Что связало их [Авторские черновики. СПОЙЛЕРЫ - читайте описание и заметки!]

Здесь будут авторские черновики, подлежащие глубокой редакции. Это значит, что они, скорее всего, содержат огромные спойлеры в том случае, если рассказ будет писаться дальше. Вы читаете это на свой страх и риск. Моя работа как переводчика - предоставить вам такую возможность, что я и делаю. Главы стоящие - как и все предыдущие, - но тем не менее. Может быть, имеет смысл дождаться чистовиков, чтобы не портить себе удовольствие. Ниже приведён перевод поста в блоге автора на фимфикшене, в котором он сам всё это объясняет.

Спайк ОС - пони

Дружба на все времена

Эквестрия - процветающий край гармонии и дружбы. Но всегда ли было так? Твайлайт Спаркл, талантливой волшебнице и ученице самой Селестии, предстоит познать это на себе, причем в достаточно неожиданной компании...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Дерпи Хувз Лира ОС - пони Доктор Хувз

Fallout Equestria: Кругозор

Давным-давно мир был удивительно мал. Можно было сесть на поезд, корабль или дирижабль и за несколько часов попасть в другой город или другую страну. Можно было просто прочитать газету или послушать радио -- и узнать что произошло в тысячах миль от тебя. Не нужно было продираться сквозь джунгли или нырять на дно океана -- можно было пойти в библиотеку за углом и прочесть что угодно о любом уголке мира. Потом упали бомбы. И вместе с расширяющимся огненным шаром жар-взрыва мир тоже расширился. Расширился настолько, что двор многоэтажки стал как город, город стал как страна, а страна превратилась в Пустошь. В этом мире невообразимо широк кругозор тех немногих, кто осмеливаются путешествовать, но еще шире кругозор того, кто внимательно слушает их рассказы. Зарисовка об обычном разговоре обычного бармена и обычного посетителя бара в обычной пост-апокалиптической Эквестрии.

Другие пони ОС - пони

Запределье

У Эппл Блум выдался действительно скучный день. В очередной раз ослушавшись Эпплджек, кобылка в наказание должна была покрасить старый сарай на краю сада. Однако обыденная задача внезапно обретает новые краски, когда в стене сарая открываются врата в странный, неведомый мир. Но что лежит по ту сторону?

Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит

Крохотные крылья

Скуталу всегда была кобылкой c большими мечтами, но смогут ли они сбыться? По крайней мере, она всегда может пойти по стопам своего героя, не так ли?

Ночная Стража.

После тысячелетнего отсутствия все не всегда идет так, как вы себе это представляли - вот и Принцесса Луна, вернувшись в Кентерлот застает свою Ночную Стражу в весьма бедственном положении...

Принцесса Луна

Постыдные фантазии

У обычного единорога-жеребца по имени Вельвет Скай, который работал в мэйнхэттенском театре, жизнь была до боли простой и обыденной, пока ему не посчастливилось сыграть роль принцессы Кэнди Пинк в спектакле и тем самым прославиться на весь город, обретя множество преданных фанатов. Однако не все его поклонники были доброжелательными, и однажды с Вельвет приключилась неприятная история – его похитили и стали обращаться как с маленькой кобылкой, наряжая в платья и заставляя носить подгузники.

Другие пони ОС - пони

Век вампиров

Назревает век вампиров и пони вновь вынуждены возрадить святую инквизицию именующую себя ''Последний закат''. Пони начали активно вступать в отряды Последнего заката. Шла холодная зима, отряд инквизиторов шёл на штурм очередного форта вампиров. Алистер, недавно прошедший боевую подготовку, шёл на своё боевое крещение.

Другие пони ОС - пони Стража Дворца

Райский Ад

Когда-то давным-давно Твайлайт попала в Ад. Всё было не так уж и плохо. Если уж по честному, то всё было даже здорово. Там была библиотека! Большая. Типа, больше-чем-Вселенная, вот какая большая. Но потом Твайлайт выгнали из Ада, и теперь она в депрессии. Есть только одно логическое решение: Твайлайт, взяв с собой не сильно жаждущую помочь Старлайт, собирается вломиться в Ад и добраться до библиотеки. О, это будет непросто — найти одно конкретное место среди бесконечного количества измерений, как правило, достаточно сложно, но бесконечные знания, которые там находятся, слишком привлекательны, чтобы отказаться. Твайлайт найдет эту библиотеку, даже если это будет стоить ей жизни (особенно учитывая, что Ад далеко не самое худшее место). Ну что здесь могло бы пойти не так?

