Жизнь и Приключения Черри Панч

Эта история про пони по имени Черри Панч, которая выбрала не самый честный и порядочный путь в жизни и, при неудачно спланированном ограблении, подаётся в бега по всей Эквестрии где и находит новых друзей и, конечно же, новые приключения.

Другие пони ОС - пони

Ponyfall

Кто они - эти выжившие? Что стоит за их целями? Почему мир разрушен и что за черный туман навис над миром? На первый взгляд, все очевидно. А на второй...

Твайлайт Спаркл Спайк ОС - пони

Привет, Твайли!

Давайте будем безумны. Это весело!

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

Любовь и потеря

Рассказ, основанный на очень странном сне. Среди друзей был очень хорошо оценен, поэтому выкладываю сюда.

Твайлайт Спаркл

Окаменение

Помните, как Шипучка заточила Селестию, Луну и Каденс в камни? Их не удалось расколдовать.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Неисповедимые пути

Что произойдёт, если судьба уготовила попаданца для великих свершений, но всё, чего ему хочется - лишь покоя и семейного счастья.

ОС - пони

Сага о Синдри Белобородом

Сага о Синдри Белобородом сыне Хакона Длиннорогого

Блик

Телепортация. Лучший способ преодолевать расстояния… До тех пор, пока не слишком о нём задумываешься.

Твайлайт Спаркл

Международная Гвардия Брони

Твайлайт очень умная кобылка и ей всегда есть что сказать. Но когда в её библиотеке появилась группа странных существ с предложением долгой и преданной службы, она не нашлась что ответить. И это плохо. Ведь ей следовало спросить: что такое человек и почему они такие странные?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Спайк Лира Человеки

Паутина

Что же там, за поворотом?..

Автор рисунка: Noben
Глава вторая. Перемены Глава четвертая, или беседа с Твайлайт Спаркл.

Глава третья. Книги – это магия.

Упоротость в некоторых местах главы зашкаливает.

Могли я знать, что меня ждет впереди? Нет, но я мог предположить. Что я мог предположить? С этой возвышенности нельзя точно сказать, обитаема ли эта деревня. Однако Кантерлот близок – я не видел его – но знал, что около столицы Эквестрии располагается Понивиль. А судя по названию на стрелке-указателе, именно возле Понивиля я и находился сейчас. Обитаема ли деревушка? Его жители не подают признаков жизни.

Что еще? Жители. Стопроцентно, здесь проживали перевертыши, а все пони уже давно стали рабами. Тогда… Стоит ли мне туда соваться? Нежелательно.

Как же я тогда попаду в Кантерлот? Ответ прост: рискну и пройду через Понивиль.

Внизу Понивиль казался гораздо обширнее, чем наверху. Город (м-да, теперь я смело утверждал, что это не деревня) встретил меня неаккуратной грядкой домов, где чуть дальше обозначалась дорога, а еще дальше я смог разглядеть площадь, укутанную одеялом тумана. Заброшенные деревянные фасады жилищ обтягивала тонкая ткань зеленой слизи, отчего я учуял острый запах мяты.

Я зашагал вперед, хотя мозг мой протестовал против такого безрассудного решения. Идти ночью по недружественной территории – верх идиотизма. Но как же без него? Плевал я на осторожность. Плевал, что нахожусь, как на копыте. А если здесь нет жителей? Плевал.

На глаза давила усталость, веки потяжелели, и каждое моргание давалось все тяжелее. Вот упаду сейчас посередине улицы и засну. И никто и ничто меня не разбудит. Но нет, я твердо решил, что дойду до того сероснежного от ночи здания с красным крестом на крыше. Если зрение меня не подводило, то я видел, что двери открыты, а за ними я видел черноту. Ужасное желание спать подкралось незаметно. Добравшись до серого здания с идеально гладкими стенами, я остановился в холле и опустил голову. Глаза сомкнулись. На секунду мне показалось, что я уснул. Нет! Только не в коридоре! Обнаружив первую попавшуюся дверь, я ввалился в какой-то кабинет. Хотелось спать! И пить. Здесь есть вода? Я принялся водить ленивым взглядом по полкам, на которых стояли десятки колбочек и баночек разных форм и цветов. Отыскав прозрачную банку, я выдул все до последней капли. Рот и горло загорелись горечью, но это меня уже не волновало, потому что я уснул.


Все… Синее? Нет, зеленое. Эм, почему все стало красным? Окружавшие меня предметы продолжали менять цвета, размеры и формы. Прямоугольное стоматологическое кресло превратилось в простую табуретку с тремя ножками. В следующий момент комната снова поменяла свой цвет и форму. На этот раз я находился, словно на дне какого-то огромного ведра, а вверху горел белый солнечный круг и слепил мне глаза. Я сделал несколько шагов и понял, что успел сделать круг по кабинету (?).

