Хочешь жить вечно?

Когда один из чейнджлингов оказывается в плачевном положении, Кризалис предлагает ему сделать трудный выбор.

ОС - пони Кризалис

Lunacy

Долгое одиночество на луне оставило свой отпечаток на рассудке Принцессы Луны. Ее разум изломан и трескается на части, на каждом углу ее встречают выходцы из ночных кошмаров и галлюцинации. Она пытается, собрав волю в копыто, достичь единственного, как ей кажется, выхода...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Крохотные крылья

Скуталу всегда была кобылкой c большими мечтами, но смогут ли они сбыться?По меньшей мере, она всегда может пойти по стопам своего героя, не так ли?

Рэйнбоу Дэш Скуталу

Легенда о двух царствующих сестрах

Легенда о двух царствующих сестрах - единороге и пегасе. Она никак не относится к Эквестрии или ее истории. Но, пусть это будет легенда старой-старой Эквестрии, еще тех времен, когда солнце и луна поднимались самостоятельно.

Другие пони

Месть за прошедшую любовь.

Далеко не каждый пони в Эквестрии может похвастаться тем, что влюбился в вампира ... Но, как говориться, влюблённых не судят!

ОС - пони

Назад, в Эквестрию!

Дискорд и принцесса Твайлайт Спаркл отправляются в параллельный мир для того, чтобы вернуть похищенную Флаттершай. Твайлайт теряет свою магическую мощь и становится очень зависимой от Дискорда, который изо всех сил борется со своей злодейской сущностью. Флаттершай помогает местным жителям решать их проблемы и с нетерпением ждет возвращения домой. Приключения, флафф, шиппинг и легкое напыление эротики.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Другие пони Дискорд Человеки

Слендерпонь

Кошмар для маленькой кобылки начинается.

Эплблум

Белая Тюрьма

Меня зовут Канвас. Я помню это только лишь потому, что написал своё имя в углу белой коробки. От койки до стены двенадцать шагов. Свет режет глаза

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Пиротехники

Про очередную затею метконосцев, и что из этого вышло.

Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Другие пони ОС - пони

Восхождение

Дэринг Ду отправляется в грандиозное путешествие, чтобы пересечь неописуемые края, покорить неприступные вершины и выйти за пределы себя.

Дэринг Ду

Автор рисунка: Stinkehund

Музыка Миров, том первый

Глава 16. Возвращение

Музыка в главе:

Александр Пушной – Улыбаемся и машем (упоминание)
Kate Bush – Army Dreamers
Смысловые Галлюцинации – Чужое небо
Eurobeat Brony ft. Odyssey – Discord

«Интересно, можно ли умереть от икоты?
Хотя, что-то мне подсказывает, протеже другого меня это уже не грозит...»

– Спасибо, что пришёл, Лев, – кивнула Твайлайт Спаркл и встала из-за стола, где что-то читала. Спайк, начавший заранее искать книги по физике, отвлёкся и поприветствовал человека. Пони дождалась обмена любезностями и спросила: – Принёс свой... телефон же, верно?

– И свой, и Серёгин, – ответил Лев, хлопнув рукой по рюкзаку, – как и оба своих внешних аккумулятора. Думаешь, получится?

– Я не гарантирую успеха, как и заранее предупреждаю, что это будет дело далеко не одного дня, но я очень постараюсь найти способ для зарядки ваших устройств.

– Скорее постарайся не спалить сами телефоны. Если будешь экспериментировать с напряжением, лучше используй сначала банки власти для испытаний, их не так жалко.
Задумавшись над предстоящей проблемой, кобыла не расслышала странное название, хоть дракон и покосился с непониманием на человека. Принцесса Дружбы кивнула и спросила:

– А где, кстати, сам Серёжа? Всё же, вы оба способны дать ценную информацию по поводу ваших компактных устройств.

– Дома, отсыпается, – хмыкнул Лев. – Был дофига сонный, витиевато обматерил меня, когда я стал сильно стучать, вышел в одних трусах, всунул мне трубку и, закрыв перед моим носом дверь, пошёл давить храпуна дальше.

– Странно... Интересно, что с ним? Не заболел ли он, случайно? – с беспокойством поинтересовалась лавандовая аликорн. Человек слегка хитро ухмыльнулся:

– Предположу, что как раз наоборот, он сейчас здоровее Эпплджек будет. Просто, вероятнее всего, кое-кто королевских кровей не давала спать своему любимому этой ночью...

Кобылка покраснела. Почему-то она и подумать не могла, что причина отсутствия Сергея такая банальная, но, в то же время, пикантная. Спайк, слушавший разговор друзей, лишь тихо хихикнул в кулак. Твайлайт Спаркл быстро пришла в себя и решила сменить тему:

– В любом случае, раз ты здесь, не уделишь мне ещё минут двадцать-тридцать и не ответишь на мои новые вопросы о вашем быв... – осеклась, но быстро исправилась принцесса. Всё же, история о случившемся на Земле довольно быстро разнеслась среди друзей, – старом мире? Если это тебя не обременит, конечно. Хотя, знаешь, моё любопытство может и потерпеть ещё несколько месяцев. В принципе, ничего страшного не случится от ожидания.

– Да ладно тебе, Твай, не парься. Я помогу. – слегка вздохнув, отмахнулся Лев. Ему не было сложно восполнить пробелы в знаниях любопытной аликорна, но, всё же, рана в сердцах обоих людей от осознания потери только-только начала затягиваться. Но и отпустить сначала потерянную, а после и уничтоженную Землю было обоим легче, вспоминая о ней хорошее. – С чего начнём?

– Сейчас, я принесу спис... Ой! – Твайлайт слегка вскрикнула, услышав за спиной довольно сильный и настойчивый, хоть, всё ещё, и осторожный, стук по стеклу. Все трое обернулись на звук. За окном, дёргаясь в разные стороны, зависла, словно не находя себе места, очень взволнованная Флаттершай, непонятно по какой причине не воспользовавшаяся дверью, всегда открытой для неё и других друзей Твайлайт и Спайка. В зубах у обычно спокойной кобылки был какой-то розовый листок. Аликорн магией открыла окно и впустила в замок подругу.

Пегаска нетипично быстро для себя влетела внутрь, молниеносно сплюнула лист бумаги на стол, приземлилась рядом и, путаясь в словах, взволнованным и захлёбывающимся голосом прокричала:

– ТВАЙЛАЙТ! ДИСКОРД! В БЕДЕ! ПОМОГИ ЕМУ!

Видимо, для перепуганной кобылки этот крик стал пределом её напряжения, так что она потеряла сознание, воздушным потоком от своих перьев смахнув странный листок в сторону Льва. Спайк и Твайлайт бросились приводить подругу в чувство. Человек хотел тоже кинуться на помощь, но, увидев, что у друзей всё под контролем, поднял розовый лист и прочитал единственную надпись на нём: «СТАНЬ МОИМ МАЯКОМ».


– И что ты нас подняла ни свет, ни заря... – проворчала Принцесса Ночи на прилетевшую Принцессу Дружбы. Луна и Сергей выглядели довольно уставшими, хоть синяя аликорночка смотрелась и значительно бодрее своего избранника. Сергей же выглядел мрачнее тучи и вливал в себя уже третью кружку горячего кофе, заедая бутербродом с жареным сыром и хмурым взглядом оглядывая гостью. Та невозмутимо парировала, будто не замечая недовольства друзей:

– Уже позднее утро. Дело во Флаттершай. Она со всей возможной для неё скоростью прилетела в замок и находилась в панике, уверенная, что что-то плохое случилось с Дискордом... – с этими словами Твайлайт развернула перед парой розовый лист бумаги.

– Я... Я видела уже это письмо, – отозвалась Луна, – те же сгибы, те же пятна. Но текст был совершенно другой. Там знакомый нам драконэквус писал о том, что должен куда-то экстренно лететь, что постарается не попадать в неприятности и попросил не волноваться. Хм... Вроде бы, он ещё попросил Флаттершай не выбрасывать это письмо, а периодически поглядывать на него.

– Видимо, как раз для передачи этого сообщения, – подал голос дожевавший завтрак человек. – И что это вообще значит, быть его маяком? К слову, кто-нибудь вообще видел Дискорда в последнее время? – обе кобылы отрицательно помотали головами, а парень продолжил мысль: – Потому что я, вот, не припоминаю встречи с ним в принципе за месяц с лишним, хотя, думаю, такую одиозную персону, как он, я бы запомнил. Но его видели Лев, которому он помог с речью, и Найт Глайд. А потом – он как в воду канул.

– А ведь, правда, Духа Хаоса с той ночи никто не видел... – задумчиво проговорила Твайлайт Спаркл. Вдруг, у Луны выпала вилка из телекинетического захвата, громко прозвенев на пол, но Принцесса Ночи этого не заметила и донельзя удивлённым голосом произнесла:

– Уж, не хотите ли вы оба мне сказать... – спросила слегка побелевшая тёмно-синяя кобыла. Человек внимательно посмотрел на свою любимую и по напуганному выражению её красивой мордочки понял, что она имела в виду.

– Думаешь, он вошёл, когда мы вышли? Стоп. Но ведь тогда... Вот чё-ё-ёрт...


– Итак. Что мы имеем? – рассуждал Сергей, расхаживая перед Львом, Луной, Твайлайт и Спайком по библиотеке. Флаттершай отсутствовала по причине успокаивающего отдыха в кровати Принцессы Дружбы. Сначала её привели до конца в чувство и отпоили чаем с ромашкой Лев и дракон, а потом уже Луна решила наложить на неё заклинание сна, тем самым, позволяя пегаске быстрее прийти в себя, а заодно и не быть свидетельницей тревожащих известий.

