Сделано с любовью

Каденс пытается помочь Кризалис увидеть свет дружбы с помощью печений.

Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

От первого лица

Несколько зарисовок, в которых повествование ведётся от лица второстепенных персонажей.

Другие пони

Арфа для Лиры

Ожившая сказка, воспоминание из детства... простой музыкальный инструмент. Лира.

Лира Бон-Бон

Моя соседка - убийца!

Иногда происходят всякие инциденты, так? Происходят. Большинство — даже у нас дома. Однако, не все они приводят к появлению безголового тела, которое, стань это достоянием общественности, вполне способно обеспечить Винил долгие раздумья о своих свершениях в уютной комнате с решётками на окнах. К счастью, Октавия готова прийти на помощь.

DJ PON-3 Октавия

Как должна была закончиться серия "Слишком много Пинки Пай"

Когда Твайлайт и Спайк встретили настоящую Пинки, грустящую за столиком кафе, Спайк устроил тест, основываясь на серии "Party of One". Пинки прошла его, и это полностью изменило ход развития событий. В этот раз обойдётся без истребления клонов Пинки Пай.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Ящичек с фантазиями

Здесь живут одиночные мини-фики, дабы не засорять ленту. Эдакий сборник.

Поэма о Воле

Простой стих о достижении желаемого.

ОС - пони

Не дай ей угаснуть

Роковая ошибка способна привести к ужасным последствиям. Как же невыносимо смотреть на закрытые глаза той, которая должна радоваться и жить полной жизнью, чего была жестоко лишена.

Принцесса Луна Другие пони

Bloody Fear

Это своеобразное дополнен к фанфику:"Фолаут Эквестрия", и еще одна пародия на"my little Dashie". ( во второй главе).

Игра

Это... Рассказ. И даже не спрашивайте меня, где я взял этот сюжет!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Автор рисунка: Devinian

Заколдованное королевство

— Глава 3 — Точка кипения

— Тут какой-то жеребец спрашивал о тебе, — произнёс Норт Ридж, подняв взгляд на кобылу, сидящую рядом. — Он видел, как мы с тобой прошлой ночью разговаривали.

— Да? — спросила Рэрити, и понимающая улыбка появилась на её устах. — Снова кто-то принял тебя за моего отца? Закидывал удочку на пробу, клюну ли я на его наживку?

Норт от души рассмеялся.

— Так и было! О таком улове, Рэрити, можно только мечтать!

— Я уже на крючке, — ответила она. Затем выражение лица кобылы помрачнело. — Что ты ему сказал?

Жеребец тоже вмиг посерьёзнел.

— Я сказал ему то же самое, что и остальным. Что я путешественник, и что спрашивал у тебя дорогу.

— Спасибо, — ответила Рэрити с улыбкой. Затем на какое-то время замолчала и посмотрела вдаль. — Знаешь, я видела новые плакаты о розыске. Она не сдаётся.

— Ты, кажется, удивлена.

— Нет. Но теперь я ещё сильнее по ней скучаю.


Из окна Твайлайт Спаркл наблюдала, как ночь сменяется днём, свет луны смешивается с солнечным и рождает прекрасное зрелище.

Впервые более чем за тысячу лет аликорн наблюдала явление, в честь которого была названа. Она подняла кружку, которую держала в копытах, и сделала глоток чая —  вкус ягод и орехов согрел тело и душу.

Она чувствовала себя в безопасности.

Перестук копыт позади привлёк её внимание. Принцесса оторвала взгляд от окна и повернула голову к кухне, чтобы как раз заметить, как её заспанная вторая половинка заходит внутрь, прикрывая зевок копытом.

— Всё хорошо? — спросила Твайлайт, провожая единорожку взглядом.

— Если тебе правда интересно, — начала Рэрити, — учитывая, что сейчас половина седьмого утра, мне, вероятно, было бы куда лучше, если бы моя кофеварка была, ну скажем так, в рабочем состоянии.

Неистовый румянец тут же зацвёл на щеках принцессы, и она заставила себя не смотреть на детали устройства, разложенные по всему кухонному столу. Она как раз собиралась починить её! И вообще, это даже была не её вина! Одной белой единорожке следовало подумать получше, прежде чем просить её воспользоваться столь очаровательным устройством!

— Ах. Да.

Рэрити тяжело вздохнула, набрала воду в чайник и поставила его на плиту. Затем подошла к Твайлайт, села и прислонилась к ней. Почти инстинктивно крыло аликорна расправилось и обернулось вокруг единорожки, стремясь прижать ту ещё ближе.

— Честно говоря, не знаю, о чём только думала Рэйнбоу, когда потащила вас в поход в такую рань. Зачем так спешить увидеть принцессу Кейденс? — шептала Рэрити, закрыв глаза и прижимаясь к Твайлайт. — Будто она может куда-то деться.

— Рэрити!

— Ох, Твайлайт, не обижайся. Если тебе кажется, что это чересчур, то подожди и послушай, чего она сама говорит по этому поводу, — поддразнила единорожка, широко улыбаясь. — В отличие от тебя и принцессы Луны, принцесса Кейденс научилась с юмором относиться к своей ситуации.

Твайлайт игриво закатила глаза, но ничего не ответила. Лично она была рада, что они отправляются пораньше. Сердце в её груди не находило места от желания поскорее увидеться со своей золовкой, и чем скорее, тем лучше.

И всё же.

И всё же в глубине сердца таились страхи и сомнения. Правда ли она была готова встретиться с Кейденс лично? Готова ли встретиться со своей прежней жизнью? Родители... Шайнинг...

Свист чайника прервал поток мыслей аликорна, и она услышала, как единорожка вздохнула. Твайлайт оставалось только гадать, о чём думает её возлюбленная. Почему вздыхает? И почему...

— Рэрити? — спросила принцесса, когда единорожка наконец оторвалась от неё, чтобы пойти и снять с плиты чайник. — Ты правда с нами не пойдёшь?

Рэрити застыла у плиты на мгновение, после чего левитировала кружку и налила в неё кипятка.

И посмотрела на Твайлайт.

— Дорогуша, ты же знаешь что я... — она замолчала и опустила чайник на плиту. — Я... ты хочешь, чтобы я пошла с вами?

Конечно хочу, хотела ответить принцесса, но то, что сказала Рэрити накануне, всё ещё было правдой. Единорожка и так уже столько всего для неё сделала, пожертвовав своей жизнью и карьерой.

— Просто я волнуюсь, мы ведь не знаем, где Дискорд, не знаем, что он планирует делать дальше. Что если он придёт за тобой? — взгляд Твайлайт опустился к трём шрамам на кьютимарке подруги. — Что если он причинит тебе боль?

— Тогда мне просто придётся смириться с этим, — ответила единорожка. — Твайлайт, мы не можем позволить страху управлять нами.

Принцесса хотела возразить, но громкий стук и звук открывающейся входной двери прервали её.

— Рэрити? Принцесса Твай? Вы там проснулись?

— Эпплджек, мы на кухне, — крикнула единорожка, положив конец разговору.

Яблочная пони с набитыми седельными сумками вошла в помещение, и, к удивлению Твайлайт, следом вошла Флаттершай, неся с собой большую прикрытую корзину.

— Доброе утро, — поздоровалась пегаска, тепло улыбаясь обеим кобылам, но в основном принцессе.

— Так-так-так, Твайлайт! Почти все пришли попрощаться, — произнесла единорожка, помешивая чай. — Кроме некой мисс Пай, которая, полагаю, либо крепко спит, либо суетится на кухне.

— Принцесса Твайлайт, как спалось? — спросила Флаттершай, делая шаг вперёд. Её глаза на миг метнулись к Рэрити, на достаточное время, чтобы аликорн поняла намёк.

— Превосходно, — ответила она и даже не совсем соврала. Спала она мало... занятая в основном тем, что в её передних копытах мирно спала пони, но и того малого количества сна было вполне достаточно.

— А ты как, Рэр? — спросила Эпплджек, беря себе яблоко из вазы на столе.

Мгновение единорожка смотрела на Твайлайт.

— О, просто чудесно. Давно так хорошо не спала, — ответила она, и на её губах расцвела любящая улыбка. Щёки принцессы тут же запылали, но прежде чем кто-либо успел это как-то прокомментировать, Рэрити продолжила. — Так значит, ты решила присоединиться к Твайлайт в её маленькой экспедиции?

— Ну дык! — произнесла Эпплджек. — Поговорила с Бабулей да Биг Маком, они возьмут на себя мою работу, пока я буду в Кантерлоте.

— Вообще...

Все повернулись к принцессе.

— Эпплджек, пожалуйста, не могла бы ты поехать с Рэрити?

Фермерша моргнула.

— Зачем?

— Да, зачем? — спросила сбитая с толку единорожка. — Я не...

Она замолчала, нахмурилась, и Твайлайт поняла, что возлюбленная обо всём догадалась.

— Твайлайт...

— Если я не могу пойти с тобой...

— Твайлайт! — воскликнула единорожка. — Эпплджек не будет моим телохранителем! И, ради звёзд на небе, он мне и не нужен!

— Но, Рэри...

— Обождите минутку, — перебила фермерша, переводя взгляд с одной кобылы на другую. — О чём это вы? С чего те кажется, что Рэрити нужен телохранитель?

Эпплджек сделала паузу и осторожно добавила:

— Ты думаешь, что за ней Дух явится, или что-то вроде того?

Прежде чем Твайлайт успела ответить, заговорила Рэрити.

— Эпплджек, Дискорд не объявлялся в течение двух лет! Уж за кем он мог бы пойти, так это за Твайлайт! Вот почему я и попросила тебя пойти с ней.

