Королевство перевёртышей

Это история раскрывает тайны мира перевёртышей и его правительниц

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Бон-Бон ОС - пони

Большое Понивилльское зебротрясение

Дружелюбие и отзывчивость Зекоры подарили ей множество друзей в Понивилле. Однако день, когда Зекора решила показать, что действительно является лучшим лечением, стал для них большим сюрпризом…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Зекора

Что не так с технологиями?

После возвращения из изгнания, Луну ждал длительный процесс обучения. Но прошли годы и она всё больше осознает странности в технологическом развитии Эквестрии. У неё возникает важный вопрос к своей сестре. Почему?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

То, что я сделал

Даже не верится. Больше не нужно бороться за выживание, появились те, к кому всегда можно обратиться за помощью, я даже снова обрёл настоящее лицо — и всё это лишь благодаря доброте, по сути, незнакомцев. Но продолжат ли они помогать мне, когда обнаружат, какие секреты таит моё прошлое? Станут ли избегать, когда узнают о сотворённом мной зле? Продолжат ли защищать меня от монстров, разрушивших мою жизнь, когда поймут, что настоящий монстр — это я сам? Сможет ли хоть кто-нибудь простить убийцу?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Кэррот Топ Человеки

Лик пустоты

Новая эпоха, новые слышащие, новые смерти. Всё шло своим чередом, Тенегрив, избавившийся от нежеланных воспоминаний, продолжал свой земной путь, в роли средства передвижения избранного матери ночи. Но, не всё так просто, ведь в деле замешан принц безумия. Прошлое вновь зовёт Даэдра, и зов, ни что иное, как "Тёмное таинство".

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Мэр Другие пони Дискорд

Заметки путешественницы

Пару лет назад моя мечта сбылась, и я отправилась в путешествие. Наивная, я и не знала с чем связываюсь. Я написала эти заметки, как предупреждение другим. Туристическая взаимовыручка.

Лира

Fallout Equestria: Садовник

Повесть рассказывает нам об обычном земнопони по имени Садовник, о том, как он словом и щедростью пытается возродить Эквестрию. Все действия происходят за год до событий оригинального ФоЭ и вплоть до выхода самой Литлпип из своего Стойла.

ОС - пони

Понивилль на краю света

Твайлайт Спаркл увидела, как над её головой взорвалась ядерная ракета. Ещё минута, и от Понивилля не останется и следа. Взрывной волной единорожку прижало к земле, раздался взрыв... и всё смолкло. Всё вокруг осталось таким каким было до взрыва, разве что звёзды теперь видны и днём, а Солнце стало алым. Неужели бомба была лишь оптической иллюзией? Но всё оказалось намного драматичнее...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Трикси, Великая и Могучая Спитфайр Доктор Хувз Дискорд

Five Nights at Pinkie's. 10 лет спустя.

Не каждый понец бывает хорошим...

ОС - пони

Когда опускается ночь

Разговоры о том, о сём, о девчачьем и другом...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Автор рисунка: MurDareik

Великая Война: Освобождение

Пролог

После капитуляции последних сил эквестрийцев, чейнджлингам ничего не мешало установить в регионах и городах собственное правление. На смену временным комендантам прибывают уже постоянные губернаторы. Оккупированные территории теперь стали делиться на протектораты для упрощения управления над новыми землями.

Но никто не говорил, что процесс оккупации, это легче чем ведение боевых действий.

Как минимум все южные территории были нестабильными, а местное население не принимало новые порядки. В частности юго-восток со своими дикими джунглями и в которых до сих пор остаются враждебные для солдат королевы Кризалис отряды партизан.

Но основное сопротивление формировалось на востоке Эквестрии. Отчасти потому, что в таких городах как Филлидельфия и Мейнхеттан было гораздо больше недовольных, отчасти потому, что восточный протекторат намного ближе к линии фронта, что проходила сейчас на севере, в землях Северяны.

Никто до этого и подумать не мог, что найдутся те, кто сплотит пони вокруг себя, чтобы начать бороться с оккупантами с целью прогнать их с родных земель.

Таковыми стали Старлайт Глиммер, протеже и ученица принцессы Твайлайт и её подруга, Трикси Луламун, бродячая фокусница. На большее эквестрийцам сейчас рассчитывать было нечего. Принцессы пропали, Носители Элементов Гармонии разделены и часть из них тоже неизвестно где.

Старлайт взяла на себя огромную ответственность, а Трикси не могла оставить её в трудный час, даже несмотря на то, что могла бы предпочесть не высовываться или даже сбежать за границу.

База сопротивления была основана в окрестностях Мейнхеттена и это было их не постоянное местопребывание, поскольку карательные отряды не дремлют и постоянно, образно говоря, наступают им на хвост.

Пока этого было более чем достаточно, чтобы собирать отряды из добровольцев, что примкнули к ним.

— Не самое вдохновляющее зрелище. – Пробормотала Трикси, смотря на пони, что выстроились в три шеренги перед ним. Каждый был кто во что горазд. Одеты и вооружены тем, чем попадётся.

— Они гражданские, не державшие никогда в копытах винтовки. Это ожидаемо. Дайте мне время и я их натаскаю так, что те будут разить жуков наповал. – Компанию им составлял бэтпони, состоявший на службе отдела разведки и контрразведки Северяны. У него было здесь несколько задача, в частности наладить контакты с сопротивлением и его лидерами и оказывать им всяческую посильную помощь.

— У нас этого времени может и не быть. – Говорит Старлайт, посмотрев на бэтпони. А тот разводит копытами.

— Довольствуемся тем чем есть, товарищ Глиммер. Иначе от них толку будет никакого.

Старлайт тяжко вздохнула, понимая прекрасно ситуацию и с этим ничего нельзя было поделать. Все ресурсы, что они имели должны использоваться с максимальной отдачей. И ей придётся доверить обучение бойцов красному.

Единорожка вышла к строю пони и взглянув на всех поочередно, заговорила.

