Наследство

Все разумные существа по своей природе любопытны. Кто-то больше, кто-то меньше. И в желании понять своё прошлое нам могут помочь высшие силы, правда, не всегда тем способом которым нам бы хотелось. Окажется ли это бесценным даром или страшным проклятием, решать предстоит тому несчастному, что возжелал тайны вселенной. За вычитку и редактуру огромное спасибо Stally Без его помощи все было бы гораздо хуже.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Зима

Далеко на севере раскинулась загадочная и суровая страна, половину которой занимает Вечнодикий Лес, а половину — снежная равнина и горы. Там в горах обитают свирепые виндиго, а по равнинам бродят стаи белоснежных волков, там день длится всё короткое лето, зима же погружена в вечную морозную ночь. Там живут снежные пони, странный, гордый и жестокий народ, повелевающий метелями и холодными ветрами. Там спит вечным сном благородный Принц Зима, повелитель стужи. И кто знает… кто знает, чем обернётся для Эквестрии его пробуждение.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Луна ОС - пони Кризалис

Пергамент

Визит в королевство грифонов обернулся трагедией для Эквестрии – был узнан страшный секрет пергамента. Правда, он никогда не был секретом. Да и Эквестрии от этого плохо не стало, но принцесса Луна во чтобы то ни стало решила исправить положение и найти замену варварскому материалу.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Битвы Магов 2

Битвы Магов - боевые соревнования между единорогами со всей Эквестрии. Магические олимпийские игры, награда за победу в которых - исполнение желания. Пятьдесят добровольцев собрались в Кантерлоте для того, чтобы принять в них участие. У каждого были свои причины, но каждый был готов победить и собирался приложить все усилия для победы. В межсезонье двадцать участников отсеялось и осталось тридцать самых целеустремленных и подготовленных. Начался второй, завершающий сезон. Главная героиня - Санрайз, единорожка, владеющая магией огня. Она еще не догадывается, как она проведет эти пять дней, каких друзей и врагов приобретет, и как эти соревнования повлияют на её дальнейшую судьбу.

Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Дискорд

Кукла

После того, как Рэйнбоу Дэш нашла плюшку, которая была ее точной копией, пегаске стало интересно, кому она могла принадлежать?

Рэйнбоу Дэш Рэрити Пинки Пай Эплджек Скуталу Другие пони

De pomme verte

Брони по имени Венди попала в Эквестрию во время 13 серии 2 сезона. До этого Биг Макинтош был её любимым персонажем, но теперь он её особенный пони.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Человеки

Приём, Седна

Звучит сигнал тревоги. Невдалеке видна планета. Хотелось бы знать, есть ли на ней кто-нибудь, кто способен услышать моё послание?

Твайлайт Спаркл Человеки

Затмение Луны

Вы никогда не думали о другой Луне, Луне, стоявшей в тени свой сестры, о Луне, не виновной ни в чем, о Луне, ставшей жертвой?

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Насыщеный день

Обычный выходной превращается для Доктора Хувза и его ассистентки в путешествие сквозь историю Эквестрии.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Бриллиант в темноте

Жизнь может быть несправедливой, и она не выбирает, по чьей судьбе нанести удар. После загадочного падения мира Даймонд Тиара пытается осознать и принять произошедшую перемену в своей жизни. Оставшись в одиночестве, кобылка не знает, как ей быть и может полагаться только на свои копыта, которые куда-то, да приведут. Небольшой эпизод из цикла о Павшем Мире.

Диамонд Тиара Другие пони

Автор рисунка: Devinian

Королевский культ

Селестия улыбнулась. Это была неловкая улыбка. Такую улыбку любой пони с каплей мозгов счел бы натянутой и неискренней.

Это, наверное, кое-что говорило о небольшом табунке перед ней.

— Славься, о великая Повелительница Солнца, Хозяйка Света, Предвестница Дня, Покорительница Хаоса… — начал возглавляющий его пони.

