Роза

Здесь нет ничего не обычного.И ах да. Мало "букаф". Так что простите...

Хроники семьи Джей: В тылу неприятеля.

В то время как в Кристальной Империи уже празднуют победу над Экридом Смоуком, в остальных частях Эквестрии тем, кому удалось уцелеть, пришлось несладко. Души схваченных единорогом пони вернулись в свои тела, но хорошо ли это - очнуться прямо под носом Теней, которые, потеряв своего кормильца, вышли из-под контроля?

ОС - пони

Дорога мести

В Эквестрийской Пустоши на довоенном стадионе проводятся ежегодные бои гладиаторов с участием различных машин давней эпохи. Кто-то из участников бьётся здесь на смерть ради денег, кто-то ради славы. Однако есть среди них молодая, но сильная душа, которая желает лишь отомстить за своих родных и близких...

ОС - пони

3 дня революции

История о 3 днях революции. И множестве сломанных судеб.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Стража Дворца

Они уходят к звездам

О том, как пони уходят к звездам, сквозь свои сны и страхи, сквозь целую жизнь и бесконечный сиреневый снегопад.

Другие пони

Портрет Трикси Луламун

Почти четыре тысячи лет управляет Эквестрией мудрая принцесса Солнца, а в её тени существует не такая заметная, но незаменимая помощница - принцесса Луна. Однако, срок правления старшей сестры истекает, и вскоре Луне придётся единолично взвалить на себя дела государства. Однако, кто сказал, что это нельзя изменить, обладая древними и запретными знаниями?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца

Посланник дождя

Каждый сам создаёт свой ад и при должном старании даже утопия обернётся кошмаром. Но в мире, где идеалы дружбы и всепрощения ещё не были воспеты, чужаку стоит сделать лишь неосторожный шаг, чтобы превратить свою жизнь в череду падений.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун Человеки Стража Дворца

Ещё по одной?

Чем может обернуться посиделка в баре двух друзей?

Другие пони

Таинственная защитница: возвращение

После победы над Тиреком, Твайлайт вместе с друзьями в очередной раз становятся героями. Но в этот раз, концентрация внимания к ним, а особенно к Твайлайт, выше обычного. И именно в эти моменты, появляется уже старая героиня. Но кто же может быть под маской таинственной защитницы в этот раз?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

История о сгоревшем человеке

Хотя смерть от огня – самая страшная и болезненная из всех, самые дикие муки когда-нибудь заканчиваются. Но что делать, если ты горишь почти всю жизнь? Эта история похожа на дурной сон в душный летний полдень. Если вы не боитесь дневных кошмаров, то перелистните страницу, чтобы узнать каково это – гореть заживо восемнадцать лет подряд, и при этом продолжать смеяться. Гореть, и сжигать тех, кто находится рядом…

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Дерпи Хувз Человеки

Автор рисунка: aJVL

Ведьма средь бела дня

Призраки 2: Призраки в поезде

– Чего мы хотим? Мы просто смотрели фильм! – парировала Дэш.

– Да! И он даже не был таким уж хорошим! – Пинки шагнула вперёд. – Ты явно похитил не тех пони.

– О, будто вы, предмёртвые, такие невинные, – Ратлер усмехнулся этой идее. – Я и мои ребята просто хотим жить здесь, в темноте, никому не мешая, но вы всегда находите способы помучить нас.

– Ага, – фантом поменьше, стоявший рядом с ним, вышел из-за спины своего босса. – Сначала это была спиритическая доска! Ваши накаченные кровью подростки постоянно лезут туда, куда не следует, и будят нас! Спрашивают меня, за кого они выйдут замуж, будто я знать должен!

Остальные призраки выкрикивали одобрения.

– Я мог бы простить что-то подобное. Но я не могу простить этого слизистого монстра, которого вы на нас натравили! – Ратлер сжал ледяные когти в кулак и ударил по ледяной стене позади себя, отчего по той пошли пугающе большие трещины. – Вы напустили эту мерзость на наш дом, разрушили наше логово и вынудили нас спуститься в канализацию. Эта слизь убила четырёх моих призраков, сожрав одержимые ими предметы. Бобтейл. Кар Кнокер. Аш Кат. Ганди Дэнс. Все они мертвы из-за вас, мясные глотатели соплей, жующие брюссельскую капусту! Я и Кейдж – единственные, кто остался из изначальной банды!

– Мы понятия не имеем, что это за слизь, – сказала Дэш. – До сегодняшнего дня я даже не знала о её существовании. С чего ты взял, что за всем этим стоим именно мы?

– Вы? Конкретно? – Ратлер указал на неё когтем. – Не припомню, чтобы я говорил что-то подобное. Если бы я так думал, то уже вырвал бы вам глаза из глазниц. Но это сделал один из вас. Один из предмёртвых бандитов из Curse Tech.

– Бандитов?! – Даймонд Тиара вздёрнула нос, оскорбленная этой идеей.

– Молчи! – зашипела на неё Дэш. Если этот подросток скажет какую-нибудь глупость, Дэш будет чертовски зла на неё. – Хочешь сказать, что слизистого монстра создал Curse Tech? С чего ты это взял?

– Монстр пришёл оттуда, – Ратлер указал на железнодорожный туннель. – Этот путь ведёт к заводу по переработке отходов Curse Tech. На самом деле не имеет значения, кто его послал. Если вы хотите, чтобы эти дети остались живы, вам придётся подчиниться нашим требованиям.

– Мы не ведём переговоров с террористами! – Дэш расправила крылья.

– Уверена? – Босс Ратлер держал листок бумаги, который казался крошечным в его когтях. – Всё, о чём я прошу, передать это письмо тому, кто там за всё отвечает.

– О, – Дэш опустила крылья. – Думаю, мы могли бы подчиниться таким требованиям.

– Да, я тоже хочу написать своё собственное жалобное письмо, – Пинки кивнула. – Это было довольно просто. Оки-доки! Отдай нам детей, и я позабочусь о том, чтобы твоё письмо попало на самый верх.

– О нет! Ты получишь только одного, – сказал Босс Ратлер. – Одно письмо – один ребенок. Остальным придётся подождать, пока всё это не разрешится. Но я проявлю милосердие и позволю вам выбрать, какого именно.

– Чур меня! – Даймонд Тиара тут же подняла копыто.

– Мы не можем оставить детей здесь, – сказала Пинки. – Они могут пострадать.

– Тогда лучше поторопитесь! – сказал им Ратлер.

Твайлайт всё это время стояла с закрытыми глазами, погружённая в свои мысли. Она была необычно тихой с тех пор, как они вошли на станцию. Дэш переживала, не задумала ли она чего-нибудь.

– Дай нам подумать! – попросила Дэш.

– Две минуты, – сказал Ратлер.

Три кобылы собрались в кружок.

– Оставлять их здесь небезопасно, и нам также нужно забрать вещь Флаттершай, – сказала Дэш, понизив голос. – У тебя нет какого-нибудь мощного заклинания, которое могло бы нам помочь?

– Я уже кое-что сделала. Что-то вроде одной из тех карт-ловушек, которые ты мне показывала, – сказала Твайлайт. – Те двое в безопасности. Но ведь был ещё третий, верно? Не думаю, что смогу помочь ему так, чтобы призраки этого не заметили. Не когда он в другой комнате.

– Мое экстрасенсорное восприятие говорит мне, что Снейлс находится там же где и мишка, – сказала Пинки.

– Давайте я попробую поговорить с ними, – сказала Твайлайт.

Твайлайт вышла из группы.

– Ваша главная цель – избавиться от слизи? – спросила Твайлайт. – Возможно, мы втроём смогли бы уничтожить её, но мне нужно больше информации о том, откуда она взялась. Нужно уничтожить всё и сразу, иначе она просто выработает сопротивляемость к тому, что в неё бросают, и, в конечном итоге, станет неудержимой.

– А откуда ты знаешь, что она становится устойчивой ко всему, что ты в неё бросают? – Ратлер наклонил голову к Твайлайт, подчёркивая разницу в размерах. – Ты из Curse Tech?

– Если бы это было так, мне не нужно было бы знать, откуда она появилась, не так ли? – спросила Твайлайт.

Ратлер фыркнул, соглашаясь с таким ответом.

– У этой малышки большая аура, – лакей указал на Пинки. – Может быть, эти ребята крепче, чем кажутся.

Ратлер молча стоял, обдумывая это.

– Мне нужно больше информации, чтобы уничтожить всю слизь, – сказала Твайлайт. – И мне нужно, чтобы ты пообещал отпустить всех троих детей.

– Ладно. Но только после того, как вы это сделаете. Отсюда линия метро идёт до того места, откуда она появилась, – Ратлер указал дальше по туннелю. – Дальше линия разделяется на три тупика. Заброшенный проект и всё такое. Сейчас всё это заполнено этой дрянью. Всего миль двадцать путей плюс ещё одна недостроенная станция.

– Возможно, я смогу сотворить заклинание, которое уничтожит всё и сразу, – Твайлайт подошла к ледяной стене.

– И какое же? – спросил Ратлер. – Мы уже бросали на неё всё, что только могли. Слизь за оградой отличается от той, что была в канализации. Ей больше ничего не вредит.

– Ну, атаковать её всем подряд было глупо, – сказала Твайлайт.

– Следи за языком, – прорычал Ратлер.

– Просто дай мне несколько минут, чтобы подготовить заклинание, — Твайлайт начала что-то бормотать себе под нос.

