Мегаполис

Оказывается, всё это время Пинки Пай было очень больно и тяжело жить в мире победившей магии дружбы

Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Грехи прошлого – Первые часы (Альтернативный перевод)

Осязание, запах, вкус, слух, зрение. В таком порядке у жеребят появляются чувства, пока они покоятся в тёплом и безмятежном чреве матери. Но для одной кобылки этим чревом стал колючий куст в тёмном лесу. Для одной кобылки вместо тепла и защиты проводниками в мир стали боль и холод. Это первые часы жизни Никс.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Другая сторона

Мир Гигаполисов. Великая Хартия синтетов должна была дать ответы, но вместо этого задала лишь еще больше вопросов. И пока большинство живых существ, вне зависимости от своего происхождения, пытаются понять свое место в этом новом, изменившемся мире, другие стараются вернуть все как было. Перед вами история, не о зловещих корпорациях и мировых заговоров. Она о детях. Трех детях, которые решаются на отчаянную авантюру – пересечь полмира в поисках мамы…

Флаттершай Брейберн ОС - пони Человеки Лаймстоун Пай

Я вернулся

Злодей, которого давным‑давно победили, вернулся и жаждет мести.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Пыл да жар

В Графстве Лонгсворд бушует гражданская война. Различные политические силы борются за власть в этом маленьком государстве. Добровольческая дивизия Речной Коалиции, присланная на помощь военному комитету умеренно левых и правых сил, была уничтожена в ходе одного из боёв с коммунистами-радикалами. Лишь девять пони уцелели, и им предстоит выжить во вражеском тылу и выполнить приказ командования.

ОС - пони

Бессонница

Что случается, когда вдруг бога Хаоса поражает бессонница? И как вернуть спокойный сон тому, кто не знает покоя, а ведает лишь только хаос?

Флаттершай Рэрити Принцесса Селестия Дискорд

Битва за Филлидельфию

Город Филлидельфия подвергается настоящему нашествию роя странных существ. Поначалу это никем не воспринимается всерьёз, но очень скоро становится ясно: это грозит обернуться катастрофой.

ОС - пони Лайтнин Даст

Падение Эквестрии

Война пришла в Эквестрию. Страна пони подвергается жестокой атаке иноземных захватчиков. Кто они, что привело их в Эквестрию, какие у них цели? Война не обходит стороной и шестерых лучших подруг из Понивилля.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Спитфайр Сорен Другие пони

То, что нельзя вспоминать

Прошлое Твайлайт Спаркл кажется обычным и совершенно непримечательным. Но если нырнуть глубже в воспоминания фиолетовой пони, можно понять многие ее причуды и привычки...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Город дождей

Два путешественника встречают в начале своего пути город, где постоянно идёт дождь. И это не единственная его странность.

ОС - пони

Автор рисунка: aJVL

Королевский культ

Другой королевский культ

Найтмер Мун приземлилась с невыразимой грацией и мощью. Затем подняла голову к небу и начала смеяться. Свободна! Спустя тысячу лет она наконец-то свободна! Наконец-то она отомстит, и обретет те любовь и почтение, которые заслуживает по праву!

— Слава Хозяйке Ночи! Слава Повелительнице Звезд! Слава Госпоже Луны!

Найтмер Мун моргнула, а затем удивленно опустила взгляд. Вокруг места ее приземления собрался большой табун пони. Все они были одеты в темные мантии с ее меткой и кланялись ей. Найтмер не могла поверить своим глазам.

— Кто… кто вы?

Табун прекратил петь и посмотрел на нее. Одна пони шагнула вперед.

— О, великая Леди Теней, мы — Темный Легион, всего лишь ваши покорные слуги. С момента вашего изгнания тысячу лет назад мы скрывались, ожидая вашего предсказанного возвращения. И теперь, когда настала славная ночь, мы вышли, чтобы предложить вам нашу вечную преданность, о великая Хозяйка Ночи! — воскликнула она.

Этого практически хватило, чтобы разорвать хватку Найтмер на Луне. Почти. Жгучей обиды на сестру едва хватало, чтобы удержать тьму прикованной к ней. Найтмер Мун снова рассмеялась — теперь в полном восторге.

— Отлично! Ваша преданность будет вознаграждена, когда корона по праву станет моей! — заявила она.

Собравшиеся пони издали крики практически неизмеримой радости.

— Слава Хранительнице Приливов! Слава Госпоже Кошмаров! Слава законной правительнице Эквестрии! — скандировал табун.

