Новый день рождения

В один прекрасный день Рэрити вдруг понимает, что она совершенно не в курсе, когда у принцессы Твайлайт день рождения.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Как пони познакомились с бризи

Бризи милые и добрые? Как бы не так! Что, не верите мне? Тогда присаживайтесь к костру и я расскажу вам как все есть на самом деле.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Стража Дворца

Спокойной ночи, Свити Белль

Свити Белль никак не может уснуть. К счастью, Рэрити всегда позаботится о своей младшей сестре. Однако, у младшей сестры другое мнение…

Свити Белл

Иллюзия разума

Во второй половине 21 века в связи с энергетическим кризисом правительством США принимается решение начать серьезные исследования ближайших звездных систем. Для этого разрабатывается серия автоматических зондов, которые отправляются в системы Альфа-Центавра, Глизе 581 и 876, где были обнаружены экзопланеты земного типа. Спустя десять лет зонды, отправленные в систему Альфа-Центавра, передают на Землю информацию, ошеломившую весь мир.

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони Человеки

Fallout: Equestria. Заблудшие души

Рассказ о синем пегасе, чья жизнь была скучна и бессмысленна в постапокалиптическом мире, где все пони живут в закрытых от всего мира убежищах и совершенно не знающих, что творится снаружи.

Другие пони ОС - пони

У пони и грифонов не бывает птенцов (18+)

Древние времена, простые нравы... Союз двух племен это только договор о защите одних за стол для других или нечто большее?

ОС - пони

Охота для тёмной лошадки

В глубине Вечнодикого Леса царит вековечная тьма. Иногда она выползает оттуда... но всякий кто-то встаёт у неё на пути, и мрак отступает. До следующего раза...

Флаттершай Рэрити ОС - пони

Изгои 3. Неприятности растут

Дети – цветы жизни… на могилах родителей. Древняя мудрость ещё не раз докажет Лёхе свою истинность. Тем более что детишек у него изрядно прибавилось. Третья книга серии "Изгои".

Другие пони ОС - пони Человеки

Коварный замысел Пинкорда.

Пинкорд(Дискорд) хотел немного пошалить, но ненароком спас Эквестрию от обращения в "истинную" веру.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Другие пони Дискорд Человеки

Огнеупорный

В Эквестрии кирины известны тем, что из-за них возникают пожары. Свит Инферно вызвался бороться с пожарами на Земле.

ОС - пони Человеки

Автор рисунка: Devinian

Королевский культ

Новый королевский культ

— Поздравляю, принцесса, — с нежной улыбкой произнесла Селестия.

Недавно коронованная принцесса Кейденс застенчиво посмотрела на свою новую «тетю». Это было сюрреалистично — стоять перед самой принцессой Селестией. И все же, вот она — перед правительницей Эквестрии. Как равная ей, не меньше.

Ну, по крайней мере, равная по титулу.

— Мы обе знаем, что ты еще слишком молода, чтобы взять на себя какие-то государственные обязанности. В конце концов, ты все еще старшеклассница, и мне не хочется отвлекать тебя от учебы. На самом деле, единственное, о чем тебе нужно беспокоиться — это наставник по магии, которого я тебе назначу. Боюсь, мы не можем откладывать обучение, как тебе пользоваться новым рогом, — добавила принцесса Солнца.

Кейденс кивнула. Она, конечно, уже об этом знала. Она видела слишком много магических выбросов у молодых кобылок и жеребчиков, чтобы относиться к магии как-то иначе, кроме как с величайшим уважением. Честно говоря, было немного страшно, что теперь из ее лба растет источник такой силы — возможно даже большей, чем она думает. Уроки более чем необходимы.

— Мы решим, какую роль ты станешь играть в нашей стране в будущем, когда станешь старше. А пока настоятельно рекомендую найти обязанности, подходящие пони твоего возраста. Ты заслужила корону, которая возложена на твою голову, но быть принцессой — гораздо больше, чем просто улыбаться и махать. Я бы рекомендовала присматривать за детьми или, возможно, заняться репетиторством, — продолжила старшая принцесса.

