Чердак

Разве плохо, когда дети воображают?

Скуталу

Мотылёк, освети мой путь

Некоторые уроки остаются с нами с детства, и даже когда мы вырастем, то всё равно их помним. Сансет Шиммер не является исключением. И один урок остался с ней навсегда. Всего за одну ночь с помощью принцессы Селестии единорожка узнаёт, что даже в самых темных местах всегда есть свет.

Принцесса Селестия Сансет Шиммер

Афганистан экспресс: возвращение дьявола

Продолжение рассказа "Афганистан Экспресс" повествующее о секретной операции ЦРУ, в ходе которой люди устраивают повторное вторжение в Эквестрию

Твайлайт Спаркл Человеки

Fallout: Equestria «Soldiers Of The Dark Ages»

Война изменилась. Героизм прошлого сгорел под огнём артиллерийских дивизионов; крылья, магия, сама божественная мощь оказались ничем перед силой баллистических ракет. Государства исчезли, но уцелели армии — над ещё не остывшими руинами старого мира продолжился бой. Не ради идеалов прошлого, без надежды на лучшее будущее; но ради самого права на жизнь — они не могли отступить. Так начиналась история нового времени, история солдат и офицеров конца Великой войны.

Другие пони ОС - пони

Длинною в вечность

Жизнь, длинною в вечность. Это дар или проклятье? Мельершер не знает ответа на этот вопрос, пусть и живёт дольше чем все, а это значит, что и знает то, что было погребено под прахом времени

Другие пони

MLP – The Pegasus / Пегас

Прототипно-исследовательский крейсер класса "Дедал" – "Пегас" прибывает в галактику Пегас, в которой живут милые пони, с целью отыскать пропавшую без вести учебную команду старшего лейтенанта Селвина. Но найти команду не так сложно, как справиться с проблемами, с которыми придется столкнуться экипажу корабля.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Туман прошлого (Рабочее название)

Блейд Куин верный страж принцессы не помнит важную часть своего прошлого. Но старые шрамы и раны мучают разум вопросами.Принцесса что бы отвлечь его от мрачных дум посылает в Понивиль на непонятное задание. Но почему уходя от принцессы Куину кажется что он предаёт её?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Спайк Принцесса Селестия Другие пони

Фокус и ложь (Зарисовка)

Трикси, ещё не имея ни славы, ни своего громкого "прозвища", идёт на представление известной труппы фокусников, намереваясь получить от них кое-какие советы, и в итоге этот день круто меняет всю её жизнь!

Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Тайна Красного Амбара

Эппл Блум узнаёт фамильный секрет и переживает из-за кьютимарок.

Эплджек Эплблум Человеки

Октавия Скрэтч

Мы сами создаём своих демонов. Да и друзей, честно говоря, тоже. Меня часто спрашивают, знаю ли я Винил Скрэтч.

DJ PON-3 Октавия

Автор рисунка: aJVL

Посчитать по носам

Глава 1

Черри Берри, все еще в шлеме, шарфе и летной куртке, вошла в тронный зал Улья Бесплодных земель как раз вовремя, чтобы скомканный лист дорогой бумаги попал ей в мордочку.

− Эй!

Кризалис взирала на нее со своего трона сверху вниз.

− Читай, − приказала она.

− Доброе утро, Черри! − саркастически поздоровалась за королеву розовая пони, наклонившись и начав разворачивать бумагу. – Как долетела из Хорстона? Без происшествий, спасибо! Как продвигается строительство космической лаборатории? Просто замечательно! Как прошел ваш день?

− Прочитай и узнаешь, − пробурчала Кризалис.

Черри Берри вздохнула и приступила к чтению скомканного письма. Ее глаза распахнулись, когда она поняла, от кого оно.

− Что это за история с другими Ульями? И почему принцесса Селестия беспокоится о них?

− Потому что она прекрасно знает, что это доставит мне проблем, − отрезала Кризалис. − Да, есть и другие Ульи, но они все еще придерживаются принципа «прячься и выживай». Не думаю, что хоть кто-то из них остался в Эквестрии. Скорее всего, чейнджлинги, которых она держит в своих тюрьмах, просто боятся того, что я с ними сделаю, если их мне выдадут.

