо. Хотя взрослые частенько так поступали.

— А теперь, я официально передаю в ваши копыта новый приют «Тихая гавань!», — подытожил мэр. — Миссис Асперити, прошу, окажите нам честь.

В толпе послышались щелчки фотоаппарата. Старшая подошла к двери, но в последний момент остановилась.

— Я думаю, это право больше подойдёт жеребятам, — подсказала она важным голосом.

— Да-да, полностью поддерживаю, — охотно согласился мэр, с улыбкой смотря на воспитанников.

— Не бойтесь, — шепнула Мирта добрым голосом.

Жеребята, чуть помявшись, толпой поднялись на крыльцо под пристальным вниманием собравшихся взрослых. Вперёд вышел Спирит, как и полагалось лидеру, и толкнул дверь копытом.

Воспитанников встретил чистенький светлый коридор, залитый мягким светом лампочек в форме подсвечников. Жеребята медленно зашли внутрь, с интересом смотря на покрашенные нежно-зелёные стены, без единой трещинки и отломанных кусков

— Не скрипит, — сказал Грасп, стуча ногой по полу.

Пегасик полетел на лестницу. Старые и подбитые ступеньки сменились ровненькими новенькими деревяшками. Флок начал скакать по ним, перепрыгивать через несколько сразу. Чисто на рефлексе он расправлял крылья, чтобы замедлить падение и случайно не провалиться под лестницу, но ступеньки отозвались надежным глухим стуком.

— И тут не скрипит! — радостно прокричал Флок и полетел к остальным.

Воспитательницы вместе с мэром и другими взрослыми тем временем уже стояли в коридоре. Флок по привычке остановился, виновато опустив голову, но Старшая не заметила его проказы. Всё внимание воспитательниц захватил обновлённый коридор.

— Прошу дальше, — сказал мэр.

Пони первым делом зашли в столовую. Новый стол казался чуток меньше старого, зато всякие зарубы, круги от горячей посуды и пятна от разлившихся компотов остались в прошлом. Возле каждого места лежали взбитые красивенькие подушки подстать цвету стен. Жеребята подошли к своим местам и вопросительно посмотрели на воспитательниц, не решаясь сесть на такую красоту без разрешения. Взрослые заметили вопрос не сразу, бродя восхищёнными взглядами по новой столовой. Наконец Старшая краем глаза заприметила воспитанников и кивнула. Жеребята сразу плюхнулись на новенькие сидения. Так мягко и приятно. Даже подушки, на которых им приходилось раньше спать, казались жёстче.

Под рассказы мэра о проделанной работе, пони прошли на кухню. Большинство жеребят остались в столовой, а Флок вместе с Серенити пошли за взрослыми.

Да, кухня тоже преобразилась на глазах. Теперь она больше напоминала ту, в которой они готовили последние пару месяцев. Холодильник, столик, плита и полки — всё казалось похожим. Разве что здесь кухня выглядела просторнее. Хотя один минус сразу бросался в глаза, вернее в нос. Ароматы. Что в старом приюте, что на новом месте на кухне в воздухе всегда витали аппетитные запахи выпечки, карамели, супчика и компотов, а здесь тут только «аромат стройки». Ну ничего, скоро это изменится. Флок уже начал представлять, как будет готовить тут по выходным. А ведь сегодня уже четверг! Пегасик от радости подпрыгнул, махая крылышками, и в предвкушении потёр копытцами.

Экскурсия продолжилась. Взрослые вместе с жеребятами методично ходили по всем комнатам приюта. Больше всех говорил мэр, с важностью и гордостью рассказывая о каждом нововведении. Репортёр записывал за ним каждое слово, часто делая фотографии. Флок не понимал, что там интересного, ведь мэр постоянно повторялся, меняя только названия комнат и каких-то предметов мебели. Лучше бы мэр рассказал, какие классные штуки теперь можно делать! А вот фотографии нужны. Все обязаны увидеть, каким должно быть настоящий приют!

