Луна иллюзий

Вот уже многие века Найтмейр Мун находится в заточении на поверхности Луны, среди белесой пустыни... Что если эта пустыня не столь "пуста" как кажется?

Найтмэр Мун

Завод Поиска Судьбы

Однажды в Понивилле строят завод, который помогает найти кьютимарку...

Эплблум Скуталу Свити Белл

Equestria Girls: Реальность

Действие разворачивается несколько по-иному, нежели в "Equestria Girls". Главная шестерка попадает в наш мир, но вовсе не встречает там абсолютных копий себя, а видит только странных существ, у которых нет ни цветастых причесок, ни магии, ни дружелюбного вида. Единственный друг в этом мире - некая Лорен Фауст. Для пони наш мир - антиутопический образ, а для нас обыденная жизнь. Так что вполне все очевидно - здесь не обойтись без дружбомагии и непременного спасения Земли.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Другие пони Человеки

Sense of change

Дочь Клаймера Имперсона хочет узнать, почему её отец ведет себя как будто у него прогрессирует шизофрения. Главный герой не сразу решается приоткрыть тайны своего прошлого и рано утром он активирует прибор под хитрым названием “пило-сфера” и показывает, что происходило много лет назад до появления девочки. А там холодная война, третья мировая, убийства, интриги и пара разбитых бутылок его любимого пива “Корич”.

Другие пони ОС - пони

Занимательная генетика

Твайлайт и Мунденсэр счастливо встречаются друг с другом, однако у Найт Лайта есть кое-какая новость на этот счёт.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Четыре дня в зазеркалье

Зачастую попаданцы знакомы с каноном мира, где они оказались. Ну, или хотя бы читали фантастику или фэнтези и знают о самом феномене попаданчества. Что случится, если в Эквестрии окажутся люди, никуда попадать не желавшие? Люди, почти не знакомые с фантастической литературой и знать не знавшие о других мирах. Люди, совершенно не подходящие для роли первых контактеров. Будут ли они действовать, как обычные попаданцы? Вряд ли. Смогут ли установить контакт с аборигенами и добиться взаимопонимания? Как объяснят себе реалии нового мира? И каковы, в итоге, будут их впечатления от этого места? Читайте об этом в рассказе.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Флим Флэм Человеки

Так Кьютимарка Мне Велит!

Небольшой стих:333

Дерпи Хувз Лира Бон-Бон DJ PON-3 Доктор Хувз Октавия

Та, что прекрасна, пришла, чтобы остаться навсегда

В истории Эквестрии много белых пятен и если ты один из тех, кто жаждет раскрыть все тайны от самого появления пони до современности, добро пожаловать.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Первый раз Твайлайт

Твайлайт Спаркл изучила и испытала в своей жизни гораздо больше, чем обычная кобылка, но одно событие, значимое событие, в жизни каждой молодой поньки всё время ускользало от неё (или она от него), но встретившись в очередной раз со своей подругой Рарити, Твайлайт всё же решилась довериться профессионалам.

Твайлайт Спаркл

Побег

Можно убежать от проблемы, но что, если она гораздо ближе, чем ты думаешь?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Автор рисунка: BonesWolbach

Грогар: Страшная сказка на День Согревающего Очага

Глава 4: Я скажу тебе, почему

Баттон Мэш со стоном поднялся на нетвёрдых ногах. Он потянулся копытцем назад и почувствовал, что из его гривы торчит шишка, размером с гусиное яйцо. Встряхнув головой, чтобы прояснить затуманенное зрение, он огляделся по сторонам. Судя по всему, жеребчик был сейчас в спальне, простой и скудно обставленной. Запасная шляпа на спинке кровати выдавала в хозяйке комнаты Эпплджек.

Любой дальнейший анализ был прерван громким рычанием, донёсшимся сверху.

Он поднял голову как раз вовремя, чтобы увидеть, что потолок полностью провалился. Он отскочил к стене, когда в комнату посыпались обломки и снег со льдом. Жеребчик откашлялся от пыли и поёжился от налетевшего холода, проникающего в дом через большую дыру в крыше.

— А Эппл Блум обещала, ч-что к-крыша не рухнет, — пробормотал он сквозь громко стучащие зубы.

Когда пыль рассеялась... открылся кошмар.

Глухой удар раздался не от обломков, и потолок не обвалился из-за тяжести снега.

