Кризалис - всё ещё продавец в "Перьях и диванах"

Ластер Доун с ужасом узнаёт в продавце из "Перьев и диванов" королеву Кризалис. Предыдущая история: Кризалис - продавец в "Перьях и диванах"

Другие пони Кризалис

О птицах и характерах. Бонусная глава. к "Неправильному"

О том, как тяжело бедным и несчастным перелётным птицам делить небо со всякими... непонятными существами.

Спитфайр ОС - пони Вандерболты

Коварное кредо Каннинга

Единорог-маньяк выслеживает и убивает людей. Понификация "Дремлющего демона Декстера".

Твайлайт Спаркл Лира ОС - пони Человеки Сестра Рэдхарт

СБЛЧН

Немало необъяснимого связано с Кейденс и Шайнинг Армором: их неожиданное появление до «Королевской свадьбы»; пригодность для правления Кристальной империей, оказавшаяся очень кстати; на удивление короткая беременность; даже быстрая смена гнева на милость после просьбы Спайка простить Торакса. Твайлайт Спаркл прекрасно известно, насколько глубоко простирается заговор — как-никак, она была там, в самом его начале.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Порфирьевич или порфириновая болезнь образа

Для ещё тёплых читателей.

Другие пони ОС - пони Человеки Сансет Шиммер

Дорога мне

Твайлайт давит в себе эгоистичное желание оставить Темпест рядом. Понимает, что та слишком любит свободу. Темпест понимает, что, возможно, есть нечто важнее свободы.

Твайлайт Спаркл Темпест Шэдоу

Пленник Зебры

Флеш Сентри - герой, сердцеед... и трус, по собственному признанию. Он впервые сам рассказывает, как обрел незаслуженную репутацию героя - и несомые этой репутацией проблемы. Первая часть Записок Сентри.

Другие пони Кэррот Топ Фэнси Пэнтс Флёр де Лис Чейнджлинги Флеш Сентри

Все дело в шляпах

Эпплджек скорбит по утрате одного из 67.986 напоминаний о своем усопшем отце.

Рэрити Эплджек Другие пони

На продажу

На продажу: фургончик (1 штука). В хорошем состоянии, один владелец, ухоженный. Для заинтересованных просьба обращаться: Трикси Луламун, Великая и Могущественная Замок Дружбы Понивилль

Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер

Пони: физиология, демография, культура

Статистическая модель Эквестрии: от уровня единственной пони до всей цивилизации. Фундаментальное исследование и учебное пособие, что призвано помочь читателю строить свои собственные воображаемые миры; если у него хватит сил прорваться через тысячи чисел и сотни страниц.

Твайлайт Спаркл Рэрити Эплблум Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая Биг Макинтош Другие пони

S03E05

Непоколебимая решимость

10. Обучение суки пользованию туалетом

У Шедо была зебра. Или зед-бра? Хром назвал его "зед-бра", и это оставило ее в некотором замешательстве. Она не очень хорошо справлялась с ролью его хранителя, потому что он и так был грустным и растерянным. К тому же Лайми отказывался говорить, что раздражало Шедо и заставляло ее чувствовать себя немного раздраженной.

Лайми отправится прямиком в заднюю часть какой-нибудь гадости. Это его научит.

Когда она стояла на двух ногах, Конифер был чуть ли не вдвое ниже ее. На четырех они были примерно равны, но Шедо все равно была выше — у нее были длиннее и туловище, и ноги. Однако на четвереньках Конифер был быстрее, что создавало проблему. Шедо не могла допустить, чтобы он забежал слишком далеко вперед, где он может оказаться уязвимым. Маленький жеребенок оказался сильнее, чем выглядел, и мог нести седельные сумки, одеяла и все остальное, что на него взвалили.

А вещей в седельных сумках было много.