Это круто! В голове моей было пусто и ни одна тревожная мысль не забивала ее. Правильно – меньше знаешь, крепче спишь! Мне совсем не хотелось спать! Я чувствовал себя бодро и был полон сил действовать! Я радостно подпрыгнул и оказался наверху, где светило солнце. Эта поверхность была такой же плоской, как дно кабинета-ведра и от нее веяло странной прохладой. Да ну, совсем неинтересно. А вот то, что потолок и пол поменялись местами стало любопытно. Опупеть! Я управляю гравитацией? О, о, похоже я могу ходить по потолкам! Это ведь, Дискорд меня убей, круто-прекруто! Я сделал несколько прыжков, оказываясь, то на одной плоскости, то на другой и в конец запутался в значениях «потолок» и «пол». Впереди меня выросла стеклянная дверь, за которой чернела тьма. Что там может быть? Чими-чери-чанга? Или может яблочный джем? О-ох, я люблю джемы. Я зашагал вперед к двери, ставшей овальной. Кабинет приобрел ослепительно белый цвет, какими зубами щеголяли посетившие стоматолога пони. Я заметил, что когда иду вперед, то все дальше удаляюсь от квадратной двери. Не проблема! Я повернулся к двери задом и зашагал так. Дойдя таким образом до двери, я толкнул ее крупом и оказался в бесконечно длинном коридоре, извивавшемся зигзагами.

Треугольная дверь, из которой я вышел, уменьшилась до размеров горошины и более я ее не видел. Коридор напоминал ступеньки, только очень большие и я просто перешагнул на стену (?) и стал спускаться вниз. Когда я оказался внизу, то передо мной появился какой-то свет, и я оказался в толще воды коричнево-оранжевого цвета, словно меня уменьшили и бросили в кружку с чаем. Когда я всплыл на поверхность, я понял, что и нахожусь в кружке огромных размеров. Вода была тепло-горячей, только сейчас я это почувствовал. Курорт, одним словом! Сколько бы я плавал в этой прекрасной воде, если бы огромная кружка неожиданно не полетела вниз вместе со мной и не разбилась. Границы резко расширились и я почувствовал себя свободней. Живот резко разгорелся огнем, языки пламени подо мной слегка лизали тело. Не такая уж и страшная боль. Что я вижу?

Я вижу рассаду высоких деревянных монументов, возведенных тут и там. Кто этот планировщик города, который настолько бездарно возвел памятники? Приведите его ко мне. Я покажу ему как надо строить!

Я оглянулся, чтобы посмотреть, где я был, но увидел только стену снега перед собой. Ну и черт с этим. Развернувшись обратно, я зашагал среди высоких деревянных копий, торчавших из земли. Это зрелище напоминало мне кладбище. Не знаю почему, но знаю, что круто! Вокруг пахло чем-то сладким. Какао? О, а может чери-чанга? Когда передо мной вырос фонтан, я не сомневался, что этот приятный запах исходил от него. Только я хотел набрать в рот побольше вкусного напитка красного цвета (да, уверен, что он вкусный!), открыв рот под тугой струей, которой блевала каменная рыба, как фонтан отодвинулся от меня на несколько метров. Ничего! Я подбежал к нему, но фонтан снова отодвинулся от меня. Спустя несколько попыток, мой рот был полон вязковатой жидкости, и я проглотил ее. Однако вкуса так и не понял. Его вообще не было! Досадно!

Расстроенный, я стал замечать, что нахожусь здесь один одинешенек. В городе никто не жил. А вдруг они играют в прятки? Если так, то я тоже буду! Чур, я вожу! А еще я спешу сообщить, что больше у меня не болит живот и я смогу сыграть с вами! Но как они узнают, что я готов с ними играть? Эх…

Впереди красовалась башня, украшенная эквестрийскими флагами и прочей тканевой кутерьмой. Ну да, среди коробок эта башня – венец архитектуры. Что могло быть внутри? Мне не хотелось покидать свободное пространство, но мысль о том, что внутри начнется аттракцион, взяла верх. Допрыгав до овального здания, я залетел в одно из не застекленных окон и, оказавшись на полу, понял, что он уходит у меня из-под ног. Крыша продолжала удалять от меня, а мои ноги и стены вытягивались в нитевидную нугу. ДА! Это классно! Я точно отсюда не уйду! Затем все сжалось, спрессовалось, и я почувствовал дискомфорт и чувство несвободы. А то! Потому я медленно пополз к выходу. И не нашел его. Не нашел и окна, через которое оказался здесь. Потолок и пол все сильнее сжимались, хотя, казалось бы, дальше некуда. Через несколько мгновений все пришло в норму . На сцене, коей я не замечал до этого, на подпорках стояла большая деревянная фанера, по которой медленно стекали капли засыхающей краски желтого цвета. И зачем ее надо было здесь оставлять? Да, я понимаю, что это опупенно круто, но все же – зачем? К Дискорду все, у меня другие дела. Я нашел дверь и вышел наружу.

Я шел все дальше и дальше, и казалось, будто большие деревянные ящики вокруг выстроились в две шеренги, уступая мне дорогу. Впереди, в ста метрах от меня, показалось что-то горящее. Это что-то стало стремительно приближать ко мне и вскоре я понял, что это – пони. С белой шерстью, красными глазами и полыхающей золотом гривой. Ужас! Сердце затрепетало в груди от страха, и я побежал навстречу. Если честно, я не понял, испугался ли я по-настоящему. Мне даже стало весело, когда я пронесся мимо этого пони и увидел его удивленные глаза-рубины. Он поспешил за мной. Догонялки – это весело! Я пролетел несколько улиц, но пони не отставал от меня. Я думал от давно остался позади, но дела обстояли иначе. Я влетел в первый ящик с дверью и, закрывая ее, видел зеленое небо с красными точками и проносящегося мимо преследователя.