– Дискорд на выжженной атомным огнём Земле, – гулко отозвался Лев. – Как минимум, очень большая вероятность этого. Я вспомнил, что Нáйти как-то упоминала, что видела, как он вновь появился сразу после того, как улетел фейерверком – и исчез посреди поляны, но я тогда должного внимания на эти слова не обратил, к сожалению. По-хорошему, его надо как-то оттуда вытащить. Он явно жив, так как иначе не отправил бы своей даме это сообщение.

– Угу. Вот только есть нюанс, как говорилось в том тупом анекдоте. А вернее, даже два, – Сергей вытянул указательный и средний пальцы: – Первое, как нам его оттуда вытащить? Твайлайт, ты можешь в краткие сроки повторить тот портал, который притянул нас изначально? Только нужно будет как-то открыть его вокруг самого Духа Хаоса.

– Почему? – синхронно спросили аликорны.

– Боюсь, искать его мы банально не сумеем – мало того, что наша планета огромна, так никто из нас не выживет сейчас на Земле. Я не знаю, каким чудом Дискорд-то жив. Там должно быть смертельно опасно для кого бы то ни было из нас: очень радиоактивно и холодно из-за начавшейся ядерной зимы. Так что скажешь, Твай?

– Хм... – задумалась фиолетовая аликорн. – Теоретически, да, но есть несколько проблем, которые мне мешают. Для начала, хоть я и починила компьютер, данных он не сохранил, так что точных координат Земли я не имею.

– А зачем тебе координаты? В прошлый раз же ты открыла его практически рядом с нами? – уточнил Лев, поправив очки.

– В этом и загвоздка, – покачала головой Твайлайт, – «рядом с вами». Вы думаете, это вышло случайно? То есть, да: я и понятия не имела, что это приведёт к такому результату, но моя попытка создать портал в другой мир столкнулась с вашим особенно сильным желанием попасть в наш. И, скорее всего, даже усилилась искренней любовью Серёжи к Луне и загаданным на день рождения желанием её увидеть. А ещё говорите, в вашем мире магии нет... не было.

– Явно мизер, в сравнении с вашим миром, – покачал головой Сергей. – Ну хорошо, допустим. Но откуда нам эти координаты взять? Мы со Львом не астрофизики, всё же. И можем лишь примерно сказать, где это, да и то: учитывайте возможность банальной ошибки.

– Но хотя бы мы точно знаем, что Эквус и Земля находятся в одной галактике – или, по крайней мере, в разных версиях одной галактики, – отозвалась Луна. – А это уже хоть какое-то начало. И, если вспомнить сумбурные пояснения ещё совсем не знавшего языка любимого, то даже недалеко друг от друга в космических масштабах. Может, кто-то из вас вспомнит чуть больше о местоположении вашей родной системы, где находится звезда Сол? Хотя бы попробуйте.

– Хм... – задумался Сергей. Лев, впрочем, развёл руками. – Я что-то припоминаю про рукав Ориона-Лебедя. Но точно сказать не могу, просто не могу точно вспомнить. Может, пойдём от обратного? Где именно во Млечном Пути находится Эквус?

– Верхняя часть туманности Конская Голова, а, она, в свою очередь находится в самом созвездии Ориона, – сразу ответила Твайлайт. – Что до положения самого Эквуса, то если мы рассматриваем изображение головы лошади, в честь которой и названа туманность, то наша геоцентрическая система из одной планеты находится в районе глаза. Эдакий зрачок, если угодно.

– О! – хлопнул в ладони Сергей. – Тогда у нас есть радиус. Я припоминаю, что где-то читал, что Конская Голова находится чуть меньше, чем в 1400 световых годах от Земли.

– А не в 900 ли? – уточнил Лев, нахмурив лоб и вспоминая.

– Даже если и так, есть смысл взять шаг в 1500 световых лет, но не больше. На всякий случай. И мы знаем, что Земля тоже связана с созвездием Ориона, потому что рукав галактики, где она находится, назван в честь как раз вашего созвездия! То есть, за пределами рукава даже нет смысла искать.

– Отличные пояснения, любимый. Но что за второй нюанс? – решила уточнить Луна. Сергей сразу же заметно помрачнел:

– Вы помните, что Дух Хаоса делал в свои худшие дни на Эквусе? Как полторы тысячи, так и несколько лет назад, когда ещё не был перевоспитан Флаттершай? Вот я опасаюсь, как бы Дискорд не был причиной случившегося апокалипсиса на Земле. Это, всё же, была другая планета, с другими жителями, которым он не давал обещания не проявлять в полной мере свой хаос и не учинять разрушения. И вполне мог взяться за старое в не своём родном мире...

– Да ну, большой Ди – потрясающий приятель и собеседник, и не стал бы уже возвращаться к своему прошлому, принося вред, – заметил Спайк. Человек спокойно ответил дракону:

– Я и не обвиняю его... пока что. Но просто не отрицаю, что такая возможность есть – и что как-то слишком сильно, по моим собственным субъективным ощущениям, долбануло. Теперь я не могу со стопроцентной уверенностью утверждать, что это исключительно самоубийственная «заслуга» нашего вида.

– Я думаю, мы сами спросим его, когда вернём домой, – произнесла Луна. – И при подтверждении твоих опасений уже применим то наказание, которое вы сами со Львом посчитаете адекватным... Только искренне прошу, не лишайте его жизни. Всё же, если он, действительно, виноват... это был ваш мир – и не пони судить за его уничтожение Дискорда. Но и смерти он не засуживает... Я не верю, что он способен на подобное. Впрочем, давайте решать проблемы по мере их поступления. И сначала найдём Землю.

Но это было легче сказать, чем сделать. Даже зная примерный радиус поиска и теоретическое местонахождение родной планеты людей, два аликорна встали перед нерешаемой проблемой поиска песчинки в огромном океане. Создав перед собой объёмное и движущееся изображение Млечного Пути и несколько раз тщательно использовав на нём заклинания поиска, обе царственные кобылицы даже при всех их немалых знаниях на тему космоса просто не могли уловить планету Земля. Твайлайт сдалась первой и помотала головой:

– Ничего не выходит. Даже поиск магии ничего не даёт, Дискорд слишком мало оказывает влияния на магический фон в масштабах полутора тысяч световых лет от Эквуса, чтобы его было просто найти. К тому же, мы говорим о целом участке галактики, постоянно находящейся в движении и с разными влияющими на поиск массивными объектами – чёрными дырами, сверхновыми и просто большими звёздами. И мы до сих пор не уверены, находятся ли Земля и Эквус в одном измерении. Это тщетно, нам нужен другой подход.

– Согласна... – произнесла сильно уставшая от мощной магии Луна, тоже оставив свои попытки. – Мы можем, конечно, позвать Селестию, но я сомневаюсь, что сестра знает о космосе больше, чем мы с тобой. К тому же, мы с ней слегка повздорили, так что я бы пока что не хотела с ней говорить.

– Повздорили?! По поводу? – ахнула Твайлайт.

– Я предпочту оставить это между нами и двумя виновниками её незаслуженного гнева, – кобыла взглядом указала на людей. – Я думаю, она сама тебе расскажет, когда почувствует в этом необходимость.

– Вдобавок, у нас вряд ли есть много времени, – заметил Сергей, тоже не особо желающий рассказывать о случившемся в Кантерлоте, – не думаю, что Дискорд изменил бы записку Флаттершай, если бы по-настоящему не ощущал себя в опасности. Так что, подключая... солнечнозадую, – Твайлайт возмущённо фыркнула на этом слове, – мы можем упустить наш шанс вытащить его с нашей со Львом планеты.

Внезапно, упомянутый человек хлопнул в ладоши и воскликнул:

– А чего мы вообще тупим?! Мы же с Серёгой жили все наши жизни там! Разве нельзя использовать нас для поиска как... ну, не знаю, ретранслятор для магии какой-нибудь?

– Хм... А ведь Лев пр... не ошибается, – быстро исправившись, подтвердила Принцесса Ночи. – Может, нам действительно стоит использовать ребят для поиска места, с которым у них связана большая часть их жизней?

– Это очень хорошая идея! – отметила Твайлайт. – И я позволю себе даже чуть её расширить. Смотрите. В мире людей ведь Эквестрия, пусть и не совсем наша, – это красивая сказка для жеребят, верно?

– Верно, – кивнула Луна вместе с людьми, – и я точно помню, как Серёжа упоминал, что увлечённые люди сотворили на основе этого... мультсериала, верно?.. огромную кучу других миров различных форматов и величин.

– И вот к этому я и веду! – радостно зацокала копытами младшая из присутствующих принцесс. – Мы можем попробовать найти Землю именно через их знания этих основанных на нашем миров. Явно они оказывали на кого-то не меньшее, чем оригинал, влияние – и, скорее всего, частички этой информации так и остались вокруг планеты Земля в виде радиоволн, остатков вашего... э-э-э, интернета, и так далее. То есть, подключить Льва и Сергея к компьютеру, попросить вспомнить эти миры, просканировать их разум, найти соответствующие волны инфополя – и это просто обязано привести нас к Земле!

Все присутствующие согласились с идеей, да и иных альтернатив пока что не было. Старший человек ухмыльнулся, проведя пятернёй по волосам:

– А может, ещё немного облегчим нашу задачу – и подумаем сразу о произведениях, где был Дискорд?..