– И ещё кое-что, – сказала Дэш. – Раз уж мы помогаем тебе, ты должен позволить Флаттершай уйти.

– Она говорит о Флаттермрази? – Кейдж повернулся к Ратлеру, и все призраки рассмеялись.

– Да ладно! Если она вам не нравится, просто дайте ей уйти! – потребовала Дэш.

Ратлер успокоил остальных.

– Давай так. Сначала вы окончательно решите нашу проблему, – Ратлер подошёл ближе к Дэш, – и потом, может быть, я подумаю. Но я бы на вашем месте не тратил время на эту никчёмную неудачницу. Но признаю, Curse Tech я ненавижу ещё сильнее чем её. Если после этого она уберётся отсюда, то конечно.

– И всё из-за слизи? – спросила Пинки.

– Мы всегда ненавидели Curse Tech. Мы работали на этих уродов, пока не умерли, – Ратлер обвёл взглядом всё помещение. – Мы были теми, кто построил это метро. Я снова и снова говорил им, что они слишком сильно экономят на мерах безопасности. Мы с Кейджем погибли, когда туннель обрушился на нас. Остальные присоединились позже.

– Да-а! Думаете, мы плохие парни? – спросил Кейдж. – Это всё равно что гоняться за волком, пока дракон сжигает ваш город дотла. Эта слизь – далеко не самое худшее, что вытворяют мегакорпорации в наши дни. Я шпионю за ними время от времени. Фантомы вроде меня – лучшие шпионы!

Кейдж подплыл к гремлинам.

– Хотите знать, откуда взялись все эти гремлины? – спросил Кейдж. – Оттуда же! Они их массово клонируют! Мутировавшие особи, обладающие сверхспособностями, тоже их копыт дело! Я только недавно обнаружил портал отсюда туда. Так что можете поблагодарить Curse Tech за нашествие гремлинов на ваш город. Хе-хе-хе.

По крайней мере, это объясняло происхождение гремлинов.

– Это даже не самое страшное, что я когда-либо видел. Есть вещи пострашнее этой слизи. – Кейдж поднял глаза к потолку. – У одной из корпораций есть этот ребёнок, который...

– Мы не раздаём такую информацию бесплатно, Кейдж, – предупредил его Ратлер. – Достаточно сказать, что корпорации – плохие ребята. Если бы вы больше о них знали, то пытались бы остановить их, а не случайных призраков.

Даймонд Тиара всё это время возмущенно слушала, надув щёки, будто затаить дыхание было единственным способом сохранить молчание. Но после последнего замечания она не выдержала.

– Вы просто не понимаете, о чём говорите, – Даймонд Тиара склонила голову набок, что выглядело ужасно вызывающе, учитывая её положение.

– Заткнись, детка! – наорала на неё Дэш.

– Гигантские мегакорпорации хорошие, – упорно продолжала Даймонд Тайра. – А призраки плохие. Все очень просто. Мегакорпорации дают нам фильмы, проекторы, телефоны и поезда, а всё, что дают нам призраки, это обморожение! Мой отец – президент Curse Tech, и он замечательный пони! Он жертвует на благотворительность и...

– Погоди-ка, – Ратлер наклонился к Даймонд Тиаре. – Повтори-ка последнюю фразу.

– Тупая идиотка! – прошипела Дэш сквозь зубы.

– О! – Глаза Даймонд Тиары расширились, когда она осознала свою ошибку. – Я хотела сказать, что мой отец работает в Curse Tech. И они заставляют его работать по 120 часов в неделю без оплаты! Он, по сути, живёт там, и я никогда его не вижу. Я полностью на вашей стороне. Долой корпорации!

– Понимаю, – Ратлер стиснул зубы так сильно, что лёд морозных клыков треснул. – Значит, Аш Кат погиб из-за твоего папаши?

– Ты ни за что не докажешь этого в суде! – Даймонд Тиара попыталась отползти, но подлетевший дух схватил её своими ледяными когтями.

– Если ты навредишь ей! – пригрозила Дэш, но было уже слишком поздно.

Ратлер широко замахнулся на Даймонд Тиару. Дух, который держал её, метнулся в сторону. Дэш и Пинки прыгнули вперёд, но ни одна не была достаточно близко, чтобы дотянуться до неё. Этот удар снёс бы Даймонд Тиаре половину лица, если бы попал в цель.

К счастью, метафорическая 'карта-ловушка' Твайлайт активировалась, и над двумя кобылками засиял радужный барьер, который до сих пор был невидимым. Сила удара была перенаправлена обратно на Ратлера, когда барьер разрушился. Когти на копыте сломались, и его передняя нога была отброшена назад. Все остальные призраки тоже были поражены невидимой силой разрушенного барьера, которая оглушила их.

– Что за…?! – Ратлер с удивлением посмотрел на двух кобылок.

Это дало Пинки достаточно времени, чтобы с схватить и утащить кобылок к себе. Теперь в опасности оставались только Снейлс и медвежонок Флаттершай.

Босс Ратлер направился прямо к Пинки, увидев её способности и, без сомнения, почувствовав, что она экстрасенс. Другие призраки полетели в атаку со всех сторон, но, когда главный из них отвлёкся, Дэш почувствовала, что может действовать.

Она произнесла заклинание убийства и подлетела к уборной с двадцати разных сторон. Призраки пытались перехватить всех её ворон до единой, но их было слишком много, и парочка добралась до входа в уборную.

Как она и помнила, там был один-единственный полтергейст, державший нож у горла Снейлса. Дэш продолжила лететь. Призрак не знал, что одна может превращаться в птиц, и поэтому отнёсся к приближающейся вороне с недоумением.

Дэш превратилась обратно в пони как раз перед тем, как столкнуться со Снейлсом. Она повалила Снейлса, и они вдвоем прокатились сквозь призрака подальше от опасности.

Оставался только медвежонок. Пинки сказала, что он где-то в этой же комнате, но Дэш нигде его не видела! Было слишком опасно оставаться одной так долго.

Дэш схватила Снейлса и унесла его оттуда. Она бросила его Пинки, которая оставила его с другими подростками.

– Вперёд! – крикнул Ратлер своей банде. – Я хочу, чтобы они все сдохли! Та, розовая, самая опасная. Сначала убейте её.

– Я долго этого ждал! – Кейдж отлетел в дальний конец комнаты.

Он открыл широкий портал позади себя. Последовала короткая пауза, затем из портала на полной скорости вылетел целый вагон поезда, направленный прямо на Пинки.

Пинки закрыла глаза и сосредоточилась на приближающемся вагоне. Казалось, что тот врезался в твёрдую стену в воздухе. Все его окна разбились вдребезги, вагон смялся и упал на землю.

– Давай посмотрим, как много раз ты сможешь это повторить! – за спиной Кейджа открылись ещё два портала. – Я годами собирал старые, потрёпанные вагоны как раз для такого случая!

На этот раз в Пинки полетело сразу три вагона с трёх разных сторон.

Пинки ловко разбила вагоны в воздухе, затем отбросила назад гремлинов. Она подняла копыто, пытаясь создать фантомную бомбу, но тут Ратлер взмахнул когтями и запустил в неё своими огромными сосульками. К тому времени, как она отбилась от них, в неё уже летел новый вагон.

Сколько вагонов было у этого парня?

– Я не знаю, как долго смогу так продержаться! – крикнула Пинки.

– Да. Я, эм, я тоже, – Твайлайт даже отдалённо не чувствовала усталости, сражаясь с полчищами гремлинов и духов.

Полтергейсты бросали в неё осколки бетона, но каждый из них превращался в бабочку, прежде чем соприкоснуться с ней. Группа разъярённых гремлинов навалилась на неё, и Твайлайт не сделала ничего, чтобы остановить их. Затем пять духов приготовили свои ледяные когти и бросились на неё со всех сторон.

– Эм. О, нет, – Твайлайт с треском провалила попытку изобразить беспокойство. Как раз перед тем, как призраки приблизились на расстояние удара, она окутала себя пламенем, которое сожгло всех гремлинов в радиусе десяти футов и отбросило всех духов назад. – Ох, это было близко.

– Твайлайт! Может, постараешься посильнее?! – предложила Дэш. – Помоги Пинки!

– Но я не настолько сильна, помнишь? – Твайлайт искоса взглянула на призрака.

– Ты довольно сильна, просто не чрезмерно сильна! – окликнула её Дэш.

– И насколько я сильна по шкале от одного до десяти?

– Не знаю! – Дэш поднырнула под удар другого духа. – Думаю, на шесть?

– Хорошо, – Твайлайт произнесла заклинание и подняла копыто.

В её копыте появился маленький чёрный шар, напоминающий шар для боулинга. Твайлайт швырнула его в один из запущенный в Пинки вагонов поезда, расплющив его, словно блин. После этого шар завис прямо перед порталами. Как только из порталов Кейджа появлялись новые вагоны, они тут же расплющивались. Его основная атака была эффективно нейтрализована.

Ещё одно заклинание заставило коричневато-оранжевые цепи вылететь из гривы Твайлайт. Они развевались у неё за спиной, на мгновение став похожими на огромные крылья, сделанными из цепей, затем Твайлайт взмахнула ими. Цепи разлетелись по комнате, быстро сбивая всех призраков. Тех, в кого попадали такие снаряды, сильно отбрасывало назад, обычно прямо сквозь стены.

