Пробуждение

Поставить на кон всё что у тебя есть и всё равно проиграть. Что может быть хуже этого? Лишь осознание того, что те, кто доверился тебе давным-давно мертвы, а ты проиграла по всем статьям. И все что остаётся - влачить жалкое существование в надежде на месть. Надежду призрачную, едва уловимую, но такую желанную. Данная история является прямым продолжением «Солнца в рюкзаке», который в свою очередь приходится спин-оффом «Сломанной Игрушке», рекомендую прочесть первоисточники.

Диамонд Тиара Другие пони ОС - пони Человеки

Выбор принцессы

К неудовольствию принцессы Рарити, отец распорядился, чтобы она выбрала себе пожизненного телохранителя. И это ее пугает. Ей надо выбирать охрану, ориентируясь только на силу? А если охранники будут скучны? Или у них не будет ничего общего? И тут ей на глаза попадается весьма милый солдат, которая не может оторваться от книги... Второй рассказ из альтернативной вселенной "Телохранительница".

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Место для самых лучших

Некоторое воспоминание о самых лучших временах.

Другие пони

Консервированная морковь

Нервозность и раздражённость подавляется с помощью консервированной моркови, затерявшейся среди морепродуктов.

Рэрити Человеки

Устами жеребёнка

Динки навещает маму в больнице, но, похоже, что-то не так...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Скуталу Дерпи Хувз

Вавилонская башня/Babel

Давным давно все пони говорили на одном языке. Но все изменилось, когда пришел Дискорд. Была ли это злая шутка? Или скука? Попытка преподать всем пони урок? Спросить у него мы не в силах, он исчез и никто не знает, когда он вернется. Если язык - это клей, что держит общество сплоченным, что будет, если он превратится в песок?

Твайлайт Спаркл Мистер Кейк Миссис Кейк

Настоящая Дерпи

Иногда минус на минус действительно даёт плюс.

Дерпи Хувз Человеки

Конфетти на снегу

Что может быть хуже, чем быть выброшенным на улицу в мороз? Правильно - быть выброшенным на улицу в мороз и не знать языка единственного, кто к тебе неравнодушен.

Другие пони Человеки

Пони: физиология, демография, культура

Статистическая модель Эквестрии: от уровня единственной пони до всей цивилизации. Фундаментальное исследование и учебное пособие, что призвано помочь читателю строить свои собственные воображаемые миры; если у него хватит сил прорваться через тысячи чисел и сотни страниц.

Твайлайт Спаркл Рэрити Эплблум Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая Биг Макинтош Другие пони

My Little Sniper - Блудная дочь

Бриджит - молодая и храбрая кобылка, а по совместительству - пилот "ЕВЫ", которая ненавидит своего отца за то, что он хотел оставить ей наследство - большую криминальную империю. Она ищет своё место в мире, пытается успеть везде и всё испробовать, ибо её время на исходе - она смертельно больна.

Флаттершай Другие пони

Автор рисунка: Devinian

Грогар: Страшная сказка на День Согревающего Очага

Глава 2: Тебе лучше не кричать

Эпплджек и Бабуля Смит ворвались в гостиную примерно в одно и то же время и увидели кучку перепуганных жеребят, которые сбились вместе и от страха дрожали, как осенние листья, которые трепал безжалостный ветер. Эппл Блум пыталась успокоить не прекращающую кричать Свити Белль, в то время как из её собственных глаз текли слёзы. Скуталу схватила визжащую Даймонд Тиару за хвост и использовала всю силу своего маленького тельца, чтобы удержать кобылку от побега к теперь уже сухому и холодному камину. Баттон Мэш просто неподвижно сидел на диване, из его широко раскрытых глаз бежали маленькие струйки слёз.

Но как бы странно они себя ни вели, всё внимание было приковано к камину.

— Что, Дискорд побери, здесь происходит? — потребовала ответа Эпплджек.

