Се пони

Лишившийся жилья и ставший инвалидом Десенди Хуфклаппер живёт рассуждениями о целесообразности своего дальнейшего существования. Чем завершится его суд над самим собой и какую роль в этом сыграют внезапные участники затянувшегося процесса?

Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Старлайт Глиммер

Гости из далёка

Самое обычное летнее утро не предвещало тех любопытных, загадочных событий, с которыми пони никак не ожидала столкнуться. Только недавно она получила в качестве подарка от мудрой наставницы уникальный телескоп, который не просто предоставил ей возможность наблюдать красоты космоса, но и показало такое, во что просто невозможно поверить.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Рэрити и непростые обнимашки

У Рэрити есть проблема. Проблема с тем, как Спайк спит с ней. Вместо того чтобы просто обнимать её, как того хочет Рэрити, он спит прямо на ней, буквально душа её. Она ненавидит делать это, но каждую ночь, когда он засыпает, единорожка выкарабкивается из-под него и спит, свернувшись в калачик на том ничтожном свободном пространстве, что остаётся на кровати. Но пришло время всё поменять. Однако она боится поднимать эту проблему, боится, что всё пойдет не так, как она хочет

Рэрити Спайк

Долгая дорога домой

Приключения Вельвет Ремеди, в которые она попала тогда, когда искала путь домой.

Другие пони ОС - пони Человеки

Хроники семьи Джей: Все те же, но при других обстоятельствах.

Экрид Смоук повержен, и вся Эквестрия может, наконец, вздохнуть с облегчением. Так же, казалось бы, и Эр Джей, которого провозгласили всенародным героем. Но, стоило ему вернуться из комы, как на голову ему сваливается слава, огромное внимание со стороны жителей Эквестрии и... его друзья детства. Не все в них так просто. Не все они такие как раньше. С чем же столкнется пегас после встречи со старыми приятелями?

ОС - пони

Извилистый путь

История происхождения змеи по имени Ламия и её желания уничтожить существующий порядок вещей в Эквестрии.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Король Сомбра

Чертоги расколотого разума

Насколько материальны наши мечты? Что скрывается за простым воображением? Можно ли преодолеть ту грань, что отделяет иллюзию от реальности? Филип Фоняков никогда не задавал этих вопросов, но ему придётся найти на них ответы. Путешествуя по Эквестрии, стране его грёз, и живя в России на окраине, у него просто не будет иного пути. Ему придётся выбрать, что для него иллюзия, а что реальность.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Человеки

Fallout: Equestria. Типичная Пустошь

Пустошь. Такая типичная Пустошь. Мертвый мир, царство хаоса, в котором вы будете вынуждены выживать день ото дня...как в принципе и наши герои. "День среди хаоса" - сборник из нескольких историй, описывающих обыденную жизнь вокруг небольшого поселения - Эмититауна. Это будни в Пустоши.

Другие пони

Странник. Путешествие первое. Эквестрия

Серая жизнь. Серая работа. Но только на первый взгляд! Переплетения прошлого, настоящего и будущего заставляют главного героя отправиться в необычное путешествие, встретиться с самыми разными людьми (и не только), разгадать множество загадок, а самое главное - понять самого себя...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки Кризалис

От сердца к сердцу

Старлайт Глиммер приезжает в Понивилль, изучать магию Дружбы. В это же время в Понивилль прибывает приёмная дочь Королевы Гнева, цель которой состоит в том, чтобы переманить Твайлайт Спаркл на тёмную сторону.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Старлайт Глиммер

Автор рисунка: Devinian

E.Q.U.E.S.T.R.I.A: Тайна Вечносвободного Леса

Глава 1: Не Область от вас, а вас от Области

Какое-то мгновение спустя единорожка вдруг осознала, что почему-то ещё жива, хоть и стоит на месте с закрытыми глазами. Первая попытка открыть глаза ударила по ним волной боли от яркого света, заполнившего всё вокруг, хотя этот свет и не шел ни в какое сравнение с той странной вспышкой, переместившей её в это странное место. Вторая попытка открыть глаза оказалась более продуктивной: глаза так же обожгло, но уже гораздо меньше, а спустя несколько секунд глаза привыкли к свету. Впрочем, нельзя сказать, чтобы это сильно помогло: да, Кристал теперь видела, куда попала… Вот только это место было ей незнакомо. Сильнее всего оно напоминало Кристал длинный школьный коридор, по обеим сторонам которого располагались кабинеты: единорожка сразу вспомнила уроки арифметики и то, как скучно ей было сидеть на них. Однако, по крайней мере, она была жива — на первый взгляд. Сделав глубокий вдох, единорожка не ощутила никаких запахов: такое чувство, что она дышала сквозь маску-респиратор или в абсолютно чистой комнате. Подняв глаза к небу, Кристал едва не села на круп и замерла в удивлении: над ней развернулась целая вакханалия цветов и красок. Пурпурные оттенки переплетались с золотом, розовые вытесняли эти цвета, только чтобы вступить в танец с нежно-голубыми тонами, серебристый свет пронзал и делил на части остальные, белоснежные вспышки расцветали то тут, то там. Завороженная, Кристал не сразу услышала странный голос, раздававшийся, как будто отовсюду: мягкий, но властный, нежный, но твердый, сильнее всего напоминавший ей её мать. Однако, это был точно не голос её матери — и всё же он был ужасно ей знаком. Поднявшись, Кристал вслушалась в этот голос, параллельно с этим подойдя к первой двери и толкнув её…

«День первый… Хотя, скорее нулевой. Сегодня один из биологов, наблюдавших за лесом, сообщил в отчете, что в районе замка Двух Сестер ему стало плохо… “

Кристал не услышала, что происходило дальше, поскольку наконец обратила внимание на то, что происходило за дверью: Белоснежная аликорн с пастельной гривой разговаривала с одним из министров — Кристал сразу узнала министра оборонной промышленности, поскольку он был постоянным клиентом ОКС, — когда двери помещения (В котором Кристал не без труда узнала тронный зал Кантерлота) распахнулись и в помещение вбежали два пони в броне и с оружием:

— Ваше высочество! Катастрофа в Понивилле! Город накрыло неизвестным катаклизмом, связи нет, большой поток беженцев!

— Не переживайте, лейтенант, — слегка дрогнувшим голосом ответила Селестия, хотя Кристал буквально почувствовала, как сердце белоснежной аликорны пропустило удар, — Я уверена, Твайлайт Спаркл справится с этим!

— Ваше высочество, у нас есть и вторая проблема… — тихим, едва не срывающимся голосом ответил второй военный — белоснежный единорог с синей гривой и нашивкой капитана: — Согласно нашим сведениям, Твайлайт Спаркл находилась в эпицентре катаклизма, и среди беженцев её нет…

Что бы капитан не говорил дальше, Кристал не слышала этого. Всё её внимание переключилось на Селестию. Не в силах более держаться, Селестия упала в обморок… После чего вспышка пурпурной энергии буквально вытолкнула её из двери, которая захлопнулась у неё перед носом. Слегка потирая затылок, которым она ударилась, Кристал подошла к следующей двери, вслушиваясь в тот же голос:

«День первый. Команда, отправленная к замку, вскоре вышла на связь и сообщила, что в районе восточной стены обнаружена область, внутри которой растения проявляют признаки увядания, несмотря на разгар весны. Существующая аппаратура ничего не обнаружила, что весьма странно! Придётся лично…» Дослушать этот голос Кристал не смогла — как и ранее, стоило ей обратить внимание на комнату, как голос перестал её интересовать:

Железнодорожная станция была полна пони. Казалось, что половина Понивилля втиснулась в один поезд и добралась до столицы, что в общем было недалеко от правды. Станционные часы показывали без двадцати час, а вокруг был слышен смех и радостные крики пони. Голубая радужногривая пегаска и оранжевая с соломенными волосами и фермерской шляпой земнопони шли по перрону, обмениваясь шутками. Вскоре они зашли в небольшое кафе (Кристал сразу узнала его, ведь и сама частенько завтракала там) и заказали кофе с тортиком.