Лунная Кобыла ухмыльнулась. Да… это было именно то, чего она искала.

— Итак, мои верные подданные. Мы идем, чтобы победить мою сестру!

— Да! Мы выследим ложную принцессу и уничтожим ее вместе со всеми, кто смеет ей подчиняться! — воскликнула главная пони.

Чего?

Очень удивленная Найтмер смотрела, как собравшиеся пони достают оружие из-под своих мантий.

— Мы покараем виновных! Никто не будет избавлен от гнева ночи! — воскликнула главная.

Остальная толпа зааплодировала и начала скандировать.

— Карать! Карать! Карать!

Аликорн Ночи покачала головой, чтобы прояснить мысли.

— О каком безумии вы говорите? Вы намерены истреблять население? — недоверчиво спросила она.

— Конечно! Всем, кто не принял Ваше вечное величие, нельзя позволить жить! — ответила лидер.

Челюсть Найтмер Мун отвисла.

— Но… но я хочу, чтобы пони любили меня! Как они станут это делать, если окажутся мертвы?

Это заставило собравшихся пони задуматься.

— Хоть и благодарна за вашу преданность, я не хочу, чтобы вы убивали моих будущих последователей, — заявила Найтмер Мун.

— Но Леди Ночи, справедливость требует…

— Я тут справедливость! Я решаю, кто заслуживает прощения, а кто нет. Вам нужно только следовать за мной и исполнять мою волю. И воля моя такова — кровопролития не будет, — приказала Найтмер.

Собравшаяся толпа казалась несколько разочарованной, но послушно спрятала оружие.

Найтмер Мун вздохнула с облегчением. Очевидно, эти пони были преданы своему делу, но слишком рьяны. Они могут оказаться полезными, но ей придется быть осторожной, чтобы использовать их должным образом.

— Спасибо. А теперь — где моя сестра?


Найтмер Мун вздохнула, когда табун пони последовал за ней к городку, в котором пряталась ее сестра. Их бесконечные восхваления были приятны, но через двадцать минут она начала уставать от того, что они повторяли ее многочисленные титулы снова и снова. И некоторые из них, она была совершенно уверена, вымышлены.

— Слава Повелительнице Пауков! Слава создательнице лунных пряников! Слава Вечной Свидетельнице Любви!

Найтмер остановилась и повернулась к своим последователям.

— Вечная Свидетельница Любви?

— Да. Кто же еще наблюдает за нами, пока мы исполняем наши ночные ритуалы страсти и любви? — ответила главная пони.

Она быстро поняла, о чем речь. Ее разум тут же встал, а сама она покраснела.

— Н-нет! Я так не делаю! Я бы никогда не стала вмешиваться в настолько личные дела!

— Не стоит беспокоиться, о великая Повелительница Звезд. Мы познали ваши пути удовольствия, и даже подготовили некоторых из нас для вашего гарема! — заявила лидер.

— Моего чего?! — воскликнула Найтмер.

— Гарема. Видите? — указала лидер на группу жеребцов в очень откровенной одежде.

При взгляде на них Найтмер ахнула, ярко покраснела, а затем сделала фейсхуф.

— Пожалуйста, не надо. Даже в прошлом к подобному относились очень неодобрительно, и я не хочу прослыть извращенкой, — произнесла она.

— Конечно же! Вот поэтому мы собираемся подождать до тех пор, пока вы не станете по праву править миром, и сделаете это, наконец, приемлемым, — улыбнулась лидер.

Найтмер Мун соблазнилась, но лишь на мгновение. Традиционные взгляды Луны укоренились слишком глубоко, чтобы всерьез рассматривать эту идею. Также она помнила, как давным-давно пони предложили Селестии то же самое. Она не могла понять, чему, во имя Эквестрии, завидовала. Пони на самом деле были настолько одержимыми?


Найтмер Мун усмехнулась, глядя на побитое тело Селестии. Неужели она действительно думала, что если скроется в каком-то жалком сельском городке, то спасется? И ее дорогая сестра не смогла поднять и копыта, чтобы сразиться. Очевидно, последняя тысяча лет поколебала ее решительность.

— Наконец-то моя месть свершится, — заявила Найтмер.

Она заметила, что у Селестии на столике стоит открытая бутылка вина. Чувствуя себя вполне удовлетворенной и более чем уверенно, Лунная Кобыла налила себе бокал.

— Луна, — выдохнула Селестия с пола.