Я перешел на прятки! Ящик был двухэтажным и я проскользил по лестнице наверх. А в следующий момент голова почувствовала прикосновение холодного, и стало темно.


Проснувшись, я ощутил весь спектр боли. Лоб саднило, голова раскалывалась на части, подобно разбитому арбузу. Тело было мокрым, грива прилипла к телу. Живот совсем неприятно ныл, словно я яростно натер его наждачкой до мяса накануне. Приподнявшись и осмотрев его, я обомлел: вся кожа была исполосана ранами, вокруг которых засохла кровь, кое-где прилипли маленькие крупинки стекла. Я огляделся и сразу понял, что засыпал не здесь. Что случилось? Как я мог здесь оказаться? Я попытался вспомнить последние события, но моя попытка не увенчалась успехом. Я все еще в Понивиле? Что, Дискорд меня дери, могло случиться во время моего сна?! Кто-то меня перетащил? Да кому я нужен!

За пустым окном чернели дневные тучи, неспокойный ветер влетал в комнату и противно дул в лицо. Изо рта у него пахло грозой и беспокойством. У меня дрожали ноги, разум и тело чувствовали странную опустошенность.

— Ну и здорово ты от меня побежал, – послышался чей-то голос из другого конца заброшенной комнаты.

Что? Кто это говорит? От кого я удирал? Я спал, блин.

— А? – сподобился я на ответ. К этому времени я успел разглядеть собеседника. Белая шерсть, салатово-яблочная грива кричали о том, что я разговариваю с Рэйни Смайлом. Одно мне было не ясно. Что он тут делает?

— Что ты тут делаешь, – повторил я мысль вслух. – Я тебя знаю.

— Я тут… своими делами занимался.

Делами занимался? Какими делами? Он же собрал группу отважных хомячков и они направились… Ох, они все сейчас в Понивиле? Мозг был в тумане.

— И знаешь ли, – продолжал он, – я увидел тебя. Случайно. Хотел поговорить, но ты сиганул от меня как сайгак. Ну, а я за тобой. Бегали долго. Когда ты заскочил сюда, я нашел тебя лежащим на ступеньках лестницы. Проверил жив ли ты, оказалось – жив. Зрачки уменьшены были, очень. Похоже, друг мой, ты был под чем-то.

Кажется, короткая ниточка воспоминания проскользнула в голове. «Настойка грибов Вечносвободного леса» – гласила бумажная этикетка на банке, прежде чем я осушил ее. Горьковатый привкус так и остался во рту. Ниточка стала длиннее, когда я заново почувствовал ощущения какого-то падения. Раны на животе – от стекла… Не веря своим мыслям, я понял, что похоже выпрыгнул из окна? О боже мой.

— Как же твоя бригада? – спросил я.

— Какая бригада? – нахмурился он.

— Я помню, как ты освободил всех в лагере, а затем вы ушли к поезду.

— Не понимаю, о чем ты.

Да он что, издевается? Ах, да! Меня осенила мысль.

— Это был твой брат?

— Что за чушь ты мелешь?! Какой брат? У меня нет ни братьев, ни систер. Близких точно нет, – судя по его лицу и голосу я стал его раздражать.

Так что же получается? Тот второй Рэйни Смайл, загружавшийся в поезд со всеми – перевертыш? Стопроцентно! А если этот перевертыш сидит передо мной?

— Ты перевертыш?

Что я только сейчас ляпнул?! Катастрофа!

— Знаешь, ты приведи свой мозг в порядок и только потом задавай вопросы, – буркнул он в ответ.

Вопросы скребли череп изнутри.

— В городе есть кто-то еще?

Я видел, что Рэйни Смайл не горит желанием продолжать беседу, но все же он ответил:

— О чем ты говоришь? Враг съел всю любовь и дружбу через неделю после того, как покончил с

Кантерлотом. Затем они пошли дальше. Понивиль – мертвый город. Стыдно не знать. Ты откуда такой?

— Неважно, – бросил я. Зачем ему было знать? Пользы из названия он бы точно не извлек. – Я хотел бы поблагодарить…

— Не нужно.

— Спасибо.

— Ну, я… ухожу, окей? Я живу в библиотеке в дереве. Заходи если чего…

Я кивнул. Он спустился на первый этаж и вышел из дома, хлопнув дверью.

Понивиль пуст, как мой желудок. Это значит, что в Кантерлот я могу идти хоть сейчас. Однако придется подождать. Почему же? Все потому, что я сейчас немного не в том состоянии для дальнего похода (нет, я не жалел себя) и я не могу знать, что меня ждет в столице. Разграбленные, пустые улицы? Или густонаселенный перевертышами город? Определенно мне придется посетить библиотеку. Глупо, что я не подумал об этом раньше. Даже если бы подумал, у меня просто не было возможности… Почему я сделал Кантерлот своей целью? Не знаю. Может быть, некое подсознательное желание узнать, откуда все началось? Странно, что я не отдавал себе отчет раньше.

