Fallout: Большие Изменения

Жизнь простого учителя из Стойла 38 резко меняется, когда выйдя на Пустошь он тут же попадает в плен к огромной рейдерше по имени Большая Сука. Сможет ли интеллигентный учитель изменить здоровенную грубую кобылу в лучшую сторону, или она изменит его?

ОС - пони

Теперь ты пегас или как стать пони

Пегас по прозвищу Бастер в раннем детстве угодил в компанию драконов-подростков, и те воспитали его как своего. Он настолько забыл свою истинную природу, что сам стал считать себя драконом. Но в один прекрасный день Бастер сталкивается с M6. Естественно, те не могут оставить его в покое и пытаются перевоспитать бедолагу. Что из этого выйдет?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Радуга

О пони, никогда не видевшей радугу

Другие пони

Тропы вероятностей

Пути Господни неисповедимы, как и повороты нитей судьбы, неожиданно связавших два абсолютно противоположных друг другу мира. Близившийся конец эры человечества подгонял двуногих к радикальным действиям по спасению хоть чего-то из огня близящегося апокалипсиса, и в это трудное время некоторым людям повезло попасть в иной мир, который мог бы стать для всего рода людского спасением... Воспользуются ли люди этим шансом, или нет, сильно зависит от одного, в каком-то смысле, особенного человека...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки

Сгоревшее прошлое

Порой одна книга может быть дороже, чем целая библиотека...

Твайлайт Спаркл

Герои Новой Эквестрии

Единороги-националисты, коммунисты и либералы. Все они ведут между собой постоянную вражду, ведь каждый считает свою идеологию единственно правильной. Но политические споры идут не только среди политиков, писателей и философов, но и среди обычных пони, причисливших себя к той или иной фракции. Эта история о том, как судьбы трех молодых пони, имеющих абсолютно противоположные друг другу политические взгляды, неожиданно сплелись.

Другие пони Стража Дворца

Что ж, будем честными!

Другая Вселенная, другие имена, другая жизнь... Но сущность осталась! Предупреждение: полная смена имен и пола!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

Кукольник

История борьбы двух кьютимарок? История жизни Клода, кукловода и кукольника, а по совместительству -- отца Снипса...

Снипс Другие пони

Я начал всё с начала

В этом мире полно счастья и радости, а войны ведутся с помощью пирогов и кексов, но ведь так было не всегда. Еще до правления Принцесс весь мир строился на лжи, злобе и ненависти, единороги, пегасы и земнопони вели кровавые войны, да бы признали их превосходство над другими. Но что же удерживало их пыл? Что сохраняло между ними, пусть и шаткое, равновесие? Может за ними кто-то приглядывал... Хранил мир... Но кто же? Все забыли об этом. Но сегодня, возможно, вы узнаете ответ...

Другие пони ОС - пони

Хозяин леса

Вечносвободный лес - загадочное и опасное место, где всё живёт по своим законам, отличным от общепринятых в мире пони. Далеко не каждый решится отправиться в этот в лес без веской на то причины!.. Но вот такая причина возникает, и пони приходится отправиться в Вечносвободный лес и узнать, что и у него есть свой хозяин!

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Стража Дворца

Автор рисунка: Devinian

Скайрич

56. Давайте больше никогда не будем говорить о ложках


— Я не знаю, откуда я знаю, я просто знаю. Эта дверь закрыта для нас. Ты просто должна доверять мне.

— В том-то и проблема, Тарниш, что я тебе доверяю. Обычно твои суждения достаточно здравы. Но ты проснулся и сказал мне, что дверь наружу для нас потеряна, и это меня беспокоит. Вдвойне после твоего… твоего… твоего…

— Момента бурного состояния абсолютного отрицания? — Рейнбоу, всегда услужливое и верное существо, улыбнулась. — Disconnectus Interruptus? Ментальный перерыв? Каникулы насилия?

Дэринг Ду нахмурилась, затем покачала головой из стороны в сторону, при этом прищелкивая языком. Рейнбоу, по идее, должна была съежиться, осунуться или отреагировать со стыдом, но пегаска с радужной гривой была бесстыдна. Дэринг, видимо, поняв, что зря тратит время на Рейнбоу, замолчала и только пристально смотрела на вызывающую голубую пегаску.

Непрошеное молчание затянулось, затаилось, ожидая нападения, и Тарниш пыталась найти слова, которые могли бы его прогнать. Что-нибудь, что могло бы пресечь его попытки вызвать дискомфорт и неловкость среди него и его спутников. Он очень просил своих друзей, говоря, что им остается только довериться его словам, и с болью осознавал, насколько тревожным он выглядит в данный момент.

