Принцесса Луна должна отсосать х*й

Принцесса Луна должна отсосать х*й. Так или иначе.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Вспомнить

Главный герой пытается вспомнить как начал смотреть FIM...<br/> Или речь совсем о другом?

Принцесса Селестия Человеки

True face of justice

Горячая и засушливая страна Вармсендс граничит с западом Эквестрии. Из песчаной соседки в сторону Кантерлота движется Армия Освобождения, которая, по их мнению, собирается свергнуть тысячелетний гнет правления четырех принцесс. Эта армия, состоящая только лишь из земнопони и, вовсе не имеющая магии, собирается выступить против могущественных Аликорнов! Храбрость или безумие? Глупость или расчет?

Другие пони ОС - пони

Бес порядка

Одна старая история на новый лад.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Флаффи по имени Гоуст и чудо в канун Рождества

С выходом мультфильма My little pony Хасбио, особое отделение компании Хасбро, вместо пластмассовых фигурок пони выпустили живые био-игрушки, флаффи-пони. Маленькие пушистые лошадки должны были стать людям полуразумными питомцами, но не все люди отличались любовью к ним, так что иным флаффи не везло с хозяевами и некоторые издевались над ними, причиняя травмы разной степени тяжести. Безнадёжно покалеченные флаффи попадали в приюты и в одном из них флаффи готовятся встретить Рождество.

ОС - пони Человеки

Родные земли

Для любого живого существа существует моральный выбор. И как порой завидуешь холодному компьютерному интеллекту.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Последствия случайности

Твайлайт не любит холодную воду.

Твайлайт Спаркл Человеки

Долгий путь домой

У него было всё необходимое для нормальной жизни. А сейчас, волею случая, за окном новый мир. Он красив и не так уж плох на первый взгляд, но домой всё-таки хочется. Вот и придётся, почесав затылок, искать способ вернуться обратно. Стоп. Всё не так просто: во-первых, память зияет провалами; во-вторых, есть риск стать чьим-то обедом; и в-третьих, а это самое главное, надо «вырваться из копыт» одной зеленоглазой волшебницы, которая отпускать просто так парня не собирается. Как говорится, «повезло» человеку — он теперь фамильяр с заключенным контрактом. Поэтому швабру в руки, учебник эквестрийского в зубы и надеяться на лучшее.

Другие пони ОС - пони Человеки

Скуталинг

Каждый в Понивилле знает Скуталу. Она — самая обычная беззаботная маленькая пегаска, которая ищет свою метку, рассекает по городу на самокате и во всём подражает Рэйнбоу Дэш. Казалось бы, ей совершенно нечего скрывать. Но Скуталу кое-что беспокоит: вдруг её друзья обнаружат, что она вовсе не тот жеребёнок, которого они знают и любят? Или что она вовсе не жеребёнок? Но когда её секрет раскроется, их реакция может оказаться неожиданной для неё.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл

Две лучшие сестрёнки гамают в Bendy and the Ink Machine

Даже принцессам порой нужен отдых, а что может быть лучшим средством провести время в комфорте, но при этом с острыми ощущениями, как не видеоигры? А вдвоём играть ещё веселее!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: Noben

Чувства – личное дело каждого

Глава 8. Бывает ли утро добрым?

POV: Рокседа Юсэрт, оборотень

TOV: день после  встречи, около шести утра, сразу после рассвета

В глаза ударил солнечный лучик, и я открыла глазки. Где это я? Память услужливо подсказала события прошлого дня: завершение сбора энергии с донора, спешная эвакуация, встреча с кентавром, уход от погони, дом кентавра, артефакт, снявший с меня маскировку, сгоревший кристалл, спешные сборы на «пикник» на обочине. Успешное прохождение контрольного пункта, необычно приятная трансформация, небольшие ласки от моего нового донора… нет, тьфу, неправильно, любимого до… нет, просто любимого. Теперь я уже поняла, что нарушила одну из важнейших заповедей сборщика: влюбилась в своего до… нет, в моего кентавра. Ведь он меня тоже любит! Я сглотнула подступивший к горлу комок. Он ведь хотел просто использовать меня, чтобы избавиться от любви к какой-то там пегаске! Ну ладно, не «какой-то», а вполне конкретной, да и довольно известной к тому же, но всё-таки. Я попытаюсь заполнить пустоту в его сердце. Может быть, он меня не прогонит? Как бы мне этого сейчас хотелось!

