Принцесса Лу́на. Воспоминания

Мало кто знает, как выглядела Эквестрия в прошлом. И ещё меньше ныне живущих знают о том, что Селестия не всегда была непогрешимой и доброй правительницей. Принцесса Лу́на приоткроет завесу древних тайн и с радостью ответит на все ваши вопросы устами своего верного рыцаря и ученика.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Черничный пирог

Один из моих фанфиков на «Третий Конкурс Коротких Историй». Тема, напомню, «Поставить на тёмную лошадку». Рассказик с хитринкой. Любая аннотация всё испортит :) Просто поверьте, что прочтёте не зря. Читать рассказ «Черничный пирог» на Google Docs

Другие пони

Моя сестрёнка - пони

Моя приёмная сестра - пони, и она старается убедить в этом всех.

Человеки

Я достану тебе звезду с неба

Старлайт решилась восстановить старую дружбу, но одной ночью что-то пошло не так.

Старлайт Глиммер Санбёрст

В свете погасших фонарей

Приближается Ночь Кошмаров. В такое время все пони любят рассказывать страшные истории. Пожалуй, настало время для одной из таких историй.

Дерпи Хувз Другие пони Доктор Хувз

Когда я пью...

Вечер в компании хикки.

Эплджек

Полёт Лайтинг

Любопытство юной принцессы Твайлайт Спаркл вынудило Луну поведать ей об одном из самых страшных секретов аликорнов.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

От рассвета до рассвета

Один обычный день из жизни принцессы Селестии в шести сценах. Что он принесёт уставшей за неделю принцессе? Смех и радость? - да. - Новых друзей? - конечно же. - Врагов? - это вряд ли. - Ужасный адский труд? - несомненно. - Новые приключения? - разумеется. - А может Мэри Сью разобьёт её любимый витраж? - увидим...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Любим, но не помним / Loved, but Not Remembered

Что такое память? Почему кажется, что важные вещи ускользают, а другие преследуют, разрушают и не хотят покидать нашу голову? Её звали Лира Хартстрингс, но никто не вспомнит о ней.

Скуталу Снипс Снейлз Лира

Найтмэр негодует! (Супер-мега-эпично-короткий фанфик)

Возвращается как то раз Найтмэр Мун с луны...

Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Автор рисунка: aJVL

Погасшая Трикси

Глава 28 Петля

Серо-золотая пустота была всем, чем Трикси её себе представляла. Она была бесконечна, реальность и ирреальность была бесконечна, и лучше всего, было то, что Трикси была не в Междуземье — вокруг было идеально тихо и полностью отсутствовала та давящая атмосфера тихого увядания и депрессивной стагнации. Действительно блаженное место…

Ну, в общем, именно так Трикси всегда и представляла себе такое место — чистилище, достойное Величайшей и Сильнейшей. Но, Трикси понимала что если бы она была мертва, то… она была бы слишком мертва, чтобы что-либо заметить. Смерть просто так. Чернота. Ничто. Сон без сновидений или даже знания сна вообще.

Поэтому, сложив два и два, Трикси открыла глаза, поняв что видит она светящий в них свет и чувствует солнечное тепло.
Теплые солнечные лучи падали на заросшие руины форта и на неё. Правда, сейчас солнце хоть и припекало, но не невыносимо, Трикси укрывал от палящего жара солнца её собственный плащ…

— Гхм?.. — отбрасывая не к месту литературно-пафосные мысли, недоумённо оглядевшись, Трикси, вспомнив окончательно события последнего часа быстро начала осматривать себя, вскоре действительно заметив отлично видимые повреждения плаща и брони, и фантомные, остаточные, ощущения от ранения, которое сейчас напоминало о себе тонкой сеткой, расходящейся по боку и едва заметной даже мягкой чувствительной частью копытца.
Увидев, что во фляге лечебного зелья осталось на сущий глоток, покачав головой, думая что Мелина опять решила ей подобным способом помочь, вытянув из смертельной опасности Трикси оглянулась вновь заметив скрытые в траве сияющие золотом письмена.
Подходя к ним, Трикси, думающая о том, что таким образом Мелина хотела выразить своё фи подобной безбашенности со стороны Трикси, но…она увидела немного иное. И даже немного призависла после этого.

Изодранный фиолетовый плащ развевался на ветру, но Трикси не обращала на это внимания и продолжала сидеть, думая над тем, что было написано под её копытцами.
Мох и лианы покрывали почти каждый сантиметр древних каземат, но камень надписи под ней не был покрыт толстым слоем грязи и травы, отлично показывая странное сообщение.

«Аккуратней стоит быть, Погасшая.
Но, ты меня заинтересовала.
Давно не видел выходцев из Селлии, тем более таких особенных.
Как насчёт сделки?
Если ты дойдёшь до клети Дарривила и сможешь хорошо показать себя, получишь награду, которую назовёшь. В разумных пределах, конечно.»

Прочитав несколько раз предложения и таки отмерев, начав покрываться красными пятнами от злости Трикси настороженно огляделась, недоумевая ещё больше.

— Эй! Трикси тебе что представление должна делать?! — спустя секунду начав злобно топать Трикси зафырчала как раскалённый чайник — Это не вежливо вообще-то!

Увы, но Блайда, скрытого в тени камня Трикси, как и в первый раз не заметила, ведь он находился под магической маскировкой, созданию которой его обучил один старый оккультист, ныне покинувший мир живых.

Хоть, Блайд в этом не признался бы и самому себе, но чем то эта девушка напоминала его самого в молодости, когда он еще был мелким волчонком, только переданным в рамках мирного договора вместе с братьями детям правящей четы… Блайд даже находил что-то приятно ироничное в том, что он с Маликетом остались единственными выжившими Тенями. Слабейший и Сильнейший… Свободный и скованный.

Хоть, сейчас Блайд и в какой-то степени жалел о том, что в лицо высмеял своего брата, впавшего в искушение корней смерти, но всё же сумевшего найти его…
Показав своим примером правильность пути его Ренни. Ведьмы Ренни. Ведь, порядок Золота и Марики может лишь извращать и уничтожать всё, чего касается…
В то же время леденящий холод Тёмной луны сохраняет и оберегает.

Задумавшись и уйдя в свои мысли Блайд вышел из них, когда та, кто во время своей ругани в его сторону назвала себя Трикси всё же успокоилась, зажав передними копытцами грудь…

Вливая понемногу ману в благословение балдахина Трикси начала успокаиваться, под волны приятного холода, убирающие вредные сейчас эмоции.

— Та-ак… — оглядываясь вокруг и думая над общей ситуацией Трикси, закрыв на секунду глаза, задумалась над предложением.

Трикси хотят воспользоваться, чтобы не биться с нежитью самим, но тот кто её использует в то же время понимает, что убив Погасшего после выполнения сделки и не отдав указанную награду, он рискует столкнуться с бараньей упёртостью Погасшего, что воскреснув, крайне зло пойдёт забирать причитающееся уже с трупа нанимателя. Учитывая последнее, выше вероятность того, что её не обманут с платой, пусть и понятие «награда, которую назовёшь» вещь размытая, а разумные пределы у каждого разные, из-за чего Трикси маловероятно что получит что-либо строго соответствующее запросу…
Но, тут уж как пойдёт.