Кошмары, сны — они лишили его полноценного сна.

— Рейнбоу, я не знаю, что ты хотела сказать…

— Эй! — вмешалась Рейнбоу Дэш, протягивая копыто. — Чем раньше мы начнем смеяться над Тарнишем и хоть немного дразнить его за то, что он сделал, тем лучше будет для всех нас. Он почувствует, что все вернулось на круги своя, какой бы нормой это ни было, раз уж мы оказались здесь в ловушке, и он будет знать, что мы — я, по крайней мере, — не относимся к нему по-другому после того, что произошло. Игнорировать случившееся — худшее, что мы можем сделать, по моему не очень скромному мнению. Я все еще доверяю ему, и ты тоже должна, Дэринг.

— Рейнбоу…

— Не надо мне тут Рейнбоукать, я знаю, что я права.

Почти скрежеща зубами, Тарниш, внутренне сжимаясь, желал, чтобы затаившаяся тишина наступила сейчас. Оба пегаса вздыбили свои загривки. Может быть, и не заметно, но он достаточно долго находился рядом с ними, чтобы знать, когда проявляются скрытые признаки. Дэринг Ду требовала порядка, профессионализма и строгой выдержки. Рейнбоу Дэш расслабилась и стала действовать по обстановке. Эти двое не могли быть более разными. Отвлекаясь на пульсирующую ногу и покрытую волдырями шею, он думал о том, чтобы что-то сказать, но слов не находилось.

Спасла ситуацию Винил, но совершенно случайно. Хныча, она держала свое самодельное оружие прямо под носом у Тарниша и размахивала им, при этом ее лицо было озабоченным. Не понимая, в чем дело, он покачал головой, не понимая, что так расстроило Винил.

— На что я смотрю?

Не успел он произнести эти слова, как Тарниш увидел трещины. Мелкие кристаллы, питавшие оружие, все были в трещинах. Оружие было одноразовым, сконструированным таким образом, что со временем оно должно было сломаться. Мера безопасности? Возможно. Их лучшее оружие против автоматов скоро перестанет функционировать. Именно поэтому они должны были выполнить его безумный план.

Конечно, как и в случае с дверью, он не имел ни малейшего представления о том, как его план реализуется выйдя из его головы.

— Кажется, возникла непредвиденная ситуация, — сказал он, его слова были тусклыми и произнесены без чувства. — Оружие Винил разваливается на части. Оно не рассчитано на длительный срок службы.

Брови Дэринг Ду нахмурились самым неприятным образом.

— Мы не можем вернуться, — продолжал Тарниш, его слова были все еще безжизненными, все еще разбитыми и усталыми. — Дверь… дверь наружу была повреждена. Все, что мы можем сделать, это идти вперед. Если мы продолжим путь через дверь, через которую пыталось проникнуть это щупальцеобразное чудовище, то попадем в старые туннели метро. Опасно это или нет, но нам придется идти по ним, пока мы не доберемся до Фабрики Реальности…

— Видите ли, мистер Типот, мой дорогой и любимый друг, когда вы произносите такие слова, как "Фабрикация Реальности", это заставляет меня беспокоиться. Эти слова не сочетаются в связном предложении, и когда ты их произносишь, я начинаю беспокоиться. Как ты можешь знать такие вещи?

— Я не знаю. — Поморщившись от прямоты собственных слов, Тарниш отвернулся и уставился в мелкую воду, заливавшую пол. В слабом свете он увидел свое отражение, которое смотрело на него, — незнакомец с его лицом и кожей. Чужой в воде. Откуда он вообще все это знает?

— За Фабрикой Реальности находится служебная шахта. Оттуда мы можем попытаться спуститься вниз и вывести из строя установку по производству механоидов. Я знаю, что это будет рискованно, и если понадобится, я пойду один. Но это нужно сделать. В лабораториях Фабрики Реальности мы будем в безопасности, потому что у автоматов нет допуска туда. Во всяком случае, не у тех, кто любит убивать. Только те, кто занимается уборкой и обслуживанием.

— Меня все еще беспокоит, откуда ты все это знаешь. — Теперь слова Дэринг Ду были мягкими. Смягчились. Сказаны с большой теплой симпатией и без попытки скрыть свои чувства. — Я имею в виду, что ты только что проснулся и все знаешь.

— Ты должна мне доверять. — Тарниш задержал взгляд на оружии, которое Винил теперь держала у своего носа, и подумал, не попытается ли она как-то починить его. Да и возможен ли ремонт? Что ему приснилось? Сходит ли он с ума? Его беспокоило, что он подвергает своих друзей опасности, и он начал сомневаться в себе. Это было ужасно: он просил друзей доверять ему, а сам не доверял себе.