Спуск в долину был достаточно легким, и вот уже показалась усадьба пони. Она уже видела вдалеке крошечных пони, наблюдавших за ней, и не делала никаких попыток спрятаться. Она хотела, чтобы ее видели, хотела, чтобы они знали, что здесь безопасно. Конифер был уже слишком далеко впереди, поэтому Шедо перешла в двуногую позу, что было быстрее. Она двигалась, размахивая лапами для равновесия, а за спиной у нее вилял хвост, как у свободной, довольной собаки.


Болеро Данвер был очень удивлен, увидев Шедо и Конифера. Еще больше он удивился, узнав, что находится в пещере, и был опечален известием о гибели. Патриарх клана земных пони, похоже, был рад, что дракона больше нет, а Шедо, мудрая маленькая собачка, умолчала о том, что Конифер ей принадлежит.

Но вот что озадачило Шедо, так это то, что они, похоже, были не очень рады ее возвращению. Она не знала почему, но подозревала, что это как-то связано с тем, что она принесла плохие новости. А может быть, дело было в чем-то другом, о чем она и сама не подозревала. Как бы то ни было, Шедо не получила ожидаемого ею триумфального возвращения героя.

Хуже того, казалось, что клан земных пони хотел, чтобы она и Конифер ушли. Не было ни приглашения остаться, ни предложения позавтракать, ничего. Шедо, молча, приняла решение уходить. На зебру смотрели недоверчиво, и она не чувствовала себя желанной гостьей. Да, пора было идти и перекусить в другом месте.

Попрощаться было просто.


Конифер съел несколько яблок, которые лежали в его седельных сумках, и Шедо поняла, что если она хочет поесть, то ей придется заняться охотой или рыбалкой. Дело в том, что Конифер не был идеальным партнером для охоты, поскольку зебра любила мурлыкать, свистеть или петь во время прогулки. Когда они шли в общем направлении на запад — по крайней мере, Шедо думала, что они идут на запад, потому что утреннее солнце было позади, — она присматривалась к гнилым бревнам, которые могли быть полны сочных, вкусных личинок.

— С ними нельзя жить, без них нельзя жить…

Шедо навострила уши и подумала, что у Конифера приятный голос.

— …в них есть что-то неотразимое! Мы терпим, потому что ночи длинные… Я надеюсь, что найдется что-нибудь получше!

Песня была очень глупой, и Шедо слушала ее лишь наполовину, сосредоточившись на окружающем их мире. Не было ни дороги, ни тропинки, только деревья, кустарники и лес. Возможно, они шли в гору, но уклон был настолько слабым, что Шедо не могла быть уверена. В воздухе витало множество запахов, но запах осени пересиливал их все. Надвигалась зима, и Шедо не знала, как ее пережить, но это была проблема на другой день.

И Конифер, и его пение внезапно прекратились. Шедо тоже остановилась и посмотрела вперед, пытаясь понять, что она видит на поляне впереди. Это было загадочно, и она понятия не имела, что это может быть. Оно сверкало белизной и было похоже на кресло или трон. Жеребенок зебры засмеялся, но это нисколько не ослабило растущее напряжение Шедо.

— Это очень общественный туалет! — громко объявил Конифер.

Что? Шедо наклонила голову, не имея понятия, что такое "туалет". — Что?

— Это унитаз. Часть сиденья — это чаша, наполненная водой, и ты садишься на нее, чтобы покакать в нее.

— Почему ты какаешь в воду? — спросила Шедо.

— Ну… почему… я не знаю, — ответил Конифер. — Санитария, наверное? Чтобы все было чисто. Когда закончишь, смываешь свои дела.

— Каканье в воду сохраняет чистоту? — Шедо была в полном замешательстве, и если это была цивилизация, то она не хотела в быть частью этого. — Как можно пить воду, если в ней какашки?

— Ну, ты же не пьешь из унитаза, он предназначен для того, чтобы какать и писать. — Конифер повернул голову и посмотрел на Шедо, стоявшую позади него.

— Это глупо! — Шедо с отвращением вскинула обе лапы, а затем уставилась на унитаз. — Вода хранится в чистом месте, а ты не пьешь, а гадишь в нее? Это просто глупо! Шедо не слишком умна, но она знает, что нельзя гадить в питьевую воду! Глупо! Глупо! Глупо!

