Почему улыбается Пинки Пай

Всем известна Пинки Пай и её любовь к улыбкам. Но почему она так стремится улыбаться? Почему улыбка является для неё самой ценной вещью? Для тех, кто по-настоящему ценит улыбку, должно было иметь место какое-то событие, катализатор, который бы заставлял их ценить счастье превыше всего. Для Пинки таким событием был Саншайн...

Пинки Пай Другие пони ОС - пони

Пепел

Что мы знаем о наемниках? Выполнят любую работу, только заплати. Но что мы знаем об этом наемнике? Ровным счетом - ноль. Он пытается найти мораль в прошлом? Хочет ли он измениться? Чего он добивается своими действиями?

Рэрити Эплджек Другие пони ОС - пони

Five Nights at Pinkie's. "Укус"

Укус, перевернувший все...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Эссенция Смерти

Над Эквестрией возникла новая угроза, помимо клана вампиров завладеть власть в мире решают и некие "Чёрные", но давайте посмотрим на эту историю не со стороны главных героев... Авторы: Mr. Divan и Mr.Пень

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Шайнинг Армор Стража Дворца

Лига Грустных

Трикси и Гильда решают создать неправительственную правозащитную организацию "Лига Грустных, Безрадостных и Депрессивных", чтобы отомстить своим неунывающим обидчицам — Твайлайт и ее подругам.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Гильда Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони

Кровь Камня

Пинкамина Диана Пай росла на удалённой ферме камней, проведя там всё своё детство и раннее отрочество. Мало кто знает, что она не всю жизнь была такой, какая она есть сейчас. Детство земной пони выдалось тяжёлым, ведь жизнь на каменной ферме была далеко не сахар. Всю свою жизнь Пинкамина Диана Пай говорит, какая замечательная у неё была семья и что именно благодаря ей она получила свою кьюти-марку. Но страшная правда скрывается за её вечной улыбкой. Многие уже видели её другую сторону, но не многие знают, через что она прошла.

Пинки Пай Другие пони ОС - пони

Ох уж это время!

Однажды Твайлайт приснился странный сон...

Твайлайт Спаркл Спайк Дискорд

Pony Souls

В эпоху Древних мир был бесформенным. Земля серых скал, огромных деревьев, бесконечных лесов и бессмертных драконов. Но затем появился Огонь, и с Огнем пришло неравенство. Тепло и холод, жизнь и смерть, и, конечно же, Свет и Тьма. Тогда из Тьмы пришли Они и нашли души Повелителей в извечном Пламени. Королева Кризалис, первая из Роя. Дух Дискорд и его Сыновья Хаоса. Принцесса Селестия, Повелительница Солнечного света, и её верная сестра. И хитрый единорог, так легко забытый... С силой Повелителей, они бросили вызов драконам. Солнечные молнии и лунное колдовство Сестёр разрывали их подобную камню чешую, Сыновья сплетали хаотичные огненные бури, искривляя само пространство, Кризалис развеивала миазмы яда и болезней, а Унгий Бескрылый предал собратьев, и драконы были изгнаны. Так началась Эпоха Огня. Но жажда власти Повелителей была велика, и Тьма вторглась в Эквестрию. Скоро пламя исчезнет, и останется только Тьма... Уже сейчас лишь тлеют угольки, и пони видят не свет, но только бесконечные ночи. И среди живых видны носители проклятого Знака Тьмы...

ОС - пони Дискорд Шайнинг Армор

Замещая собой

Чейнджлинг в мирном Понивилле... К счастью, беды но случилось. Именно так думает главный герой. Но правда, как всегда, куда ближе, чем кажется. И куда страннее...

ОС - пони

Амнезия-после вчерашнего.

Что скрывают тёмные, неизведанные глубины памяти одного земного пони? Что может вспомнить и сделать он, очнувшись один в незнакомом месте? Берегись, Старлайт! Как бы не испугаться той части своей памяти, что была стёрта спиртом...