Зверь, который теперь уставился на Баттона Мэша, был огромен, чуть выше Биг Макинтоша, и два изогнутых рога торчали из-под капюшона чёрного плаща, делая его ещё выше. Незнакомец возвышался над ним на угольно-чёрных копытах, которые контрастировали с полуночно-синей шерстью зверя. Спутанная седая борода свисала с его подбородка, мягко развеваясь на ветру. Он уставился на Баттона глазами, которые горели как раскалённые угли, и ухмыльнулся ртом, полным острых, как кинжалы, клыков.

На шее зверя висел большой золотой колокольчик, который тихо позвякивал при каждом его движении.

Во рту Баттона Мэша стало сухо, как в пустыне.

— Г-грогар?

Ухмылка зверя стала шире, и он наклонил голову в знак согласия.

Баттон уже не был уверен, от чего его трясёт — от холода или от страха.

— Я... я хорошо себя вёл в этом году, разве не так?

Грогар, казалось, на мгновение задумался, затем снова кивнул головой.

— Так... как насчёт того, чтобы просто сделать вид, что мы с вами не встречались, и я просто уйду к себе домой?

И снова Грогар, казалось, задумался... после чего со смешком покачал своей могучей головой.

Верхняя губа Баттона Мэша задрожала.

— Н-но это нечестно.

Грогар пожал огромным плечом и тяжело шагнул к съёжившемуся жеребчику.

— Эй ты, козлиная морда!

И Грогар и Баттон Мэш посмотрела в сторону дверного проёма.

Свити Белль выпрямилась и сверкнула глазами, её крохотный рог засветился тем же изумрудным светом, который спас её от фатальных шипов. Она перестала бояться и теперь была в ярости от того, что тот же монстр, который забрал её лучшую подругу, теперь угрожал получателю её первого поцелуя. Она направила поток магии в комнату и схватила самый тяжёлый предмет, который смогла найти.

— УБЕРИ СВОЙ БОЛЬШОЙ СИНИЙ ХВОСТ ОТ МОЕГО ОСОБЕННОГО ПОНИ!

Кровать Эпплджек, окутанная магией Свити Белль, поднялась в воздух и закачалась, как огромная продолговатая клюшка для гольфа. Она ударила Грогара со всей силы, словно таран пробил стену сквозь завывающий шторм.

Баттон Мэш с восхищением смотрел на эту сцену.

Свити Белль подбежала к нему и оглядела с головы до ног.

— Ты в порядке? — заметив его изумлённый взгляд, она усмехнулась. — Да, я понятия не имела, что смогу поднять что-то настолько массивное.

— Ты назвала меня своим особенным пони?

Гордая ухмылка Свити Белль в тот же миг сдулась, как воздушный шарик.

— Что?

— А у меня есть особенная пони! — Баттон Мэш завопил от радости, прежде чем вспомнить, где они находятся. — А ещё я могу насмерть замёрзнуть.

Свити Белль покачала головой и схватила его за переднее копытце.

— Оставь это на потом, Дрейк. Нам нужно выбираться отсюда.

Баттон Мэш позволил своей особенной пони увлечь его за собой с ошеломлённой улыбкой на лице.

— Как скажешь, Алая Мстительница.


— Теперь ведите себя тихо. — Эпплджек зажгла ещё один фонарь и передала его Даймонд Тиаре, которая затем передала его Эппл Блум. — Мы подождём здесь какое-то время, и...

В этот момент крыша амбара внезапно обрушилась, когда в помещение ввалилась огромная фигура. Три пони закричали, когда огромный баран приземлился на все четыре копыта и стряхнул с себя то, что когда-то было крышей. Он быстро сосредоточил своё внимание на пони, его капюшон откинулся назад, обнажив грозный лик.

Эппл Блум увидела рога и снова закричала.

Грогар, — прошептала Эпплджек в испуганном изумлении. Она быстро привела себя в чувство и решительно встала перед кобылками. — Ни шагу больше, ты, козёл-переросток!

Грогар прищурил свои горящие красные глаза и вытащил из-под плаща огромный джутовый мешок. Его верх был обмотан цепями, которые извивались как змеи и были украшены звенящими колокольчиками.

Что бы ни было в мешке, оно яростно дёргалось, толкая его стенки.

Эпплджек призвала на помощь последние остатки храбрости и ответила звериному взгляду:

— Ты не возьмёшь этих кобылок. Я умру первой.

Грогар ухмыльнулся и кивнул, как будто она только что в точности описала его план.

— Эпплджек?

Фермерша оглянулась на свою младшую сестру, последнего оставшегося члена семьи, и вспомнила обещание, которое она дала их умирающей матери:

— Я не дам тебя в обиду, сахарок.

Эппл Блум уставилась на неё, застыв от страха.