— О, с этим проблем нет. Я уже присматриваю за милой кобылкой по имени Твайлайт Спаркл. Представить не могу, что она скажет, когда узнает, что ее няня теперь принцесса, — хихикнула Кейденс.

— Еще один признак того, что ты действительно достойна этого титула. Но я должна предупредить об одном неприятном моменте, который неизбежен после возвышения.

Кейденс вытянулась по стойке «смирно».

— Обязательно найдутся пони, которые начнут обманывать себя, полагая, что ты богиня. Наверное, пройдет неделя или около того, прежде чем они явятся к тебе, но они наверняка придут. И после этого они, без сомнения, причинят тебе всевозможные страдания.

Кейденс в замешательстве приподняла бровь, но затем поняла, о чем ведет речь Селестия. Внезапно по ее спине пробежал холодок страха.

— Подожди, ты говоришь о Свидетелях Солнца?

— Да. Надеюсь, мне не нужно подробно объяснять, почему я… не очень рада из деятельности.

Кейденс поморщилась, но кивнула. Раньше она оказывалась по другую сторону активности этих фанатиков. Ей до сих пор снились кошмары о том, когда ее заставили…

Нет! Нет, она не позволит своим мыслям снова вернуться к тому инциденту — что случился по время последнего Дня Согревающего Очага. Почему у такой милой кобылки (и даже еще более симпатичного жеребца) настолько сумасшедшие родители?

— Итак, сейчас мы находимся в уникальной ситуации. Мы знаем, что этот новый культ, несомненно, формируется, но все еще находится в зачаточном состоянии. Хотя предотвратить появление фанатиков может оказаться невозможным, я надеюсь, мы сможем попытаться найти способ гарантировать, что они не превратятся в еще одну чрезмерно рьяную толпу, — сказала Селестия.

Кейденс кивнула.

— Да, было бы неплохо. Полагаю, у тебя нет идей, которые мы могли бы использовать? — спросила она.

— К сожалению, нет. Я никогда не составляла подобных планов, так как не ожидала, что еще одно возвышение случится, пока не произойдет… определенных событий в будущем, но есть кое-какие подводные камни, о которых могу предупредить. Во-первых, и самых главных, никогда не рассказывай им о своей любимой еде, — покачала головой Селестия.

— Эм… ладно? То есть, я легко могу представить, почему это плохая идея, но почему это самая важная ошибка?

— Когда Свидетели Солнца впервые узнали о моей любви к тортам, поднявшийся хаос вынудил меня запретить их на четыре поколения. Это были самые тяжелые годы моего правления, и я никому не пожелаю таких страданий, — с дрожью ответила белая принцесса.

Кейденс, хотя и была знакома с любовью приемной тети к тортам, не могла не чувствовать, что приоритеты Селестии, наверное, немного пристрастны. Но опять же, они о Свидетелях Солнца говорят. На здравомыслие при общении с ними полагаться все же нельзя.

— Во-вторых, никогда публично не заявляй о своей любимой песне. Иначе ты неизбежно ее возненавидишь. В-третьих, никогда — я имею в виду совсем никогда — не принимай приглашения на любые мероприятия, спонсируемые культом. Даже если это открытие приюта или что-то столь же замечательное — тебя там быть не должно. Если ты там покажешься, то приют не только будет разрушен — культ обретет новых членов и на ближайшие лет десять станет гиперактивным. Хотела бы я это понять до шестого раза. Плоусбург, наверное, еще бы стоял. Четвертое… — продолжила Селестия.

Ага. Здравомыслие здесь определенно не поможет, — подумала Кейденс, и холод страха внутри нее продолжал нарастать.


Достав бумагу и начав записывать идеи, Кейденс почувствовала искру надежды. Наверняка где-то среди возможностей найдется решение. И действительно, многие ее идеи казались весьма разумными.

Пока ей не пришло в голову, что если план логичен, то это еще не означает, что он сработает с этими фанатиками. И когда попыталась вникнуть в образ мышления пони, убедивших себя, что она богиня, то поняла, насколько они безумны.