Маленькие пони разом повернули головы, и фермерша внезапно обнаружила, что окружена жеребятами. Они заговорили все сразу, их слова заглушались голосами друг друга и громкими всхлипами.

— Так, довольно! По одному за раз! — Эпплджек шикнула на всех, насколько могла, её глаза встретились с напуганными глазами младшей сестры. — Эппл Блум, что случилось? Почему все так расстроены?

Но прежде чем Эппл Блум успела сказать хоть слово, Бабуля Смит закончила подсчёт молодняка.

— Хм, а куда же подевалась Сильвер Спун?

Решимость Эппл Блум пошатнулась при упоминании имени пропавшей кобылки, и она уткнулась лицом в шею сестры, чтобы заглушить крики ужаса.

— Что-то схватило её!

Горячие слёзы сестрёнки на её шёрстке подтолкнули Эпплджек к действию.

— Кто схватил её?!

— Мы не знаем! — всхлипнул Баттон Мэш, уступив заботу о безудержно всхлипывающей Свити Белль её яблочной подруге. — Эта странная, почти живая цепь вылезла прямо из дымохода, обвязала и просто утащила её прочь!

Бабуля Смит остановилась, обнимая Даймонд Тиару и Скуталу.

— Ты сказал, её утащила цепь?

Баттон Мэш быстро кивнул и вытер свою мордашку от соплей.

— Что-то потушило огонь, а потом эта цепь, как какая-то змея, выскочила из камина и схватила её!

Взгляд Даймонд Тиары упал на камин, и она снова бросилась к нему.

— Мы должны спасти мою подругу! Мы должны...

Бабуля Смит прижала извивающуюся кобылку к себе и наклонилась к её уху:

— Её больше нет, леденец. Прости, но Сильвер Спун уже не вернуть.

Даймонд Тиара в замешательстве посмотрела на старую кобылу:

— Откуда вы можете это знать?

Сверху донёсся звон бьющегося стекла и порыв ветра.

Глаза Эпплджек расширились от страха.

— Проклятый ветер сейчас всё застудит! Пойду посмотрю, не нужна ли помощь Маку.

Бабуля Смит выглядела встревоженной, но в конце концов коротко кивнула.

— Иди и проверь. Но не задерживайся. И держись подальше от окон, — предостерегающе произнесла она.

Эпплджек удивлённо посмотрела на свою бабушку:

— Почему?..

— Просто делай, как я говорю, девчушка! — голос Бабули был таким же резким и суровым, как щелчок хлыста. Собравшиеся пони подпрыгнули от её тона, даже Эпплджек. — Даже не думай чинить разбитые окна, которые найдёшь, ясно? И, я так понимаю, вы так и не нашли Марбл?

Ошеломлённая тем, что бабушка взяла на себя ответственность, Эпплджек просто кивнула.

— Значит, она наверху. Забери её и своего брата и немедленно возвращайся сюда, поняла?

И снова Эпплджек просто кивнула.

Бабушка наблюдала, как её старшая внучка подошла к лестнице и начала подниматься наверх. Она снова обратила внимание на маленьких пони вокруг неё. Она сосредоточилась на Эппл Блум и Баттоне Мэше, как на тех двоих, которые, казалось, больше других сохраняли присутствие духа.

— Б-р-р, ну и холодно же здесь, молодняк. Вы двое, отведите остальных на кухню погреться у духовки. А я посмотрю, что стряслось с камином.

Эппл Блум открыла рот, чтобы возразить на то, что бабушка собралась подойти к источнику зла, но обнаружила, что морщинистое зелёное копыто мешает ей говорить.

— Со мной всё будет в порядке, обещаю. Я знаю, как обезопасить себя. — Не вдаваясь в дальнейшие объяснения, она подтолкнула маленьких пони к кухонной двери и направилась к камину.

Скуталу была последней в цепочке. Она бросила параноидальный взгляд на Бабулю Смит, когда та принялась за работу по разведению огня.