Селестия еще только начинала разбираться во всех этих принцесских делах, так как ее короновали всего несколько дней назад, но была совершенно уверена, что толпа пони, быстро кланяющихся ей, и распевающая многочисленные титулы во время дворцового приема — не самый подходящий способ выразить почтение своему правителю. По крайней мере, такого она одобрить не могла.

— ...дабы мы могли выразить наше преклонение пред вами, о великая Госпожа Солнца, Хозяйка Света, Предвестница Дня… — продолжил главный пони.

Селестия посмотрела на ряд других просителей за кланяющимися пони. Многие казались раздраженными тем, что эти пони уже заняли ее на полчаса. И Селестия до сих пор понятия не имела, кто они такие. Похоже, они собирались просто часами петь ей дифирамбы.

Она была совершенно уверена, что половина титулов, которые они использовали, вымышлены.

— ...Властительница Восточного Неба, Правительница Плана Магии, Создательница Жара Страсти…

— ПРИДЕРЖИ ЯЗЫК! — воскликнула Селестия Королевским Кантерлотским Гласом.

Кланяющиеся пони остановились, чтобы посмотреть на нее.

— Мы по достоинству оценили твое преклонение, но должны настоять, чтобы ты прекратил приписывать нашему имени подвиги и деяния, к коим мы не имеем отношения и на кои не имеем прав, — сказала Селестия.

Главного пони это, казалось, несколько смутило.

— Но разве вы не Повелительница Солнца? Дочь Матери всех нас? — спросил он.

— Это правда. Но хотя наши титулы и подвиги многочисленны, они не безграничны. Мы не божественны и не хотим, чтобы нас прославляли подобным образом. Мы просим тебя хвалить нас лишь за должное, — указала Селестия.

Тартар меня побери, если меня признают создательницей брачного периода. Как бы смешно это ни звучало, понибудь в конце концов поверит, — подумала Селестия.

Вместо того, чтобы смутиться, глаза главного пони наполнились еще большим благоговением, как бы невероятно это ни звучало.

— Смиренны вы на своем престоле! Воистину, вы богиня, что поведет наш народ к вечной радости! Славься, Повелительница Солнца! — воскликнул он.

Остальная часть табунка снова начала кланяться и распевать ее многочисленные титулы. Она даже слышала, как на ходу придумывались новые.

— Славься, богиня Жизни! Славься, Госпожа Счастья! Славься, законная правительница мира! — распевали они.

Селестия просто исполнила то, что станет первым из многих королевских фейсхуфов. Наставник предупредил ее, что некоторые пони, наверное, будут слишком охочи возносить ей хвалу, но это уже было нелепо.

— Дорогая сестра, дабы достоинство наше выдержало сей натиск, мы должны смиренно предложить нам обеим отлучиться в место поспокойнее в дворцовых садах, пока не явилась еще одна толпа и осквернила наш прием, — пробормотала она сквозь копыта.

Она не заметила зависти во взгляде, которым наградила ее Луна.

— Действительно. Будет крайне неприятно, если следующая банда поклонников явится ночью, — проворчала она.


Когда график позволял, Селестия любила прогуляться по своему королевству. Это был шанс отвлечься от повседневной рутины двора и посмотреть, как ее правление влияет на пони под ее опекой.

Большую часть времени.

— О великая богиня Жизни! — воскликнула светлая кобыла в белых одеждах, кланяясь, когда Селестия прошла мимо.

Селестия едва сдержала стон. Она узнала мантию и, что более важно, поведение. Пони, подобные находящейся перед ней, стали несколько месяцев назад называть себя Свидетелями Солнца, и Селестию, откровенно говоря, нисколько не радовало их чрезмерное благоговение.

Ей просто хотелось, чтобы они не были такими многочисленными и влиятельными. Даже если остальная часть Эквестрии находила их раздражающими, они, казалось, всегда могли до некоторой степени внедрить свои измышления в умы простых граждан.

И в случае этой конкретной пони ее глаза были неестественно белыми — явный признак слепоты. Скорее всего из-за того, что она часами смотрела на солнце, чтобы «познать истинную красоту богини», как это обычно объясняли члены культа.

— Мы не богиня, — ответила Селестия.