Открыв глаза Трикси начала думать, уставившись на каменную стену.
Подняв камень с выгравированной на нём тускло светящейся руной Трикси недолго даже любовалась красивым, по-своему, булыжником, который вскоре рассыпался в прах, прервав её минутку отдыха.
Вздохнув, Трикси, задумалась вновь, костеря уже себя за то, что не подумала где и как хочет тестировать заклинания. В конце концов, Трикси сама поняла, что встретит нежить, сама видела мертвецов, ходячих скелетов! И кинула в них непроверенное заклинание!
И к чему же это привело?
Правильно! Она едва не погибла!
Чему на скелетах гореть?! Тем тряпочным обрывкам, что держались лишь чудом и магией смерти?

Постояв, сверля стену и тихо шипя различные ругательства Трикси замолкнула, когда вспомнила строки из довольно сильно запомнившегося и ссинергировавшегося с памятью погибшего ронина и речами Юры трактата Бусидо, что хоть и не понравился некоторыми своими постулатами Трикси, но в котором всё же говорились дельные, ну, относительно того, что с Трикси сейчас происходило, конечно, речи.

«Не существует ничего невозможного. Если человек проявит решимость, он может сдвинуть небо и землю по своему желанию.
Но поскольку люди нерешительны, они не могут отважиться на это.
Чтобы легко сдвинуть небо и землю, просто нужно сконцентрироваться. И, быстро топнув ногой, пройти даже сквозь железную стену.»

Постояв ещё пару секунд, Трикси, оскалившись злой улыбкой пошла в казематы.

— Трикси на то и Великая и Могущественная, что подобные мелочи её не остановят! — тихо процедив эти слова, Трикси, зайдя внутрь, теперь уже готовая к опасностям, что может встретить, создав магический светлячок и несколько сосулек в виде некрупных глыб, а не игл, подвесила их над собой небольшой аркой, намереваясь разбить любого врага, что появится в поле зрения.
Проходя мимо остова скелета-копейщика и подбирая его каплевидный щит телекинезом, Трикси, настороженно оглядывающаяся вокруг, помня судьбу прошлого своего магического щита и не доверяя теперь чисто магическому способу защиты решила усилить силовой щит ещё и этим щитом, ставшим дрейфовать рядом с ней, чтобы следующий веточный сюрприз оказался не настолько фатален для здоровья и воткнулся в щит, пусть даже и разбив эту хлипкую конструкцию на куски.

Настороженно вслушиваясь в окружающие звуки и смотря в как будто клубящиеся тени, Трикси, оскал которой только усилился, несмотря на ледяное спокойствие внутри, быстро огляделась, осматривая помещение, где она находилась в более спокойной обстановке, становилось понятно, что она была в том, что, когда-то было небольшим тупиком в прямой кишке коридора, расходящегося от помещения, где находилась Трикси в две стороны, превращенным из серии коридоров, которые защитники могли использовать для поддержки слабых мест, будучи защищенными, в ныне давно разграбленную кладовую, предположительно, где хранилось запасное оружие, доспехи и еда, если бы все это еще не было украдено, конечно.

Возможно, через ту же самую дыру, через которую Трикси только что вновь вошла. По крайней мере, оставшиеся пустые стойки от оружия и брони, вместе со стоящими остовами ящиков говорили об этом довольно красноречиво.

Пока Трикси оглядывалась, из левого поворота коридора, из которого вышли встречать Трикси прошлые скелеты, раздался уже знакомый звук перестука костей, что заставил её уши, насторожившись, занять вертикальное положение, и она повернулась в сторону коридора, приготовившись атаковать, как раз в тот момент, когда вошел одинокий скелет, у которого из снаряжения был только обломок меча. Он был в лохмотьях, а его глазницы светились гораздо слабее, чем у прошлых встреченных скелетов.

Его экипировка так же когда-то была солдатской, но гораздо более низкого качества. Металла на нём не было, а останки одежды на нём были рваными и грубо скроенными даже на вид, единственная заметная вещь в нём была — это доска с тремя отверстиями на ней, которая сохранилась лучше всего.

Позволив скелету подойти поближе, выходя туда, где подкрепление скелету не будет такой уж неожиданностью в бою, ведь местность была изучена и костяков на входе больше не было найдено, Трикси, обнажив свой клинок, отбрасывая от себя мысли, что понятия не имеет зачем это всё делает, и собирается умирать раз за разом, участвуя в таких ненужных драках ведь хоть и смерть больше не была постоянной проблемой, но боль от неё оставалась прежней… Выждав нужный момент, прицельными бросками сосулек отвлекая нежить, кости которой отлетая из-за сосулек утягивали за собой ближайшие прикреплённые магией кости, Трикси, броском соседней стойки лишая скелета окончательной структурной целостности, рывком прыгнула вперед, перерубая подлетевшую в воздух челюсть.

Вздохнув, Трикси, выждав пяток секунд, всматриваясь в обе стороны коридора и вслушиваясь в звуки, облегчённо вздохнув, поняв что в этот раз враг был один, пошла медленно влево — посчитав, что раз оттуда идут скелеты, значит там что-то находится — держа в одном из копытец вакидзаси и левитируя рядом щит, намереваясь продолжить действовать подобным методом — в конце концов, скелетов здесь не может быть слишком много, так по одному они и закончатся…

Трикси, что насторожилась от странного запаха чего-то протухшего, всё равно едва увернулась, от неожиданности вскакивая на задние копытца и неловко отходя назад, рассекающим воздух взмахом меча отпугивая опасность, когда из темноты одной из камер-коморок — что внесистемно располагались по обе стены плохо освещённого коридора, каждый раз показывая Трикси, заглядывающей туда пустоту, пыль и запустение — выскочил скелет, обмотанный чёрной тканью, ударивший Трикси по магическому щиту и следующим ударом высечев искры из подставленного под удар вполне настоящего щита, что хоть по инерции и отлетел назад, пойманный Трикси уже летящим к стене, но сумел затормозить нападающего, позволив Трикси прийти в себя и прицельно ударить наискось, снизу вверх, по груди, магическими взрывами, заплясавшими на лезвии клинка, разворачивая грудную клетку нападающего, обрызгивая всё вокруг жгучей жижей, которая начала шипеть на воздухе и медленно разъедать сферу щита.

Чертыхнувшись, Трикси отступила назад, поднимая телекинезом стоящий рядом трухлявый стул и запуская его во врага, что слегка провернув туловище пропустил метательный объект мимо себя, впрочем, не сумев увернуться от влетевшего в голову огненного шарика — заклинание создания которых всё ещё крутилось в голове Трикси из-за чего она, несмотря на свои проклятья об неуместности использования непроверенных заклинаний, всё же использовала его, когда, заметив в слабом свете светлячка пусть и прогнившую, но кожу и поняв, что это относительно свежий мертвец, вспомнила то, что свежая нежить хоть и имеет некоторые магические и чисто практические особенности из тех времён, когда была ещё жива, но при этом она гораздо более сильно отталкивается от внешней оболочки и уничтожение головы у свежих, в отличие от древних скелетов, позволяет нейтрализовать опасность на достаточное время, чтобы про неё в боевых условиях можно было забыть — и, это оказалось верным, ведь, разлетевшаяся на крупные куски голова прекратила ложную жизнедеятельность противника, из-за чего он опал на землю грузной кучей, искать в которой засветившуюся сквозь гнилую плоть косточку, что будет пытаться реанимировать тело, Трикси совершенно не желала…