На том и решили. Все отправились в лабораторию, а Луна даже перенесла туда телекинезом спящую Флаттершай, чтобы не тратить зря время и уже через её любовь к драконэквусу дать знак Дискорду. Лев и Сергей сели на принесённые стулья, а Твайлайт закрепила на головах пегаски и людей странные головные уборы, больше всего напоминающие огромные дуршлаги с кучей датчиков и проводов. Лев опасливо спросил:

– А нас током не шибанёт?

– Угу, уж очень конструкция напоминает электрический стул... – отозвался Сергей. – Я, конечно, чувствую себя сегодня уставшим, но не настолько, как Джон Коффи – и получить летальный разряд током что-то не особо горю желанием.

– Вы обижаете меня! – возмутилась учёная пони с меткой в виде ярко-фиолетовой звезды. – Я уже сотню раз проводила подобные исследования ещё на старой, аналоговой машине, в основном, на Пинки – и никто не жаловался после. И спокойно уходил после изучения их мозга, – прохладно добавила Твайлайт, заметив язвительный вопрос в хитрых глазах Сергея.

– Да ладно-ладно, просто нервничаем, – пошёл на попятную тот, – не каждый день тебе, всё же, нужно знанием фанфиков и комиксов спасать кого-то. Хоть я до конца и не уверен, что он этого заслуживает...

– Будем посмотреть, как ты сам говоришь, но и гибели от холода и радиации он явно не заслужил, – отозвался на замечание друга Лев. – Подумать только, буквально месяц назад мы с тобой выиграли на конвенте в викторине по знанию мира «My Little Pony» и больших фанфиков, а теперь уже находимся в Эквестрии сами – и даже этими же знаниями готовимся спасти кому-то шкуру.

– Жизнь полна неожиданностей. Помнишь, как пелось: «Наша жизнь полна сюрпризов, бьёт нас сверху, бьёт нас снизу, а весною бьёт любовью»? Нет? Ладно, неважно. Слушайте, а может, лучше через сон? Не знаю, как Льву, но мне будет проще представлять комплексные миры через сновидения, – попытался взъерошить свои волосы на голове парень, но недовольно наткнулся рукой на дуршлаг.

– Да мне, наверное, было бы тоже, только я не могу задавать сну тему, в отличие от Серёги.

– На самом деле, не самая плохая идея. Я буду помогать вам, в особенности, тебе, Лев, – отозвалась Луна. Засиявшим рогом она осторожно коснулась лба парня в очках, от чего тот сразу задремал, и подошла к Сергею.

– Не будь так предвзят к Духу Хаоса. Он, действительно, способен стать лучше. Верни самого старого друга двух одиноких и царствующих сестёр домой, моя любовь, – Принцесса Ночи обменялась с Сергеем коротким поцелуем.

– Одна из них уже не такая одинокая... Ради тебя – обещаю, не буду предвзят и верну, – кивнул человек, позволив околдовать себя заклинанием сна. Луна обернулась на Спайка и Твайлайт, запустивших их огромную машину, кивнула им и легла рядом с тремя спящими, чтобы направлять людей в мире сна, а заодно и попросить Флаттершай думать обо всём самом лучшем, что подарил ей Дух Хаоса.


Хранительница Снов очутилась в подозрительно знакомых помещениях. Так как Льву была нужна помощь с сотворением сновидения на заданную тему, первым делом она посетила именно его грёзы. Лев и Луна стояли в каком-то подвале, очень напоминающем принцессе о подвалах их с сестрой дворца в Кантерлоте. Перед ними сидели за столом пятеро обсуждавших что-то пони: оранжевая с розовой гривой земная пони-кобылка, бледно-жёлтый жеребец с зеленоватой гривой такой же расы, фиолетовая единорожка с синей гривой и две пегаски: белая с красно-синей и розовая с ярко-фиолетовой гривами. Что-то в облике этих пони казалось довольно необычным Принцессе Ночи, особенно привлекали внимание белоснежные крылья последней пегаски, скорее напоминавшие изысканный веер. И почему-то у оранжевой кобылки на седельной сумке было изображение кьюти-марки Твайлайт Спаркл, а к её ремню были приделаны значки с изображением меток судьбы остальных хранительниц Элементов и даже старших принцесс.

– Где мы, Лев? – спросила кобылица, внимательно осмотрев окружение.

– Под заброшенным Кантерлотом. Не спрашивай, я сам толком не понимаю целостность этой вариации будущего Эквестрии. Здесь Твайлайт стала основным и единственным правителем, а вы с Селестией просто ушли на покой, а потом и вовсе куда-то пропали. Звучит бредово, знаю... А у пони трёх основных рас случился колоссальный конфликт – и они разделились и стали враждовать. Твайлайт же тоже исчезла, а дело дружбомагии взяли на себя эти пятеро. Здесь как раз их первая встреча с Духом Хаоса.

Как раз в этот момент перед человеком и аликорном, хотя, на самом деле, перед пятёркой пони, за столом появился вышеупомянутый дух. С очень длинной, ужасно седой и свалявшейся от грязи гривой и морщинами, испещряющими всё лицо драконэквуса. И невозможной тоской во взгляде.

«Сколько же времени прошло в этом мире? И насколько же тут всё плохо?» – с некоторым трепетом спросила у себя Принцесса Ночи. Дискорд, тем временем, материализовал в один щелчок пальцами перед зрителями сцену и стал что-то им рассказывать в формате пьесы о настоящем Эквестрии – то есть, настоящем для Луны и Льва. Для пяти странных зрителей это уже было очень и очень далёкое прошлое. Принцесса Ночи направила сигнал Твайлайт Спаркл.

«Пока что, нет. Попробуйте другой сон» – появилась в её голове направленная вторым аликорном мысль. Хранительница Снов с сожалением покачала головой и сказала Льву:

– Не то. Давай что-нибудь другое. Я пока схожу и посмотрю, как у Серёжи дела. Помощь нужна или справишься сам теперь с созданием сна?

– Попробую сам, не волнуйся, – кивнул человек. Луна вышла из сна друга.


Попав в сон любимого, Луна сразу же вздрогнула от ощущения пронзающей безысходности происходящего – и тёмно-серые облака, зависшие над Кантерлотом, рядом с которым они оба сейчас и находились, не способствовали избавлению от первого впечатления.

Хранительница Снов огляделась. Она оказалась на большой, свободной от толпы области, а вокруг были сотни, если не тысячи пони разных видов в чёрных плащах и платьях. Толпы, не скрывавших своих рыданий и скорби. Сергей был рядом и с некоторой тоской оглядывал другого человека, почему-то окружённого бирюзовой сферой магии, с длинными чёрными волосами, стоящего рядом с другими Луной и Селестией, также одетыми в чёрное и возвышавшимися над большим количеством деревянных ящиков с изображениями меток судьбы. Гробов. Судя по всему, этот конкретный связанный с Дискордом мир запомнился Сергею похоронами.

Тот другой, второй, человек в этом сне стоял с поднятым вверх мечом и, судя по всему, говорил надгробную речь, посвящённую усопшим пони.

Он закончил эпитафию и вдруг воткнул свой меч в землю, после чего материализовал в руках длинный деревянный предмет. С уже знакомыми вздрогнувшей Хранительнице Снов спусковым крючком и зияющим чернотой дулом. Человек отвёл винтовку и несколько раз выстрелил в воздух, оказывая последние почести погибшим.

– Серёж... Что произошло в этом... мире? – у настоящей Луны пересохло во рту, а её язык не поворачивался назвать наблюдаемое «произведением». Тем более, оно вполне и могло быть реальностью где-то в параллельном измерении.

– Ничего хорошего, – тихо отозвался сновидец, – и герою этой книги, как и его... – Сергей слегка запнулся на этом слове, – табуну, да и всей стране в целом, предстоят ещё более тяжелые испытания. Жаль, я никогда не узнаю уже, чем автор закончил бы свою историю, хоть и уверен, что он бы сумел изобразить настоящий Свет через абсолютный мрак.

«Мне показалось... Или любимый с какой-то злостью или недовольством смотрит на этого человека?..» – подумала Принцесса Ночи. Луна ещё раз внимательно оглядела свой и сестринский образы из этого мира, обратила внимание на взгляды неизвестного мужчины, бросаемые им на копии, и перевела внимание обратно на своего избранника, который слегка играл желваками и сжимал кулаки. Правительница правильно поняла его настроение, встала на задние ноги и, приобняв своего человека крылом, нежно сказала:

– Я – не та Лу́на. Тебе не нужно ревновать меня к этому образу из книги. Я твоя Лунá – и только твоя, мой дорогой и милый Серёжа...

Человек с облегчением выдохнул и разжал кулаки. Он и сам это прекрасно понимал, но услышать подобное от любимой было настоящим глотком свежего воздуха. Особенно, в такой тягучей окружающей атмосфере.

– Спасибо...

Внезапно, из толпы отделилась облачённая в чёрное платье Рэрити, подошла к основным участникам действия и на чистом английском языке запела:

Our little army boy
Is coming home from B.F.P.O.
I've a bunch of purple flowers
To decorate a mammy's hero.

Mourning in the aerodrome,
The weather warmer, he is colder.
Four men in uniform
To carry home my little soldier...

Иллюзии таких же огнестрельных орудий, как появилось до этого в руках у неизвестного, стали появляться и в копытах почётного караула стражников и гвардейцев, также стоящих рядом с гробами. Те начали повторять действия незнакомого человека, так что вскоре всё место похорон заполнилось грохотом синхронных салютов – совпадавших по количеству с числом деревянных ящиков. Мрачная земная песня же всё продолжалась и продолжалась, уже подхваченная не только окружением, но и толпой окружавших место похорон пони:

What could he do?
Should have been a rock star
But he didn't have the money for a guitar.
What could he do?
Should have been a politician
But he never had a proper education.
What could he do?
Should have been a father
But he never even made it to his twenties.
What a waste, army dreamers,
Oh, what a waste of army dreamers...