И при этом она, казалось... что-то напевала?

Скуталу покачала головой и снова повернулась к кухне...

...Но вместо этого поймала себя на том, что смотрит на лестницу.


Эпплджек дрожала, поднимаясь по лестничной площадке второго этажа. Ледяной ветер порывами проносился по коридору, время от времени в воздухе парили маленькие хлопья снега. Стуча зубами, Эпплджек плотнее натянула шляпу и огляделась в поисках источника света. Ветер задул фонари в холле. Стиснув зубы, чтобы остановить их раздражающий танец, она толкнула дверь в свою спальню и вздохнула с облегчением: фонарь в её комнате всё ещё горел. Она осторожно ухватилась зубами за ручку и вышла с ним в коридор, прикрывая копытом пляшущее пламя от порывов ветра.

Она чуть не выронила фонарь, когда тот осветил коридор.

Коридор блестел. И дело было не в налетевшем снеге, нет, он буквально обледенел. Стены и потолок были покрыты тонким слоем льда, такого же тонкого и хрупкого, как стекло. Паркетные полы терялись в сугробах, некоторые были высотой почти по колено. Самым шокирующим из всего этого были сосульки, свисавшие вниз как хрустальные клыки в чьей-то открытой пасти, манящие в замёрзшую глотку коридора.

Нервно сглотнув, Эпплджек поплелась по коридору.

Когда снег захрустел под копытами в её собственном доме, Эпплджек приложила все усилия, чтобы осмыслить происходящее. Снежная буря и раньше была довольно суровой, но во всём этом чувствовалось что-то нереальное. Почти сверхъестественное. Охваченная любопытством фермерша на мгновение остановилась, чтобы сбить ледяной сталактит. Тот легко поддался и откололся, зарывшись в ближайший сугроб.

Моргнув, земная пони с ужасом наблюдала, как на его месте появилась идентичная массивная сосулька.

Даже без ледяного ветра Эпплджек внезапно почувствовала могильный озноб.

Она продолжила путь к двум комнатам в конце коридора — спальне сестрёнки и старшего брата. Обе двери были открыты. Разбитое окно могло быть в любой из них.

Но на дверном косяке Биг Мака, как ни странно, не было снега.

Ветер начал дуть более яростно, чем ближе она подходила к месту назначения. Она почувствовала, как её шляпу подхватило и унесло назад по коридору, и закрыла глаза, защищаясь от жёстких снежинок. Каждый шаг требовал огромных усилий, и она могла поклясться, что почувствовала, как на её шёрстке образуются сосульки. И всё же она продолжала двигаться, поскольку ощущение в носу сошло на нет. В глубине души она начала задаваться вопросом, не замёрзнет ли она насмерть прямо здесь, на пороге спальни старшего брата. Эпплджек сделала то, что, как ей казалось, должно было стать её последним шагом...

...И почти споткнулась, войдя в комнату Биг Макинтоша, когда ветер внезапно прекратился.

Глаза Эпплджек распахнулись, и она оглядела комнату, готовая ко всему, что бы ни преподнесла ей ночная тьма.

И её челюсть тут же отвисла, а  фонарь на этот раз действительно упал и разбился о деревянный пол, который был полностью очищен от снега и наледи.

Помещение не пострадало от непогоды, за исключением, очевидно, всё ещё низкой температуры. Не было ни сосулек, ни снега, ни инея. Главное окно комнаты было распахнуто с такой силой, что все стёкла разлетелись вдребезги. Снаружи бушевала буря — завывающий ветер и кружащийся снег.

Но в самой спальне не было ни малейшего порыва ветра.

Слева от неё послышалось чьё-то хныканье.

Эпплджек развернулась и обнаружила дрожащий комочек в одеялах на кровати Биг Мака. Она медленно приблизилась к нему и потянулась одним дрожащим копытом.

