Что в имени тебе моём?

В Понивилле настоящее ЧП: несчастные пони-родители не знают, как назвать своих новорождённых жеребят! Сможет ли Твайлайт с подругами помочь?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Мэр Дискорд

Происшествие в библиотеке

Утро нового дня, ясное и солнечное. И ничего не предвещало тех странных событий. Просто, раздался стук в дверь.

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони ОС - пони Человеки

Солнечный ветер

Разговоры диархов варьируются от простой легкой болтовни до бесед, потрясающих основы мира. Иногда это происходит одновременно.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Mare of War

Когда справедливая и мудрая правительница оказывается тираном и убийцей, когда все твои друзья мертвы, есть лишь один шанс всё исправить. Но чтобы им воспользоваться, нужно стать настоящим чудовищем. Способна ли на это самая добрая и заботливая пони в Эквестрии?

Флаттершай Принцесса Селестия Дискорд

Sweetie

Воспоминания Свити о том, что когда-то давно прошло, оставшись лишь ярким пятном в памяти.

Твайлайт Спаркл Свити Белл

Маленький хейтер

Маленького хейтера мучают ночные кошмары.

Пинки Пай Человеки

Лишняя

Бойтесь данайцев...

Найтмэр Мун Кризалис

Гоззо-археолог и битва у Рога Хакона

Очередная экспедиция Гоззо-археолога обернулась неожиданным открытием

ОС - пони

FO:E - В далеких песках юга

Приключения Принцессы Луны в послевоенных пустошах Эквестрии.

Принцесса Луна ОС - пони

Бонни

Звонок из Понивилльского госпиталя заставляет Лиру встретится лицом к лицу со своим худшим страхом - её любимая пони попала в больницу.