Настороженно подойдя к врагу поближе, Трикси, которая таки поняла, от кого шёл настолько противный запах, сморщившись и всё же попробовав потыкать в него отломанной ножкой стула — что после запуска во врага, разломался, врезавшись в стену — надеясь быстро найти треклятую кость и забыть как страшный сон произошедшее, вскоре с храбрым писком отбежала, когда нежить со звуками спускаемых из всех щелей газов начала сдуваться, распространяя вокруг себя серый газ, подобный тому, что использовал скелет-арбалетчик. Быстро сложив два и два, смотря на начавшиеся разрушаться вокруг дыма деревянные, пусть и хлипкие, но конструкции, вокруг которых начала появляться странная шипастая бахрома, Трикси, сглотнув когда светлячок, висящий над телом, мигнув, потух, мгновенно приняла решение отойти к входу, подумав, что этот коридор теперь для неё недоступен и лучше будет пойти иным путём…

Создав новый светлячок и пустив его впереди себя, Трикси, отхлебнув голубой жижи из зачарованной фляги, восстанавливая ментальные и магические силы, создала новую арку сосулек, и потирая грудь, где расположилась усилившая свои ледяные успокаивающе приятные волны метка благословения балдахина, вернувшись в этот раз без препятствий назад, Трикси, смотря всё время на манящую неровную арку, из которой лился яркий дневной, всё же покачав головой и сжав губы в тонкую полоску, развернулась и пошла в другую сторону, пойдя по другому направлению коридора, который представлял собой ещё более плохо освещённое место чем первый, но в то же время и более прямое и короткое, оканчивающееся дверным проёмом, из которого исходил довольно сильный бело-золотой свет, что при приближении оказался стоящим на дальнем от неё краю полукруглого, довольно большого, двух ярусного помещения, костром.

Беззвучно горящим костром, в серо-белых отблесках которого были видны десятки скелетов, что как будто вросли в сонм тонких корней, сплетающихся в ажурной жуткой, но в то же время притягательной конструкции внутри костра в вытянутое яйцо с находящимся внутри него огоньков, а задние конечности скелетов медленно шевелились, создавая очень жуткий и безмолвный танец, что, в сочетании с полностью заросшим в переплетениях колючек залом выглядело настолько чужеродно и страшно, особенно вместе со стоящими, хаотично разбросанно по помещению, големами-наблюдателями гипнотизирующими руническую светящуюся фиолетовым круглую платформу-углубление неподалёку от костра, что Трикси, подумав пару секунд, хотела пойти назад, решив что это конкретное место она оставит так, как есть, начав его проверять, если потребуется, самым последним…

Но, уже развернувшись, чтобы пойти назад, Трикси, заметив то, что светилось из коридора золотым, после короткого раздумия прошла вперёд, быстренько, по стеночке, просеменив к одному из углов, что, судя по всему шёл параллельно с тропой с другой стороны стены, Трикси, дотронувшись до качающегося светлячка с глубоким вздохом смотря на копытце и огонёк размышляя о том, что может сейчас невероятно легко переместиться в Форт или в ту же Крепость, прекратив свои мучения с очередным вздохом откинув эти мысли отвернулась от огонька, пойдя дальше.

Пройдя по помещению метров десять Трикси заглянула в первое помещение, после секундного разглядывания которого поняв, что видит не камеру, но спальню, в которой стояло штук шесть двухъярусных кроватей и несколько шкафов с комодами.
Настороженно оглядываясь Трикси зашла внутрь, чтобы удостовериться, что её никто не ударит в спину.
Найдя в углу довольно пустого помещения сидящего рыцаря, в почти полных сильно повреждённых латах, от которых также несло гнилью, латах без забрала, Трикси, кивнув самой себе, запустила серию из образованных в виде глыб сосулек в сгнившее, сведённое судорогами лицо вероятного врага, что, поняв, что Трикси его заметила (или проснувшись, кто эту свежую нежить знает?) начал медленно вставать, впрочем, быстро вернувшись на бренную землю, когда Трикси, дёрнув передние ножки стоящего рядом шкафа уронила его на нежить. И, хоть грохот ломающегося трухлявого дерева разнёсся, наверное по всем казематам, но и гора железа оказалась придавлена, давая кобылке возможность аккуратно подойдя к пытающемуся убрать с себя шкаф мертвецу резким движением перерубить не защищённую шею, прекратив движения мертвеца, чья голова покатилась по полу, начав медленно брызгать чёрным ихором из обрубка…

Уже намереваясь спокойно вздохнуть, Трикси настороженно отпрыгнула от тела, когда вытекшая гнилая кровь взлетела серой взвесью, медленно отходя назад Трикси, настороженно смотрящая на встающего рыцаря, что подобрав голову и поставив её на место встал вновь, поднимая обрубок двуручного меча и лопая в руке слабо мерцающий сгусток серо-золотого цвета, окончательно восстанавливая раны, начиная выглядеть пусть и подгнившим, но всё-таки целым человеком с цивильной бородкой, что отдав воинскую честь и встав в боевую стойку пошёл к Трикси.

— Ч-чёрт… — тихо цедя ругательства Трикси, оглянувшись вокруг и поняв что ящики и тому подобное ей слабо помогут, вынув посох сосредоточилась, начав, стоя на двух копытцах и используя посох в качестве опоры медленно отходить назад, стреляя во врага снарядами блестящих камней и медленно начиная паниковать, из-за того, что хоть и медленно идущий, но при этом, казалось, бессмертный мертвец неоднократно падая и теряя куски своего тела всё равно вставал и настырно шёл прямо к Трикси, что отступая назад вскоре врезалась спиной в стену и, падая на четыре конечности, вздрагивая от неожиданности, икнув, отпрыгнула вбок, когда подошедшая нежить-рыцарь размашистым ударом сильно повреждённого клинка, высекая искры из камней, ударил по месту, где она стояла секунду назад.

Отбегая ещё немного и оглядывая врага, Трикси, отозвавшая посох, передвинув телекинезом щит наизготовку и переместив одно из своих копытец от выреза мешочка с блестящими камнями к рукояти вакидзаси, приготовившись к движению, скачком приблизилась к противнику, принимая на заскрипевший щит удар меча и встречным ударом намереваясь подрубать ногу не-мёртвого солдата, Трикси, следуя советам Юры ударила в созданное ей самой слабое место — разрушенный снарядом сегмент брони, впрочем, не сумев с первого удара перерубить ногу полностью, ведь она оказалась гораздо «толще» и «прочнее» ноги того же Наёмника из Кайдена!

Чертыхнувшись, Трикси отпрыгнула, не рискуя понапрасну и ища следующий удачный момент для удара, отходя от медленного и неуклюжего, пусть и крайне прочного и не умирающего солдата…

Резкий скачок солдата вбок — когда Трикси, найдя закономерности в его махании мечом, рванула на сближение, намереваясь воспользоваться замеченной брешью — стал для Трикси неожиданностью, из-за чего следующий удар рыцаря, что, используя всю массу своего тела, отвесным ударом разбил магический щит и, пинком отправляя кобылку полёт, разбивая её телом одну из кроватей, перехватив вылетевший из не таких целых, как во времена жизни, пальцев меч за лезвие, с размаху ударил им по единорожке, которая в панике попыталась подставить под удар щит, что из-за паники в поле телекинеза буквально шатался и поэтому всю силу удара не удержал, отправив ровную киркообразную гарду в одну из выставленных ножек.