Удивительно, но сумка сборщика оказалась на моём боку. Я же точно помнила, что отдала её моему Тэксу! Он вернул её! Он знал, как она важна для моей расы! Получив сумку, новый сборщик больше никогда не расставался с ней. Это была как метка для обычных пони. Пусть и одинаковая для всех сборщиков, но это была метка, показывающая, какой работой мы занимаемся. Мой любимый такой чуткий!

Кентавр лежал рядом, на той же простыне, что и я. От холода, поднимавшегося от земли, она почти никак не спасала, но всё равно он позаботился обо мне! Нет! Неправильно! О нас! Сняв артефакт, я просканировала его. Вывих коленного сустава уже почти восстановился, усталость тоже как копытом сняло. Правда, некоторая гипотермия бока, на котором он лежал, но это дело поправимое, такие мелочи даже такой неумелый лекарь, как я, легко заштопает. Да, его плащ, конечно, стоило бы выбросить прямо сейчас. Но ладно, может, он ему ценен. Пусть сам решает, как с ним поступить.

– Дорогой, ты как? – я подарила любимому страстный поцелуй. Но пока только в щёчку.

– А? Уже утро? Надо на работу собираться. Или что случилось? – кентавр удивлённо захлопал глазами. – Ах да! Мы же победили! – кентавр поднял руку, сложив пальцы «галкой».

– Не надо, – я поморщилась.

– Что не надо? – кентавр убрал знак.

– Показывать эту гадость.

– Почему? Это древний символ победы. Кажется, в древние дикие времена, когда наши предки верили в сверхъестественные силы, такой был символ покровителя одной из таких сил.

– Вероятно. Но помнишь ли ты символ солнцеворота? – кентавр медленно кивнул, и я почувствовала в спектре его эмоций некоторую панику. – И вновь, в древние времена какие-то дикие племена сделали его своим символом и творили ужасные вещи под его знаком. И сейчас любое изображение этого символа связывается уже не с древним священным солнцеворотом, а именно с теми дикими варварами.

– Понятно, извини, – кентавр убрал руку под плащ, и я поняла, что этой темы мы касаться больше не будем. – Ну, так вот. Помнишь? Тебя вытошнило какой-то штукой… ой, смотри!

Я действительно не обратила внимания на поляну. А тут выросло такое… По форме оно напоминало огромный сегмент окружности, примерно градусов двадцать в ширину и метров… тридцать-сорок в дальность.

Короче, площадка немаленькая.

Она заросла голубыми цветочками.

Над ними роились псевдобабочки.

В том, что это не настоящие насекомые, я была уверена, ведь моё чувство говорило, что живых существ поблизости в этом направлении нет.

А значит… неприятное соседство.

Поблизости было поле печально известной среди всепони, включая оборотней, ядошутки.

POV: Юсэрт Тэксдей, кентавр

TOV: день после встречи, раннее утро

Лёгкий поцелуй привёл меня в чувство. Первое, что я увидел – это спадающие на моё лицо радужные прядки… ах, какое блаженство тонуть в этой радуге: бело-оранжевый, ярко-оранжевый, бело-зелёный, небесно-синий… Подарив ответный поцелуй, я начал вставать и тут мой взгляд наткнулся на такое, что я рефлекторно отодвинулся. Мерзость какая! Буквально в трёх метрах от нашего импровизированного ложа виднелись невинно-голубые цветочки. Но я то знал, что эта штука – пострашнее некоторых экземпляров SCP. Она меняет магию, время и пространство вокруг себя, и защиты от неё попросту нет. К счастью, во всех документированных случаях, жертвы возвращались к исходному состоянию спустя сутки, максимум – двое после воздействия. Конечно, некоторые получали травмы, но не по вине самого растения… хотя правильнее сказать, гриба, а по собственной неосторожности.