Несмотря на то, как сильно принцессу тронули слова единорожки, Твайлайт была намерена добиться своего. Она бросила на фермершу пронзительный взгляд, что-то среднее между "Я ляганая принцесса, и моё слово весит больше, чем её" и "Пожалуйста-препожалуйста".

Но в ответ заговорила не Эпплджек.

— Я пойду с Твайлайт.

Все три кобылы повернулись к Флаттершай.

— Пойдёшь? — обрадованно спросила принцесса. Ей очень нравилась компания пегаски. — Отлично!

Твайлайт повернулась к Рэрити.

— Ну, вот видишь! Флаттершай в случае чего защитит меня от Дискорда, так, Флаттершай?

Пегаска на мгновение поколебалась, а затем кивнула.

— Мхм! Буду стараться изо всех сил.

Швея и фермерша уставились на неё.

Эпплджек прочистила горло.

— Ну, видишь ли, принцесса, я не хочу сказать, что Флаттершай не... — она ненадолго замолкла. — Хм.

— Флаттершай, дорогуша, ты знаешь, что я люблю тебя больше света Солнца, — произнесла Рэрити, явно подбирая каждое слово, — но ты... ну... позволь говорить откровенно, когда я скажу, что "ты — это ты", я не имею ввиду ничего плохого, скорее, даже наобо...

Пегаска хихикнула.

— Я знаю, — произнесла она. — Но всё будет хорошо. С нами же ещё идут Спайк и Рэйнбоу Дэш.

— И Рэрити, я и сама не беспомощна! — топнула копытом Твайлайт. — Я одолею Дискорда! Что самое плохое он может со мной сделать?

В комнате опустилась тишина.

— Твайлайт, — заговорила единорожка. — Я не могу поверить, что ты действительно задала этот вопрос.

Щеки принцессы вспыхнули.

— Н-ну! Я имею в виду что худшее уже позади, и если это повторится, то я уже знаю, что делать.

Рэрити уставилась на неё.

— Дорогуша, ради моего собственного душевного спокойствия, давай притворимся, что ты ничего не говорила, — единорожка вздохнула. — Тебе действительно полегчает, если Эпплджек пойдёт со мной?

Твайлайт кивнула.

— Да. Сильно.

— Ну тогда ладно, — уступила с видимой неуверенностью единорожка. — Я не могу тебе отказать.

— Это ненадолго, — произнесла Флаттершай. — Рэйнбоу сказала мне, что это будет трёхдневное путешествие.

— К тому же, у нас есть ожерелья, — добавила принцесса, приложив копыто к своему. — Мы сможем связаться, как только одной из нас это...

Она замолчала, осознав, что у Рэрити на шее пусто.

— Где твоё ожерелье?

— Ожерелье? Ой! Я э-э... забыла надеть его, — ответила единорожка, прижимая копыто к груди.

— Немудрено, — произнесла Эпплджек. — Ты ж его не носила, наверное, весь последний год. Думается, что Пинки уже и того больше к нему пообвыкла.

— Пинки? — спросила Твайлайт, совершенно сбитая с толку, ещё сильнее вжимая своё ожерелье копытом. — С чего бы Пинки к нему привыкать?

В комнате повисло молчание, которое мало развеивало замешательство принцессы.

Но прежде чем она успела спросить или предположить, Рэрити отреагировала. Её рог засиял, и ожерелье телепортировалось ей на шею.

— Забудем! Теперь оно здесь, — быстро проговорила она. — Итак, полагаю, со всем разобрались?

Эпплджек посмотрела на Твайлайт и Флаттершай.

— Пора вам обеим тогда поспешить. Если опоздаете, Рэйнбоу не обрадуется, — произнесла она, присаживаясь за стол. — Итак, Рэрити, что у нас на завтрак?

— Прошу прощения? Я что, похожа на владелицу забегаловки?!

— Да будет тебе, шучу я, — с улыбкой произнесла фермерша, поднялась из-за стола и потрусила в прихожую. — Пойдёмте! Отведу вас в настоящую "забегаловку", и даже тебя, Мисс Жеманность.

Пегаска пошла следом, а за ней и Твайлайт с Рэрити. Однако вместо того, чтобы выйти на улицу, принцесса с единорожкой задержались в прихожей.

— Я тут кое-что для тебя приготовила, — произнесла Рэрити, левитируя плотно упакованные седельные сумки со стула. Она подождала, пока Твайлайт облачится в плащ, после чего разместила их на спине аликорна. — Тут пара полезностей в дорогу.

— Пара полезностей?

— Ой, ну ты знаешь, — ответила единорожка, неопределённо помахав в воздухе копытом. — Лёгкий перекус, пара драгоценностей для Спайка, одеяло, если вдруг замёрзнешь, и-и-и-и-и-и-и-и... — она взмахнула ресницами. — Блокнот и упаковка шариковых ручек.

Принцесса ахнула.

— Ты имеешь в виду перья с бесконечными чернилами?! Ты знаешь, я опробовала их, на обмакивании экономится около минуты на лист.

Рэрити рассмеялась.

— Твайлайт, для начала, чернила у них не бесконечные, глупая кобылка. Но они гораздо надёжнее в дороге, чем перья с чернильницей. Мы же не хотим, чтобы чернильница по пути разбилась и залила всё сумку?

— Думаю, нет, но... ну, у меня с ними не получается так аккуратно писать. Жаль, я не могу совместить практичность шариковой ручки с наконечником обычного пера...

Единорожка на мгновение задумалась, после чего подняла копыто и поправила плащ принцессы.

— А знаешь... — задумчиво произнесла Рэрити. — Вот только потому что я тебя обожаю, я подумаю, как бы изобрести такой предмет специально для тебя.

Твайлайт удивлённо моргнула.

— А ты сможешь?

Единорожка широко улыбнулась.

— Не только смогу! Сделаю! Я изобрету предмет, работающий как шариковая ручка, но с кончиком пера. А знаешь, я даже уже придумала для него название. Я назвала его... хм-м... перьевая ручка!

— О! Мне нравится! — воскликнула принцесса, топая копытцами по полу. — Поверить не могу, что никто ещё до такого не додумался...

— Увы! Не все пони так же умны, как я! — произнесла Рэрити, аккуратно ткнув Твайлайт в нос. Затем опустила взгляд и вытащила ожерелье принцессы из-под застёжки плаща, выставив его на всеобщее обозрение.

— Рэрити?

Единорожка подняла взгляд.

— Хм?

Твайлайт сглотнула. Как же трудно было общаться. Трудно задавать вопросы, на которые совсем не хочется получить ответы. Но не спросить нельзя, и когда она спросила, то смотрела прямо Рэрити в глаза.

— Почему Пинки носила твоё ожерелье?

Единорожка не застыла, скорее, сделала небольшую паузу, чтобы обдумать ответ. Она посмотрела вниз, потеребила копытом ожерелье принцессы и подняла голову.

— Это... ну что ж... — она замолкла, улыбнулась и подняла копыто к щеке Твайлайт. — Как говорится, вода, на которую смотрят, никогда не закипит.

Принцесса выждала пару мгновений, прокручивая эту мысль так и эдак, а затем уставилась на единорожку пустым взглядом.

— Вообще закипит, — произнесла Твайлайт, донельзя раздосадованная столь смехотворно абсурдным заявлением.

Рэрити нахмурилась.

— Чт... нет, Твайлайт, милая, это просто...

— Вода закипит независимо от того, смотришь ты на неё или нет, — перебила принцесса. — Если же ты ссылаешься на "эффект наблюдателя" из книги по физике, которую ты мне дала, то это работает только с примерами, когда наблюдение и-или измерение чего-либо требует каких-либо действий, что непременно изменит состояние наблюдаемого объекта.

Последовала долгая пауза.

И единорожка рассмеялась.

— Что? — нервничая, спросила Твайлайт. Физика что, успела измениться за два года её отсутствия? — Почему ты смеёшься?

Вместо ответа Рэрити едва слышно вздохнула и приподняла подбородок принцессы.

— О небеса, как же я по тебе скучала, — произнесла единорожка и игриво приподняла бровь. — И очевидно, что кое-кто в последнее время совсем не уделял времени книге с идиомами.

Принцесса закатила глаза.

— Я поработаю над этим.

— Уж постарайся! — воскликнула Рэрити, отступая. — И как только ты узнаешь, что это значит, так сразу и поймёшь, почему Пинки носила ожерелье вместо меня.

— Но ты можешь сказать мне прямо сейчас, — ответила Твайлайт, вытянув к возлюбленной шею. — М-м-м?

Единорожка лишь лучезарно улыбнулась.

— Хм-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м...

— Хм-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м...

— Как думаете, вам Рэйнбоу хмыкалки не пооткусывает, если мы опоздаем ещё больше? — раздался голос Эпплджек, ненадолго заглянувшей с улицы.

— Звёзды мои, всем бы только осуждать, — прошептала Рэрити, закатив глаза. Быстро сократив дистанцию с возлюбленной и встретившись с ней губами для краткого, но оттого не менее прекрасного поцелуя, отстранилась и откинула чёлку принцессы. — Ну что ж, дорогая, скажешь мне пару слов на прощание, пока мы наедине?

Твайлайт облизнула губы.

— А ты... ты пока ещё не знаешь, что не так?

— Я ещё думаю, — мягко ответила единорожка. — Есть пара мыслей, но... пока мы будем в разлуке, я хорошенько об этом подумаю, ладно?

Принцесса опустила ушки.

— Обещаешь?