Лира Бон-Бон

Автор рисунка: Stinkehund

Мир Сио: О монстрах

Часть 28: Мир Серебристый-86, Кантерлот

С последней встречи с воровкой, когда они вместе просматривали сделанные иномирянами записи, прошло уже четыре дня. Так что, Кризалис скучала. Нет, конечно, знакомиться с новейшей эквестрийской историей, новостями и новыми видами развлечений было занятно. Но аликорна ждала чего-то большего, чего-то, что будет… связано с “отцом”.
— Она в спальне, принцесса Старлайт. Знакомится с телекоммуникатором. Вас проводить? — из прихожей ее камеры донесся голос стража.
— Не нужно. Оставайся на посту, — ответил ему голос воровки, а вслед за этим раздался металлический цокот. Который тут же стих — кто-то сотворил замысловатые чары звуковой изоляции.
Кризалис про себя фыркнула, одновременно испытывая и облегчение, и растущее напряжение. И отложила сложносочиненный пульт, с помощью которого пыталась освоиться в пропущенном по скульптурным причинам изобретении эквестрийцев — телекоммуникационной сети (обители сплетен и досужей болтовни — как раз в духе мягких пони).
— Могла бы меня и поприветствовать, — фыркнула воровка, заходя в комнату аликорны.
Кризалис тут же не понравилась эта наигранная веселость.
— Что вы решили? — аликорна не стала ходить вокруг да около.
— Вот так сразу в лоб?.. — весело приподняла бровь мягкая аликорна.
— Что вы решили? — с нажимом повторила Кризалис.
— Мы ничего не решили, — сникла Старлайт Глиммер, — Мы пока не знаем, что нам делать… Мы слишком зависимы от него!
— И... — протянула Кризалис, — Воровка, продолжай: И поэтому мы решили его главного врага…
— Снова заточить в камень! — на одном дыхании выпалила лавандовая, после чего стала выглядеть совсем уж виновато, — Прости, мы этого не хотели, но…
— Но вы решили поступить именно так, — презрительно фыркнула Кризалис, — Помнишь мой вопрос, про то, что произойдет, когда истина раскроется? Так вот, Глиммер, вы поступили именно так, как я и ожидала. Можете больше не возвращать меня к жизни.
— Мы не на стороне Стар Свирла! Мы все возмущены! — возмутилась незакамуфлированному обвинению мягкая аликорна, — Мы, просто, еще не готовы хоть что-то сделать! А ты… Ты натворишь бед, если тебе прямо сейчас вернуть свободу.
— “Отец” всегда умел ставить других в такое положение, что им чудится, что это они зависимы от него, а наоборот, — усмехнулась черная аликорна, — Ладно, Селестия, Луна и Спаркл. А каково тебе, воровка, быть чужим инструментом? Нравится?
— Совершенно не нравится. Но я не хочу терять все, чтобы освободиться. Увы, Кризалис, твой путь не для меня, — виновато склонила голову лавандовая, — И все это временно, пока мы не разберемся с наследием Стар Свирла…
— Не оправдывайся, — качнула головой Кризалис, и отодвинулась, освобождая место на кровати, — Забирайся. Мне, все равно, скоро обратно в сад.
— Я обещаю, в этот раз твое заключение не будет долгим! — горячо пообещала мягкая аликорна, устраиваясь под боком у Кризалис, — Мы с Твайлайт…
— Ей понравилась формула Возвышения? — не дослушав, поинтересовалась Кризалис.
— Она была в ужасе, — Старлайт совсем поникла (даже опустила голову на кровать), — Нам и в голову не могло прийти, что мы, пони, появились только потому, что заклинание Стар Свирла пожрало других существ, и отдало их магию нам!.. Что мы…
— Трупоеды, — весело подвела черту Кризалис, — Гули, упыри, пожиратели магии, укравшие чужие жизни.
— Хочешь на мне отыграться? — сквозь покрывало вопросила мягкая аликорна.
— Конечно, — довольно кивнула Кризалис, — Если не забыла, мы с тобой официально — враги.
— Мы никогда не будем это обнародовать. Даже когда избавимся от сетей Стар Свирла, — Старлайт подняла голову, и напряженно взглянула в глаза Кризалис, — Пони не выдержат такого удара.
— Да мне плевать, — хмыкнула Кризалис, — Моя задача: рассчитаться с “папашей”. А дальше можете меня хоть казнить.
— Да, роя у тебя больше нет… Это проблема, — голова лавандовой снова упала на постель, — И теперь нам выбирать между лживым подонком и злобной мстительницей…
— Я тебя поправлю: между двумя монстрами, — осклабилась Кризалис, — И на вашем месте я бы не выбирала: уничтожила обоих.
— При том, что уничтожать мы не хотим ни одного, — устало хмыкнула мягкая аликорна, — Ты не поверишь, но Селестия жаждет крови Стар Свирла примерно так же, как ты.
— С чего это? — удивилась Кризалис, прекрасно понимая, что воровка уводит разговор в сторону. Но глумиться больше не хотелось.
— Он возложил на нее ответственность, которую она несла сквозь века. А, по сути, оказалось, что он ее и всех, за кого она отвечала, просто использовал, — мягкая аликорна даже попыток не сделала приподнять голову над покрывалом, — И, ведь, его даже в себялюбии, как большинство монстров, не обвинишь: он все это делал только ради пони.
— Вот только кто для него “пони”? — фыркнула Кризалис, припоминая Старлайт ее рассуждения о том, что и она тоже — пони.
— Не знаю. Поэтому мы и хотим избавиться от его влияния побыстрее, — честно призналась лавандовая, — Он все три народа для своих нужд использовал… Ты даже не представляешь какая бездна манипуляций вскрылась!.. И, боюсь, это только начало…
— Так, давай, я раз и навсегда избавлю вас и “ваших маленьких пони” от этой угрозы? — фыркнула Кризалис, — Просто, “упустите” меня… А дальше сможете с чистой совестью казнить — и “отец”, и его секреты уйдут в почву, а вы останетесь чистенькими и мягкими.
— Да не хотим мы ни чьей смерти!.. — гневно фыркнула Старлайт, — Мы хотим Стар Свирла справедливо наказать, когда сможем, а не убивать. И тебя тоже хотим вернуть.
— Вот только не получится. Два монстра на одной земле не уживутся — кому-то придется стать перегноем, — цинично цокнула языком Кризалис, — Скольких пони они потопчут, пока бьются, а, воровка?
— Потому ты пока побудешь в камне, а Стар Свирл — в неведении, — лавандовая подняла голову, и взглянула прямо в глаза собеседнице, — Кризалис, ничего личного — и как противница, и как союзница ты мне очень нравишся, но портить наши планы я тебе позволить не могу.
— И когда меня обратно превратят в предмет садово-паркового декора? — усмехнулась Кризалис, вполне довольная расстроенными чувствами лавандовой оппонентки.
— Когда захочешь. Только не слишком затягивай, — устало фыркнула мягкая аликорна, — По большому счету, мы склоняемся к тому, чтобы тебя освободить, если удасться добиться от тебя обещания не вредить пони.
— Фырк! — отстранилась Кризалис, которой панибратский фырк Старлайт пришелся прямо в носик, — Мы с тобой враги, а не любовницы, чтобы мордочкотыкаться! Соблюдай какие-то приличия!.. Чем быстрее — тем лучше. Не люблю попусту тратить время.
— Тогда, через четыре дня, — мягкая аликорна приподнялась, и спрыгнула с кровати, — И, Кризи, я не прочь с тобой помордочкотыкаться. Хотя, не скрою, жеребцовая гордость внутри моей кобыльей мне нравится больше. Можно как-нибудь устроить совместную оргию.
— Я с тобой из одной чаши не пила! — вслед наглой воровке запустила подушку Кризалис.
Подушка попала аккурат по лавандовым фланкам, пытавшимся скрыться от справедливого возмездия за входом. Последовал ойк, и вполне различимое схлопывание глушащего звуки чародейства — воровка решила покрасоваться, и совместить развеивание своих чар с кобыльим кокетничаньем. Кризалис фыркнула. И телекинезом притянула подушку обратно на кровать.