Лично Флоку больше всего — после кухни — запомнилась игровая, куда они пришли под самый конец. Раньше в приюте такой комнаты в принципе не было, но по названию и обстановке пегасик быстро сообразил, зачем она нужна. Пока мэр опять толкал важную речь, Флок вместе с другими жеребятами восторженно пялился на красивые игрушки, которыми были забиты все полки и шкафчики. Брать их пока не решались, но он уже застолбил себе воздушного змея. Кроме игрушек, здесь были два мягких кресла, стеклянный шкаф с книгами, длинный столик, на котором лежали упаковки карандашей, кисточки с красками и целая гора новеньких альбомчиков для рисования. А ещё на стене висела большая доска.


Тем же вечером, после ухода всех важных пони и мэра, обитатели приюта устроили праздничный ужин. Флок с радостью помогал Мирте на кухне готовить сладкий рулет с мёдом и изюмом, попутно хлопоча над супом и салатиком.

— Готовите? — неожиданно раздался за спиной радостный голос дяди Барди.

Флок с Миртой резко обернулись, чуть не опрокинув тарелку с тестом. В дверях стоял улыбающийся зелёный жеребец, а рядом с ним светло-розовая кобылка, левитируя большую кастрюлю.

— А вы что тут делаете? — удивился Флок.

— Как что? Пришли к вам, помочь отметить переезд. А вы, смотрю, уже начали без нас?

— Ага.

— Так даже лучше. Алишерти, помоги Мирте с… — Единорог принюхался, — супом, я полагаю. А мы с Флоком займёмся десертом.

— Хорошо, — ответила кобылка. — Добрый вечер, Мирта.

— Здравствуй, Алишерти, — сказала воспитательница всё ещё удивлённым голосом.

Хотя дядя Барди частенько появлялся неожиданно, телепортируясь посреди готовки, обитатели приюта до сих пор немножечко пугались его эффектным появлениям.

Кобылки принялись колдовать над плитой, а жеребцы отошли в сторонку, прихватив с собой тарелку с тестом.

— Что вы тут задумали? — полюбопытствовал единорог, пробуя на вкус тесто. — Надо ещё чайную соли.

— Рулет хотели. Вот. — Флок принёс поваренную книгу. — Дядя Бардиджано, что в кастрюле?

— О! Научился произносить моё имя? Молодец! Но можно и просто дядя Барди, — улыбнулся повар. — А в кастрюле мой фирменный салат. Осталось только заправить и можно подавать на стол... Забудь про неё. Пусть кобылки занимаются. У нас с тобой самое ответственно блюдо.

— Правда?

— Конечно!.. Так-с, посмотрим… У вас есть всё по рецепту?

— Ага.

Дядя Барди пробежался глазами по ингредиентам, разложенным на столе.

— Ну что же, тогда за дело. Сколько у нас времени?

— Ещё часа два.

— Так мы успеем ещё турнир по шашкам провести, — улыбнулся единорог. — Натренировался?

— Ну… немного.

— Ладно, я тебе услышал. Тогда займёмся рулетом, а там посмотрим, сколько останется времени, — сказал дядя Барди и посмотрел на Мирту. — К нам сегодня, кстати, может заглянуть ещё один гость.

— Кто?

— Пасо. Я позвал его, но не знаю, найдёт ли он время. Последние две недели он вечно куда-то пропадает.

— Вот бы он пришёл. Было бы здорово! — восторженно сказал Флок. — А почему ты называешь его Пасо? Он же Фино!

— Да, Пасо Фино, — улыбнулся единорог. — Вот у него и спроси. Хотя я уже знаю, что он ответит.

— Что?

— Мне без разницы, как меня называют, — спародировал он безразличный, слегка противный голос.

— Он не так говорит.

— Ну-ну… — дядя Барди улыбнулся. — Ладно, давай лучше готовить. А то потом придётся наколдовывать еду.