Встав на копыта, я осмотрелся. Поляна напоминала танцплощадку, на которой всю ночь веселилось стадо перебравших сидра бизонов. То тут, то там валялись кучи пепла, коряги, пара корзин, снаряжение. В первую голову, нам предстояло прибрать поляну от остатков древоволков. Нет, те, кто мог регенерировать, уже сделали это и убрались подобру-поздорову, так что проблема была не в том, что респавнившиеся враги могли бы ударить нам в спину. Во вторую голову предстояло собрать все следы нашего пребывания здесь, на поляне. Унести предстояло всё, даже если с частью оборудования потом придётся распрощаться, но я не сомневался, что что-то должно было уцелеть. Выросшая непонятно почему посреди поляны грядка ядошутки прилично мешала, особенно с учётом того, что в самой гуще лежало несколько совершенно целых датчиков, но приближаться к ней ближе, чем на пару метров, я не хотел. Придётся вернуться. Надеясь на то, что такие вещи ни к чему местной мелкой живности. Ну и крупной, по идее, тоже. Ядошутка отпугнёт всех.

Пока я перетаскивал оставшиеся от волков коряги под сень леса, скрывая их там от любопытных глаз под видом обычного валежника, моя девочка взялась за поиск рассыпанных по поляне вещей. Заметив сложности, я быстро собрал на базе пары найденных визуально кристаллов поисковый артефакт ближнего радиуса действия, и теперь Рокси могла быстро и эффективно искать среди травы остатки принесённой роскоши и стаскивать их в одну кучку, где уже мне предстояло отсортировать: что в мусор, а что ещё сгодится.

– Дорогой, а твоя… штука странно себя ведёт!

Пришлось отвлечься и проверить. Действительно… странный сигнал. Прибор реагирует, хотя в траве определённо ничегошеньки нет. И вроде как недалеко – чувствительность прибора у меня получилась очень сильно так себе, метров пять в радиусе, может, семь. Поисковые способности у него тоже сильно так себе: просто начинает мерцать, если чувствует поблизости от себя материальный объект. В список исключений внесены почва, деревья, трава, да мы с Рокси. Всё остальное вызовет срабатывание…

– Извини, наверное, что-то под землёй. Я не смогу сейчас создать что-то более интеллектуальное, так что давай просто, когда вернёмся за остатками вещей, которые сейчас скрывает ядошутка, проверим ещё раз.

– Хорошо!

Спустя полчаса работы и окончательно превращённый в лохмотья плащ, я осмотрел собранную моей девочкой добычу. Удостоверение сотрудника Института по-прежнему находилось в кармане плаща, но из-за высоких температур активированных рядом пирокинетических заклинаний оно приварилось к подкладке, дома придётся отпарывать. Одна из корзин сильно пострадала и ремонту фактически не подлежала, но её можно было разобрать и использовать в качестве донора для ремонта трёх оставшихся. Из двадцати шести (насколько я помнил) кристаллов найти было всего два, да и то несущественно, а десяток полностью исправны. Ещё как минимум шесть лежало в зарослях ядошутки в неизвестном состоянии, а четыре я использовал как гранаты, так, что от них совершенно ничего не осталось. Так что утеряно было всего четыре датчика, но и это меня сильно печалило. Не то чтобы они представляли невозвратимую ценность, сделаю ещё, у института передо мной «долг» в пару десятков кристаллов, просто он об этом ещё не знает, но вот сам факт их утери печалил. Лучше бы я был уверен, что они необратимо уничтожены, расколоты вдребезги, стёрты в порошок, дематериализованы мегаспеллом. Это как снайпер после выстрела забирает гильзу в карман. Не потому, что она ценная, а потому, что не надо оставлять следов. Никогда. Если у вас нет паранойи, это не значит, что за вами не следят.