Одна из цепей попала прямо в Дэш, немного напугав её, прежде чем пройти насквозь. Похоже, они могли ранить только призраков. Ни один физический объект не пострадал.

Из всех призраков только двое главных смогли противостоять атаке. Кейдж смог ловко увернуться от цепей и отлететь обратно в стену. А Ратлер просто закрыл глаза и позволил цепям ударить и обвить себя. Все его сосульки разбились, но сам Ратлер не выглядел раненым.

Ратлер взревел так громко, что вся станция задрожала. Сквозь него потекла синяя энергия, отбросив Дэш назад и раскидав цепи по комнате, пока те не лопнули. Ему удалось разорвать цепи Твайлайт.

Его когти и клыки восстановились, а мгновение спустя разлетелись вдребезги, когда Пинки выпрыгнула из-за спины Твайлайт, сверкая синим светом вокруг копыт.

– Фантомная бомба! – закричала Пинки.

Комнату залил синий свет.

Когда он отступил, Ратлер остался стоять один, его изображение было размытым и мерцающим, он был на грани окончательной смерти. Ревенанты были крепкими призраками. Дэш сомневалась, что кто-либо из остальных призраков смог бы пережить даже побочный урон.

Остальные члены банды так и не вернулись. Кроме Ратлера и Кейджа, все остальные сбежали, не в силах справиться с Пинки и Твайлайт. Гремлины были превращены в зелёную кашицу на железнодорожных путях, и все порталы Кейджа закрылись из-за фантомной бомбы Пинки.

– Ого! – Кейдж вышел из стены и осмотрел свои раздавленные вагоны. – Похоже мы имеем дело с ”горячими цыпочками", босс.

– И это шесть баллов из десяти? – прошептала Дэш Твайлайт.

– Я посчитала, что шесть баллов из десяти означают 'выше среднего', – уточнила Твайлайт. – Разве это не выше среднего?

– Думаю, технически ты права.

– Ты явно в меньшинстве, – обратилась Твайлайт к Ратлеру. – Просто сдавайся.

– Да! Если ты отдашь нам этого медвежонка, мы позволим тебе уйти, – сказала Дэш.

Ратлер зарычал, и его ледяные когти и клыки появились снова.

– У меня ещё остался один козырь, – Босс Ратлер вонзил когти в ледяную стену, которая сдерживала слизь. – Вы кое-что забыли! Слизь может съесть вас, а призраки могут просто проплывать сквозь неё.

Лёд раскололся, и слизь вырвалась из своей темницы.

Пинки отреагировала первой, сосредоточив всё свое внимание на том, чтобы удержать её.

– Нет, нет, нет! – Пинки прикусила язык, пытаясь удержать наступающую слизь. – Её там намного больше, чем раньше!

Пинки продержалась в лучшем случае пару секунд, прежде чем её телекинетическое поле исчезло. Слизь продвинулась вперёд, но всего на дюйм, прежде чем вмешалась Твайлайт. Твайлайт попробовала свой предыдущий трюк, подняв каменную стену из под земли.

Как только стена поднялась, она треснула. А затем разлетелась на куски вместе с небольшой частью туннеля. Большой сгусток слизи прорвался внутрь и хлынул на станцию.

– Что?! – Твайлайт была искренне удивлена, настолько, что отказалась от своей неубедительной актёрской игры. – Насколько велика эта штука?

– Верно! Она тянется на многие мили! – Ратлер рассмеялся. – Она, должно быть, весит больше, чем весь этот город наверху!

Твайлайт подпрыгнула в воздух. Она произнесла заклинание, послав на слизь дождь из молний. Видимый электрический разряд прошёл сквозь сгусток вглубь туннеля, осветив весь зал, но слизь осталась невредима.

Второе заклинание послало огромный огненный шар в источник утечки. Последовавший взрыв отбросил всех пони и призраков, находившихся в зале, заставив Дэш забеспокоиться о том, а не обрушится ли потолок. Но зал не пострадал, а сгусток лишь немного уменьшился. А затем продолжил распространяться ещё быстрее.

Твайлайт окуталась чёрным пламенем. Чёрное пламя растаяло и превратилось в густую тень, которая распространилась по всей комнате. Сгусток на мгновение стал чёрным, как смоль, но продолжил распространяться.

– Чем вы в неё бросали? – спросила Твайлайт.

– Всем, что только смогли придумать, – фантом пожал плечами.

– И вам не приходило в голову, что делать её невосприимчивой ко всем видам магии было плохой идеей?! – выпалила Твайлайт в ответ.

– Эй, мы делали, что могли!

– Всё еще есть радиация, но… – мысленно пробормотала Твайлайт себе под нос.

Твайлайт стиснула зубы и на этот раз создала силовое поле. Магический барьер засиял ярким белым светом и смог ненадолго сдержать сгусток слизи. Сразу после этого Твайлайт пробормотала что-то себе под нос и создала по ту сторону барьера крошечную чёрную дыру, похожую на ту, что была в её туалете.

Теперь поглощалась сама слизь, всё быстрее и быстрее стекая в дыру, как в канализацию. Но всё ещё казалось, что ей нет конца.

– Ого! – глаза Кейджа расширились при виде барьера Твайлайт. – Эй, босс! Я начинаю думать, что, возможно, эти ребята сильнее, чем кажутся. Я не могу победить пони, которая умеет так колдовать.

– Нам и не нужно! – зарычал на него Ратлер. – Теперь эту слизь мало что сможет остановить.

Похоже, он тоже был прав. Твайлайт была слишком сосредоточена на том, чтобы удержать слизь под контролем.

– Это задержит её на несколько минут, – сказала Твайлайт. – Но если чёрная дыра станет слишком большой, то заклинание рухнет.

– Она же не может эволюционировать, чтобы стать невосприимчивым к гравитации, верно? – крикнула Дэш. – Ты можешь просто повторять это заклинание снова и снова!

– О, нет. Она вполне может эволюционировать и развить способность дестабилизировать этот тип чёрных дыр. Особенно если её так много, – сказала Твайлайт. – Видишь ли, чёрные дыры – это невероятно плотная материя, состоящая в основном из...

– Да-да, мне сейчас не нужно научное объяснение, – сказала Дэш. – Существует хоть что-нибудь, что может её остановить?!

– Есть ещё многое, что можно попробовать, но мне, скорее всего, придётся прибегнуть к потоку плазмы, чтобы уничтожить её всю. Но сначала все остальные должны выбраться отсюда! – окликнула её Твайлайт.

– Ясно!

Дэш огляделась. Однако им всё ещё нужно было достать плюшевого мишку, прежде чем они решатся на что-то настолько экстремальное. Зал уже начал заполняться слизью, которая уже поглотила приличную долю огромного запаса гремлинов. Кейдж создал новый портал, призвав ещё больше гремлинов, чтобы покормить слизь.

– Не дай им уйти! – обратился Ратлер к Кейджу.

Кейдж полетел под землю, в то время как Пинки с тремя подростками выбежала в туннель, через который они пришли. Как только она вошла в туннель, все четверо резко затормозили.

По туннелю двигался тот сгусток поменьше, что был раньше. Они были окружены.

Пинки побежала вперёд, пока туннель не заполнился полностью. Этот туннель был намного меньше, так что Пинки смогла медленно отодвигать слизь с помощью своего психокинеза. Времени оставалось не так уж много.

Дэш превратилась в ворон и разделилась, чтобы попытаться найти плюшевого мишку. Вскоре один из её экземпляров нашёл медвежонка.

Босс Ратлер держал его в своих огромных когтях, держа прямо над слизью.

– Ты не это искала? – Ратлер поднял его.

Три вороны Дэш полетели прямо на него, но она была недостаточно быстра.

Босс Ратлер бросил плюшевого мишку в один из вагонов поезда, и Дэш нырнула за ним. Она обернулась в пони и схватила его, но только для того, чтобы слизь поднялась сзади и рухнула волною на вагон поезда.

У Дэш не было достаточно времени, чтобы убежать, но у неё было достаточно времени, чтобы захлопнуть дверь. Слизь сильно ударила о вагон, отправив его вращаться. Дэш кувыркнулась в падении. Поскольку земли, на которую можно было бы упасть, уже не осталось, вагон упал в сгусток слизи.

К тому времени, как Дэш пришла в себя, она уже крепко застряла внутри вагона, который полностью погрузился в красную слизь.

Сгусток пульсировал, и одно из окон слегка треснуло. Дэш посмотрела на дверь и увидела, что из неё вытекает небольшое количество слизи.

Почему они не сделали вагоны герметичными?! Слизь просачивалась через дверь, но лишь по чуть-чуть.

Сумеют ли Твайлайт или Пинки добраться сюда вовремя? Были ли у Дэш какие-нибудь другие варианты?!

Она огляделась. Это была единственная ситуация, когда превращение в двадцать ворон не выглядело такой уж полезной способностью. И это было единственной способностью Дэш!

Должен же был существовать какой-то способ, по крайней мере, задержать слизь.

Дэш прыгнула на скамейку, когда призрак поднялся из под пола. Затем она вздохнула с облегчением, увидев, что это была Флаттершай.

– Я почувствовала сильную фантомную атаку, – Флаттершай задрожала, нервно оглядываясь по сторонам. – Но я всё ещё чувствую несколько призраков неподалёку. Они... они убегают?