— Нет, Эйджей, ты не права, — прерванный на время заказа разговор первым решила продолжить пегаска, — Твайлайт не проводит в лесу больше времени чем обычно. Это же Твайлайт, она всегда в работе!

— Не знаю, Рэйнбоу, не знаю. Чует моё сердце, что мы накануне грандиозного шухера, эт я тебе гарантирую. Дискорд его знает, почему, но чуйка меня ранее не подводила!

— О ужас! — притворно взмахнула копытами Рэйнбоу — неужели нас ждет… Бля, да мне даже в голову не может прийти, что может пойти не так! Это же Твайлайт, чтобы у неё да не получилось…

— А тьфу на тебя, заладила со своим оптимизмом. Давай уже попьем кофе и наконец отправимся по магазинам — как-никак, у нас был хороший год, можем позволить себе немного шикануть, в кои-то веки!

— Эпплджек, я знаю что ты у нас жуткая экономка и прочее, но не надо драматизировать уже!

Эпплджек, судя по выражению морды, хотела ответить подруге что-то едкое, однако её взгляд переместился за спину Рэйнбоу и она побледнела. Проследив за направлением её взгляда, Кристал заметила огромный магокристальный проектор — видимо, бизнес шёл хорошо, поскольку ещё неделю назад его не было — мельком взглянув на часы, и услышала, что говорят в новостях: «В двенадцать часов сорок три минуты по Кантерлотскому времени на северной окраине Понивилля произошел катаклизм неизвестной природы. На текущий момент число жертв неизвестно, однако…»

Дослушать Кристал не смогла — что-то с огромной силой, но достаточно мягко, вышвырнуло её из… Видения? Сна? Воспоминания? Больной фантазии умирающей кобылы? Кристал не успела ответить на этот вопрос, ведь странный голос вновь заполонил помещение: «День одиннадцатый. Последняя неделя не дала ощутимых результатов: неизвестное поле отвергает любые попытки исследовать его. Сегодня я пойду на большой риск: самолично войду в поле и попытаюсь установить контакт с ним. В конце концов, это поле, очевидно, магическое, а значит я смогу установить с ним связь…»

Следующая дверь открылась, и голос перестал волновать Кристал. Да и вообще всё перестало волновать её — она узнала пони, представшего перед её глазами в её видении: Белоснежный жеребец-единорог с серебристой гривой в военной форме шел по главной улице Кантерлота — той самой, по которой еще несколько часов назад Кристал бежала, едва переводя дух, в надежде успеть на поезд до Кантерлота. Знаки различия на форме жеребца соответствовали званию старшего сержанта (И когда он успел? Еще недавно же просто сержантом был), на морде его играла радостная улыбка, а в телекинетическом поле он нес небольшую коробку. Кристал огляделась по сторонам: за то время, которое прошло с её отъезда, площадь сильно изменилась. Повсюду появились полицейские, которые молча и с уважением кивали солдату, городские службы занимались уборкой, а часовщик-единорог, традиционно запускавший отсчет до полудня Дня Летнего Солнца — уже поднимался на часовую башню, и военный заинтересованно наблюдал за ним: как-никак, не каждому дано увидеть работу королевского часовщика. Взглянув на часы, показывавшие без двадцати час, и еще раз посмотрев на своего брата, который вообще-то должен быть в Эпплузе, ужасная догадка родилась в мыслях Кристал: он хотел устроить ей сюрприз. В подтверждение этого, старший сержант Клир Скоуп продолжил свой нарочито медленный путь в направлении здания «Кантерлотского Экспресса». Кристал бросила взгляд на часы, секундная стрелка которых совершила еще один круг, и затем на брата, а затем снова на часы. Время замедлилось, и в то время как секундная стрелка начинала роковой третий круг, перед глазами Кристал вновь пронеслись события последнего дня: Яркая вспышка озаряет небо, перекрывая собой солнце, выжигая глаза и ослепляя всех, кому не повезло обратить на неё свой взор. Громкий треск этой вспышки и последовавший ветер сбивают с копыт тех, кто пытается убежать. Волна пурпурного света движется на неё, и спустя несколько секунд достигает её, полностью накрывая её. На короткий миг она чувствует, как горит её грива и шкура, как её кости ломаются под действием ужасной силы, как внутренние органы плавятся и сплавляются воедино… С громким криком Кристал приходит в себя, и её брат, кажется, слышит её крик: внезапно остановившись, улыбка сползает с его лица, а на центральном магопроекторе начинается тот самый репортаж, напугавший Эпплджек. Бросив испуганный взгляд на проектор, её брат срывается с места и буквально врывается в офис ОКС, напоминая Кристал того загадочного клиента… Только чтобы увидеть Крейта, который смотрит новости и бьется головой о стену. Короткий оклик — и начальник Кристал поднимает взгляд на её брата. Его глаза, полные боли, начинают слезиться с полной силой, когда он узнает пони, забежавшего в его офис. Телекинетическое поле Клира рассеивается, и он падает на пол. Прежде, чем уже знакомое чувство выталкивает её из этого помещения, Кристал слышит громкий крик боли и горя, переходящий в рыдания…

«Что происходит? Где я? Почему я здесь?» — проносится в голове у Кристал, прежде чем она вновь слышит странный голос: «День двадцать пятый. После моего эксперимента мне пришлось две недели провести в больнице, но судя по всему он увенчался успехом: я смогла почувствовать что-то за гранью моего понимания. Судя по всему, это поле — его попытка с нами связаться. Однако, как сказали врачи, это поле ужасно опасно и едва не убило меня. Надо быть осторожнее с ним. Я назову его «Некрополем», поскольку магия, которую использует это существо, имеет сходство с темной магией Короля Сомбры…»