«Прогресс есть. Я смогла сузить район поисков до нескольких звёздных скоплений. Но нужно продолжать. Давай снова в сон Льва, Луна» – раздался голос Твайлайт Спаркл в голове Хранительницы Снов, у которой до этого самопроизвольно засиял рог. В последний раз оглядев печальную процессию, она произнесла:

– Пойдём отсюда, моя любовь. Я думаю, нам обоим не хочется находиться в образе этой реальности дольше необходимого...


Снова настала очередь воображения Льва. На этот раз Луна обнаружила себя в уютном ресторанчике, из окон которого виднелся Понивилль.

За одним из столов сидела прелюбопытнейшая компания: Твайлайт Спаркл, ещё единорог, Селестия, выглядевшая как жеребёнок, но почему-то держащая в зубах сигару – и такой её вид очень сильно развеселил Луну, ещё один, уже другой, незнакомый человек, почему-то серая почтовая пегаска и Дух Хаоса собственной персоной. Видно было, что они только что закончили довольно необычную партию в карты. Теперь же они расспрашивали какое-то странное существо, похожее на белую кошку, но также и имеющее черты рептилии, об обычаях драконов, а она им охотно отвечала.

– Лев, где мы на этот раз оказались? – обратилась Луна к сновидцу, когда вдоволь отсмеялась и отумилялась от вида своей частично юной сестры.

– Ресторан «Сытый медведь», произведение «Чужая магия». Вон тот вон чувак – владелец заведения и маг, но с Земли, где никогда не существовало мультсериала про ваш мир. Я подумал, наличие Дискорда в этой сцене поможет нам лучше сфокусироваться на его поисках.

– Резонно, – кивнула Луна, – хотя Серёжа и без непосредственно наличия Духа Хаоса в сцене смог продвинуть нашу операцию спасения, Твайлайт уже сократила зону поиска до области нескольких звёзд. Но думаю, это ещё больше приблизит нас к цели.

Внезапно, в кафе вбежал Спайк и, не отдышавшись, с порога прокричал:

– Твайлайт, ЭпплДжек зовёт! Это насчёт вечернего испытания препарата.

– Ох, образец ЯС-40 готов! Прошу прощения, я вынуждена удалиться!

Лавандовая единорожка выскочила из-за стола, а Дискорд начал играть с серой пегаской в крестики-нолики, явно скучая от постоянных побед. Владелец заведения посоветовал поставить ему на кон маффин – и с того момента драконэквус вдруг тотально перестал побеждать.

– А что за препарат ЯС-40? – с любопытством спросила у сновидца Хранительница Снов.

– Яблочный сидр крепостью в сорок оборотов, – усмехнулся человек, – я даже не против был бы попробовать такое. Хотя последствия у них будут... ещё те, – кобылица с улыбкой покачала головой, и вдруг почувствовала сияние на кончике рога. С ней связывалась их Твайлайт Спаркл:

«Луна, получилось! Я нашла Землю. Теперь дело за малым – найти на ней Дискорда. Продолжайте в том же духе!».

– Твайлайт? – с пониманием спросил у аликорна Лев.

– Верно! Ваша планета найдена, но осталось обнаружить Духа Хаоса на ней. Давай я перенесу нас обоих в сон Серёжи. Думаю, ты сможешь помочь ему с финальным сном.


Как оказалось, помощь второму снотворцу не требовалась. Луну и Льва встретило сердце какого-то громадного человеческого мегаполиса, заметно отличающегося от уже посещённой в грёзах Принцессой Ночи Москвы. Однако, выглядевшего очень странно, если сравнивать с тем, что аликорн видела в снах людей до: чем больше она приглядывалась, тем более несуразным и неестественным казался окружающий пейзаж. Машины ездили по стенам домов. Вместо фонарных столбов были гигантские цветы, светофоры горели несуществующими цветами, асфальтовые дороги состояли из мыла, да и само пространство вокруг каждую секунду, будто, неуловимо менялось. Сновидец, с интересом наблюдавший за картиной, заметил гостей и обратился к ним:

– Господа и господамы, добро пожаловать в Большое Яблоко или же, Нью-Йорк!

Мимо них, возвышаясь над окружающими высотными зданиями, с грохотом прошагала огромная, ростом с ближайшие небоскрёбы, бледно-зелёная статуя женщины, сжимавшая в одной руке факел, а в другой какую-то книгу. Луна подняла бровь:

– Здесь всегда было так странно?

– Насколько я знаю, нет. Город как город, прямой аналог вашего Мэйнхэттена. А подобное тут творится благодаря заслугам небезызвестного вам драконэквуса. И собственно, чего я опасаюсь, что подобное случилось и на нашей со Львом Земле.

– Мы в «Антропологии» же, верно? – уточнил Лев, – Она как-то прошла мимо меня. Но надо будет прочитать, как Твай зарядит телефон.

– Угу. Вот, кстати, как раз и хранители Элементов Гармонии, оба состава.

Действительно, мимо трио пробежали сначала привычная шестёрка пони – при этом, Твайлайт опять обделили крыльями, а потом шестеро довольно юных людей. Одна из них сразу привлекла внимание Луны своей необычностью: девушка выделялась от окружающих своими будто мятными волосами и ярко-жёлтыми глазами – цвета, которых у обычных людей явно не было. Что-то в её облике было смутно и неуловимо знакомо Луне, как будто она её видела где-то раньше – и почему-то она была уверена, что именно в виде пони. Но как следует ей не дали подумать над этим, так как аликорнья связь вновь подала сигнал:

«Готово! Я обнаружила Духа Хаоса. Теперь дело за Флаттершай, чтобы связаться с ним; и нашей с тобой магией, Луна – иначе нам его не вытянуть. Можете выходить».

Принцесса Ночи сообщила обоим сновидцам об успехе и, очередным заклинанием разбудив их обоих, открыла глаза сама.


Посреди выжженной пустоши, когда-то носившей гордое имя «Москва» брело очень странное существо на двух ногах, совершенно не похожее на доминировавшую тут буквально неделю назад расу. Вместо рук у него были лапы: птичья и львиная. Ноги достались от рептилии и козы. Само тело было будто змеиным, сзади него находились крыло пегаса и фестрала. Длинную шею гордо величала лошадиная голова с ассиметричными рогами и чёрной гривой. Существо держало что-то в лапах и грустно напевало одну из местных песен, которые уже никогда не раздадутся здесь после его исчезновения по той или иной причине:

Тем, кто остался, мои слезы.
Я выбрал жизнь, но слишком поздно.
Нас раздавило чужое небо:
Чужое небо, мои слезы...

– Бедный Юрик. Я знал его, Горацио... – продекларировал Дискорд, встав перед очередным огромным кратером и рассматривая крепко удерживаемый в лапах обугленный человеческий череп.

Дух Хаоса понемногу сходил с ума за последнюю неделю практически полного одиночества, что лично для него, скорее, было плюсом. Но вот что негативно сказывалось на нём, так это то, что магии в этом мире практически не существовало – и драконэквус понемногу угасал без подпитки. Хоть, колоссальные по своей хаотической мощи взрывы и дали ему огромное количество энергии, теперь получать её было практически неоткуда: пусть, радиация напрямую и связана с хаотичным распадом, но эта сила стала слишком рассеяна по миру, а следствие, бесполезна элементалю. А просто творить хаос и, будучи в своей стихии, тем самым напитываться столь нужной магией, когда никто не мог за ним наблюдать, Дискорду банально было неинтересно – без других участников или зрителей аспект хаоса предпочёл бы и не чудачить вовсе. Даже если от этого зависела бы его жизнь. Да и не мог Дух Хаоса, на самом деле, уже контролировать свои силы, в чём себе ещё боялся окончательно признаться. Странное для Земли существо закашлялось, из-за чего череп в его руках превратился в шар для боулинга. Дискорд задумчиво покрутил его в лапах и помотал головой:

– Ты не Юрик. Максимум, на Йорика смахиваешь. Прости, но ты слишком изменился, да и я уже не тот, что был пять секунд назад, так что этой дружбе не суждено сохраниться.

Дух Хаоса озлобленно и со всей силы метнул шар прямо в центр громадного выстланного застывшим стеклом кратера и попал в видневшееся в самом низу ямы разбитое окно остановившегося навек поезда метро. Шар шумно прогрохотал по вагону на границе слышимости, и в мёртвом городе вновь воцарилась абсолютная тишина, которую тут же прервал драконэквус:

– Трёхочковый страйк. Гриффиндор получает three hundred bucks – и, тем самым, вырывается вперёд в чемпионате по водному поло Париж-Дакар... – Дискорд ударил себя мягкой лапой по щеке и со слезами на глазах посмотрел на застланное уже ставшими привычными чёрными тучами небо, через которое изредка пробивались лишь единичные лучи чужого солнца. Он тихо произнёс, помотав рогатой головой: – У меня даже шутить нормально не выходит без тебя, моя дорогая и милая Флатти... Я надеюсь, всем своим прóклятым бессмертным сердцем надеюсь, что я сумел передать сообщение. Обнаружить Пояс Ориона, пусть здесь он и выглядит иначе, было не сложно: Бетельгейзе слишком выделяется своей яркостью. А там уже и до тебя совсем недалеко... Но я так устал, раздвигая эти треклятые тартаровы тучи пепла, дыма и чьих-то надежд... Я не уверен уже, что я долго выдержу без твоего нежного сердца, моя потрясающая пегасочка... И без родного мира и его магии, на самом деле, но ты всё равно для меня важнее даже самой моей волшебной сути. Я знаю, ты и твои друзья, и, как это ни странно, они же теперь и мои, найдёте способ вернуть меня домой. Иначе просто не может быть.