— Обещаю, и я, как ты знаешь, всегда держу свои обещания, — произнесла Рэрити, придвигаясь, чтобы прижаться носом к Твайлайт. Когда принцесса обняла возлюбленную крыльями, единорожка вздохнула, после чего крайне мило заныла. — Ты ещё не ушла, а я уже по тебе скучаю...

— Ну, если ты пойдёшь со мной...

— Скучаю, но пока не настолько сильно, чтобы передумать, — ответила единорожка.

Твайлайт нахмурилась так сильно, что её брови сомкнулись.

— Ну ладно.

Рэрити рассмеялась.

— Да ладно тебе, вместо того, чтобы дуться, послушай. У меня как раз есть идеальная идиома на наш случай!

— От разлуки любовь крепнет? — предположила принцесса, и улыбка сама собой появилась на её губах, когда единорожка довольно ухмыльнулась.

— Твайлайт! Ты запомнила! — после чего вновь заныла, и её лицо сморщилось в гримасе раздражения. — Отлично. Теперь я скучаю по тебе ещё сильнее...


Путь к Кантерлотскому замку был сложен, если принимать во внимание присутствие пятнадцатиметрового дракона. Ещё не придумали колесницу, которая могла бы выдержать такой вес, и, как Рэйнбоу заверила Твайлайт, эти "по-ез-да", которыми регулярно пользовались пони, были неприменимы для перевозки гигантских драконов.

Группа, или как их окрестила радужная пегаска "Сборная солянка принцессы Твайлайт", пересекала озеро Медоу, которое отделяло провинцию Понивилль от горы Кантерхорн. Рэйнбоу Дэш летела над ними, в то время как Твайлайт, Флаттершай и пять сов сидели на спине Спайка.

Ну, не совсем. Совята и Темис сидели на Флаттершай, в то время как Элара, как и обычно, самая верная питомица, с крайне довольным видом сидела на голове аликорна.

— А что это за место такое — Стоун Рест? — спросила Твайлайт, рассматривая карту королевства. Столь много изменилось за тысячу лет, она всё ещё чувствовала, словно путешествует по другой стране, а не по Эквестрии.

— Город-призрак у подножья горы Кантерхорн, — ответил Спайк, едва поглядывая себе под ноги, преодолевая реку. — Нашёл его какое-то время назад.

— Город-призрак? — спросила принцесса. Неужели... неужели Дискорд...

— Это значит, что он заброшен, — прояснила Флаттершай.

Волна безмерного облегчения затопила Твайлайт.

— А...

— Бывший шахтёрский посёлок, — продолжил дракон. — По крайней мере был им, когда я нашёл его.

— И ты говоришь, Рэрити хотела, чтобы я его посетила?

Принцессе и правда в голову не шла ни единая мысль, отчего у единорожки проснулся интерес к горному делу. Может, она добывает драгоценности для своих платьев? В таком случае Твайлайт озаботится тем, чтобы принести ей как можно больше.

— Не только Рэрити! — произнесла Рэйнбоу, сверху вниз смотря на принцессу. — Мы тут все ждём не дождёмся этого!

— Но зачем? — спросила принцесса. — Это как-то связано с принцессами? С Дискордом?

— Да, — ответила Флаттершай и продолжила, прежде чем Твайлайт успела уточнить, — но нам кажется, что будет лучше, если ты всё увидишь своими глазами, чем мы просто тебе перескажем.

— Но зачем? — повторила вопрос принцесса.

— Чтобы я был уверен, что это то, о чём я думаю, — ответил Спайк. — Я нашёл там кое-что уже очень давно, и до этой поры единственные пони, которые могли подтвердить или опровергнуть мои подозрения, застряли по библиотекам, замкам, и только сами звёзды знают где ещё.

— Да! Так что просто постарайся перестать об этом думать, — произнесла Рэйнбоу.

К сожалению, Твайлайт была известна не тем, что её легко сбить с мысли.

— Это как-то связанно с Дискордом? С Селестией, может? Это про Луну? — перечисляла варианты неугомонная принцесса. — Точно, про Луну, да?

— Твайлайт, мы тебе не скажем! — воскликнула радужная пегаска. — Хорош гадать! Ну или гадай о чём-нибудь другом!

— Уф-ф-ф-ф. Ну хорошо, — произнесла, а точнее, пробурчала принцесса, но не сдержала лёгкой улыбки, когда Спайк рассмеялся. Она облизнулась, обдумывая новую тему разговора, и остановилась на своей любимой.

— А я говорила, что Рэрити собирается изобрести для меня специальную штуку? — спросила Твайлайт, убирая карту в сумку. — Она хочет сделать перо, совмещающее функциональность современных ручек, но с наконечником как у перьев.

Рэйнбоу Дэш приземлилась перед принцессой.

— Рэрити сказала тебе, что изобретёт такую штуку?

Твайлайт кивнула, её сердце наполнилось гордостью.

— Она назовёт её "перьевая ручка".

Пегаска фыркнула, скрестив передние копыта.

— Правда? Нифига себе! А ещё чего-нибудь она не пообещала тебе "изобрести"?

— Пока нет, но уверена, что она ещё что-нибудь придумает! — ответила Твайлайт, стараясь говорить повеселее. Принцессу крайне обрадовало, как сильно Рэйнбоу впечатлилась гением Рэрити, поэтому необходимо сохранить впечатление о единорожке.

Дурацкие клиенты со своими платьями в Кантерлоте.

— А ещё она дала мне "блокнот", так что мне больше не придётся вытравливать свитки, — продолжила Твайлайт, открывая седельную сумку и доставая предмет, о котором шла речь. Она пролистала пустые страницы и улыбнулась, когда Элара опустилась ей на переднее копыто, чтобы осмотреть блокнот.

— Хотя свитки, конечно, красивее, — заметила Флаттершай, вместе с совами заглядывая аликорну через плечо.

Твайлайт фыркнула. По правде говоря, многие вещи в современной Эквестрии были более практичными, но не такими эстетически привлекательными, как их архаичные версии. Единственное, что было куда привлекательней, чем всё, что могли предложить прошлые века — это Рэрити. Аликорн ходила на свидания, когда-то, давным-давно, но её ещё никогда и никто так сильно не увлекал, как Рэрити.

“Уф. Скучаю по ней”.

Принцесса внезапно почувствовала, как ожерелье трётся о её грудь, и ей пришлось побороть желание связаться с единорожкой. Не то чтобы она не могла, или это было как-то неприемлемо, но... что-то казалось неправильным. Твайлайт подняла копыто и прижала к кулону, но как только она это сделала, в голову пришла ещё одна мысль.

Рэрити, наверное, и близко не беспокоится о Твайлайт так, как Твайлайт беспокоилась о ней.

Или нет?

Вода, на которую смотрят, никогда не закипит.

Да с чего бы ей не закипеть-то?! Уф!

— Принцесса?

Твайлайт моргнула, осознав по выражению лица Флаттершай, что потерялась в пучине собственных мыслей.

— Ой! Э-эм, извиняюсь, — произнесла она, быстро убрав копыто с ожерелья.

— Ты думаешь о принцессе Кейденс? — осторожно спросила жёлтая пегаска, и судя по пристальному взгляду Рэйнбоу, принцесса поняла, что тот же вопрос был у всех на уме.

— Я...

Ну, до того, как спросили, не думала, теперь же задумалась.

— Эй, принцесса, расслабься, — произнесла радужная пегаска, похлопав копытом по плечу Твайлайт. — Принцесса Кейденс там уже, наверное, вся извелась в ожидании встречи.

— Извелась?

Флаттершай хихикнула.

— Это значит, что она взволнована.

— А... — Твайлайт посмотрела вниз, на блокнот, а затем на макушку дракона. — Спайк, а когда ты в последний раз с ней виделся?

Последовало долгое молчание.

— Спайк? — повторила вопрос принцесса, нахмурив брови и ужесточив тон. Тысячью лет больше, но дракон всё ещё оставался её подопечным. — Спайк, когда ты в последний раз с ней виделся?

Снова долгое молчание, но затем дракон ответил.

— Давай не будем об этом.

— Спайк! — воскликнула Твайлайт, откладывая блокнот и подлетая к гиганту, при этом чуть не уронив Элару со спины. — Ты так с ней и не поговорил?! Ты же обещал!

Дракон застонал, многозначительно глядя вниз, на реку, текущую у его ног.

— Разве? Прости, если и обещал, то это было два года назад, а у меня плохая память, — пренебрежительно произнёс он. Вот только когда гигант поднял взгляд, горящие недовольством глаза принцессы заставили его продолжать защищаться. — Ну что?! Твайлайт, это не так просто! В последний раз я видел её, ну, лет семьсот назад? Я был подростком и... слушай... я...

— Что ты? — спросила Твайлайт, наконец-то решив выудить у дракона ответы, которые не могла получить изнутри библиотеки.

На щеках гиганта проступили красные пятна.

— Я не очень... я разозлился и наговорил всякого, — кратко ответил он.

Принцесса опустила ушки.

— Спайк...

— И я этим не горжусь, ясно? — произнёс он, оправдываясь. — По крайней мере, сейчас я иду... не то чтобы я всё равно смог её увидеть, в замок я не пролезу.

— Да и не то чтобы принцесса Кейденс особо-то и искала с ним встречи! — добавила пегаска.

— Она и не могла, — мягко, но строго произнесла Флаттершай.

— Буквально не могла, — добавила Твайлайт, всё ещё летя перед драконом. — И только потому, что она не сделала первый шаг, это не значит, что ты тоже не должен был его сделать.