Вскрикнув, Трикси, вливая ману в знак благословения, убирая боль, перекатилась толчком телекинеза в сторону, прячась от следующего удара за одним из столбов, поддерживающих потолок, и, начиная хромая уворачиваться от ударов, хлюпая носом под выступившие слёзы и стараясь не наступать на саднящую ногу, судорожно отпила из багровой фляги…

После еще полуминуты плясок по всей комнате-казарме, разрушая абсолютно всё, что там находилось, Трикси, сумев отпить из второй своей наиболее важной и полезной фляги, восстанавливая уже начавшие показывать дно резервы организма, сожалела о том, что сама себя пеняя на то, что враги, то к иллюзиям восприимчивы и дав себе обещание не забывать про все свои возможности… встретилась с врагом что не имеет гла…

Погодите-ка…
А как они тогда видят?
Чувствуют магию?..

Даже как-то зависнув от этого вопроса Трикси как-то по инерции увернувшись от ударов, от неожиданной мысли не реагируя на пролетающий в миллиметрах клинок, удручённо застонала, и, решив на месте проверить теорию отпрыгнула назад, и создавая не очень похожую на себя — скорее даже похожую на полупрозрачный поникен — фигуру из иллюзорных полей, которые на самом деле являются скорее более усложнённым и растянутым по площади светлячком, на вроде того, что всё ещё летал под потолком, только при вливании маны он не светился больше, а становился всё более похожим на мысленный оригинал — у того же Гидеона это заклинание приводило к созданию абсолютно идентичной копии, например — но в его случае помогал усиленный всеми правдами и не правдами мозг, который имел достаточно мощностей, чтобы регулировать силу и спектр света на каждом…

Каждой структурной плоскости световой иллюзии — вследствие этого световая копия Трикси и была похожа на угловатый поникен, ведь из-за нервов и всего остального, навроде пытающегося убить ее верзилы, у Трикси не хватало сил ещё и на детализацию и изменение цветов, из-за чего он, как и светляк имел явный малиновый оттенок свечения.

И, догадка оказалась более чем верна, ведь когда Трикси и её светокопия галопом разбежались в разные стороны нежить сначала закрутила недоумённо головой, а потом начала пытаться убить притормозившую свой бег-полёт светокопию, что хоть и не полностью отвлекала рыцаря, что спустя секунду таки начал пытаться зарубить уже две цели, включая так же притормозившую, управляющую копией Трикси. Но световая копия отвлекала его внимание достаточно, чтобы дать Трикси самое важное — шанс.

И, Трикси, приноровившись управлять копией и одновременно с этим действовать, воспользовалась им, начав восстанавливать преимущество, когда удачным ударом поднырнув под отвлёкшегося солдата, перерубила конечность рыцаря, сразу отбрасывая её телекинезом в коридор, не давая противнику её вернуть назад. И, как Трикси и надеялась, восстановить конечность рыцарь не смог — максимум, на который его хватило, это остановить вытекание чёрного ихора из раны.
Аккуратно переступая через деревянные обломки Трикси, угрюмо отпрыгнув от очередного удара нежити, — что наконец поняла кто из них настоящая Трикси — как будто нацеленного на то, чтобы разрубить Трикси на две Трикси (Почему как будто?! Этот дуболом вполне действительно на протяжении всего боя намеревался Трикси укоротить!), перехватив клинок рыцаря телекинезом, телекинезом же и толкнула солдата в сторону дверного проёма, после, подобрав его ржавое оружие и свой лежащий неподалёку щит, запустила их в медленно, в очередной раз встающего рыцаря, что из-за своего веса пролетел от силы пол метра.
Толкая, после этого, себя телекинезом, чтобы ускориться, Трикси со злым матом на языке врезалась в рыцаря, вонзая ему в лицо вакидзаси и начиная несколько истерично перфорировать лицо врага, превращая его в швейпоньский сыр, задев таким образом даже что-то важное Трикси, утянутая на бренную землю вслед за упавшим телом, продолжила бить, ведь нежить не закончила свою не-жизнь и хоть и был безоружен, но подобрав камень продолжил молотить по спине Трикси и пытаться её сбросить с себя. Момент, когда рыцарь прекратил превращать спину Трикси в сплошной синяк, ломая рёбра, стал для неё мигом блаженства. И даже отсутствие хоть каких то ощущений от как минимум половины тела, кроме боли, конечно, и металлический привкус во рту, и жидкий кашель, что пробил сползшую обессиленно кобылку не могли помешать её улыбке.

Чувствуя, как её начинает клонить в сон, Трикси, даже в таком состоянии понимающая к чему это приведёт выпила всю бутыль алых слёз и кряхтя начала вставать и медленно почесав копытцем саднящую от стремительно заживающих ран шею, Трикси, начавшая приходить в себя, содрогаясь от фантомных ощущений, смотря на устроенное разрушение, прохромала до двери, выглядывая и прислушиваясь к тому, сильно ли её шум возбудил нежить, и, спокойно вздохнув, поняв, что пронесло, ведь шума топота ног не было, Трикси, следуя мановению своих хотелок подобрала древний остов двуручного меча и убирая его в духовный карман медленно пошла к огоньку утраченной благодати, подсознательно слегка боясь того, что чёрный кровавый ихор, который залил за время драки её всю и который обжигал её даже сейчас, всё-таки её добьёт, оказавшись кислотой или еще какой гадостью.

В наслаждении упав на пузико у золотого огонька Трикси, устало вздохнув, даже слегка прикорнула, загипнотизированная переливами света, но после особенно громкого хруста от костяного костра неподалёку, единорожка с глухим стоном встала, с сожалением понимая, что место вокруг неё совсем не безопасно для сна, даже короткого и пошла дальше, надеясь, что больше в подобные ситуации не попадёт.

Проходя в узкий коридор Трикси пошла по нему, начав встречать скелетов более упорядоченно и не менее упорядоченно избавляться от гораздо более пассивных и неуклюжих скелетообразных мертвецов, что лежали грудами костей вдоль стенок, вставая громыхать костями, стоило Трикси пройти мимо них, но, на них трюк со световой копией работал не менее действенно, из-за чего это напоминало скорее избиение котят — дошла до прохода дальше, в новый коридор, который, правда, был коротким — ведь на первом же повороте путь преграждал упавший сегмент потолка, освещая всё вокруг ареолом солнечного света, что искривлялся на множество лучиков, преломляемый до этого незаметным серым дымком, что тонкой взвесью покрывал всё вокруг.

Но, несмотря на это, солнце приятно грело мордочку Трикси, даже когда оно просачивалось сквозь туман, окутавший землю. Кобылка не осознавала, как сильно за время брожения по мрачным коридорам соскучилась по нему, пока не вышла на свет. Постояв минут пять запрокинув голову Трикси, встряхнувшись, начала осматривать тупик, запоздало вспомнив, где находится.

В принципе, осматривая всё вокруг, было понятно почему потолок упал — как Трикси уже успела заметить здание было настолько древним, что держалось всё чуть ли не буквально на соплях — даже столбы, поддерживающие потолок, были сделаны из обрезков досок, связанных друг с другом древними веревками из растений, и обвитые скорее ломающими конструкцию, чем её поддерживающими, колючими лианами, что вырывались из застывшего на месте в скрюченной позе человека, которого настигло проклятие смерти. Вся конструкция скрипела и грохотала, даже от малейшего движения ветра.

