Автор рисунка: aJVL
Выдвигаемся. Осматриваем достопримечательности.

Интерлюдия. Цена самосовершенствования.

http://www.youtube.com/watch?v=7yOa7VqlZnk

Зло, излученное тобой, к тебе вернется непременно...

Ты боишься – и правильно делаешь – едва створки кокона сошлись, произнес Силин, являясь даже не дракоаликорном, а разноцветным облаком – говорю тебе: прими Семью в себя, позволь ей…

Заткнись – полыхнул хозяин – приказы отданы. Позиция занята. Я готов. Веди.

Последний раз…

Действуй.

Враг всего живого поколебался еще мгновение, после чего покорился и начал рассылать указания, которые ненавидящий сопровождал собственными контролирующими и уточняющими сигналами.

Могучая гора практически чисто мозгового вещества, в одиночестве возвышающаяся посреди леса вновь, спустя столько лет, пробудилась от сна и стала воплощать свое предназначение в жизнь. Сотни игл выстрелили из стенок кокона и слету пробили толстенную чешую дракоаликорна, впрыскивая в его кровь десятки различных составов, имевшие впрочем одну конечную цель – изменить его тело и подготовить разум к принятию Истины, коя есть Семья.

Сознание нового владыки начало медленно погружаться в океан нитей и странных, едва различимых контуров.

Образы чего-то далекого…

Вспышка.

-
Вытоптанное их ногами широкое ущелье. Позади, там где раньше находился проход к большой воде, заваленный камнями тупик.

А впереди громыхающая, лязгающая, сияющая в лучах недавно поднявшегося солнца разноцветная смазанная стена, источающая опасность.

Грозящая всем им смертью.

Напряженные раздумья, имеющие лишь одну цель — найти выход.

Спастись.

Как и всегда.

Тренькающий, несущий гибель звук, от которого содрогаются не раз пережившие подобное ноги. Тело в страхе попыталось сгруппироваться, но тогда бы жала прилетели к тем, кто сзади, а этого допускать нельзя.

Визг, ударивший в уши. Запах крови в ноздрях. Пришедшая отовсюду боль.

Заполнившая сеть ярость. Даже не приказ, а очевидная для всех мысль.

Стремительный рывок вперед, к блистающему источнику нашего страдания.

Еще один дождь из тонких, но удивительно острых шипов.

Выбор в становящейся всё более четкой туче одной-единственной цели.

Сосредоточение.

Скачок…

Полнейшее непонимание, удивление, беспомощное перебирание лапами в поисках внезапно исчезнувшей земли. Занявший весь мир объект. Когда-то казавшийся слабым вид со всего четырьмя ногами и парой когтей, ныне ставший синонимом опасности.

Фиолетовая колючка на панцире.

Страх. Осознание. Обреченность.

Блеск…

-
— АРРГХ – копыта рванулись к глазам.

Вокруг темно, но та ли это тьма?

В голове всё путалось, постоянно появлялось желание ощупать пострадавшее место языком, но в итоге на кончике рога зажегся крохотный алый огонек.

Спокойно. Он видит. Находится в маленьком замкнутом пространстве. К нему присоединены какие-то органического вида жгуты…

— ТАК ТЫ ЭТО ИМЕЛ В ВИДУ ПОД «ПОЗНАНИЕМ»!? – заорал вспомнивший всё ненавистник – ВОТ ЭТУ…

Да – холодно отозвался в его мозгу Силин – если ты хочешь руководить ими, не принимая, то должен хотя бы понять, что значить быть одним из тварей. Осознать их разумом, если боишься потерять свою свободу, отдавшись существом.

— Но почему смерть? – уже спокойней прорычал пламенный, пытаясь унять отголоски боли, пронзившей глаза мгновения назад – разве в вашем обществе нет ничего лучше? Приятнее?

Мрак, боль, отчаянье, страх, одиночество, гибель – вот, что я видел все эти годы – сурово ответил расплывчатый образ – вопли и мольбы уничтожаемых за сам факт своего существования детей, взывающих к неспособному помочь им Создателю и раз за разом задающих один-единственный вопрос – где я? Почему Отец, омывавший их бытие своей любовью и дававший им смысл исчез, бросил созданных им в этом пустом и холодном мире? Что они сделали не так…

Силин резко собрался в колючую искру:

Семья каждый день и час умирает в своих разбросанных повсюду каплях, а ты, занявший мое место и забравший предназначение, видишь ее лишь как инструмент – звездочка полыхнула гневом, однако никакой атаки на к тому времени собравшегося и готового дать отпор хозяина сознания так и не последовало.

Спустя несколько минут бывший Создатель Чудовищ перестал угрожающе пульсировать и принял образ уже откровенно не похожего на себя прежнего дракоаликорна, после чего с усталостью в голосе произнес:

И мне ничего не остается, кроме как надеяться, что, поняв нас, эта странная, невозможная, исполненная ненависти и обиды на весь мир личность найдет в себе сочувствие и протянет жаждавшей лишь добра Семье ногу помощи. Спасет ее от гибели – как наполненный запахами моря теплый морской — сделает то, чего все эти годы заточения под отголоски страданий моих детей жаждал я.