Следующее видение вытеснило голос, открывая взору Кристал невероятное зрелище: Военный конвой продвигается по дороге. Во главе колонны — странная машина, похожая на лимузин, но явно обшитый броней, а на его крыше расположен пулемет. За ним — два армейских грузовика, подобных тем, что Кристал видела утром, возле них идут солдаты, причем вооруженные не энергомагическим оружием и не эквестрийским огнестрельным оружием — нет, это были бойцы спецназа, вооруженные дорогими импортными автоматическими винтовками. Медленно, выверяя каждый шаг, солдаты шли вперед, осматриваясь по сторонам и ни на секунду не опуская оружия. Внезапно странная машина остановилась, и пони, стоящий за пулеметом на крыше, повернул оружие, после чего все солдаты, шедшие подле конвоя, развернулись в том же направлении. Из грузовика вылезла группа пони без оружия в странных костюмах, напоминавших скафандры, и, вытащив несколько странных ящиков, встала за солдатами. Один из пони, судя по всему главный, похлопал спецназовца с нашивкой лейтенанта по плечу, и процессия медленно выдвинулась в направлении небольшого поля, на первый взгляд вполне обычного. Солдаты сделали несколько шагов и замерли, явно очерчивая полукруглую область, а пони в скафандрах — судя по всему, ученые — вытащили из ящиков какие-то приборы и начали методично тыкать ими в, на первый взгляд, случайные области пространства, после чего медленно прошли за оцепление. Взгляд одного из них зацепился за какой-то шарик, лежавший в нескольких шагах от него, и, не обращая внимания на окрики старшего, он сделал эти несколько шагов… Только чтобы мгновенно загореться, как будто он был облит бензином! Раздался страшный крик боли, когда ученого заживо пожирало пламя, и единственное, что он успел сделать — это пнуть странный шарик, который долетел до ближайшего солдата, отшатнувшегося от него как от смерти. К сожалению, он выбрал неправильное направление для маневра — и спустя мгновение пламя поглотило и его. Из лесополосы раздался выстрел, и солдат упал замертво, а его товарищи вскинули оружие и открыли огонь в том направлении. Загрохотал пулемет, штурмовые винтовки выплевывали пули, сухие щелчки затворов орудий, чьи магазины опустели, сменялись невнятной руганью. Завороженная развернувшейся сценой, Кристал краем глаза заметила, что один из ученых своим контейнером поднял странный шарик, и пустился в сторону конвоя, а за ним последовали его товарищи. Впрочем, у таинственного снайпера на это были свои планы: выстрел, и ученый упал, однако его ношу подхватил другой. Солдаты начали медленно отступать под защиту странных машин, когда новая напасть нарушила их планы: огромный мутировавший волк перевернул могучую машину, как будто она была сделана из картона, а не стали, и в один укус отхватил половину пулеметчика. Выжившие перенесли огонь на эту тварь, но по-настоящему эффективным оказался лишь пулемет — очередь расцвела на волчьей шкуре цепочкой алых отметин, и волк взвыл от боли, тем не менее, продолжая свой натиск. Еще двое спецназовцев пали его жертвой, а таинственный стрелок положил конец пулеметчику, который, впрочем, успел дать вторую очередь — перебив волку лапу, и, наконец, обратив его в бегство. Выжившие ученые и солдаты запрыгнули во вторую бронемашину, которая резко сдала назад, развернулась и пулей понеслась прочь от ужасного места. Дорогу, полную проржавевших автомобилей, грузовиков и автобусов, один из которых показался Кристал смутно знакомым — вновь заставляя её пережить мгновение страшной боли — пополнили перевернутый бронеавтомобиль и два грузовика. Раненый солдат, зажимая копытом рану, полз к грузовику, видимо, надеясь найти помощь, когда из лесополосы показался снайпер. Фигура единорога, облаченная в белую одежду, то тут, то там усиленную кусками металла, в респираторной маске и баллистических очках, закинула за спину снайперскую винтовку и медленно подошла к раненому солдату, смирившемуся со своей судьбой, и присела перед ним на корточки, после чего заговорила сухим, ровным, монотонным голосом:

— Ты один. Твои братья оставили тебя. Ты пришел сюда без корыстных целей, выполняя свой долг перед короной. Пришло время тебе исполнить еще один долг — долг перед собой и Ней. Готов ли ты принять этот долг? Готов ли ты оградить Её от алчных грязных копыт и лап тех, кто хочет сломать Её? Кто хочет навредить Ей? Кто ищет не истины, а лишь возмездия? Кто несет не веру, а лишь самообман? Готов ли ты пополнить ряды Стражей Леса, воин?

Ответа не последовало, и фигура, видимо, удовлетворенная этим ответом, вытащила из сумки небольшой фрагмент кости, явно оплавленный сверху, и вложила его в копыто умирающего, после чего начала шептать что-то. Прежде, чем Кристал покинула это видение, фигура перестала шептать и посмотрела прямо на неё. Несмотря на очки, Кристал показалось, что фигура смотрит ей прямо в глаза.

«Что… Это… Было?» — первая мысль, возникшая в голове у единорожки. Ужасная тварь, перевернувшая бронемашину, как будто та ничего не весила, странное явление, которое подожгло двух пони как сухой хворост в печи, снайпер, говорящий странные вещи… Всё это было в высшей степени странно. Кристал не хотела думать о том, выжили ли пони на второй бронемашине, или по пути им встретились такие же волки — её мысли уже захватил странный взгляд, который стрелок кинул на неё, как будто зная, где она находится. Она не вслушивалась во всё тот же странный голос, и просто открыла последнюю дверь… Лишь чтобы понять, что голос никуда не исчез — более того, он явно стал громче. Кристал была готова к настолько жестоким зрелищам, что облик кобылы, мирно сидящей за столом с кучей кнопок и пишущей что-то на пергаменте сильно удивил её. Лавандовая аликорн в лабораторном халате записывала что-то на бумаге — Кристал поняла, что именно её голос она слышала всё это время, и невольно вслушалась в новый отрывок:

«День двадцать восьмой. Мне удалось установить полноценную связь с этой сущностью, что порождает некрополе. По ощущениям — я говорю с маленькой кобылкой, которая нашла могущественный артефакт и не знает, что с ним делать. Я пытаюсь убедить её дать мне контроль, но всё, что она делает — это продолжает хотеть играть. Я не специалист в общении с маленькими жеребятами — о, как бы я хотела, чтобы Кейденс была здесь! Она бы точно нашла к ней подход! — поэтому я не знаю, что делать. Я заказала у Кантерлотского Института Экспериментальной Магии усилитель психоволновой активности, но он еще не пришел. Впрочем, даже без него мне удавалось установить контакт с этим существом, не думаю, что что-то изменится сейчас…»

Твайлайт Спаркл отложила перо и посмотрела на пульт перед собой. Нажав несколько кнопок, в стене напротив неё открылась ниша, за которой виднелось какое-то подобие сердца — пульсирующего и живого. Закрыв глаза, аликорн зажгла свой рог… Только чтобы через мгновение в ужасе распахнуть их. Поглядев на свои копыта, она увидела, как они медленно покрываются инеем, погружая её в ледяной кокон.

— На помощь! На помощь! КТО-НИБУДЬ, ПОМОГИТЕ МНЕ! ПОЖАЛУЙСТА! — раздались полные отчаяния крики растерявшейся аликорны, которая пыталась сосредоточиться на заклинании, но не смогла. Несколько ученых забежали в помещение, и рванулись к пульту:

— Что вы… Нет! Нет! НЕТ! НЕ НАДО! — закричала Твайлайт, но было слишком поздно. Один из ученых нажал на какую-то кнопку, и сердце пронзил разряд тока. Кристал видела, что всё тело аликорны пронзила жуткая судорога, когда заряд тока прошел и через неё. Спустя мгновение рог Твайлайт непроизвольно зажегся — Кристал видела мольбу и попытки остановиться в глазах принцессы — и яркая вспышка уничтожила всех ученых, после чего вырвалась на свободу, взорвавшись волной пурпурного цвета, сжигая шкуру, ломая кости и сплавляя вместе органы. Кристал отшатнулась в ужасе, однако спустя мгновение поняла, что выход из комнаты закрыт. В голове продолжался ужасающий крик Твайлайт, покрывающейся льдом, и ужасная боль сковала всё тело Кристал.

— НЕТ! ТЫ НЕ СМОЖЕШЬ! ТЫ НИКУДА НЕ УЙДЕШЬ! ТЫ МЕРТВА! — внезапно закричала аликорн: — МЫ МЕРТВЫ! ВСЕ МЕРТВЫ! И ТЫ НЕ СБЕЖИШЬ!

Крик Кристал потонул в ужасающих криках сумасшедшей аликорны, когда она разбежалась и ударилась в дверь. Та не поддалась, и существо, бывшее принцессой, залилось ужасным смехом. Напуганная Кристал продолжала биться в дверь… пока лавандовое копыто не распахнуло её перед ней. Кристал вырвалась наружу, сделала глубокий вдох — и поперхнулась, осознав, что она больше не в коридоре видений.