– Флаттершай! – Дэш подбежала к ней, держа в копытах медвежонка. – Твой медведь у меня, но ты должна помочь мне! Заморозь стены вагона, чтобы выиграть мне немного времени.

– Если остался только слизистый монстр, – Флаттершай ещё немного приподнялась, всё ещё прижимая уши. – Думаю, я могла бы протащить тебя сквозь стены. Просто...

Флаттершай застыла на месте, окаменев при виде чего-то позади Рэйнбоу Дэш.

Дэш повернула голову и увидела, что Ратлер и Кейдж уже внутри поезда. Ратлер был таким огромным, что его голова занимала бо́льшую часть пространства. Будь он физическим, он бы просто не поместиться внутри.

– Похоже, мы загнали в угол самое слабое звено, – сказал Ратлер.

– Не знаю, босс! – Кейдж нервно потёр затылок. – Думаю, эти пони просто играют с нами. Возможно, нам лучше убираться отсюда, пока мы ещё можем.

– Мы не уйдем, пока не поможем хотя бы одному из этих предмёртвых 'двигаться дальше'! – Ратлер зарычал на Дэш.

Ратлер разинул пасть почти на всю ширину вагона. Теперь его пасть выглядела как у акулы. Ряд за рядом острых ледяных клыков. Призрак двинулся вперёд, намереваясь укусить Дэш.

Дэш сразу же обратилась к своей единственной реальной силе и разделилась на двадцать ворон, полетев вперёд максимально быстро.

На пути Ратлера сиденья поезда и несколько ворон оказались изорваны в клочья клыками сосульками. Но он был недостаточно большим, чтобы заполнить весь вагон целиком, и несколько ворон Дэш прорвались на другую сторону.

Дэш приземлилась на другой стороне. Одна ворона, пробравшаяся невредимой, превратилась обратно в пони без единой царапины. Судя по её воспоминаниям, большинство ворон пробрались сюда целыми и невредимыми!

Она знала правила. Дэш сохранит раны, полученные вороной, которая обернётся в пони. Остальные вороны могут умереть, и это не имело значения. Ей просто нужно сохранять одну ворону целой и невредимой, и она сможет продолжать снова и снова.

Но тут она почувствовала какое-то жжение на своём боку. Она так волновалась из-за призрака, что совсем забыла о слизи! Теперь маленькая клякса слизи выжигала её бок, становясь всё больше и больше по мере того, как разъедала шерсть, а затем и кожу.

Дэш сильно крутанулась и сумела сбросить с себя слизь, но остался болезненный ожог.

Ратлер вытянул копыто и запустил в Дэш залпом острых сосулек. Дэш превратилась в ворон, чтобы увернуться, но боль от ожога не утихала даже после превращения в ворону.

Проклятье! После получения ранения она стала превращаться в раненых ворон. Получить травму в облике пони было опаснее, чем в облике вороны. Из-за того, что её ловкость снизилась, очень немногие из её ворон выжили, но ей удалось обернуться без новых повреждений.

– Где ты пропадаешь, Кейдж?! – Ратлер зарычал на своего лакея, который, как Дэш только сейчас вспомнила, находился прямо рядом с ней.

Кейдж нервно посмотрел на Дэш, затем на Ратлера.

– Вредить воронам – плохая примета, – Кейдж отступил и покачал головой. – У меня и так очень дурное предчувствие насчёт всего этого. Если мы продолжим в том же духе, случится что-то очень плохое.

– Она не настоящая ворона. Уверен, что всё будет в порядке, – сказал Ратлер.

Было похоже, что хотя бы один из них не собирается нападать. Дэш не задумывалась об этом раньше, но её действительно теперь защищал покров суеверия. До определённой степени.

Ратлер снова бросился вперёд, раскрыв свою пасть с клыками. Дэш снова попыталась проскользнуть мимо него в образе вороны. Всё ещё раненые, ни одна из ворон Дэш на этот раз не смогла полностью увернуться от него.

На этот раз, когда Дэш обернулась, она упала на пол. Теперь она была вся в порезах, самый свежий из которых сильно кровоточил. Она так долго не продержится.

На другой стороне поезда Ратлер разбил одно из окон ледяными когтями. Теперь слизь заполняла вагон гораздо быстрее.

Дэш в отчаянии огляделась, но увидела только Флаттершай, съёжившуюся в углу.

– Ну же! У тебя есть сила, чтобы отогнать их! – окликнула её Дэш.

Флаттершай прикрыла голову копытами и поморщилась, словно от боли.

– Если ты не вытащишь меня отсюда, мы обе можем погибнуть! – напомнила ей Дэш. – Просто протащи меня сквозь стену, как ты сказала! Прошу!

Флаттершай не ответила.

– Она серьёзно думает, что Флаттершай ей поможет! – Кейдж и Ратлер оба рассмеялись над этой идеей. – Как будто этот цыплёнок способен на хоть какие-то поступки!

– Это маленькое ничтожество – самая большая неудачница в канализации, и это о чём-то говорит! – Ратлер указал на неё своей ледяной лапой и рассмеялся. – И это считая всё то, что попадает в канализацию по трубам, если ты понимаешь, о чём я! Максимум, что она может сделать, это поплакать в углу.

– Если вы так сильно ненавидите Флаттершай, почему вы просто не позволите ей уйти? – спросила Дэш.

– Не хочу рисковать. Вдруг какой-нибудь другой спектр заявится сюда и захватит власть, – сказал Ратлер. – Держать эту лохушку на поводке не так уж и сложно.

– Другие призраки не смогут помыкать тобой, если ты им этого не позволишь! – крикнула Дэш Флаттершай. – Тебе просто нужно побыть храброй одну секунду, и всё это закончиться! Пожалуйста!

Но Флаттершай продолжала морщиться и дрожать, не реагируя.

– Видишь? Никто тебе не поможет! – Ратлер ещё раз презрительно усмехнулся Флаттершай. – А теперь убирайся отсюда!

Флаттершай скрылась глубоко под землёй, пока два других призрака смеялись.

Дэш не могла позволить им победить! Она поднялась, только для того, чтобы сосулька ударила её в бровь. Бровь так распухла, что левый глаз больше ничего не видел.

Должно же было быть что-то, что Дэш могла бы сделать!

Но у Дэш не имелось никакого способа навредить призраку. Никакой возможности дать отпор.

Два призрака были отвлечены, истерически смеясь над своими шутками.

– Может, когда всё это закончится, нам стоит пойти и приготовить ещё немного 'супа' для этой неудачницы, – предложил Кейдж.

Ратлер, хлопая себя по груди от шуток Кейджа, засмеялся так сильно, что его смех чуть не сотряс весь вагон. Дэш заскрипела зубами. Она так хотела ответить на эту ужасную жестокость, но она была слишком слаба!

– Ах! Посмотри, как забавно злится эта маленькая девчушка, – Ратлер указал на неё сверху вниз. – Тебе не нравится, что я издеваюсь над ней? Да, нет! Все вы, девчонки, одинаковые. Все вы обожаете таких грубых жеребцов, как я, не так ли?

– Верно! Готов поспорить, в глубине души она мечтает стать твоим первым поцелуем или типа того! – Кейдж слегка толкнул своего босса. – Но такая мелкая сошка просто недостаточно хороша для тебя!

Бледная надежда вдохнула новую жизнь в Дэш.

Дэш вспомнила о другом призраке инцеле, с которым она столкнулась. Точно! Одним из самых распространённых 'незавершенных дел' было погибнуть девственником.

– Секундочку, – Дэш встала, к ней внезапно вернулись силы. – Дай угадаю. Твоё незаконченное дело заключается в том, что ты нецелованный девственник?

И Ратлер, и Кейдж перестали смеяться, и на их лицах появилось выражение 'Вот дерьмо'.

– Что?! Нет! – Ратлер попятился, качая головой. – Никто такого не говорил! И... ну, это не твоё дело!

– Да! Я просто пошутил. Босс переспал со столькими цыпочками! – Кейдж закивал, пожалуй, чересчур энергично.

– Я могу заполучить себе девушку в любое время, когда захочу! Я просто решил сосредоточиться на своей карьере лидера банды призраков!

– Хех! – Дэш вытерла кровь со щеки и встала в позу. – Сдавайся сейчас же, или я поцелую тебя прямо в лицо!

– Ты ни за что не сможешь до меня достать! – Ратлер закричал на неё сверху вниз.

Дэш поцеловала свое копыто и направила его на Ратлера, готовясь ударить его.

– Думаешь, ты сумеешь увернуться? – спросила Дэш.

Огромный размер Ратлера играл против него. Если Дэш пошлёт воздушный поцелуй, он никак не сможет увернуться.

– Не факт... – Ратлер попытался попятиться, но замер на месте, когда Дэш вдохнула. – Не факт, что это сработает! Никто на самом деле не знает как работают незаконченные дела!

– Что ж, ты можешь либо проверить прямо сейчас, либо выпустить меня отсюда! – Дэш ещё раз поцеловала свое копыто, чтобы перезарядить. – Четыре, три, два…

– Хорошо! Ладно! – Ратлер вонзил свои ледяные когти в стенку вагона, а затем разорвал её.

Приложив некоторое усилие, он образовал в слизи ледяной туннель, ведущий к поверхности. Глядя друг на друга, Дэш медленно подошла к туннелю, а Ратлер отошёл с её дороги. Как только Дэш оказалась рядом, они оба бросились бежать.

Дэш пролетела через новый проход так быстро, как только могла.