— А так можно?

— Можно. Но она получается не такой вкусной, как настоящая, которую ты готовить сам.

— Почему?

— Ну… Если простым языком, то магия делает всё по рецепту. По крайней мере, старается. Но далеко не каждый способен так здорово колдовать, чтобы вышло вкусно. Не говоря уже о том, что изысканное блюдо — не столько рецепт, сколько талант самого повара, — наставническим тоном пояснил единорог. — Конечно, любую бездарность может компенсировать ложечка спектры, но это уже совсем другая история.

— А что это такое?

— Это особая магическая добавка, которая может добавить любому блюду самые разные свойства. Например, помочь восстановить силы после тяжелого заклинания или улучшить настроение.

— Ух ты!

— Да, использовать спектру для каждого супа по карману только её высочеству, — улыбнулся единорог. — Поэтому большинству приходится полагаться только на свои силы. Но это даже хорошо. Если бы каждый мог создать шедевр, добавив капельку волшебства, повара превратились бы в обычных рабочих, штампующих вкусную еду.

 — Понятно… — протянул Флок, почесав затылок. Он старался делать вид, будто всё понимает, но на самом деле с трудом поспевал за ходом мыслей. — Так ты можешь наколдовать еду?

Рог повара окутала магическая дымка, сверкнула тусклая зелёная вспышка, и на доске появилась булочка, покрытая глазурью. Флок восторженно ахнул.

— Можно?

— Конечно.

Жеребёнок схватил булочку и откусил здоровенный кусок. Выпечка была тёплой, как будто прямо из печи, а такую сладкую карамель пегасик ещё не пробовал.

— Передержал, — заключил единорог, попробовав булочку. — Вот видишь, даже с моим талантом иногда случаются казусы.

— Куз… Что это?.. Название булочки?

— Не совсем, — усмехнулся единорог. — Смотри не подавись.

Флок без труда расправился с угощением и сладко облизнулся.

— Булочка очень вкусная!

— Булочка, может, и ничего. Но мои клиенты привыкли к более изысканным блюдам. А их с помощью одной только магии тяжело готовить. Особенно сотни порций за день. Тут никаких сил не хватит. Будь ты хоть трижды Изаб… — дядя Барди запнулся и глупо улыбнулся. — Ладно, не хочу забивать тебе голову высокопарными речами. Давай лучше вернёмся к ужину. А то вместо десерта съедят двух ленивых поваров.

Флок охотно закивал.

Через час обитатели приюта уже сидели в столовой. Ароматы свежих блюд витали в воздухе, соблазняя жеребят залезть в тарелки. Алишерти помогала Мирте за столом, пока главный повар с важным видом ходил вокруг. Флок не понимал, чего он хочет, ведь они попробовали каждое блюдо перед подачей. Всё-таки эти взрослые иногда ведут себя очень странно — и после такого ещё на жеребят жалуются!

Когда с приготовлениями покончили, все уселись за стол и приступили к праздничному ужину. Жеребята наперегонки уминали супчик, а затем набросились на салат. Еда была безумно вкусной, но Флок, как и остальные, торопился только с одной целью — первым добраться до десерта. Хотя его наготовили на всех с лихвой, старые привычки никуда не пропали.

— Что вы читаете? — поинтересовался дядя Барди.

— Рекомендации по воспитанию, — не без усмешки ответила Старшая, листая книжку. — По-моему, написавший книгу живёт немного в другой реальности.

— Такие книги пишут сведущие пони, специалисты.

— Здесь есть толковые идеи, но далеко не все можно реализовать. Нам чисто физически не хватит времени и свободных копыт.

— У нас теперь будет помощница, — напомнила Мирта.

— И всё равно нам придётся убираться. И жеребятам тоже, — ответила Старшая с нажимом. — За собой.