— Б-биг Мак? — спросила она тихим голосом, неуверенная, был ли это скрытый страх или холод, который добавил дрожи в её голос.

Испуганный комочек замер... а затем бросился на неё.

Эпплджек подавила крик, когда Марбл Пай повалила её на пол. Её глаза расширились и покраснели. Мраморная кобылка была выше слёз, страха и криков. Она уставилась на Эпплджек, как рыба, вытащенная из воды, колотя её в грудь почти без реальной силы.

Эпплджек оттолкнула от себя перепуганную кобылку и заставила её сконцентрироваться.

— Марбл! Что случилось?

Марбл сглотнула и указала на окно, не сводя немигающих глаз с Эпплджек.

— Биг Мак на улице?

Марбл кивнула.

— Он выпал из окна?

Серая кобылка отрицательно замотала головой.

Эпплджек начала закипать.

— Ради всего святого, глупышка! Если он не упал, то как угодил в самую бурю?

— Е-его у-у-тащило!

Холодок вернулся в сердце Эпплджек, когда она вспомнила, что сказала её сестрёнка.

— Что утащило его, Марбл?

Ответом Марбл был едва слышный хныкающий вскрик.

Эпплджек слегка встряхнула кобылку.

— Марбл, сосредоточься; что утащило моего брата через окно?

Глаза Марбл наконец закрылись. Последняя слеза скатилась по её лицу.

Он сделал это. — После чего она упала на пол в глубоком обмороке.

Эпплджек уже собиралась встряхнуть кобылку с каменной фермы, чтобы привести в чувство, когда услышала позади себя ещё один голос:

— Это правда.

Она обернулась и увидела, что Скуталу смотрит в окно широко раскрытыми глазами.

— Скутс! Немедленно спускайся вниз!

— Всё это правда! Неужели ты не понимаешь?! — крошечные крылышки Скуталу отчаянно зажужжали. — Это Грогар! Он пришёл за нами, как и сказала Бабуля Смит! Он собирается схватить нас и съесть, или заставить вечно гореть, или...

— Скуталу! — Эпплджек сорвалась на крик, чтобы быть услышанной из-за постоянно повышающегося голоса кобылки. — Это просто история! Помоги мне спустить Марбл вниз.

У маленькой пегаски участилось дыхание. Её разум оцепенел, когда каждый кошмар и ночной ужас начали складываться в новую, необычную форму: чудовищного барана с ненасытным аппетитом к мясу пони.

— Нет! Мы должны бежать! Возможно, это наш единственный шанс! Он, вероятно, всё ещё ест Биг Мака! Нельзя терять ни минуты, пока он не расправился со всеми нами, как с Сильвер Спун!

Слишком поздно Эпплджек поняла, что задумала отчаявшаяся кобылка:

— Нет!

— ДО МЕНЯ ЕМУ НЕ ДОБРАТЬСЯ! — взвизгнула Скуталу и бросилась к открытому окну. Её крошечные крылышки, которые едва поднимали её на несколько сантиметров над землёй, широко раскрылись, когда она совершила отчаянный прыжок в неизвестность.

Эпплджек в ужасе наблюдала, как её маленькое оранжевое тельце исчезает в бушующей метели.

Она оставила бесчувственное тело Марбл и галопом помчалась к окну.

— СКУТАЛУ! — закричала она в бушующую пустоту, но её голос был заглушён завыванием ветра.

Какое-то мгновение этот вопль был всем, что она слышала.

Затем дал о себе знать другой звук. Это всё ещё был визг, но на гораздо более высокой ноте.

Эпплджек отскочила назад, когда Скуталу пронеслась в порывах метели и влетела обратно в окно. Её рот был открыт в нескончаемом крике ужаса, широко раскрытые глаза молили о помощи. Её крылышки были прижаты к ней длинной цепью, с которой свисало множество золотых колокольчиков, которые, казалось, звенели в унисон с криками кобылки. Одно свободное копытце вытянулось вперёд, прямо к Эпплджек.