Теперь станция была почти заполнена! Дэш увидела, что Твайлайт, по крайней мере, не сидела сложа копыта. Она создала туннели из силовых полей, ведущие от неё и от вагона с Дэш туда, где находились Пинки и остальные.

– Ты выбралась раньше, чем я ожидала, – окликнула её Твайлайт. – Мы ещё успеваем выбраться!

– Мишка у меня! – Дэш подняла его, когда проносилась мимо Твайлайт. – Вперёд!

Дэш, игнорируя боль, подлетела к Пинки Пай и подросткам. Пинки воздвигла психический барьер, а Твайлайт отступила назад и остановилась прямо перед ними. Её тело начало светиться магией.

– Все под землю! – Ратлер обратился ко всем призракам, что были достаточно близко, чтобы услышать его. – Я не знаю, что сейчас произойдёт!

Призраки улетели глубоко под землю.

Твайлайт произнесла свое заклинание, выпустив поток раскалённой добела плазмы на станцию и в примыкающие туннели. Первые две секунды Дэш не могла видеть ничего, кроме ослепляющего света, настолько яркого, что ей пришлось прикрыть глаза. Она чувствовала, как начинает нагреваться даже за щитом Пинки.

Когда всё стихло, большая часть станции и следующего за ней туннеля светилась красным. Поезда и рельсы, те, что не были расплавлены, были искривлены и деформированы чудовищным жаром. По туннелю всё ещё струился белый свет, поскольку плазма продолжала своё движение вперёд.

– Это должно решить бо́льшую часть проблемы, – Твайлайт отряхнулась и шагнула вперёд.

Для неё это даже не было большим делом.

– Однако уборка всего этого места потребует гораздо больших усилий. Нам всё равно нужно спуститься туда, чтобы убедиться.

Трое подростков стояли в ошеломлённом молчании, разглядывая работу Твайлайт. Возможно, это было немного чересчур, но другого выхода действительно не было.

Ратлер и Кейдж появились из-под земли, единственные призраки, у которых хватило смелости проверить, что произошло.

– Ничего себе! – Ратлер оглядел комнату, широко раскрыв глаза, затем перевёл взгляд на Твайлайт. – И это было шесть баллов из десяти?! Кто вы, чёрт побери, такие?!

– Я же говорил, что они сдерживаются! – сказал Кейдж. – Бьюсь об заклад, они все безумно сильные, просто фиолетовая – худший актёр!

– Я больше не хочу никого из вас видеть, – Твайлайт шагнула вперёд, и призраки попятились от неё. – Так что больше так не делайте, окей?

– Да-а! Конечно! – Кейдж кивнул. – Похоже, нам придётся найти новое убежище, босс.

Неодобрительное ворчание Ратлера было похоже на низкий рёв, но потом перешло во вздох.

– Ладно. Мы, в любом случае, не хотели связываться с какими-то предмёртвыми, – Ратлер скрылся под землёй, и его банда быстро последовала за ним.

Как только они ушли, все пони вздохнули с облегчением и сели. Дэш только сейчас почувствовала боль от своих ран, и ей стало не по себе от мысли о долгой дороге до дома Твайлайт.

Пинки достала из своей Сумки Удачи бутылку и поместила в неё немного слизи. Затем к ней подошла Твайлайт. Она попробовала электричество, которое не сработало, а затем магию теней, но чёрное пламя просто сожгло себя, не навредив слизи. Это вызвало у ведьмы любопытное 'хм'.

– О, чувак, – Снейлс присел. – Две сумасшедше захватывающие битвы в канализации за одну неделю? Может, я избранный или типа того? И мне суждено править канализацией?

– Избранник канализации? – спросила Даймонд Тиара. – Это, конечно, можешь оставить себе.

– Рэйнбоу Дэш! Ты ранена! – Твайлайт подбежала к Дэш, чтобы осмотреть её. – Мне следовало разобраться с ними быстрее.

Твайлайт села рядом с Дэш и начала залечивать её раны.

– Не переусердствуй, – прошептала ей Дэш. – Думаю, подростки и так уже подозревают.

– О, точно! – Твайлайт остановилась и вытерла лоб, будто вспотела. – Ух! Это заклинание отняло у меня всю энергию. У меня просто не осталось сил, было бы вылечить тебя.

– Да-а. Напомни, кто ты такая? – Даймонд Тиара подошла к Твайлайт, с подозрением глядя на неё.

– Мы говорили об этом раза четыре, чувак. Но до меня только сейчас дошло, – Снейлс потёр свою почти несуществующую бороду. – Пинки – это что-то типа реинкарнации героя S класса или типа того. Всё сходится.

Даймонд Тиара посмотрела на Силвер Спун.

– Я думаю, пони S класса должны быть такими сильными, – пожала плечами Сильвер Спун.

– О, да! Они все такие, – Пинки положила переднюю ногу на плечо Даймонд Тиары. – Если бы я была сейчас взрослой, то тоже так смогла бы.

– Как скажешь, – не стала спорить Даймонд Тайра. – Спасибо, что спасла мою жизнь. Наверное.

Так вот как выглядит благодарность.

– Ты можешь выходить, Флаттершай! – Дэш подняла медвежонка и позвала её. – Флаттершай?

С небольшой задержкой, Флаттершай вернулась, поднявшись из земли ровно настолько, чтобы был виден один её глаз.

– Они действительно ушли? – спросила Флаттершай. Она медленно высунула голову, чтобы осмотреться. – На этот раз по-настоящему?

– А-а-а! Ещё один призрак! – Даймонд Тиара кинула в неё своей диадемой. – Пинки! Прикончи его своими способностями!

Флаттершай скрылась под землёй гораздо быстрее, чем появилась.

– Всё в порядке, – сказала Пинки. – Флаттершай – милый призрак. Мы помогали ей вернуть её вещь.

– Все призраки плохие, – сказала Даймонд Тиара. – Разве ты не видела, что только что произошло? Вот почему призракам запрещено появляться в Эквестрии! Помогать ей, вероятно, незаконно или что-то в этом роде!

– Да? Чуть не уничтожить мир с помощью слизистого монстра тоже не очень законно, – парировала Дэш. – Так что, если ты хочешь, чтобы мы молчали об этом, то ты должна молчать о Флаттершай.

– Мы всё ещё не знаем наверняка, что за монстра ответственен Curse Tech! – Даймонд Тиара вздёрнула нос и отвернулась. – Но, так уж и быть.

Дэш вздохнула и протянула медвежонка туда, где пряталась Флаттершай.

– Ты правда вернула моего медвежонка? – Флаттершай подплыла поближе, чтобы посмотреть на него.

Флаттершай с затуманенными глазами смотрела на игрушку.

– Неужели всё кончено? Флаттершай крепко прижала к себе медвежонка. – О, спасибо тебе огромное! Даже не верится, что вы избавилась и от всех призраков, и от слизи. Я думала, что никогда не покину это ужасное место.

– Мы отведём тебя куда-нибудь, где не так многолюдно, – пообещала Дэш. – Только, думаю, тебе стоит спрятаться в эту штуку, пока мы не покинем город.

Флаттершай бросила на Дэш, всё ещё имеющую видимые раны на теле, полный раскаяния взгляд, а затем влетела в своего плюшевого мишку. Игрушка ожила и забралась Дэш на спину.

– Что ж, вот и всё, – сказала Дэш.

– Нет! Не всё! – Пинки подскочила к ней и указала в дальний туннель. – Мы должны пойти поговорить с Филси Ричем прямо сейчас! Если он и дальше будет заниматься подобными вещами, то мы должны заставить его прекратить! Думаю, он может послушать меня.

– Почему это он должен послушать тебя? – спросила Дэш. – Потому что ты известный экстрасенс?

– Нет. Я вроде как крупный акционер Curse Tech? – Пинки нервно постучала копытцами друг о друга. – Мне принадлежит пять процентов.

– Чего?! – Дэш отступила на шаг. – Тогда что тебе известно?

– Ничего мне не известно, – заверила её Пинки. – Я не хожу на их собрания. Я понятия не имею, чем они занимаются.

– Ты владеешь пятью процентами многомиллиардной корпорации и никогда не посещаешь встречи с инвесторами? – спросила Дэш.

– Я попробовала один раз, но это было та-ак ску-учно! – Пинки легла на спину, словно ей было скучно прямо сейчас. – Я всегда считала, что эти парни лучше меня разбираются в бизнесе. Так что, что может пойти не так?

– Это?! – Дэш подняла бутылку со слизью.

– Я даже не собиралась становиться инвестором! Филси Ричу было восемь лет, и он сказал, что будет платить мне пять процентов от своего киоска с лимонадом за инвестицию в сто битсов. Я просто хотела помочь жеребёнку, но он отнёсся к этому ларьку с лимонадом серьёзнее, чем кто-либо когда-либо, и каким-то образом этот ларёк превратился в крупнейшую корпорацию в мире.

– Что ж, теперь, когда мы знаем источник проблемы, решить её достаточно просто, – сказала Твайлайт. – Мы просто пойдём туда и взорвём всё здание, или что-то там находится, гигантским огненным шаром.

– Может быть, попробуем поговорить с ним, прежде чем прибегать к экотерроризму? – предложила Дэш.

Твайлайт слегка покраснела от собственной поспешности.