Кристал лежала на чем-то наподобие кровати, мягком и удобном, но нашла в себе силы подняться. В голове всё еще затухали крики принцессы, поэтому Кристал не сразу обратила внимание на окружение, однако спустя минуту она нашла в себе силы оглядеться. Единорожка находилась в каком-то доме, или, точнее, сарае — достаточно просторное помещение, наполовину разрушенное, с несколькими окнами. Выглянув в окно, Кристал увидела пожухлую траву, деревья, сбрасывающие листву, и пелену дождя, заливавшую всё вокруг. Вдалеке раздались звуки стрельбы, и рев ужасного монстра, быстро сменившийся криком боли. Не зная, что делать далее, Кристал выбежала наружу и что есть сил побежала по дороге, когда за спиной раздался ужасный вой — и этот вой приближался…

Впервые в жизни Кристал поблагодарила себя за то, что после учебы решила пойти в ОКС, поскольку если эта работа чему-то её и научила — это бежать долго и быстро. На какое-то мгновение Кристал даже показалось, что тварь осталась далеко позади — однако вновь раздавшийся рёв заставил её лишь нарастить темп. Деревня осталась далеко позади, и вокруг разрастался лес: высокие редкие деревья с пожухлой листвой казались мертвыми, кусты были практически голыми, а обычно высокая даже осенью трава едва скрывала копыта единорожки. Асфальтовая дорога была практически целой — редкие провалы и трещины устилали её, и абсолютно пустой. Забежав за поворот, Кристал увидела группу пони в камуфляже и с винтовками, а вдалеке за ними — какой-то блокпост. Уроженка Понивилля, Кристал сразу поняла, что это здание возвели уже после странной катастрофы — судя по всему, её не было три или четыре месяца, и возведение небольшого кирпичного здания, вышки, обшитой листами металла, мешков с песком и пулеметом на них за такой короткий срок не выглядело чем-то сверхъестественным. Громкий вой вновь раздался сзади, и единорожка с криком «Помогите!» кинулась к военным. Еще до того, как она добежала до них, солдаты бросились ей на встречу, на ходу приводя оружие в боевое положение, и до Кристал донесся крик «Ложись!»

Не зная, что еще делать, Кристал буквально нырнула в дорогу, больно стукнувшись носом об асфальт, и поползла в сторону военных, когда над головой раздались звуки выстрелов — и рев твари за спиной сменился криком боли, когда выстрелы военных достигли своей цели. Наконец, Кристал услышала приказ подняться, и аккуратно встала на копыта, перед этим вытерев копытом нос — и чуть ли не в этот самый нос ей уткнулся ствол винтовки одного из солдат, в то время как остальные окружили её.

— Имя? Группировка? Как долго в Области? Отвечай! — Раздался приказ солдата, державшего её на прицеле.
— К…Кристал Харт… Группировка? Какая еще группировка? Я в Особой Курьерской Службе работаю… Области? Это вы про эту срань вокруг?

— Про неё, родимую! На вопросы отвечаем! Кстати, а где твоя снаряга? И оружие?

— Оружие? — Недоумённо переспросила Кристал, — Зачем мне здесь оружие? Мы же недалеко от Понивилля!

— Нет, ну ты погляди! Сколько уже эта срань здесь, а кто-то всё еще не знает, что здесь опасно. Ну вот, погляди — солдат кивнул за спину Кристал — для чего тебе оружие.

Кристал обернулась, и тут же с криком отвернулась, радуясь тому, что последний раз ела очень и очень давно. На земле, в нескольких метрах от них, лежал труп чего-то, что явно раньше было собакой — однако от милого доброго зверька не осталось ничего. Несмотря на то, что морду и голову этой твари разорвало пулями и лужа практически чёрной крови растекалась по земле, единорожка успела заметить острые длинные клыки, способные, наверное, откусить её ногу целиком, и когти — настолько длинные, что их вполне можно было бы использовать как шило!

— Что за… Где я? Какой сегодня день?

— Ты потеряла свой голопланшет, сталкерша? Или головой стукнулась, что дату забыла? — со смехом ответил ей солдат. — Ну, для особо тупых и забывчивых сообщу — сегодня у нас двадцать пятое октября. Так сколько ты здесь, сталкерша?

— Я не «сталкерша»! Я курьер, попавший в передрягу! И я в этой вашей области всего несколько месяцев — с двадцатого июня. Правда, я не помню ничего — была в каком-то трансе или вроде того…

— Ага, понял… Записывай, рядовой — обратился военный к одному из своих подчиненных, который вытащил голопланшет неизвестной модели — «Двадцать пятого октября одна тысяча восьмого года при обходе периметра…»

— К…Как восьмого? — В шоке спросила Кристал, решившая, что солдат решил пошутить над ней.

— Так восьмого, сталкерша! Ты что, головой стукнулась?

— Н…но… но я попала сюда двадцатого июня одна тысяча шестого года! — в ужасе закричала Кристал. Реакция на это заявление была… неожиданной. Кристал ожидала насмешек и хохота, или на худой конец скептической ухмылки — но никак не того, что солдат, еще секунды назад смеявшийся над ней, замолчит и в шоке уставится на неё:

— Тысяча шестого? А время?..

— Около полудня… Я на утреннем поезде в Понивилль приехала! На начало одиннадцатого. Помню, как на автобусе ехала в деревню — с мамой повидаться, потом помню ураганный ветер, затем яркую вспышку, затем странное фиолетовое свечение — На короткий миг она чувствует, как горит её грива и шкура, как её кости ломаются под действием ужасной силы, как внутренние органы плавятся и сплавляются воедино — и мне не очень хочется вспоминать, что было дальше, простите.

— Тааак… Понятно… Рядовой, бегом на пост. У нас тут Уцелевший. Пусть вызовут машину для доставки её на базу.

Короткое «Есть!» — и солдат побежал в сторону блокпоста, всё еще держа в телекинетическом захвате голопланшет, в то время, как его командир наконец опустил свою винтовку, и скептически-злобное выражение его лица сменилось на выражение сострадания и сочувствия:

— Черт побери, девочка, тебе просто пиздецки повезло! Причем, как я понимаю, минимум трижды. Ты пережила блядскую Вспышку, тебе повезло очухаться и ты очухалась недалеко от блокпоста. Прости, если некоторые из моих слов тебя обидели — я принял тебя за одну из преступников-сталкеров, у нас тут очень многое произошло, пока тебя не было… Пойдем, отведем тебя на блокпост, оттуда тебя доставят на базу — с этими словами офицер сделал копытом жест, и солдаты окружили её, создавая некий коридор безопасности, а сам он пошел вперед.

Помещение КПП — то самое кирпичное здание — сильно отличалось от тех, в которых доводилось бывать Кристал, поэтому в ожидании своего «такси» она решила осмотреться здесь — там, куда её пускали, разумеется. Посмотреть тут было на что: небольшое помещение для личных встреч, несколько кроватей — видимо, для ночных караулов, чтобы им было где отдохнуть — несколько оружейных шкафов, которые ей удалось увидеть только мельком и сквозь дверь-решетку. И плакаты. Множество плакатов, изображавших непонятных тварей — собак с двумя головами и невероятно длинным мехом, пони без глаз и с непропорционально большой головой, тех самых волков, один из которых разорвал несколько солдат, и множество других тварей одна страшнее другой. Некоторые плакаты изображали странные явления — названия гласили, что это «аномалии». Последний плакат — точнее говоря, некое подобие карты — был раскрашен разными цветами с непонятными символами поверх них. От рассматривания плакатов единорожку отвлек один из солдат, сообщивший, что машина прибыла. Выйдя на улицу, Кристал увидела военный грузовик, из кузова которого выгружали какие-то ящики. Уточнив у солдата, который кивком ответил на её вопрос, Кристал потихоньку подошла к грузовику. Из кузова показалась голова грузного пони, смутно похожего на Крейта, которая улыбнулась ей и заговорила:

— А ты, должно быть, та самая Уцелевшая! Садись спереди на пассажирское сидение, не поедешь же ты в кузове?