Среди жеребят ходили слухи, что воспитательницы договорились не нагружать воспитанников работой, но всё равно учить их самостоятельности. Флок не совсем понимал, в чём здесь разница, но радовался, что теперь нудной работы стало меньше.

— Кстати, о помощниках! — воскликнул дядя Барди. — Помнится, вы собирались обучать жеребят готовке. Ничего не изменилось?

— Как только войдём в новое русло — начнём занятие, — ответила Асперити.

— Отлично. Потому что у нас с Алишерти появилась замечательная идея.

— Я могу проводить для них занятия, — предложила она. — А заодно стать вашим поваром.

— У вас же теперь есть такая должность в штате.

— Если вы согласны, мы всеми копытами за, — тотчас согласилась Старшая. — Комнату для вас мы найдём, за еду не переживайте. Но вот большое жалование не ждите.

— Насчёт денег не беспокойтесь, мы с Алишерти уже уладили этот вопрос, — заверил дядя Барди.

— Да, всё нормально, — кивнула единорожка. — Я давно хотела сменить обстановку, отдохнуть от городской суеты.

— Раз так, ждём вас… на выходных? — предложила Старшая. — Вам хватит времени на переезд?

— Да, вполне.

После ужина воспитательницы повели жеребят спать, попутно обсуждая завтрашний день.

В новой спальне было непривычно светло — всё-таки хорошо, когда работает больше одной лампочки. Каждый занял свою кровать, которую застолбил ещё утром, и забрался поверх одеяла.

— Ложитесь спать, чтобы все хорошо отдохнули и набрались сил. Я не хочу, чтобы вы опять клевали носами парты, — командирским голосом сказала Старшая. — Дверь не запираю, надеюсь на вашу порядочность. Всем спокойной ночи.

— Спокойной ночи, миссис Асперити, — ответили жеребята в унисон.

Воспитательница вышла в коридор, поманив за собой Мирту.

— Всем спокойной ночи, — пожелала та напоследок мягким, радостным голоском.

— Спокойной ночи.

— Спокойной!

— Спокойной, Мирта.

Послышалось со всех сторон. Воспитательница по-доброму улыбнулась, смотря на жеребят с любовью и заботой. Флоку на мгновение показалось, что она сейчас заплачет, но единорожка лишь вытерла невидимую слезу. Мирта погасила свет и вышла в коридор.

Как только шаги за дверью растворились в тишине, Спирит сразу поднялся и тихонько подошёл к окну. К нему подскочила Серенити. Они принялись что-то вполголоса обсуждать, земнопони указывал на улицу, а единорожка охотно поддакивала. Грасп достал из-под подушки припрятанный кусочек булочки и принялся быстро запихивать в рот, пока его не спалили. Раньше за сладкий кусочек ругались, порой дело доходило до драк, но сегодня все так набили животы, что никто не обращал внимания на хитреца.

Сам же Флок закинул ноги за голову и мечтательно уставился на потолок. В чарующем полумраке крохотные звёздочки сияли тусклыми огоньками, а диск луны озарял сиянием гребешки белогривых корабликов-облаков. Прекрасный узор настоящего ночного небо излучал чарующую теплоту и дарил приятное спокойствие на душе. Флок вдохнул полной грудью свежий летний воздух и сладко выдохнул, любуясь чудесной картиной над головой.

Мистер Фино так и не пришёл, но Флок понимал, что у него много дел. Самый лучший врач в Эквестрии нарасхват. Пусть лучше помогает другим больным пони, а вместе поужинать они всегда успеют. Может быть, однажды мистер Фино даже придёт в его ресторан. Флок мечтательно заулыбался, представляя на себе большой поварской колпак, прямо как у дяди Барди. А потом мистер Фино поблагодарит молодого повара за вкусный ужин, а Флок ему скажет, что это он благодарен ему за спасение. И они оба весело посмеются.

Сладко улыбнувшись, как довольный кот, вылизавший тарелку со сметаной, жеребёнок закрыл глаза и вскоре мирно заснул.