Пони, который всегда говорит правду

Долгие годы Эквестрия жила в мире и спокойствии. Каждый занимался своим делом и был счастлив, однако, все было далеко не так просто, как казалось на первый взгляд. Всеми обожаемая Принцесса Селестия хранила множество тайн, которые никогда не должны были выйти на свет. И так оно и было, пока не появился Гримм "Спайдер" Скрибблер - дерзкий журналист, всегда добирающийся до правды. Гримм желал вывести принцессу на чистую воду, но даже и не подозревал, к чему приведет его расследование...

Флаттершай Пинки Пай Принцесса Селестия Дерпи Хувз ОС - пони

Письма недовольной ученицы, 2й сезон.

Продолжение писем Твайлайт Спаркл принцессе Селестии в переводе Гоблина

Твайлайт Спаркл Спайк

Еще одна попаданческая история

Типичная попаданческая история, абсолютно ничем не выделяющаяся из других таких же.

ОС - пони Человеки

Последний день

ОСТОРОЖНО, ЛЮДИ!Нет, не история попаданца, просто история об одном брони, потерявшем всё.

Всё будет по-другому

"В его жизни все было по-другому, по-новому. И он чувствовал, что только сейчас начинает жить так, как был должен всегда. Честно перед самим собой." Зарисовка о Гранд Пэа, дедушке Эпплджек. Его мысли, чувства и страхи накануне самого важного поступка в его долгой жизни - воссоединения с семьей.

Другие пони

Сладости бывают разные

Во всей Эквестрии знают о пристрастии принцессы Луны к сладостям. Очень редко можно увидеть, когда она не посасывает или не жуёт какую-нибудь конфету вне своих покоев. Но однажды очередная доставка леденцов пошла наперекосяк, и Луне пришлось искать другую конфетку.

Принцесса Луна Человеки

Блеск её глаз

Необычная история любви

Принцесса Луна Другие пони

Муки Сердца: Том II

Продолжение легендарного романа!

Другие пони Стража Дворца

Темная сторона Эквестрии: «Золотой клинок»

На берегу зеркально чистого пруда, который выглядел как второе звездное небо этой ночью, лежал сверток темной ткани. Не смотря на то, что погода была спокойная сверток двигался, он был живой… Но мало кто мог подумать что этот сверток может изменить представление об Эквестрии и так встречайте пони у которого нету счастья - Голди!

Флаттершай Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Кризалис Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца

Кровь в вине

Медсестра Рэдхарт ожидает спокойный вечер с бокальчиком на диване, но к ней наведывается старая знакомая, которой нужна неотложная помощь.

Дэринг Ду Сестра Рэдхарт

Автор рисунка: Devinian

Погасшая Трикси

Глава 29 Блайд

После очередного изменения в бесконечных циклах попыток, которые происходили после того, как у Трикси получалось понять куда нужно ступать для нового шага по пути к успеху наша великая кобылка дошла до закономерного момента… Но мы забегаем вперёд, ведь сначала ничего не предвещало изменений и Трикси, слегка покачнувшись, от уже привычной дезориентации после смерти, резко набрав в грудь воздуха, отпрыгнула в сторону.

Выдохнув, Трикси начала как-то даже лениво, со злым и раздражённым фырком сближаться с девушкой-пироманткой, уворачиваясь от её магических ударов, уже запомнив куда нужно ступать, чтобы големы-наблюдатели не занервничали раньше времени, после того как в них влетит заклинание…

Конечно, если нежить не промажет по ним одним из огненных шаров, которые с равной вероятностью может попытаться кинуть как из левой, целой руки, так и из правой руки, капкан на которой превратит шарик в узкую и кривую струю огня, точность попадания по Трикси которой хоть и ниже, но при этом такой вариант и менее предсказуемый и легко может задеть големов вскользь. И предсказывать то, окажется ли огонь конкретной атаки слишком слаб, чтобы голем это не заметил, или нет, Трикси так и не научилась.

Медленно уворачиваясь от атак и, подпуская начавшую идти на встречу девушку, Трикси начала её медленно отводить от големов, и, сблизившись достаточно близко, что облегчала даже сама нежить, не подозревающая о своем грядущем упокоении, идущая к Трикси, замахиваясь покрывшимся серым огнём капканом, так необдуманно кинутым Трикси.
Уже привычно поднырнув под удар, Трикси ударила, стремясь подрубить девушке бок, на котором у той находилась рана, привёдшая нежить, тогда бывшую живой девушкой, когда-то к смерти, и которая была маняще расширена вылезшими из неё корнями и лозами…

Когда девушка во вспышке серого огня как бы проскользила на шаг вбок, уворачиваясь от удара, Трикси — отпрыгивая от вертикальной зубчатой полоски огня разошедшейся от, начавшего распадаться на ржавые полоски металла, стремительно угнетаемому магией смерти капкану Трикси — поморщилась, поняв, что девушка выбрала самый неудобный вариант действий и откинула саму себя назад, пропуская мимо новую атаку нежити в виде широкого веера огня, разошедшегося из ладоней неловко взмахнувшей руками нежити.
Отходя медленно назад Трикси, создавая несколько световых своих копий, начала, уворачиваясь от начавших переходить в боевой режим големов, оглянувшись и заметив, что успела добежать до пристройки второго этажа, побежала под накренившийся навес — который охранные големы целенаправленно старались не трогать, так как в большинстве из них управляющие массивы ещё не до конца исчезли и они старались беречь окружающую обстановку, давая ей идеальную возможность для первого этапа сражения — нейтрализации нежити там, где не требуется опасаться големов.
А того, что Костяной Маг в своей фазе Костяной горы, начнёт медленно выдвигаться в сторону Трикси и Сигрид, и столкнётся с разбушевавшимися наблюдателями пока можно не опасаться, ведь обычно на то, чтобы проснуться, ему требуется достаточно времени для того, чтобы Трикси упокоила нежить.

Забежав в несколько более тёмное место, Трикси, создавая магический светляк — ведь в отличие от открытого места, где глаза големов и свет от Костяного освещали округу, под навесом был только прерывистый, из-за бушевавших в странном танце големов, слабый белесый свет от нескольких чудом уцелевших факелов — замедлившись и обернувшись, следуя за своими инстинктивными предчувствиями, отпрыгнула от новой атаки девушки, что, будучи откинутой одним из големов в сторону Трикси, врезавшись в один из столбов и съезжать по нему лепёшечкой не стала и упав на землю не успокоилась. Молча вставая и поднимая свою таки оторвавшуюся руку девушка-нежить, хромая побежала в сторону Трикси, поджигая на ходу белым пламенем конечность, что как и капкан начала стремительно гнить, превращаясь из имеющей плоть конечности в костяную дубину с навершием в виде стремительно корёжившегося металла.

Отпрыгивая от удара усиленной магией импровизированной дубины, Трикси, отбегая вглубь пространства под навесом надстройки, начала кидать телекинезом в нежить куски от одной из колонн, которая раньше, так же как и остальные колонны, удерживала платформу, а теперь лежала грудой камня на земле, вместе с куском самой платформы и её перил.