Я поспешил догнать Смайла.


— Итак, представляю тебе свой дом! – сказал Рэйни Смайл.

Когда он сказал про библиотеку в дереве я и подумать не мог, что он говорил про это в буквальном смысле. Внутреннюю полость огромного крепкого дуба вырубили и переиначили под три этажа с кучей комнат и несколькими балконами. На первом этаже – полки с аккуратно расфасованными по ним книгами и гора мусора у круглого окна, заботливо выращенная Смайлом.

— Сколько ты здесь живешь? – спросил я.

— Месяц. Или два. Надо по календарю посмотреть... Где я его оставил? – спросил он сам себя и ушел искать.

Месяцы? Как же так? Это все меняет. Те близнецы – оба перевертыши. Побег из лагеря, получается – вовсе не побег. Ах! Бред получается, вот что! Зачем тогда перевертышу надо было менять облик? Освобождать всех? А когда Рэйни Смайл мог пересечься с этим псевдо-Рэйни Смайлом? Совсем путаница.

Значит так. Или Смайл – лжец, или Смайл – лжец. И перевертыш. Но мне как-то не хотелось вздорить. К тому же он помог мне. Единожды. Или дважды? Нет, я окончательно запутался и распутывать этот клубок буду точно не сейчас, а когда мысли соберутся воедино. Я найду нужную мне книгу, и уйду отсюда. Мое доверие к Смайлу и яйца выеденного не стоит. И еще: как его зовут на самом деле?

Пока мой новый знакомый показывал мне свой дом, я уличил удобный момент, чтобы спросить его имя. Он смутился от того, что сам не представился ранее. Звали его Ветли Сойл. Так говорили и несколько комочков земли на его кьютимарке. Что ж, теперь я точно не знаю, кто есть кто, и от кого ждать ножа в спину. Я до сих пор не верил, что все это происходит наяву. Не могло же все так быстро сломаться, перепланироваться и перестроиться. Но то, что происходило сейчас, говорило об обратном. Я собирался укусить себя за переднюю ногу (чтобы убедиться в реальности происходящего), однако застыл на полуделе, заметив непонимающий взгляд моего знакомого.

— Ты немного не в себе? Я все понимаю, но есть себя – не лучшая перспектива.

Ну да, есть себя. Не собирался я такого делать! Как ему вообще мог прийти в голову такой бред? Я отмазался тем, что у меня жутко зудит эта нога. Авось подумает еще, что я каннибал.

— Тем не менее, я бы не отказался от обеда.

— Скорее позднего завтрака, – поправил он.

Будь по-твоему. Холодильник мне показался складом еды. Сверху донизу он был напичкан всевозможными консервами и полуфабрикатами. Откуда он их натаскал? С магазинных складов, конечно же.

Когда я наелся, желудок радостно буркнул и успокоился. Меня быстро потянуло в сон, но у меня было одно незавершенное дело, с которым я хотел разобрать здесь и сейчас. Я попросил разрешения у Сойла поработать с его книгами, на что тот ответил: «Я рад буду расстаться с несколькими книгами, валяй». Принято.

Я собрал все книги на первом этаже и стал искать хоть какую-то информацию о защитном заклинании, которое куполом окружало Кантерлот. Я более чем был уверен, что заклинание и сейчас поддерживается и подпитывается. Почему? Кантерлот видно из Понивиля, читатель. А зачем мне нужна была информация о заклинании? Да просто все – чтобы пройти его.

Начинало смеркаться, когда я перелистал четверть библиотечных книг. Сойл несколько раз проходил мимо и каждый раз ничего не говорил. Впрочем, я и не ждал от него слов. Это отвлекало меня от процесса.

Глаза начинали болеть, буквы прыгали на страницах, строчки змеились волнами. В конце концов, я бросил это дело и решил закончить с ним завтра. А прямо сейчас я завалился на плюющийся пылью диван (если на него упасть, в воздух поднимется пыль), который мне любезно предоставил Ветли Сойл. Сам же он расположился на кровати, что на третьем этаже.

Я заснул быстро.


Когда я проснулся с утра, я не сразу осознал, кто я и что мне предстоит делать. Но буквально через две секунды мысли в моей голове стали на места. Я спрыгнул с дивана и посмотрел на кучи книг неприязненно. Что-что, а провести полдня в компании книг мне хотелось меньше всего. С другой же стороны, что я мог делать кроме поиска информации? Я спросил Сойла, есть ли еще библиотеки в городе, на что он ответил отрицательно. Я вышел на балкон, чтобы подышать свежим воздухом.