Поездка на грузовике заняла около двадцати минут, в течение которых Кристал молча смотрела в окно, пытаясь хоть немного понять, где она находится. Постепенно редкий, умирающий лес сменялся осенним засыпающим лесом — деревья стали толще, их кроны из мертвецки-бледных стали оранжево-бурыми, как и подобает в это время года, опавшие лиственные кустарники перемешались с вечнозелеными, а в траве проглядывали редкие осенние цветы — не такие яркие, как весенние и летние, но всё же выделяющиеся на фоне травы. Военная же база, очевидно, была новостроем — Кристал достаточно хорошо знала окрестности города и деревни, и единственной военной базой в радиусе сорока километров от завода была «ВЧ 3826», где какое-то время служил её брат. Однако это точно была другая база: стены её были немного выше, КПП на въезде заменили монолитные ворота, а самое главное — здесь не было высокой радарной вышки, которую было видно издалека. Пока Кристал обдумывала эту информацию, грузовик подъехал к воротам и посигналил: ворота открылись, и за ними показались серые стройные ряды зданий, охраняемые пони в необычной броне. Грузовик заехал на территорию базы и поехал вперед, остановившись у госпиталя, и радушный водитель повернулся к Кристал:

— Вот, малышка, тебе туда. Тебя вот уже и встречать вышли, — действительно, глянув вперед, Кристал увидела нескольких пони в медицинских халатах, бегущих к грузовику. — Добро пожаловать назад, наверное?

Поблагодарив водителя, Кристал вылезла из грузовика, лишь для того, чтобы её обступили врачи, причитающие и успокаивающие её. Мягко, но настойчиво они начали толкать её в сторону госпиталя, и единорожка, решив не нервировать персонал, немного неуверенно вошла в госпиталь. В отличие от КПП, атриум выглядел так же, как и в большинстве больниц, в которых Кристал довелось побывать. Впрочем, долго разглядывать помещение Кристал помешали всё те же врачи, продолжавшие толкать её в направлении двери, над которой висела надпись «Гражданские». Кристал не знала, сколько времени прошло после того, как она оказалась в этом отделении. Её водили из кабинета в кабинет, осматривали её глаза, проверяли магию, брали кровь на анализ, делали рентген, и даже проверяли каким-то странным прибором — Кристал не видела подобного ему ранее — прежде, чем Кристал добралась до двери психолога. Внутри кабинет выглядел достаточно уютно — мягкий ковер, уютная на первый взгляд кушетка, картины на стенах и даже небольшой чайник — видимо, на термозаклинательных элементах — разбили любые признаки тревоги в душе Кристал, а когда розовая земнопони с песчаной гривой, сидевшая за столом, тепло улыбнулась ей, Кристал впервые с минуты своего пробуждения позволила себе заплакать. Спустя несколько секунд она почувствовала мягкие, но сильные объятия психолога, поглаживание по спине и тихий шепот, говорящий ей, что всё хорошо. Кристал проплакала несколько минут, не в силах остановиться, и всё это время психолог держала её в объятиях. Наконец, немного успокоившись, Кристал, последний раз шмыгнув носом, начала говорить: о том ужасном чувстве, которое ей пришлось пережить, о странных видениях, об ужасном виде смерти, о грубых солдатах — в общем — обо всём том, что изменилось. Психолог молча слушала её, периодически отвечая на небольшие вопросы или передавая ей стакан с водой. За дверью послышался топот и какая-то возня, но Кристал не обращала внимания на неё — она перешла на самую болезненную для неё тему и начала говорить о родителях.

Внезапно дверь с громким стуком распахнулась. Кристал от неожиданности вздрогнула — С гроким хлопком яркая вспышка разлилась волной фиолетового света — и обернулась… чтобы телекинетическая аура, державшая стакан с водой, развеялась (психолог едва успела подхватить стакан), когда Кристал замерла в изумлении. На пороге стоял белоснежный единорог с серебристой гривой в военной форме. Она успела заметить напряженное выражение на его морде, которое секунду спустя изменилось на моляще-облегченное, а в глазах жеребца начали собираться слёзы. Глаза единорожки внезапно стали видеть всё размыто, по щекам потекло что-то тёплое, и единственной мыслью, с которой Кристал кинулась в объятия пришедшему, было: «Когда это Клир научился плакать?»

— Кристал! Кристал! Сестренка! — рыдая, закричал солдат, со всей силой прижимая единорожку к себе: — Я… Я думал… Я боялся…

— Всё хорошо, всё хорошо! Я здесь, Клир! — плача, ответила на его объятия Кристал — Я жива!

— Я… Я ведь тогда в увольнительную вышел только… Приехал в Кантерлот, думал устроить тебе сюрприз… А потом… Весь этот пиздец, и твой босс… Знаешь, мне хотелось его убить, когда я узнал что ты в Понивилле, да он, кажется, и сам хотел того же — ну, представь, отправить кого-то на смерть? Я сразу побежал на автовокзал — чтобы сесть на автобус и поехать к Понивиллю, так близко как смогу, пойти искать тебя и…

— Мама с папой? Они?.. — всхлипнув, спросила Кристал, впрочем, уже зная ответ.

— Не выжили. И среди Уцелевших их не было… Честно говоря, я так и не добрался до автовокзала — спасибо патрулю, они увидели, в каком я состоянии и буквально силой скрутили меня. Кажется, я обещал убить их, если они меня не отпустят, ну, они, разумеется, ничего не сказали — я такой не один был… Далеко не один…

На минуту воцарилась тишина. Кристал не спешила задавать следующий вопрос — вопрос, ответ на который она боялась получить:

— Сколько?.. — Тринадцать с половиной тысяч погибших и пропавших без вести — в основном те, кто не успел уехать из города. Это только в момент Вспышки — так эту ебаную хрень назвали ученые — а за последние два с половиной года еще около сотни, но не местные. Плюс Уцелевшие — такие, как ты.

— Уцелевшие… Что это вообще значит? — Кристал вспомнила, что солдат назвал её именно так, прежде чем сменить отношение с презрительного на сострадающее.

— Это пони, которые пережили Вспышку. Те, кому повезло выжить при этом гребаном взрыве, а потом добраться в живых до периметра — а это еще та задачка. Таких всего пара сотен — последний, не считая тебя, был полгода назад.

— Я… Я даже не знаю, что сказать — ответила единорожка — это… Это просто ужасно… Кристал вспомнила еще об одной вещи — странное слово, которым назвал её солдат:

— Клир…

— Молодые пони, вы закончили? — внезапно раздался голос из дверного проема, — Лейтенант Клир, я поздравляю вас с вашим счастьем, но у юной леди еще беседа с господами из СБЭ.

Кристал с братом повернулись к двери — в дверях стоял тёмно-серый пони с желтой гривой, в форме со знаками различия полковника. Несмотря на свой высокий ранг, было очевидно, что новоприбывший — не просто штабной офицер, а свой ранг заслужил своими действиями и подвигами: левую скулу перечеркивал тонкая бледная линия шрама — видимо, от пули или осколка, держался он слегка настороженно, готовый при необходимости сорваться с места в укрытие, а его оружие было заряжено и готово к стрельбе — пегасья боевая упряжь, позволявшая использовать крылья для приведения оружия в боевое положение, давала понять об этом. Впрочем, офицер и не скрывал своей настороженности, буквально сверля глазами брата с сестрой. Клир коротко кивнул, отдал честь и, напоследок обняв сестру, вышел из помещения. Полковник перевел взгляд на Кристал, ожидая её действий, и единорожке ничего не оставалось, кроме как последовать за ним — только чтобы уткнуться в еще двоих солдат, стоявших подле офицера. Они грубо попытались сковать передние копыта Кристал чем-то наподобие кандалов, но взмах крыла командира остановил их:

— В этом нет необходимости. Она будет смирной и не будет создавать проблем. Я же прав? — с этими словами офицер бросил очередной равнодушно-настороженный взгляд на Кристал, и, так же взмахом крыла приказав солдатам двигаться за ним, отправился в направлении выхода из госпиталя.