— Как ты думаешь, что делают в месте под названием "Фабрика Реальности" и почему от этого названия у меня сводит задницу? — Рейнбоу Дэш, сидевшая на узкой полке, где Тарниш нашел свой могучий обезьяний ключ, покачала головой. — Жаль, что Твайлайт здесь нет. Уверена, она бы знала о таких вещах. Может быть.

— Мисс Дэш, боюсь, мы скоро узнаем. — В словах Дэринг Ду не было ни капли уверенности. Более того, они были полностью лишены ее. — Это как Тарниш узнает все об этом Мучике заново.

В голосе Тарниша слышался страх, ведь она согласилась с таким развитием событий.


Армейское Орудие было оставлено на полке в комнате, где они укрывались. Винил, опасаясь того, что может натворить оружие, продолжая разрушаться, решила, что рисковать не стоит. Оно могло просто продолжать трескаться и рассыпаться, а могло и самоуничтожиться в самый неподходящий момент.

Что такое Скайрич?

Место, где оставляли вещи с неизвестным, потенциально взрывоопасным концом.

Пока они спали, гулгутра быстро рассосалась и теперь представляла собой почти лужу гнилостной, разлагающейся грязи. Тарниш посмотрел вперед, и его зоркие глаза выискивали опасность в затопленном проходе. По полу в нескольких сантиметрах текла теплая, но быстро остывающая вода, и ее шум заглушал другие звуки, так что услышать что-либо было трудно.

Вооружившись щитом и гаечным ключом, Тарниш двинулся вперед, а Рейнбоу Дэш шла за ним нога в ногу. За Рейнбоу следовала Винил, а Дэринг Ду шла сзади. Острый слух здесь не поможет, да еще и с текущей водой, и Тарниш чувствовал себя до странности уязвимым. Если здесь была одна гульгутра, то должны были быть и другие. Для поддержания вида существовал какой-то способ размножения.

Коридор был стальным, серовато-стальным. Это была странная сталь: казалось, на ней почти не было ржавчины для такого старого и погруженного в сырость сооружения. Как это место сохранило себя? Какими средствами оно располагает? Пол тоже был стальным, с какими-то рифлеными плитками, по которым было неприятно ходить. Кроме того, пол как-то странно вибрировал, как будто поблизости оставили работать древние механизмы.

— Старое метро где-то впереди. Не знаю, что мы найдем по пути. Этот участок другой… не такой, как другие места, которые мы видели. — Тарниш, держа гаечный ключ наготове, продолжал медленно и уверенно продвигаться вперед.

Двигаясь в одну шеренгу, спутники продвигались по затопленному коридору, их копыта плескались на мелководье. Здесь было светло, слабый свет давали закрепленные на потолке светильники, некоторые из которых уже не работали. Удивительно, что они вообще работали.

Никаких дверей, кроме той, что находилась позади них, не было, и, судя по всему, это был довольно длинный проход. По этому коридору бродили гульгутры, а значит, здесь водились и съедобные для гульгутр существа — не самая обнадеживающая мысль. Страх, вызванный этой мыслью, был почти, но не совсем, достаточен, чтобы побороть скуку, которая преследовала их.

Что такое Скайрич?

Длинные отрезки скуки, перемежающиеся криками о спасении жизни.


Собака была совершенно не похожа ни на что, что Тарниш когда-либо видел, и он даже не был уверен, была ли это собака. Она была мертва, и ее поедали всякие жуткие ползучие твари. Глаза уже исчезли — все четыре. Тарниш присмотрелся, а кобылы держались на расстоянии. Что бы это ни было за существо, оно было похоже на собаку, но с длинной тонкой шеей, глазами, обращенными вперед и назад, и причудливыми пальцами на передних и задних лапах.

Смотреть на нее было не по себе, тем более, когда понимаешь, что она произошла из чресл другого существа. Как и гульгутра, и все остальное, что можно здесь найти, это существо и ему подобные размножались. С помощью гаечного ключа он подтолкнул труп и перевернул его так, чтобы можно было получше рассмотреть. На пальцеобразных придатках имелись присоски, почти как на щупальцах осьминога.

Морда была совершенно не похожа ни на что, виденное Тарнишем, а спереди эту странную собаку можно было принять за циклопа. Одна пустая глазница зияла прямо над переносицей. Еще два глаза можно было различить — их морщинистые глазницы находились в гребнях, поднимающихся над ушами, а последний четвертый глаз располагался на задней части черепа, как раз там, где должен был находиться мозговой бугорок.