— Пони Эквестрии, вы пришли сюда ведомые чувством несправедливости, что постигла нашу страну. Захватчики уже чувствуют себя здесь как дома, довольствуясь своей победой. Но они заблуждаются, а проиграем мы лишь тогда, когда перестанем бороться. Гармония не погибнет, пока дышит хоть один эквестриец. Встаньте рядом со мной в этот нелёгкий период, трудитесь и старайтесь ради нашей победы, все как один, вы и есть Гармония! – После её речи, строй взорвался оглушительными выкриками и топаньем копыт.

— За Гармонию! За Эквестрию!

Бэтпони подходит к Старлайт и говорит так, чтобы она услышала на фоне этого шума.

— Хорошая мотивация товарищ Глиммер. Опыт "Нашего Города" не прошёл зря.

Старлайт покраснела и попыталась прикрыть лицо копытом.

— Давайте не будем вспоминать об этом опыте…


Василий задумчиво всматривался в горизонт, сидя у окна своего кабинета. В его голове роилось множество мыслей, что тяготило генерального секретаря. С самого начала войны и в частности наступление врага на земли Северяны, на него лёг тяжкий груз ответственности. Эквестрия пала и надеятся практически не на кого.

Неравнодушные со всего мира помогают чем могут, будь то оружие, финансы, или даже отряды добровольцев. Немалое количество грифонов прошло через окопы бок о бок с пони. Но самые неожиданные добровольцы прибыли не так давно из Аквелии. Белогвардейцы считались ярыми врагами Революции и сторонниками старых порядков, но они прибыли, чтобы сражаться против чейнджлингов. В ставке командования мнения на этот счёт было разное, но все сходились во мнении, что им пока, что доверия нет. У комитета госбезопасности прибавилось забот.

Василий поднялся и прошёл к своему рабочему месту и вновь взглянул на актуальную карту фронтов. Красной Армии удалось отстоять Сталлионград и отодвинуть фронт на десятки километров, но враг всё ещё продолжает яростно вгрызаться в занятые им территории.

От размышлений, его отвлекает стук в дверь кабинета. Василий поднимает взгляд на вход и говорит.

— Войдите.

Дверь открывается и на пороге возникает Нестор Лунин. Одним копытом он прижимает к себе папку с некими документами и обновлённой картой. Старый товарищ и друг был частым гостем у Василия. Вдвоём они утверждали новые планы и рассуждали о ситуации на фронте.

— Василий. Считаю, что настало время для решительных действий. – Говорит генсеку действующий главком, подходя к столу Василия.

Панцушенко убирает со стола всё лишнее, а после садиться обратно в кресло, сложив копыта перед собой.

— Я слушаю тебя Нестор.

Кольт положил папку на стол и достал из неё карту, развернув ту и придавив углы, чтобы она не сворачивалась назад. На первый взгляд в ней ничего не поменялось, линия фронта оставалась на том же месте, однако появились новые стрелки, которые обозначали направления наступления.

— Петерсхуф с начала вторжения находится в блокаде, если мы ничего не предпримем, то защитники города скоро потеряют дух к сопротивлению, оголодав и ослабев. Мы нанесём свой удар рассекая группировку чейнджлингов и тем самым окружая дивизии, что окажутся по правую сторону, к побережью.

Василий внимательно всматривался в карту, пытаясь параллельно увидеть на ней весь замысел Нестора.

— Рискованный план. Войскам придётся обороняться в двух направлениях, если они дадут слабину, то силы прорыва могут быть отрезаны от остальных. – Высказал товарищу свои опасения, генсек, поправляя копытом свои очки.

— Для этого мы дезинформируем противника и они не будут точно знать где мы нанесём главный удар. Они будут его ждать, но мы начнём наступление по всему фронту. Поэтому, чтобы остановить наши силы прорыва им понадобиться перебрасывать дивизии с других участков и ослаблять свою оборону. – Пояснил Нестор, взглянув на Василия. — Разумеется они могут ввести в бой резервы и всё равно направить на прорыв кольца, но это будет гораздо меньше, если обойтись только одной операцией.

— Ты ведь знаешь, я пони не из военных, я доверяю твоему чутью Нестер, просто хочу быть уверенным в успехи, иначе мы можем потом горько об этом пожалеть.

— Для большей вероятности успеха нашего предприятия, мы подключаем к действию ячейки сопротивления в Эквестрии. Самые крупные из них сейчас в регионе восточного побережья, там уже работают наши оперативники, налаживая контакты и обучение местных. – Нестор понимал чувства друга, в конце концов они оба разделяли эту ношу, от решений зависит множество жизней. Один просчёт и успехи можно будет списывать.

— Хорошо, это обнадёживает. Важно дать эквестрийцам надежду и неважно уже, будет она под светом социализма или гармонии. Полагаю, ставка уже приняла этот план? Как планируете назвать операцию?

— Эта операция станет первым нашим шагом в отвоевании территорий и переносу сражений уже в пределах старых границ Эквестрии. Мы решили назвать эту операцию "Освобождение"


Катерина сделала глоток из своей фляги. В конце весны казалось, что Солнце палит сильнее нормы. Аномальная погода плохо сказывалась на здоровье бойцов и командиров. То солнечные удары, то мигрени, а также постоянная жажда, что вынуждала тратить запасы пресной воды ещё сильнее.

На своём участке фронта, командарм всё реже вела бои. Похоже чейнджлинги решили взять передышку и накопить силы, а может просто ждут удачного момента.

Катерина усмехнулась своим мыслям. Нет уж, такой возможности она им не предоставит. Тем более у неё и тут забот хватало. Появление белогвардейцев оказалось как громом среди ясного неба и вызвало очень неоднозначные реакции среди солдат и командиров. Ставку убедили не рассеивать их по всем дивизиям, а вместо этого прикомандировали к ней и теперь бывшие "господа и госпожи", её забота.

Бойцы очень сильно негодовали по этому поводу. "Что мы, теперь с беляками воевать должны? Ради чего их прогоняли?!" Удерживать дисциплину стало труднее из-за этого.