Впрочем, девушка, размахивая дубиной — которая горела серым пламенем, создавала при любом контакте с поверхностью небольшие смертоносные взрывы — старалась отбить, на удивление успешно, пущенные Трикси снаряды.
Но, один удачно брошенный острый камень всё же смог пройти через оборону медленно приближающейся девушки, воткнувшись в рану на животе — которая привела когда-то нежить, тогда ещё живую, к смерти — откинул девушку, чем не преминула воспользоваться Трикси. Вдохнув в грудь побольше воздуха, пока мгновенно перейдя в галоп сближалась с начавшей падать нежитью, Трикси, выдохнув, когда сблизилась с нежитью, откидывая телекинетическим толчком оружие размашистым ударом намеревалась уже отрубить ей голову, когда случилось сразу несколько вещей:
Первое, Костяной Голем/Маг, что, медленно выдвинувшись в сторону Трикси и Сигрид, столкнулся с разбушевавшимися наблюдателями, которые, врезавшись в него пару раз, крайне его разозлили этим, из-за чего он начал помимо того, что продолжил двигаться в сторону единорожки, ещё и раскидывать каменных големов.
Второе, один из големов, которых раскидывал Костяной, потерявший половину из слагающих его каменных шаров был отброшен прямо в сторону Трикси и Сигрид.

Почувствовав, не иначе как своим хвостом, опасность, Трикси, опять помогая себе телекинезом, подкинула себя вверх, уворачиваясь от пошедшего на вынужденный таранный удар извернувшегося в воздухе голема-наблюдателя, что пролетев в считанных сантиметрах под ней, влетел в грудную клетку начавшей вставать девушки нежити, и, застряв в ней, вывел из строя девушку гарантированно, когда, встав на свою каменную ложноножку, становясь похожим на крайне уродливый гриб, после начал раскачиваясь из стороны в сторону бить не-мёртвый труп об землю.

Отходя назад, Трикси, оглянувшись и оценив обстановку, увидев одну из колонн что, накренившись, упала давным-давно, встретившись со стеной и зависнув в наклонённом положении, побежала к ней, решив воспользоваться возможностью и забраться прямо на надстройку второго этажа. Ведь Костяной голем пока был отвлечён Наблюдателями и к Трикси продвигался не так быстро, чем если бы они пробудились преждевременно и освободили для него проход, стянувшись к Трикси.
Ведь, лестница на неё уже давно обвалилась, а не воспользоваться такой хорошей возможностью попытаться достать до ядра Костяного, которое сверху прикрыто было гораздо хуже — вследствие того, что Костяной основную массу переплетённых тонкими корнями костей смещал к краям, становясь похожим на передвижную лепёшку-бублик, хоть и очень большую и опасную.
Увернувшись от удара скинувшего с себя нежить наблюдателя, толчком телекинеза выбивая его каменную голову и отправляя её в сторону Костяного Трикси вновь перейдя в короткий галоп побежала к удачно упавшей колонне.

Когда, внезапно не упокоенная, девушка привстала и, отталкиваясь одной рукой и сломанными в нескольких местах ногами, начала ползти в сторону Трикси, осторожно бегущая кобылка — чьё внимание было сосредоточенно на наблюдении за целостностью колонн и ведущимся около неё сражением големов — этого не заметила.
Из-за этого, когда нежить в прыжке налетела на Трикси, впившись своими зубами ей в горло, это стало для Трикси, посчитавшей, что нежить уже выведена из строя, неожиданностью.
Правда, это не помешало ей схватив телекинезом голову девушки, что уже намеревалась зубами вырвать Трикси гортань, и откинуть нежить назад. Вставая на все четыре ноги, встряхиваясь и ища взглядом вылетевший из копытца вакидзаси, Трикси, смотря на опять зашевелившуюся израненную нежить — челюсть которой была оторвана резким толчком, в груди зияла дыра, а конечности и даже голова напоминали картину постмодерниста, в ареоле серого тускло светящегося дыма, который истекал из видимых ран, медленно их затягивая — сморщившись, Трикси рванула на отлетевшую не так далеко девушку выхватывая из духовного кармана двуручный меч, поддерживая телекинезом его лезвие на манер копья, вкладывая весь вес своего тела вонзила меч в шею противницы и резко рванув тяжёлый клинок в сторону, подрубая шею, отпрыгнула назад, перехватывая клинок и поднимая его двумя копытцами размашисто ударила нежить по голове. Когда раздался сокрушительный хруст кости головы, в которую наполовину вошёл клинок, Трикси, с натягом вынув меч резким ударом воткнула его прямо в недобро засветившийся глаз начавшей вновь вставать нежити. Прощальный всполох серого огня, ознаменовал новую небольшую победу Трикси.

Потратив ещё несколько секунд на недоумённое потирание метки, рисунок на которой вроде бы даже стал несколько более отчётливым, Трикси, очнувшись, когда её осыпало щебёнкой от одной из колонн, в которую Костяной голем вбил одного из Наблюдателей побежала вновь к колонне, подбирая на ходу, тускло поблёскивающий голубыми линиями зачарований, клинок вакидзаси.
Быстро подбежав к которой и удостоверившись, что она достаточно прочно лежит Трикси начала торопливо забираться наверх. Остановившись отдышаться, когда всё же вскарабкалась Трикси, медленно и смотря себе под ноги начала идти по краю платформы, судорожно оглядывая помещение, в котором идёт, кажется, вечное противостояние Трикси и этих тварей.

Осторожно перебегая над местом, около которого Костяной, добивал последнюю троицу големов Трикси, Трикси, оглядываясь и смотря сначала на перила, а затем на сражение внизу, ненадолго задумалась. После секундных раздумий, Трикси начала собираться с духом, надеясь, что не сломает себе ноги, а после, навалившись на перила, скидывая хрупкий сегмент вниз, немного отошла назад, чтобы взять разбег.
Слегка неуклюже побежав на трёх копытцах, облокотив на своё плечо тяжёлый двуручный меч, чтобы с гарантией допрыгнуть до вражеской громадины с подобной громадиной что следуя широко известному правилу массы на ускорение должно было с гарантией дать Костяному ощутимую рану, Трикси споткнулась уже у самого края, из-за начавшейся тряски, из-за чего её прыжок вышел смазанным и даже не успев сориентироваться в коротком полёте вниз головой, Трикси приземлилась животом на что-то одновременно и мягкое, и колючее, что очень больно разрезало ей кожу.
То, что она приземлилась своей грудью прямо на объятое призрачным пламенем ядро, в котором находился росток корня смерти, что взрывом вышедшей из оболочки энергий смерти мгновенно убил неудачливую кобылку, та, по понятным причинам, не видела. Как не видела и того, что в знак благословения балдахина на её груди — в который с каждым убийством нежити незаметно в тусклом освещении темницы втягивался слабый белесый дымок, заставляющий знак с каждой смертью Трикси светиться всё ярче и ярче — втянулась часть огненной вспышки, после чего знак, мигнув, потух, став едва видимым.

— Чт-то з-за!.. — Судорожно вздохнув Трикси, попытавшись увернуться от нового огненного шара недоумённо вскрикнула, когда запутавшись в конечностях покатилась по полу.