Подойдя к телу, Трикси, уже несколько привыкшая к виду трупов за эти месяцы начала его рассматривать. Сам человек, несмотря на свой скрюченный вид и пробивающие его колючки выглядел… Живым? Это было не совсем так, ведь тело девушки было явно мёртво, но на первый и второй взгляд она как будто дышала, а золотоватый свет и серый дымок, сочащиеся из трещин по всему телу, как будто дышал, меняя свою концентрацию согласно незримому циклу дыхания, из-за которого змеящиеся трещины, расходящиеся от прорвавшихся сквозь тело корней, то слегка увеличивались, то уменьшались.
Когда Трикси, следуя мимолётному движению интуиции достав сборщик дымки Грёз и, закрыв глаза, сосредоточилась на девушке, пытаясь определить, спит ли она, она даже не удивилась, почувствовав слабые эманации энергии сна от тела.
После секундных раздумий, осмотрев округу, Трикси — стянув все обломки в импровизированную баррикаду, перегородив коридор со второй стороны и разместив капкан, который давно не знала куда деть, в силу его бесполезности, за баррикадами в месте, где будет, вероятно, проходить нежить, если попытается прорваться — сосредоточившись на заклинании, доставая посох для удобства колдовства и направляя сборщик Дымки в сторону скрюченного приготовилась к любому развитию событий и начала зачитывать четверостишье.

— Lacrima Somni, in barathrum mortis congelata, redde mihi, et fis robur meum, ostendens mundo poenitentiam meam.* — увидев даже через заблаговременно прикрытые глаза сиреневую вспышку Трикси провалилась в сновидение мертвеца.

Сначала, Трикси увидела фиолетовый дым, закрывший собой всё вокруг.
После, его развеял разошедшийся золотой сферой огонь молитвы, разошедшийся от мужчины в латах.
Раненая, с точки зрения которой сейчас и наблюдала Трикси, лежащая на полу, смотря на сидящего рядом с ней смутно знакомого мужчины, чья рана на нагруднике начала медленно зарастать так же как и раны девушки, начала говорить, когда увидела в дали коридора отсветы глаз нежити.

— Аргус… Не трать силы на моё исцеление… Я воскресну… — поток чужих мыслей хаотично вихрится как кровавая река, в голове мелькаю разные образы. Безмолвный рыцарь-ищейка Дарривил, предавший себя и свои идеалы ради любви. Аргус, клирик испытавший больше всех боли. Лаэрил, брат ныне умирающей ради любимого Сигрид, тот, кто когда-то сжигал ей километры нервов, но теперь отдавший свою жизнь, чтобы задержать нежить… — Освободи Дарривила, прошу… Пусть это всё не будет напрасным.

Там, в видении, тьма в коридорах приходит в движение, разрываемая огоньками глазниц скелетов. Смутные тени и очертания огромного костяного исполина в умирающем сознании отпечатались как ужас из самого худшего кошмара. Дыра в груди пылает огнём, подпитываемая серым дымком проклятой магии, исходящим от нежити. Последнее, что видела монахиня великанского пламени, сошедшая с ледяных вершин великанов в поисках украденной частицы бога, это с яростным криком побежавшего на нежить Аргуса… А после, проклятие мгновенной смерти закончило накапливаться в её теле, и она взлетела ужасающе прекрасным древом…

— Пхкхе! — сплюнув, Трикси яростно начала трясти головой бупнувшись на круп. — Отвратительно!

Хоть, Трикси и чувствовала усиление приятного холодка в груди и прибавку в несколько сотен рун приятного она всё равно не чувствовала… Слишком это короткое видение было неприятным… Да и смотря теперь со стороны Трикси понимала, что большую часть увиденных в видении и в мыслях девушки люди были ей уже встречены в виде нежити — Брат Сигрид, в виде того гнилого мертвеца, взорвавшегося смертью. Аргус, тот рыцарь, упокоенный Трикси. Сама Сигрид, зависнувшая на корнях…
Нервно подпрыгнув Трикси уставилась на упавшее тело упомянутой девушки, корни которой превратились в сухие, осыпающиеся пылью остатки, что начали выпадать из тела начавшей вставать девушки, у которой, дымок из трещин приобрёл белесый оттенок, а глаза, теперь открытые на распашку начали светиться зловещим белым.

Медленно отходя от опасности, Трикси, уже наученная горьким опытом встреч с магией Смерти, бросив взгляд назад, кинула в девушку капкан, который, столкнувшись с выставленной ей рукой, с железным клацаньем врезался своими зубьями в помертвелую плоть, но, впрочем, руку не отрубил, да и нежить так же не особенно и обратила на это внимание… В общем то, как и на несколько кривых сосулек, которых нервничающая единорожка запустила в девушку.
Правда, световой клон отвлёк нежить, и первый огненный снаряд, вылетевший из загоревшейся руки монахини, обратил в ничто магию Трикси, и, зависнув на секунду в воздухе, взорвался шаром серого огня.

Медленно отходя от девушки и, спустя сущую секунду, поднимая ржавый щит, подобранный еще в самом начале каземат и приобрётший с того момента ещё больше зазубрин на своей поверхности Трикси, едва успела принять на него серо-белый огненный шар, вылетевший из руки девушки и полетевший в сторону кобылки. О своём решении подобрать щит Трикси ни разу не пожалела, ведь от первого удара он действительно защитил Трикси, пусть и мгновенно рассыпавшись облаком пыли…
Кинув в девушку один из ящиков Трикси сразу отпрыгнула, пропуская мимо себя ещё один серый огненный шар.

И так, Трикси, после секундных раздумий, помня то чем обернулсь прошлая ее встреча с магией Смерти, решившая бежать к огню благодати, намереваясь сбежать в любое иное, более безопасное место, и не-мёртвая преследовательница, судя по всему обидевшаяся на Трикси за прерванный сон, и лишь постольку-поскольку отвлекаемая световыми клонами, вышли обратно в комнату с костром и големами-наблюдателями.
Заполошно крутящая головой по сторонам Трикси, вышедшая — в своём уклонительном отступлении от девушки, что как будто игнорировала повреждения, просто не замечая торчащих в ней ледяных снарядов и нескольких удачно нанесённых ей ран — почти на центр помещения, после того как альтернативно живой труп девушки по имени Сигрид своим огненно-смертным колдунством задел снарядом одного из големов, наконец поняла, почему в центре комнаты не было ни одного скелета (ведь даже костяной костёр находился ближе к краю) — големы оказались крайне обидчивы и ранимы.
В самом плохом и для кобылки, и для нежити плане — эти каменные гусеницы, уставившись сначала на улетевший как ракета камень составляющий тело одно из их братцев-клонов, а затем на Трикси и нежить, которую было не жалко, (Причём уставившись крайне недобро!) после дали Трикси, которой первый закрутившийся вокруг своей оси голем со всей своей парадоксально неприятно большой силой заехал по боку — который Трикси магическим щитом уже не защищала — его сняла во время беготни неживая девушка — это подтвердить наглядно, на, так сказать, своём собственном опыте… Ведь превратилась в отбивную элитного ранга в жерновах казематовых молото-гусеничных каменных големов меньше чем за десять секунд, который для Трикси были…

Скажем так, повторять она этого бы не хотела.