Солнце золотило дома, дороги, улицы, овал здания мэрии и поле диких яблонь и красного амбара вдалеке, на окраине города. Воздух пах озоном. Небо было непривычно чистым и еще темнело фиолетовым на горизонте, отчего у меня в груди затрепетала невероятно сильная тоска. Казалось, что всю радость, которой и так было немного, вынули и спрятали в дальний сундук и закрыли его на замок. Как же мне хотелось вернуть все на свои места и вернуть себе доброе имя! Или все же мне чем-то по нраву была такая жизнь? Я не обрамлен обязанностями и сам себе капитан. Я никому не нужен, но и сам ни в ком не нуждаюсь. Нет, свое прошлое я не верну и не хочу его возвращать. Все что было «до» кажется мне прямым, как палка. В каком-то смысле я жил тогда, но можно ли жить бездействуя? Пора двигаться вперед, ибо я не хочу быть пони-пустышкой, какими являются все мои знакомые. Исключая Литлсквика. Цель, которую я себе поставил, сложна, но выполнима. Нужно просто быть пони.

Я почувствовал себя удивительно бодрым и мотивированным на деяния как никогда. Я не завтракал и не обедал, продолжая перелистывать книгу за книгой и искать любое упоминание. Раз за разом в груди вспыхивал огонек радости, когда я обнаруживал слово «защитное заклинание», но пробежавшись глазами далее, я на секунду поникал, но тут же отгонял уныние.

Сойл несколько раз пытался оторвать меня от занятия, которое, по его мнению, влияло на меня пагубно, однако я отмахивался от него и просил меня оставить. Наконец, какое ему дело до меня? И все же отрываться приходилось. Перерывы были короткими, потому что я ходил пить – от эмоционального напряжения у меня пересыхало в горле.

И вот, когда я перелистал несколько тысяч страниц, просидев за книгами более двадцати четырех часов, нужные страницы были найдены. Я не скрывал своего восторга. Но когда я прочитал эти строки, улыбка кисло слезла с моего лица. Чтобы пройти через купол и не просигнализировать о себе, мне нужно было: перо феникса, чешуя гидры, растение с длинным названием и несколько других ингредиентов, которые найти было гораздо проще. А, черт! Где я буду искать перья, рвать растения и чешую? Для начала можно заново перевернуть ту кучу книг и поискать там.

— Ты больной, – прямо сказал мне Ветли Сойл на следующий день, увидев меня перелистывающего страницы. – Не надо было мне разрешать пользоваться книгами, ты помешан на них. Ты не ешь нормально. Точнее ты вообще не ешь. Ты тупо пялишься в свои книги.

Вряд ли консервы можно назвать нормальной едой, но он был прав – я похудел.

— Ты волнуешься… – начал я свой вопрос.

— Волнуюсь? Нет, братишка, я уже боюсь тебя.

Каких он небылиц наплел в своей голове? Я приду ночью с ножом и потребую новых книг? Сомневаюсь.

— Я… скоро закончу и уйду. Только не надо бояться.

Он изобразил фейсхуф.

— Пойми, я не против, если ты будешь оставаться здесь: места много, к тому же я не смогу жить в одиночестве. А так хоть есть с кем поболтать. Просто… не глупи. Идет?

Я кивнул в знак согласия. Не знаю, почему мне взбрело в голову уйти сразу после того, как я найду в доме Сойла, что мне нужно. Так у меня будет пристанище. Ох, я совсем затравил свой организм бессонными ночами.

Поправив здоровье, хорошенько выспавшись и умерив свой пыл, мною было решено выдвигаться в Вечносвободный лес сегодня – именно там, по словам энциклопедии, обитали гидры. Я раздобыл новые седельные сумки и складывал все необходимое туда. Завидев меня куда-то собирающегося, Сойл незамедлительно спросил:

— Все-таки уходишь?

— Но обещаю вернуться, – ответил я.

— И далеко ты намылился?

— Какая тебе к черту разница? – я посмотрел на него, отвлекшись от сборов. – Я постараюсь закончить к полдню, – если так, то я стану скоростным чемпионом по ловле гидр и церберов.

Сойл поджал губы и ничего не ответил.

И чего он только сует нос в мои дела?

Собрав сумки, я вышел на улицу из душной библиотеки, которую не покидал в течение трех дней. Небо было застегнуто курткой черных и тяжелых, как смола туч, оттого снаружи было не намного свежее, чем в дереве.

Спустившись по неширокой тропе, я оказался у подножия Вечносвободного леса. Пробежавший ветер встряхнул листья и те зловеще зашелестели. Мне стало немного тоскливо, одиноко, и самую малость страшно, оттого я сделал шаг назад. «Вперед», – подгонял мое тело разум, – «в этот чертов лес ходили жеребята». И действительно, чего я стою? Я шагнул в зеленую листву и через мгновение оказался на новой тропе. Скорее всего, эта тропа когда-то являлась продолжением предыдущей – контролировать разрастание леса было некому, и тропа заросла высокой травой и колючими и царапающимися кустарниками.

Шелестя травой и стараясь не сбиться с едва различной тропой, я шел. Куда – не знаю. Так же я и не знал ничего о том, как собираюсь бить гидру. Четкого плана у меня не было, отчего мои шансы катастрофически стремились к нулю. Черт, и о чем я только думал? В библиотеке я внимательно изучил карты Вечносвободного (да, там нашлись и карты). По всем картам лес расплывался амебой, и лишь где-то на краю находилось болото Фроггиботом. В книгах о гидрах несколько раз упоминалось это болото как место их обитания. Там я и собирался найти несколько гидр, но, Дискорд меня побери, как я найду Фроггиботом в этой каше? На этот раз ответ сам не пришел.