С широкими глазами пошатываясь, пытаясь стряхнуть с себя какое-то оцепенение и одеревение в конечностях Трикси следуя за каким-то веянием интуиции неуклюже попыталась опять прыгнуть вбок, с испуганным вскриком, уворачиваясь от отвесного удара подошедшей нежити, что недоумённо подходя к Трикси, после определённого момента, как будто сбросив наваждение рванула к ней намереваясь резким ударом обитого серым огнём капкана вбить голову кобылки в камень пола.

Трикси, отталкивая от себя нежить и отпрыгивая назад — под вспыхнувший в голове взрыв из адреналина, эндорфинов и прочих гормонов эмоций, которые скинули вязкую патоку внезапно нахлынувшую на сознание Трикси — Трикси немного пришла в себя, перестав напоминать куклу у которой отрезали нити. Оглядываясь вокруг Трикси, кивнув самой себе, наконец достала посох и после нескольких секунд подготовки начала стрелять по девушке, намереваясь оторвать ей побыстрее руки, давно заметив, что она для своего колдовства использует только их.

В этот раз всё вышло даже проще, чем в прошлый, ведь девушка хоть и уворачивалась от снарядов в огненных вспышках, на секунду создающих её ложный силуэт там, где она была до того, как оттолкнула себя, но при этом у неё не было времени на то, чтобы атаковать Трикси, из-за чего кобылка, которой не надо было в этот раз бояться о том, что она заденет Наблюдателей, имела возможность стоять на месте и сосредоточенно делать одно единственное заклинание чар нормально, а не в виде торопливого минимально возможного для действия чар манонаполненного глифа и с должной тщательностью проведённой и переработанной маной блестящих камней — благодаря чему её заклинание Снарядов выходило в максимальной возможной своей версии, от чего их скорость и создаваемые после столкновения взрывы были достаточно хороши, чтобы хоть и вскользь, но задевать девушку.
Правда, когда Трикси, увлёкшаяся этим, пусть и посматривающая изредка по сторонам, бросая взгляд на Костяного, внезапно, споткнувшись и завалившись на бок, с выступившей испариной по всему телу почувствовав внезапную слабость, это стало для неё неожиданностью, из-за чего у потрёпанной нежити, руки которой уже собой напоминали жжёные спички, появилась возможность для того, чтобы атаковать в ответ.

— Блять! Чёрт! — И она не преминула ей воспользоваться, запустив в Трикси, что зажимая подрагивающим копытцем пошедший кровь нос с широко открытыми глазами поджав ноги пропустила над собой огненную струю, недоумевая, почему приятный холодок метки прекратился и все её эмоции, казалось, стали только ярче?!

Когда Трикси, начавшая уже сама уворачиваться от огненных атак, на ходу отпивая из одной из склянок, и кружа вокруг крайне тусклого огонька утраченной благодати, собралась с мыслями и вознамерилась напасть на нежить вновь, уже в ближнем бою, сама девушка решила, казалось, то же самое.
Поэтому, рывок Трикси, окружённой тонким, малиновым полем телекинеза, совпал с ударом Сигрид, из-за чего вынутый из ножен клинок вакидзаси лишь высек искры об объятый пламенем капкан.
Но, Трикси это не смущало, и оттолкнув магией этот капкан, Трикси, на секунду отпуская вакидзаси, чтобы перехватить его иначе, резким ударом воткнула его в бок девушки и, проворачивая ещё одним толчком нежить, Трикси добилась того, что девушка своим собственным весом, потеряв опору под ногами, расширила рану, из-за чего лезвие, в ворохе чёрного ихора, царапая позвоночник и выходя из открытой раны смерти с другой стороны почти разрубило девушку пополам.
Почти, так как из-за слишком короткого лезвия позвоночник был задет вскользь и Трикси добилась лишь того, что из живота нежити прямо под копыта Трикси посыпалась гнилая требуха.

— Бл-э-гх!.. — В отвращении отпрыгнув, Трикси, отбегая немного назад и огибая молчаливую нежить, которая начала что-то готовить и уже зажгла свои руки в призрачном пламени, тоже зажгла свой рожок, создавая не арку, но одну большую, напоминающую кривой нож сосульку, которую запустила в голову девушки за секунду до того, как она выпустила свою огненную феерию. Благодаря этому атака девушки пришлась не на Трикси, а на потолок, когда девушка, с расколотой на две части головой полетела на землю. Вздохнув, смотря как нежить-Сигрид пытается подняться даже с такой раной Трикси, быстро подойдя к ней и вздохнув — сожалея о том, что девушка имеет какое-то аномально повышенное, наравне с тем упокоенным Трикси рыцарем-паладином, сопротивление к чисто магическим атакам и почти такую же регенерацию, или то, что её нежити заменяет — отрубила нежити голову, и отталкивая её телекинезом выдохнула, бросая взгляд на Костяного голема, недоумевая, почему он медлит.

Медленно огибая големов Наблюдателей, Трикси приостановилась, бросая недоумённый взгляд на плотные стены тумана, немного сузившиеся, перестав забирать с собой часть застенного пространства, и показывающие, прерывающуюся в некоторых местах столкновения со стенами казематов, полусферу сотканную из тумана. Если пространственное воображение Трикси не обманывает, центр полусферы сходился как раз в области огонька благодати, и, знаете, смотря на него сейчас, казалось, что он был слегка темнее, чем до этого.
Что-то подсказывало Трикси, что попыток у неё скоро не станет, и каждая следующая смерть будет приближать тот момент, когда Трикси умерев не воскреснет.

Сжав губы в тонкую полоску, Трикси — сердце которой от страха начало биться с такой скоростью, что, казалось, ещё немного, и её грудная клетка сломается от одних только вибраций — с трудом прекратив нервный тремор ног, и бросая взгляд на метку благословения балдахина, видя что она стала невероятно тусклой, но при этом, казалось что более чёткой, Трикси, направив в неё свою ману, слабо улыбнувшись, когда метка вновь начала распространять успокаивающие холодные волны, собралась окончательно.

Смотря на груду костей и медленно подходя к ней Трикси, создав магический светлячок отправила его поближе к груде костей, вокруг которой почему-то не горел огонь смерти.
Пока она смотрела, груда, казалось, слегка дрожала, когда на неё падал свет, и Трикси знала, что так скорее всего и есть. Сосредотачивая взгляд на ядре, вокруг которого были десятки скелетов, все скрутившиеся вокруг него так, как будто они были заморожены во времени и умерли в этой позе — но когда свет Трикси пролился на них, они начали опадать наземь и разваливаться на отдельные кости, вызвав у Трикси сосредоточенный вздох, после чего она, достав посох приготовилась бить, пытаясь понять, что же изменилось.