Дискорд сел на ближайший бордюр и снова закашлялся, но на этот раз специально, будто привлекая чьё-то внимание, от чего стоящий рядом и не задетый ядерным ударом знак «СТОП» перешёл на другой конец уцелевшей дороги. Дух Хаоса вновь обратился к окружавшей его мёртвой планете:

– Кхе-кхе. Кхе-кхе! КХЕ-КХЕ, побери вас я! Эй, я тут кашлять вообще-то пытаюсь. И долго мне ещё вести этот невозможно пафосный монолог о своей любви к Флаттершай? У меня потихоньку заканчиваются драматические фразочки. Ну давайте же, вытяните меня, пока ещё весь накал момента не утрачен! Селестия, Луна, Твайлайт – хоть кто-нибудь из вас! Я даже согласен на помощь Ми Аморы Кадэнзы, хоть она и та ещё зануда!.. Не заставляйте меня обращаться сами-знаете-к-кому напрямую, он не любит, когда трещит четвёртая стена!.. Притом, непонятно ещё, к какой из его двух вариаций мне обращаться: рукастому и фейковому из финала? Или крылато-рогатому, но настоящему и из очень нескорого продолжения?..

Вдруг, прямо перед ним ударил столб розового цвета, пробившего свинцовые тучи, вырисовывая на сохранившемся асфальте картинку в виде трёх бабочек. Прямо над ней сам воздух как будто разорвался и засиял тёмно-синей и фиолетовой магией. Эквестрийской магией. Также от разлома веяло какой-то связью как с окружающим его местом, так и со звавшим Дискорда домом.

Bloody hell, кто же знал, что всего-то надо поныть. Не прошло и полугода, как говорится. Интересно, почему в процессе не участвует Тия? Что-то я не ощущаю вокруг магии Дневной Принцессы, но зато чётко вижу воздействие Луны, Твайлайт, Флатти и даже двух людей. Спасибо, ребятки, за такси до Эквуса, но чаевых не ждите!

Дух Хаоса встал и ввалился в разлом.


– Всё так же, как и в прошлый раз, Спайк, мы снова будем использовать магию гармонии для открытия портала.

– Правда, теперь мы знаем, что делаем... – тихо произнес дракон, от чего люди усмехнулись и переглянулись.

– На самом деле, нет, это ещё большая импровизация, чем тогда, – с хитрой улыбкой ответила Твайлайт Спаркл, надевая защитные очки. По паре досталось всем, даже спящей Флаттершай, а не только дракону и лавандовой пони, продолжившей: – Однако, теперь у нас нет фокуса магии, потому что банально нет времени на поиски подобного зеркала. Мы же не хотим, чтобы Дискорд оказался где-то на другом конце Эквуса, верно? Луна, нам с тобой придётся удерживать этот портал своими силами, так что приготовься к большим магическим перегрузкам.

– Я поняла. Я готова, – кивнула Принцесса Ночи и, набрав в грудь побольше воздуха, зажгла рог и стала ждать команды от более юной принцессы. Та ещё раз проверила показания приборов, точность координат и направила лучом магии в жёлтую пегаску.

– Так, это должно будет дать сигнал на Землю. А заодно и стабилизировать связь. Сейчас спасение Дискорда, в прямом смысле, больше в копытах нашей милой Флаттершай, а не магии: насколько сильно она его любит и чувствует себя связанной с ним, настолько прочным будет соединение Эквуса и Земли.

– Как моя нежность по отношению к Луне? – уточнил Сергей, вызвав небольшой румянец у Принцессы Ночи.

– Верно, хоть и не совсем. Всё же, тогда магия именно что сфокусировалась на вас двоих без знаний о ваших персонах кого-либо с этой стороны. А сейчас, наоборот: мы используем связь между Флаттершай и её любимым. Так, теперь не отвлекаемся, я начинаю подавать энергию от Сердца Гармонии.

Твайлайт Спаркл начала медленно переводить рычаг из нижнего положения в верхнее, а машина всё больше начинала гудеть с каждым следующим положением рубильника. Когда он достиг остановки, Принцесса Дружбы кивнула Принцессе Ночи, и они обе их аликорньими силами ударили из рогов по постаменту, на котором ранее стояло зеркало, из-за чего и началась изначально вся история.

– Твайлайт, сильнее! Я как будто солнце пытаюсь двигать! – простонав, крикнула Луна второй принцессе, у которой всё не получалось дать нормальный стабильный поток волшебства.

– Угх... Стараюсь! Мы, всё же, пытаемся открыть портал напрямую в пределах полутора тысяч световых лет! Я не настолько ещё опытна с магией космоса, как ты! – наконец, и фиолетовая аликорн смогла стабилизировать луч своей магии. Их заклинания слились, образовывая на постаменте своеобразную светящуюся сферу.

Гул техномагической машины усиливался, но на этот раз всё работало как часы. В помещении появилось странное ощущение сквозняка, хоть взяться ему было и не откуда. От шума вокруг открыла глаза Флаттершай, с испугом и непониманием наблюдая за происходящим и крепко и неосознанно обнимая для успокоения протестующего Спайка, которому просто не повезло оказаться рядом с пегаской. Совершенно внезапно, из рюкзака Льва, который тот по привычке взял с собой, раздалась странная песня:

I'm not a fan of puppeteers,
But I have a nagging fear:
Someone else is pulling at the strings.
Something terrible is going down
Through the entire town
Wreaking anarchy and all it brings!

Лев с удивлением достал из сумки оба севших телефона, из которых синхронно раздавалась смутно знакомая ему мелодия, которой явно не было в памяти, по крайней мере, его трубки. Удивление человека стало ещё выше, когда на обоих экранах, честно показывавших 0% рядом с индикатором батареи, высветились входящие звонки с неизвестного номера. Он подал телефон Сергея его владельцу, но тот помотал головой и сбросил вызов:

– Я не беру неизвестные номера, ты же знаешь. К тому же, я что-то сомневаюсь, что в ближайшую сотню-другую лет в Эквестрии появится сотовая связь, так что кому тут звонить? Пусть сам лично уже приходит, а не фигнёй страдает.

– Ты думаешь, это...?

– О да, даже не сомневаюсь. Кому ещё под силу такая бесполезная, но впечатляющая хрень? К тому же, это его песня. Ты трубку-то брать будешь?

Лев, всё ещё пребывая в сильном замешательстве, кивнул, нажал на зелёный символ и, прислонив телефон к уху, спросил:

– Алло? – вместо ответа из верхних динамиков лишь раздалось продолжение песни, как будто и не прерывавшейся, подтверждающее теорию друга:

Discord, are we your prey alone?
Or are we just a stepping stone
For taking back the throne?
Discord, we won't take it anymore,
So take your tyranny away!

Лев повесил трубку и, помотав головой, лишь тихо произнёс:

– Позер...

– Как я уже говорил, а вернее, подумал одной фестралке: «Сам ты позер», – раздалось из сине-фиолетовой сферы магии. Из разрыва вышел Дискорд во плоти. Помятый, в пыли и грязи, с почему-то дымящимся одним из рогов, но живой.

Следующие события происходили с поразительной быстротой.

Искренне улыбнувшись присутствовавшим и цыкнув зубом, Дискорд упал, теряя сознание.

Принцессы прекратили колдовать и обессиленно легли на ноги.

Спайк, вырвавшись из настойчивых копыт оцепеневшей пегаски, подпрыгнул и повис на рубильнике, отключая машину.

Сергей бросился к своей любимой, а та слабым голосом произнесла:

– Я в порядке... Твайлайт тоже, я на себя взяла основную магию... Просто дай нам обеим минуту...

После этих слов и полного отключения машины в помещении на несколько секунд, показавшимися участникам вечностью, повисла непривычно давящая отсутствием звуков тишина. Которую перебивало только тяжёлое дыхание двух аликорнов и какое-то странное и частое щёлканье, также раздававшееся из рюкзака Льва.

– Дискорд? – тихо и, всё ещё не веря своим глазам, спросила Флаттершай, осторожно вставая с металлического стола, на который её и уложили, – это ведь, правда, ты, Ди?..

Одновременно с этим, дракон обратился к человеку в очках:

– Лев, у тебя что-то опять из сумки непонятные звуки издаёт. Что там?

– Твай, ты ведь тоже в порядке? – вопрос уже от Сергея более юному аликорну, ответом на который был короткий кивок.

– Дискордушка... – не веря своему счастью, пролепетала Флаттершай, и робко, словно боясь, что тот вновь исчезнет от её резкого движения, шаг за шагом стала приближаться к своему любимому и единственному Духу Хаоса.

Лев достал из сумки белый щёлкавший прибор и удивлённо произнёс:

– Это дозиметр! Он на дне сумки лежит. Я и забыл о нём совсем за месяц-то...

– Ди... Мой самый прекрасный, самый добрый и нежный... Мой потрясающий Дискорд... Что же с тобой там случилось, любимый?.. – шептала пегаска, осторожно подходя к лежащему Духу Хаоса.

– Что? Дозиметр?.. – уже вопрос от Сергея, после осознания сказанного, за секунду переменившегося в лице и закричал: – Флаттершай, назад! Все назад! Рядом с ним сейчас пиздец как опасно! Кто-нибудь, поставьте щит!