Другие пони ОС - пони Стража Дворца

Автор рисунка: Devinian

Мир Сио: О монстрах

Часть 29: Мир Серебристый-86, Кантерлот

Это был продуктивный день: нынешнее поколение будущих магов выросло способным и усердным — работать со студентами было одним удовольствием. Так что, Стар Свирл возвращался в свое жилище в очень хорошем настроении. Да, конечно, еще несколько дней назад его бы волновала странная нервность несмышленых аликорн. Но теперь прояснилось даже это. Причиной волнений нескончаеможивущих оказались иномиряне, обнаружившие целый ряд пробелов в своих знаниях о родном мире Стар Свирла, и теперь вознамерившихся исследовать его заново. В целом, старый волшебник относился к этому благожелательно: иномиряне были существами суматошными, но их изыскания стабильно приносили пользу его маленьким пони. Так почему бы и нет? И, кстати, одна из них уже ожидала чародея при входе в его жилище.
— Приветствую вас, магус Стар Свирл, — поприветствовала его высокая рогатая и полосатая иномирянка (Стар Свирла всегда поражало внешнее разнообразие иномирян), — Позвольте представится: сотрудник биологической службы мира Земля нерожденных, доктор Майндфлейер. Вы не уделите мне несколько часов вашего времени?
— С огромным удовольствием. Мне самому интересны новые начинания вашего племени, — вежливо наклонил шляпу чародей, недвусмысленно давая понять, что согласен удовлетворить просьбу просительницы, — Вы хотите расспросить меня насчет кристальных схем, что разбросаны по нашему миру?
— О нет, я не чародейка. У нас, биологов, иные интересы. Впрочем, я не исключаю, что к вам вскоре наведаются и коллеги из магоинститута, как раз насчет этих образований, — иномирянка решила сразу же перейти к делу, и извлекла из седельных сумок папку с какими-то бумагами (а вот эта непосредственность иномирян Стар Свирлу никогда не нравилась), — Вы, наверное, знаете, что мы недавно провели ревизию базы данных по вашему миру, и обнаружили в ней вопиющие пробелы? Но что для одних недоработка, то для других возможность. Я обнаружила в старых записях террарологов указания на возможное наличие интересных генетических вариантов и, даже, разнообразия пони и грифонов до, предположительно, уровня полноценных подвидов, имевшее место быть еще в недавнем прошлом. Так что, я хочу обратиться к вам, как к живущему достаточно долго и много путешествующему наблюдателю: вы могли застать и лично наблюдать подобные интересные изоляты еще до того, как их поглотило и растворило в себе мировое понячество — не могли бы вы подсказать мне где и с чего начать поиски их потомков? Для прочих пони, конечно, это всего-лишь отзвуки прошлого, но для нас, генетиков, они могут оказаться настоящими сокровищами.
— С радостью помогу. Но не на крыльце же нам вести беседу? Прошу, проходите в мое жилище — будьте гостьей, — вежливо улыбаясь, прервал пришелицу Стар Свирл, одновременно привычным поклоном приглашая кобылицу внутрь, — Ванилла, накрой, пожалуйста, нам с гостьей на балконе.
Любопытная прислуга, из окна подглядывавшая за беседой, тут же покраснела и шмыгнула исполнять свои обязанности. В чем-то, Стар Свирл был согласен с Луной: да, пони с развитием цивилизации размякли. Но в целом, наивная аликорна ошибалась: в своей сути пони не изменились. Особенно, прекрасный пол — все такой же любопытный, все такой же любящий сплетни и сердечные вздохи. Интересно, какие слухи среди кобылиц сейчас ходят о самом чародее? С учетом славы иномирян, Ванилла и ее подружки могут уже сегодня вечером зашиппить его с полосатой гостьей. Было бы забавно. По крайней мере, это гораздо лучше славы дряхлого хрыча, которой чародей пользовался еще полсотни лет назад.
— Спасибо, — в ответ слегка наклонила голову гостья, и прошла в галантно открытую магом дверь, — Я уже и отвыкла, что у жеребцов в других мирах есть манеры.