− Здесь говорится, что Селестия не депортирует ни одного заключенного-чейнджлинга, пока вы не докажете, что он ваш, − заметила Черри. − Как только у вас будет какая-нибудь единая система идентификации, она снова начнет возвращать их.

− Доказательства? Ха! Мы выдавали свидетельства о рождении каждый раз, когда бумагомараки Селестии их требовали. Разве этого недостаточно? – Кризалис в отчаянии развела копытами над головой. − И в любом случае носить с собой бумагу, в которой написано, кто ты на самом деле? Разве это не самооговор? Я думала, у вас, пони, есть законы, запрещающие подобное!

− Честно говоря, − произнесла Черри Берри, снимая с шеи летный шарф, − я удивлена, что до этого не дошло раньше. По крайней мере, принцесса была достаточно добра, чтобы подождать, пока мы закончим с высадкой на луну, а затем с праздниками по этому поводу.

Кризалис встала со своего трона и подошла к Черри.

− Ты хочешь сказать, что все вы, пони, носите с собой листочки бумаги, сообщающие другим пони, что вы те, за кого себя выдаете?

− Не все время. Для повседневных дел хватает меток. Их невозможно подделать.

− Если ты не умеешь менять форму, − отметила Кризалис.

− Ну, естественно.

− И они исчезают, если злой некромант высасывает вашу магию досуха.

− Ну-у-у, да, − признала Черри, слегка раздраженно.

− А еще Старлайт Глиммер в своей…

Я хочу сказать, − перебила королеву земнопони, чего Кризалис не потерпела бы ни от кого другого, − что они достаточно хороши для идентификации обычных пони. Но у пони определенных профессий должны быть лицензии, подтверждающие, что они были должным образом обучены и проэкзаменованы для выполнения высококвалифицированных работ. Я беру свою лицензию пилота с собой, куда бы я ни летела.

Она сунула копыто под летный шлем и вытащила небольшую ламинированную карточку с маленькой фотографией Черри, беззаботно улыбающейся фотографу.

− И у каждого стража гвардии Селестии и у сил правопорядка, начиная от «Вандерболтов» и заканчивая самым зеленым новичком дорожной полиции Мэйнхэттана, есть значок, который нужно носить с собой.

Кризалис потребовалось мгновение, чтобы обдумать полученную информацию. Это могло бы во многом объяснить, почему все попытки внедрить инфильтратора в королевскую гвардию провалились.

(Был один, у которого получилось в прямом смысле войти через парадную дверь, но он был изгнанником, и его можно было не считать).

− Хорошо, − неохотно согласилась королева, − я вижу в этом смысл. Но с какой стати я должна выдавать нечто подобное всем в моем улье?

Черри сунула карточку обратно в шлем.

− Прошу уточнить, − начала земнопони нараспев, Кризалис знала, что она делает это только для того, чтобы побольше раздражать, − но разве Улей Бесплодных земель формально все еще не находится в состоянии войны с королевством Эквестрия?

− Нет, − отрезала Кризалис. − Мы находимся в состоянии необъявленных военных действий, и в настоящее время в условиях неофициального прекращения огня. Я прилагаю определенные усилия, чтобы сохранять статус-кво.

− И в чем разница?

− У войны больше правил.

− Ла-а-а-а-адно, − протянула Черри Берри. – В общем, как бы война, значит. И вы говорили, и неоднократно, что все члены Улья – воины, верно?

«Ох».

Кризалис мгновенно поняла, к чему все идет. Но все равно решила не сдаваться до последнего.

− Возможно, я и говорила, но это не значит...

− И я совершенно уверена, потому что мне пришлось внести этот пункт в договора «Прочих подработок Черри Берри», − снова перебила королеву розовая пони, − что единственным оправданием того, что вы освобождаете любых чейнджлингов, каких захотите, из любой тюрьмы в Эквестрии, является то, что формально все они солдаты на вашей службе. Верно?

− Это относится только к полезным чейнджлингам.

− О. Что ж, это упрощает дело. Просто скажите принцессе Селестии, что только полезные чейнджлинги являются вашими воинами. Вам не нужно выдавать документы бесполезным дронам – только тем, кому вы захотите.