Если Свидетельница Солнца и услышала свою принцессу, то не подала виду.

— Слава Госпоже Солнца! Слава… — продолжила она.

Селестия просто вздохнула и пошла дальше. Ее Гвардейцы сделали то же самое.


— Нет, — произнесла Селестия.

Свидетели Солнца перед троном посмотрели на нее с недоверием.

— Но, о великая Госпожа Солнца, мы просто хотим… — начал лидер.

— Мы повторяем — нет. Мы не даем согласия возвести огромную золотую статую по образу нашему. Ваше золото и время должно употребить на более полезные дела. Если ты не забыл, мы воюем с грифонами, — указала Селестия.

— Но есть ли нечто более важное, чем поклонение вам, Ваше Высочество? Дабы запечатлеть ваш идеальный облик и его прославляли до скончания веков? — спросил лидер.

Селестия поморщилась. Из-за Свидетелей Солнца у нее на протяжении десятилетий и дня не проходило без фейсхуфа, что ей уже порядком надоело. Но в этот момент ей в голову пришла отчаянная идея. Может быть, если она их немного побалует, то они успокоятся.

— Если ты настаиваешь, дабы пустить свои деньги по ветру, мы воспользуемся ими как пожертвованием на военные нужды, — заявила она.

Свидетели выглядели на грани обморока от радости. Селестия уже сожалела о своем решении.


Селестия вздохнула, пока они с Луной с позором возвращались домой. Они потерпели неудачу. Кристальную Империю от тирании Сомбры спасти не удалось. И теперь несчастные кристальные пони исчезли, оказавшись в ловушке страшного проклятия, которое не развеется больше тысячелетия.

Тем не менее, хорошее тут тоже имелось. Наверняка эта неудача убедит Свидетелей Солнца перестать называть ее богиней. Им придется признать ее пределы, что она не идеальна. И они, наконец, прекратят…

— Слава Госпоже Солнца! Она предала забвению королевство ужасных големов! — вскричала толпа Свидетелей, ожидавшая их у ворот.

Селестия снова сделала фейсхуф, совершенно не обращая внимания на мрачный взгляд Луны.

Замечательно... Теперь большая часть Эквестрии будет убеждена, что кристальные пони — наши враги. Придется ли мне скрыть все записи о Кристальной Империи лишь для того, чтобы Свидетели Солнца не собрали толпу погромщиков, когда она вернется? — подумала Селестия.


Селестия потерла переносицу в отчаянной попытке облегчить боль. Очередной прием двора был прерван определенной группой верующих, которые, без сомнения, задумали нечто, способное заставить ее пожелать вообще никогда не принимать корону.

— До чего, скажите на милость, вы, идиоты, додумались на сей раз?

Толпа Свидетелей Солнца перед ней не была одета в свои «традиционные» одежды. Вместо этого все они были облачены в то, что можно было бы назвать лишь вызывающими кусками ткани. Также эта толпа целиком состояла из жеребцов.

— Ваше Высочество, мы поняли, что несмотря на многие годы счастливого правления, вы никогда не имели счастья обрести возлюбленного, коего могли бы назвать своим, — произнес возглавляющий их пони.

Селестия вздохнула.

— Да, и сие наш собственный выбор. Наша долгая жизнь гарантирует, что если кто-то украдет наше сердце, оно неизбежно будет разбито, когда дни его жизни подойдут к неизбежному концу, — объяснила она.

— Воистину трагедия, что столь совершенная пони, как вы, лишены сего счастья. И хотя мы, простые смертные, понимаем, что не способны даровать его, мы можем предложить нечто ничуть не худшее.

— И что же это? — с ужасом спросила Селестия.

— Мы, пони, коих вы видите собравшимися перед вами, согласились посвятить свою жизнь удовлетворению вашему как члены королевского гарема, — заявил вождь с гордой улыбкой на лице.

Разум Селестии со скрипом встал. У сидящей рядом Луны разум тоже застыл, но совсем по другим причинам. Селестии потребовалось почти две минуты, чтобы собраться со словами.