Поклясться заключать в тюрьму любого, который причинит вред другому во имя мое? Нужно будет убедиться, что это окажется наказанием, а не каким-то «божественным испытанием» или церемонией «очищения». А потом…. Нет. Нет, это не сработает. Они просто заявят, что это какой-то мой божественный план, и начнут заставлять других нарушать закон, чтобы у меня был повод «просветить» их, — подумала Кейденс.

Она скомкала бумажку и выбросила ее в мусор. Или, по крайней мере, попыталась это сделать. В тот момент мусорное ведро было настолько переполнено, что бумажка не только отскочила, но и не коснулась пола.

Объявить мой домен, каким бы он ни оказался, недоступным для обычных пони? Селестия упомянула, что он, скорее всего, будет связан с эмоциями, учитывая то, что я сделала, чтобы возвыситься, и… нет. Наверное, это худшая идея из всех. Что, если моя сфера деятельности окажется чем-то вроде любви? Культ, скорее всего, просто сосредоточится на том, чтобы полностью уничтожить это во имя мое, несмотря на то, что именно этим я и управляю.

Еще одна смятая бумажка, еще одна отброшенная идея. Кейденс застонала и ударилась головой о стол. Она занимается этим уже несколько дней и, казалось, ни до чего не додумалась.

Это нелепо! Как можно достучаться до столь слепо преданных пони? Чем разумнее и практичнее план, тем легче мне увидеть, как его можно извратить и свести к фанатичному разрушению! И ведь я даже принимаю во внимание предупреждения Селестии! Даже то правило об апельсинах! Представить себе не могу, как… — подумала Кейденс, прежде чем в ее голове возник ужасающий образ.

Ой. Теперь могу. И мне бы очень хотелось не мочь. Ух… Я слишком молода для всего этого.

Стоп… Я молода. Думаю, на этом можно сыграть…


Кейденс сглотнула, глядя на собравшихся пони. Когда на ее почту пришло очень плохо замаскированное письмо с приглашением на «великое открытие», она решила, что готова. Она решила, что у нее есть план. Но было ясно, что она недооценила, сколько пони начнут поклоняться ей и как быстро они смогут организоваться.

Даже если бы она уже не пережила несколько столкновений со Свидетелями Солнца, она бы признала в этих пони одержимых фанатиков. Слишком характерные мантии, почти постоянные молитвы себе под нос, большие плакаты с надписью: «Слава нашей новой богине» — все это пахло слепой одержимостью. Правда, из-за ярко-розовых мантий было немного сложно воспринимать их всерьез, но очевидно, если оставить их на произвол судьбы, вскоре появится еще один проблемный культ.

Кейденс взмолилась Фауст, чтобы план сработал. Она глубоко вздохнула, собралась с духом и вышла на помост.

Если бы она надеялась, что пони успокоятся, когда она появится, она бы разочаровалась. К (счастью) сожалению, она на это не надеялась, поэтому все пошло именно так, как ожидала.

— Слава нашей Розовой Леди! Приветствуем новую Владычицу Эквестрии! Слава нашей Принцессе-Деве!

Кейденс сдержала вздох, но это было на грани. Принцесса-Дева? Реально? Конечно, они не предполагали, что подросток окажется богиней «страсти» и предложат создать для нее гарем или что-то столь же раздражающее, но все же. Они даже не знали, есть ли у нее жеребец или нет. Почему, во имя Эквестрии, они…

А, верно. Совет тридцать четвертый: культ каким-то образом попытается связать ее с чем-то определенным. Кейденс действительно надеялась, что Селестия шутила.

— Кхм. Немного вашего внимания, пожалуйста? — попросила Кейденс.

Толпа продолжала возносить ей хвалы, кланяться и в основном просто игнорировать пони, которой якобы поклонялись. Кейденс не была ни удивлена, ни рада.

— Прошу прощения? — повторила она.

— Благословенна будь наша новая богиня!

Что ж, отличное начало. Сколько времени у меня есть, прежде чем они начнут все взрывать? — подумала Кейденс.

БУМ!