— Я прямо сейчас его делаю! — запротестовал дракон, начав впечатывать ноги в землю. — Твайлайт, тебя там не было! Ты даже не можешь себе представить, насколько всё было плохо! Это проклятие, Шайнинг умер, чейнджлинги опять же ситуацию не улучшили, затем это письмо от Селестии, и...

Подготовленная лекция принцессы о важности извинений вылетела из головы.

Что?

— Стоп-стоп-стоп! — воскликнула Твайлайт, и Спайк правда остановился. — Принцесса Селестия написала письмо? Когда?! И почему мне никто об этом не сказал?!

— Потому что, Твайлайт, это случилось столетия назад, — ответил дракон. Выражение его лица потемнело, и он продолжил форсировать реку. — Я посылал ей письма каждую неделю, каждый месяц, каждый день, и не получал ответа годами, пока не написал ей, что Шайнинг... и я попросил её помощи, совета, ну и да, она ответила, и...

— И? — настояла аликорн.

— И её ответ был совсем не тем, что мы хотели услышать.

Твайлайт зависла в воздухе, после чего продолжила полёт рядом с гигантом, внутри зародилось чувство страха.

— О чём ты? Что она написала?

Вместо дракона ответила Рэйнбоу.

— То, что для нас нет никакой надежды. Так, Спайк?

Сердце принцессы сжалось в груди.

— Она... она так сказала?

— Никакой надежды для нас. Столетиями я отправлял ей письма, а она прислала в ответ всего четыре слова, — ответил дракон со страшной печалью в голосе. Он рассмеялся. — Можешь себе представить, какой был денёк для меня и Кейденс. Очень плохой.

— Но... но это бессмыслица какая-то! — возмутилась Твайлайт. — Как это вообще понимать?! Что она понимала под "нас"? Почему у этих нас никакой надежды?!

— Вот примерно так мы и отреагировали, — ответил Спайк, слегка улыбнувшись. — Я вообще ничего не понял, а потом нашёл Плачущую кобылу в Стоун Рест.

— Может, ты уже наконец расскажешь мне, что там такое?! — потребовала Твайлайт, слетев вниз и приземлившись на голову Спайка. Сердце принцессы в груди бешено колотилось, и она всё меньше и меньше радовалась этому путешествию в Стоун Рест.

— Это что-то оставшееся от пони по имени Индиго Глен, — произнёс дракон. — Никто не знает, когда оно было сделано, а имя создателя нам известно только потому, что он подписался.

— Подписался на чём?

— Увидишь, — ответил гигант. — Увидишь.

Твайлайт вздохнула, прекрасно уловив намёк, что разговор окончен.

— Ладно, — пробормотала она, спрыгивая с головы дракона ему на спину и приземляясь рядом с Флаттершай.

И снова, во второй раз, её копыто само собой опустилось на ожерелье, и она пожалела, что рядом нет Рэрити.

— Не сомневайся, она скучает по тебе так же сильно, — произнесла жёлтая пегаска, задержавшись взглядом на копытце принцессы.

Твайлайт улыбнулась. Ей хотелось согласиться, сказать, что, конечно, Рэрити скучает по ней, но... но если бы не эти два года, в этот момент она вероятно была бы тут, с ней, и... и...

— Мне её не хватает, — вместо этого произнесла она, отгоняя тёмные мысли прочь. Отсутствие единорожки оставляло пустоту в сердце принцессы. Внезапно в её голове пронеслась мысль, что если Рэрити не будет скучать по ней, и тем самым сможет избежать подобного, то уж лучше пусть и не скучает.

— Так, о чём я там говорила... — произнесла Рэйнбоу, отвлекая мысли аликорна от возлюбленной, за что Твайлайт была очень благодарна.

Похоже, Рэрити была не единственной, кому нужно было о многом подумать.


Издалека Стоун Рест, как ни странно, был именно таким, каким принцесса его себе представляла.

Ну ладно, не совсем. Он физически не мог быть точно таким же, как она его представляла, но схематично всё совпадало, и этого было достаточно.

К сожалению Твайлайт, никто из её самопровозглашённой группы искателей приключений не потрудился провести хотя бы минимальные исследования или ознакомиться с историей Эквестрии, поэтому о городе не было никакой информации, кроме того, что "он был шахтёрским, повсюду была куча здоровенных плоских камней, и он был старым".

Ей не хотелось говорить это вслух, но она всё равно сказала.

— Рэрити провела бы для меня исследование, — удручённо пробормотала принцесса, спрыгивая со спины Спайка и глядя на маленький далёкий городок у подножия горы Кантерхорн.

Флаттершай тихо рассмеялась.

— Принцесса, в случае чего, мы можем оплатить экскурсовода.

— Ну можем, наверное,...

Твайлайт скучала по Рэрити.

Компания путешествовала уже два дня, и, хотя друзья прекрасно отвлекали её мысли при свете солнца, ночи давались гораздо труднее. Все ложились спать, а принцесса не могла уснуть и смотрела на звёзды, чтобы не пялиться на своё ожерелье в ожидании и надежде на внезапную вспышку.

— Туда я пойти не смогу, — произнёс гигант, по очевидным причинам, которые тем не менее ранили Твайлайт. Спайк — прекрасный дракон, ну правда, кто откажется от беседы с таким мудрым созданием? — Но Флаттершай, думаю, сможет тебя проводить.

— Мы здесь заночуем? — спросила жёлтая пегаска. — Уже стемнело.

— Не-е, — ответила Рэйнбоу, усаживаясь на голову дракона. — Мы остановимся в следующем городе. Ну, вы вдвоём по крайней мере. Мы со Спайком кинем кости снаружи, но для вас там найдётся какой-то шикарный мотель, в котором вы сможете отрубиться.

Радужная пегаска на мгновение задумалась и добавила:

— Эм-м... а вы точно не хотите, чтобы я пошла с вами?

Флаттершай покачала головой.

— Мне кажется, будет лучше, если мы пойдём с принцессой вдвоём, — тихо ответила пегаска, улыбнувшись озабоченной Твайлайт.

— Но, Шай...

— Всё хорошо, Рэйнбоу, — произнёс Спайк. — Флаттершай знает, что говорит. Она справится с... ну... ну-ты-знаешь с чем... да.

— С чем? С каким таким она-знает-каким? — спросила Твайлайт, обнаружив, что атмосфера таинственности в кругу друзей ей совсем не нравится. — Справится с чем?

— Принцесса, то что ты там увидишь... — жёлтая пегаска замолкла, слегка нахмурившись.

— Это может шокировать, — закончил за неё дракон.

Шокировать?

Сердце Твайлайт в очередной раз сжалось в груди. Неприятное ощущение, и она почти начала скучать по своему прежнему неземному состоянию бытия. Она подняла копыто и прижала к своей груди, небольшое действие, которое всё-таки принесло некое утешение.

Принцесса нахмурилась.

— Ну, может, мне лучше туда и не ходить?

— Что?! Да не, там круто! — быстро затараторила Рэйнбоу. — Увидишь! Там всё такое супер-старое и стрёмное!

— Твайлайт, иди, — подбодрил дракон, и как только она это сделала, пять сов перелетели на спину своей хозяйки. — Мы будем ждать тебя здесь.


Стоун Рест был маленьким серым городком.

Скромные домики, разбросанные вокруг, выглядели старыми и обветшалыми, и, казалось, что никого это не беспокоит. Неужели всем всё равно? Жить в таких старых зданиях неразумно, более того, небезопасно. Над дверями висели выцветшие вывески, обозначающие магазины, сувенирные лавочки, так называемые "салуны", банки и одну единственную школу; между ними бродило множество странных пони-посетителей.

Некоторые из них позировали для фотографий, в костюмах, отдалённо напоминающих современные шахтёрские. Другие заходили в магазины, выходя с маленькими сумочками, наполненными всякой всячиной.

Для города-призрака место было на диво оживлённым. Разве он не должен быть заброшен? Уф-ф. Так много непонятных вещей в этом будущем. Заброшенные города, полные пони, вода, которая не кипит... такое ощущение, что всё вокруг только и создано для того, чтобы сбивать с толку!

И это, по правде говоря, раздражало.

Она так много не понимала в этом новом мире, даже если очень старалась. Возможно, это было случайно навязанное друзьями ощущение, но чем больше Твайлайт об этом думала, тем больше понимала, что совершенно потерялась без Рэрити, что могла бы её направить.

— Принцесса?

Твайлайт резко вынырнула из глубин размышлений, только сейчас вспомнив, что не одна. Флаттершай оглядела её, несомненно пытаясь разгадать, о чём принцесса думала, и последнюю крайне смутил этот факт.

Поэтому Твайлайт поспешно выдавила из себя улыбку.

— Здесь много пони, — заявила она.

— Это туристы, — ответила пегаска.

— Они на турах путешествуют? Ну, это быки такие.

— Не совсем, — явно забавляясь, ответила Флаттершай. — Скорее, просто на своих четырёх.

Они продолжили путь, лавируя между пони, которые столбами стояли посреди улицы, пока наконец принцесса не разглядела большой указатель, направляющий к главной достопримечательности города: Плачущей кобыле.

Чем дальше подруги шли к ней, тем плотнее толпились пони вокруг, что побудило Твайлайт прижаться к Флаттершай поближе и понадеяться, что её крылья должным образом скрыты под плащом. Помогло не особо, так как кобыла с пятью совами на спине, которые весело ухают на любого, кто подошёл близко, достаточно сильно привлекает внимание сама по себе.

В конце концов тропинка вывела их за пределы города к подножию горы, где толпа пони собралась вокруг большой гранитной плиты, прислонённой к скале, а все взгляды прикованы к самой Плачущей кобыле.