— Товарищ командарм! – В землянку врывается кольт в звании старшины. Тот запыхался пока сюда, бежал значит дело было серьёзное. — Товарищ командарм, там…

— Отдышись для начала, старшина. Вдохни полной грудью и выдохни. А теперь скажи по-нормальному. – Он сделал всё, как та сказала и лишь после этого его речь была не сбившейся.

— Товарищ командарм, там наши сцепились с беляками.

— Да лягать их всех через корыто. – Выругалась Катерина, и поднялась с табуретки на которой всё это время сидела. — Ну веди, пока они там друг друга не поубивали.

Старшина отдаёт честь и ведёт командарма за собой к позициям, где между красноармейцами и белогвардейцами произошла стычка.

К моменту прихода туда, уже шла драка из десятков бойцов в двух разных формах. Такой балаган словами уже остановить не получиться, поэтому Катерина велит старшине выстрелить в воздух. Жеребец взял винтовку и сделал пару выстрелов в небо. Это остудило пыл зачинщиков драки и они прекратили, уставившись на источник звука, что был громче их драки.

— Вы совсем сдурели?! – Повысила голос кобылка, смотря злобно на всех, что на своих бойцов, что на белогвардейцев. — Устроили тут разборки на линии фронта, война для вас закончилась что ли? Встать! – Она рявкнула достаточно громко, чтобы все без исключений, вскочили и построились, только в две параллельные линии.

К этому моменту, прибегает и офицер белых, которому по всей видимо тоже только сообщили о потасовке.

— Полковник Кримсон, вы как раз вовремя. Какого тартара мне приходится заниматься дисциплинарным учением твоих бойцов? – Нахмуренно посмотрев на офицера, спрашивает Катерина.

— Прошу прощения за их неподобающее поведение. Мне жаль, что так вышло. – Кримсон был раньше потомственным дворянином и казалось бы, не должен испытывать чего-то положительного к красноармейцам, но его извинения казались искренними.

— Очень на это надеюсь. Но всё же я скажу кое-что в вашем присутствии ибо это касается всех. – Командарм встала между линиями солдат и посмотрев сначала на одних, а потом на других, начала говорить. — Хотите вы этого или нет, генеральный секретарь и главком, а также руководитель белого движения сошлись на мнении, что мы друг другу необходимы. В эти нелёгкие времена старые обиды и ненависть не играют никакой роли. Наше поражение, это поражение всей Северяны, независимо от идеологических взглядов, а Кризалис не даст того освобождения о котором грезят их радикальные соратники.

Лагерь белогвардейцев был расколот практически с момента начала войны с Кризалис и вступлением в него Северяны. Особо рьяные и непримиримые, призывали присоединиться к чейнджлингам и бороться с красной чумой, которая поразила их отечество. Белов не смог переубедить всех, поэтому высокая вероятность, что они могут встретить их подразделения на стороне врага.

— Тут иных выборов быть не может, мы либо сражаемся вместе, либо все проигрываем. Готовы вы идти со мной до конца? Готовы встретить конец войны в Весалиполисе?!

Ей ответил хор голосов и громогласное "дааа!" от всех бойцов, независимо от их взглядов. По крайней мере с белогвардейцами можно было договориться.

В этот момент, к ней подбегает посыльный из ставки армии и передаёт Катерине телеграмму с приказами главкома. Кобылка прошлась глазами по строкам на листе и хищно ухмыльнулась, передав бумагу обратно.

— Ладно, на сегодня довольно, оставьте свою разгорячённость для завтра. Потому что только что пришёл приказ главкома Лунина. Мы переходим в наступление.

"Урааа!!" — эхом прокатилось по ближайшим окопам, что слышали слова командарма. Час их реванша настал.


В штабе группы армии "Север" кипела работа. С момента того, как фельдмаршал Триммель попал в опалу королевы, начались перестановки кадров. Многие независимых офицеров отправили вслед за Триммелем и заменили на "лояльными и компетентными" кадрами.

Пока штаб заново налаживал свою работу, в кабинете собрались высокопоставленные офицеры, чтобы обсудить свои дальнейшие действия. Кроме того, должен был прибыть новый командующий.

И он не заставил себя долго ждать.

Дверь открылась и на пороге появляется генерал Стинг. Относительно молодой офицер, что заслужил повышение до генерала в ходе боёв за восточное побережье. Теперь ему выпала роль спасителя позорной ситуации на фронте в Северяне.

Чейнджлинг снимает свою фуражку с плащом и вешает их, своей магией на вешалку, ко всем остальным.

— Приветствую герр офицеры. На близкое знакомство у нас к сожалению нет времени. Разведка докладывает, что Северяна готовит наступление на наши позиции.

— Исключено. Наступление для них равноценно самоубийству. – Уверенно заявляет один из офицеров.

— Можете себя и дальше успокаивать, ситуации это не поменяет. Взгляните сюда. – Подходя к карте, он опирается на стол передними копытами и указывает на линию фронта. — Сил у Северяны достаточно для крупного удара и у них будет несколько целей. Оттеснить нас дальше от своей столицы, а также снять блокаду с Петерсхуфа.

— Амбициозно. Ожидаем сильного натиска?

— Да. Но проблема в том, что нет точных данных, где будет нанесён главный удар. Я больше склоняюсь к тому, что они попытаются снять кольцо с города. Вот что, подготовьте резервы на тот случай, если станет очевидно какую цель преследуют северянцы, мы их перебросим на тот участок, где они потребуются.

— Резервы найдутся, герр генерал. Но придётся тогда немного ослабить нашу оборону. – Предупреждает другой офицер, стоящий справа от Стинга.

— Это допустимо. Главное не ошибиться с трактовкой намерений. – Проговаривает генерал буравя карту своим взглядом. А после отвлекается на звук резко открывшей двери. В проходе стоял чейнджлинг-связист. Отдавая честь, тот сообщил о важном донесении.

— Герр офицеры, прошу прощения, что прерываю, но у нас срочная телеграмма с фронта. Красная армия начала наступление по всей линии фронта.