Первой отреагировала на крик, как это ни странно, Твайлайт, телепортируя себя и Луну на безопасное от излучающего смертельные изотопы Духа Хаоса, а заодно организовывая вокруг принцесс хоть как-то защищающий от неизвестного излучения щит. Лев и Спайк отскочили в розовый пузырь сами следом. Но Флаттершай словно не слышала. Она продолжала подходить всё ближе и ближе к своей второй половинке. Сергей подбежал и со всей силы схватил её, насильно оттаскивая к остальным и, тем самым, словно разрушая наваждение. Пузырь иллюзии тянувшегося времени лопнул.

– Нет! Нет! Отпусти меня! НЕТ! Пусти меня к нему, я ему нужна!!! Не-е-ет! ДИСКО-О-ОРД! – в бессильных слезах кричала Флаттершай, пытаясь вырваться из крепко удерживающих её человеческих рук, болезненно хлеща человека крыльями по лицу, а также со всей силы пытаясь лягаться передними и задними копытами. Сергей шипел от боли, но пегаску не выпускал и, сквозь страдания, пытался её хоть немного успокоить:

– Флаттершай... Послушай. Мне, правда, жаль, что я сейчас вынужден делать то, что я сейчас делаю. Но мы должны прежде его очистить от радиации и обезопаситься самим. Иначе мы все, даже аликорны, умрём.

Она не слушала, продолжая истерику. Луна встала и, уже в какой за сегодня раз, применила на пегаске заклинание сна:

– Я попробую успокоить нашу Флаттершай во сне... У вас есть мысли, как обезопасить нас всех и Дискорда в дальнейшем от опасности?

Сергей и Лев переглянулись и кивнули.

– Сначала ему надо устроить тщательный душ, – ответил старший парень, – только надо прежде поставить на нас самих щиты. Или дать какой-нибудь свинцовый фартук, если есть. Я уверен, большинство проблем от земной пыли и грязи – и сам он фонить уже будет меньше. А, и да, канализацию тоже надо будет изолировать, а всю использованную воду потом закопать на очень большой глубине, чтобы ни одна живая душа до неё не дошла.

– Я могу трансфигурировать что-нибудь в бочки. И изолирую ванную, и наложу на всех нас щиты, – кивнула Твайлайт, а её рог слегка засветился, а вокруг каждого из спасателей появился странный слой фиолетового свечения, – вся вода будет собираться и храниться в карманном измерении, которое я могу создать... Ух, ну и задачу вы мне дали, конечно.

– Может, мы ещё потом обработаемся и Дискорда почистим тем заклинанием, которое ты, Серёг, вынудил нас с Нáйти получить? Оно, вроде, очищает от патогенов, так, может, и от радиации поможет избавиться? Мы же тоже явно хоть сколько-нибудь Зивертов, да хапанули...

– Дельная мысль, дружище. Твайлайт, Луна, сможете повторить это заклинание или стоит кого-то из нас направить в больницу за Греймэйром или кем-то ещё?

– Сможем, – уверенно кивнула Луна.

– А мне что делать? – спросил Спайк.

– Хм. Драконы же могут и в лаве купаться, и в воде не тонут? Технически, ты меньше всего будешь подвержен излучению. Решено! Спайк, я тебя назначаю самым важным в нашем деле – и я не шучу на тему важности: главным омывателем Духа Хаоса. Не волнуйся, мы со Львом будем на подхвате. Надеюсь, щиты Твайлайт способны выдержать ионизирующее излучение, да и что, в целом, Дискорд не так уж и сильно фонит сам, иначе, мы об этой затее быстро пожалеем... Притом, все.


Вошедшую в тронный зал замка в поисках Твайлайт Эпплджек встретила очень странная картина в зале с картой. Заплаканная Флаттершай лежала на полу и спала под крылом также спящей и, на вид, сильно уставшей принцессы Луны. За одним из каменных кресел сидел с голым торсом Сергей, почему-то в синяках, и с шипением втирал в волосатую грудь какую-то мазь. Спайк лежал рядом с человеком на огромном столе, отправлявшем пони на Квесты Дружбы, и тяжело дышал. Напротив них сидел донельзя мокрый и безразличный к происходящему Дискорд с полотенцем, обмотанным вокруг таза, а над Духом Хаоса возвышался Лев, регулярно тыкавший со всех сторон в него какой-то белой коробочкой. Сама же хозяйка замка с раскрытой книгой в копытах парила над всем этим занятным действием и накладывала на каждого из присутствующих какие-то чары. Помимо этого все, кроме Дискорда, светились каким-то фиолетовым свечением, напоминающим магию Твайлайт.

– Э-э-э... Сахарок, я не вовремя? Я зайду потом, если что.

– Да нет всё нормально, ЭйДжей, подожди, пожалуйста. И пока прошу постоять тебя там, – отозвалась Принцесса Дружбы и обратилась уже ко Льву со странной фразой: – Ну, как его фон?

– Выше окружающего, но примерно такой, какой в норме и до всего этого был на Земле. Так что дело реально было в пыли. Думаю, можешь снимать щиты – и надеюсь, они помогли.

– Должны были. Но всё равно, я как раз закончила с чарами избавления от вредоносных частиц, чуть изменив структуру заклинания под их размер, – уставшая Твайлайт Спаркл села рядом с Сергеем и положила книгу на каменный стол. Эпплджек успела разглядеть ничего не сказавшие простой фермерше название и автора: «Явление радиоактивности», Кьюринг Мэйр. Принцесса Дружбы обратила внимание на всё ещё шипящего от боли человека и, скорчив сочувственную мину, наложила на него какое-то заклинание. Боль от ударов копытами прошла, а повреждения стали куда менее явными.

– Спасибо, Твай... – благодарно отозвался Сергей.

– Что у вас тут вообще произошло? – недоумевала земная пони. – Вы все, включая Дискорда, кстать, здрасте, выглядите так, как будто весь день яблони околачивали. И, судя по всему, на Серёгу и Флаттершай ещё и упали эти яблоки.

Услышав своё имя, пегаска проснулась и испуганно завертелась, тем самым, пробуждая и Хранительницу Снов. Взгляд жёлтой кобылки упал на старшего из людей, и одними губами она прошептала «Прости...». Тот, молча, кивнул и постарался улыбнуться в ответ на грустный и беспокойный взгляд. Но поняв, что кобылке сейчас нужны извинения, ответил:

– Ничего страшного. Я бы тоже вряд ли сдержался, не давай мне кто подойти к Луне...

– Так вот, Эпплджек, о том, что здесь произошло. Как ты сама видишь...

Совершенно неожиданно для всех, Дискорд вдруг чихнул, от чего на Эпплджек прямо из воздуха посыпались десятками такие же, как у неё, шляпы.

– Эй, какого сена ты творишь, Дискорд? Ты ж обещал не чудить! – гневно отозвалась земная пони, вылезая из-под завала головных уборов.

– Чрезвычайно сильно прошу прощения, Эпплджек, – наконец-то слабо подал голос Дух Хаоса, – но моя магия слишком непредсказуема сейчас.

– А чем это отличается от твоей обычной магии?!

– Обычно хотя бы я сам предполагаю, что именно произойдёт. А сейчас даже я не в силах её обуздать.

– Угу, – отозвался Лев, – на позапрошлый его чих у нас у всех поменялись местами причёски. На Серёгу с гривой Твайлайт было, конечно, забавно смотреть, но вот Флаттершай драконий гребень Спайка совершенно не шёл. И это ещё хорошо, что следующий же чих всё исправил, но куда-то телепортировал почти все книги, принесённые Твай.

– Да, скорее всего, улетели в Хаосвилль, там оказывается большая часть моего мусора, – пожал плечами Дух Хаоса, вызвав своим пренебрежением гневный возглас со стороны бывшей единорожки, в принципе, очень трепетно относящейся к книгам, а тем более, своим.

– Спокойно, Твай... – тихо произнёс Сергей, аккуратно потрепав тёмно-фиолетовую гриву кобылки, которая совсем недавно величала его самого. – Он вернёт все твои книги и даже докинет сверху за причинённое неудобство и своё спасение, верно, убийца восьми миллиардов?

Дискорд сначала хотел заартачиться, но потом как будто осел на своём кресле и сдулся. Услышавшие это обвинение Эпплджек и Флаттершай открыли рты.

– Это что ж получается, выходит, именно Дискорд у вас на Земле...

– Ди... Это правда?

– Частичная. Гибель человечества в равной степени и на моей совести, и на совести их самих.

– Может, уже расскажешь о том, что произошло на планете Земля? – тихо, но властно обратилась, подойдя к столу, Луна. – Мне кажется, Сергей и Лев заслуживают знать, что произошло с их домом – и как именно в этом замешан ты.


Дискорд рассказал. Почти три первые земных недели он просто развлекал себя различными преимуществами высокотехнологичного мира. Ходил в цирк, где слегка мешал иллюзионистам и клоунам устраивать шоу. Посещал театр, иногда оказывая себе в удовольствии самолично поучаствовать в иных постановках. Побывал в качестве косплеера на самого себя на каком-то из бесконечных фестивалей. И играл в видеоигры, подтверждая факт чего, гордо продемонстрировал слушателям вытащенный из-под шкуры небольшой кубок за победу в тетрисе. В целом, вёл вполне себе обычную жизнь типичного туриста в Москве.

– Естественно, я маскировался, хоть и не всегда. Не все люди могли принять мой истинный облик и не сойти с ума. Какие-то старушки активно пытались регулярно меня зачем-то поливать водой и призывали попов, чтобы те... изгнали беса? Не уверен, что запомнил верно. Многие из ваших служителей культа, кстати, оказались довольно дельными ребятами – и, когда понимали, что обознались, даже вступали со мной в диалог, расспрашивая о родном доме. Также адекватно меня воспринимали дети и те, кто знал об Эквестрии. Это забавно, конечно, слушать о части произошедших здесь событий из уст, совершенно незнакомых с первоисточником.