Но.
Всегда.
Было.
Блядское.
Но.

Трикси очнулась у огонька благодати и не успев очухаться умерла опять.
И опять. И опять. И. Опять.
И лишь на пятый раз изрядно напуганная этим единорожка успела отпрыгнуть вбок, пропуская мимо себя огненный шар который в неё запускала стоящая невредимо, среди успокоившихся големов, нежить!

— Хочешь нямку? — Зло зашипев, Трикси достала своё секретное оружие и подожгла фетели. Затем укрылась за одной из деревянных колонн, напоминающей строительные леса из гнилых брёвен, поддерживающих потолок и отчитала до трёх, под вспышки серого огня от врезающихся с другой стороны снарядов магии смерти, от которых вся колонна крайне недобро начала трястись, Трикси, выпрыгнув, нажала полем телекинеза на спусковую скобу — Так выкуси!.. Бля-я-я-я…

Смотря как снаряды в полёте закрутившись и вскользь врезавшись в сделанных из круглых глыб големов отправились в полёт к потолку, Трикси с детской обидой в глазах посмотрела в глаз недобро прищурившего свой каменный моргальник голема, что ударом истинного молотобойца вбил голову Трикси в пол. А раздавшийся наверху парный взрыв, обрушивший таки потолок стал финальным штрихом в ещё одной странице жизни Трикси.

— …ЯТЬ! — воскреснув еще раз на том же самом месте и уже немного привычно увернувшись от огненного шара Трикси с непередаваемым взглядом осматривая вновь совершенно неизменившуюся обстановку, спрятавшись за всю ту же колонну-строительные-леса Трикси непонимающе вынув свою ультимативную пушку с еще более странным взглядом посмотрела в пустые пазы для снарядов. — Эт-как?.. Да-ёбаный-ты-нахуй-блять!..

Судорожно пригнувшись и матерясь себе под нос, Трикси, от неожиданности даже выронившая из хватки телекинеза свою предавшую в неподходящий момент ультимативную пушку, когда один из смертящих огненных шаров разрушил не такие уж и крепкие и приспособленные для битвы доски колонны, которая хоть за ними и была каменной, но сильно порушенной временем и ещё до этой истории показывала свой огромный как будто откусанный великаном бок всем на обозрение, а потеряв даже такую помощь в опоре себя любимой колонна начала опасно сгибаться под углом, угрожая упасть на Трикси и осыпая её ворохом пыли.

Чихая и чертыхаясь Трикси выбежала из-за колонны и рванула в сторону выхода, петляя между различным деревянным и каменным хламом, столбами и, как выяснилось, охранно-наблюдательными големами, шахматное положение которых стало хорошо объяснимо, ведь оно позволяло захватить наибольшее количество пространства наименьшим количеством големов, что Трикси увидела наглядно, когда шальной снаряд беззвучной преследовательницы в очередной раз задел одного голема, вызвав у всех его собратьев неистовую всеобщую четырёхдыжблядскую ярость уже ненавидимую всеми фибрами души кобылки, заползшей в междукрупие Трикси.

Уже почти добежав до выхода Трикси, что хотела срезать путь через пустой от големов участок пространства рядом с костяным костром… Поняла ещё одну вещь. Для чего этот костер был нужен.
И его работа была не в том, чтобы спасать попавших в беду кобылок! Совсем нет, как вы могли так решить?!

Конечно же эта оплетённая тонким слоем ажурных колючих корней куча, ещё до приближения Трикси начала шевелиться и при подходе Трикси как раз встала на торчащих во все стороны ногах и уставившись на Трикси десятком глазных отверстий, развернувшись как змея, показывая огромную костяную лапищу, рванула на кобылку, и, крайне болезненно схватив Трикси за её царственный серо-голубой хвост отправила её в сонм десятков конечностей, что начали медленно вымораживать леденящим огнём и раздирать кричащую кобылку на куски…

После этой смерти очнувшись ещё раз Трикси даже как-то пассивно приняла какое-то количество смертей от огненных шаров, что хотя бы убивали мгновенно, и просто свернувшись калачиком плакала, так и воскресая раз за разом…

Запись на одном из свитков, прочтённых Трикси когда-то давно… Много смертей назад.

«Однажды один человек пришел к учителю боевых искусств Ягю Мунэтори и попросился в ученики. Однако в облике прибывшего было что-то такое, что заставило господина Ягю заподозрить в человеке мастера какого-то воинского искусства. Но человек ответил, что никогда не занимался никаким воинским искусством. Тогда опытный господин Ягю предположил наличие некой глубокой убежденности у потенциального ученика. Человек согласился: «Когда я был ребенком, я вдруг неожиданно осознал, что воин — это человек, которому не жалко расставаться с жизнью. Поскольку это ощущение хранилось в моем сердце в течение многих лет, оно превратилось в глубокую убежденность, и сейчас я никогда не думаю о смерти». Господин Ягю был настолько поражен мудрым ответом, что сразу же посвятил человека в мастера воинского искусства.»

В какой-то момент Трикси выгорела. Она уже даже не плакала. Просто пассивно сидела и раз за разом с периодичностью ровно в одиннадцать секунд умирала. Она даже нашла какое-то умиротворение в этом, ощущая как с каждым разом по чуть-чуть усиливаются ледяные волны, успокаивающие разум.
И, не пытайтесь думать, что вы самые умные и Трикси могла переместиться! Не-ет!.. Благодать её не перемещала и крики о помощи в сторону Мелины не работали и свисток Потока тоже бессильно свистел выпуская слабые голубенькие магические частицы…
А любая попытка пробиться через стены заканчивалась стремительной встречей Трикси с непонятным серым барьером, что расходился идеальной сферой вокруг померкнувшего огня благодати!
В какой-то цикл Трикси устала и встала, намереваясь закончить это или сойти с ума пытаясь.

Ливень искр оросил каменный пол в очередной раз, когда когтистая костяная лапа врезалась в усиленный телекинезом клинок старого двуручного меча, озаряя Трикси оранжевым, а не белым, уже осточертевшим, светом, хоть и всего на долю секунды. Битва за последние десять минут в очередной раз зашла в тупик, ни Трикси, ни Костяной голем не нашли достаточного преимущества, чтобы заставить друг друга проиграть.
Ведь, если Трикси уже успела заучить все модели движения довольно… Странно мыслящего, пускай и сильного создания, то сам голем имел преимущество в виде запредельной плотности и призрачной огненной псевдоплоти, которая покрывала всю тварь и которая защищала её в разы лучше каких-то там ржавых доспехов того свежего нежити-рыцаря!