Вспомогательное оборудование, вроде креплений и соединительных проводов, было вообще найдено в полном объёме, хотя часть и пришлось вытаскивать прямо из ядошутки, но вроде как без негативных последствий. Хотя эта дрянь может проявиться и спустя несколько часов… Даже сильно пострадавший кабель, которым я держал одного из монстров во время боя нашёлся в трёх десятках метров от поляны, вероятно, волк зацепился за камень и оторвал себе лапу. Отличный кабель, прочный, заберу, но в качестве проводника магии ему работать уже не суждено.

Провиант, включая бутылку разбавленного сидра, я употребил по прямому назначению. Упаковка кое-каких продуктов порвалась, но на вкус содержимое было нормальным. Рокси отказалась от еды. Вместо этого, закончив сбор разбросанных вещей, она стала методично… гм… даже не знаю, как это объяснить по-понячьи… в общем, пылесосить поляну. С её слов, после нашего ночного боя здесь осталась просто прорва энергии, она всё равно должна рассеяться, а потому, как рачительная хозяйка, моя девочка собиралась всю её всосать.

За делом, я и не заметил, как Рокси произвела несколько крупных камушков на свет. Заметив, что она убирает очередной камень в заметно потолстевшую сумку, я с ёкнувшим сердцем спросил:

– Копытце моё, а можно посмотреть, как ты их производишь?

– Никогда не видел? – игриво встряхнула гривой, заставив пробежаться по её контуру весёлую радугу, моя девочка. – Ну, смотри, не пожалей! Сейчас ещё немного наберу энергии – и покажу!

Я сглотнул комок в горле и стал ждать. Я должен увидеть, с какой стороны выходят те кристаллы, которые я несколько часов назад брал в рот!

POV: Рокседа Юсэрт, оборотень

TOV: день после  встречи, раннее утро

Искать и собирать разбросанные по все поляне датчики, с использованием созданного моим кентавром артефакта, было несложно. Достаточно просто идти по полю и смотреть на частоту мерцаний и направление распространения волн мерцания на поверхности кристалла – и идти в нужную сторону. Всё! Так что пока мой Тэкс расчищал поляну от оставшегося от древоволков хлама, я собрала всё, что находилось на поляне. Ну, кроме какой-то штуки почти в центре поляны… прибор на неё реагировал, а вот найти его мы не смогли, наверное, не наше, закопано. Последний, контрольный проход по спирали, чтобы убедиться, что кроме кучи вещей в центре и тех, что скрылись в ядошутке, на всей остальной поляне не осталось ничего, созданного копытами (или руками) пони.

Ну всё, я сбросила артефакт и прислушалась. Вокруг стоял тяжёлый смрад рассеянной в воздухе энергии. Она пропитывала землю и траву. ВСЁ! Её можно было использовать, но… Я отвернулась от кентавра и осторожно отрыгнула несколько кристаллов. Плохое качество! Хоть камни и большие, но они совершенно мутные и совершенно горькие на вкус. Нет, в современных условиях меня и за такую добычу носить на копытах в Рое будут, но всё-таки не на это я рассчитывала. Однако, будучи рачительной хозяйкой, я не планировала отказываться от этой энергии. Соберу, сколько смогу. Кинув камни в уже изрядно потолстевшую сумку, я поймала фокус и обернулась на кентавра. Он изумлённо смотрел на меня.

– Копытце моё, а как ты их производишь?

– Никогда не видел? – я ловко встряхнулась, уловив искорки наслаждения открывающимся зрелищем в эмоспектре кентавра. – Думаешь, это что-то необычное? Не разочаруйся! Сейчас ещё немного наберу энергии – и покажу.

Времени на сборы потребовалось всего ничего. Мой любимый с удовольствием наблюдал, как я срыгиваю один за другим тусклые камни. После первого камня, он почему-то даже вздохнул с облегчением. Видимо, его что-то тревожило, но я так и не поняла, что именно могло его тревожить в этом простом процессе – кристаллизации.