– Короче, Склифосовский, – оборвал его скрестивший руки на груди и ходящий туда-сюда Сергей. Парень явно нервничал больше остальных, и причину этого лучше всего могли понять лишь Луна и, как это ни странно, Дискорд. Одна лично увидела глазами любимого все те ужасы, что произошли на Земле, а другой непосредственно был участником апокалипсиса. Драконэквус уже примерно узнал от принцесс, как конец Земли отобразился в Эквестрии, а потому интуитивно понимал состояние человека и не обращал внимания на его, в целом, заслуженные колкости:

– Извини... И не только за то, что тяну. Я ни в коем случае не давлю на жалость. Просто вспоминать и думать об этом не менее тяжело нам обоим. Так вот. Когда мне стало скучно, так как чинить Хаос я не могу, ибо пообещал Флаттершай, я спросил у какого-то мужчины в зелёном пятнистом костюме, кстати, от одного вида которого Рэрити бы сошла с ума на тему его безвкусия, где вообще здесь можно повеселиться. Он посмотрел на свой шеврон со скрипкой, смерил меня странным взглядом и посоветовал отправиться устроить концерт на какую-то окраину, – на этих словах Сергей со стоном рухнул в каменное кресло и схватился за голову. Лев держался лучше, но он тоже понял, куда дальше направится история драконэквуса:

– О, нет...

– Вот я совершенно также подумал, когда туда попал. Судя по всему, там был какой-то полигон, где люди с повязками разных цветов и в таких же зелёных одеждах испытывали образцы земного вооружения. Правда, делали это как-то странно. У вас что, не слышали о том, что огнестрельное оружие нельзя направлять на других?..

Ответом Дискорду был глухой стук головы Сергея, который сознательно ударился головой о карту, тем самым, включая её. Благо, магическая конструкция значительно смягчила удар.

– Потому что это был не полигон, – тихо произнесла Луна, – а зона конфликта двух наций.

– Вот оно что! Тогда я теперь понимаю, почему в меня стреляли с обеих сторон. Стоп. А ты-то откуда об этом знаешь?

– Люди рассказали о том, что происходит... происходило у них в мире. В основном, Серёжа. И позволь, угадаю. Ты перевёл региональное боестолкновение в глобальное?

– «Серёжа»? – хмыкнул Дискорд, с каким-то новым уважением взглянув на человека, – но нет. Ты будешь удивлена, но я наоборот всех помирил. По крайней мере, там, – поморщился Дух Хаоса. – Я встретил одного занятного бородатого мужичка в том месте – и мы разговорились. Оказалось, что он когда-то был юмористом, но зачем-то полез в политику. Я немного позволил себе убедить его вернуться к истинному призванию комика и использовал свою магию, чтобы он нормально вышел из неловкой ситуации, в которую себя вогнал. Так что да. Я помирил две страны и даже сходил на итоговый юмористический концерт того мужичка... Как же его звали?.. А! Володимир! Со своей коронной шуткой «Хто я?». Очень смешной дядя.

Очередной мощный стук человеческим черепом по магической карте, сопровождаемый крайне тяжёлым стоном. От Луны раздалось беспокойное:

– Любимый, пожалуйста, перестань пытаться себя покалечить... Хоть я и понимаю, что ты сейчас испытываешь, но уже ничего не сделать...

– Ого! Если до этого у меня появились подозрения, то сейчас точно не осталось никаких вопросов, – восхищённо поаплодировал Дух Хаоса. – Правда, я впечатлён, Луна. И, кажется, я начинаю догадываться, почему с нами нет Тии. Старушка просто не может находиться в одной комнате с людьми. Один из которых ещё и очаровал младшую сестру... О-хо-хо, вот уж не думал, что вернусь к таким дворцовым интригам...

– Я рада за тебя, – холодно ответила Луна, – но ты начинаешь лезть не в своё дело.

– Просто беспокоюсь о двух самых старых друзьях. Ты и Селе... – резкий хлопок по столу привлёк внимание всех присутствующих в зале, многие из которых даже вздрогнули от неожиданности.

– Перестань юлить, Дискорд, – процедил сквозь зубы Сергей, – и я даже не заостряю внимание на том, что это, действительно, не твоё дело, кто, с кем, сколько раз и на какой люстре...

– А вы-с затейник, поручик! – хохотнул элементаль, перебив человека.

– Заткнись. Ты можешь, чёрт тебя дери, уже сказать, нужно ли мне и Льву жалеть о том, что мы тебя помогли вытащить с Земли? Потому что я тебе честно скажу. Я вот на таком расстоянии, – Сергей показал буквально полсантиметра между указательным и большим пальцами, – чтобы хорошенько не врезать тебе. Просто по той причине, что ты... Что ты...

– Что я сейчас стою рядом и болтаю о тех вещах, что не имеют отношения к повестке дня, когда все остальные на Земле – или практически все – мертвы, – спокойно закончил за человека Дух Хаоса и вздохнул, – я могу поклясться своей любовью к Флаттершай, если необходимо. Я наоборот хотел всех спасти. Просто... Ошибся. Ошибся так, что это стоило людям на Земле всего.

– Просто... Чт... Пфх?! ПРОСТО?! Извини, но в моей голове немного нет нормальной связи между словосочетаниями «просто ошибся» и «почти восемь, мать их, миллиардов трупов». Может, заполнишь пробел, убийца?

– Перестань травить душу, а? – поморщился Дух Хаоса. – Мне, на самом деле, тяжело свыкнуться с последствиями своих действий и нормально жить дальше пока что. Но и кем-кем, а вот убийцей я себя не считаю. Я могу предложить всем только дослушать меня и не перебивать. Присутствующие здесь люди и, по крайне мере, одна из связанных с их интеграцией в эквестрийское общество принцесс, думаю, всё же, понимают, что Сергей и Лев покинули Землю в довольно удачное время. Потому что напряжённость была не только в том месте, где в ситуацию вмешался и исправил я. Но ещё, как минимум, в шести-семи немаленьких регионах планеты. И это я ещё тактично не заикаюсь, что явно далеко не всех устроил заключённый мир. У вас в политике интриг и планов было больше, чем за всю жизнь у меня и всех четырёх ныне живущих аликорнов вместе взятых... А нам суммарно точно под семь тысяч лет наберётся – и это минимум. Так вот. Земля и без меня была пороховой бочкой в этот момент времени. Собственно, она и не выдержала.

Дискорд оглядел присутствующих. Каждый из них внимательно слушал. Но в глазах обоих людей и даже обеих принцесс появилась обречённость. Они-то знали о напряжённости меж различными народами и нациями, кто лично, кто из рассказов и снов. И все прекрасно знали финал истории – и понимали, что не Дискорд-то нажимал на злополучные красные кнопки. А люди.

– Я не знаю, кто начал, – как будто услышал он их тяжёлые мысли, – но я точно знаю, что одной из первых с лица планеты стёрли Москву. И вот здесь-то я и ошибся... Я попробовал поставить щит над всей планетой – ещё можно было спасти остальных. Не учёл я, что ядерная и термоядерные реакции – это хаос в чистом виде, это я уже потом нашёл несколько книг на тему от нечего делать... Конкретно я – в отличие от других Дискордов – никогда не сталкивался с людьми, всё же, до этого – и не знал об их методах массовых убийств. А что будет, если хаотичное по своей природе оружие одно за другим ударять о состоящий из чистого хаоса барьер? Правильно: ещё больше неконтролируемого хаоса. Если честно, в первую секунду, когда я понял, что случилось, я думал, планету вообще расколет пополам от выбрасываемой энергии. И вокруг творилось такое, что я в лучшие времена дома-то никогда не видел. Я-то выжил просто по той причине, что питаюсь на завтрак, обед и ужин энергией Хаоса. Наверное. Даже я не уверен, если совсем честно. Чистый Хаос просто обошёл меня, как будто я волнорез. И вот у меня вопрос к вам, Сергей и Лев. Целесообразно ли считать меня убийцей, если я только хотел всем дать зонт, от чего наоборот, к сожалению, их сгубил? Не я запускал бомбы и ракеты именно с целью убивать. А ваши погибшие вместе со всеми лидеры. И если это играет хоть какое-то значение, мне правда... Искренне и по-настоящему жаль, что так получилось.

– А зачем тебе вообще было пытаться помогать нашему виду не угробить себя? – уточнил Лев, – что тебе Земля, когда твой дом здесь, на Эквусе?

– Зачем я это попытался сделать? Потому что люди хаотичны по своей природе, их гибель – настоящая потеря для меня как аспекта Хаоса. Как говорил какой-то из ваших царей, хотел как лучше, что называется...

– Знаешь... – тихо заметил Лев, – тебе даже хуже, на самом деле. Ты отнюдь не убийца. Ты спаситель-неудачник.

– Про то и речь, – грустно усмехнулся Дух Хаоса. К нему подошла Флаттершай – и, подлетев, обняла его за длинную шею. Кроме шелеста крыльев пегаски ничего не нарушало тягостную тишину. От звона часов в зале, пробивших два часа дня, вздрогнули все, кто присутствовал в этот момент в помещении.

– Вы знаете, сахарки... – первой нарушила молчание Эпплджек, – я обычно была бы первой, кто не доверяла бы Духу Раздора. Уж очень немало раз он обманывал многих из нас. Но я просто чувствую, что сейчас он говорит кристально чистую правду. Я готова свою шляпу поставить на это... все свои шляпы, – исправилась хранительница Элемента Честности, оглядев десятки одинаковых коричневых стетсонов вокруг.