По мере того как внешняя костяная оболочка опадала, центральное ядро смещалось вверх, поднимаемое костями, начиная всё ярче светиться. Когда ядро, раскрывшись костяным бутоном, показало свою внутренность Трикси, та на секунду была даже ослеплена от яркого жёлто-белого света.
Когда она открыла глаза перед ней уже был не цветок, но Костяной маг. То, что он, в этот раз, казалось рассматривал Трикси и не атаковал её сразу позволило Трикси потратить секунду времени, рассматривая его в ответ, с шипением потирая начавшую болезненно пульсировать метку благословения балдахина, судорожно прокручивала в голове, всё, что ей было известно из заклинаний и пытаясь на ходу придумать то, что ей поможет в данной ситуации.
Медленно убирая посох в духовный карман и падая на четыре копыта Трикси зажгла рог, выискивая хоть одно заметное слабое место.

Тело врага непрерывно плыло, менялось и двигалось в известном только нежити завораживающем танце, а костяная пыль, запечатавшая пустоты внутри, словно невесомый прах, улетала движимая неощутимым ветром.
По какой-то причине, зависнув в виде наполовину сформировавшейся грудной клетки с одной конечностью он прекратил расти.
Как и в прошлый раз большая часть черепов лопнула, но в этот раз их осколки начали формироваться вокруг одного черепа, усыпанного вереницами мелких блестящих камней, в похожее на монструозную скульптуру бородатого лица наверху которого была дыра, из которой спустя мгновение начал выбиваться факел бело-серого огня.
Челюсть сдвинулась и заскрежетала о череп, дергаясь и стуча в глухом и неслышимом подобии речи. Танец костей продолжался, но теперь к незримому ветру добавился новый тон, новое дополнение — невидимый хор шёпота. Трикси напряглась, чтобы прислушаться к шуму, чтобы понять, что было сказано, поскольку звук прокатывался по воздуху, как далекий раскат грома.
Он говорил, и Трикси едва могла его понять. Подобно нескончаемому предсмертному хрипу, он создавался не языком и легкими, а воздухом, невольно проталкиваемым через призрачную глотку, где он грохотал о кости и зубы.

— Т-гхы-ы…- уши Трикси навострились, когда она напряглась, чтобы слушать, напряглась, чтобы понять, движимая успокаивающими и невероятно усилившимися волнами льда, исходящими от метки, казалось, остановившей на эти мгновения сердце и начав биться вместо него.

— …пр-пр-ригш-хл-л-а-а ле-е-гш-чтт-ч-ть… — Слоги существа были слишком длинными, слишком растянутыми, они были не более чем шелестом ветра, проносящегося по комнате и свистящего в костях внутри. Но Трикси незаметно для себя присоединилась к шёпоту, начав говорить то, что маг хотел сказать. Ведь, если бы голос исходил из собственных губ Трикси, она поймёт больше, чем услышит. И поэтому они говорили друг за друга, так что она могла понять смысл того, что говорили.

— …с Нами? Нет… нет… Тр-Трикси-тр-тр-Трикси… Ты похожа на нас… — повторяя своё имя, Трикси, казалось, пробовала на вкус слетевшее с языка имя. — НЕТ. Я вижу… Тр-Трикси… Луламун… — пробормотала Трикси, чувствуя, как слова становятся все более злыми по мере того, как она говорила. — Шоумэйр… Не важно!.. Хвастливая…безумная… воровка!..

— Это место нашего упокоения! Мы здесь не для того, чтобы нас грабили! — Трикси прорычала, одновременно с этим со стоном сжав свою голову копытами. — Иди прочь из моей головы!.. — злобный скрип костей и начавшего издаваться от туда замогильного голоса и продолжившая говорить без её воли челюсть была для Трикси болезненным ответом — Это место упокоения… холодное, темное и нежное для нас… тех, у кого украли покой… но если ты не дашь нам покоя… тогда я должен преподать тебе урок.

Массивная рука, состоящая из десятков костей, поднялась над Трикси, вознеся над ней сформировавшийся незаметно для Трикси посох, начавший крайне недобро светиться.
Время для разговоров истекло, но Трикси все еще чувствовала отголоски шёпота голосов, булькающего у неё в горле, даже когда она начала трясясь и вставая с земли готовиться к, скорее всего, последней битве.
Трикси создала несколько своих световых копий и отбежала в сторону, когда магический клинок врезался в место, где Трикси стояла всего несколько мгновений назад.

Заряжая свой рожок максимальным количеством магии Трикси, создавая самый крупный, насколько могла, огненный шарик запустила его в Костяного мага и радостно-недоумённо воскликнула, когда шарик пробил чётко видимый кратер в маске-шлеме, смутно напоминающем одну из блестящих корон магов Райи Лукарии из книг.

Костяной маг завыл, и вой этот был похож на ветер, проносящийся сквозь череп мертвеца, горло Трикси обожгло, когда она издала непроизвольный визг боли, тоже почувствовав боль от своей атаки.
Гигантская конечность дернулась от боли, прикоснувшись к костяной маске, и Трикси, с заслезившимися глазами потирая мордочку в том же месте, увидела, как эти массивные горящие белым огнём точки глаз повернулись к ней в недоумении.

Сглотнувшая Трикси, смотря на вновь недобро прищурившихся големов и на зажегшего посох мага, подготавливающего новое заклинание, сглотнув, решила отступать в сторону уже упомянутой надстройки, пытаясь придумать, как выпутаться из этой ситуации.
Она не видела заклинаний, когда они были запущены в неё, но могла прекрасно чувствовать холодную магию, когда она разрывала реальность прямо за её копытами. Осколки летели, как шрапнель, вокруг неё, когда она была осыпана смертоносной магией, и только сочетание приличной доли удачи Трикси, очнувшихся от безликого наблюдения големов, что ненароком закрывали своими телами кобылку и непонятного едва ощутимого шестого чувства, как будто шепчущего Трикси куда будет следующий удар, кобылке удалось найти укрытие за одной из колонн, благодаря чему она смогла перевести дух, через пяток секунд выглядывая наружу, когда создала над рожком новый огненный шарик.
Внезапно пол под Трикси пошёл тонкими волнами серой дымки. Отпрыгивая вбок, туда где тумана не было, Трикси, отправила заклинание в возвышающегося над всем мага.

— Эй! — Смотря, как маг, что одной конечностью, превращённой в большую лапу отбросил голема в её заклинание единорожка, с хеканием уворачиваясь от одного из Наблюдателей, что не преминул воспользоваться возможностью и попытался вбить голову Трикси в пол, возмущённо закричав откинула телекинетическим толчком голову голема-Наблюдателя — Жулик! Только Трикси имеет право использовать интерьер для боя!

Маг, не слушая, объективно, важные возмущения Трикси, весьма стремительно расправлялся с големами.
Идущий из посоха, который он держал в другой конечности, туман, через секунду взметнувшийся огненной стеной, стал хоть каким-то ответом на крики Трикси, что уворачиваясь от големов и забегая обратно в пустую область, уворачиваясь от пары настырных Наблюдателей…

Когда Трикси, оторвав головной камень одного из Наблюдателей — таранные удары которых старалась направлять в Мага и бросила его в глаз другой каменной гусеницы, что настойчиво игнорировала Костяного и старалась убить конкретно Трикси, она не заметила то, как вроде бы поверженный враг изогнувшись, подгибаясь под Трикси, ударил хвостом.
Трикси подбросило высоко в воздух, и мир закружился, когда она, попытавшись поймать себя в воздухе телекинезом, врезалась в острую, выщербленную поверхность колонны и её нога послала в голову Трикси взрыв боли.