Меня окружали кусты шиповника, подо мной начинала тянуться трава и поднималась выше, сверху свисали желтые, бурые, зеленые лианы, подобно гирляндам и змеям. Я попытался отыскать очертания тропы и, не найдя, понял, что заблудился. Прекрасно! В следующий момент я услышал шелест, что показалось мне подозрительным, и вслушался.

Конечно я мог быть параноиком, но шуршание в траве или кустах или среди крон деревьев – черт разберешь! – приближалось. Все происходило быстро. Над травой взметнулся скорпионий хвост, а дальше я увидел перед собой морду льва, застывшей в оскале. Мне хватило доли секунды, чтобы понять, что передо мной стоит свирепый мантикор и дышит мне в лицо. На мгновение я оторопел, но затем неведомая сила выпустила меня из лука в неизвестном направлении – я полетел стрелой, не оглядываясь назад. Каждая клеточка тела до предела напряглась. Обожемой-обожемой-обожемой-обожемой-обожемой-ОБОЖЕМОЙ! Я видел, как мантикор не отстает позади. В действительности, он мог в один прыжок преодолеть расстояние между нами, но мантикор этого не сделал. Он игрался со мной?!

Ветки били и царапали лицо, несколько раз я в последний момент останавливался около глубоких ямы или оврага и менял направление. Преследователь продолжал играть. Не могу больше бежать! Горло похолодело от частого дыхания, конечности просили остановиться.

Хижина! ХИЖИНА! Среди зеленых зарослей выросла из ничего! Собрав последние силы, я рванул к полому дереву, ветки которого покрывали разноцветные склянки и маски. Лапа зверя чиркнула по гриве. Я влетел в хижину, оставив мантикора в недосягаемости. Тело обмякло на полу, я пользовался моментом, чтобы перевести дух. По ту сторону стихло. Мог ли зверь так быстро сдастся и уйти? Не верю. Сделав усилие, я приподнялся и прильнул к окну. Около хижины никого не было. Да ну, он просто спрятался! Никуда я не выйду.

Внутренне убранство чьего-то жилища показалось мне чудным. Дом состоял из одной комнаты, в центре которой находился котел с дымящим и бурлящим содержимым, от которого исходил запах соли. Когда я подошел к чану поближе, на секунду мне показалось, что я начинаю падать, но сознание сразу опомнилось, и я зарекся больше не нюхать неизвестное варево. По потолку, хозяин развесил веники и пучки из разных растений, отчего к, теперь уже едва различимому, запаху соли примешивался пестрый аромат лесных цветов, ягод и трав. Полки были заставлены различными банками-склянками, а на стене возле кровати с полосатым одеялом, на гвоздях висели странные маски… Здесь, наверно, живет отшельник.

Что-то упало позади меня.

Я обернулся, ожидая увидеть кого угодно, хоть старую пони из детских страшилок. Но только не зебру. Ее уши и шею украшали золотые кольца, грива на голове имела форму ирокеза. И да, ее вид объяснял, почему ее выбор – одеяло в полосочку.

— Как ты здесь оказался? Давно из понивильских никто не встречался.

А еще полоски на ее теле объясняли, почему она говорит так… необычно. Я не помню ни одного пони, кто изъяснялся бы стихами. Выходит все зебры так говорят? Пожалуй, мне стоило бы ответить хозяйке этого дома.

— Я оказался тут случайно, когда убегал от мантикора. Ваша хижина спасла мне жизнь, – сказал я, стараясь не волноваться.

Зебра кивнула в ответ и заговорила раздраженно:

— На кой черт понес тебя в лес?

— Это… необязательно знать.

— Ты мог бы погибнуть, бес.

— Но я цел.

Я посмотрел зебре в глаза. Они едва заметно сощурились в каком-то недоверии. Я отвел взгляд, понимая, что не могу смотреть в эти бирюзовые глаза из-за того, что уголки моих губ нелепо ползут вверх по щекам, мне невольно становится смешно. Если заново прокрутить в голове произошедшее, понимаешь, что оно немного комично. Наконец, зебра прервала молчание:

— Вечнодикий лес опасен. Но ведешь себя ты как дурак и вижу, что со мной ты не согласен.

Пусть я и дурак. Ее слова ничуть не задели меня. Буду я ей говорить, куда направлялся. Мои намерения не должны интересовать ее.

Я сник.

Я совсем сбился с пути и теперь не знал того, в какой стороне находится Фроггиботом, и каким путем я вернусь в Понивиль. А эта зебра, похоже, знала ВСЕ, об этих местах… Как же я беспомощен! Поэтому, чтобы хоть как-то помочь себе, я решил рассказать все о своих намерениях. Рассказ вышел недолгим, в него я включил и гидру, и феникса и растение, а заодно сообщил ей цель, которая заправляла всей этой комедией.

Зебра на какое-то время застыла и смотрела на меня удивленно. Ее можно было понять: сказанное мной было похоже на бред сумасшедшего.

— И ты говоришь об этом так серьезно? Но все прошло, теперь уж слишком поздно… – прошептала она.