Чейнджлинги встревожились от этих слов. Никто не ожидал, что это произойдёт так скоро. Стинг сохранил самообладание и посмотрел на своих коллег.

— Это не меняет наших планов. Пусть наступают, а вы готовьте резервные части. Это будет их последнее наступление.

Глава 1

Наступление началось с массированной артподготовки. Артиллерия северян обрушивала на позиции чейнджлингов ураган огня и смерти.

Огонь вёлся везде равномерный, чтобы не дать противнику понять, где будет проходить основной удар и какова его цель.

Когда же огонь артиллерии стих, к позициям чейнджлингов уже подбирались танки и следующей за ними пехотой. Им предстояло прорвать несколько полос обороны врага и развить успех в направлении Петерсхуфа.

Войска Кризалис подготовились хорошо. Полоса обороны была закрыта колючей проволокой, противотанковыми ежами и огневым точками с бункерами из брёвен.

Артобстрел пропахал поле перед окопами и сами позиции чейнджлингов и поэтому найти лазейки в их обороне можно было, чтобы подобраться вплотную.

Под прикрытием огня танков, в эти лазейки начали пробираться штурмовые отряды.

В штурмовики отбирали особых красноармейцев. В отряде обязательно должны были присутствовать как минимум 2 единорога и достаточно сильные физически земнопони. Они прорывались под огнём врага, прикрывшись магическим щитом и вступали в бой на близкой дистанции уже в окопах, зачищая их и огневые точки, чтобы дать путь для танков и основной массе пехоты.

Но это не значит, что под магическим щитом штурмовики в полной безопасности. Щит вполне может выдержать пулеметные очереди и пулевое оружие в принципе его не берёт, зато сквозь него проходит магическое оружие, а также единорог может не выдержать при попадании в щит одного или нескольких снарядов.

— За Северяну! За товарища Василия! Вперёд!

Штурмовые отряды пошли на приступ укреплений. Перебираясь под защитой щитов и воронок от снарядов, они подбирались ближе к окопам врага. По кому-то попали из пушки и единорог не выдержал напряжения, что сделало весь отряд уязвимым. Но вовремя залегли и эстафету перехватил второй и те продолжили движение.

Другой отряд начал нести потери, когда их стали выкашивать из магических винтовок. Им пришлось залечь и уже ползком пытаться достигнуть своей цели.

Штурмовой отряд командира Рассветова, подобрался вплотную к окопам и они закинули в них заранее приготовленные гранаты. Как только Рассветов услышал взрывы, он скомандовал атаку.

Единорог сбросил щит и первыми пошли четверо земнопони, которые тут же вступили в ближний бой с уцелевшими чейнджлингами.

В ход шли и штыки и копыта. Единороги по мере возможности поддерживали их и защищали от внезапных атак.

Рассветов сцепился с одним из чейнджлингов, который отчаянно пытался заколоть того штыком. Оскаленный и полный ненависти солдат королевы Кризалис предпринимает очередную попытку вонзить штык в грудь жеребца. Но командир штурмовиков ударяет копытом в ствол винтовки, тем самым отводя её с изначального направления удара и сблизившись с чейнджлингом, ударяет того в морду, опрокидывая на землю и добивает выстрелом из пистолета-пулемёта.

Зачистив свой от чейнджлингов свой участок траншеи, отряд собрался вместе и двинулся к своей цели, в виде бункера с противотанковым орудием.

— Вы двое прикрывайте наш тыл, трое вперёд. – Распоряжается Рассветов. Бойцы распределились по его указке. Один земнопони и единорог шли в арьергарде и следили за подходами с тыла.

Трое земнопони спереди, а сам командир и второй единорог по центру.

Сражение вокруг них давно перешло в окопы. Отряд хорошо слышал как идут перестрелки недалеко от них. Каждый штурмовой отряд выполняет свои задачи. Если какой-то отряд не справляется, то к нему на подмогу должен будет отправиться свободный. Или вместо него, если все бойцы погибли.

Необходимо было подавить как можно больше огневых точек, чтобы минимизировать потери при массированном штурме.

Завернув за угол, где должен был находиться вход в бункер, их внезапно встретила автоматная очередь.

— Назад! В укрытие! – К несчастью не все смогли сориентироваться вовремя. Да и это было попросту невозможно. Двух жеребцов скосили пули. Одного насмерть, другой ещё цеплялся за жизнь, но истекал кровью. Единорог схватил того магией за шиворот и быстро оттащил назад за угол и стал оказывать первую помощь.

Теперь всё зависело от лечения единорога и желания жить у земнопони.

— Карамель, ты со мной. Золотов, приготовь гранаты, по моей команде. – Названый жеребец снял с пояса несколько гранат и приготовился их кидать по команде Рассветова. Командир кивнул ему и пара гранат полетели в сторону засевших возле бункера чейнджлингов. Те тут же попрятались за мешками с песком, чтобы их не задело осколками.

После двух взрывов, Рассветов и Карамель резко выскакивают из-за угла и начали палить по противнику, что осмеливался поднять свои головы из укрытия. Этого было достаточно для сближения. Карамель перепрыгивает через мешки с песком и лягает задними копытами ближайшего чейнджлинга. Ему не позавидуешь. Сила удара была достаточна, чтобы переломать ему несколько костей и сделать недееспособным.

Рассветов также подоспел и добил двух оставшихся чейнджлингов. Расчёт пушки догадался, что кордон прорван, поэтому они похватали что попалось первое на глаза и попытались обороняться. Но и их быстро уложили очередями из пп.

— Карамель, встань у противоположного входа. – Приказывает командир, после чего свистнул, чтобы позвать остальных.

Вскоре весь отряд уже был в бункере. Точнее не совсем весь. Жизни раненого уже ничего не угрожало, но держать оружие он не сможет. Полноценное лечение ему должны оказались уже только в госпитале.

Их осталось пятеро в строю.

Один из единорогов из бункера подал световой сигнал в сторону основных сил, что огневая точка подавлена. Такие же сигналы ожидались и от остальных отрядов. Но в любом случае, им было выделено ограниченное время и даже если большая часть подразделений не справилась, пехота всё равно поднимется в атаку, чтобы воспользоваться безопасными "окнами" пути, которые были расчищены.