Принцесса внезапно поняла, почему Спайк был так осторожен.

На гранитной плите перед ней возвышалась картина, изображавшая до ужаса знакомого белого аликорна.

Моя верная ученица.

Принцесса Селестия, а точнее, её изображение, сидела в одиночестве, окружённая тьмой, такой же чёрной, как её глаза и текущие из них слёзы.

— Посмотрите на рог! — воскликнул какой-то пони из толпы. — Он как будто вот-вот рассыплется!

У Твайлайт свело живот, когда она обратила внимание на рог наставницы. Он мягко светился, но был весь в трещинах. А над ней... над ней в темноте светилась пара знакомых угрожающих жёлтых глаз.

Принцесса слышала, как Флаттершай зовёт её, но ничего не могла сделать. Голос подруги, казалось, звучит откуда-то издалека, а мир вокруг точно застыл.

— Говорят, что это одна из принцесс, — раздался голос жеребца, обращающегося к своему спутнику. — Ну, той, которую в Ночь поисков ищут.

— Мамуля, что с ней произошло? — прошептал какой-то жеребёнок.

Принцесса, мне... мне страшно. Пожалуйста... прошу, не уходите.

Твайлайт, мы не можем позволить страху управлять нами.

Н-но, принцесса... если что-то случится с вами.... или с принцессой Лу...

Тогда ты продолжишь вместо нас, Твайлайт. Пока жива надежда, Дискорду не победить.

— Ну, думаю, можно смело сказать, что прожила она недолго, да? — произнёс другой жеребец, и колени Твайлайт подогнулись. Принцесса погибла? — Держу пари, что это Мрачный Жнец ждёт её кончины.

Никакой надежды для нас. Так говорилось в письме?

Кошмары, все разом, обрушились на Твайлайт, безжалостные, всесокрушающие. Она закрыла глаза, чувствуя одышку, тщетно пытаясь заставить голоса в голове умолкнуть. Они шептали, шипели, кричали, что все пони, которых она любила, все, без исключений, уже...

— Принцесса, что вы можете сказать о картине?

Твайлайт открыла глаза и, когда повернулась к пегаске, обнаружила, что та смотрит на скалу. На мгновение принцесса подумала, не почудился ли ей вопрос, но Флаттершай его тут же повторила.

— Ч-что? — заплетающимся языком переспросила Твайлайт, возвращаясь к реальности.

Её глаза метались между незнакомцами, которые не обращали на неё внимания. Все они, ошеломлённые, восхищённые этим фантастическим изображением, улыбались и одобрительно кивали. Это было невыносимо. Более того, если задуматься, это было просто сокрушающе невыносимо.

Они не знали.

Она... для Твайлайт, для всей вселенной, со всей болью мира, со всеми испытаниями и мучениями... то, что было для неё всей жизнью, для всех вокруг было не более чем сказкой. Развлечением, над которым можно посмеяться, обсудить и купить пару сувениров на память.

— Принцесса Твайлайт, сосредоточься на мне, — раздался мягкий, но в то же время уверенный голос Флаттершай, голос рассёкший дымку, окутавшую мысли аликорна. Когда Твайлайт, дрожа, подняла на пегаску взгляд, Флаттершай подняла копыто и приложила его к копыту принцессы.

— Я не очень-то разбираюсь в магии единорогов, — продолжала пегаска, непринуждённо, словно они обсуждали погоду. Но было в её тоне что-то особенное. — Как может рог треснуть? Ты не могла бы мне объяснить, пожалуйста?

Твайлайт так и сделала.

— Э-это зависит от об-обстоятельств, но единорог или в н-нашем случае алико... — её фраза была прервано из-за её собственной неспособности нормально мыслить. Слишком тяжело. Тяжело думать, дышать, и Твайлайт на один краткий и мрачный миг захотелось вернуться в свою библиотеку.

Инстинктивно она вжала копыто в ожерелье.

— Всё хорошо. Я с тобой, — продолжила Флаттершай, подойдя поближе и садясь рядом. Её взгляд упал на копыто принцессы. После мгновения колебания пегаска спросила: — Ты хочешь вызвать Рэрити?

“Да”.

Да, хотела, отчаянно хотела, чтобы единорожка взяла всё на себя, помогла и утешила, но... но Рэрити решила отойти в сторону. И пойти против её воли сейчас казалось недопустимым.

Всё тело аликорна дрожало, она покачала головой.

— Н-нет, — произнесла она, пытаясь набраться решимости. Ожерелья, однако, не выпустила, черпая силу в его розовом сиянии. — Я в порядке.

Флаттершай доверчиво улыбнулась, взмахнула копытом, и три совёнка приземлились перед Твайлайт, уставившись на неё любопытными глазами.

— Пожалуйста, мы бы хотели послушать, если ты не против.

Принцесса кивнула.

— Х-хорошо.

Пегаска снова посмотрела на картину.

— Может, рог принцессы Солнышко был повреждён в битве?

— Н-нет. Повреждения рога принцессы Солнышко не похожи на механические, — выдавила Твайлайт, другое имя позволило ей дистанцироваться достаточно, чтобы должным образом проанализировать ситуацию. Помогло и то, что Джинни, Амальтея и Метис безотрывно на неё смотрели. Было крайне необходимо донести до них важность правильного ухода за собственным рогом. — Обратите внимание на узор на роге, трещины чёткие, диагональные. Они повторяют бороздки на нём.

Флаттершай серьёзно кивнула.

— Мх-хм. И что это значит?

— Н-ну, магия единорогов протекает по канавкам, но из-за сильной люминесценции стороннему наблюдателю покажется, что светится весь рог, — объяснила принцесса, и чем сильнее она углублялась в пояснения, тем легче становилось. Она даже смогла ещё раз мельком взглянуть на картину. — На изображении магия используется, а это значит, что рог принцессы Солнышко треснул от слишком долгого поддержания заклинания, что чревато постоянным истиранием рога и повреждением костной структуры, что также воспрепятствует естественному магическому самоисцелению.

Тихий голосок задал вопрос.

— Но зачем ей так долго поддерживать заклинание?

Твайлайт огляделась и обнаружила жеребёнка, который смотрел на неё снизу вверх с весьма обеспокоенным видом.

— Я... я не знаю, — призналась принцесса.

Она снова посмотрела на картину, заглянула в чёрные глаза, выискивая ответ. Зачем принцессе Селестии так долго подвергать себя риску? Зачем ей жертвовать целостностью своего рога?

Маленькое копытце потянуло Твайлайт за ногу, за чем последовал резкий вдох кобылы.

— Ханикрисп! — воспитательным тоном прошептала мать, пытаясь оттащить жеребчика, который настойчиво привлекал внимание принцессы.

— Мисс, а почему у неё глаза чёрные? — спросил он, старательно игнорируя мать и её произносимые скороговоркой извинения. — Она что, плохая?

— Нет, конечно нет!

Слова быстро слетели с губ, тут и обсуждать нечего. Подумать только! Принцесса Селестия, образец милосердия и доброты, самый могущественный аликорн в королевстве, но...

Но...

Что, если это и было его целью?

Угольно-чёрный взгляд принцессы пронзил Твайлайт, притягивал к себе и вытаскивал воспоминания, которые сама она пыталась задушить и похоронить. В одержимости сама Твайлайт злой не была. Даже в глубинах самопрезрения она не могла по-настоящему назвать себя плохой пони, заблудшей, да, очень заблудшей, но плохой? Нет.

И всё же.

Аликорн двинулась к картине, проталкиваясь сквозь толпу, позабыв о их болтовне, когда в голове зазвучал другой голос, зовущий её к себе.

Принцесса, чего он хочет?

Твайлайт, ответ кроется в самом его имени.

Дискорд?

Дискорд. Разногласие. Конфликт. Пони, настроенные друг против друга, создают дисгармонию, а там, где дисгармония, всегда образуется хаос.

— Принцесса... — прошептала Твайлайт, обращаясь к изображению.

Но Принцесса Солнца не ответила. Она просто продолжала смотреть, как часто делала, ожидая, пока Твайлайт сама сделает выводы.

— Она одержима, — произнесла Твайлайт вслух и, обернувшись, обнаружила, что жеребёнок и Флаттершай вышли вперёд из теперь уже притихшей толпы. Она указала копытом на чёрные глаза, не сомневаясь в том, что говорит, ибо сама пережила то же самое. — Магия хаоса овладела ею.

— Магия хаоса? — переспросил какой-то жеребец из толпы.

Твайлайт не ответила, снова повернувшись к картине. Она вспомнила свою одержимость, подавленные воспоминания всплыли на поверхность. Вспомнила, как её снедали ненависть, гнев, горечь и отвращение.

Тогда и там она поняла, что со всеми этими эмоциями её с лёгкостью можно было использовать как оружие.

И если это так, то значит...

Селестия защищала себя?

— Когда... когда это было нарисовано? — настойчиво спросила Твайлайт, поворачиваясь к толпе.

Большинство обывателей посмотрели на неё с непониманием, пока из толпы не вышла кобыла, размахивающая информационной брошюрой.

— Я здесь работаю! — быстро объявила она, после чего прочистила горло и заявила: — На самом деле это реставрация! Картина была переписана художником по имени Охра Ойл и укреплена заклинанием сохранения около трёхсот лет назад. Однако нет никакой информации о возрасте оригинала, поскольку это единственная подписанная работа некого Индиго Глена.

Твайлайт повернулась обратно к плите и подошла чуть ближе, чтобы пристальнее её рассмотреть. Сделав это, она охватила полем магии брошюру и поднесла к себе, пробормотав "спасибо", которое из-за шума толпы вряд ли было услышано.