Рот с зазубренными зубами оскалился на Тарниша в улыбке, наполненной жуками. Несколько рядов зубов, причем верхние и нижние зубы смыкались. Укус был ужасен, в этом можно было не сомневаться. Морщась, он поднял голову, одновременно отходя от трупа. Моргая, он попытался приспособить глаза к тусклому свету и огляделся вокруг.

Это было почти похоже на жилой комплекс. Центральный двор находился там, где они стояли сейчас, а вдоль каменной стены располагалось множество дверей. Некоторые лестницы, хотя и не все, уцелели, поэтому не до каждой двери можно было добраться. За дверями находились жилые помещения, все они выглядели разрушенными и разграбленными.

В центре внутреннего двора находился старый фонтан, с которого имелось четыре выхода. Один из них вел в затопленный проход, из которого они вышли, — несомненно, это был какой-то ремонтный или служебный коридор, обеспечивающий быстрый доступ между секторами. Три других выхода вели к воротам — старым, разрушенным, едва державшимся на петлях. Над головой мерцала иллюзия голубого неба, но солнца не было видно.

Повернув голову, Тарниш заглянул в окно, в котором не было стекла. Одолеваемый любопытством, он подошел к нему, чтобы получше рассмотреть увиденное жилище, причем это была типовая квартира на первом этаже. Стальная дверь была сорвана с петель и теперь лежала на полу в помещении, которое, судя по всему, было гостиной. Да, гостиная. Справа была кухня — вполне узнаваемая кухня, а за ней — коридор.

Слева была гостиная, а в дальнем конце — дверь. Уцелевшая дверь. Прижавшись к спине спутницы, он перешагнул через древний мусор и, держа наготове гаечный ключ, распахнул дверь. К своему удивлению, он обнаружил ванную комнату. Унитаз был разбит на несколько частей. К сожалению, раковину постигла та же участь. Из стены торчали сломанные трубы, из которых капала вода.

Ванны не было: ее не было, просто не было.

Стоя в разрушенной гостиной, Тарниш пытался представить, кто здесь когда-то жил. Все это имело какой-то ужасный смысл, этот жилой район. Станция метро находилась не так уж далеко отсюда. Жить здесь, в сердце горы, под искусственным небом. Не самая лучшая жизнь, по крайней мере, по его собственным меркам, но Тарниш подозревал, что некоторые могли найти здесь счастье.

Несомненно, пришли грабители, шайка Копьеносца, нашли это место и стали считать себя как дома. Повернувшись, он столкнулся с Рейнбоу, которая испуганно заскулила. Но обмениваться словами не стали — гнетущая тишина, казалось, подходила этому месту. Помня о том, что мусорные кучи таят в себе опасность, он прошел на небольшую кухню.

Старая бытовая техника мало чем отличалась от современной. Он узнал плиту и холодильник, правда, дверца холодильника отсутствовала. Как странно. Все шкафы были разграблены, разбиты и разрушены. Как уцелела древесина за все это время? Почему она не сгнила и не рассохлась? Само ее существование вызывало недоумение.

Винил поднесла свою грифельную доску к его лицу. Он даже не заметил, что она что-то написала. Прищурившись, он прочел краткое послание, написанное неровным почерком:

Это грустное место. Мне оно не нравится. Здесь росли семьи. Теперь все ушли.

Увидев усталость на лице подруги, он кивнул.

И тут, уже собираясь уходить, он заметил голубое свечение, исходящее из-под холодильника. Когда он поднял с пола хрустальный стержень, тот активировался, и послышался древний голос — призрачное эхо давно минувших времен. Он прислушался, зная, что хрустальный стержень сейчас распадется. Был только один шанс услышать сообщение.

— Другие где и когда. Иные места и эпохи. Неужели это когда-нибудь закончится? Я разбил зеркало, но видения не проходят. Я слишком много видел. Видел слишком многое. Так много. Видел безрассудство Копьеносца, разыгравшееся в нескольких мирах. Он обречен на провал. Мы все погибнем. Я видел ткацкий станок, на котором сплетается реальность. Нити основа и нити утка сломаны. Все сломано. Даже этот дурацкий столп сломан. Я боюсь, что сошел с ума, но разговор со столпом был таким познавательным. Столп Пророчества, и правда. Он даже не из этого мира, так что откуда ему знать о чем-то здесь?