— Ну, я… э-э, полагаю, что здесь действует другая точка зрения. — Лицо Конифера исказилось в замешательстве, и он снова повернул голову, на этот раз в сторону общественного туалета, расположенного впереди посреди поляны. — Как бы то ни было, нам следует воспользоваться предоставляемыми санитарными удобствами.

— Ты собираешься в него какать? — спросила Шедо.

Конифер с виноватым видом кивнул:

— Да. Именно так и поступают с туалетами. Не так уж часто мне выпадает шанс побаловать себя надлежащей санитарной процедурой.

— Почему бы нам не попить из него?

— Фу! Какая гадость! Нельзя пить из унитазов!

— Нельзя какать в чистую воду.

Жеребенок зебры издал возмущенный вздох, а затем стал подкрадываться ближе, озадаченный появлением туалета посреди нигде. Конечно, это была Эквестрия, полная странностей, в том числе и двух разумных существ, обсуждающих достоинства каканья и питья в общественном туалете.

Шедо, такая же растерянная, как и ее зебра, шла следом на двух ногах, шаркающей походкой, высоко подняв голову и настороженно глядя на этот самый общественный туалет. Он был чистым, безупречным и такого белого оттенка Шедо еще никогда не видела. На цыпочках она продвигалась вперед, и, сама того не подозревая, ее когти мягко упирались в землю, сохраняя естественную незаметность и готовность к удару.

— Поневоле задумываешься, кто сделал такой общественный туалет здесь, в диких местах, — болтал Конифер, идя впереди Шедо, своего большого и грубого защитника. — Хотя это очень удобно, потому что мне нужно сходить в туалет.

Теперь, стоя возле самого общественного туалета, жеребенок-зебра остановился, улыбнулся и кивнул Шедо:

— Слушай, я покажу тебе, как это делается, и тогда, когда мы окажемся в цивилизованном месте, ты будешь знать, что делать. — Ухмыляясь, Конифер поднял крышку, его ухмылка исчезла, когда он издал крик и начал отступать от унитаза. — Кто-то не спустил воду! Как грубо! Это что, арахис? Я уверен, что это арахис!

Действительно, в сверкающей белизной раковине лежала огромная куча фекалий с буро-зелеными пятнами по бокам. Уши Шедо пытались сделать какую-то гимнастику для ушей, а щеки дрожали от отвращения. Как можно было так поступить с чистой, свежей водой? Что за цивилизация была у пони, где они строили приспособления для наказания, для пыток воды замысловатыми сиденьями, предназначенными для унижения дерьмом? Что вообще вода сделала пони? Что это за иррациональная ненависть?

Одно можно было сказать точно: Шедо больше не хотела пить.

— Пора смыть эту гадость, — сказал Конифер, потянувшись к блестящему металлическому рычагу, установленному на задней стенке унитаза. — Смотри, Шедо, когда я потяну за этот рычаг, какашки утекут, и чаша наполнится свежей чистой водой.

— Фу! — Шедо ударила лапой по лицу и отступила назад, испытывая в этот момент отвращение к жизни.

Жеребенок зебры поставил одно копыто на рычаг, нажал вниз, и все сразу пошло наперекосяк. Раздался грохот, земля задрожала, а затем подалась. Шустрая Шедо подхватила Конифера на лапы, отпрыгнула назад и бросилась бежать, когда из-под земли с яростным ревом выскочил гигант.

— Это тролль! — закричал Конифер. — Тролль из общественного туалета! Неудивительно, что его не смыло!

Поляна наполнилась гогочущим, маниакальным, воющим смехом, и Лайми дал о себе знать. Жеребенок зебры, которого держала в лапах Шедо, скулил от страха. Позади них из своего укрытия в земле поднялся гигантский тролль ростом около двадцати футов. Из его головы под углом с правой стороны торчал тот самый пресловутый унитаз.