Процессия покинула госпиталь и двинулась вглубь военной базы. Кристал оглядывалась по сторонам — при полном равнодушии её конвоиров — и удивлялась тому, насколько эта база отличалась от того, о чем ей рассказывал брат. Здесь не было ни одного праздно шатающегося пони, как в части, где служил её брат, не было ни одной стены с хотя бы облупившейся краской, все окна были закрыты металлическими решетками, а караульные, стоявшие подле них, были вооружены либо энергомагическим, либо явно импортным огнестрельным оружием. А самое главное, они все поголовно были закованы в броню — полноценно покрытые копыта, а не только наколенники, шлемы с противоосколочными очками и масками-респираторами, бронежилеты, почти полностью покрывавшие тело… Десятки и десятки солдат, всем своим видом дававших понять: служба здесь — далеко не курорт. Спустя десять минут процессия остановилась около здания штаба. Полковник первым открыл дверь, убедился, что солдаты и единорожка прошли внутрь, после чего зашел сам и, вновь встав во главе колонны, повел их по длинному коридору. Остановившись у массивной железной двери, он обернулся и, отдав солдатам приказ отправиться в казармы, вновь заговорил с Кристал:

— Вот мы и пришли. За этой дверью тебя ожидает агент Фезер из СБЭ. Отвечай на его вопросы честно, и уже завтра отправишься на большую землю.

С этими словами пегас развернулся и ушел, оставив единорожку одну. Кристал толкнула дверь — и та отворилась с легким скрипом. Заглянув внутрь, единорожка, ожидавшая увидеть застенки какой-нибудь инквизиции из книжек, удивилась: внутри царила достаточно домашняя атмосфера — не так, как в кабинете у психолога, но тоже достаточно уютно. Массивный деревянный стол, занимавший четверть помещения, шкафы с документами и странными надписями на них — «Истина», «Вера», «Хранители Леса», «Первопроходцы», «Банда Пранса», «Банда Кобутца», «Банда Крышки», «Одиночки»… За столом сидел светло-зеленый единорог с синей гривой, в форме, похожей на военную, но серого цвета, и заполнял какие-то бумаги, однако, услышав скрип двери, поднял взгляд на Кристал и улыбнулся одними губами — глаза его глядели сквозь очки на Кристал со странной смесью холода и интереса.

— Мисс Харт! Прошу вас, проходите, присаживайтесь, — с этими словами он телекинезом переложил несколько бумажек на столе и поднял тонкую папку, — Вы понимаете, зачем вас вызвали?

— Думаю, да… Это связано с тем, что я оказалась у того блокпоста? — Осторожно спросила Кристал.

— Нет, милая моя, то, что вы добровольно сдались военным — это не причина, по которой мне захотелось с вами поговорить. На самом деле, если бы вы оказались у блокпоста в других обстоятельствах, мне бы было не интересно говорить с вами — я достаточно пообщался с разными сталкерами. Но вы — не сталкерша. Вы — Уцелевшая.

— Вот уже в который раз я слышу это слово, — заговорила Кристал, и, дождавшись от агента кивка, разрешающего ей продолжить вопрос, продолжила — брат объяснил мне, что это значит, но я всё еще не до конца понимаю. Это связано с той Вспышкой?

— Напрямую, мисс Харт. Видите ли в чем дело, два с небольшим года назад в Понивилле — точнее, севернее него — произошел магический катаклизм неизвестной природы, в результате которого пропало без вести тринадцать тысяч семьсот тридцать восемь пони. Именно пропали без вести — хотя изначально их и собирались признать погибшими, спустя несколько дней после катаклизма и установления периметра безопасности на КПП пришел один из пони. Оказалось, что он пережил момент взрыва — неизвестно, как именно, и что защитило его, но несколько дней спустя пришли еще несколько пони. Всего за эти два года из Области вышло сто восемьдесят три пони, считая вас. Поэтому, коль скоро Уцелевшие продолжают появляться, было принято решение считать их пропавшими без вести.

— Понятно… А другое слово? «Сталкерша»? Военные на блокпосте подумали что я — эта самая «сталкерша»…

— А, а это уже более интересный вопрос, — засмеявшись, ответил агент — видите ли в чем дело, Область смертельно опасна — как говорят солдаты на блокпосте, «они защищают не Область от нас, а нас от Области». Ужасные твари, смертельные аномалии, некрополе… Ну, опасностей там хватает. Изначально туда не лез никто — кроме ученых и групп сопровождения…

Перед глазами Кристал возникла сцена из видения: колонна техники, военные с дорогим снаряжением, ученый, загорающийся как сухой хворост, огромный монстр, переворачивающий автомобиль…

— Ну, а потом одна из групп притащила артефакт, — внезапно раздраженно продолжил единорог — и всё покатилось в тартар. Начали появляться эти самоубийцы — сталкеры. Те, кто проникает в Область.

— Те кто… ЧТО?! — Воскликнула пораженная Кристал, — Проникают в эту дрянь… Ради чего? Зачем?

— Каждый по-своему. Кому-то просто хочется острых ощущений, кому-то больше нечего терять, кто-то — просто солдат, выполняющий свой долг… Но в основном — с целью наживы. Аномалии порождают артефакты, тела мутантов — тоже ценный образец, ну а про фотографии всяких мест или услуги проводников я вообще молчу. Всё это — хороший способ заработка. Есть и те, кто бежит от закона — отребье и бандиты. Ну, есть и идейные… Так, ладно, — внезапно резким голосом заявил единорог — к делу. Итак, Кристал Харт, где вы были в момент Вспышки?

Вопрос застиг Кристал врасплох — не своим содержанием, но внезапностью, с которой агент сменил тон и тему разговора. Улыбка пропала с его губ, и перед Кристал оказался монолитный блок камня, на котором вырезали мордочку — безэмоциональный, он ждал ответа на свой вопрос, и Кристал не решилась заставлять его ждать:

— Я была… Где-то в двадцати минутах езды от автостанции. Точно помню, что завод мы оставили позади. Я ехала на автобусе, потом он остановился, все начали переговариваться, кто-то закричал… Потом мы вышли, вспышка — и… Да и пожалуй всё, я очнулась в каком-то полуразрушенном сарае, отправилась на КПП, дальше вы, наверное, уже знаете.

— Хорошо. Не заметили ли вы чего-либо странного в тот день в городе? Необычные пони, не-пони, возможно, какие-то явления?

— Нет, нет, в Понивилле ничего такого, а вот в Кантерлоте… Впрочем, нет, это тоже не очень странно…

— Так-так, милая леди, — холодным тоном продолжил агент, — Что это такого произошло в Кантерлоте «не очень странного», что вы об этом вспомнили?

Поняв, что она сболтнула лишнего, Кристал решила не утаивать странное событие. В конце концов, сотрудник СБЭ не может не знать о посылке, которую доставили в ОКС!

— Ну… Я работала в ОКС, и в тот день мой поезд задержали, поэтому на работу я опоздала, а значит пришлось бы ждать до обеда, но потом один из ваших забежал к нам и прямо требовал срочной доставки вот прямо сейчас!

— Из наших? — Холодно усмехнувшись, продолжил свой допрос агент, — Как же вы это поняли?

— Ну, он был одет, как какой-то охранник или агент — на нём было хорошее пальто… И еще он вроде упоминал, что у него срочная доставка для самой принцессы Твайлайт Спаркл…

— А вот с этого места поподробнее, мисс Харт. Как он выглядел? Во что был одет? Что принес?

— Светло-коричневый единорог, в шляпе и деловом костюме. Морды я его не запомнила, к сожалению, но он очень спешил. И при себе у него была странная белая коробка без какой-либо маркировки, примерно вот такой высоты, — с этими словами Кристал раздвинула передние копыта, показывая длину коробки, — На ней только была пометка «хрупкий груз».