Её крики прекратились, и она посмотрела на Эпплджек глазами жеребёнка, глазами доверия, глазами, которые говорили о том, что старшие пони всегда могут спасти положение.

Что они всегда могут прогнать ночные кошмары.

— Помоги мне, — взмолилась крошка.

Цепь туго защёлкнулась и в следующее мгновение исчезла в ночи вместе со своей добычей.

Эпплджек прикоснулась копытом к своей щеке и нисколько не удивилась, обнаружив, что плачет.

Исчезновение Скуталу, казалось, разрушило какие-то чары. Комната внезапно наполнилась ледяным ветром, который хлестал и щелкал в воздухе. На стенах начал скапливаться снег и иней, а с потолка стали расти длинные сосульки. Изо всех сил стараясь взять себя в копыта, Эпплджек схватила не сопротивляющуюся Марбл зубами за загривок и потащила прочь из комнаты. Фермерша тащила свой бесчувственный груз по всё более глубоким сугробам в холле, ни на что не отвлекаясь. Всего раз она остановилась, чтобы схватить свою шляпу, которая по-прежнему летала в воздухе, а после прижала её к голове, пока ту вновь не унесло ветром.

Она не оглянулась, когда ветер захлопнул дверь в комнату Биг Мака. Звук, который та издала, был похож на стук опустившейся крышки гроба.


Головы маленьких пони все как одна повернулись, чтобы увидеть, как Эпплджек соскакивает с последних ступенек и тяжело приземляется на пол, а в её зубах висит еле живая Марбл Пай.

— ЭППЛДЖЕК! — Эппл Блум подбежала к сестре и проверила, нет ли у неё травм. — С тобой всё в порядке? С Марбл ничего не произошло? Что стряслось наверху? Что это были за крики, которые мы слышали? Чт... — её поток вопросов внезапно прервался. Кобылка посмотрела вверх по лестнице: — Где Биг Мак?

Свити Белль, которая пересчитала всех по головам, как только собралась с мыслями у тёплой плиты, тщательно обдумала свои следующие слова:

— И... где Скуталу?

Эпплджек посмотрела на каждую кобылку по очереди, затем закрыла глаза и отвернулась.

— Нет... — прошептала Эппл Блум. — Нет. — Она недоверчиво уставилась на сестру и ударила копытцем по половице. — Нет! — она начала бить по полу снова и снова, сопровождая каждый удар очередным криком "НЕТ!".

Эпплджек положила Марбл на пол, схватила сестрёнку и прижала к себе. Она шептала ей на ухо слова ободрения и успокоения до тех пор, пока ярость маленькой кобылки не прекратилась, сменившись раздирающими грудь рыданиями отчаяния.

Свити Белль обнаружила, что у неё больше нет желания плакать. Она просто повернулась и снова прижалась к Баттону Мэшу, у которого, к счастью, хватило присутствия духа обхватить её передним копытцем.

Оставшись наедине со своей печалью и страхом, Даймонд Тиара бросила взгляд на Бабулю Смит.

Старая кобыла разжигала камин, поддерживая в нём огонь, который был вчетверо больших размеров, чем до этого, и окружив себя большим количеством дров, чтобы до них можно было легко дотянуться. Её плечи лишь немного поникли при известии о кончине внука, но она всё равно работала.

Даймонд Тиара решила, что хочет знать правду.

— Вы знаете, что происходит, не так ли? — спросила она, направляясь обратно в тёплую гостиную. — Вы знали всё это время.

Остальные заметили это и тоже потянулись в комнату, то ли поболтать, то ли погреться. Марбл наконец поднялась, но простояла на нетвёрдых ногах ровно столько, чтобы броситься на диванчик и продолжить рыдать в подушки.

Бабуля Смит уставилась на потрескивающий костёр, который она соорудила, и вздохнула:

— Я знаю.

— Бабуля? — спросила Эпплджек.