Её нога была почти не оторвана силой удара, и держалась лишь на куске кожи, это Трикси поняла в одно мгновение.
Было больно даже думать о том, чтобы двигать её. Эта мысль завладела разумом Трикси как замедляющая патока, удерживала едва слышимым шёпотом Трикси от попыток пошевелиться, кричала ей, что нужно сохранять неподвижность, насколько это возможно, пока кто-нибудь не придет, чтобы оказать мне первую помощь.
Но Трикси знала, что у нас не было на это времени, не во время этого боя. Так что Трикси лежала там, издавая болезненное скуление. Она осталась одна, чтобы хныкать и истекать кровью на пыльный камень пола.

Когда новая волна холода метки внезапно очистила сознание Трикси от воздействия облака серого дыма — который тонкой полосой вытекающей из посоха Костяного мага устремлялся к голове Трикси — кобылка смогла начать медленно вставать и снова резко застонать от боли, заставляя свои конечности двигаться, когда агония пронзила её ставшее более чувствительным тело, когда её почти оторванная нога волочилась по каменному полу.
Когда Трикси добралась до вылетевшей из нашейной сумки фляги и поднесла её ко рту, она заметила ещё одну незамеченную из-за боли вещь — Костяной маг стоял рядом с ней и как раз заканчивал ломать голову последнему Наблюдателю.

Серые точки глаз повернулись к Трикси, и она поняла, что у неё нет сил уклоняться от готовящегося удара. Все было болью, будь то мокрая и горячая агония от сломанной ноги или холодная и тупая от синяков и треснутых рёбер. Но Трикси через силу вливала в себя жидкость фляги, на ходу с регенерацией начиная уворачиваться от ещё не наступившего удара. Она не хотела снова умирать, потому что боялась, что если умрёт здесь и сейчас, то уже не воскреснет.

Возможно, именно это поспособствовало тому, что заклинание огненного шара, выполненное из-за боли и помутнения сознания сильно не так, создало снаряд гораздо больше и мало стабильнее, чем обычно. Когда Трикси толкающим движением головы толкнула вперёд невероятно тяжелый огненный шар он пролетел крайне недалеко, и едва оторвался от рога Трикси, пролетев сущие пол метра, но когда массивная костяная лапа мага летела прямо в сторону Трикси, чтобы схватить её и разрезать острыми пальцами-когтями на несколько частей, пройти заклинанию особенно далеко и не требовалось.

Огонь вспыхнул, и жар вспыхнул вокруг Трикси огненным взрывом. Именно в этот момент Трикси запоздало обрадовалась, что контур оберегающий её тело от воздействия своих же заклинаний Трикси был сделан достаточно целостным, чтобы даже с такими сильными ошибками в исполнении заклинания, Трикси не загорелась. Но, фантомная боль во всём теле была так сильна, что Трикси, на секунду даже потеряла сознание.

Костяной маг тоже недолго оставался ошеломленным.
Трикси только и успела что встать на четыре копыта, когда Костяной маг, внезапно рассыпавшийся от удара, снова встал в исходное положение.
Он не терял времени, пытаясь вновь раздавить Трикси своими костяными конечностями, — вместо этого он, прижимая почерневшую конечность к телу, взмахнул посохом, и заклинание клинка серой линией прочертило новую линию на реальности.
Трикси едва увернулась от чар смерти, и запустив во врага несколько лежащих рядом камней отбежала назад, в укрытие одной из колонн. Сидя за колонной Трикси, быстро подтянув один из кирпичей и, покрыв зачарованный нож пылью блестящих камней, начертила на камне выстроенную в пятиугольник цепь знаков и, замкнув последней торопливой линией контур, что спустя секунду замерцал бледным лазурным светом, показывая о окончательной подготовке снаряда — жалкого подобия на лже-заклинания придуманные магами колдовского рода Карии — напитала его едва ли не половиной своего магического резерва. После, Трикси, немедля, телекинезом кинув кирпич в сторону мага, выскочив из-за колонны, галопом побежала от рванувших одновременно с её бегом магических снарядов-преследователей.
Прячась за грудой каких-то камней и мебели Трикси сморщившись максимально прижалась к полу, услышав слабый гулкий взрыв, а после, с секундной задержкой скорчилась на земле, ощущая мучительную боль в груди. Ощущая прошедшую за ней волну пыли, костей и серого огня, Трикси, прижалась к полу ещё ниже.

То, что Маг, внезапно ускорившись, приблизится к Трикси и попытается её пронзить как бабочку гвоздём коллекционер, она хоть и не ожидала, но была готова к неожиданностям ставшего гораздо умнее противника, из-за чего удар, что был нацелен на голову Трикси, чтобы проткнуть ее череп и прикончить ее одним ударом, прошел несколько мимо, когда Трикси из положения лёжа сделала скачок вперёд.
Но, Трикси все-таки была поражена и магический клинок, прибил её к полу.
Удар магии прошел через её туловище, а не через голову, и, на удивление Трикси он только поставил её на грань смерти, вместо того, чтобы прикончить сразу.

Трикси с несоответствующим ситуации вздохом облегчения, ахнула, когда изо рта хлынула кровь, а ее живот с хрустом ударился об пол.
Почему же она вздыхала облегчённо?
О, всё просто.
Торопливо вливаемый в метку ручей маны наконец перезапустил полностью второе, ледяное, сердце Трикси.

Это заставило, спустя мгновение успокоившуюся и переставшую чувствовать боль, Трикси двигаться, уворачиваясь от несуществующих ударов. Прячась за обрубком колонны, Трикси, торопливо отпивая из двух фляг и выглядывая, смотря на Мага, что казался сбитым с толку. Он мгновение смотрел на Трикси не двигаясь. Почему-то от него ощущалось недоумение при его взгляде на ставшую заметной метку.
Молчание длилось на удивление долго — секунд восемь, может, десять.
Достаточно, чтобы быстро вытянувшая из духовного кармана магическое лезвие Трикси, надеясь на свою мышечную память и свою игру лицедея приподнялась, боязливо смотря в глаза магу.

— Переговоры? — Трикси создала иллюзорный белый флаг. Медленно сначала покрывая пылью блестящего камня клинок ножа, а после разрезая себе ногу, покрывая его кровью, стараясь продолжать свою игру погибающей кобылки, начертила на крупном булыжнике руну, как она её сама для себя прозвала, кровавого взрыва. — Трикси сдаётся!

Жар быстро пробежал по позвоночнику Трикси, но небольшой всплеск страха был сразу подавлен. Этот жалкий скелет заплатит. Дорого заплатит за каждую смерть Трикси!
Смотря как Маг, подняв посох начал вырисовывать в воздухе горящий серым огнём знак губы Трикси шевельнулись, чтобы издать рычание, и на этот раз и Маг, и она были согласны друг с другом.