Полосатая гостья оказалась приятной и весьма эрудированной собеседницей. Хотя, конечно, ей были присущи привычные недостатки “нерожденных”: непосредственность и неистребимое стремление сразу переходить к интересующему ее делу, игнорируя всякие светские церемонии. Впрочем, Стар Свирл наслаждался сменой привычного общества, попивая чай на балконе и беседуя с иномировой коллегой. Та же, как выяснилось, обратила внимание на то, что останки пони и предков грифонов до Возвышения очень сильно отличаются от их ныне живущих потомков, и, конечно же, приняв эту странность за проявление естественной эволюции, решила обогатить свои генетические коллекции. Чем-то необычным это не было: “нерожденные” с самого первого контакта с ними очень неровно дышали к любым странностям живой природы (очень забавным, в свое время, было узнать причины таких пристрастий: роготворность самих иномирян). Так что, Стар Свирл решил помочь полосатой, заодно и уведя ее от возможных тропок к взаимосвязи Возвышения и той черты в истории народов Эквестрии, что оно провело (пони не стоило знать о цене — они слишком размякли за прошедшие спокойные века без монстров, и для многих это был бы непереносимый удар). На предложение чародея иномирянка прореагировала очень живо, и, что обычно для этого народа, тут же выразила желание немедленно перейти к сути делу. В целом, Стар Свирл не был против: расслабиться за перебором старых записей и воспоминаний после пары недель с попусту нервничающими аликорнами было заманчивой перспективой. Так что, досрочно отпустив Ваниллу домой (эта юная болтушка только бы мешала занятию с бумагами), прославленный маг в компании с нестареющим творением иномировой биомантии спустился в свой личный архив, где и принялся за дело: искать, читать, вспоминать и помогать полосатой чародейке размечать предстоящий ей путь. Дело это было привычное и приятное, но, как всегда, утомительное. Стар Свирл же уже давно понял, что его формула продления жизни не вернула ему юность, а лишь не дала превратиться в старика. Жаловаться было бы глупо: на потомков она, вообще, не действовала (маг подозревал, что причина была в куда более сильном Возвышении — он очень многое не учел в этом заклинании). Но чародей устал.
— Попробуйте. Отличный стимулятор, — предложила ему кубик чего-то в фольге “нерожденная”, одновременно разворачивая точно такой же и отправляя в рот, — Промышленность, наконец-то, смогла наладить массовое производство. И не знаю, как раньше одним кофе обходилась?
— Какой-то новый нейростимулятор? — удивился Стар Свирл, разворачивая предложенное (оказавшееся кубиком желеобразного нечто светло-желтого цвета), принюхиваясь и, одновременно, подыскивая способ вежливо отказаться: он уже давно разочаровался и в магии, и в зельях, подстегивающих разум — за кратковременную вспышку всегда приходилось платить длительными сумерками.
— Совершенно нет! — фыркнула “нерожденная”, фотографируя своим коммуникатором очередную старую карту, когда-то лично составленную магом, дабы не было путаницы в том, как расселяются разные ветви понячьего племени, — В этот раз мед.службе удалось составить полноценный метаболический стимулятор: подстегивает энергетический обмен целиком за счет введения крупномолекулярных высокоэнергетических субстратов — клетка не может остановить диссимиляцию до тех пор, пока полностью не израсходует поглощенное. Не без побочных эффектов, конечно: появляется возбуждение, повышается температура тела, ускоряется выведение электролитов и воды, учащается мочеиспускание…
— Вот поэтому я и не люблю общаться с докторами и биомантами, — с улыбкой прервал собеседницу Стар Свирл, и отправил свой кубик в рот, — Хм, цитрусовый и подслащенный? Положительно, у всех поваров во все времена один прием, дабы скрыть нечто неприятное на вкус.
— Зачем менять то, что и так отлично работает? — заметила на это гостья, и извлекла из седельной сумки какое-то медицинское устройство, — Впрочем, вкус тут не главное. Это не кофеиновые пастилки, чтобы начать действовать еще на языке — пилотские стимуляторы нужно проглатывать, чтобы они дали эффект. Они начинают всасываться в присутствии соляной кислоты.
— В желудке, — улыбнулся этой детской попытке блеснуть Стар Свирл: нерожденные могли жить столетиями, но эмоционально “застревали” в возрасте очень молодых пони, — Вы сказали, что это для пилотов?
— Конечно. Правление на перья бы изошло, если бы Карпентер хотя бы заикнулся о том, что пегасня получит свободный доступ к подобным препаратам. Безопасность и так не знает, как заставить крылатых не устраивать гонки где и когда попало. А уж если их допустить к такому подхвостному имбирю… — кивнула полосатая, — Но, конечно, доступ имеют не только пилоты. Промышленность не согласилась бы на столь малые объемы. Да и всегда нашлись бы умелицы изготавливать смесь самостоятельно. Тут можем похвастаться не только мы, исследовательские службы, но и сами промпони. Пожалуй, они бы, даже, специально начали подпольное производство. В знак протеста.
— Интересные ощущения, — проглотив угощение, чародей прислушался к себе, — Удивительно быстро реагирует — я уже чувствую тепло внутри.