— О? Молим о пощаде, не так ли? — с ухмылкой спросила Найтмер.

— Не пей вина. Оно отравлено.

Найтмер Мун остановилась.

— То есть?

— Один из моих Гвардейцев заметил какого-то пони, подсыпающего что-то в бутылку. Не знаю, что там, но подозреваю — оно предназначалось мне, — пояснила Селестия.

Луна с отвращением посмотрела на бокал. Ее последователи пытались отравить ее сестру? Отказать ей в мести, которой она так жаждала?! Определенно, их придется отправить в темницы, чтобы они научились правильно служить своей повелительнице.

— Послушай, Луна, что бы ты ни собиралась сделать со мной, не могла бы ты вот на это внимания не обращать? Культ не пытался меня отравить вот уже почти двести лет. Раз уж попробовали еще раз — значит либо образовалась какая-то новая ветвь, либо случился очередной внутренний переворот. Как бы то ни было, я не хочу иметь с этим дела, пока все не станет яснее, — объяснила Селестия.

Найтмер Мун уставилась на сестру, которая, очевидно, не настолько сильно пострадала, как казалось, раз была способна произнести такую длинную речь.

— Твои прихожане… пытались отравить тебя? — недоверчиво спросила она.

— Да. Что-то про доказательство моей божественной природы массам или еще какая-то ерунда. Честно говоря, надеюсь, что твоя победа над мной сегодня их успокоит, — покачала головой принцесса Солнца.

Никаких подземелий. Если мои поклонники хоть в чем-то похожи на ее, то этих… фанатиков отправят прямо в сумасшедший дом, как только моя власть будет утверждена, — подумала Найтмер.


Найтмер Мун изучала небольшую группу пони, осмелившихся отправиться к ее старому дому: швея, пекарь, фермерша, погодница, ветеринар и ученая. И это лучшее, что подготовила сестра против нее? Хоть какую-то угрозу представляла только одна из них, но что ей сможет противопоставить эта ученая?

Найтмер Мун даже подозревала, что ей не нужно ничего делать. Она может просто оставить их своим последователям и сосредоточиться на…

— О, Леди Пауков, пусть эти муки явят всю глубину моей любви к вам! — воскликнул пони позади нее.

Найтмер обернулась и увидела, как он опорожнил на себя ведро с пауками. Судя по крикам агонии, несмотря на безобидность покрывающих его тело существ он, похоже, страдал от арахнофобии.

Если подумать, лучше я сама о них позабочусь. Эти, наверняка, сами себя покалечат, а то и вовсе приведут их прямо к Элементам… — подумала Найтмер Мун, обращаясь звездным туманом.


Найтмер Мун выругалась, наблюдая, как пони входят в ее старый замок. Она недооценила этих провинциалок. Было очевидно, что их не отпугнули простые уловки или незначительные опасности. Тем не менее, некоторые ее попытки остановить их можно было бы продумать и лучше.

Из-за веков заключения на Луне она явно потеряла хватку. Да и стресс из-за полнейшего безумия последователей не помогал.

Однако довольно. Она не станет больше скрываться за иллюзиями и чудовищами. Она…

Найтмер Мун застыла и обернулась. Там, где находились е последователи творилось что-то очень нехорошее. Опасаясь, что ее отвлекли от главных сил Селестии, Лунная Кобыла поспешила к ним. И лучше бы она обнаружила вражескую армию.

— О великая Хозяйка Ночи, прими сей скромный знак нашей преданности вам! — воскликнула главная пони.

Найтмер Мун ахнула от ужаса. Веревки, часовня, магический круг и привязанная пони — это могло означать только какой-то ритуал жертвоприношения! Один уже занес клинок над жертвой!

— ОСТАНОВИТЕСЬ! — воскликнула она.

Собравшиеся пони удивленно повернулись к ней.

— Вам не угодна жертва, Хозяйка Звезд? — спросила лидер.

— Не угодна?! Почему я вообще должна хотеть, чтобы мне приносили в жертву пони?! Прекратите это варварство и немедленно освободите несчастную! — приказала Найтмер Мун.

Пони осторожно развязали веревки. Жертва казалась разочарованной — к раздражению и неверию Найтмер.

— Я понимаю, что была в ловушке на Луне очень долго, но как, во имя Эквестрии, вы смогли додуматься, что я когда-нибудь потребую жертвоприношений пони?! — требовательно спросила Аликорн Ночи.