На данный момент Трикси держалась, не давая Голему нанести смертельный или ранящий удар, но было очевидно, что она в очередной раз проигрывает.
Очередной взрыв искр осветил её сосредоточенную мордочку, прикрытую надетой на неё верной шляпой, и отправил мелкие хлопья хрустящего в агонии металла на каменные обломки големов-наблюдателей, которых Трикси наловчилась стравливать с Костяным нанося ему значительные раны в первые минуты боя.
Сосредоточено отрубив последний скрюченный шипастый палец-коготь и раздавив его в труху телекинезом Трикси, используя неуклюжую конечность в качестве трамплина, на секунду вдавливая её со своего края в пол Трикси, в абсолютной тишине, не желая разменивать крохи дыхания на пафосные фразы, прыгнула назад, пытаясь сократить дистанцию между собой и големом

— Плохо. — Припадая на одну из ножек, которую задело когтями, Трикси, отвлекая голема световыми копиями, начавшими расходясь паров разные стороны от неё, пусть и расплываясь в пространстве, повторять за ней, вынув посох начала пускать снаряды блестящих камней, что были хоть и крайне энергозатратны, но при этом не менее эффективны, правда в условиях постоянного мельтешения големов частичная самонаводка магических снарядов мешала, ведь они частенько попадали не туда, куда нужно, врезаясь в управляющий камень големов и заставляя их хаотично крутиться на месте, долбясь собой об пол. Но, в данном случае они били строго в одно место — то самое единственное, найденное Трикси, в котором находится его магическое ядро или что-то такое, до которого Трикси ещё ни разу не пробивалась, из-за того, что оно меняет своё положение не давая воспользоваться возможностью и пробиться до него, но, из-за отсутствия иных вариантов Трикси с бараньим упорством пыталась его задеть.

Нынешний бой с самого начала складывался не в её пользу. Сначала нежить-Сигрид начала действовать по самому неприятному шаблону, с самого начала промазав и преждевременно разбудив големов. Затем из-за вибраций, задетой големами, стены балкон надстройки второго этажа упал раньше времени, не позволив придавить на время Костянного. Затем её основное оружие, подарок Юры, Вакидзаси, было выведено из боя довольно рано. Необходимость блокировать жестокую размашистую атаку лапы сломала меч аккурат по самую гарду, сделав его непригодными для использования. С тех пор Трикси была в обороне, либо уворачиваясь от атак голема, попутно стараясь отвлекать его бросаемыми предметами окружения и путать не такого уж и тупого голема световыми копиями, из псевдо-рожков которых Трикси старалась создавать достоверные магические атаки, что били примерно в то же место что и она, либо принимала атаки на блок магического щита и лезвия двуручника, что, несмотря на ветхий и ржавый вид продолжал держать удар даже лучше неё основного оружия…

Пусть и был крайне скверно заточен из-за чего для Трикси он был скорее большой дубиной, которую она дополнительно поддерживала телекинезом. Но, учитывая «огромный простор для воображения» в виде пустого помещения, все выходы из которого были закрыты туманным серым барьером у Трикси было слишком мало вариантов вследствие чего приходилось выкручиваться и пытаться привыкнуть к незнакомому и не привычному оружию. Но то, что Трикси уже, наверное, несколько сотен раз погибла тут во время боёв, среди которых хоть и её полтора десятка минут это удачный максимум, жестоко играло на копыто, ведь в режиме «умри или приспособься» у Трикси не было иных вариантов, кроме как учиться.

В довершение ко всему, Трикси еще не смогла нанести ни одного серьезного удара, и это было заметно. Голем был, хоть и довольно сильно порван комариными укусами Трикси, но почти не показывал никаких признаков распада и взрывного выхода энергии потребной на поддержание структуры, что обычно приводило к нескольким крайне опасным дымным атакам, от которых было крайне сложно увернуться и которые мгновенно убивали Трикси, ведь голем толи вспоминал про то, что у него есть другие варианты видеть и доступна магия, толи Трикси его ранила достаточно, чтобы он начинал использовать вообще всё, что есть и начинал бить по ней уже структурированной магией, а не просто бездумно махал конечностями…

И, на фоне пусть и опасной, но довольно хрупкой — из-за посильных трудов в деле её избиения со стороны Трикси ещё до попадания в петлю — нежити-монашки гора костей, стреляющая вылетающими из неё самонаводящимися снарядами была уже серьёзной проблемой, которую так просто, тобишь отрубив голову и откинув её как можно дальше, не упокоишь — голов то с десяток, да и нежить древняя, из костей вся…

Сама же Трикси, с другой стороны, выглядела плохо. Её плащ был во множестве мест порван, её правое, самое любимое из четырёх, копытце было трижды за бой вывихнуто в суставе и начало с трудом гнуться, и она старалась аккуратней ступать левой задней ножкой, так как бедро было задето в горячке боя парой когтей и ощутимо кровоточило.

Иронично, но первые сподвижки к повышению времени выживания против превосходящего по всем фронтам противника появились только тогда, когда Трикси полностью сняла броню, невероятно сковывающую движения и не могущую толком защитить Трикси от заброневого воздействия. Конечно, мелкие травмы, от разлетающихся во все стороны камней и прочей мелочи, были и это нельзя отрицать, даже глядя на нынешнее состояние тела Трикси… Но, при этом Трикси вернула своё самое главное преимущество — подвижность и юркость. А мелкие травмы… Их можно и перетерпеть, учитывая что Трикси перестала так часто попадать под самые серьёзные удары.

Отходя быстрым шагом назад, под прикрытие одной из упавших колонн Трикси, мана которой была на исходе, решившись на финальной аккорд, который с шансом пятьсят на пятьдесят ранил Голема, зная его скорость и подвижность и понимая что времени пока противник подойдёт поближе у неё впритык хватает, выхватив из висящего на шее мешочка с блестящими камнями один из не используемых камней и ударом подаренного Юстасом клинка инструмента-разломив его надвое, покрывая клинок блестящей пылью, быстро провела его по одной из свежих ран и начала чертить окровавленным, покрытым слегка светящейся пылью блестящего камня, клинком ставшим мутно-малинового, в цвет её глаз, оттенка свечения из надписей вдоль лезвия, один из символов, который находился в центре той кровавой печати, которая должна была отворить проход в башню Хейта для Кровавого рыцаря и его свиты…

О, святой круп Селестии! Это было одновременно так давно и так недавно! Как же легко, оказывается, потерять время во временной петле!

Мысли Трикси не мешали ей чертить символ, что через пять секунд после своего правильного начертания должен был взорваться, забрав с собой полметра псевдо-плоти и костей голема… О том количестве попыток в боевых условиях пробить стены используя все возможные и не возможные способы Трикси может написать десятитомник. И это будет огромная стопка книг лишь с краткой характеристикой идеи и её результативностью…
Во всех случаях нулевой. Проклятая благодать не выпускала Трикси ни коим образом. Даже вспомненная ей одна из молитв золотому порядку не помогала!

Но, этот символ Трикси обнаружила сравнительно недавно — цикла два назад, до этого используя его более массивный, состоящий из цепи знаков, аналог из классической магии блестящих камней, что поедая огромное количество маны Трикси создавал живущий недолгое время парящий в воздухе, крайне хрупкий толи кристалл, толи нестабильный сгусток обрётшей материальность магии чар, что, быстро растворяясь в воздухе, позволял пробивать в големе несколько ощутимых им полос, когда голем в лобовую пытался таранить Трикси и проводил себя через камень.
Да и эта цепочка была достаточно стабильной, чтобы при малейшей ошибке не отрывать Трикси ногу, к тому же изученная Трикси ещё до всех этих событий в рамках теоретических уроков в зачаровании у Гидеона, пусть и в виде объяснений того, как переводить глифы в материальные зачарования и как разбирая заклинание на компоненты создавать зачарование из нескольких заклинаний — в данном случае её зачарование было самыми основами, из которых были в дальнейшем созданы шаровые магические молнии — теоретически неуничтожимые, полностью энергетические, передвижные сгустки энергии, что до своей разрядки могли выпустить несколько раз очень мощный атакующий луч.