Её глаза пробежались по информации, датам и описаниям, но ничего из этого особой пользы не принесло. Ей не нужна была информация о композиции! Ей хотелось знать, что на ней изображено, какое место, в какое время! Что это вообще за информационный буклет такой?

— Эм-м... принцесса?

Твайлайт посмотрела вниз на мнущуюся Флаттершай, которая беспокойно поглядывала на многочисленных туристов, направивших объективы своих камер на аликорна. Поначалу принцесса удивилась, почему это вдруг все её снимают. Затем удивилась, почему пегаска вдруг будто бы стала меньше. Пока наконец не заметила свой плащ на земле и поняла, что её стремление к деталям буквально желает достигнуть небес.

— Мамуль! — настойчиво зашептал жеребёнок. — Мамочка! Она летает, но при этом и магией пользуется!

Гид на долю секунды вытаращила глаза, после чего повернулась к толпе, подобрала лежащую неподалёку пустую коробку и поставила её на землю.

— Леди и джентльпони! Какое чудо! Какие впечатления! Двойник аликорна, подобного вы нигде не увидите! И всё специально для вас, от Турфирмы Стоун Рест!

Пони немедленно закивали и одобрительно загудели, некоторые начали кидать в коробку биты, в то время как другие продолжили фотографировать. Учитывая то, что произошло в Понивилле, а теперь и здесь, было до ужаса забавно видеть, что пони так боятся поверить в чудо, что скорее предпочтут зажмуриться, даже если кто-нибудь ткнёт их в него носом.

"Прямо здесь обдумать всё как следует я не смогу".

Твайлайт вновь внимательно осмотрела картину.

— Что же ты делаешь... — вновь спросила она, впиваясь взглядом в треснувший рог принцессы, надеясь, что озарение придёт само собой.

Неужели... пыталась ли она сдержать магию хаоса? Она борется с одержимостью? И почему там Дискорд? Он ждёт? Он сдался?

Погодите.

Что если...

Что если ему надоело ждать возможности вселиться в принцессу Селестию?

Что если он сдался и решил опробовать другой подход, или... другую цель!

— Флаттершай! — воскликнула Твайлайт, приземлившись перед пегаской, идя вслед за ней, пока жёлтая пони пятилась. — Флаттершай, когда в последний раз видели Дискорда?! Ещё до Рэрити, до того, как мы с ней встретились?

Её подруга уставилась на аликорна глазами даже шире, чем у сов.

— Эм-м-м... я... принцесса, я не знаю, — виновато ответила она, прижав ушки. — Мне жаль...

— Что?! Нет! Почему ты извиняешься? Ты не понимаешь, что это значит?! — спросила Твайлайт с улыбкой на лице.

— Эм-м-м...

Флаттершай выглядела очень потерянной, но это было нормально, поскольку принцесса собиралась ей всё сейчас и объяснить.

— Если Дискорд появился бы до того, как Рэрити меня встретила, если бы он хоть что-то сделал, Эквестрия бы знала! Кейденс бы знала! Но он ничего не делал! А теперь он внезапно привёл ко мне Рэрити, чтобы мы поругались и мною завладела магия хаоса!

— Но... но зачем столько ждать? — спросила пегаска, и на это у Твайлайт ответ нашёлся не сразу.

И правда, зачем столько ждать?

— Я... я... — слова срывались с губ принцессы, её мозг пытался собрать всё произошедшее воедино, в... в что-то целое.

— Я не знаю, — наконец признала она. — Может, не мог? Или что-то случилось? А может... может, и возможности не было, пока Рэрити не...

От последнего предположения глаза Флаттершай расширились ещё больше.

— Книжник... который настоящий! — ахнула пегаска, поднеся копыто ко рту. — Зекора сказала ему держаться от библиотеки подальше! Она никому не позволяла подойти к библиотеке, даже сама не ходила!

Твайлайт кивнула, её сердце молотом билось в груди.

— Но никто не остановил Рэрити! — с победной улыбкой на лице завершила она мысль пегаски. — Он пытался использовать её, чтобы добраться до меня, но это не сработало. Его план провалился. Он не смог контролировать меня, и вместо этого Рэрити меня освободила.

Аликорн указала на картину с принцессой Селестией и могла бы поклясться, что та ей улыбается.

— И теперь мы сможем освободить принцесс! Освободим принцессу Луну, Кейденс и принцессу Селестию! Я всё смогу исправить, Флаттершай!

Слово за словом срывались с губ принцессы, и было видно, насколько сильно она вдохновлена, потому что, о небеса, в кои-то веки что-то шло как надо. Дискорд привёл туда Рэрити, чтобы попытаться использовать её против Твайлайт, но это оружие и послужило спасением. Потому что даже после того, как магия хаоса овладела ею, именно влияние Рэрити, то, что она принесла в жизнь принцессы, в конечном счёте её освободило.

Никогда ещё Твайлайт так живо не ощущала прикосновения ожерелья к груди, как в этот самый момент. Она прижала к нему копыто, сдерживая улыбку. Может, и хорошо, что Рэрити не пошла, иначе она бы её...

Румянец залил щёки аликорна.

— Ладно, — произнесла Твайлайт, желая поскорее направить мысли в другое русло. Она подобрала плащ и надела его обратно, не обращая внимания на гида, собирающего поблизости денежные пожертвования на "Заранее запланированное явление аликорна". — Нам пора.

— О, думаю, да, — Флаттершай прочистила горло, и совы вернулись на свои насиженные места на голове принцессы. — Уверена, Спайк и Рэйнбоу захотят услышать твои мысли по поводу картины и наших дальнейших действий.

— Дальнейших действий...

Хотя, очевидно, пегаска произнесла это без задней мысли, да и с чего бы ей задумываться? Было логичным предположить, что Твайлайт всё объяснит Спайку и Дэш... но всё равно это фраза пробудила кошмарные воспоминания.

Воспоминания о временах, когда пони слушали и следовали её советам и предположениям, и аликорн не забыла, к каким последствиям это привело.

— Пока нет, — наконец произнесла принцесса.

— Пока нет? — в замешательстве переспросила Флаттершай. Она склонила голову. — Почему?

— Я хочу всё получше обдумать, — виновато улыбаясь, ответила Твайлайт. — До поры, пока не встретимся с Рэрити и Кейденс. Мне кажется, если мы обсудим всё вместе, то получим лучшее представление о том, что делать дальше.

Пегаска убеждённо кивнула.

— Хорошо.

— Пойдём, — произнесла принцесса, бросив на картину последний, почти не болезненный взгляд, и потрусила прочь, чувствуя облегчение от того, что можно не торопиться, всё как следует обдумать и решить, что делать дальше.

И всё же.

И всё же не успели они сделать и пяти шагов, как Твайлайт остановилась, случайно заметив кобылу, куда-то идущую с пакетом из сувенирного магазина.

— А мы можем зайти и купить сувенир? — спросила принцесса. — Может, Рэрити хотела бы чего-нибудь такое.

— Конечно! Уверена, она очень обрадуется.

Твайлайт облизнула губы, без колебаний развернулась и направилась к гиду.

— Извините, тут и моя доля, — произнесла она, небрежно левитируя стопочку битов из весьма щедро заполненной импровизированной коробки с пожертвованиями. Она отсчитала двадцать пять монет, после чего заглянула в коробочку и взяла ещё пять, которые поровну распределила между своими совами. — Не могу и дальше расплачиваться каштанами.

Гид вытаращилась на принцессу.

— Но... но...

Твайлайт вернула взгляд.

— Вы же сами сказали, что я профессиональный аликорн-двойник от вашей фирмы, разве нет?

— Ну да, но...

— Тогда я считаю справедливым получить плату за свою работу! — ответила принцесса, одарив гида самой бесстыдной и невинной улыбкой. — Спасибо!

Поблагодарив, Твайлайт потрусила обратно к Флаттершай.

— Вот теперь можем идти!


Этой ночью луна светила особенно ярко, её мягкое серебристое сияние окутывало одинокое здание, приветствующее измотанных путников и предлагающее им ночлег. Большая светящаяся вывеска, неоновая, как объяснила Флаттершай, обозначала это место как "Приют Путника".

За постройкой Твайлайт увидела затенённую тропку, ведущую вверх по горе, вплоть до золотистого города, смотрящего вниз на королевство. Искусственный свет исходил из Кантерлота, смешиваясь с лунным, освещая закрученные башни города.

Впервые за тысячу лет принцесса оказалась в паре часов пути от дома.

От дома, что давным-давно о ней позабыл, за исключением Кейденс, ожидающей в самой высокой башне.

И Твайлайт задавалась вопросом, сможет ли она когда-либо назвать это место домом, если всё, что она о нём знала, давным-давно превратилось в предания.

— Твай? Всё хорошо?

Прохладный ветерок и голос Рэйнбоу Дэш вывели принцессу из задумчивости. Она следовала за подругами пегасками по извилистой тропинке и только сейчас поняла, что сильно отстала.

Твайлайт утвердительно кивнула, даже если это было не совсем правдой. В порядке, конечно, но эмоционально... этот долгий день наконец подходил к концу, замыкая два прошлых, ещё более долгих дня.

— Я...

— Принцесса Твайлайт? — спросила Флаттершай, поймав взгляд принцессы. Между ними произошла безмолвная беседа, тихое взаимопонимание, похожее на озарение, которое снизошло на них, когда они разглядывали картину, и жёлтая пегаска едва заметно кивнула. — Идём дальше.

Рэйнбоу выглядела не сильно убеждённой.