– Верно! – Пинки кивнула. – Мы найдём Рэрити, возьмём её робота, сделаем слайд-шоу, иллюстрирующее проблему, а затем проведём презентацию для Филси Рича, в которой объясним ситуацию!

– Не думаю, что у нас есть на это время, – сказала Дэш. – Мы можем просто пойти к нему и вручить письмо с жалобой прямо сейчас.

– Но как мы тогда покажем ему слайд-шоу? – спросила Пинки.

– Что за любовь у тебя такая к слайд-шоу? – спросила Дэш. – Ты ими вообще все проблемы решаешь?

– Ну, альтернатива слайд-шоу – экологический терроризм, – сказала Пинки. – Думаю, мы можем проголосовать.

– Экотерроризм – это не то место на окраине города, где продают подарочные обёртки? – Снейлс поднял копыто, чтобы задать вопрос.

– Что?! – Даймонд Тиара с отвращением вздёрнула нос при этом вопросе. – Нет!

– Окей. Потому что мне оно не нравится, так что я за экотерроризм, – Снэйлс пожал плечами.

– Мы даже не знаем, имеет ли мой отец хоть какое-то отношение к всему этому, – Даймонд Тиара шагнула в туннель. – И я уверена, что не имеет! Это всё какое-то недоразумение.

– Думаю, мы скоро всё выясним, – сказала Дэш. – Этот туннель приведёт нас в его штаб-квартиру, верно?

– Она должна быть недалеко отсюда, – сказала Даймонд Тиара. – Вроде бы.

Группа двинулась вниз по туннелю. Пройдёт немало времени, пока они туда доберутся. Твайлайт и Пинки время от времени останавливались, чтобы убедиться, что ни в одном из боковых туннелей не осталось никаких сгустков вещества.

Единственным источником света была магия Твайлайт и редкие тлеющие угли.

В конце концов, Флаттершай вылезла из своего медвежонка и осмотрела оставшиеся раны Рэйнбоу Дэш. Твайлайт вылечила её настолько, что ходить было не больно, но несколько видимых следов от ожогов и порезов ещё осталось.

– Эм. Рэйнбоу Дэш? Я хотела извиниться, – Флаттершай склонила голову. – Я знаю, что должна была помочь тебе. Просто, когда появляются призраки, мне становится так страшно, что...

Флаттершай снова поморщилась, прям как тогда.

– Не волнуйся об этом, – Дэш продолжила ковылять рядом. – Всё в порядке.

– Нет, не в порядке! Ты могла погибнуть просто из-за того, что я была слишком напугана, – сказала Флаттершай.

По правде говоря, Дэш была немного раздражена тем, что там произошло. Но она понимала, что не может так сильно злиться на Флаттершай. У этой пони была довольно сильная фобия.

Что она могла сказать? Дэш вспомнила кое-что из одного мультфильма.

– Если хочешь извиниться, то в следующий раз поступи по-другому, – сказала Дэш. – В следующий раз, когда кому-то понадобится твоя помощь, заступись за него.

– Я бы рада, – сказала Флаттершай. – Но я не такая храбрая, как ты. Я очень легко пугаюсь.

– Тогда постарайся стать храбрее. Делай что-нибудь страшное каждый день, – сказала Дэш. – Знаешь, когда я была ребёнком, я была самой слабой пегаской в школе. Я устала от того, что мной всё время помыкали, поэтому я начала так усердно тренироваться, как только могла.

Дэш посмотрела вперёд, на Пинки и Твайлайт. Сейчас казалось, что вся эта тяжёлая работа ничего в конечном итоге не значила.

– Наверное, я всё ещё слабая, относительно, но я теперь не такая жалкая, какой была раньше, – сказала Дэш. – Теперь я, по крайней мере, могу сделать хоть что-то. Я зашла дальше, чем любой пони в городе мог представить. Так что ты можешь извиниться, пообещав сделать то же самое.

– Я обещаю! – Флаттершай уверенно кивнула. – В следующий раз я буду смелее.

Они продолжили идти по туннелю.


Это заняло почти час, но, в конце концов, они добрались до железнодорожной станции, к которой, судя по всему, и вёл этот путь. После слизистого монстра и заклинания Твайлайт всё здесь было разрушено. На данный момент станция больше походила на пещеру.

С одной стороны стены раздавался громкий стук, но в остальном Дэш была готова признать это место тупиком.

Пинки сразу заметила дыру в стене, размером с голову. Она выглядела так, будто образовалось в результате землетрясения, и представляла собой скорее трещину, окружённую несколькими трещинами поменьше.

– Вот откуда появилась слизь, – Пинки просунула голову в трещину. – Сейчас её нет, но трещина ведёт далеко наверх.

– Не думаю, что мы сможем пролезть через такую щель, – Дэш подошла к дыре. – Может есть какой-нибудь другой вход?

Дэш уже подумывала о том, чтобы воспользоваться заклинанием убийства и пролететь наверх, но в этот момент в стене, откуда доносился грохот, образовалась новая дыра. Жеребец в противогазе шагнул внутрь.

– Видишь? – спросил жеребец у кого-то позади себя. – Здесь внизу целая заброшенная станция метро. Взрыв, должно быть, был вызван чем-то подземным. Подожди секунду.

– Группа подростков? – Другой пони в противогазе удивлённо посмотрел на группу пони. – Вы что, ребята, затеяли какую-то шалость? И взорвали несколько динамитных шашек?

– Кто вы такие? – первый пони приподнял свой противогаз. – Вы что, через канализацию пришли? Послушайте, это частная собственность.

– Мне принадлежат пять процентов этой компании, так что я могу получить любые пять процентов, какие захочу, – Пинки подошла к нему.

– Не думаю, что это так работает, – сказал парень в противогазе. – Кроме того, я понятия не имею, кто вы такие.

– Мой отец – президент этой компании! Если вы сейчас же не отведёте меня к моему отцу, я позабочусь о том, чтобы у вас были большие неприятности, – Даймонд Тиара посмотрела на его бейджик с именем. – Фиддлстикс!

Фиддлстикс посмотрел на Даймонд Тиару.

– О, подождите! Ты дочка босса! – На лице Фиддлстикса промелькнуло понимание. – Что ты здесь делаешь? В зоне изоляции небезопасно, и мы только что слышали какой-то взрыв. Как ты вообще сюда попала? Нам для этого пришлось просверлить пол.

– Мой отец что, платит тебе за то, чтобы ты задавал глупые, раздражающие вопросы? – Даймонд Тиара сердито посмотрела на него.

– Эм. Да, вообще-то.

– Что ж, прекращай! Я требую, чтобы ты немедленно отвёл меня к моему отцу. Теперь это твоя работа! – Даймонд Тиара подняла голову и прошла мимо него, не дожидаясь ответа.

Служба безопасности, или кем бы они ни были, не оказала особого сопротивления после этого. Группу провели к лифту, где Дэш пришлось объяснять Твайлайт, что тот не являлся коробкой, деформирующей пространство и время, и подняли на верхний этаж здания.

У Филси Рича был огромный офис с тремя стеклянными стенами, смотрящими на город. Пол был выложен идеально ровным мрамором с изображением логотипа Curse Tech. Одна эта комната была больше, чем любая квартира, в которой Дэш когда-либо жила, не считая дома Твайлайт.

Сам Рич сидел за своим столом, откинувшись на спинку офисного кресла, и орал на кого-то по телефону.

– И в следующий раз это будут не только карамельки! – крикнул он, прежде чем швырнуть трубку, покачать головой и обернуться, чтобы увидеть вошедшую компанию.

Фиддлстикс не успел никого представить.

– Даймонд? – Филси Рич поднял на неё глаза. – Что ты и твои друзья здесь делаете?

– Папочка! – Даймонд Тиара подбежала к нему и заключила его в объятия, заставив офисное кресло сильно откинуться назад. Она внезапно расплакалась. Это почти наверняка были фальшивые слезы, но она отлично умела притворяться плачущей. – Там было привидение и поезд, и все пони говорили о тебе гадости, и я чуть не обморозилась, и у меня вся грива испачкалась!

Даймонд Тиара начала выть.

– О, ДТ! – выражение лица Рича смягчилось. Он ободряюще похлопал дочь по спине. – Мне невыносимо видеть, как ты плачешь. Просто успокойся немного и скажи мне, в чём проблема.

– Я скажу тебе, в чём проблема, – Пинки шагнула вперёд. – По всей канализации расползся твой ужасный слизистый монстр!

– О! Так значит, вы видели слизистого монстра? Вот незадача! – Рич наклонился и нажал кнопку внутренней связи на своем столе. – Фиддлстикс? Ты меня слышишь? Похоже, я нашёл проблему. Ещё один код семь. Мне нужно, чтобы ты отправил команду в канализацию Понивиля, пока не всплыла ещё какая-нибудь неприятная информация.

– Я займусь этим, – Фиддлстикс вышел из комнаты.

– Погоди, погоди. Чего? – спросила Дэш. – Как часто это происходит?

– О, время от времени. В этом нет ничего особенного. Вам не о чем беспокоиться, – Филси Рич отмахнулся от них. – Эй, как насчёт бесплатных футболок? Мне просто нужно, чтобы вы подписали документ, подтверждающий, что вы получили компенсацию и...

– Ничего особенного? – Твайлайт раздражённо подошла к нему. – Вы хоть представляете, что вы создали? Самовоспроизводящаяся молекула успела выработала устойчивость практически ко всему. Если бы я не появилась, это была бы катастрофа.