Бабуля Смит раздражённо фыркнула:

— Возможно, это один из последних моих Дней Согревающего Очага. Неужели я просто не могу насладиться этим временем рядом с семьёй?

— Бабуля, о чём ты говоришь?

— Я думала, что выбравшись из чащи, убежала от того давнего ужаса. Ты всегда была такой доверчивой кобылкой. Я должна была догадаться, что реальной опасности подвергнусь не я, а кто-то из друзей Эппл Блум.

— Какой ещё опасности? — спросила Даймонд Тиара, по-прежнему стоя рядом со старой кобылой. Она смотрела на неё умоляющими глазами. — О чём вы говорите?

В глазах Бабули Смит отражались танцующие языки пламени.

— О давнем ужасе, казалось, давно оставшемся в прошлом. Его зовут Грогар. И, как я уже говорила, он не просто сказка для непослушных жеребят...


Когда я была ещё маленькой кобылкой, ещё до того, как мы приехали в Понивилль, моя семья жила в небольшой общине на маленькой ферме в старой Долине Грёз. В те дни нас было довольно много, и мы помогали друг другу, чем могли. Там были Эпплы и Топсы, семья Патч, Харвесты и клан Пичи Кин. К тому времени семья Сид отделилась от нас. Вскоре после тех событий они доберутся до Мэйнхэттена и подружатся с Оранжами.

Всё, что у нас было в те дни это мы сами, наши семьи и родственные узы, поэтому каждый праздник был семейным собранием. Дни рождения, Ночь Кошмаров, День Летнего Солнцестояния... мы с нетерпением ждали их всех по очереди. Но День Согревающего Очага был нашим самым любимым праздником, потому что мы знали, что скоро придёт Санта Хувс и принесёт нам новые игрушки и сладости, которые мы просто не могли найти в долине.

Но всё изменилось в мой двенадцатый День Согревающего Очага.

В те дни моей лучшей подругой была Пампкин Патч. Мы с этой кобылкой были самыми страшными хулиганками во всей долине. Мы всегда отлынивали от работы по дому, чтобы поиграть в лесу и заманить других кобылок и жеребчиков на инсценировку сражений между армиями принцессы Селестии и Найтмер Мун. Однако наши родители делали всё возможное, чтобы мы не сбились слишком далеко с правильного пути. Когда мы были маленькими, угрозы не получить подарков на День Согревающего Очага было достаточно, чтобы утихомирить нас. Но когда мы немного подросли, именно сказка о Грогаре заставила нас вспомнить уроки хороших манер и дружбы.

Однажды в канун зимнего праздника Пампкин Патч отвела меня в сторону и рассказала мне кое-что, о чём она узнала от своей мамы: что Санта Хувса не существует. И всё те игрушки и сладости взрослые покупают в течение года во время случайных поездок за пределы Долины Грёз в ближайшем городке Парадайз Эстейт. А потом прячут их, чтобы затем отдать нам утром сказав, что Санта Хувс учёл наши пожелания.

Я была так зла на неё, что назвала свою лучшую подругу самой страшной в мире лгуньей.

Мы ссорились так ожесточённо, что дело даже дошло до драки. Нашим родителям пришлось разнять нас, чтобы мы не оторвали друг другу хвосты. Я помню, как Пампкин метала молнии из глаз и кричала, что я больше не её лучшая подруга, потому что настоящие друзья доверяют друг другу.

Когда она произнесла эти слова, я почувствовала, как воздух стал холоднее.

В ту ночь на Долину Грёз обрушилась самая ужасная снежная буря, худшая из тех, что видели даже наши самые старые пони. Ветер завывал, как баньши, и высокие сугробы завалили все выходы из долины. Я помню, как выглянула в окно и увидела огромные сосульки, растущие там, где должен был быть наш урожай.