Что? Что слишком поздно? О чем она говорит? Зебра повертела головой, словно отряхиваясь от неугодных мыслей, и продолжила уверенным голосом:

— Если с гидрой ты рискнуть не прочь, то я готова с зельем тем тебе помочь.

Правда? Да не может такого быть, чтобы незнакомая зебра согласилась мне помогать.

— Хорошо… Я давно уже к этому готов, но мне требуется твоя помощь еще вот в чем, – я открыл дверь и указал земли Вечносвободного леса, по которым хлестал дождь, – я совершенно заблудился.

«И да, ты потерял сумки» – подметило мое сознание.


Зекора. Она назвалась Зекорой. Что-то таинственное и далекое представилось мне, когда я услышал ее имя.

Я рассматривал панораму болота Фроггиботом. Влажные клочки земли очагами раскинулись по болоту и поросли короткой травой. В воздухе крутились косяки мух, комаров и прочих насекомых. Пахло … .

Это место жило своей жизнью.

Я не имел ни малейшего понятия того, как я собираюсь найти здесь гидру. Я надеялся, что Зекора, как житель Вечносвободого, и тут поможет, но никаких наставлений от нее не получил. Хорошо. Гидра она крупная, с четырьмя головами и я должен был уже заметить ее, но почему же этого до сих пор не произошло?

В уши били лягушачье кваканье и монотонный стрекот сотни кузнечиков. Я побрел вперед, оглядываясь по сторонам. Противные комары норовили искусать каждый сантиметр тела.

— Эй! – крикнул я, понимая, что это глупо и делу не поможет.

Я отыскал несколько увесистых камней, таких, чтобы они умещались в копыте, и стал кидать их в зеленую сметану болота, отливающую желчью. Этот вариант так же не дал результата.

Тогда я уселся на берегу и стал ждать. Поднялся ветер и насекомые больше не одолевали. По-хорошему прямо сейчас мне надо обдумать план по поимке гидры. Так я и поступил.

Черт…

Я совсем забыл, что я – единорог и магия – часть меня. Это значительно облегчало мою задачу. Отыскав булыжник, крепкую лиану и высокое дерево я построил нечто похожее на ловушку. Я хотел оглушить гидру. Только когда мне представится такая возможность?

Прошло несколько минут… или часов? Не важно, в этом месте ничего не изменилось: то же противное «ква-ква», та же идеальная гладь болотной воды. Мое внимание оказалось где-то в глубине болота. Я полностью отвлекся от реальности.

Заставила насторожиться меня фигура песочного цвета на другом берегу. Я прятался за камышами, и чтобы разглядеть фигуру получше я уже хотел приподняться, но вовремя себя остановил. Я раздвинул камышовые заросли и присмотрелся, щурясь. У фигуры отсутствовали передние ноги, зато была длиннющая шея, которая заканчивалась вытянутой мордой. Фигура склонила голову над болотной поверхностью и не видела меня. Я знал точно: на том берегу – какое-то животное. Я приблизился еще чуть-чуть, снова раздвинул навалившие стебли камышей, но вышло громко. Черт! Животное вытянуло шею и посмотрело в мою сторону. Потом вернулась к своему делу. Я чуть не выдал себя, впредь надо быть аккуратнее.

Теперь я понял, что это животное – гидра. Не такая крупная и одноголовая, какой ее описывали книги. Я бы сказал, что она была очень мала для гидры, раза в три меньше по размерам. Молодняк? Что же я тогда отсиживаюсь в кустах?

Я немедленно выскочил из своего укрытия и галопом направился к гидре. Та некоторое время на меня смотрела, а затем, видимо, поняв мои намерения, резко развернулась и ринулась бежать от меня.

Такая реакция животного меня сильно смутила, но я не сбавил скорости. Гидра бежала резво. Мне удалось ее догнать. Я попытался ее направить к тому месту, где приготовил для нее ловушку.

Гидра оказалась достаточно быстрой, чтобы утомить мои легкие. Но я не собирался просто так оставлять ее в покое. Кто знает, может это мой единственный шанс? «Это так» – ответило мне мое подсознание.

Гидра свернула в лес и проскользнула сквозь проход, образованный повалившимся перебитым пополам деревом. Я проскакал за ней. Пока все шло по плану, и гидра бежала точно в капкан ловушки.

Из-за высокорослой травы показались полянка, крепкое дерево, а на одной из его веток – камень. Натянутый трос из лианы я привязал неподалеку, и теперь мне нужно было изловчиться, чтобы вовремя оборвать лиану. Она пробежала под камнем («Черт!» – подумал я.), мне показалось, что она замедлилась, и я ускорился, успокаивая себя, что это последний рывок. Неожиданно гидра и вовсе остановилась, посмотрела на меня с таким ехидством, что мне стало не по себе. Я был почти около нее, когда она вывернула длинную шею и перегрызла трос. Я понял, но было поздно.

Я зажмурился и предельно напряг тело, ожидая удара. Его не последовало. Или я просто не почувствовал как меня размазало? Я открыл глаза и осмотрелся: я лежал на спине, прикрывая передними ногами лицо, а камень висел в сантиметрах от кончика моего носа, окутанный магией.

Я левитировал камень подальше, в траву, встал на четыре и с горечью осознал, что остался в дураках.