Эпплджек оглянулась на чудовище:

— Ты ведь не безмозглый монстр. Ты можешь заключать сделки, верно?

Грогар с любопытством наклонил голову.

— Ты уже забрал двух кобылок, моего брата и мою бабушку. Полагаю, для тебя это неплохой улов.

Грогар прищурил глаза и ухмыльнулся. Его клыки блеснули в свете фонаря.

— Если я сдамся тебе без боя, ты оставишь этих кобылок в покое?

Паралич Эппл Блум прошёл, и она бросилась вперёд.

— Эпплджек, не делай этого!

Даймонд Тиара в последний момент схватила подругу за хвост и крепко держала. Она уставилась на Эпплджек в полном шоке от того, что эта кобыла пожертвовала собой ради неё.

Ухмылка Грогара исчезла, и он скривил губы в явном отвращении к этой сделке.

— Не упрямься, это будет на пользу и тебе, и нам. Если ты не тронешь этих кобылок, они расскажут другим, что произошло этой ночью, и тебя будут бояться больше, чем когда-либо.

Гримаса Грогара исчезла, когда он обдумал сделку.

— Эпплджек! — закричала Эппл Блум. Кобылка извернулась и лягнула Даймонд Тиару в морду, но та всё равно не отпускала. — Пусти, я хочу быть рядом с сестрой!

Эпплджек игнорировала сестрёнку, насколько могла, прекрасно понимая, что надолго её не хватит.

— Ну что? Мы договорились?

Глаза Грогара сузились... и он кивнул.

Эпплджек, наконец, оглянулась на сестру и улыбнулась со слезами на глазах.

— Я люблю тебя, сестрёнка. Будь хорошей и неси с честью имя нашей семьи.

Эппл Блум взвыла, когда цепи сами собой отвязались от мешка и устремились к новой жертве. Они обернулись вокруг земной пони и надёжно зафиксировались. Мешок упал на бок и широко раскрылся. Внутри была огромная чёрная пустота, из которой доносились только завывание ветра и визг множества пони.

Эпплджек стояла неподвижно, когда цепи потащили её к мешку.

Слёзы текли по лицу Даймонд Тиары, когда она из последних сил прижималась к Эппл Блум. Наблюдая за тем, как Эпплджек приближается к своей судьбе, она заметила нечто удивительное, несмотря на весь трагизм происходящего.

Эпплджек становилась... моложе.

Каждый сантиметр, который приближал её к воронке мешка, казалось, отнимал у кобылы годы. Вскоре она превратилась в коренастого подростка. Ещё несколько сантиметров, и она стала кобылкой на пороге взросления. На пороге смерти и неизвестности она была кобылкой ненамного моложе тех, ради защиты которых только что отдала свою жизнь.

Даже её кьютимарка исчезла.

Грогар наблюдал за этой сценой со спокойным весельем... а затем сделал шаг к кобылкам.

Эпплджек в ужасе оглянулась:

— НЕТ! — это был крик кобылки, поразительно похожий на крик Эппл Блум. — МЫ ЗАКЛЮЧИЛИ СДЕЛКУ!

Грогар просто рассмеялся и сделал ещё один тяжёлый шаг.

Эпплджек начала бороться с заколдованными цепями, но её закалённые работой на ферме мышцы больше не слушались её.

Она почувствовала, как её копытце коснулось края мешка.

Она посмотрела на пустоту и почувствовала, как у неё застыла кровь. Прямо внутри мешка стояли жеребчик и две кобылки. Жеребчик был красным и неестественно высоким для своего возраста. Одна из кобылок была сланцево-серой, с гривой и хвостом, которые казались идеально вырезанными, как камень. Другая была зелёной, как молодое яблоко, с гривой и хвостом солнечного цвета.

Они все улыбались ей и смеялись.

Слёзы текли из их безглазых впадин.

Эпплджек почувствовала, что цепи ослабли, и повернулась, чтобы убежать...

...И увидела, как мешок сам собой закрывается, крепко удерживаемый заколдованными цепями.

Её последний вопль эхом разнёсся по амбару.

Эппл Блум закричала в агонии и безвольно упала на пол. Даймонд Тиара выплюнула её хвост и тяжело опустилась рядом с ней.

Огромный баран сделал ещё один шаг, громко смеясь. Колокольчик на его шее танцевал и пел с каждым ужасным раскатом смеха, вырывавшимся из его горла.

Даймонд Тиара опустилась рядом с Эппл Блум, смирившись со своей судьбой.

— Прости меня, — пробормотала жёлтая кобылка.