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Черное Солнце

Узнав, что неподалеку от городка Хуфбей пони-археологи откопали руины древнего города, Твайлат решает отправляется туда и взглянуть на интересную находку своими глазами. Вместе с ней едут Рейнбоу Дэш в поисках приключений и Рэрити, которой просто хочется немного отдохнуть на морском побережье. Эпплджек, Пинки Пай и Флаттершай остаются в Понивилле, занятые своими делами. А в это время кровожадный монстр, служивший Дискорду в Эпоху Хаоса, пробирается во дворец принцессы Селестии, чтобы отомстить..

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Дерпи Хувз ОС - пони Дискорд

Автор рисунка: BonesWolbach

Пропавшая принцесса

Акт I. Боль и Надежда. Глава 4. Кошмар.

Рекомендуемая музыка
https://youtu.be/XGC80iRS7tw

Сказка очень быстро может стать кошмаром, как оказалось.

Рарити старалась не вспоминать те события, хотя помнила их во всех деталях, как бы ни старалась забыть этот ужас. И не только из-за своей не заживающей годами личной раны, просто те события запомнила надолго вся страна.

Пасмурный день, временами заряжает мокрый снег. Самый конец февраля. Весна в этом году явно намечалась ранняя, нег уже почти везде сошел, однако зелень ещё никак себя не проявляла – словом, пейзаж вполне можно было бы спутать с позднеосенним, разве что под ногами не валялись прелые листья.

Рарити стоит на платформе городского вокзала, спрятанным от непогоды снаружи роскошным кованым дебаркадером в модном нынче стиле модерн. Саквояж с ценным грузом – несколькими особо изящными платьями, пошитыми на заказ для одной известнейшей актрисы – уже погружен в багажный вагон.

“Сестра, ну пойдем уже в вагон!” – Свити давно не выглядела настолько возбужденной и нетерпеливой, и  Рарити прекрасно её понимала. Собственно, буквально полгода назад поездка в Мэйнхеттен, да ещё и для того, чтобы доставить пошитые ей самой платья знаменитости такого масштаба была для неё пределом мечтаний, сравнимым разве что с приглашением на Галопинг Гала. Но сейчас же…

Паровоз выпустил клубы пара, готовый к отправлению, проводники громко призывали пассажиров поторапливаться, и единорожка, отмахиваясь от постоянно крутившихся в голове тревожны мыслей и не в силах больше терпеть громкие призывы младшей сестры, проследовала с ней на посадку.

Уже тринадцать дней, мучительно долгих тринадцать дней она не видела свою Любовь, и – самое настораживающее – не получала от неё писем. Да, на их последней встрече, которую уже смело можно было называть обычным свиданием, она несколько раз предупреждала Рарити, что ей предстоит некая большая и важная работа, и, возможно, ей на несколько придется уйти в неё с головой, на что единорожка ответила полным пониманием, хоть и выразивши свое мнение, что такие переработки рано или поздно могу и до нервного истощения довести. Лавандовое чудо на это лишь улыбнулось, заверивши, что никогда этого не допустит и, подарив любимой очередной легкий поцелуй, добавила: “просто жди стука в окно”.

Поскольку они встречались уже третий месяц, продолжая хранить это ото всех в тайне, по-прежнему опасаясь возможной реакции общества, хоть с каждым новым свиданием всё больше и больше соглашаясь, что им, в общем-то, на неё уже всё равно, Твайлайт успела ознакомить Рарити со своим личным почтальоном, способным доставить заветный конверт быстрее любого пони-курьера. Единорожка действительно напугалась, когда Совелий впервые постучал клювом в окно её спальни.

Паровоз дал гудок, проводники прошлись вдоль вагона, выгоняя из купе особо засидевшихся провожающих и проверяя, все ли двери закрыты. Рарити смотрела в окно, мимо которого со все большей скоростью проплывали лица провожающих и опоры дебаркадера, а затем легла на полку, стараясь сосредоточиться на монотонном стуке колес и попытаться конец заснуть, что ей не удалось сделать прошлой ночью из-за нарастающего предчувствия чего-то страшного.

“Всё ещё волнуешься? Ох, Рарити, ты же сама рассказывала, что она буквально живет своими книгами, исследованиями и прочими нудными вещами!” – Свити снова попыталась взбодрить сестру, явно не горя желанием гулять по Мэйнхеттену с испорченным настроением. Рарити попыталась в очередной раз оправдаться, что думала совсем о другом, но вызвала у сестры лишь смешок.

“Она права, Рарити, успокойся, возьми себя в копыта — убеждала она сама себя, — ничего не происходит, просто всё будет хорошо!”