Меня трясло от злобы. Не знаю на кого я злился больше: на гидру, обдурившую меня моим же способом, или на себя, позволившего сделать это. Так или иначе, я еще упустил и единственный источник чешуи, что тоже значительно облегчало мою жизнь. Я лягнул дерево.

Когда я вернулся к Зекоре, та, услышав мой рассказ, удивилась, что я не смог совладать с молодой гидрой, но заверила, что не все потеряно. Она сказала о логове, которое находилось к юго-востоку отсюда, предостерегла об опасности и... запретила мне туда идти. По ее словам, там полно было взрослых особей. Но мне уже было безразлично. Я яро настоял на том, чтобы отправиться в гидрово логово прямо сейчас.

Я следовал тому пути, который указывал мне компас, врученный зеброй. Вечносвободный пел свою песню, жил своей жизнью и вообще он неравнодушно воспринимал мое присутствие. Этим он мне и нравился. Здесь гораздо веселее, чем в том же Понивиле. Путь от хижины до этого «логова» я преодолел быстро.

Подходя к огромной, словно выеденной большущим червяком, дыре в скале, я, наконец, опешил. Что же я делаю? Куда я так рвусь?

Пещера утопала в темноте. Я думаю, гидры будут не против, если я немного освещу их дом? С этими словами я двинулся внутрь пещеры. Свет, рассеивался вокруг моего рога и освещал блестящие от воды сталактиты. В пещере было мокро и холодно. Где-то сверху время от времени раздавался звон падавших капель, который складывался в некую музыку… своеобразную.

Я скатился вниз по скользкой горке и оказался на выступе, под которым мне открылся вид на огромное ядовито-зеленое озеро. Это болото кишмя кишело гидрами. Такое количество голов на квадратный метр я не видел никогда. Гидры давно обжили это место: по всему берегу хищники раскидали кости, где-то сохранились огромные целые скелеты (наверно, скелеты умерших гидр); дальше от берега я разглядел несколько гнезд.

Я нервно сглотнул. И мне в этот ад предстояло спуститься! Зачем я сюда вообще полез? Но было уже поздно возвращаться. Раз пришел – бери свое. Я вытер со лба выступивший пот и попытался глазами отыскать спуск. Ага, вот он! Стараясь идти так, чтобы не сильно цокать, я добрался до валунов. Спрыгивая с одного камня на другой, я оказался внизу и тотчас юркнул в пасть скелета, лежавшего недалеко.

Я сделал выдох. Я спустился и никого не потревожил, уже хорошо. Оставалось только найти гидру на берегу и безболезненно оторвать у нее чешуйку. Черт! Я ударил головой о какую-то длинную кость, проклиная себя. Зачем я сюда пришел? Как же я все усложнил.

Отыскав гидру, я вылез из своего укрытия, и перебежками от одной широкой кости, торчащей среди камней, к другой я добрался до хищника. В один момент я остановился: среди мелких косточек, как в песке, лежал медный, пожеванный ржавчиной, медальон. Почему я так заострил на нем внимание? Мне следовало бы оставить его лежать здесь, но я взял его с собой и повесил на шею.

Гидра, свернувшись калачиком, лежала прямо возле меня. Вернее, я стоял прямо возле нее. Я слышал, как она тяжело дышит, а ее бок вздымается и опускается. Вот она – чешуйчатая накидка. Я обернул магией один гекс и принялся тянуть его вбок, медленно и нежно, параллельно следя за реакцией хищника. Сердце стучало в висках, внутри было пусто от напряжения и волнения. Никаких мыслей не возникало в голове, я был предельно собран.

Все прошло прекрасно, и я поспешил отойти от гидры подальше, и вообще отсюда. Шурша костями под ногами, я проделал обратный путь. Когда я оказался снаружи, у меня возникла мысль, что было бы неплохо подорвать динамитом вход в пещеру. Но, во-первых, динамита у меня не было, а во-вторых, Вечносвободный лес мне этого бы не простил.

Зекора обозвала меня идиотом, когда я вернулся в ее хижину, и больше за вечер ничего не сказала. Что ж, я мог быть идиотом.

Устроившись под деревом, я снял медальон с шеи и осмотрел его. На одной стороне просматривался потускневший рисунок грозди винограда. Я попытался открыть медальон и у меня это получилось. Внутри я увидел маленькую круглую фотографию. Справа на меня смотрел старый жеребец с бородой и усами, трубкой в зубах, и цилиндром на голове. Он улыбался, но с этой трубкой, его улыбка больше походила на оскал. Слева стояла маленькая пустобокая кобылка, приобнятая старым пони. «Внучка» – подумал я. Фотография потускнела и пожелтела. Сколько лет этой фотографии? Пятьдесят лет? Сотня? Кто на меня вообще смотрит с этого снимка? В голове мелькнула мысль показать фото Зекоре. Смешно, кому как не зебре знать, кто эти пони. Я закрыл медальон и повесил обратно на шею.

Сегодня я ночую здесь. Как там Ветли Сойл? Не знаю. Вдруг он уже ищет меня? Даже если ему не безразлично, пусть. А я просто собирался вздремнуть.

Здесь.

Под покровом ночи.