— О, это было одним из первых, что мы поняли, когда начали поклоняться вам. Вся эта сказка с «поеданием конфет» явно была метафорой того, как вы пожираете души пони. И в наших рядах немало тех, кто более чем готов предложить себя в качестве... — объяснила главная пони.

Найтмер Мун запрокинула голову и испустила крик агонии.

— Знаете, что? Лягать вас! Лягать вас всех! Вы явно никто иные, как кучка безумцев, использующих мое имя и титулы, чтобы оправдать свои ужасные деяния! Ваше так называемое почтение пусто и бессмысленно! — воскликнула она.

Культисты пришли в ужас.

— Нет! Нет, это совсем не так, о Леди… — начала главная.

— Придержи язык, никчемная мразь! За это преступление ты… — прорычала Найтмер.

Она остановилась, вспомнив, что шесть пони сейчас входят в ее старый дом и, наверное, могут обнаружить единственное оружие, способное ей угрожать.

— …у меня есть более насущные дела, которыми я должна заняться. Но как только я закончу, вы все заплатите за свои преступления! — заявила Найтмер Мун перед тем, как улететь.


Все, что могла сделать Луна — шаг за шагом следовать за сестрой, ведущей ее в новые покои. Она не могла поверить, что это не сон, но все уловки, которые она знала, чтобы проснуться, не работали.

Она освободилась от Найтмер. Ее снова приветствовали в Эквестрии. Сестра пообещала вернуть ей корону без проволочек. Она уже чувствовала нежное прикосновение луны, когда та снова открылась ей.

Это, несомненно, самый счастливый день в ее жизни. Ничто не сможет его испортить.

— Простите, Ваше Высочество? Я имею в виду, Ваши Высочества? — произнес подбежавший к ним Гвардеец.

— Да? — спросила Селестия.

— Похоже, перед воротами замка происходят волнения.

Селестия и Луна бросились на ближайший балкон. Как только они увидели толпу, Селестия сделала фейсхуф, а у Луны отвисла челюсть.

— Слава Госпоже Солнца!

— Нет! Слава Госпоже Луны!

— Подлая свинья!

— Безмозглая землеройка!

Большая толпа пони в белых мантиях скандалила с такой же большой толпой пони в черных мантиях. Местами начались драки и казалось, что ситуация намеревается накаляться дальше.

— Менее чем через двадцать четыре часа после возвращения образуется культ поклонения Луне. Понять не могу — мне чувствовать страх или раздражение, — заметила Селестия.

— Они утверждают, что на самом деле существуют почти столько же, сколько и ваш культ, принцесса Селестия. Судя по всему, они прибыли в Кантерлот, чтобы «доказать, что их почтение не пусто». К сожалению, они решили явиться к замку как раз в тот момент, когда толпа Свидетелей Солнца собралась устроить еще один несанкционированный праздник, — объяснил Гвардеец.

Селестия вздохнула.

— Стоит ли мне надеяться, что они станут бороться между собой, тем самым сдерживая друг друга, и потому разрушений станет меньше?

БУМ!

— Вот, сила нашей любви к законной правительнице далеко превосходит вашу!

БАБАХ!

— Дурачье! Наша любовь еще сильнее!

Селестия обреченно вздохнула.

— А теперь они взрывают дома во славу нашу. Даже не знаю, почему я надеялась, — покачала головой принцесса Солнца.

— Мы немедленно выступим, чтобы остановить их, Ваши Высочества, — доложил и быстро ушел Гвардеец.

Тем временем Луне наконец удалось прийти в себя, и ей захотелось заплакать. Она завидовала сестре из-за такого?

— Что… но… почему… но… — заикалась она.

Селестия успокаивающе накрыла сестру крылом.

— Боюсь, последняя тысяча лет не дала почти ничего, чтобы предотвратить подобное поведение наших пони, — печально произнесла она.

— Но… но они же подвергают наш город неисчислимым разрушениям и опасностям! Должен же быть какой-то способ их остановить!

Селестия наклонилась и посмотрела Луне прямо в глаза. Та увидела во взгляде сестры глубины отчаяния, которые, по ее мнению, пони вынести не дано.

— Если ты сможешь найти такой способ, дорогая сестра, пожалуйста, сразу же поделись им. Я немедленно воспользуюсь им сама, — вздохнула старшая принцесса.

Луна вновь почувствовала холодное прикосновение отчаяния. По крайней мере, на этот раз она была не наедине со своим горем...