– Да! – Пинки наполовину взобралась на стол Рича. – Ты не оставляешь мне выбора, кроме как серьёзно поговорить с тобой!

– Кто вы вообще такие? Вы слишком взрослые, чтобы ходить в старшую школу, – Филси Рич оглядел их, остановившись на Пинки Пай. – Ты кажешься мне знакомой.

– Это я, Пинки Пай!

– Ты дочь Пинки? Не знал, что у неё есть дети, не говоря уже о том, что они учатся в школе моей дочери. Пинки живёт за много миль отсюда.

– Нет, я не дочь Пинки, я её… – Пинки запнулась с окончанием фразы. – Я сама Пинки! Я превратилась в подростка.

– Откуда мне знать, что это действительно ты? – спросил Рич.

– На твой десятый день рождения я подарила тебе игровой набор 'Штаб-Квартира Корпорации' с настоящей акцией корпорации, – сказала Пинки. – Я помню каждый подарок на каждый день рождения, который я когда-либо дарила.

– Ха! Это действительно ты… – Рич потёр подбородок и ещё раз оглядел Пинки. – Хотя я отчётливо помню, что молодая Пинки Пай была крупной и мускулистой кобылой.

– О, я просто ещё не достигла того возраста, – Пинки подняла копыто над головой. – До этого я была очень маленькой.

– Я вообще удивлён твоему визиту, – Рич почесал в затылке. – Последние сорок лет ты постоянно говорила мне, что все эти бизнес штучки слишком скучны для тебя.

– Это потому, что ты не говорил мне, что создал ужасного всепоглощающего слизистого монстра и выпустил его под землю! – Пинки опустила копыто. – Если бы я знала, что ты так поступишь, я бы потратила те сто битсов на смехотворно дорогой леденец на палочке! И, скорее всего, он даже не был бы таким уж вкусным!

– О чём ты говоришь? – Рич полез под стол и вытащил брошюру. – Я отправил тебе брошюру, в которой подробно описывалось наше сомнительное с моральной точки зрения решение создавать, а затем выпускать на волю слизистых монстров. Я даже выпустил особую менее-скучную версию специально для тебя. И хранил экземпляр в своём столе на случай, если ты когда-нибудь появишься.

– Эмм! – Пинки нервно посмотрела на остальных, а затем снова с осуждением посмотрела на Рича. – Ты всё ещё мог бы сделать её ещё менее скучной!

– Папочка! Ты же на самом деле не создавал этого слизистого монстра, верно? Мы же должны быть хорошими ребятами, верно?

– Это было ради общего блага, – сказал Филси Рич. – И ради денег. В основном ради денег. Но и ради общего блага тоже.

– Вот? Видите? – уверенно кивнула Даймонд Тиара. – Ради общего блага! Так что всё хорошо.

– Ради какого общего блага?! – спросила Дэш. – И как, чёрт возьми, вы зарабатываете деньги на слизи, которая пожирает всё живое?

– Да! Мы должны заботиться об окружающей среде! – Пинки шагнула вперёд. – Разве ты не помнишь, насколько всё было загрязнено, пока мы всё не отрегулировали?

– К вашему сведению, именно из-за экологических норм мы и разработали эту слизь, – сказал Рич. – Надлежащая утилизация супер-радиоактивных отходов была слишком дорогостоящей, поэтому мы со свободным рынком объединились, чтобы найти лучший способ. Слизь абсолютно невосприимчива к супер-радиации и может нейтрализовать любые виды отходов. Это самый дешёвый способ. У меня есть слайд-шоу для внутреннего показа, в котором всё это наглядно объясняется.

Рич подошел к запертому шкафу и достал из него проектор. Он поставил его на свой стол и развернул слайд с графиком, показывающим, что между осями слизистых монстров и загрязнением окружающей среды существовала обратная зависимость.

– Как вы можете видеть, загрязнение окружающей среды значительно сократилось за последнее десятилетие, – сказал Рич. – Поскольку вы – инсайдеры, я могу признаться, что это не только из-за слизистых монстров Curse Tech, но я пытаюсь убедить своих инвесторов, что исключительно из-за них.

– Он побеждает на слайдами! – Пинки резко прошептала Дэш. – Я же говорила, что нам следовало обзавестись собственной презентацией.

Филси Рич развернул слайд, на котором слева был изображён безмятежный лес недалеко от Ванхувера с чистым голубым небом. На правой стороне было изображено, как лес выглядел несколько десятилетий назад: утыканный бочками с токсичными отходами и лишённый растительности.

– Почему бы не обратить внимание на то, какая сейчас Эквестрия не загрязнённая, во многом благодаря инновациям моей корпорации? Думаете, такие вещи, как голубое небо, бабочки и деревья, возникают сами по себе? – спросил Рич. – О, нет! Необходимы корпорации, чтобы изобретать более чистые источники энергии. Необходимы слизистые монстры, чтобы сокращать количество отходов. Альтернативные варианты просто немыслимы, потому что во всех них я теряю деньги.

– Я вполне уверена, что загрязнение окружающей среды пошло на спад ещё до твоего рождения, – сказала Пинки.

– Я ничего не знаю о загрязнении окружающей среды, – сказала Твайлайт, – но я знаю о самовоспроизводящихся молекулах.

– Ты знаешь? – Филси Рич посмотрел налево и направо. – Значит, кто-то нарушает договор о неразглашении.

– Как бы вы её ни сдерживали, это больше не работает, – сказала Твайлайт. – Мы видели, как огромное количество этого вещества там, внизу, вызывает всевозможные проблемы. Многие призраки погибли.

– Да. Недавно произошло это землетрясение. Но, как вы можете видеть на этом слайде, – Рич вывел на экран ещё одну диаграмму, – Весь ущерб от слизи был локализован под землёй, и мы, как правило, решаем такие проблемы до того, как возникнет какая-либо негативная реакция со стороны общественности. Почти все жертвы были призраками, которые, технически, уже и так мертвы.

– И тебя не волнует, насколько это может быть опасно? – спросила Твайлайт. – Самовоспроизводящиеся молекулы очень быстро эволюционируют. Если она станет невосприимчивой к ультрафиолетовому излучению, а рано или поздно это случиться, то даже я не знаю, как её тогда остановить!

– Мы не даём ей достаточно времени, чтобы она стала невосприимчивой к ультрафиолету, – Рич показал другой слайд, на котором был подробно описан 'жизненный цикл слизи'. – Видите? Слизь поглощает отходы, а затем мы уничтожаем её, используя старое доброе электричество. Получающийся при этом порошок можно использовать в качестве пищевой добавки.

– Всё это не важно, – сказала Твайлайт. – Всегда есть ненулевой шанс, что у неё выработается устойчивость к электричеству до того, как она умрёт. Слизь там внизу была невосприимчива к электричеству! Независимо от того, какой метод утилизации вы используете, всегда есть риск, что часть слизи ускользнёт и станет невосприимчивой к вашему методу. И раз уж ваш цикл повторяется из раза в раз…

– Вы привели с собой молекулярного инженера? – Филси бросил на Твайлайт раздражённый взгляд. Он переключил слайд, чтобы показать с какой периодичностью слизистые монстры вырываются наружу. – Ну, да. Согласно этому слайду, слизь иногда вырабатывает устойчивость к нашим методам уничтожения. Именно оттуда, вероятно, появился ваш канализационный монстр. По статистике, крупная катастрофа случается только один раз в пару десятилетий.

– Крупная катастрофа чуть не произошла прямо сейчас! – Дэш крикнула на него. – Правительство знает, что вы используете эту штуку?

– Они знают кое-какие детали! – Рич пожал плечами. – Они не знают все подробности о том, как она потенциально способна уничтожить всю жизнь на планете.

– И ты не боишься, что однажды что-то может пойти ужасно не так? – спросила Дэш.

– Послушай, – Рич поднял кольцо, которое носил на шее, как ожерелье, – это кольцо способно подчинить моей воле любого демона, и я подчинил с его помощью Нитпикулона[1] Вечного Раздражителя. Этот парень просматривает все мои контракты и юридические сделки с такой кропотливостью, которую обычный смертный не способен даже представить. У меня столько заготовленных лазеек для правдоподобного отрицания, что я мог бы проползти по ним на другую сторону планеты. Нас просто невозможно привести к юридической ответственности.

– Это не слишком-то обнадёживает, – сказала Дэш.

Меня это успокаивает.

– Я не про эту часть! Я про ту, где все пони умирают! Какие у тебя планы на этот случай?

– Да ладно тебе! По статистике, это произойдет не раньше, чем через сорок лет. А пока что можно просто печатать деньги.

– Ну, да! Вот только через сорок лет мы все умрём! – Дэш стукнула копытами по столу.

– Послушай, я съедаю по пять бургеров с сыром в день, – сказал Филси Рич. – Я никак не проживу ещё сорок лет, ясно?

– А что делать всем остальным? – спросила Дэш.

– Если в будущем это станет проблемой, уверен, кто-нибудь её решит, – Рич пожал плечами. – Если я чему-то и научился в своей жизни, так это тому, что деньги могут решить любую проблему! Как только у корпораций появится причина остановить слизь, они её остановят. Скорее всего.

– Ну, я не могу владеть акциями компании, которая занимается подобным! – Пинки выступила со своей угрозой. – Если вы не прекратите это, я продам все свои акции Curse Tech за один день! И это обрушит фондовый рынок!