Кентавр тоже отметил, что прошлые были красивее – ну так те были собраны с энергии любви, а здесь – энергия разрушения и смерти. На безрыбье, конечно, и это сойдёт, но долго на такой «диете» не протянуть. Впрочем, на кентавра я о-о-о-очень сильно рассчитывала.

Увы, но всему приходит конец. В данном случае, моей сумке. Да, в неё лезет много кристаллов, но ВДРУГ случилось то, с чем ни один сборщик НИКОГДА раньше не сталкивался. Место в сумке закончилось. Слишком много тут было разлито энергии. А жадность душила меня в тридцать два мерзких зелёных тентакля и требовала найти решение. Наконец, я решилась и решительно надела на голову фокусирующую линзу.

– Скажи, что ты собираешься сделать? – поинтересовался кентавр.

– Поищу других сборщиков. Они должны быть неподалёку. Да, без артефакта, связаться с ними – дело гиблое. Но сейчас…

Кентавр кивнул и продолжил разбирать вещи. Куча уже уменьшилась на две трети, а корзинки уже оказались почти полностью заполнены. Я вздохнула, отвернулась и продолжала вести сканирование окружающей местности узким лучом на чудовищную дистанцию. Сейчас я даже не представляла, на какое расстояние хватало моего луча. Но на очень боль… а, вот и цель.

Обменявшись с найденным сборщиком некоторой информацией, я запросила с него помощь в сборе и он без проблем согласился. Он был крайне удивлён методу, которым я призвала его, но не стал задавать лишних вопросов. Конечно, ему моё знакомство с кентавром не слишком понравится, но это – его личные трудности!

POV: Юсэрт Тэксдей, кентавр

TOV: день после встречи, раннее утро

Собрав большую часть предметов, я уже рассматривал потери не как «катастрофические» и даже не как «существенные», или «большие», а как «приемлемые». С перевесом в сторону «небольшие». Испорчено, конечно, много, но почти всё можно отремонтировать, чем мне и придётся заниматься. Увидев, как Рокси отрыгивает кристаллы изо рта, я как-то даже совсем успокоился. Не знаю, что бы я сделал, если бы увидел, как она производит кристаллы с другого конца. Но ладно, это дело прошлое.

Мой подарок, медальон-глушилка нашлась, и она до сих пор была исправна! Удивительно, как же временные вещи становятся постоянными! Ведь я планировал, что этот медальон потребуется всего на два-три дня, а тут он пережил столько событий, что и в неделю могли бы при нормальном темпе течения событий не уложились бы. Впрочем, у меня возникла новая идея, как усовершенствовать медальон. Точнее, защиту Рокси.

Знаки.

Достаточно перенести на её шкурку все знаки, которые есть на медальоне – то она окажется гарантированно защищена от любого сканирования. Возможно, придётся кое-что подправить. Но это – дело наживное… ась? Кто меня зовёт?

– Дорогой, сейчас к нам прибудет мой знакомый. Он пособирает энергию, которую я не смогла собрать. Не возражаешь?

С одной стороны, я не возражал. С другой стороны, а можно было раньше спросить? Конечно, я бы дал разрешение, но зачем оповещать о том, что уже сделано, причём так, как будто ты спрашиваешь разрешения? Что она стала бы делать, скажи я: «Возражаю!» Просто скажи: «Я позвала друга, помочь собирать энергию» – и всё!

Пока летел «знакомый», я успел детально проработать концепцию новой защиты хотя бы на свитке. Сейчас, не будучи в спешке, я рисовал собственной слюной с растворённым в ней кристаллатом на листке растения рейсфедером под сенью леса, так удачно оказавшимся в моей корзинке. Оказалось очень удобно, но медленно. И рисовать приходилось в зарослях, чтобы было достаточно темно и я видел, что рисую. Зато я был уверен в качестве продукта. Прости, неведомое растение, но мне нужна твоя одежда и мото… прости, в общем, все твои листья. О хищниках я не беспокоился – моя девочка освоила работу линзы и теперь могла уработать любого противника с недосягаемой ни для кого, кроме аликорнов, дальности.