— Что?

— Прости, что была тебе такой ужасной подругой. — Она всхлипнула, встретившись взглядом с Даймонд Тиарой. — Мне жаль, что я так долго держала на тебя обиду.

Даймонд Тиара шмыгнула носом.

— Мне тоже жаль. Мне жаль, что я не рассказала тебе о своей проблеме раньше.

Кобылки обнялись, их слёзы текли на шёрстку друг друга.

— Ты хорошая пони, Ди. Я никогда тебе этого не говорила. И ещё ты отличная подруга.

— Ты спасла меня, Красногривка. Это лучшее, что кто-либо из пони для меня делал. — Даймонд Тиара почувствовала, как её диадема звякнула об пол. — Ты лучшая подруга, о которой только можно мечтать.

Грогар наклонился к съёжившимся кобылкам.

Фонари погасли в мгновении ока.

И в следующее мгновение амбар наполнился ослепительным светом.

Грогар отпрянул с удивлённым рёвом. Он в замешательстве посмотрел на проломленную крышу амбара. Ему казалось, что солнце взойдёт только через несколько часов.

Но свет исходил не снаружи.

Грогар оглянулся на свою добычу... и обнаружил, что они были объяты пламенем.

Две кобылки были окутаны танцующим фиолетовым огнём, которое давало неземной свет. Тепло, исходившее от пламени, было успокаивающим и сильным, но не обжигающим. Этот свет был светом безопасности.

Эппл Блум и Даймонд Тиара излучали свет самого Огня Дружбы.

Грогар взревел от ярости, полный решимости не допустить, чтобы его лишили приза. Он протянул копыто, чтобы схватить пару...

...И был остановлен пламенем.

Грогар вскрикнул от шока и гнева, когда пламя перекинулось на его могучее копыто. И вскоре охватил всё его туловище. Он боролся с жаром и светом огня, пытаясь отступить в свой успокаивающий холод и темноту, но пламя не подчинялось его тёмной воле.

Дружба распорядилась так, что Грогар был сыт по горло страданиями, которыми одарил его огонь.

Огонь распространился по всему огромному телу Грогара. Он взревел в знак неповиновения, но было слишком поздно. Свет и жар всё росли и росли, заставляя сущность Грогара вернуться в Тамбелон ещё на год. Цепи, казалось, взвизгнули, когда пламя добралось и до мешка; колокольчики наконец прекратили свой зловещий звон.

На мгновение внутри амбара стало светлее, чем при самом ярком дневном свете.

Затем, так же внезапно, как и появился, свет исчез.

Последний рёв Грогара растворился в тишине. Завывание ветра стихло.

Эппл Блум и Даймонд Тиара отстранились друг от друга и обменялись удивлёнными взглядами.

— Неужели мы...

— Он правда...

На их лицах появились широкие улыбки, и они снова обнялись, визжа от радости.

— Девочки?

Они подняли глаза и увидели Свити Белль и Баттона Мэша, стоящих в открытых дверях амбара.

Баттон Мэш уставился на пол рядом с двумя кобылками.

— Э-э... это то, о чём я думаю?

Все взгляды устремились на массивный золотой колокольчик, который теперь покоился на полу. По его краю витиеватыми письменами была выгравирована одна фраза, повторяемая снова и снова:

Ради всего святого.

Четыре маленьких пони закричали, когда маленькая фигурка выпрыгнула из дыры в крыше.

Это была кобылка. Её шёрстка была серой, а грива отливала серебром. Она протянула копытце и благоговейно погладила колокольчик.

Даймонд Тиара сглотнула.

— Сильви?

Сильвер Спун резко подняла голову. Её рот застыл в кривой усмешке. Её глазницы были пустыми и бездонными, слёзы всё ещё текли по щекам.

Даймонд Тиара протянула копытце за спину и осторожно передала своей лучшей подруге её очки.

Сначала Сильвер Спун в замешательстве склонила голову набок, затем, казалось, застыла от внезапного воспоминания. Она поднесла треснувшие оправы к лицу и поправила их, пока они не оказались идеально по центру.

На мгновение старая Сильвер Спун вернулась. Она улыбнулась Даймонд Тиаре с добротой в глазах.

— Спасибо. Прости меня.

— Сильви... — начала Даймонд Тиара.

Но чары уже рассеялись. И в следующее мгновение ухмыляющаяся упырица, в которую превратилась Сильвер Спун, наклонилась, зажала в зубах тяжёлый колокольчик и с невероятным прыжком исчезла в дыре на крыше, растворившись в темноте ночи.