— Как хочешь! — Трикси, выпуская телекинезом новый снаряд, который почти гарантированно выйдет мощнее любого обычного заклинания в её исполнении, радостно улыбнулась, отпрыгивая и уворачиваясь от нового магического удара. — Твоя не-жизнь стоит меньше, чем пыль на моих копытах, твар-рь!

— Жал-кх-о-ое су-гкхт-еств-во полу-чщивг-шее… Дар Принца… Ты. Не. Заслуг-живгхаешь… — всё сильнее разгоравшееся пламя на костяной короне Мага в такт его, становившихся всё злее по шепчуще-скрежетчущей интонации, словам, в определённый момент полностью потухло, через секунду превратившись в поток огромных снарядов из посоха, вылетающих одновременно со словами Мага и ударами его посоха. — ТЫ! СТАНЕ-гх-ШЬ! ЧА-гзщ-ТЬЮ! МЕНЯ!

— Нет, не сейчас! — прорычав голосом, пронизанным яростью Трикси увернулась от четырёх магических снарядов — преследователей и прикрыв мордочку плащом, закрыла на секунду глаза, когда Костяной Маг, проигнорировавший, судя по всему, в порыве злости не долетевший до него снаряд и не увидевший находящуюся на одной из его плоскостей, наступив на него, через секунду упал на пол, когда в красной вспышке магического взрыва его нога исчезла и он обрушился грузной кучей на пол.

Трикси, споткнувшись от агонизирующей боли в теле и прокатившись по гальке, всё же быстро поднялась, с гулким звуком скрежетчущих зубов, вставая. Немедля, на ходу перехватывая в копытце клинок вакидзаси, Трикси, с места переходя в галоп, поскакала прямо к его голове, пока он не попытался встать.
На ходу отскакивая от роя небольших серых вспышек вспыхнувших вслед за взмахом лежащего на полу мага, что вяло пытался встать, издавая утробный, бьющий кувалдой по мозгам Трикси, чей рог зашипел от переполняющей его силы, когда она собрала всю силу, которую имела для создания щита, понадеявшись на который, бежала на сближение с врагом, понимая что в максимальной близости она увернуться крайне маловероятно что сможет. Поэтому, даже если щит возьмёт на себя хотя бы половину удара — это уже повысит шансы Трикси больше, чем дополнительные несколько выпущенных огненных снарядов.
Трикси потребовалось всё время её короткого бега, чтобы призвать три слоя магической защиты.

Маг все еще лежал на боку, и казалось, что его голова и костяные конечности были слишком тяжелы, чтобы их можно было поднять из-за чего он вяло перетекал грузной кучей даже не стараясь встать. Вместо этого Маг был сосредоточен на том, чтобы использовать свой посох, чтобы стрелять в Трикси магией.
Трики бесстрашно шагнула вперед, и в сущих двух метрах от Мага щит Трикси послужил свою роль, рассыпаясь вихрями энергии от попадания нацеленного в сердце Трикси снаряда. Первый слой ее защиты разрушился, почти полностью заблокировав магический удар. Второй и третий слой защиты принял последующий колющий удар заострённой частью посоха, что после застрял в стремительно распадающемся щите. Посох на секунду остановился как вкопанный. Одним быстрым ударом вынутого на ходу Вакидзаси Трикси ударила в сочленения слагающих посох костей, откалывая часть посоха.

С испариной по всему телу Трикси, бросая мимолётный взгляд на мага, перехватывая в своём копытце копытца верный подарок Юры побежала дальше и, подкинув себя телекинезом в воздух, усиливая прыжок, в полёте зажгла свой рожок, запуская Вакидзаси в сторону подходящей мишени — горящего по центру шлема огня, в котором едва виднелась настоящая черепушка мага.

Раздался невероятно громкий хлопок, и Трикси отбросило назад, когда наружу вырвалась волна серо-золотого огня. Трикси уже ожидала, что её мех мигом сгниёт, ожидала боли, но это была не более чем волна жара, в которой было больше чистой магической силы, чем в любой прошлой атаке еще, отчаянная попытка в последнюю секунду оттолкнуть Трикси назад.
Спустя секунду Трикси почувствовала мучительную боль в голове, и её губы раскрылись, словно собираясь закричать, но она не могла издать ни звука, когда врезавшись в каменный пол покатилась по каменным осколкам.

Когда Трикси с трудом снова встала, шатаясь и истекая кровью из множественных ссадин, переломов и ушей, с кровавыми слезами на глазах, Костяной Маг не двинулся с места. Обе его конечности были прижаты к голове, словно защищая лицо.
Но Трикси зашла слишком далеко, чтобы остановиться сейчас. На ходу, смотря на подволакиваемую многострадальную ногу Трикси поморщилась, увидев лишь заострённый слом кости и лишённую волос болезненно выглядящую кожу, покрытую какими-то волдырями, на ходу лопающимися маленькими фонтанчиками чёрной крови.

В мутном мире Трикси не сразу заметила, что она подошла к Магу. Но, когда заметила, она сильными ударами, вынутым из духовного кармана, двуручным мечом, тихо вскрикивая, ощущая, как отпиливает конечности сама себе, начала перерубать призрачную псевдо-плоть конечностей, с которых кости сыпались и без её помощи, обнажая массивную корону Костяного Мага.
Изнутри растресканной, покрытой кратерами, костяной маски, изображающей неизвестного юношу, на неё смотрел череп, расколотый на две неровные части клинком. На одной из частей, что, тщетно клацая, пытались собраться воедино, выделялся одинокий ещё целы горящий серебром огонёк глаза. Он сосредоточил своё свечение на Трикси, что спотыкаясь на костях, направилась к нему и подняв вторую конечность, откинул упорно ползущую к нему Трикси назад, поднимая из горы костей неповреждённый посох.

Челюсть Мага шевельнулась, как будто он пытался что-то сказать, но, как и Трикси он не издал ни звука.
Неуклюже отпрыгнув от колющего удара посохом, Трикси пошла вновь, бросая взгляд вокруг себя и пытаясь найти отлетевшее оружие…
Она его не нашла…
Но, не важно…
Ему некуда бежать…

Последний огонёк погас, когда Трикси, незаметно для себя добралась до черепа Мага и вонзив единственное оставшееся оружие — свою ногу — в его глазницу, гулко застонав, упала на живот, когда вокруг неё взорвалась пыль от сдвинувшегося поверженного гиганта.
Боясь, того, что если она остановится, то всё закончится Трикси встала тоже и снова ударила своей ногой по тому же месту.
Тело не-мёртвого Мага сотрясалось, когда он пытался драться, пытался убежать, но был слепым и искалеченным. Оставшаяся конечность тряслась и пыталась дотянуться до Трикси, когда она с каждую секунду увеличивающимся некрозом тканей уничтожала свою конечность, всё глубже глубже впиваясь в череп нежити. В конце концов он опал на землю и замер, начав рассыпаться в пыль.

Трикси не могла отличить сон от реальности.
В один момент её в очередной раз убивали.
Она чувствовала, как её тело пожирает медленное гниение воздействия магии Смерти.
Это начиналось с её груди, которую разъедал ужасный жар, будто ее кости плавятся вместе с органами.
Следующей была её голова, и хотя она должна была умереть от этого, она чувствовала, как её шею и туловище быстро захватывала волна боли.