– Дорогая, ты готова?

– Всегда готова!

– Тогда начнём!

– Ой, а можно оставить мне старый медальончик? Он красивый!

– Ну разумеется, копытце моё.

Процесс переноса знаков с листов на шкурку прошёл гладко. Ошибиться было сложно, я перерисовывал готовые знаки, разве что произвёл перестановку под новую архитектуру. Теперь защитное поле гарантированно скрывало мою девочку от любых сканирующих артефактов, в том числе и стационарного сканера. А замыкал поле мой старый, «малый» медальон, как прозвала глушилку Рокси. Хорошее название, пусть останется. И идея оставить старый медальон как активатор мне тоже понравилась. Правда, Рокси не думала, что своей просьбой усложнила мне задачу, в последний момент закинув в ТЗ новое условие, но я умудрился не попасть в историю одного бита

– Ну вот, готовенько, – я удовлетворённо осмотрел Рокси. – Отлично выглядишь!

– Спасибо, – отвесила мне лёгкий поклон Рокси и обняла меня копытом. Я почувствовал, как к нам, тяжело дыша, кто-то приближается, но не подал виду. Моя девочка лучше меня знает, кто находится в лесу и опасен ли он.

– Здравствуйте! А вы… не видели тут поблизости ещё пони?

Рокси фыркнула в копытце. Я нахмурился. Её поведение мне было непонятно. Что она нашла смешного в случайном пони?

– Нет, а вы ищете кого-то конкретного?

– Да, тут такое дело… мне одна пони встречу назначила…

– И как она выглядит? – мрачно поинтересовался я. Не хватало нам ещё ненужных свидетелей.

– Я не знаю, у нас тут можно сказать свидание… – заюлил гость. Какой-то он подозрительный. Я сделал морду кирпичом и подошёл к нему поближе.

– А хоть как её зовут то? – весело поинтересовалась Рокси. Её буквально пёрло от смеха и вдруг я стал подозревать. Этот пони ищет кого-то, кто назначил ему встречу…

– Рокседа… Юсэрт, – тихонько отозвался оборотень. Да-да, я уже не сомневался, кто мой новый гость. Это тот самый пони, которого она призвала себе в подмогу. Чтобы собрать ненужную энергию.

Рокси расхохоталась.

– Здравствуй! Я и есть Рокседа. Можно просто Рокси… Тэкс, не возражаешь?

– Неа, нисколечки, – я тоже заржал, аки конь и обнял мою девочку, дохнув на неё потоком энергии. Та удивлённо посмотрела на меня, но подарок приняла. Второй оборотень смотрел на нас, словно увидел по меньшей мере Дискорда с Селестией в обнимку.

– Но… вы… как…

– Долгая история, знаешь ли, – оборвала распинания гостя моя девочка. – Представься сперва, что ты такой невежливый?

– Я Систик Шэйн, ваша подруга сказала…

– Да, не волнуйся. Я не слишком хорошо чувствую потоки энергии, так что не знаю, что тут творится. Рокси введёт тебя в курс дела, – отозвался я и отошёл в раздумьях. Оборотни же легко чувствуют друг друга на расстоянии. Да, Рокси применила линзу, что увеличило дальность её сканирования на много километров, Систик бежал наверное с полчаса, запыхался, я же слышал его тяжёлое дыхание, оборотни они хоть и… другие, но запыхиваются точно также и кислород им нужен как и обычным пони. Но он не признал в Рокси оборотня! Я специально подкормил мою девочку – перед простым пони было нестрашно, он бы не понял, что творится. А вот оборотень – другое дело. И действительно, он понял. Но слишком поздно.