Передышки у них было немного. Карамель вскоре услышала приближение солдат врага, что стремились отбить бункер и уничтожить штурмовой отряд.

— Противник уже здесь! – Крикнула кобылка и открыла очередь из пп, чтобы не дать чейнджлингам просто так приблизиться.

Рассветов приказывает единорогу Бурову, занять позицию у противоположного входа и выставить там магический щит.

— Нужно продержаться до подхода наших, держимся товарищи! – Рассветом занимает позицию рядом с Карамель и вместе с ней отстреливают напирающих чейнджлингов.

Бурову было также несладко. По его барьеру только так стучали пули противника и пока что это было не сильное напряжение для него, но вскоре в ход пошли гранаты и поддерживать магический щит становилось тяжелее.

Карамель в очередной раз высунулась, чтобы выстрелить, но одна шальная пуля попадает ей в копыто, ближе к шее. Агония боли и жара вывели её из равновесия и она упала на пол, спрятавшись за укрытие и держав вторым копытом рану.

— Карамель, не высовывайся! Грин, замени Бурова у противоположного входа и останови кровотечение у Карамели! – Приказывает Рассветов, попутно продолжая вести огонь уже в одиночку.

Патроны были не бесконечны и скоро отстреливаться будем нечем. Это был последний дисковый магазин и половина уже была потрачена.

Грин быстро сменяет Бурова и выставляет свой щит, принимая на себя натиск чейнджлингов. Прорваться они не могли и по всей видимо не имели магических винтовок, чтобы поразить единорогов, поэтому им не оставалось ничего, кроме как попытаться забросать гранатами. Ящиков с ними в траншее было предостаточно.

Буров подбегает к Карамели и начинает лечение, попутно доставая бинты.

Потратив последние патроны в магазине, Рассветов уже хотел просить чтобы бросили ему пп Карамели, но этого не понадобилось.

Красноармейцы поднялись атаку и их громогласное "урааа!" быстро отвлекло всё внимание чейнджлингов на себя.

Штурмовые отряды смогли обезвредить чуть меньше половины огневых точек врага и благодаря им, у наступающих появилось больше шансов добраться до окопов живыми. Но это далеко не конец. Наступление Красной Армии лишь набирало обороты, а это было лишь одно из многих препятствий на их пути.


Пока Красная армия штурмовала позиции окопавшихся войск группы армии "Север", на оккупационных территориях Эквестрии шла другая, незримая война. Эквестрийская армия может и разбита наголову, но никто не говорил о том, что пони сдались.

Старлайт Глиммер вовсю трудилась ради того, чтобы создавать боевые группы и ячейки сопротивления на востоке и в центральной части страны. Её деятельность не осталась незамеченной и с каждым разом они сильно рисковали.

Инфильтраторы и контрразведка с карательными отрядами наступали им на хвосты, но пока им сопутствовала удача. Не в последнюю очередь благодаря северянским оперативникам из расы бэтпони. Они имеют большой опыт в распознании инфильтраторов, поэтому в ряды сопротивления трудно внедриться. Хотя и полностью нельзя исключать этой возможности.

— Нам нужно пробраться в Кантерлот.

— Ага, конечно, зашли и вышли. – Фыркнула Трикси, прокомментировав слова Старлайт саркастическим тоном. — Ты хоть представляешь какая-то самоубийственная затея?

— Да. И всё же нам нужно туда проникнуть. Возможность Твайлайт и остальных держат именно в Кантерлотской темнице. – Настаивала Старлайт оглядывая карту Эквестрии.

— Ты всё ещё надеешься, что они наше единственное спасение?

— А разве нет? В отсутствии принцесс, Твайлайт и Элементы Гармонии единственные, кто могут противостоять такому врагу как Кризалис. – Подняв глаза на свою подругу, говорит единорожка.

— Мы не знаем живы ли они вообще. Очнись Старлайт, мы должны полагаться на себя и собственные силы. На крайний случай твоих друзей из Сталлионграда. – Не унималась фокусница, считая, что эта авантюра может оказаться пустой тратой времени, сил и средств.

— Они не мои друзья. Мы стали союзниками по обстоятельствам, Трикси. И я не успокоюсь пока лично не узнаю о судьбе Твайлайт и её подруг. – Решительно заявляет Старлайт, глядя на Трикси.

Та хмуро побурила её взглядом, а после закатывает глаза и обречённо вздыхает.

— Тебя не переубедить, верно?

— Неа

— Ла-а-адно. Великая и Могучий Трикси поддержит тебя, мой надёжный помощник. Но давай хотя бы не со всех четырёх копыт врываться в Кантерлот. Как насчёт устроить что-то вроде…как это по-военному называется? А, точно, перевалочный пункт, в Бэйлсе. – Трикси подошла к карте и ткнула копытом в город Бэйлс. — Ты же не собираешься открыто и рискованно приближаться к тому же Понивиллю? А Бэйлс достаточно близко, чтобы перебросить туда снаряжение и дополнительные боевые группы.

— Трикси…с каких пор ты стала разбираться в стратегии? – Старлайт удивлённо смотрела то на карту, то на подругу. Раньше за ней ничего такого не наблюдалось.

— Думаешь пока ты с тем фестралом обговариваешь вопросы, Трикси просто так сидит за компанию? – Самодовольно хмыкнула фокусница. — Я наблюдала и училась. В конце концов должна же быть от меня хоть какая-то польза.

Старлайт усмехнулась и подойдя к ней, приобнимает копытом.

— Будь уверена, Трикси, польза есть. И ты сейчас это доказала. Давай расскажем об этом остальным

Глава 2

В Кантерлоте давно угасли пожары войны и лишь многочисленные разрушения свидетельствовали о жестокости конфликта, что захлестнул целый континент. Столица Эквестрии, что не видела войны уже тысячелетия, выглядела не лучшим образом. Некоторые достопримечательности города были разрушены или сильно повреждены, как например Академия Одарённых Единорогов. Или королевский сад, где практически все деревья лишились своей листвы, а те что остались, пожухли, вместе с травой.