Воцарилась тишина, когда все пони обернулись, чтобы посмотреть на источник шума. К счастью, это был не настоящий взрыв. Скорее всего жеребец в задних рядах использовал необычайно громкую хлопушку. Даже Кейденс обнаружила, что смотрит на того, кто ее прервал.

Означает ли это, что тут есть здравомыслящий пони? — задумалась она.

— Богиня говорит! Слушайте ее, дураки! — крикнул жеребец.

Ага. Слишком хорошо, чтобы быть правдой. Но по крайней мере, я могу начать, — подумала Кейденс.

— Э… спасибо, сэр. Теперь, хотя я уверена, что многие из вас очень желают вознести мне хвалы и славословия, есть кое-что, о чем я хочу, чтобы вы все знали, прежде чем начнете устраивать какие-либо… празднования, скажем так, — заявила Кейденс.

— Значит это правда? Вы планируете привести нас к победе над старой богиней и начать новый золотой век? — раздался голос из толпы.

Неприятно большая часть толпы приветствовала эту идею.

— Э… Не уверена, чем вам так не нравится моя тетя, чтобы прийти к такой идее, но это не то, что я хочу обсудить.

Судя по предвкушению, толпа добавила к концу ее предложения невысказанное «пока». Об этой идее она еще не раз услышит. Тем не менее, это вывело ее прямо на план. Пора попробовать и надеяться на лучшее.

— Я не собираюсь утверждать, что я просто обычная кобылка — хотя бы потому, что знаю, что вы меня проигнорируете — но хочу дать понять, что я еще не полностью богиня, — заявила Кейденс, стараясь подчеркнуть последние слова.

Это вызвало волну замешательства в толпе, но Кейденс подняла копыто и продолжила говорить.

— Селестия объяснила, что процесс возвышения гораздо дольше, чем момент, когда на лбу появляется рог. Мне предстоит еще немало вырасти, и моя сила еще далеко не полностью сформировалась. В будущем вы сможете назвать меня богиней — потому что вы будете называть меня богиней, что бы я ни говорила — но сейчас я всего лишь пони с огромной силой, которая постепенно развивается. Я не богиня. Пока еще, — объяснила Кейденс.

Конечно, это все было чушью. Она полноценный аликорн — пусть и подросток. И само собой разумеется, богиней никогда не станет. Хитрость заключалась в том, чтобы убедить ее поклонников, что она еще не совсем божественна. Таким образом, пусть они и будут возносить ей хвалы, им придется успокоиться и подождать, пока она объявит себя полностью выросшей, чтобы мочь открыто поклоняться ей. И если она сможет убедить их, что для полного возвышения требуются поколения, тогда, возможно, держать их в узде получится бесконечно долго.

По крайней мере, Кейденс на это надеялась. Она знала, что это большой риск. Но на глазах Кейденс толпа, казалось, растеряла изрядную часть энергии. Знамена были сняты, мантии убраны, и казалось, что пони перед ней наконец успокоились. Кейденс вздохнула с облегчением. План, похоже, сработал. Даже фанатики не смогут додуматься, как использовать его во вред.


День 1:

Несанкционированное празднование обратило местную забегаловку в руины. Никаких признаков Свидетелей Солнца, хотя разрушения указывают на их типичную чрезмерную набожность.

День 5:

Внезапные массовые закупки и кражи снотворных зелий застают рынок врасплох. Жители Кантерлота, страдающие расстройствами сна, не могут получить лекарства по рецептам.

День 9:

Жалобы на шум привели к аресту небольшой группы пони, проводивших придуманный ритуал. Они утверждают, что «ускоряют возвышение».

День 15:

По городу прокатилась волна граффити, в основном с использованием розовой краски. Они легко смываются, но их восстанавливают каждый день.

День 21:


Кейденс бежала так быстро, как только ее несли копыта, мчась по замку в отчаянной попытке добраться до принцессы Селестии, пока не стало слишком поздно.

Поверить не могу! Как я могла не предвидеть подобного?! Это плохо, это очень плохо… — думала Кейденс мчась в слепой панике.