− Я не держу бесполезных дронов в своем улье! – прорычала Кризалис.

− Разве? Наверное меня ввели в заблуждение, − ухмыльнулась Черри. − Но это значит, что вам придется выдать документы им всем.

Ухмылка земнопони стала немного шире.

− Вы вообще их всех знаете?

− Конечно, нет! − взревела Кризалис. − У меня их где-то около тридцати тысяч! Они расползлись по всему континенту! Некоторых я не вижу годами! Это не забота королевы − знать лично каждого отдельного подданного!

Ухмылка Черри растаяла:

− Ну, все равно чья-то работа как раз в этом. Я имею в виду, откуда вы вообще знаете, что цифра в тридцать тысяч точна?

− Потому что я...

Кризалис замолчала. Она знала это число, потому что Фаринкс, готовясь к вторжению в Кантерлот, сообщил, что им нужно тридцать тысяч комплектов брони, если они собираются отправить в бой всех и каждого. В итоге участвовало во вторжении меньше половины, отчасти из-за нехватки времени на изготовление доспехов, отчасти потому, что многие из ее подданных, если отправить их в бой, причинили бы больше вреда своим, чем врагам.

Но это была приблизительная оценка. На самом деле она сама не знала.

И вообще, скольких чейнджлингов королева на самом деле знала? Она могла назвать каждого из тех, которым она дала какую-либо руководящую должность, даже тех, кого туда отправили, чтобы они не мешали более важным вещам. Кризалис могла бы назвать каждого чейнджлинга, которого изгнала, каждого чейнджлинга, который добровольно ушел в изгнание, прежде чем она успела отдать такой приказ, и каждого чейнджлинга, чей статус изгнан/не-изгнан можно было бы охарактеризовать как "все сложно".

Но, и это королева осознала с легким потрясением, Кризалис даже не знала имен всех чейнджлингов, работающих в космической программе, а их было всего-то несколько сотен. В самом Улье определенно проживало более десяти тысяч подданных, и еще тысячи бродили по миру, собирая любовь (некоторые теперь уже в открытую, но многие все еще тайно). Даже сейчас, даже когда королева потратила годы, получая доклады инфильтраторов, по возвращению с миссий, она не могла поименно назвать хотя бы десятую часть из них.

А почему она вообще должна их знать? Раньше ее это никогда не волновало.

Но сейчас ей было не все равно, потому, как Кризалис только что обнаружила, что она на самом деле понятия не имела, кто или даже ЧТО жило у нее в Улье.

Осознание всего этого заняло некоторое время, и какая-то часть разума королевы отметила, что Черри Берри, не перебивая и не насмехаясь, сидела, наблюдая и ожидая в высшей степени вежливо, пока Кризалис закроет разинутый рот.

− Пони, − наконец произнесла королева, все же закрыв рот, − у вас же есть кто-нибудь, кто, ну, составляет список, кто все такие и чем они занимаются?

− Да, − осторожно ответила Черри Берри. − Это называется “перепись населения”. Как вы могли об этом не слышать?

Кризалис махнула копытом, указывая на тронный зал, высеченный из песчаника.

− Я не знаю, − ответила она с сарказмом, − может быть, потому, что я буквально живу под камнем посреди пустыни?

− Справедливо, − пожала плечами Черри. − Мы делаем это примерно раз в десять лет, чтобы принцессы могли убедиться, что все пони получают необходимые им услуги и что ни один из них не облагается слишком высокими или слишком низкими налогами. Принцессы также предоставляют исходную информацию таким компаниям, как железные дороги и службы воздушного транспорта, чтобы они знали, где строить...

− Я уловила общую картину, − прервала ее Кризалис. − Как это делается?

− Ну, они нанимают кучу пони, чтобы они ходили от двери к двери и заставляли всех заполнять форму. Я в прошлый раз на это подписалась, − Черри немного нахмурилась. − Три месяца безостановочного хождения до каждой фермы, хижины или норы в радиусе пятидесяти миль от Понивилля, и нас было двадцать пони. В следующий раз, думаю, обойдутся без меня.

− Разве Кантерлот не в радиусе пятидесяти миль от Понивилля?