Чейнджлинги ощущали себя здесь уже как дома. После своей победы, особо изобретательные устроили попойку прямо в стенах Академии, где знатно попортили и расстреляли её имущество ради забавы. Любое препятствование со стороны преподавателей и академиков, пресекались на месте. Они ничего не могли сделать.

Сегодняшняя ночь была более спокойной, поскольку ажиотаж первых дней, после капитуляции Эквестрии, стих. В городе всё ещё оставался вооружённый гарнизон, солдаты которого ночью патрулировали улицы и отлавливали всякого горожанина, кто осмеливался нарушить комендантский час.

Двое патрульных активно беседовали между собой, когда проходили свой маршрут по территории Кантерлотского дворца, который ныне является резиденцией для генерал-губернатора. У них был расслабленный вид, поскольку присутствовала уверенность, что здесь уже давно для них безопасно.

— Последнии сводки с фронта читал?

— Ты про фронт в Северяне? Не, я не считаю это уже чем-то важным. Эквестрия разбита, а эти красные долго не продержатся без поддержки. – Чейнджлинг отмахнулся, заявив, что для него нет причины интересоваться ситуацией на севере, поскольку победа там, лишь дело времени.

— Ну не знаю…будь это так просто как ты говоришь, кампания закончилась бы ещё зимой, а хайвсмаршал Триммель зимовал бы в Сталлионграде. – Его товарищ был иного мнения. Он интересовался сводками и новость о контрнаступлении Красной армии его встревожила.

— Это лишь оттягивание неизбежного. Говорю ж, сами разберутся.

В момент когда второй чейнджлинг хотел ответить своему более уверенному товарищу, они услышали поблизости свист. Оба солдата повернулись на звук, но никого не обнаружили. Озадаченно осмотревшись, они не заметили, как к одному из них подкралась тень и в солдата вонзились парные клинки.

Чейнджлинг уронил свою винтовку и захрипел, ошарашенно взглянув на своего убийцу. Второй же услышав хрипение, повернулся голову в его сторону и увидев, что произошло, намеревался застрелить плохо видимый силуэт.

Но этому не суждено было произойти, ибо в этот момент, некто накинулся на него сзади и прикрыв ему рот копыто, перерезает шею.

Оба чейнджлинга были мертвы. Их тела оттащили в кусты и вероятно обнаружат ближе к утру.

Одна из фигур начала протирать лезвие своих накопытных когтей. Шерсть была настолько тёмной, что почти сливалась с тенями. Его выдавали только светящиеся в темноте янтарные глаза с узкими зрачками.

— Ты закончил? Нам нужно двигаться дальше. – Обратилась к нему вторая фигура, которая была не настолько тёмной и можно было рассмотреть бурую шерсть со случайными пятнами коричневого оттенка вдоль её тела.

Кобылка с бирюзовыми глазами уставилась на напарника, явно желая, чтобы тот пошевелился, хоть сейчас и ночь, но их могут обнаружить и времени на выполнении задачи не останется.

— Да, закончил, не нервничай так.

— Я не нервничаю. Дрим Найт чётко расписал для нас детали миссии и мы должны придерживаться отведённого времени. – Нахмурилась кобылка и дёрнула недовольно хвостом.

— У нас 20 минут на всё, включая соединении с остальным отрядом. – Кольт глянул на часы, что висели на втором копыте и сверился с ними, чтобы точно убедиться. — Идём.

Бэтпони проникли во дворец через балкон на втором этаже, попутно ликвидировав ещё одного солдата, который решил там перекурить. К счастью он вышел позже и не видел того, как они расправились с двумя предыдущими внизу.

Внутри дворца также патрулировали солдаты, что было разумно. Генерал-губернатор важная фигура в управлении центральным регионом Эквестрии. Его устранение было бы первоначальной целью. К счастью для него, сейчас такой цели перед бэтпони не стояло.

Пока рано было говорить об устранении высших чинов управления и командования. Ключевой целью бэтпони были архивы. Информация которую они ищут, могла находиться как в общем картотеке документов, так и в личном кабинете губернатора. Необходимо было проверить и там и там.

Картотеку на первом этаже должен был проверить вторая пара, Блейд с напарницей же отправились в личный кабинет губернатора.

Успешно пропуская патрули солдат и обнаружив на дверях табличку на чейнджлингском языке которая гласила "Кабинет генерал-губернатора Яхса."

Кобылка достала отмычку и начала копаться в замке, чтобы его вскрыть. А кольт встал на шухере, следя за тем, чтобы их присутствие не было обнаружено чейнджлингами.

— Быстрее Сайлан, патрульные возвращаются. – Тихо говорит ей жеребец, слыша как голоса солдат ставятся всё ближе.

— Если не будешь говорить под копыто, то будет быстрее. – Огрызнулась Сайлан удерживая отмычку своими крыльями и услышав нужный щелчок в замке, победно пискнула. — Иии, заходим.

Отворив дверь, парочка быстро забегает внутрь и закрывает за собой, как раз в тот момент, когда из-за угла показались солдаты. Один из них взглянув в сторону двери и озадаченно склонил голову на бок.

— В чём дело?

— Да кажется…наверное показалось. – С сомнением проговорил патрульный, на что получает усмешку товарища.

— А потом скажешь, что тебе мерещатся силуэты в тенях? Расслабься, никто сюда не проникнет.

Патрульные пошли дальше по своему маршруту. Сайлан приложив ухо к двери слушала как те удаляются и спокойно выдохнула.

— Пока что пронесло. Есть что-нибудь полезное?

— Ещё нет. Самодовольный губернатор занял кабинет принцессы Селестии, уже устроившись тут как у себя.

— Не долго им чувствовать себя здесь хозяевами.

Из полезного, Блейд нашёл пока что планы на ближайшие мероприятия которые пройдут в Кантерлоте и в Понивилле. Во втором случае вроде как даже планируется приезд самой королевы. Неизвестно правда с какой целью, но выделяют для этого солдат из гарнизона весьма прилично.