— Ну... ладно, — произнесла она, развернулась и потрусила в сторону мотеля.

Как только подруги вновь оказались впереди, и принцесса осталась одна, её мышцы расслабились, но облегчения это не принесло. Странное ощущение. Она не столько успокоилась, сколько смирилась с тем, что...

Что ей ещё предстоит найти дом в этой новой Эквестрии.

Ещё один глубокий вдох, прохладный воздух в лёгких словно пробудил тело. Твайлайт вновь посмотрела в сторону мотеля и продолжила путь. Несмотря на позднее время, снаружи ещё оставались пони, некоторые чего-то ждали около багажа, другие сидели за тускло освещёнными столиками, расставленными снаружи. Приглядевшись, она различила какую-то пару, трапезничающую вместе, группку друзей, смех и болтовня которых наполняли ночной воздух, кобылу в чёрной шали, по всей видимости, что-то пишущую, и ещё пару пони, занимающихся своими делами.

Принцесса наблюдала за ними ещё пару мгновений, и её взгляд задержался на тёмном силуэте кобылы с шалью, которая, казалось, как-то выделяется на фоне окружающего мира, она напомнила Твайлайт её возлюбленную, когда та занималась новыми эскизами.

Очарованная улыбка появилась на губах принцессы, когда она вспомнила их последнюю встречу, и волна привязанности захлестнула её. Твайлайт снова вспомнила об ожерелье на груди, но...

Вода, на которую смотрят, никогда не закипит.

Принцесса оторвала взгляд от пары, устремив его на исчезающих вдали пегасок. Твайлайт пустилась галопом, догоняя двух кобыл и прося их подождать, её голос был едва слышен на фоне болтовни группы друзей неподалёку.

— Что такое, принцесса? — спросила Рэйнбоу. — Точно всё хорошо?

Твайлайт кивнула.

— У меня вопрос, — произнесла она, но когда собралась его озвучить, её посетило неприятное чувство.

Рэрити отдала своё ожерелье Пинки Пай, и теперь принцесса задавалась вопросом, действительно ли она хочет знать мотивацию этого поступка.

— Ну... валяй? — предложила радужная пегаска, уставившись на аликорна. — Какой вопрос-то?

Принцесса стремительно начала перебирать варианты, как бы спросить самым окольным путём, словно это что-то несущественное, ни в коей мере не влияющее на её отношения с Рэрити, но с треском провалилась.

— Почему Пинки носила ожерелье Рэрити?

Вопрос сорвался с её губ, на что последовали две различные реакции. Рэйнбоу с испуганным замешательством спросила, откуда Твайлайт вообще это узнала. У Флаттершай же, которая присутствовала при этой сцене несколько дней назад, сделалось серьёзное выражение лица.

— Я... я спросила Рэрити почему, а она ответила мне, что это потому, что вода, на которую смотрят, никогда не закипит, — уточнила принцесса. — Что она под этим имела в виду?

— Это идиома, — ответила Флаттершай после недолгих раздумий. — Она означает, что если мы чего-то долго ждём, то нам кажется, что это занимает очень много времени.

Голос принцессы опустился до шёпота.

— Ох.

Это чувство она прекрасно понимала. Она испытывала его в течение всех тех мучительных недель, когда Рэрити попала под действие проклятия, эти фантомные боли в груди, когда Твайлайт ждала у входа единорожку, которая, может, вернётся, а может, и нет.

И она подвергла Рэрити такому же испытанию на целых два года.

— Но почему Пинки его носила? — снова спросила принцесса.

— Ну... а иногда мы ждём чего-то так сильно, что перестаём обращать внимание на что-либо другое.

Ох.

Рэйнбоу, должно быть, заметила выражение лица Твайлайт, поскольку пегаска быстро встала рядом с принцессой и приобняла её копытом.

— Эй, принцесса, всё хорошо! — произнесла она, и ободрение в её голосе было оценено по достоинству, даже если оно мало что могло сделать с настроением Твайлайт. — Не грузись! Сейчас ты же здесь, так? И пропадать снова вроде не собираешься.

Принцесса встретилась с тёплыми взглядами подруг, и, хотя это оказалось сложнее, чем предполагалось, она благодарно улыбнулась и кивнула.

— Да, — твёрдо сказала Твайлайт, то ли себе, то ли подругам. — Не собираюсь.

— Вот это я понимаю! — воскликнула Рэйнбоу.

Радужная пегаска подняла копыто и вытянула его перед принцессой, что, честно говоря, несколько смутило последнюю. Она пару секунд просто смотрела на него, после чего неловко встряхнула её копыто своим, вызвав восхищённый смешок у Флаттершай.

— Нет, принцесса, это брохуф, — произнесла Дэш, стряхивая копыто аликорна после чего снова протягивая собственное. — Ты должна, ну, типа, стукнуться своим копытом о моё!

— Зачем?

— Потому что именно так делают крутые пони, когда говорят что-то потрясное! — воскликнула пегаска. — Жги! Давай, стукни!

Твайлайт легонько стукнула своим копытцем о её, и радужная пегаска заулыбалась.

Будущее такое странное.

— Нам бы поторопиться, — трогаясь с места, произнесла Флаттершай. — Уже очень поздно.

Подруги дошли до мотеля, вошли внутрь и оказались в ярко освещённом вестибюле. Как и снаружи, вокруг множество пони занимались своими делами, но одна кобыла смогла привлечь внимание всей троицы, оранжевая земная пони, махавшая им от стойки регистрации.

— Эпплджек? — воскликнули подруги в унисон, и не успели слова до конца слететь с губ принцессы, как её охватила паника.

"Почему она здесь? — в страхе подумала Твайлайт, затем в голове возникла ещё более ужасная мысль. — Где Рэрити?"

— Привет, народ! — поздоровалась яблочная пони, а принцесса, подбегая к ней, от волнения запуталась в собственных конечностях. — Долго ж вы сюда брели! Думала, что к стулу прирасту, пока дождусь вас.

— Эпплджек, что ты здесь делаешь? — спросила Рэйнбоу. Её лицо исказилось в ужасе. — Только не говори мне, что Рэрити отправила тебя проверить, добралась ли Твайлайт до мотеля.

Фермерша отмахнулась.

— Не глупи, кобылка. Рэрити знает, что вы сдержите обещание. Но ты давай, вперёд меня-то не скачи, — она повернулась к принцессе, и выражение лица Эпплджек мгновенно стало серьёзным. — Ты там как, принцесса, держишься? Видела же картину?

— Где Рэрити? — спросила Твайлайт, решив разобраться сначала с неотложными вопросами, прежде чем переходить к досужим беседам. — С ней всё хорошо? Почему она не с тобой? Я её здесь не...

— Воу-воу, кобылка, не сгребай все яблочки в одну кучу! Чего с ней станется-то? — со смехом ответила фермерша. Она положила копыто на плечо принцессы и слегка надавила. — Я же обещала, что сберегу её для тебя, и нарушать свои обещания у меня не в привычке. Мы пришли сюда, потому что управились с платьями как раз в срок. Ну а поскольку Пинки чем-то там занята в городе, Рэрити немножко занервничала, когда мы раз на раз остались, ну и...

Эпплджек прочистила горло.

— Ну и она настояла, чтобы мы пошли вам навстречу.

Неизмеримое облегчение пронзило всё существо Твайлайт, настолько сильное, что ей, кажется, стоило присесть, чтобы хотя бы восстановить дыхание.

— Бродила тут из угла в угол, пока я не отослала её наружу, прежде чем протрёт борозду в полу, — продолжала фермерша. — Сказала ей, что дам десять битсов, если успеет нарисовать вид города отсюда до твоего прихода.

Сердце принцессы подпрыгнуло.

Та кобыла в шали снаружи!

— Ну а ты как? — повторила вопрос Эпплджек. — Если захочешь поговорить, ты знаешь, что мы все здесь готовы подставить ухо.

— Знаю, — произнесла Твайлайт, изо всех сил стараясь сосредоточиться на Эпплджек.

— Славно! — ответила фермерша. — А где вы, девочки, оставили Спайка с совами?

— Спайк заночует на окраине города, — быстро ответила принцесса. — Ну и совы там же.

— Ну, вроде разумно. Дракона тут разместить трудновато! — Эпплджек рассмеялась над собственной шуткой и продолжила. — Итак, как тебе Стоун Рест? Хорошие пони там у руля. Понравилось?

Твайлайт уставилась в одну точку.

— Да, всё было здорово.

— Хотя та ещё ловушка для туристов. Купила что-нить? Сувениры? В последний раз, когда я там была, у них были эдакие забавные брелки.

— Угу...

Фермерша кивнула, потирая подбородок.

— Знаешь, а так подумать, кружки тоже ничего. Купила одну для Бабули Смит, как раз размерчик под сезон сидра, и эта сенова штука не разбилась, даже когда она...

— Эпплджек? — осторожно перебила принцесса.

Яблочная пони моргнула.

— А? Чего? — она нахмурила брови. — Ты хочешь, чтобы я перестала болтать, чтобы ты могла пойти и найти свою подружку, так?

— Хм-м, — ярко красный румянец залил щеки Твайлайт. — Да, если можно.

Эпплджек закатила глаза, улыбаясь, заслышав смех двух других кобыл.

— Ну ладно, ладно. Клянусь, вы с Рэрити как пара молодожёнов, — она повернулась к стойке и указала на кружку. — Принеси ей заодно кофе. Не хочу, чтобы она там снаружи отморозила себе кьютимарку.