Домик, в котором жили Топсы был потерян во время схода небольшой лавины. Они нашли убежище у нас, так как мы были их ближайшими соседями. Они были так потрясены потерей всего, что у них было, что прошло некоторое время, прежде чем они поняли, что их младший жеребёнок пропал.

Вот тогда-то мы и услышали звон колокольчиков.

Мой папа не растерялся. Он и другие взрослые начали заколачивать окна и разводить огонь. Он велел всем нам, молодым, собраться в центре хижины и оставаться там.

Я как раз начинала засыпать, когда услышала, как кто-то яростно колотит во входную дверь.

Это были Харвесты. Они были в слепой панике, бормоча что-то о цепочках и колокольчиках. Клянусь, сквозь завывание бури я слышала дикое хихиканье жеребят и хруст снега под их маленькими копытцами.

Как раз перед тем, как папа успел захлопнуть дверь, я знаю, что увидела там, в снежных вихрях, что-то ещё. Чей-то большой силуэт.

И я знаю, что он тоже видел меня.

Мы провели ночь, прижавшись друг к другу как птенцы, по очереди поддерживая огонь и распевая гимны зимнего праздника, чтобы скоротать время. В какой-то момент я, должно быть, заснула.

Во сне я увидела Пампкин Патч, что парила за окном, окружённая метелью.

Она смеялась и плакала одновременно.

Её глаза исчезли, на их месте были чёрные провалы...

На следующий день с первыми лучами солнца буря утихла так же быстро, как и началась. Мы осмотрели всё вокруг, но так и не нашли никаких следов и обрывков гривы ни Патчей, ни Кинов. Их дома были завалены снегом и льдом, но не было ни крови, ни тел.

Мы собрали вещи и покинули Долину Грёз на следующий же день.


Пони с благоговением притихли, когда Бабуля Смит закончила свой рассказ. Удовлетворённая тем, что огонь ещё будет гореть какое-то время, она устроилась в кресле-качалке и посмотрела на собравшихся.

— Первый День Согревающего Очага после получения кьютимарки — самое опасное время для всех. Вы начнёте чувствовать себя настолько взрослыми, что будете сомневаться во всём. Сначала в мелочах, таких как существование Санта Хувса, а затем в вещах поважнее, таких как сама дружба. Вот что привлекает Грогара, этого духа дисгармонии, это предательство самой святой истины со времён становления Гармонии. Подвергать сомнению саму природу дружбы в канун священного праздника — это что-то граничащее с богохульством. Некоторые из вас поступили именно так. Вы поступили, а теперь мы все за это наказаны.

Баттон Мэш моргнул слезящимися глазами.

— Но я всё ещё верю в Санта Хувса. Я ещё даже не получил свою кьютимарку. За что меня наказывают?

— И почему он забрал Мака? — спросила Марбл тихим, дрожащим голосом. — Он ведь уже не жеребёнок.

— Дело больше не в том, во что вы верите и сколько вам лет! — нетерпеливо отрезала Бабуля. — Он сейчас здесь, и он не остановится, пока не заявит права на каждого из нас.

Эпплджек крепко обняла Эппл Блум и в отчаянии посмотрела на зелёную кобылу:

— Неужели мы ничего не можем сделать?

Бабуля Смит вздохнула и посмотрела в окно.

— Мы должны держаться вместе. И поддерживать огонь в камине. Нам нужно дождаться восхода солнца. И ты, — она указала копытом на Свити Белль, — твой голос может нам помочь.

— Ч-что? — пискнула единорожка.

Бабуля изобразила самую добрую улыбку, на которую была способна в данной ситуации:

— Сколько ты знаешь песен на День Согревающего Очага?

Улыбка пожилой кобылы была такой тёплой, что Свити Белль не могла не ответить ей тем же:

— Несколько.

Даймонд Тиара спокойно наблюдала за всем происходящим, всё ещё держа у груди треснувшие очки Сильвер Спун.

И комната наполнилась нежным пением.

← ПредыдущаяОглавлениеСледующая →