Перебирая дальше всякие документы и папки, жеребец наталкивался в основном на личные переписки губернатора с кем-то из своих друзей или подчинённых, приказы гарнизону, меры по обеспечению безопасности важных лиц из Весалиполиса и других крупных ульев.

Так продолжалось до тех пор, пока в очередном ящике стола, Блейд не находит целую папку с грифом "Совершенно секретно. Допуск для доверенных лиц королевской гвардии"

— Что-то мне подсказывает, что губернатор не является доверенным лицом королевской гвардии. – Задумчиво произносит вслух кольт, разворачивая папку и начиная просматривать содержимое.

— Хочешь сказать, что она у него нелегально?

— Не исключено. Чтобы это не было, это то, чего не хотят показывать даже генерал-губернатору. – Бэтпони подробно остановился на одном из содержимых документов папки, пробегаясь по её строкам глазами.

"Проект Сумерки. Экспериментальный проект целью которого является нахождение способа выкачивания Любви из пони, поддерживая в них жизнь как можно дольше.

Объект эксперимента достаточно вынослив, чтобы вынести длительные процедуры. На данный момент проведено несколько тестируемых способов, часть из которых едва не оказали летального воздействия на испытуемую.

Прежде чем продолжать, нужно осторожнее выбирать меры по сохранению жизни объект, учитывая, что она исключительная."

Закончив читать, жеребец понял, что это вероятно то зачем они сюда пришли.

— Думаю, это то самое. Забираем эту папку, а другие ценные документы сфотографируем. – Говорит напарнице кольт, пряча секретную папку в седельную сумку, попутно доставая из неё фотоаппарат и сделал несколько снимков других документов используя вспышку для освещения текста.

— Закончил? Давай выбираться отсюда. – Она открывает дверцу балкона и выходит наружу, чтобы осмотреться. Патрулей в обзоре не было, можно было безопасно спикировать вниз и направиться в точке воссоединения отряда.

Блейд убирает всё в седельную сумку и выходя на балкон, закрывает его за собой. После чего, два бэтпони спрыгнув с балкона, расправили крылья и спикировали вниз. Быстро осмотревшись, они побежали до густых теней, что отбрасывали деревья королевского сада и скрылись в них.


— Трикси, ты уверена, что справишься? – Задаёт вопрос своей подруге Старлайт.

Голубая единорожка фыркнула и самоуверенно ухмыльнулась.

— Ты сомневаешься в Великой и Могучей Трикси?

— Да, то есть нет. Я не сомневаюсь, просто уточняю. – Резко поправила себя кобылка, когда случайно проговорилась. — Просто это большой риск и ответственность, мы могли бы вдвоём руководить ячейкой в Бэйлсе, а в Мейнсбьюри послать кого-то другого.

— Спасибо за доверие, подруга. – Съязвила Трикси, раздражённо вздыхая. — Я более чем уверена, что ты можешь доверить мне руководство ячейкой в Мейнсбьюри.

— Ладно…хорошо, если уверена, то так и быть. Я тебе доверяю. – Уже более уверенно отвечает ей Старлайт, улыбнувшись.

В момент их разговора, в палатке возникает практически бесшумно бэтпони. Напугав кобылок своим появлением, кольт усмехается и говорит им.

— Прошу простить за внезапное появление, но у меня важные новости.

Старлайт переглянулась с Трикси, которая от страха запрыгнула к ней на копыта и обвилась вокруг шеи. В тот же момент они отскакивают друг от друга и Старлайт прокашлялась.

— Да-да, ничего страшного. Уже начинаем привыкать. Ладно…так, что там за новость, Дрим?

— Группа Альфа возвратилась со своей миссии в Кантерлоте. Считают, что вы захотите взглянуть на это. – Дрим Найт протягивает ту самую папку, которую достали у генерал-губернатора.

Единорожка взяла её магией и левитировала к себе, раскрыв и начав подробно читать и рассматривать. Чем дальше она читала, тем больше хмурилась. В конце концов, она едва не порвала всё это, но остановилась.

— Секретный объект для экспериментов прямо в подземелье под кантерлотским дворцом? Это не может быть просто совпадением.

— Неужели Твайлайт? – Поинтересовалась Трикси взглянув на документы с боку.

— Ну, а кто ещё? Всё указывает на неё. В крайнем случае это может быть кто-то из сестёр аликорнов. В любом случае они творят страшные вещи со своим "уникальным" пленником и мы должны его освободить, кем бы он не был. – Но Старлайт уже была убеждена, что это была именно Твайлайт. Иных подтверждений ей и не надо было.

— В любом случае, на подобного рода операцию нужно время. Мы ещё не закрепились в Бэйлсе и Мейнсбьюри. – Подал голос Дрим Найт, напоминая и отрезвляя их от поспешных решений.

— Зато наша цель ясна как никогда. Мы проникнем в подземелье Кантерлота и освободим того, кто томиться в заточении. Это станет нашим первым ударом по чейнджлингским захватчикам. – Серьёзно заявляет Старлайт, бросая секретную папку на стол. — Я хочу чтобы все понимали серьёзность данной операции, а поэтому требую от всех большей отдачи и подготовки. Вы можете это гарантировать?

— Всё в пределах наших возможностей. – Кивает бэтпони, намекая, что предела они ещё не достигли, а значит можно требовать большего.

— Спасибо…за то, что вы здесь. – Улыбнулась единорожка, совершенно не представляя как бы всё проходило без помощи северянцев. Хоть это и не совсем северянцы.

— Всё ради победы, товарищ Глиммер.


Равнину к северо-западу от Петерсхуфа захламили остовы горящей техники, воронки от снарядов и тела погибших экипажей. Но битва была всё ещё далека от завершения. Они уже потеряли счёт времени. Минуты превращались в часы, а часы в десятки часов. Никто не мог сказать, сколько это уже продолжается.

— Прямой наводкой! Бронебойным огонь!