— Проваливайте, — произнесла она низким и холодным голосом.

Свидетели Солнца в замешательстве посмотрели друг на друга.

— Но великая Госпожа Солнца… — начал лидер.

— ПРОВАЛИВАЙТЕ! — возопила Селестия во всю мощь легких Королевским Кантерлотским Гласом.

Перепуганные пони быстро выбежали за дверь. Селестия просто закрыла копытами лицо и застонала.

И хватило ж у них наглости! Гарем?! Как они могли поверить, что я когда-нибудь захочу чего-то столь извращенного, эгоистичного, соблазнительного… О нет, теперь я не могу выкинуть этот образ из головы! И несколько поколений придется иметь дело со слухами о существовании такого гарема! Лягать их всех, может ли стать еще хуже? — подумала Селестия.


Селестия плакала, лежа под Луной, несущей теперь тень ее сестры.

Как она могла быть настолько слепа к отчаянию в сердце сестры? Как она могла быть настолько высокомерной, чтобы игнорировать мольбы сестры? Как она могла забыть уделять время только им двоим?

И теперь она осталась одна. И останется одна на долгие столетия. Наконец ее слезы начали замедляться. Не потому, что они кончились, а потому, что у нее больше не оставалось сил. Она даже не подняла головы, когда подданные побежали к ней, чтобы утешить свою скорбящую правительницу в момент...

— Слава Госпоже Солнца! Она изгнала Повелительницу Тьмы из королевства! — воскликнула толпа Свидетелей Солнца.

В ночь, когда на Луне появился образ таинственной кобылы, по всему миру разнесся рев ярости. Каждая нация и народ сотворили свои собственные легенды об этом реве. Кто-то скажет, что это гнев пони на Луне, ярящейся в своем заключении. Другие утверждали, что это голос демона, который был близок к тому, чтобы сбежать из зловещих глубин мира.

Но одно оставалось неизменным — никто не хотел оказаться тем, на кого был направлен этот гнев.


Королевским указом Ее Высочества Принцессы Селестии:

Группировка, известная как «Свидетели Солнца», настоящим арестована за государственную измену. Обо всех членах сего движения надлежит сообщать Королевской Гвардии, дабы их можно было схватить и представить перед судом. Любая дальнейшая деятельность сего движения также станет основанием для ареста.


Королевским указом Ее Высочества Принцессы Селестии:

Орден, известный как «Последователи Солнца», настоящим арестован по обвинению в государственной измене. Это Свидетели Солнца, кои решили сменить название, дабы избежать правосудия. Немедленно сообщайте о любых действиях сей группировки.


Королевским указом Ее Высочества Принцессы Селестии:

Культ, известный как «Слуги Света» — другое название Свидетелей Солнца. Мои предыдущие указы остаются в силе.


Королевским указом Ее Высочества Принцессы Селестии:

Я не богиня. Я не хочу, чтобы меня называли богиней. Перестаньте.


Королевским указом Ее Высочества Принцессы Селестии:

Поклонение мне теперь незаконно. Любой уличенный будет арестован.


Королевским указом Ее Высочества Принцессы Селестии:

О любых подпольных культах, поклоняющихся мне, следует немедленно доносить.


Королевским указом Ее Высочества Принцессы Селестии:

Во имя матери моей — хватит мне поклоняться! Я. НЕ. БОГИНЯ!


Много лет спустя…

Было хорошо известно, что принцесса Селестия пьет чай три раза в день — успокаивающую чашку вечером для облегчения боли от перемещения солнца и луны, бодрящую чашку во время обеденного перерыва, чтобы просто насладиться напитком, и чашку горького в середине дня, которая помогает ей переварить ежедневный отчет о деятельности культа Свидетелей Солнца, или как они себя называли в этом поколении, за последние двадцать четыре часа.

Тысяча лет попыток арестовать их или хотя бы заставить смягчить чрезмерное благоговение не смогли их остановить. На самом деле, с течением веков они становились только хуже.