− О, так оно и есть, − усмехнулась Черри, − и я уверена, что вы тоже никогда в жизни ничего не преувеличивали, ваше величество.

− Конечно, нет. И еще я и одного раза в жизни не изрекала лжи.

− Естественно, − эхом отозвалась Черри. − Ее было намного больше, чем один раз.

Вопреки своему обычному поведению, Кризалис не смогла сдержать веселую ухмылку при этой ремарке.

− Итак, попросить всех заполнить форму. Что потом?

− Попросите кого-нибудь заполнить сводные данные. Сколько пони − фермеры? Сколько перевозчиков? Сколько продают перья и диваны?

− Один, − ответила Кризалис. − И позволь добавить, что твой Понивилль обычно бросает вызов всем известным законам экономики.

Черри фыркнула.

− Неважно. Суть в том, что кто-то превращает все эти формы в информацию, которую пони могут использовать.

− Не смотри на меня так, − сказала Кризалис. − У меня есть дела поважнее, чем целыми днями заниматься подсчетами.

− Конечно. Принцесса Селестия тоже этим не занимается. Пусть это сделает кто-нибудь другой.

− Отлично. Как насчет...

− Не я!

− КЫШ!!


− Я решила, ради блага Улья, − объявила Кризалис двум грозным воинам, преклонившим перед ней колени, − что необходимо провести перепись всех моих чейнджлингов. И вы двое, как командиры большей части моего Улья, это организуете.

Королева сделала паузу, чтобы дать возможность Элитрону и Фаринксу, главам наступательных и оборонительных сил Улья, ответить. В идеальном мире она бы не стала привлекать к этому ни одного из них. Да, они оба соответствовали тем ролям, которые Кризалис для них выбрала, но оба также являлись источниками головной боли.

В целом Элитрону никогда бы не позволили командовать в полевых условиях − это была работа королевы, − но полное отсутствие воображения у него означало, что чейнджлинг будет делать то, что ему прикажут, и ничего больше, а крикливый и задиристый характер гарантировал, что подчиненных он заставит делать то же самое. Проблема возникала, когда Элитрон сталкивался с любой ситуацией, для которой у него не было четких приказов. Решения, которые он всегда считал просто гениальными, неизменно стоили Кризалис кучи времени и усилий, чтобы исправить их последствия.

Фаринкс, с другой стороны, был настолько же умен и изобретателен, насколько Элитрон глуп. В этом и заключалась проблема. В отсутствие Кризалис можно было рассчитывать, что Фаринкс защитит улей от всех известных угроз… и всех неизвестных тоже, включая довольно много таких, которых не только не существовали, но и никогда не могли существовать. Королева давно отправила бы его в изгнание, в компанию к его брату Тораксу, если бы не две вещи: во-первых, Фаринкс держал воинов в хорошей форме и следил за вооружением, что Элитрон обычно упускали из виду; и, во-вторых, планы на случай непредвиденных обстоятельств, порожденных больной фантазией Фаринкса, иногда спасали Улей от того, чего даже Кризалис не ожидала.

Итак, подводя итог: оба заботились о вещах, с которыми королева не хотела иметь дела, но оба также были теми, с кем Кризалис тоже не хотела иметь дел.

Ни один из командиров не пошевелился и не издал ни звука, поэтому она продолжила:

− Возьмите этот бланк и сделайте пятьдесят тысяч копий.

Королева бросила на стол лист бумаги, на котором набросала эскиз бланка для заполнения, в котором перечислялись основные данные, которые, по словам пони, учитывались при переписи: имя, адрес, возраст, место работы и так далее.

Пункт «семейное положение» она выкинула, потому что, хотя у подавляющего большинства ее чейнджлингов не было долгосрочных отношений, о которых можно было бы говорить, то для остальных требовалось гораздо больше категорий, чем «холост», «женат», «разведен» и «вдовец». Пункт «доход» Кризалис тоже опустила, потому что, своих подданных она прекрасно знала и ни один из них не дал бы правдивого ответа.

Пункт «пол» королева планировала выкинуть, из-за возможности смены облика, но Черри Берри многозначительно поинтересовалась, не следует ли ей начать обращаться к ней «Король Кризалис». Пункт остался где был, под рычание королевы, в тысячный раз удивляющейся про себя, как эта пони дожила до своего возраста.