Левитировав кружку, принцесса поблагодарила Эпплджек и остальных, после чего помчалась на улицу, слыша стук сердца в ушах. На улице она замедлилась и, тихо переступая, пошла к столикам. Вдалеке Твайлайт увидела Рэрити с накинутой на плечи тёмной шалью, всё ещё погружённую в рисование.

Принцесса подкралась к ней сзади, стараясь быть как можно тише. Аликорн привстала на кончики копыт, любуясь карандашным наброском под неровным светом свечи. Твайлайт тут же оценила мастерство возлюбленной, и каким-то образом рисунок заставил её хотеть вернуться домой больше, чем вид самого города.

Не говоря ни слова, принцесса поставила кружку на стол, действие, которое, казалось, осталось незамеченным, пока Рэрити не заговорила.

— Спасибо, Эпплджек, — произнесла единорожка, переходя в наброске к одной из восточных башен замка. Она ненадолго остановилась и поправила шаль. — Звёзды мои, как же сегодня холодно. Надеюсь, Твайлайт не забыла про одеяла, что я ей дала с собой.

Рэрити на мгновение приостановила рисование, постукивая карандашом по подбородку, всё ещё не замечая аликорна позади себя.

— И я всё ещё не знаю, чего ей сказать! Если они вообще пошли туда, — продолжила говорить единорожка, после чего тут же вернулась к рисованию, не прекращая говорить. — Может, ты и права! Устроить такую драму оттого, что не иду с ней, ну и вот она я, не в состоянии пережить разлуку на три жалких дня! Как думаешь, Рэйнбоу пошла с ней к картине? Надеюсь, что нет. Да, Твайлайт никогда мне не забудет! Я уже слышу, как она называет меня зависимой от себя! Ну и что, что это правда!

Издав протяжный вздох, Рэрити подняла рисунок в воздух и обернулась.

— Как дума…

Так они и сидели, пристально глядя друг на друга, униженная единорожка и бесстыдно хихикающая принцесса.

— Ага, — коротко произнесла Рэрити. Она отложила рисунок. — Принцесса Твайлайт Спаркл.

— Леди Рэрити, — ответила принцесса, почти злодейски изогнув губы.

— Не ожидала тебя тут встретить.

— Могу сказать то же самое.

— Точно, можешь, — единорожка положила передние копыта на стол. — И сколько из того, что я сказала, ты слышала?

— Всё до последнего слова.

— Понятненько, — Рэрити прочистила горло. — Лучше расскажи, как ты? Я надеюсь, путешествие удалось?

Улыбка Твайлайт погасла.

— В основном. Была одна проблема.

Внезапное беспокойство омрачило лицо единорожки.

— Проблема? — она подняла копыто и осторожно приложила его к груди принцессы. — Дорогуша... это... это картина, да?

— Нет, — ответила Твайлайт, и крайне очаровательная улыбка украсила её лицо, когда она прижала своё копыто к копыту Рэрити. — Проблема в том, что тебя там не было.

Затем принцесса злобно рассмеялась и склонила голову к единорожке.

— К счастью для меня, ты кое от кого зависимая.

Смех Рэрити зазвучал в унисон со смехом Твайлайт, глаза возлюбленной сверкали безмерным обожанием, принцесса знала наверняка, потому что в её глазах был тот же огонь.

— Ох, помолчите, мисс Зазнайка, — отчитала её единорожка и заработала извиняющийся поцелуй от Твайлайт в ответ.

Когда они отстранились друг от друга, кобылы выдохнули с долгожданным облегчением, и принцесса уселась рядом с Рэрити, не заботясь о том, что кто-нибудь увидит, как она бесстыдно трётся носом о свою вторую половинку. Твайлайт закрыла глаза и, убедившись, что крыло не высовывается из-под плаща, подрасправила его и обняла им единорожку, чтобы согреть её и прижать ещё ближе.

— Я по тебе скучала, — произнесла принцесса.

— Я тоже по тебе скучала, — вторила Рэрити. Она тихо усмехнулась и вытянула шею, чтобы ткнуться носом в аликорна. — Мне кажется, что я слишком сильно по тебе скучала. Это может стать проблемой.

Твайлайт повторила свои слова, сказанные ранее, вложив в них куда больше решимости.

— Теперь я здесь, — произнесла она, крепче прижимая возлюбленную. — И никуда не уйду.

Особая любящая тишина парила между ними, и обе предались своим собственным мыслям.

— Удалось доставить платья? — спросила принцесса.

Единорожка кивнула, снова взяла карандаш и провела несколько линий.

— Удалось! Сильвер Харт осталась очень довольной, особенно учитывая, что я внесла на месте пару корректив после примерки.

Твайлайт улыбнулась, зашелестев хвостом под плащом. Она разделяла достижения Рэрити, и принцессе стало даже ещё радостнее, потому что их разлука в конечном итоге оказалась к лучшему.

Единорожка заёрзала в объятии.

— Твайлайт, я... — её слова прервались, вновь опустилась тишина, перемежающаяся звуком скребущего стержня по бумаге. Принцесса хотела что-то сказать, как-то подбодрить, но прежде чем она успела это сделать, Рэрити отложила карандаш и прислонилась к ней.

— Прости, что меня там, с тобой, не было.

— Тебе нужно время, — мягко напомнила Твайлайт.

Карандаш снова взмыл в воздух, и башня начала обретать объём.

— Знаю, но...

Рэрити снова замолчала, и карандаш перевернулся, стирая резкие линии, прежде чем снова перевернуться и заполнить пустое пространство более мягкими штришками.

Единорожка повернула голову на мгновение, достаточное для того, чтобы их взгляды встретились.

— Как ты это перенесла? Это... это правда была она?

Принцесса кивнула.

— Я больше чем на сто процентов уверена, что да.

Рэрити выглядела удручённой.

— Ох, сердце моё... мне так жаль...

Твайлайт покачала головой.

— Всё хорошо! Точнее, не так уж и плохо. Ну, я имею в виду что плохо, но... но это сможет помочь нам, — принцесса наклонилась и снова ткнула носом единорожку, желая немного развеять её беспокойство. — Со мной всё хорошо. Мне просто надо немного подумать, привести мысли в порядок.

Смех Рэрити наполнил воздух.

— Ах! Какие знакомые слова!

— Есть такое! — ответила Твайлайт, и хотя она пыталась разделить веселье возлюбленной, другая мысль возникла в голове. Мысль, которую необходимо было озвучить. — Ну а ты? Привела мысли в порядок?

Принцесса приготовилась к тому, что единорожка застынет, как это было раньше, но вместо этого она просто драматично вздохнула.

— Частично, да, — ответила Рэрити. — Не все, но некоторые.

Твайлайт кивнула.

— И?

— И я думаю, что сейчас мы должны быть вместе, — договорила единорожка, подкрепляя слова тем, что прижалась к аликорну ещё теснее.

— Надоело ждать, пока вода закипит? — отважилась спросить Твайлайт и была вознаграждена крайне неподобающим для леди фырком от возлюбленной, что вызвало у принцессы череду смешков.

— Может быть, — мелодично проговорила под нос Рэрити. — Может быть.

Твайлайт снова обратила внимание на рисунок, и единорожка проследила за её взглядом.

— Полагаю, большого смысла заканчивать рисунок нет, — отметила она. — Десять бит за него мне больше не достанется.

— Мне бы хотелось, чтобы ты его дорисовала. Но прежде... — принцесса открыла сумку и при помощи магии достала купленный сувенир, фиолетовый мешочек для битов, декорированный несколькими разноцветными драгоценными камнями. — Вот, это тебе.

— Дорогуша! Очаровательный подарок! — воскликнула Рэрити, беря его в свои копыта. — Где ты его взяла?

— Купила, — быстро ответила Твайлайт. — Тебе нравится?

— Нравится, очень! Но... Купила? Как? И не говори мне, что кто-то принял каштаны Элары в качестве платы!

— Что? Нет! — в притворном ужасе воскликнула принцесса. — Глупышка, я заплатила за них битами!

Единорожка рассмеялась.

— О, хорошо. Надо будет позже рассчитаться с Флаттершай.

Твайлайт нахмурилась.

— Рассчитаться? Зачем? Я оплатила из своих. Остатки я пока в этот мешочек и сложила.

Рэрити отодвинулась, чтобы заглянуть принцессе в глаза.

— Пардон? Из своих? — спросила она, приподняв бровь.

Твайлайт улыбнулась.

— Полученных на моей новой работе.

— Новой работе?! — выпалила единорожка. — У тебя есть работа? Ух ты! Это довольно... ну, я... я удивлена! Даже рада, что ты так быстро смогла влиться в общество и стать его винтиком, дорогая. Пригласишь меня в свой новый дом на чашечку чая? Я просто умираю от желания узнать, как всё было.

Принцесса закатила глаза.

— Пф-ф-ф, — она взяла мешочек с битами, открыла его, достала две пятибитовые монеты и положила на стол. — Долгая история, а тебе ещё заканчивать рисунок.

Рэрити подобрала карандаш.

— Тогда мне повезло, что Кантерлот такой огромный.

Единорожка удобно устроилась в крылатых объятиях аликорна, и Твайлайт безмолвно наблюдала, как возлюбленная рисует, принцессу завораживали линии замка, оживающего прямо на глазах, не меньше чем сама Рэрити. На мгновение Твайлайт подняла взгляд на Кантерлот, и вновь возобновилось ощущение тоски по дому.

— Ну так? — звук голоса единорожки ласкал слух. — Обожающая толпа ждёт не дождётся рассказа, ваше высочество.

И когда принцесса начала рассказ, она задумалась, быть может, дом, это не столько место, сколько пони, с которыми ты вместе?