— Другие где и когда наблюдают за мной. Я чувствую их взгляды. Все их ужасные, ужасные глаза! Они вглядываются в бесконечные расстояния, существующие между стенами, в темные пространства. Такие темные пространства. Я видел их. Видеть — значит верить. Смотреть в зеркало было ошибкой, потому что теперь внимание тех, кто находится за его пределами, приковано ко мне. Все внимание на меня. Мои глаза прокляли меня. Меня прокляли. Глаза должны быть вынуты, если я хочу, чтобы видения прекратились.

— А что же с остальными? Они тоже видели. Да, другие тоже смотрели в зеркало вместе со мной. Наши глаза должны быть вынуты. О, они будут ненавидеть меня, но я должен сделать то, что лучше для всех нас. Оскорбительные глаза должны быть удалены. Я буду героем… да, героем, и я спасу всех нас от…

Хрустальный стержень начал крошиться, и бессвязное послание оборвалось на полуслове.

— Думаешь, он нашел здесь ложку или что-то в этом роде?

— Рейнбоу Дэш, это ужасно! — Глубоко вдохнув, Дэринг Ду содрогнулась от отвращения и отступила от своей подруги-пегаски.

Несмотря на ее легкомысленное замечание, Рейнбоу не смеялась. В ее глазах Тарниш увидел страх. Бедная Рейнбоу справлялась — да, она справлялась единственным способом, который знала. Осколки хрустального стержня падали на пол, как сверкающие снежинки, но Тарниш был так сосредоточен на выражении лица Рейнбоу, что не замечал их.

— Ты просто лучик солнца, Рейнбоу Дэш. — Тарниш опустил гаечный ключ на пол и поставил его в угол. — Нам нужно идти дальше, но я также думаю, что мы должны осмотреть это место. Возможно, мы найдем больше истории. Как бы ужасно это ни было, как бы чудовищно все ни было, мы должны найти все, что сможем.

— Согласна. — Дэринг кивнула, но все еще бросала неодобрительные взгляды на Рейнбоу.


Найти кости было ожидаемо, но не эти. Это были странные кости, и на них еще оставалось немного мяса. Пока кобылы держались на расстоянии, Тарниш присмотрелся к трупу единорога, который Винил нашла в шкафу. Нога была сломана, это было очевидно. Вид трупа вызвал недоумение, и у Тарниша возникли вопросы.

Как он оказался здесь? Без камня-снежинки доступ сюда был невозможен. Может быть, его притащили для "обработки" и он сумел вырваться из рук похитителей? Это казалось маловероятным, так как автоматы убили бы его на месте, а не оставили в живых. Это… это была загадка, не похожая ни на одну другую.

На полу Тарниш заметил пистолет. По крайней мере, он думал, что это пистолет. Он выглядел как пистолет. Вроде бы. Но он не был похож ни на один пистолет, который был направлен на него. В самом дальнем углу шкафа лежал ранец. Возможно, там можно найти ответы на вопросы. Потянувшись телекинезом, он поднял холщовый мешок, открыл крышку и заглянул внутрь.

Взору предстали фольгированные упаковки, некоторые из них были открыты и пусты. По крайней мере, этот единорог, кем бы он ни был в жизни, не был мусорщиком. Упаковки из фольги должны были быть пайками. От внезапного страдальческого вопля он чуть не выронил ранец, и, только начав оборачиваться, услышал громкий, панический крик Рейнбоу Дэш:

— Это Твайлайт!

Тарниш замер.

— Это Твайлайт! Что она здесь делает? Нет!

Пока Дэринг Ду притягивала Рейнбоу к себе, Тарниш получше рассмотрел тело и зажег свой рог, чтобы подсветить. Да, труп был довольно фиолетовым, то, что от него осталось. В нем было что-то знакомое, что-то такое, отчего волосы на затылке встали дыбом. Крыльев, правда, не было, а Твайлайт была аликорном. И все же в этом трупе было что-то тревожно знакомое, и даже в его разложившемся состоянии он узнал некоторые его части.

Это была Твайлайт, и, конечно же, ее самая верная подруга узнала ее.

Тарниш сделал шаг назад, а затем попытался разобраться в ситуации. Рейнбоу рыдала, а Дэринг Ду делала все возможное, чтобы ее утешить. Может быть, это и не их любимая Твайлайт, но все же это была Твайлайт. Он посмотрел на сломанную ногу и, пока стоял и смотрел, впервые заметил маленькое отверстие в голове, сразу за гниющей ушной раковиной.

Его взгляд метнулся к странному оружию.

Это не могла быть их Твайлайт, потому что она сдалась.

Он снова заглянул в сумку, надеясь найти там ответы.