С этими мыслями она продолжала себя убеждать и во время прогулки по крупнейшему морскому городу страны, глядя на бесконечный ряд причалов, на лес мачт барков и дымовых труб пароходов, почти каждых несколько минут прибывавших и отправлявшихся в самые дальние уголки планеты. Продолжала, прогуливаясь со свити по магазинам, отдавая заказ и слушая от заказчицы слова невероятной благодарности и похвальбы за столь точное попадание в её замысел. Но даже тогда необъяснимый страх не отпускал её до конца. А потом…

Утро. Часы в холле этажа отеля, равно как и небольшие карманные часы, подаренные рарити отцом, точно показывали, что уже должно было быть утро. Но едва ли можно было назвать утром ночной мрак за окном. Первую мысль, а скорее призрак надежды, высказанный Свити, что часы просто одновременно вышли из строя, очень быстро померкнул, когда в соседних номерах, да и на улице тоже, начала нарастать паника, быстро перешедшая в массовую истерию. Поначалу пони пытались успокоить друг друга, выдвигая самые разные лица, какой-то жандарм заявил, что, по его сведениям, принцесса Селестия просто заболела, но с каждым часом паника нарастала, переходя в форменную массовую истерию.

К “вечеру” первого дня пришли более-менее достоверные новости из столицы: во дворце был страшной силы пожар, принцессы признаны пропавшими без вести, новые власти уже начали срочный поиск сильнейших единорогов города и страны для возврата контроля над управлением светилами. Конец света, во всяком случае, света в прямом смысле слова, продлился три дня. Эти три дня в памяти единорожки смешались и покрылись туманом, но теперь не сладким, как, впрочем, и не горьким – нет, выжигающим душу. С самого начала она уже точно знала, что там, в Кантерлоте, в королевском дворце на набережной, произошло что-то, что-то ужасное и страшное. С Принцессами. С Ней.

Помнит лишь, как она сидела на кровати, пытаясь успокоить до полусмерти напуганную сестру, как на второй день выбралась наружу, чтобы купить немного еды – надо отдать должное жандармерии и местным властям в целом, которые к тому времени сумели навести относительный порядок на улицах города.

Ну а на третий день был великий всенародный праздник, когда солнце, наконец, вновь подняли. В тот же день стало известно, что в сгоревшем практически полностью дворце нашли тела четырнадцати гвардейцев – включая их капитана – и трёх из четырех принцесс. Селестии, Луны и Каденз больше не было. Вот теперь точно конец света, ведь да? Столп Эквестрии, то, что казалось непоколебимым, вечным, рухнуло в один день.

И тут произошло то, что впоследствии больше всего выводило из себя Рарити: оказалось, что после трех дней без солнечного света, проведенных в ужасе и страхе за свою жизнь, большинству пони гибель принцесс не казалась такой уж трагедией. Более того, ещё не успели остыть руины дворца, а многочисленные дворяне, депутаты, чиновники, офицеры регулярной армии и появившееся на волне смуты словно грибы после дождя авантюристы и проходимцы всех мастей начали делить власть. Привело это всё в итоге к полноценной гражданской войне, в которую не преминули вмешаться драконы и грифоны, и лишь по прошествии года удалось сформировать какое-никакое единое правительство, названное впоследствии директорией. В ходе всех этих событий семья единорожки оказалась на грани полного разорения, к тому же отец попытался было поучаствовать в политических игрищах, поставив на проигравшую сторону. В итоге их небольшой, но красивый и уютный особняк в Кантерлоте пришлось продать и переехать с остатками мануфактуры в Мэйнхеттен – не без помощи той самой актрисы.

Что же до самой гибели трёх принцесс и бесследного исчезновения четвертой, то здесь официальное расследование длилось долго, и в конце концов установило, что произошел “несчастный случай неизвестного характера”. Твайлайт официально была признана погибшей, а её тело – полностью сгоревшим, поскольку от её личных покоев не осталось даже стен.

Естественно, общественность такое лаконичное объяснение крупнейшей трагедии в истории страны не могло удовлетворить, и по Кантерлоту начали ходить самые невероятные и абсурдные теории заговора, в большинстве, впрочем, крутившиеся так или иначе вокруг одной пони, пропавшей Принцессы знаний и магии. И ведь каждый такой сплетник ссылаться на своего брата-соседа-тещу-сослуживца, который лично всё это видел, будучи слугой-дворецким-гвардейцем во дворце в ту ночь. Так, одни говорили, что она не протяжении нескольких лет проводила для старших принцесс самые страшные опыты с тёмной магией и запрещенными заклинаниями в подвалах дворца, и что за эти дела ей и даровали крылья и корону. Другие же отвечали им, что всё куда страшнее, что Твайлайт на самом деле внебрачная дочь Селестии, а то и вовсе древний демон, обманом вошедший в доверие принцесс лишь с целью их уничтожить. Третьи рассказывали, что всё куда проще, и молодая принцесса просто не выдержала груза ответственности, и в порыве очередной истерики просто уничтожила дворец и всех, кто там был. Услышав однажды последнюю версию от одной наглой пони в трамвае, Рарити не сдержалась и лягнула её что есть силы.