— Первое: около трех часов ночи культ устроил несанкционированный фейерверк перед воротами замка. Хотя на этот раз ни одно здание не было подожжено, двух пони пришлось лечить от серьезных ожогов, — прочитала Рейвен.

Не говоря ни слова, Селестия быстро заполнила форму компенсации за деятельность культа и поставила на нее печать. Она всегда старалась держать при себе эти легко заполняемые бумаги. И только звезды ведали, сколько денег на них уходило из королевского бюджета.

— Затем на рассвете культ устроил еще одно празднество «во славу Солнца», в результате которого был разрушен бар в южном округе, — продолжила Рейвен.

Еще одна ФКДК была заполнена и проштампована. Селестия отпила чая. Горький вкус не смывал боль, но делал ее немного легче.

— Около одиннадцати утра была поймана культистка, преследующая проходящих мимо пони и пытавшаяся обратить их в свою веру с помощью магии контроля над разумом. Ее быстро арестовали, чары развеяли, и, к счастью, никто не пострадал.

Селестия была рада это слышать, но знала, что ее ждет дальше.

— Около трех тридцати был пойман еще один член культа, делавший то же самое. Его арестовали, но пони, которой он пытался промыть мозги, пришлось госпитализировать. Вероятно, пройдет несколько недель, прежде чем она сможет сказать что-нибудь кроме «Селестия», — не разочаровала ее Рейвен.

Вот оно. Доклад не был бы полон без хотя бы одного пони, мозг которого рьяные рекрутеры не попытались бы изнасиловать. Была заполнена и проштампована еще одна форма

— И около часа назад Гвардеец сообщил, что какой-то пони льет что-то в городской водопровод. Быстрая проверка подтвердила, что культ снова попытался подсунуть галлюциногенное зелье «Слава Солнцу» всему населению города.

Не говоря ни слова Селестия наклонилась и потянула рычаг «промывки системы водоснабжения Кантерлота». Строительство этой системы обошлось в целое состояние и еще немного, а на заполнение резервуаров для воды каждый раз, когда она ею пользовалась, требовалось ничуть не меньшее состояние, но она окупилась менее чем за два года после постройки, так как позволила избежать расходов на компенсации и головной боли. И это было почти пятьдесят лет назад.

— И… думаю, что на этом все, — закончила Рейвен, убирая свиток.

Селестия вздохнула.

— Нет, не совсем. Сегодня вечером мне придется отказывать еще одному «потенциальному мужу», — проворчала она.

После того как три дипломатические встречи были сорваны слухами о ее так называемом гареме, Селестия оказалась вынуждена противопоставить безумию культа немного безумия собственного. Попытки подарить ей гарем в конце концов прекратились, но также заставили несколько семей посвятить само свое существование выращиванию «идеального мужа, достойного ее».

Излишне говорить, что Селестия продолжала отвечать «нет», но это, казалось, делало членов культа еще более уверенными в том, что в следующем поколении их семьи наконец появится «идеальный муж, достойный ее». Селестия все еще не была до конца уверена, лучше ли новое безумие старого.

Селестия передала Рейвен все заполненные ФКДК и допила остатки своего отвратительного чая.

Вдобавок ко всему этому у меня заканчивается время. Луна освободится с Луны уже через несколько лет. И если вскоре не найду понибудь, способного принять Элемент Магии, у меня не останется возможности подготовить его или ее к…

БУМ!

Селестия подпрыгнула и выглянула в окно. Из крыши ее Школы торчит здоровенный дракон?


Селестия улыбнулась. Это была искренняя улыбка. Не только от восторга от достижения маленькой кобылки, но и потому, что она наконец нашла искомую — с символом Древа Гармонии на метке. Ту, кто вырастет и спасет не только ее сестру, но и всю Эквестрию. Селестия почувствовала радость, которую не испытывала на протяжении столетий.

Но потом она заметила, кем оказались родители кобылки. Она сразу их узнала — Найт Лайт и Твайлайт Вельвет. Нынешние лидеры Свидетелей Солнца, которые уже кланялись и перечисляли ее многочисленные выдуманные титулы.

Улыбка Селестии стала натянутой.