Бледно-пурпурные глаза Конифера расширились от ужаса.

Шедо, задыхаясь, пыталась уберечь зебру от ужасов санитарии, которая, по ее мнению, была модным словом для издевательств над водой. Держа жеребенка под мышкой, она помчалась к линии деревьев, не обращая внимания на слабое онемение в левой части тела. Позади нее тролль из общественного туалета вырвал из земли саженец, чтобы использовать его в качестве дубины, и стал топать за своей добычей.

— Мне больше не хочется какать! — закричал Конифер, а Шедо понеслась к деревьям.

Шедо поняла, что не может сражаться, держа на лапах зебру. Чтобы уберечь его, ей придется пойти на риск. Зарычав, она опустила зебру на землю, а затем сильно шлепнула ее по заднице, чтобы заставить бежать. Поощрительный шлепок прозвучал как раскат грома, и Конифер с воплем "кииии", который больше подошел бы алмазной собаке, бросился бежать.

С рычанием Шедо притянула к себе Лайми, повернулась и встала лицом к троллю, продирающемуся сквозь деревья. Она была в четверть его роста и знала, что если не будет осторожна, то превратится в лужу щенячьей мякоти на лесной подстилке. Подняв меч, она предупреждающе зарычала.

— Зебру не трогать!

Тролль, не впечатлившись, поднял дубину одной рукой, а затем обрушил ее в быстром и жестоком ударе. Шедо бросился прочь, подняв меч наизготовку. Когда тролль начал поднимать дубину, она подбежала к нему сзади и с размаху ударила по ногам. Зеленая липкая жидкость, похожая на сок, сочилась наружу, и Шедо продолжала двигаться.

Стоять на месте было либо смертельно опасно, либо глупо.

Вместо того чтобы убежать, Конифер прибежал обратно, его оранжевый язык метался между губами, дразня тролля. Впрочем, жеребенок держался на расстоянии и служил отвлекающим фактором. Шедо, двигаясь позади скрюченного и громоздкого тролля, воспользовалась возможностью нанести удар. С яростным воем она вогнала Лайми в трепещущую пещеру тролля, засадив по самую рукоять ему в задницу.

— О звезды! Ужас! — голос Лайми был приглушен изнутри тролля, и он издал крик отвращения, когда тролль застонал от боли. — Юная леди! Это было неуместно!

Тролль, пронзенный клинком, встал, и Шедо выдернула свой клинок из глубин, покрытых мхом и корой. Вытащить его было трудно: сокоподобная кровь тролля была липкой, как клей, и Шедо пришлось выложить все, что у нее было, что было трудно сделать на голодный желудок.

Крутанувшись на месте, тролль отмахнулся от алмазного пса, покушавшегося на его задницу Лайми издал беззвучный крик отвращения, носовой вой, который эхом разнесся по кронам деревьев. Конифер все еще бегал и показывал троллю язык, чье злобное внимание было полностью сосредоточено на Шедо, которая только что набросилась на него по-собачьи.

Тролль сделал неуклюжий выпад и, возможно, попал бы в цель, если бы Шедо не парировала его клинком, и метр саженцев был срублен. Они упали на землю позади Шедо, а алмазный пес поднял свой клинок, держа его высоко и готовый к новой атаке. Тролль был страшным врагом, его трудно было убить, он был невероятно силен и слишком глуп, чтобы понимать страх.

Хорошо, что Шедо была слишком неопытна, чтобы понять, во что она ввязалась.

Бросившись вперед, она ударила тролля в колено, затем нырнула в сторону, пригнулась и перекатилась. В нескольких метрах от тролля Шедо поднялась на лапы, встала и снова присела в защитной стойке. Тролль быстро регенерировал, и впервые Шедо почувствовала, как холодные когти страха впиваются ей в позвоночник.

Оскалив зубы, Шедо приготовилась к встрече с самым настоящим туалетным троллем.

Примечание автора:

Неужели нет ничего хуже тролля в общественном туалете?