Последовавшее за этим молчание, казалось, тянулось вечно.

— Ну что ж, — Баттон Мэш хлопнул копытцами друг о друга и оглядел трёх кобылок. — Рискую показаться не очень крутым перед моей новой подружкой, но прямо сейчас я хочу прижаться к моей мамочке.


Метель полностью утихла к тому времени, как начало подниматься солнце. Четыре маленьких пони вышли из амбара с первыми лучами солнца и отправились обратно в Понивилль. Остаток ночи они утешали друг друга и делали всё возможное, чтобы немного поспать.

Теперь пришло время найти остальных и рассказать им о том, что произошло.

Даймонд Тиара вернула свою диадему на место и посмотрела на Эппл Блум.

— Что с тобой теперь будет?

— Я не знаю. — Кобылка пожала плечами на ходу. — Полагаю, меня отправят в Мэйнхэттен в семью Бэбс, пока я не стану достаточно взрослой, чтобы унаследовать ферму.

Даймонд Тиара возмущённо фыркнула:

— И моя единственная подруга уедет от меня на несколько лет? Глупости. Ты можешь переехать жить ко мне, пока ферма снова не будет приведена в порядок.

Эппл Блум слегка улыбнулась богатой кобылке.

— И я полагаю, у тебя не возникнет проблем с тем, чтобы твои мама и папа согласились на это?

Даймонд Тиара закатила глаза.

— Говорит мне пони, которая помогла мне раскрыть свой особый талант в том, чтобы заставлять других пони делать то, что я хочу, или что-то в этом роде.

Позади них Свити Белль инструктировала Баттона Мэша о том, как быть при встрече с Рэрити.

— Самое главное, не говори ей, что мы теперь пара.

— Но почему? — Баттон надул губки. — Ты что, уже стесняешься меня?

Свити Белль чмокнула его в щёку.

— Конечно, нет. Но если она уловит хотя бы намёк на то, что мы с тобой особые пони, она начнёт примерять на мне свадебные платья.

Но тут их разговор был прерван, когда им на хвосты наступили Эппл Блум и Даймонд Тиара. Две кобылки застыли посреди дороги.

— Я... я не думаю, что с Рэрити будут проблемы, Свити Белль, — пробормотала Эппл Блум.

Свити Белль и Баттон Мэш возмущённо дёрнулись вперёд и тут же увидели, что напугало их подруг.

Баттон Мэш упал лицом в снег в глубоком обмороке.

Свити Белль начала безудержно кричать и, спотыкаясь, помчалась вперёд на дрожащих копытцах.

Даймонд Тиара рухнула на задние копытца и начала безудержно смеяться, слёзы потекли по её щекам, когда звук стал мало чем отличаться от высокого, пронзительного вопля.

Эппл Блум оглянулась, мысленно вспоминая предыдущую ночь.

“Мы здесь для того, чтобы наши родители могли избавиться от нас на ночь”.

“Выброшены в канун Дня Согревающего Очага”.

“...Мы все наказаны за это”.

“Дело больше не в том, во что ты веришь или сколько тебе лет! Сейчас он здесь, и он не остановится, пока не заявит права на нас всех”.

Понивилль был разрушен.

Огромные сосульки пробивались вверх сквозь крыши домов. Здания, которые всё ещё стояли, были либо промёрзшими насквозь, либо так плотно забиты снегом, что он лился из окон водопадами. Огромный сугроб засыпал центр города, ратуша была видна только по самой верхней части её крыши.

Нигде не было видно ни единого признака присутствия пони.

Все жители исчезли.

Внезапно взмахнув крыльями, принцесса Селестия приземлилась в снег. Она с шоком и ужасом оглядела разрушенный город. Она склонила голову и посмотрела на Эппл Блум, коснувшись её плеча копытом.

— Моя маленькая пони, что здесь произошло? Куда делись все пони?

Эппл Блум посмотрела на аликорна запавшими глазами, её некогда красная грива стала такой же белой, как снег. Одинокая слезинка скатилась по её щеке.

— Грогар. Грогар пришёл в наш город и наказал их. Он наказал их всех, — она горько усмехнулась. — Вам лучше вести себя хорошо, принцесса. Вам лучше вести себя хорошо... ради всего святого.

Не говоря больше ни слова, кобылка обхватила передним копытцем плечи Даймонд Тиары и присоединилась к её безумному смеху.

Звук безумия эхом отдавался в опустевшем Понивилле.

И над всем этим, едва слышный, раздавался звон единственного колокольчика.

← ПредыдущаяОглавление