— Ну, пришел пони в деловом костюме, хорошо. В шляпе, да. Так почему он сразу из СБЭ? Может, он вообще какой-нибудь бизнеспони!

— Ну… Он дал мне вот это, — Кристал вытащила из кармана куртки сильно помятый и слегка потертый, но всё еще отчетливо читаемый билет на поезд до Понивилля — тот самый, с печатью СБЭ, и протянула его агенту. Реакция собеседника была неожиданной: он затрясся, и аккуратно сняв очки, начал внимательно осматривать билет, видимо, не веря своим глазам. На его лице, до того абсолютно спокойном, промелькнуло выражение… страха? гнева? безумной радости? Впрочем, спустя мгновение его лицо приобрело то же самое выражение полной безмятежности, и он аккуратно вложил билет в папку.

— Что ж, это меняет дело. Благодарю вас за сотрудничество, отправляйтесь в комнаты отдыха, я распоряжусь чтобы вас накормили. Завтра мы с вами отправимся в Кантерлот для дальнейшего разбирательства.

С этими словами единорог потерял к Кристал всякий интерес: подойдя к одному из шкафов, он вытащил оттуда папку с документами и начал перебирать бумаги, лежащие в ней. Поняв, что больше ей здесь делать нечего, Кристал отправилась в комнаты отдыха — место для редких встреч солдат, служащих на базе, с родственниками и друзьями. Разумеется, это был далеко не номер в отеле, но здесь была возможность принять душ, что уже было лучше, чем ночевать на улице… Ночь входила в свои законные права, и время близилось к полуночи, когда Кристал наконец позволила себе лечь на диван и уснуть…


Лейтенант Клир Скоуп, как и подобает солдату, прибыл в кабинет полковника ровно в одиннадцать часов вечера. Постучав и дождавшись сухого «Войдите!», единорог зашел в помещение и, отдав честь, отрапортовал:

— Товарищ полковник, лейтенант Клир Скоуп по вашему приказанию прибыл!

— Вольно, лейтенант. Заходите и садитесь. Кстати, позвольте представить вам, — с этими словами полковник указал на фигуру пони, стоявшую у окна и наблюдавшую за тем, что происходило снаружи. Обернувшись, фигура лишь сухо кивнула, и жеребец сразу узнал капитана Айрон Грипа — командующего подразделением специального назначения Сил Изоляции Области.

Не понимая, в чем дело, Клир прошел в кабинет и сел на стул, стоявший у стола.

— Товарищ лейтенант, товарищ капитан, я позвал вас сюда потому, что только вам двоим я могу по-настоящему доверять в этом вопросе, поскольку он так или иначе касается каждого из вас. Речь идет о судьбе Кристал Харт и агенте Фезере.
— Товарищ полковник, разрешите вопрос? — Начал было говорить Скоуп, но старший офицер одним взмахом крыла приказал ему пока замолчать.

— Вопросы позже. Итак, на сегодняшний день у нас сложилась весьма и весьма неприятная ситуация. Как вам обоим прекрасно известно, с КПП «Альфа» сегодня привезли Уцелевшую — Кристал Харт, вашу сестру, лейтенант. Хотя сама ситуация и не является чем-то из рамок вон выходящим, дальнейшие события были весьма необычными. Агент СБЭ Фезер Скретч никогда не питал большого интереса к Уцелевшим — кроме того случая…

— Кроме случая, когда Уцелевшим оказался высокопоставленный ученый из команды Твайлайт Спаркл, — внезапно перебил полковника капитан, — Пейпер Смит или как там его звали? Не имеет значения. Уже тогда нас заинтересовало это событие, и я приказал двум своим подчиненным отправиться в Кантерлот вместе с нашим агентом. По возвращении они сообщили мне, что Фезер доставил ученого в штаб-квартиру СБЭ, и ученый её не покидал — в то время как сам Фезер вернулся на базу уже на следующий день. Я поднял свои связи в МВД, и по их данным Пейпер Смит всё еще числится пропавшим без вести. Я сообщил об этом полковнику, но этот случай был единичным — ни один другой Уцелевший не привлекал внимания нашего «штатного безопасника»… до сего дня.

— Именно так. И мне не нравится то, каким радостным сегодня был этот ублюдок. Он что-то скрывает, и, боюсь, ваша сестра станет разменной монетой в его попытках то ли найти виновного во Вспышке… То ли замять следы. Можете задать ваш вопрос, лейтенант.

— Товарищ полковник, изначально я хотел задать совсем другой вопрос, однако… Вы считаете, именно СБЭ стоит за Вспышкой?

— Нет. Я считаю, что есть какая-то группа пони внутри СБЭ, которой был выгоден этот катаклизм, и внутри самой СБЭ сейчас идет «Охота на ведьм». И ваша сестра станет разменной монетой в этой охоте — особенно учитывая, из-за чего она оказалась в Понивилле.

— Что?

— Когда вы подали рапорт о переводе в СИО два года назад, я поднял некоторые свои связи и провел небольшое расследование. Начальник вашей сестры, Крейт Деливери, сообщил, что в день катаклизма ваша сестра доставляла в Понивилль странную посылку от пони, который очень спешил и заплатил тройную сумму.

— Товарищ полковник, но это ведь вполне обыденно. Сестра рассказывала мне, что к ним очень часто прилетают такие вот «опаздывающие».

— Да, только не часто эти «опаздывающие» погибают загадочным образом через час после подписания контракта на доставку, — спокойным голосом заявил земнопони-спецназовец, с легкой усмешкой наблюдая за реакцией Клира.

— Он… что?

— Убит загадочным образом. Задушен канатом тройного плетения. Полиция списала его смерть на деятельность маньяка — правда, обычно он убивал только кобыл, но как я понял, его сочли случайной жертвой. В общем, дело замяли, и никто не стал разбираться.

— Значит, вы считаете, что моей сестре угрожает опасность?

— Нет, лейтенант, — всё тем же спокойным голосом продолжал капитан под молчаливое согласие полковника, — Мы считаем, что вашу сестру ждёт судьба намного хуже смерти. В лучшем случае её признают случайным виновником катаклизма.

— В лучшем???
— В худшем — не случайной. Тогда ей точно конец.

— Блять, блять, блять! — прошипел единорог, скрипя зубами от злости, когда до него дошел смысл слов спецназовца — значит, одни ублюдки принесли ей эту гребаную посылку, которую она доставила в Понивилль, а другие ублюдки собираются её в этом обвинить и сгноить в Тартаре!

— Именно так. Поэтому, мы должны решить, что делать дальше.

— Да кончать этого ублюдка надо! Он уже одного пони убил, собирается убить второго, и хрен еще знает, сколько.

— Спокойно, лейтенант. В вас говорит ярость и стремление защитить сестру, но убийство Фезера ничего не решит, а только добавит нам проблем — в первую очередь вам и вашей сестре. Нет, нужно другое решение. Может, отправить её в Кантерлот с парой надежных ребят Грипа?

— Плохая идея, товарищ полковник, — ответил спецназовец, — СБЭ просто уберет их. Хорошо, если нелетально. И это будет тупик, поскольку вашу сестру мы так не защитим, но еще и потеряем пару верных бойцов.

— Да, тоже верно. Черт, вообще никаких идей…

— У меня есть идея, — вдруг тихо, но твёрдо произнес полковник, — Она вам не понравится. Она не нравится мне, и я бы предпочел найти идею получше, но время работает против нас. Мы не успеем сообщить СБЭ о своих подозрениях, а даже если успеем — вряд ли Фезер действует один. Мы не можем просто убрать Фезера — привлечем лишь больше внимания. Мы не можем защитить Кристал Харт на Большой Земле.