В следующий момент её тело тряслось в конвульсиях. Она слышала непонятные голоса, говорящие ей не сдаваться, говорящие ей, что с ней все будет в порядке.
Она им не верила.
Она видела, как она раз-за-разом умирала, снова и снова, пока шла по избранному ею извилистому пути.
Парадоксально, но в то же время огоньки голосов были рядом с ней. По крайней мере, один светящийся в темноте свет оставался рядом с ней все это время. Их голоса всегда были с ней, спокойные и успокаивающие.
Она хотела знать, почему боль наполняла каждое мгновение ее существования и почему она до сих пор жива.
Она должна быть мертва.
Костяной Маг убьёт её так или иначе.

Нет!

Сначала Трикси убегала, скакала в темноте прочь от врагов. Это всегда не помогало и её убивали.
Потом, в конце концов, она сдалась. Боль в любом случае была неизбежна.
Снова и снова она позволяла врагам атаковать себя, уничтожать себя, разрывать на части, ожидая, что в следующую итерацию всё прекратится.

Потом?
Она устала ждать смерти. Она устала видеть, как умирает раз за разом. Она устала от боли.

— Достаточно! — взревев, Трикси набросилась на Мага, когда тот несся на нее, окутавшись серым пламенем, став похожей на него. Трикси избавилась от своей ярости и страха, превращая свою слабость в силу и в мгновение ока превратила массивную Тварь в пыль.

Наконец ее боль ушла, и она легко и спокойно вдохнула сладкий воздух.
Память начала возвращаться к Трикси — последний рубеж сознания, поднявшийся ей на помощь, когда Трикси больше всего в нём нуждалась.
Она вспомнила последние циклы.
Вспомнила, как расколола его череп. Она знала, что эти моменты были настоящими.
Тогда почему она все еще здесь?
Оно маячило перед ней — эфирная чума на её душе. Тем не менее, она пытался убить ее, пронзая когтями, терзая тело костями, поражая магией её снова и снова, но что бы он ни делал, Трикси не умирала. Какую бы боль это ей ни причиняло, через секунду она вновь начинала дышать, а её сердце вновь начинало биться.
Трикси жива, потому что она сильнее, чем та, коей её считали другие, поняла Трикси.
Трикси убила его.
Он упокоен, а Трикси жива.

Трикси открыла глаза, ощущая себя на удивление неплохо.

— Привет. — сначала даже не поняв что видит, Трикси по совиному моргнув обвела взглядом гиганта метров трёх высотой, что, присев на корточки, смотрел на неё скалясь крайне зубастой волчьей пастью. Осознав что видит, Трикси, чьё сердце несколько поменяло дислокацию, оказавшись в области междукрупия, с грозным писком и храбрым, стоически каменным, выражением ошарашенной мордочки вскочила на копытца и передислоцировалась за ближайший угол…
Вернее попыталась, споткнувшись и покатившись по каменному полу…
Но, её никто не преследовал, и огромный гуманоидный зверочеловек в чёрных латах невозмутимо продолжил сидеть постукивая по лежащему на коленях титанических видов двуручнику, чья толщина превышала его собственные бицепсы.
С сильно стучащим сердцем Трикси начала осматривать себя, быстро заметив покрытое бинтами тело. Трикси ненадолго закрыв глаза вдохнула, поняв что тот огромный получеловек с волчьей головой то, кто ей помог.

— Ты самый странный бастард, которого я когда либо видел, но, в то же время, самый интересный из них. — наклонив по собачьи голову мужчина усмехнувшись встал, и Трикси поняла, что даже если встанет на задние копытца едва ли дотянется мужчине до колен. Этот воин воин возвышался над ней натуральной горой чернённой стали!

— Я единорог! — бахвально лёжа на животе, притворяясь что всё так, как запланировано, вскинув носик, Трикси продолжила — Я Трикси Луламун! И ничьим бастардом я не являюсь.

— Меня зовут Блайд. — отсалютовав Трикси несуществующей шляпой рыцарь продолжил — Ты показала хороший бой.

— Бой?.. — прищурившись и пошатываясь вставая Трикси, сморщившись, когда потирала себе копытцем грудь, продолжила — Не тот ли ты некто, что предлагал мне запиской сделку?

— Тот. Не видел уж сам бой, сделанный тобой защитный купол вышел на диво качественным… — покачав головой, показывая клыки во время улыбки, Блайд продолжил, — но его последствия, увиденные мной, прекрасно мне всё рассказали.

— Защитный купол?.. — вспомнив про серый купол Трикси, встряхнув головой простонала. — А… Ясно… Мда-а…

— Кстати, да. Держи. — быстро вынимая у себя из-за плаща, Блайд протянул Трикси знакомую сумку с флягами, за ремешок которой было воткнуто знакомое кобылке оружие, после поясняя — Лежало среди пепла. Наверное, это твоё. Зелье багровых слёз, что было в находящейся в сумке фляге мне для твоего лечения пришлось слегка доработать, добавив в него настой на молоке муравьиной королевы. Очень хорошо для лечения ран любого существа, связанного смертью.

— Что ты имеешь ввиду? — настороженно прищурившись, Трикси слегка дрожащим копытцем вынула флягу, смотря на золотистые переливы начавшие просвечивать сквозь стекло фляги.

— Ничего не имею ввиду. Это метка имеет часть сил Принца Смерти. — пожав плечами, Блайд, вновь присев на колени рядом с Трикси, продолжил тыкнув в её тускло мерцающую сквозь бинты метку — Смотря в близи смертью от неё несёт большей, чем от обсидиана в навершии моего меча.

— Рог кошмара мне в зад!.. Как же это тупо-о!.. — Задумчиво переведя взгляд на грудь Трикси, в голове которой сложился пазл, закрыв глаза тихо закричала себе в копытца. То есть она всё это время обнималась не просто с какой-то монашкой, а с монашкой некроманткой!.. Объективно говоря, Трикси даже не знала как на это реагировать, кроме как кричать.

— Маг Смерти которого недолюбливает нежить… — смотрящий на неё Блайд, неправильно её поняв, хмыкнул на эту сцену, переведя взгляд на труп Даривилла, убитого им пока кобылка лежала в отключке. — В жизни случаются и более странные ситуации. Но это несомненно одна из самых ироничных.

— Хватит издеваться над Трикси! Ей и так тошно! — глухо и возмущённо пробурчав себе под нос Трикси, пнув камешек обиженно надулась.

— Ладно, Погасшая воительница. — пожав плечами Блайд подойдя к уже упомянутому телу предателя вгляделся в торчащие из его груди, во время разговора засветившееся, небольшое устройство, являющееся смесью из классической механики часового устройства и зачарованных предметов, использующих в качестве источника питания блестящие камни. Обернувшись на заинтересованный взгляд Трикси Блайд после секундного размышления пояснил — Пытаюсь вытянуть душу Даривилла. Он украл у моей госпожи Ренни одну очень ценную вещь… Но с собой у него её не оказалось.