Я посмотрел на то, как Рокси брезгливо отдаёт крупные, но мутно-зеленоватые и мутно-серые кристаллы своему «другу». Его сумка до сих пор была совершенно пустой, но теперь стала быстро надуваться. Да, я был прав, это однозначно оборотень. Оставив фронт работ своему «другу», Рокси подошла ко мне. Летать она пока ещё не собиралась, что существенно отличало её от оригинала. И это единственное, что пока мне в ней не нравилось. Ну да ладно. Если я буду патчить мою девочку до полного устранения всех несоответствий внешности моим представлениям, то до продакшена она вообще никогда не дойдёт.

– Ты знаешь, а древние мудрецы были правы, – я улыбнулся моей девочке, отправляя поток «воздуха» на неё. Рокси была какой-то серой, словно долго работала на стройке и запылилась строительным мусором. Моя девочка послушно приняла мой подарок и немного порозовела. Действительно, сбор низкокачественной энергии утомил её. Правильно сделала, что оставила это неблагодарное занятие кому-то другому. Пусть другие страдают, а не моя любимая.

– И в чём же? – кокетливо наклонилась моя девочка.

– Ты никогда не узнаешь пони, пока не подерёшся с ней!

– Да? И кто это говорил?

– Не помню. Но в одном он был не прав.

– И в чём же?

– Драться можно не друг против друга. Драться можно на одной стороне.

– Что?

– Да вот то, моя Кэтрин Брустер с автоматом! Вынесли всех злыдней, теперь можем и домой. Только вот поясни…

– Что именно?

– Вы же распознаёте своих родичей с дальности в сотни метров? Как так получилось, что он не понял, что именно ты – оборотень?

– Всё просто. Я уже поговорила с ним на эту тему. Всё дело в том, что ложки не существует. Всё дело в тебе?

– Во мне? При чём тут ложка?

– Да при том, что твоя маскировка работает даже слишком хорошо! Он просто не смог опознать меня, пока я не стала кушать. Уверена, что такая работа выдержит даже скан стационарного сканера.

Да она просто мысли мои читает!

– И что ты собираешься сделать?

– Пошли в город! Тебе надо в порядок себя привести. А мне… а я уже придумала. Я устроюсь на работу в твой институт!

– ЧТО? Ты хоть понимаешь, что собираешься сделать?

– Конечно! Во-первых, тогда мы сможем жить легально в твоём доме. Ведь он только для сотрудников, верно? Во-вторых, я смогу повидаться со своими. И в третьих, я получу упрощенный выход из города и в город! Ну и наконец, в четвёртых, ты же хотел провести со мной какие-то эксперименты, а кристаллы оказались сломаны? Вот и сделаем это в институте! Наедине!

Я снова посмотрел на Рокси как профессиональная подозревака. Не переборщил ли я? Может, я что-то напортачил в Знаках и у неё поехала крыша? Ладно, потом разберёмся. В любом случае, нам надо в город. А мне – на работу. Оставлю пока её дома, а вечер утра точно будет голоднее… ой, тьфу, мудренее. Пожрать надо бы нормально.

Оставив несчастного сборщика фармить энергию, мы с Рокси лёгкой трусцой поскакали ко входу в город. В отличнейшем настроении, Рокси напевала какую-то дебильную песенку:

– Кто лучший пастух древоволковых стай? Тэкс и Рокси Юсарррр!

Чтобы её угомонить, мы обговорили легенду. Мы ушли на пикник, но по дороге встретили небольшую стайку древоволков, я со страху взлетел на дерево, а Рокси их отвлекла, но по дороге повредила крыло. И вот так мы, два дебила, порванные до состояния Семилеточки «не одета, ни раздела», просидели до утра на деревьях, пока солнечные лучи не прогнали волков по домам. Или норам. Или берлогам. Где там они днюют? Так что мы, ободранные, злые, голодные, возвращаемся домой в прескверном настроении. Вроде, план надёжный? Как Селестиеславские часы?

Показался городской пост.

Сейчас прямо и проверим.