Северянский танк совершил выстрел и попало точно в цель. Чейнджлинглиский панзер 4 загорелся и прекратил движение, съезжая в бок от изначального направления.

— Вражеский Т 3 на 11 часов!

— Быстрее заряжай!

Суматоха, царившая на поле боя могла сломать даже самого спокойного и терпеливого. Они наступали уже приличное время, а враг кидал всё новые силы чтобы их остановить.

Командование приказало беречь средние и тяжелые танки, коих было не так много в их распоряжении. В основном было всё ещё в достатке лёгкие БТ, которые годились для поддержки пехоты. Но в танковом сражении теряли часть своей эффективности.

Экипажи лёгкий танков пытались маневрировать и уходить из-под огня чейнджлингов, но вскоре из-за остовов подбитой техники, выполнять такие манёвры становилось сложнее. Но были и положительные моменты. Подбитые вражеские или свои танки служили пусть и временным, но прикрытием для средних и тяжёлых танков, которые имели преимущество перед вражеской техникой. Таким образом, качество и огневая мощь компенсировали недостаток в количестве.

С небес спикировали пегасы, которые летели на всей скорости, обходя на пути препятствия. Пулемётные очереди могли скосить некоторых и они падали на землю замертво, прокатываясь кубарем по ней. Но они развили достаточную скорость, чтобы основное звено могло подобраться вплотную к вражеским танкам. После чего, пегасы сбрасывали подожжённые бутылки с горючей смесью и те попадали прямо в двигатели боевых машин, выводя те из строя. После чего, пегасы вновь устремлялись вверх и возвращались на позиции своих для нового захода.

Т-34 не успел убрать свой борт и в него попал вражеский снаряд и обездвижил танк, сломав ему гусеничные траки. Они остались открытыми для повторного залпа и если противник сосредоточит на них огонь, то танку и вероятно экипажу придёт конец. Командир принял решение покинуть боевую машину до того как это произойдёт.

Он открывает люк и начинает спешно покидать танк, спрыгивая за ним и прячась от пулемётного огня. Заряжающему повезло меньше. Пули скосили его и он свалился с танка, упав наземь.

— Будьте прокляты отродья Кризалис. – Стиснув зубы проговорил командир танка, узрев гибель товарища. Вскоре к нему присоединились мехвод и пулемётчик, которым удалось целыми выбраться наружу.

— Товарищ командир, что будем делать теперь?

— Машину мы бросить в таком положении не можем. Дождёмся благоприятного момента. Если наши начнут отступление, то выведем танк из строя, чтобы врагу не достался.

— Взрывпакет остался внутри…

— Полезу за ним значит сам. – Резко отвечает пони, выглядывая из-за укрытия, чтобы посмотреть, что творится дальше.

Их мехкорпус продолжал сражение, медленно, но верно двигаясь вперёд. По предварительный наблюдениям, поле боя останется всё же за Красной армией. Если всё пройдёт хорошо, то дорога на Петерсхуф будет открытой.


В штабе армии также кипела работа. Сам главком Нестер Лунин прибыл на ключевой участок фронта, чтобы разузнать о ходе наступления.

Катерина приняла главкома у себя в землянке и разложив актуальную карту, начала доклад.

— С натягом, но линия обороны противника была прорвана. Мехкорпуса ведут интенсивный бой в 20 километрах от изначальных позиций чейнджлингов. Командиры докладывают, что наступление хоть и заторможено ответным танковым ударом, но не остановлено. Точные потери в живой силе и техники с нашей стороны ещё предстоит уточнить. – Катерина прокашлялась, чтобы её голос не сел в такой момент. Часто ей приходится переходить на повышенный тон, когда раздаёт приказы, такая уж манера. — Такими темпами, мы выйдем к Петерсхуфу примерно через день или полтора.

— Лучше бы побыстрее вам добраться до города. Наша разведка доложила, что чейнджлинги предприняли попытку сужения кольца блокады. Либо они поняли наш замысел, либо хотят поскорее высвободить силы для отражения нашего наступления. В любом случае наши силы в городе могут долго не продержаться. – Посмотрев на кобылку, заявляет Нестор.

— Поняла. Сделаю всё возможное. – Кивнула в понимании, командарм.

— Как обстоят дела с белогвардейскими господами?

— На удивление стабильно. Пришлось один раз пристыдить как этих бывших господ, так и наших особо рьяных товарищей, что сцепились с ними. Но в целом, они знают что от них требуется. Полковник охотно идёт на сотрудничество.

— По некоторым данным, на стороне чейнджлингов так же были замечены белогвардейские части. Белов предупреждал нас о раскольниках в своих рядах.

Катерина немного помрачнела от такой новости.

— На нашем участке фронта таких не попадалось. Но раз вы об этом заговорили, не исключено, что рано или поздно их могут бросить против нас.

— Против вас, или же против партизан. Зависит от того насколько им доверяет командование чейнджлингов. В любом случае ожидайте от них проблем. – Предупреждает её жеребец и спускает передние копыта со стола на землю, по всей видимости собираясь уже покидать землянку. — Я распоряжусь чтобы с соседних участков вам передали дополнительные силы. Даже если они ещё не разгадали план направления главного удара, больше создавать видимости массированного наступления не к чему, а нам нужно быстрее снять блокаду.

— Исполним, товарищ главком. Не сомневайтесь.

— Я никогда не сомневаюсь в своих командирах. Вы не зря занимаете эту должность. – Слегка улыбнувшись, отвечает Нестор, после чего забирает свою фуражку и покидает землянку, а вскоре и позиции ставки армии.

Катерина почувствовала прилив бодрости от таких слов Нестора. Но и груз ответственности потяжелел. Права на ошибку не было.

Кобылка взглянула на карту и в частности на Петерсхуф, взятый в кольцо и с земли и с моря.

— Как бы ни тяжела была эта битва. Но она станет решающей. – Сказала сама себе Катерина. После чего вернулась к своим обязанностям, громко позвав обратно в землянку связистов.

Всё решиться под Петерсхуфом.

Продолжение следует...

Вернуться к рассказу