— Хм! — хмыкнув на это Трикси проведя задумчивым взглядом устройство встряхнула головой — Ренни? Это которая в белых плаще и шляпе?

— Да. Откуда ты знаешь её одеяния? — не меняя интонации Блайд слегка передвинул одну руку к торчащему из поясной сумки тонкому ножу.

— Она повстречалась с Трикси в одном из храмов, но после короткого разговора испарилась… Странная встреча. — Задумчиво потирая подбородок Трикси обвела взглядом Блайда, как бы невзначай зажигая свой рожок в ответ.

— Ясно. — пожав на это плечами, прищуривший один глаз Блайд, вернул руку на пояс. — Ты уничтожила основной источник распространения смерти в казематах, поэтому у меня не хватает энергии для процесса…

— То есть, ты хочешь, чтобы Трикси тебе ещё и батарейкой поработала?! — возмущённо топнув копытцем Трикси взглянула в хитрую морду волка.

— Да. — ещё раз пожав плечами волк хмыкнул. — Как говорится, общее дело сближает.

— Ладно. Так уж и быть, Великая и Могучая Трикси тебе поможет. — Фыркнув, Трикси, осматривая явно дорого выглядящую броню и помня оговорку про «пропитанный смертью обсидиан» решила ненадолго откинуть мелочи. — Так что там с наградой? Что ты можешь предоставить Трикси?

— Оружие. Доспех. Предмет… Или знание. Но, мы же оба понимаем, что ты выберешь? — усмехнувшись, Блайд протянув руку, взяв подошедшую Трикси за слегка исхудавшее копытце, другой рукой размотал бинты, показывая Трикси едва заметную сетку светящихся серым трещин, разошедшуюся по её телу — Твоё тело сейчас переполняет Смерть в её неструктурированной форме. Для неподготовленного тела это, как ты понимаешь, слегка вредоносно. Попробуй выделить излишки и излить смерть в сторону сборщика. Я помогу направить.

Задумчиво кивнув Трикси, после секундных раздумий закрыла глаза начиная первый круг медитативного направления потоков энергий в теле в котором создаёт новые заклинания Колдовства Единорогов и в который в последствии добавила дополнительные круги, во время которых исполняет медитации показанные Гидеоном, что позволяло ей гарантированно не заснуть, будучи убаюканной светом и силой звёзд, хоть и несколько замедляло весь процесс.
Трикси быстро заметила изменения в своём энергетическом теле. Самой яркой вещью, увиденной ей был знакомый знак, что теперь судя по всему уже на самом деле заменял собой сердце Трикси, бьясь в заметном ритме слитый с вихрем её магического источника и искажая её спектр энергий, делая цвет как самого ядра, так и исходящих из магического источника протуберанцев энергий немного бледнее привычных.
Смотря на кружащую вокруг источника и метки тонкую взвесь излишков энергии, что бессильно пыталась втянуться в переполненный энергий источник, что из-за переполнения давал Трикси ощущение лёгкого опьянения. Покачав несуществующей головой Трикси, немного подумав, начала перетягивать излишки серой энергии в сторону слабого серо-голубого огонька, что мигал, пытаясь показать Трикси куда нужно направить энергию.

Открывая глаза спустя неопределённое время, Трикси, проведя взглядом до боли знакомый серый дымок — что спускаясь с копытца начал втягиваться в находящийся в механизме кристалл, что спустя секунд тридцать, с механическим щелчком спустился в корпус — грустно вздохнула, потеряв розовую дымку опьянения, и не зная как реагировать на потухшие, но оставшиеся на теле трещинки, которые на открытом воздухе слабо покалывали вытянув копытце из покрывшейся тонкой ледяной коркой конечности полуволка Трикси завязала серыми, покрытыми едва бликующими рунами, бинтами свою ножку назад. Если Трикси не обманывает память то это…

— Это бинты, которые используют многие маги для улучшения степени сопротивления телу вредоносным веяниям энергий. — отцепляя от нагрудника обезглавленного воина прикрученный на четыре болта прибор, Блайд невзначай продолжил за Трикси её мысль. После, Блайд, перетянув из-за спины сумку, начал в ней копаться, задумчиво обращаясь к Трикси — И, да. Только не говори, будто я не держу слово. К моей госпоже иногда приходит обмениваться знаниями некромант Гаррис. Это маг, что заново открыл считавшиеся утраченными древние чары. — закончив копаться в сумке Блайд вытянул тонкую тетрадь, которую после передал Трикси что заинтересованно начала рассматривать заполненные убористым подчерком листы тетради — Вот твоя награда. Это переданные им записи по основам магии Смерти. Думается мне, тебе это будет полезным.

— Да… — задумчиво протянув, Трикси, уйдя в память, вглядываясь во впившиеся в сознание циклы смертей, содрогнувшись, кивнула.
В следующий раз она так просто не дастся!

— Ах да, чуть не забыл. Если отправишься на север, в Райю Лукарию, и повстречаешь почтенного кузнеца, который слегка… крупноват… Скажи ему, что это я тебя прислал и он не откажет тебе в помощи. — тихо произнеся последние слова Блайд хмыкнув потрепал кивнувшую кобылку по холке.

— Трикси запомнит твои слова. — сбросив копытцем его руку Трикси продолжила — Ты не знаешь, где в этом здании может находиться архив или помещение управляющего?

— Нет. Но опыт мне подсказывает, что в одном из помещений, находившихся здесь. Учитывая то, чья это бывшая тюрьма, тебе интересна магия Приращения? — тихо произнеся последние слова Блайд хмыкнув потрепав кивнувшую кобылку по холке продолжил — Тогда ты её здесь не найдёшь — ведь всё давно выгреб Годрик.

— Чёрт… — простонав Трикси кивнула, понимая, что зверочеловек говорит в принципе правильные вещи.

— Ну, раз здесь всё было пропитано смертью, то, возможно, что-то полезное для себя ты здесь найти таки сможешь. — щёлкнув дёрнувшуюся от неожиданности Трикси по носу Блайд продолжил — Ну а мне пора уходить. Ты мне понравилась, мелкая, поэтому того, что наёмники вломятся в казематы, пытаясь понять что здесь шёл за бой, ты можешь не бояться, я с ними разберусь.

— Спасибо. — кивнув, Трикси задумчиво обвела взглядом помещение, морщась, смотря на гору праха, рассыпанную по полу. Вернув взгляд на застёгивающего ремни сумки Блайда Трикси протянула ему копытце — Трикси благодарит тебя за помощь. До встречи.

— До встречи, юное дарование. — с кивком пожав ей копытце Блайд встал и уже выходя из помещения вскинув кулак, на ходу продолжил — Ты невероятно сильно напоминаешь учителя сестры моей Госпожи. Когда то он смог победить бога Гнили… Интересно, какой великий подвиг сможешь сотворить ты?

— Кого? Эй!.. — вскочив и пробежав несколько шагов Трикси раздражённо фыркнула, когда Блайд, чиркнув быстро выхваченным кинжалом по руке исчез, растворяясь в воздухе. — Почему здесь все любят так уклоняться от разговора? Трикси так же хочет…