— У пилотских стимуляторов яблочная отдушка, — совершенно невпопад ответила гостья, а медицинский прибор, только что мирно лежавший на столе, метнулся к Стар Свирлу.
— Что вы делаете?! — возмутился маг, привычно возводя между собой и опасность. магический барьер. Но…
— Рог не работает? Больно? — еще секунду назад приятное лицо полузебры-полуединорога исказилось в садистской ухмылке, а шея Стар Свирла ощутила легкую боль пары уколов, — Апельсиновый вкус дал “солнечный” магиоконцентрат. Как и перенасыщение рога. Он, знаешь ли, “коллега”, предназначен для перевертышей, киринов и драконов, а не для нас, единорогов.
Старс Свирл не смог ничем ответить. Он пытался. Но ни горло, ни ноги его не слушались, а каждое воззвание к рогу оборачивалось лишь пучком искр и жуткой головной болью. Чародей завалился на стол, на котором до этого изучал свои старые записи.
— Я думала, будет сложнее. Видимо, я зря приняла свою дозу магиоконцентрата и надела манипулятор, — хмыкнула “нерожденная”, обходя единорога кругом и делая в разные части его тела какие-то инъекции, — Можешь даже не пытаться что-то предпринимать. Я ввела тебя два разных селективных миорелаксанта. Так что, на ближайшие шесть часов о ногах и речи можешь забыть. О роге на пару суток — тоже.
Стар Свирл, поняв, что ни собственное тело, ни магия ему больше не подвластны, напряг все свои органы чувств: злоумышленница не могла предусмотреть всего. Ни разу еще такого не было.
— Сейчас в тебя введены десять дистанционно инициируемых капсул с провоцирующим агентом. С каким — тебе знать излишне. Но его эффект следующий, — холодно продолжила иномирянка, — Вещество избирательно реагирует с рецепторами моторных нейронов спинного мозга, формируя гиперантигены. Что вызовет соответствующую реакцию компетентных систем, массовую гибель моторных нейронов и утерю спинным мозгом способности передавать сигналы на исполнительные органы. В любой из капсул достаточно препарата для инициации всего описанного процесса. Капсул заранее избыточно — это моя страховка. Как и аварийная система инициации, которая высвободит препарат при попытке извлечь капсулу. Тебе все ясно?
Единорог утвердительно замычал, пытаясь успокоить бдительность злоумышленницы.
— Это хорошо. Но я еще не удовлетворена, — полосатые ноги остановились перед лицом Стар Свирла, — В случае, если ты попытаешься меня обмануть или предать хоть какой-то огласке случившееся, включая жалобу страже или принцессам, ближайшие десятилетия, пока ваша наука самостоятельно, без нашей помощи, не сможет решить эту проблему, ты проведешь неподвижным кулем, мочась под себя и обременяя всех окружающих. Помощи от нас можешь не ожидать: мы в курсе твоих делишек, и восторгов по их поводу не испытываем. Особенно мы, репродуктологи. Так что, любая попытка обратиться за помощью к нам встретит категорический отказ на уровне Создателя.
Это было неожиданно слышать. И крайне неприятно. В этом нападении замешаны верховные власти иномирян? Или полосатая лжет?
Стар Свирла ухватили зубами за шкирку. А потом полностью затащили на стол.
— Тьфу! — судя по звуку, сплюнула пришелица, — Теперь о том, что мне от тебя нужно. Первое, мне нужны все твои записи по теме создания аликорн. От того, что осталось от экспериментов, приведших к созданию Кризалис и ее сестер, до последних поколений. Особенно интересны эксперименты с Селестией и Луной, а также документация по “колыбелям”. Пока этого будет достаточно. Позже мы поговорим об экспериментах со смертными.
Стар Свирлу стало страшно. Откуда?
— Второе, мне нужны личные вещи, ткани или образцы выделений аликорн Зойи, Имаго, Инстар, Нимфы и Ноплиас. Степень сохранности и объем не важны — я сама разберусь в том, что мне подходит, а что нет. То, где ты их достанешь, это вопрос сохранности уже твоей шкуры: пока ты жив, я могу сформировать тебе такое состояние, что та смерть, которой ты подверг свои творения в процессе Возвышения, тебе покажется очень хорошей и желанной перспективой. А поддерживать жизнь современные технологии позволяют неопределенно долго, — все так же холодно продолжала иномирянка, — Для развеивания иллюзий о “У нее духа не хватит”: я бы предпочла тебя уничтожить, физически. Раз и навсегда. Но пока что ты нам можешь быть полезен. А потому, будешь жить. В каком уж виде — зависит только от тебя: мразь, решившая, что ее творения лишь инструменты и не ровня ей самой, ни жалости, ни снисхождения не заслуживает. Тебе ясно? Кивни. Шейные мышцы у тебя вполне функциональны.
Стар Свирл кивнул. Но внутри у него все похолодело от имен из прошлого. Неужели, они все знают и могут обнародовать? Это будет катастрофой!
— И, да, если ты уже устал от жизни и судьба морковки-с-глазками тебя не пугает: в нас всегда может проснутся совесть. Ты, ведь, за свободу слова? А пони должны знать правду, — судя по звуку, полосатая писала что-то на листке бумаги, — Вот тебе список. Встретимся через четыре восьминочия в парке Школы для Одаренных Единорогов. Выкидывать фокусы не рекомендую — инициировать капсулы или опубликовать собранные материалы могу не только я.
На этом под приподнятую телекинезом морду единорога была подложена записка. А через какое-то время размеренный цокот известил о том, что злоумышленница покинула подвал. Стар Свирл остался беспомощно лежать на столе собственного архива.