— Я вижу, куда вы клоните, — решительным голосом заявил земнопони, — И вы правы. Мне не нравится эта идея.

— О чем вы говорите? Какая это идея? — потухшим голосом спросил Клир Скоуп.

Спецназовец повернулся к нему и ответил:

— Мы не можем спрятать вашу сестру на Большой Земле, а значит мы должны спрятать её там, где СБЭ не сможет её найти очень и очень долгое время. Лейтенант Клир Скоуп, ваша сестра должна отправиться в Область.

Часы над штабом показывали три часа ночи, когда Клир Скоуп подошел к двери в комнаты отдыха. Он всё еще пытался найти способ, как ему спасти сестру, и отметал одну идею за другой. Действительно, их враг был невероятно могущественен, и времени придумать что-либо не было — и всё же он надеялся, что есть другой способ. Капитан спецназа отбыл из штаба еще час назад — официально, со спецзаданием полковника, неофициально — создать небольшой схрон со снаряжением для Кристал по пути в Область. Наконец, собравшись с мыслями и сделав глубокий вдох, лейтенант тихо открыл дверь и вошел в комнату. Кристал спала на диване, беспокойно ворочаясь во сне и бормоча что-то про себя. Аккуратно подойдя к ней, единорог начал легонько тормошить её, пока она не проснулась.

— А? Клир? Что ты делаешь…

— Тише, Кристал, тише! Нам нужно уходить.

— Уходить? Куда? Зачем? Здесь такой удобный диван…

— Кристал, это серьезно! Тебе грозит опасность!

— А? Что?.. — Кристал протерла глаза, и, всё еще сонная, уставилась на брата: — Опасность? Какая… опасность?..

С тяжелым сердцем, Клир пересказал Кристал всё, что мог: и о судьбе Пейпер Смита, и о подозрениях в отношении Фезер Скретча, и обо всех отметенных идеях по её спасению, всё еще не решаясь сказать главное:

— Клир, ты хочешь сказать что-то ещё. Я вижу это по твоим глазам, — наседала на него сестра, — Так что говори уже.

— Кристал, тебе придется отправиться в Область Сказанное окончательно разбудило единорожку, особенно когда она увидела слёзы в глазах брата, и поняла, что он не шутит:

— В Область? Это?..

— Именно. Это единственный способ спасти тебя от СБЭ.

— Но… Но почему?..

— Почему Фезер так тобой заинтересовался? Мы считаем, что это из-за той странной посылки. В общем, мы выработали такой план: ты покидаешь базу через главные ворота, спрятавшись в кузове грузовика с припасами, который поедет на блокпост, спрыгиваешь по пути, — Клир протянул сестре небольшую плоскую коробку: — Вот… Это должен был быть мой подарок тебе на день Летнего Солнца два года назад… Это голопланшет «Рубин С1», старая модель, но он всё еще отлично работает. На нём — карта Области, небольшая тропка мимо блокпоста и метка на схрон со снаряжением. Я… Я немного воспользовался своим служебным положением, и перекачал сюда информацию с голопланшета одного из пойманных нами сталкеров, у них там своя «Энциклопедия» целая есть, плод коллективного творчества — ну знаешь, кто-то нашел что-то новое, сообщил об этом в общую сеть — кстати, коды доступа тоже тут есть. Ты же знаешь заклинание подзарядки? Вот оно совместимо с этой системой. Тебе нужно покинуть штаб — скажешь часовому, что ты в госпиталь, затем увидишь грузовик с припасами, возле него будет стоять часовой — он будет предупрежден, покажись ему, и он сделает вид что отошел покурить — у тебя будет где-то десять секунд, чтобы залезть в грузовик, а дальше… Дальше тебе придется справляться самой…

Внезапно Клир зарыдал и крепко сжал сестру в объятиях:

— Кристал… Я… Мне очень жаль. Я искал другой путь. Другой способ скрыть тебя от СБЭ, и не смог. Не смог защитить тебя. Я… Единорожка сжала брата в объятиях в ответ:

— Тише… Ты ни в чем не виноват. Я постараюсь быть тише воды и ниже травы. Когда всё уляжется, я уверена, ты найдешь способ связаться со мной и вытащить меня оттуда. Спасибо тебе за всё, я знаю, что ты сделал всё, что мог. Я люблю тебя, Клир, ты — самый лучший брат на свете!

Еще раз крепко сжав брата в объятиях, Кристал дождалась, пока брат уйдет, и, стараясь не обращать внимания на слёзы, скапливающиеся в глазах, аккуратно спрятала коробку под куртку и еще аккуратнее вышла в коридор. Выйдя на улицу и сообщив часовому, что она пойдет в госпиталь из-за ухудшения самочувствия, она дождалась сухого кивка от солдата и пошла в направлении госпиталя. Не дойдя до него несколько метров, Кристал увидела грузовик, о котором говорил её брат. Возле него действительно стоял часовой, и Кристал аккуратно пошла в его направлении, так, чтобы он её увидел. И действительно, часовой глянул в её направлении, несколько секунд всматривался — видимо, определяя, та ли она, кого он ждал, и достав телекинезом из кармана куртки пачку сигарет, отвернулся. Кристал услышала лязг зажигалки, и быстро подбежала к грузовику, залезла в кузов и спряталась между ящиками с боеприпасами — судя по маркировке, винтовочными.

Кристал не знала, сколько точно она пролежала в кузове, прежде чем грузовик тронулся, однако выглянув из-за ящика она увидела, что ворота и массивные стены комплекса остались позади и быстро отдалялись. Кристал вытащила свой планшет, включила его и стала изучать карту: судя по ней, грузовик быстро приближался к «зоне высадки». Убрав планшет обратно, Кристал перелезла через ящики и, подождав еще несколько секунд, выпрыгнула из кузова, после чего побежала в придорожный лес и пошла в направлении КПП, ориентируясь не столько на карту, сколько на увядающие деревья и растения. Спустя примерно час ходьбы Кристал оказалась около блокпоста, на котором находилась днём — она узнала кирпичную вышку, услышала разговоры солдат и почувствовала запах дыма от костра. Судя по карте, неподалеку от неё должна была быть дыра в заборе — подкоп, используемый сталкерами для нелегального проникновения в Область, намеренно игнорируемый охраной блокпоста взамен на некоторые подарки от нелегальных гостей этой аномальной зоны. Кинув быстрый взгляд на стену и увидев, что часовой буквально спит на своём посту, Кристал кинулась к ориентиру — большому кусту, растущему прямо у стены. И действительно, она быстро нашла подкоп: неглубокая яма в земле, в которую Кристал могла пролезть с небольшим трудом, вела на другую сторону забора.

Кинув прощальный взгляд в направлении базы, Кристал нырнула в переход и оказалась в Области 77-Б, как её называли официально. И, хотя на первый взгляд, трава за за стеной ничем не отличалась от той, что росла под ногами, а деревья, пожалуй, были даже поживее, Кристал почувствовала что-то необычное. Что-то враждебное заняло её разум, буквально нашептывая ей одно и то же. Она слышала это в каждом дереве, нависавшем над ней как чудовище из сказок, в каждом кусте, каждой травинке. Даже стена, казалось, насмехалась над ней и повторяла одну и ту же фразу, отпечатываясь в сознании единорожки: «Мы мертвы. Мы все мертвы. И ты никуда не сбежишь.

Ты умрешь здесь, Кристал Харт. Так же, как мы»

--------------------------------------------

100 советов по выживанию в Области

Совет №1

Доверие — это не цель, а путешествие. Следует помнить, что доверие — это окраска личности: одна черная капля сделает цвет темнее. Отношение к пони, известным своей честностью и исполнительностью, всегда лучше, чем отношение к подонку и предателю.