– Я благодарен, что хоть ты вступилась за меня, Эппл... Эппл... Простите... Эппл-апчхи!-джек! – в очередной раз чихнул Дискорд. Все инстинктивно пригнулись, но на первый взгляд, ничего не произошло. Пока часы в зале вновь не пробили два часа дня. Сергей невольно перевёл взгляд на подарок Луны на руке – и заметил, что секундная стрелка и на его часах тоже шла назад. Оторопев, он возмутился:

– Э-э-эй! А ну, верни, как было! Это подарок от Луняши!

– Момент... – Дух Хаоса щёлкнул пальцами, но вместо наложения обратного заклинания, упал, как подкошенный. К драконэквусу сразу же кинулась его любимая, – Всё относительно нормально, Флатти, не волнуйся за меня... Хм... Прошу прощения, но я не могу обратить заклинание сейчас. Я думаю, вы и так заметили, что я не контролирую магию хаоса в данный момент. Но всё ещё хуже. Я теряю свои силы. Долгое время в немагическом месте и неожиданный кумулятивный эффект от моего воздействия на Земле каким-то образом заставляют мои силы просто исчезать в никуда. Боюсь, я долго так не продержусь... – на этих словах он закрыл глаза и потерял сознание.

– Нам надо что-то с этим делать, – решительно подала голос Флаттершай, – он, действительно, так долго не протянет. Он состоит из Хаоса – и нормальность для него смертельна. Я уже случайно как-то проверила...

– А что мы можем? – задала резонный вопрос Твайлайт. – Наша с Луной магия, максимум, позволяет дать ему лишь небольшой прилив сил. Магия Гармонии для него губительна. Я не уверена, что хоть кто-то в Эквестрии вообще, кроме него, умеет использовать Хаос как именно полноценный элемент... Пинки Пай, разве что, но какой из неё маг?

– Может, Зекора чем-то поможет? Её зелья справлялись даже там, где магия была бессильна, – размышлял вслух Спайк.

– При всём моём уважении к учительнице, сомневаюсь. Зелья, на самом деле, упорядочены – и скорее навредят тому, кто создан из дисгармонии, – ответил Лев.

– Хм... Мы можем подпитывать его чистой магией, пока не найдём решения, – произнесла Луна, окутав драконэквуса облаком синей магии. – Но если бы мы могли как-то остановить утечку... Уверена, что он бы сам излечился, если бы не терял свои силы в окружающую среду. Нужно что-то, что позволило бы сдержать его саму суть, его эмоции и его силы внутри него самого...

Раздались два синхронных щелчка пальцами. Все обернулись на Льва и Сергея, которым, видимо, одновременно пришла одна и та же мысль. Парни переглянулись и Сергей сказал:

– Давай сначала ты. Мне кажется, наша миндальная связь, когда мы одновременно говорим одну и ту же фразу, подала нам сейчас одинаковую дельную мысль, – Лев кивнул и обратился к окружающим:

– Кирины. У них же протекает река, которая позволяла сдерживать им эмоции, не превращаясь в нириков. Ты же ведь тоже об этом подумал, Серёга?

– Именно. Я думаю, нужно Дискорду устроить там курс лечения местными минеральными водами. Подумайте пока над нашей со Львом идеей и расспросите подробнее Эпплджек и Флаттершай. Они были там – и знают, о чём мы говорим. А я, если вы не против, пойду пока прогуляюсь и подышу воздухом. Простите, но я слишком много чего узнал за сегодняшний день – и далеко не всё из этого мне оказалось по душе...

– Я с тобой, Серёг. Мы в одной лодке с тобой, всё же. И мне тоже нужно проветрить голову.

Сергей оделся, и люди вышли из замка. Луна и Твайлайт Спаркл вкратце расспросили подруг об их визите на «Пики Ужаса» и сошлись на том, что идея людей была, на самом деле, довольно хорошей, если не сказать, что гениальной. После Луна попросила Твайлайт обсудить кое-что с глазу на глаз – и обе кобылки направились в библиотеку.

– Что ты хотела спросить, Луна?

– Хм... Это сложно объяснить, но я волнуюсь, на самом деле, как за своего самого старого друга, так и за любимого.

– Я вообще, если честно, удивлена, что ты и Селестия, в принципе, с Дискордом друзья.

– Это очень старая дружба трёх обречённых бессмертных, которая, на самом деле, не всегда хорошо аукалась каждому из нас. Оба заключения Духа Хаоса в камень, как и нашествие его лозы на центральную Эквестрию – тому примеры. И это лишь наиболее известные из многих, – покачала головой Луна.

– А что заставляет тебя переживать конкретно на тему Серёжи и Дискорда?

– То, что любимый так ничего и не сказал после всего, что узнал. В отличие ото Льва. Я уверена, что он понял и принял вину и искреннее сожаление Духа Хаоса – и не злится на него. И я верю в него. Но, всё равно, не могу отделаться от беспокойства, что он поступит с ним по-человечески плохо.

– Дело же даже не в Серёже – и не в том, что люди Земли сделали сами с собой, верно? – Луна в ответ лишь усмехнулась проницательности Твайлайт: при минимальных данных, она вполне могла сопоставить факты, – твоё упоминание о неприязни Селестии к ребятам, то, о чём проболтался Дискорд... Хм, и, пожалуй, также то, сколько меня некогда мучила подруга моего детства Лира Хартстрингс, постоянно прося книги о людях, заставляет меня подумать, что они оба, на самом деле, не первые люди в Эквестрии. И что, как минимум, с одним из них пересекалась твоя сестра – и встреча вышла не из приятных.

– Хуже. Она полюбила его. И тот предал её доверие, от чего... пострадали невинные пони. Я точно знаю, что Серёжа никогда бы не поступил так. Я твёрдо знаю это и искренне доверяю ему всем своим сердцем. Просто не хочу, чтобы у него были соблазны учинить самосуд Дискорду. Не могу сказать, что Дух Хаоса не виноват...

– Я поняла твою тревогу, – кивнула Твайлайт Спаркл. – Что от меня требуется?

– Я поеду с ними и буду помогать Дискорду, а тебя прошу остаться в Понивилле. Всё же, две отсутствующие принцессы из трёх одновременно – это не очень хорошо для страны. Можешь попросить у любимого на время поездки «Свет Любви»... скажем, с целью изучить? Это магическая сабля, изначально созданная сестрой и убившая того чёрного и злого человека. Но она переродилась в руках Серёжи. И теперь это совершенно другой артефакт. Как я и говорю. Я верю в него так, как, наверное, не верю в саму себя. Просто боюсь опрометчивых поступков на фоне услышанного от Дискорда.

– Хорошо. Я попрошу у него это оружие. И даже попробую, действительно, что-то узнать новое.

– Спасибо, Твайлайт... Ты настоящая подруга, – Луна искренне обняла младшую принцессу.

Кобылы вернулись в зал с картой – и, с удивлением, обнаружили там ждущего Сергея. С вышеупомянутой саблей, лежащей в её собственном ящичке.

– Мы со Львом купили билеты до «Пиков Ужаса», первый и последний поезд за сегодня отправится через два часа. Хотя, на самом деле, это «Рощи киринов», но мрачное название ещё прилипло с тех пор, когда они боялись навредить окружающим своей второй стороной. Направление непопулярное, поэтому билеты недорогие, так что мы решили арендовать весь спальный вагон – всё же, ехать нам часов семнадцать минимум, и то, если билетный кассир не наврал. К тому же, мы не знали, кто поедет. Сам Лев сейчас пошёл за Найт Глайд, вещами, едой и гитарой. Как бы, если нам далеко ехать, почему бы не сделать это с комфортом и музыкой?

– Довольно... Продуманно, моя любовь. Если что, мы уже решили, что еду я, а Твайлайт остаётся.

Твайлайт слегка фыркнула, так как за неё всё уже решила более старшая принцесса. Сергей не заметил этого и хлопнул себя по лбу, словно вспомнив что-то:

– Точно! ЭйДжей сказала, что тоже остаётся – и уже покинула замок, так что я заодно попросил её передать спа-пони, что меня какое-то время не будет в салоне. Кстати, изначально она приходила попросить устроить Меткоискательницам внеочередное занятие у тебя, Твай.

– Я постараюсь выделить время для кобылок и их... энтузиазма. Саблю ты тоже планируешь взять? – осторожно спросила бывшая единорожка.

– Не-а, – помотал головой парень, – в пень. Я хочу оставить её в надёжных руках... тьфу, копытах – и поэтому доверяю тебе. Мне кажется, Луне будет спокойнее, если лечить Дискорда я отправлюсь без неё, – подмигнул Сергей своей любимой и обратился уже к ней: – Твой друг – это мой друг. И неважно, если он несколько раз сильно ошибался, каждый заслуживает второй, а то и третий шанс. И часы, кстати, оставлю. Вдруг, у Твай получится вернуть их в нормальное состояние? – спросил Сергей, снимая с руки подарок своей кобылки. – Я пойду тоже соберу наши вещи, Луняш. Собираемся на станции через полтора часа. Больного только не забудьте, а то немного потеряется смысл нашего вынужденного отпуска...

Человек снова покинул замок. Твайлайт поражённо спросила у Луны, у которой сначала чуть сердце в пятки не ушло, а потом затрепетало от радости:

– Откуда он... Мы же только что говорили о сабле.

– Я не знаю, Твайли... Но я точно не ошиблась со своим выбором!..