Наконец она добралась до дверей кабинета Селестии и ворвалась внутрь. Там сидела старшая принцесса, потягивающая горький чай и казавшаяся утомленной всем миром.

— Привет, Кейденс. Повезло с культом? Мне только что сообщили, что мой начал кампанию по изгнанию не-пони из Кантерлота, потому что они «недостойны моего присутствия». Как будто наши отношения с другими нациями и без того недостаточно плохи, — проворчала принцесса Солнца.

Должно быть, именно недавно приобретенная выносливость земного пони позволила Кейденс говорить, не переводя дыхания. Это или полное отчаяние.

— Они… они отравили водопровод Кантерлота каким-то снотворным! Они пытаются погрузить всю Эквестрию в сон до тех пор, пока я не «возвышусь»! Мы должны предупредить население, найти внешние источники воды и… — пропыхтела Кейденс.

Селестия просто протянула копыто и потянула большой рычаг.

— Вот. Вопрос решен. Должна сказать, снотворное гораздо менее ужасно, чем галлюциногены, которые, как известно, вызывают повреждения мозга. И я весьма удивлена, что им понадобился почти месяц, прежде чем попытаться атаковать систему водоснабжения Кантерлота. Если мне не изменяет память, Свидетели Солнца отравили колодцы уже через две недели после образования, — прокомментировала Селестия.

Кейденс могла только стоять и смотреть на принцессу-коллегу. Она чувствовала облегчение от того, что проблема решена, но продемонстрированное ей явное равнодушие нервировало и наполняло обреченностью.

— Пока что, я думаю, можно с уверенностью сказать, что твои усилия по обузданию твоего культа не оказались полностью успешными, но и не совсем тщетными. Чего не могу сказать о своих. Я надеялась на лучшее, но ожидала худшего. Вполне неплохой исход, учитывая твою неопытность и то, насколько невозможно иметь с этими пони дело, принцесса Кейденс, — произнесла Селестия, потягивая чай.


— И вот такой будет моя жизнь? Я обречена жить жить в постоянном страхе, потому что культ будет продолжать делать ужасные вещи во имя мое? — спросила Кейденс.

— Не знаю. Очень похоже на жизнь большинства пони Эквестрии. Ты же знакома с моими родителями, Кейденс. И знаешь, как они себя ведут, когда дело касается «божественного». Свидетели Солнца представляют угрозу для всех пони, а не только для Селестии, — возразил Шайнинг Армор.

Принцесса просто вздохнула и упала на диван.

— Я имею в виду, что могло быть и хуже. Прошло три месяца, а твой культ взорвал только одно здание. Похоже, эти «Розовые Молитвенники», или как там они себя называют, большей частью просто молятся тебе в уединении. И потому гораздо менее разрушительны, чем Свидетели Солнца, — заверил жеребец.

— Четыре попытки усыпить весь Кантерлот на столетия, двенадцать попыток проникнуть в крыло Старсвирла, чтобы добыть заклинание путешествия во времени, и не менее сорока попыток использовать пока еще только теоретическую магию остановки времени. Они создают более чем достаточно проблем, чтобы о них беспокоиться. И это не считая той группы, которая пыталась заморозить себя, — возразила Кейденс.

— Все равно лучше, чем все, до чего додумались мои родители. Мне до сих пор снятся кошмары про эту их идею о «крови солнца», которая явилась к ним несколько лет назад, — содрогнулся белый единорог.

— К слову. Почему твои родители до сих пор нанимают меня присматривать за Твайлайт? Я им, конечно, благодарна, но разве само мое существование — не угроза их убеждениям?

— Эм, думаю, они пытаются «присматривать за тобой», потому что ты еще не богиня. Кажется, они могли заслать на твою встречу с культом одного-двух шпионов. Кстати, наверное, тебе стоит постараться, чтобы никто не решил, что ты уже полностью возвысилась, иначе они попытаются отравить тебя за ужином, — указал Шайнинг Армор.

— Учитывая их любовь к токсичным галлюциногенам, думаю, что произойдет это в любом случае, — еще раз вздохнула Кейденс.

Да, похоже ее жизнь теперь действительно такова.