Но, Трикси в этот раз не ошиблась и заморгавший малиновым светом знак, стал для несколько поседевшей от стресса единорожки усладой для глаз, и встретив с нахальным окровавленным оскалом махину Трикси, после малиновой вспышки рванула таранным ударом вперёд, стараясь пробиться до ярко светящегося в центре махины белого ядра, что в результате её ловушки оказалось открыто. И, как ни удивительно, но расчёт Трикси оказался верен и она проткнув клинком ядро отпрыгнула назад, вырывая телекинезом свой меч и толкая себя саму для дополнительного импульса, приземлившись в некотором отдалении и продолжив медленно отходить назад, смотря как разбушевавшийся голем разносит округу. И, если его крутящаяся конечность ещё не так опасна, для наловчившейся от неё уворачиваться Трикси…

То вот уже упомянутые волны… И самонаводящиеся огненные снаряды, напоминающие призрачные черепа в ореоле огня…
Они были крайне опасны для Трикси, которая всеми правдами и не правдами старалась не попасть под них и достигающие противоположную сторону стены дымные полосы, что, существуя где то полминуты, блокировали дорогу для уклонения напрочь… В этот раз это не стало исключением.

Подныривая под внезапно рванувшую в её сторону гору Трикси, едва увернувшаяся от десятка ног голема, что, ударившись по стене и рассыпавшись по ней тонкой пластиной из костей и огненной призрачной псевдоплоти… К некоторому удивлению Трикси так на ней и остался. А черепных духов он в этот раз так и не начал выпускать, к некоторому недоумению Трикси.

Настороженно бросая взгляд во все стороны, пытаясь найти подвох, Трикси, отпив последний, маленький глоток из лазурной фляги, восстанавливая хотя бы часть магического резерва, убирая двуручный меч в духовный карман, кинула телекинезом в громадину круглый камень от одного из наблюдателей и быстро отпрыгнула, когда одна из костяных конечностей перехватив в воздухе булыжник кинула его обратно в Трикси.
Когда десяток ещё более-менее целых черепушек, глаза которых разгорелись с ещё большей силой, внезапно лопнули, оставив четыре, сидящие эдаким букетом в одной грудной клетке… Точнее сидевшие, ведь одна из них, вылетев из общей кучи вдруг начала собирать вокруг себя что-то человекоподобное и Трикси с тяжёлым вздохом, вынув посох и начала что есть силы стрелять снарядами блестящих камней по четырёхметровой громадине, что сформировавшись в что-то похожее на большого мага в балахоне и сформировав похожую на посох дубину, с тремя торчащими в разные стороны черепами направив его в сторону Трикси застыла.

— Тгхы-ы… При-гкхр-ргхастив т-кхе-еб-я-я… Кх-я… Ст-кхану е-кхщё-ё сил-кхе-ее… — начавший говорить скелет вызвал у Трикси глухой и усталый стон. Это не было ей запланировано и ожидаемо…

Убирая посох, Трикси, спрятавшись за одной из куч хлама, что сейчас усеивали весь пол, и отвлекая светокопиями Костяного, открывая неприкосновенный запас выпила чудодейственное снадобье, которое хоть и никогда нормально ничего не заживляло и заставляло выпасть её из мира на несколько секунд от сильной боли, но при этом делало лечение практически мгновенно…

Встала на копытца, сведённые судорожными болями, Трикси, спрятавшаяся в каменных обломках крайне вовремя — подошедший маг, которого световые копии если и отвлекли, то на секунду, как раз сформировал из магии клинок и уже замахивался посохом. Отпрыгнула Трикси от призрачного клинка уже пусть и слегка шатаясь, но уже гораздо менее раненная…

Отпрыгивая, нещадно используя подхватывание себя телекинезом, от, вылетевших из челюстей черепов находящихся на посохе, снарядов толи искажённых смертью блестящих камней, толи чего такого — в определении чего Трикси, в силу отсутствия всеобъемлющих знаний откровенно пасовала — Трикси, начала осматривать новую форму противника, сквозь призрачный, инкрустированный хаотично плавающими в нём костями, саван мертвеца ищя новые слабые места, кроме, конечно, черепушки, в светящиеся провалы глазниц которой уже отправила пару острых сосулек, вызывая нервный рык у начавшего осваиваться со своей второй формой проснувшегося и переформировавшегося в неизвестного мага костяного голема.

— Не хочу тебя расстраивать… — прервав свою речь, идущую одновременно с прощупыванием врага отправкой в него разных заклинаний и наблюдения эффекта от повреждений, отпрыгивая от удара ногой, вызвавшего миниатюрный магический взрыв, Трикси продолжила — Но победит здесь та, кто имеет бесконечное количество попыток. И это будет Великая и Могучая Трикси! — когда удачно пущенный огненный шарик, пробил насквозь мага Трикси не смогла сдержать удовлетворённого восклицания, но, доставая посох решила проверить последнее заклинание…
Снаряд блестящих камней, который маг принял на пошедшую рябью магическую линзу, сформировавшуюся в воздухе и после этого разошедшуюся на небольшую арку из парящих в воздухе клинков.

Матюгнувшись, Трикси спрятавшись за одним из камней, слегка вздрагивая из-за того что троица клинков, полетевших в неё в паре сантиметров взорвались ощутимо покачнув соседний камень и волной остаточного холода впитались в грудь метки благословения балдахина, без успокаивающей пульсации которого, ставшего для Трикси чуть-ли не вторым сердцем, она уже не представляла свою жизнь.
Уж слишком…
Приятными были ощущения и уж слишком хорошо метка прочищала сознание…

Выпрыгивая из-за камня Трикси пришлось быстрым скачком перебежать к другому укрытию, когда увидев появившиеся вслед за взмахами посохом мага в воздухе глифы, она, наконец вспомнив описания заклинаний магов Карии и их описанные эффекты начала пытаться продумать новый план, попутно с беготнёй от вылетающих из глифов и посоха снарядов…

Задумавшись и неудачно подобрав момент для атаки Трикси встретилась своей головой с магическим клинком, что превратив шляпку в прах, вскользь задел Великий и Могучий носик вскрикнувшей Трикси, что обхватив голову сбилась с движения начав хрипеть и царапать копытами стремительно начавшую разлагаться заживо мордочку. Трикси так и не привыкла к ощущениям от магии смерти и от её воздействий. По какой-то причине, каждый раз, когда она сталкивалась с магией смерти, он был для неё как первый и сразу же выводил из боя…

От удара ногой, раздавившей голову Трикси как переспелый арбуз, кобылка увернуться, по понятным причинам, не смогла.

*Слеза Сна, замерзшая в пучине смерти отдайся мне и стань моей силой, показав миру моё покаяние.

Абсолютно все события в казематах выдуманы мной, потому, что абсолютно ничем не защищённая магическая тюрьма, в которую может проникнуть любой, мне кажется не очень правильной вещью с точки зрения логики...

Но вот заброшенная в силу заражения местности смертью...
Ну и, как вы поняли я решил расширить спектр возможностей неписей — это будет идти для всех сил междуземья, которые не будут ограниченны имеющимся в игре списком вариантов.