Впрочем, были среди версий и более прозаические, ведь одно из главных правил любого расследования — “Ищи, кому выгодно” – вполне могло быть применимо и в этом случае. Другими словами, в королевстве произошел классический переворот. С другой стороны, и у этой теории было свое слабое место: кто и как мог бы справиться сразу с четырьмя аликорнами, каждый из которых сильнее любого единорога в разы?

Так или иначе, время шло, народ успокоился, интерес к теме пропадал, и в конце концов почти все согласились с тем, что четвертая принцесса, вне зависимости от причастности её к трагедии, мертва.

Но не Рарити. Ведь у неё было кое-что, чего не было ни у сплетников в трамваях, ни у властей. Её второе доказательство. Она обнаружила его по возвращении из Мэйнхеттена из той самой поездки подсунутым снаружи под раму окна – можно только догадываться, каких усилий это стоило бедной сове.

Дорогая!

Прежде всего, я хочу извиниться, извиниться за то, так долго не давала о себе знать. Я могла бы сказать, что снова занята, занята весь день, не считая нескольких часов сна, и я бы не соврала бы, но... Но на самом деле, есть ещё кое-что, что уничтожает мою душу, и об я не могу высказаться никому, кроме других принцесс, даже своим родителям. Но я не могу больше так, я должна признаться в этом хоть кому-то. А кому, если не тебе?

Это моя вина.

Я подвела всех — принцесс, всю страну, и даже тебя и твою семью... Мне не может быть за это прощения. Но я исправлю, я все исправлю, Рарити. Даже в это письме я не могу объяснять ничего, да и не думаю, что ты бы поняла что-то, а если рассказывать подробнее, то это заняло бы страниц пятьдесят, как минимум. И теперь мне снова придётся пропасть, пропасть для всего мира, даже для тебя. Пропасть, чтобы всё исправить. Я должна всё исправить, я обязана. Я обещаю это принцессам, стране и тебе, что всё исправлю! И ещё также обещаю, что после этого я встречусь с тобой снова. Я ведь уже пообещала тебе это, верно? Тогда, на балу, ты же помнишь?

 

Всегда твоя,

Твайлайт.

 

Ps: как думаешь, как знаток моды, мне пойдет нежно-голубое с золотистым? Думаю, можем обсудить это при очной встрече!

Эти выведенные идеальным почерком сиреневыми чернилами строчки рарити давно выучила наизусть. Сколько слёз она пролила над ним в тот день, и сколько во все последующие, перечитывая его снова и снова. Боль, боль и осознание. Останься она тогда в Кантерлоте, получи она это письмо вовремя, тогда... Теперь уже никто никогда не узнает, что было бы тогда. Но по крайней мере, она бы точно что-то сделала бы, она бы попыталась прорваться во дворец любыми способами, даже если бы сама Твайлайт этого не захотела, она была бы рядом с Ней, или хотя бы просто ближе к Ней.

Рарити найдет её, хотя бы для того, чтобы помочь ей исполнить своё обещание. И чтобы не имела в виду Твайлайт, Рарити не считала – она знала, что Твайлайт ни в чем не виновата.

Именно тогда Рарити и решила начать свои поиски длиною в уже почти что семь лет, поиски, которые заставили её покинуть семью, объехать всю страну и ближнее зарубежье, чтобы в конце вернуться в Кантерлот, город своего счастья и своих же кошмаров. И тогда же и появился её девиз на каждый день: «Найду!»

“Найд…” Что такое?!

Рарити крайне редко встречала гостей, и тем более столь рано утром, и особенно, если она впервые видела эту пони.

“Привет, подруга! Я просто хотела пригласить тебя и весь наш этаж на вечеринку сегодня вечером в честь моего переезда сюда!” – выпалила истерически-радостным голосом розовая кудрявая голова из-за полуоткрытой входной двери, которая, между прочим, вроде как была заперта.

Рарити не успела и рта открыть, как земнопони смущенно, но очень быстро начала оправдываться.

“Ой, я… наверное, нужно было постучаться, да? Прости, что так внезапно, но мне нужно успеть оповестить ещё пять квартир, а также испечь торт, купить хлопушки и ещё кучу всего. В общем, до встречи вечером!” – и дверь закрылась.

"Кто это вообще был?"