− Как только у вас будут копии, раздайте по одной каждому воину из ваших подразделений. Попросите их заполнить бланки, затем верните их в офис клерка Улья. Также, Фаринкс, я хочу, чтобы ты дал мне список наиболее надежных инфильтраторов по одному для каждого крупного населенного пункта, в котором мы в настоящее время работаем. По два для Кантерлота и Мэйнхэттена. Им будет поручено заставить других инфильтраторов заполнить формы. Оккупант и Черри Берри сделают то же самое для Хорстона и Эпплузы.

− Понял, моя королева, − ответил Элитрон.

− Прошу прощения, моя королева, − вмешался Фаринкс, − но я должен подвергнуть сомнению все это предприятие по двум причинам. Во-первых, не было бы для врага крайне удобно наложить копыта на всю эту информацию? Они узнали бы всё о нашей дислокации, всех наших агентах, вообще всё! Собирать такие данные в одном месте − значит просто напрашиваться на катастрофу! Я умоляю вас не делать этого!

Кризалис приподняла бровь (по крайней мере раз в неделю она практиковалась по десять минут перед зеркалом для достижения максимального эффекта).

− Я удовлетворю твою просьбу при одном условии, мой самый верный подданный, − тон королевы источал сарказм, словно яд, капающий с клыков, − это условие заключается в том, что ты расскажешь мне причину, почему хочешь, чтобы твоя законная королева не располагала этой информацией.

Фаринкс, будучи одним из самых умных чейнджлингов в Улье, знал, когда стоит отступить.

− Я смиренно отзываю свою просьбу, моя королева. Такой причины нет и быть не может.

− Тогда решено...

− Прошу прощения, моя королева, но есть и другая причина...

Кризалис позволила маске хладнокровия слегка сползти. Фаринкс был умен, но он также был одним из самых упрямых чейнджлингов в улье, что делало его еще более раздражающим.

− Ты недавно купил билет до Кристальной Империи? − прошипела она. − Потому что, если ты хочешь навестить своего брата, я могу это устроить!

− Моя королева, мой брат, имя которого мы не смеем называть, − потому что Кризалис отдельным приказом запретила использовать имя Торакс, − и другие подобные ему − вот в чем суть моего второго возражения! Кто будет считать тех, кто был изгнан или кто покинул Улей добровольно? Как их вообще найдут? Я бы не знал, где находится То… мой брат, если бы не его поздравительные открытки!

Вполголоса Фаринкс добавил:

− Я ему говорил и продолжаю говорить об оперативной безопасности, но...

Элитрон, чей голос и вполовину не был таким тихим, как у Фаринкса, вставил:

− Тем не менее, ты все еще хранишь эти дурацкие открытки.

− Те, кто изгнан по моему приказу, − объявила Кризалис, решительно пресекая любые разговоры любой громкости, − больше не принадлежат Улью. Нет смысла их считать. Если Кристальной Империи так нравится твой брат, они могут оставить его себе. С остальными я пообщаюсь лично, поскольку, в отличие от вас, я была достаточно осторожна, чтобы следить за ними.

Королева наклонилась вперед на троне, пристально глядя на двух воинов.

− Есть ли еще какие-либо препятствия для немедленного выполнения приказа вашей королевы?

− Нет, мэм, − ответили два голоса одновременно.

− Хоть что-то так, как должно быть, − проворчала Кризалис. − Возможно, ваши копыта приклеились к полу? Временный паралич разбил?

Две морды посмотрели вверх в явном замешательстве.

− Я веду к тому, что, − тут Кризалис перешла от мягкого рычания к царственному реву, − ПОЧЕМУ ВЫ, ИДИОТЫ, ВСЕ ЕЩЕ ЗДЕСЬ? ИДИТЕ И ДЕЛАЙТЕ, ЧТО Я СКАЗАЛА!

Мгновение спустя королева мысленно похлопала себя по спине. Как бы ни было приятно для самолюбия перенять обычай заставлять уходящих с аудиенции не поворачиваться спиной к королевской особе, это точно не ускорило бы отбытия.