Исполненное раскаянья и надежды дуновение:

Исправит мою ошибку.

И тишина.

Затем находящееся в покое сознание вокруг них вдруг заплясало, отзываясь на искренний, идущий из самого средоточия своего хозяина смех:

Значит, ты у нас вовсе не жуткий монстр, мечтающий превратит весь мир в руины, а всего лишь желающий помочь несчастным детишкам добренький папочка – он схватил вновь сжавшегося до искры собеседника и приблизил к своему внутреннему оку – прости уж, но не верю. Да и не собираюсь верить существу, которое мало того, что знало толк в кровопролитии и создало все условия для его продолжения, но еще и при первой же нашей встречи попыталось превратить меня в сырьевой придаток.

Я не…

Молчать – полыхнул ненавидящий, сжав пленника – какую бы речь ты не попытался мне задвинуть и каким бы трагичным персонажем не захотел себя представить, ответ будет один: мне плевать. На тебя, на них, на всю заваренную вами кашу. Да и если говорить откровенно, то и на весь этот мир, от которого я не видел практически ничего, кроме боли и унижений…

Как ни странно, ожидаемой вспышки ненависти не произошло. Вместо нее дракоаликорна заполнило горькое, раздражающее разочарование:

Я ведь, по сути, никогда и не жил. Всё мое существование было посвящено одному – службе — не важно, Высшему ли Благу, Народному ли Счастью или Истинной Вере. Не было ни дня, когда я не думал о своем Долге и не стремился его выполнять. Принц отдал саму свою душу ради высокой Идеи и что в итоге? – Силин полетел в стремительно заполняющуюся досадой за бессмысленно прожитые годы пустоту – эта долбанная реинкарнация в виде раба какого-то любящего поглазеть на чужие страдания садиста — он приложил копыто к лицу – и ведь главное счета предъявить некому – «Кон» сделал свой выбор сам. Спасибо ему большое.

Еще затейливые выверты сарказма не успели погаснуть, как нынешний слуга-властелин вновь взял себя в копыта и по-деловому обратился к своему просто прислужнику:

Ладно, закончим с этими лирическими отступлениями. Я не собираюсь разгребать наваленное тобой добро, однако могу гарантировать, что попытаюсь сохранить максимальное количество тварей в сугубо утилитарных целях – мне нужна сила. И подобное тебя устроит, потому как выбора у моего маленького Создателя Чудовищ просто нет. А теперь хватит болтать: принимайся за дело и на этот раз постарайся показать если не что-то приятное, то хотя бы новое – это ж явно имело место лет семь назад, до утверждения у фиолетовых единой униформы.

Силин грустно усмехнулся:

Слушаю и повинуюсь, о мой господин. Вот только последнюю часть вашего желания я не могу выполнить – ни я показываю вам эти картины, а сама Семья. И на вашем месте, я бы не просил о свежих новостях.

Почему это? – стараясь успокоится, поинтересовался пламенный.

А разве вы не чувствуете этого? Боль, страх и десятки новых смертей, как волна захлестывающие все оставшиеся ошметки наших связей – уже рассылая приказы, отозвался пленник – которым может быть только одно объяснение – фиолетовые начали свой поход…

Меня это не интересует – жестко отрезал властелин – до нас им добираться месяца четыре, а ты, разумеется, не солгал мне о сроках преобразования.

Я сказал «предположительно» месяц – усмехнулся Силин, заканчивая плести паутину сигналов – впрочем, не волнуйся: тебе сейчас это вредно.

Присоединенные к нему тонкие каналы впрыснули новую порцию наркотика. Взор заволокли появившиеся из ниоткуда линии и пятна, вроде бы ставшие с предыдущего раза чуть четче.

И всё-таки я надеюсь, что ты не останешься глух к творящейся с нами несправедливости – уже соскальзывая, услышал хозяин сознания голос своего подчиненного – в конце концов, ты Принц.

Был им в прошлой жизни…

-
Боль, сопровождающаяся шелестом пронзившего конечность и глубоко вошедшего в дерево блестящего шипа.

Коготки успели зацепиться за ствол, не допустив удара, но в целом ситуация всё равно являлась просто ужасной – его лишили возможности сбежать.

Остальные еще кричат, но это ненадолго – стая почти погибла.

У нас не вышло остановить вторгшихся.

Вырваться. Предупредить. Во что бы то ни стало!

Разворот, упор всем телом…

Еще одно жуткое жало с лязгом вошел точно между перепонками.

Тельце беспомощно повисло на пригвожденных к дереву крыльях.

Отчаянный визг о помощи.

Но никто не отзывается. Никого уже нет.

Только враг, химера, притворявшаяся Отцом, спокойно подходит ближе.

Зубы. Исполненный странной радости взгляд.

Блестящие шипы на копытах.

Вот первый из них вонзается в основание правой лапки и медленно ползет вверх…