– Что? – уши Рича навострились. – Нет! Только не фондовый рынок!

– А как же твоя дочь? – Дэш подняла Даймонд Тиару. – Она тебе безразлична?

– Да! А как же я, папа? – спросила Даймонд Тиара. – Эта дрянь чуть не съела меня!

– Правда? – на этот раз Рич выглядел обеспокоенным. – Значит, мне нужно обеспечить тебе более надёжную охрану!

– Но, папа! Через сорок лет я всё ещё буду жива! – пожаловалась Даймонд Тиара. – Что мне тогда делать?

– О, тыковка моя, – выражение лица Рича смягчилось, когда он опустил копыто на голову Даймонд Тиары. – Знаешь, ты буквально единственная пони на всей планете, которая для меня важнее прибыли. И да, это считая твою мать.

– Ууу! Это так мило, – проворковала Пинки.

– Серьёзно? – Дэш слегка поёжилась.

– Ну ладно, если это единственный способ уберечь мою дочь от мучительной смерти, я вернусь к более безопасным методам утилизации отходов, – Рич выключил проектор и сел за свой стол. – Но на твой следующий день рождения яхты не будет.

– Что?! – Даймонд Тиара ахнула.

– Эй, ты у нас в долгу, – напомнила ей Дэш.

– Ладно, – простонала Даймонд Тиара.

– Окей, ребятки! Вы победили, – Рич сел обратно и отмахнулся от них. – Я немедленно закрою проект со слизью. Думаю, я смогу выставить это таким образом, будто я забочусь об окружающей среде или что-то в этом роде.

– Откуда мы знаем, что он действительно это сделает? – задала Дэш очевидный вопрос.

– Думаю, мы его убедили, – сказала Пинки. – Но я проверю позже.

– Единственное, что осталось обсудить, это сколько денег я должен вам заплатить, чтобы вы молчали, – сказал Рич. – И прежде чем у вас появятся какие-нибудь интересные идеи, напомню, что уничтожить меня и мою команду юристов практически невозможно.

– Я всё ещё не вижу особой ценности в деньгах, – сказала Твайлайт. – И я, определённо, не хочу ничего от кого-то вроде тебя.

– Что?! Нет-нет-нет! – Дэш подбежала и закрыла Твайлайт рот своим копытом. – Мы возьмём деньги за молчание.


Они не рискнули спускаться обратно в канализацию по понятным причинам. Вместо этого они отправились в Понивиль обычным поездом. Флаттершай всю дорогу спала внутри своего плюшевого мишки.

К тому времени, когда они вчетвером вернулись в лес Твайлайт, уже стемнело. Ночь выдалась на редкость тёмной. Небо было затянуто густыми дождевыми облаками, закрывающими свет луны. Пинки несла фонарь, но свет от него выглядел почти жалким.

Призракам, вроде как, нравится такая погода, так что, по крайней мере, Флаттершай, будет довольна.

– Знаете, я кое-что усвоила за сегодня, – сказала Дэш. – За то, что ты держишь рот на замке, платят гораздо больше, чем за обычную работу.

– Я очень надеюсь, что Curse Tech не делает больше ничего безрассудного, – сказала Пинки. – Может, мне стоит попытаться это выяснить наверняка, пока не стало слишком поздно? Хмм.

– Я всё ещё не могу понять, как можно быть настолько бессердечным, – сказала Твайлайт. – Как можно делать что-то настолько опасное и нисколько не заботиться о последствиях?

– О? – Пинки прижалась к Твайлайт. – Другими словами, нужно нести ответственность за вещи, которые вы создаёте?

– Что?! Нет! – Твайлайт отпрыгнула от неё. – Это совсем другое! Я уничтожила созданную мной молекулу.

– Звучит довольно похоже, – сказала Дэш.

– Но это не так! – Твайлайт с силой стукнула копытом. – Это было бы похоже, если бы Флаттершай украла у него эту слизь, а потом начала бы жаловаться, что у неё из-за этого возникли проблемы.

– О, точно, – Дэш подняла медвежонка. – Думаю, уже можно выходить, Флаттершай.

– Ты уверена? – Флаттершай вылезла из медвежонка и понюхала воздух, чтобы убедиться, что поблизости нет других теплокровных пони.

Решив, что всё безопасно, она поплыла по окрестностям, восхищаясь видами.

– О, вау! – Флаттершай посмотрела на деревья, метнулась к каким-то кустам, затем к тому, что могло быть гнездом спящей белки. Её улыбка становилась всё шире и шире. – Я и забыла, насколько прекрасен лес! Это просто так...

Поражённая красотой леса, Флаттершай всхлипнула.

– Я никогда не смогу отблагодарить вас за это, – Флаттершай вернулась к остальным. – Просто увидеть лес снова – это больше, чем я когда-либо надеялась.

– О! Я так хочу обнять тебя сейчас! – Пинки протянула к ней передние ноги. – Но ты такая эфемерная.

– О, я всё ещё могу это сделать. – Флаттершай вернулась обратно в своего плюшевого мишку и, спрыгнув со спины Дэш, подбежала к Пинки.

Пинки обняла плюшевого мишку, и плюшевый мишка Флаттершай обнял её в ответ.

– Это первое хорошее событие, которое случилось со мной с тех пор, как я умерла, – сказала Флаттершай. – Я никогда не смогу в полной мере отблагодарить вас за это.

– Кстати, как ты умерла? – спросила Дэш. – Раз уж ты спектр, это, должно быть, было что-то ужасное.

– О. Ведьма убила всю мою деревню, – сказала Флаттершай.

Настроение в группе изменилось, но Флаттершай ничего не замечала. Дэш и Пинки посмотрели на Твайлайт, которая застыла на месте.

– Её звали Глиминг Депт, – сказала Флаттершай. – Однажды она появилась в посёлке, и никто не смог ей противостоять. Она была слишком сильной. Мы посылали за помощью, но никто так и не пришёл. Все слишком боялись вступать в сражение с ведьмой.

– Она была злой, заставляла нас месяцами работать, добывая руду арканиума. Я сама делала всё, что она мне говорила, но она всё равно убила нас всех в конце. Пятый том "Книги Теней". Заклинание "цунами". Я помню, как она просто произнесла заклинание и... – Флаттершай всхлипнула. – И всё пропало. Никто другой из моей семьи не стал призраком. С тех пор я была совершенно одна.

Флаттершай тихо всхлипнула, и из глаз её плюшевого мишки потекли слезы (Дэш и не подозревала, что такое возможно).

– О, бедняжка! – Пинки прижала Флаттершай к себе и заплакала вместе с ней. – Не волнуйся! Теперь всё будет хорошо! Тётя Пинки позаботился об этом!

– Я, наверное, старше тебя, но всё равно спасибо, – сказала Флаттершай.

Дэш внимательно наблюдала за Твайлайт. Ведьме не понравилась история, и она всё это время была совершенно неподвижной, только слегка дрожала. Наконец Твайлайт покачала головой и шагнула вперёд, внезапно разозлившись.

– Ведьма бы так не поступила! – настаивала Твайлайт. – Они не должны навязывать свою волю слабым подобным образом. Это противоречит их обычаям. Ведьмы должны держатся особняком.

– Что ты имеешь в виду? – Флаттершай подняла голову, вытирая слезы из глаз своего плюшевого мишки. – Ведьмы делают всевозможные ужасные вещи. У них нет своего кодекса, который бы им что-то запрещал.

– Они, всё равно, не стали бы, – Твайлайт повернулась к Флаттершай спиной.

– Ты же не защищаешь их? – Флаттершай подлетела к Твайлайт, пытаясь заглянуть ей в лицо. Призрак выглядела скорее заинтересованной, чем расстроенной. – Не нужно защищать ведьм. Они причинили боль многим пони.

– Эй! – Дэш вбежала между ними, изо всех сил пытаясь сменить тему. – А куда ты теперь собираешься отправиться? Я могла бы отвести тебя к Могильному Кратеру, если хочешь. Я знаю, что там живёт много призраков.

– Нет! Это худшее место, куда я могла бы попасть! – Флаттершай подняла копыта над головой и пригнулась, напрочь забыв о загадочном комментарии Твайлайт. – Это место, где живёт самый страшный призрак на свете! Не говоря о миллионе других призраков, кроме него. Я никак не могу пойти туда в моём состоянии.

– Но если ты не хочешь жить вместе с призраками, куда ты можешь пойти? – спросила Дэш.

– Думаю, это моя проблема, – Флаттершай опустила глаза. – Мне некуда идти. Я не могу жить с другими призраками, и никто из предмёртвых не примет меня к себе. Думаю, я просто найду себе пещеру и останусь жить там.

– Мы не можем просто оставить тебя жить в пещере после того, через что мы прошли, – сказала Дэш. – Должно же быть место, куда ты можешь пойти.

– О! Я видела одного призрака, который превратил своё мёртвое тело в куклу. – Пинки подняла копыто. – Может, ты тоже сможешь так сделать? Она жила среди обычных пони и ничем не выделялась.

– Думаю, моё тело уже слишком сильно разложилось для этого, – сказала Флаттершай. – Прошло много времени.

– Может быть, мы сможем поселить её в замке Рэрити? – Пинки посмотрела на остальных.

– Может быть, только нам нужно сначала получить разрешение Рэрити, – сказала Дэш. – Позволь мне спросить тебя вот о чём, Флаттершай. Если бы ты могла жить где угодно, где бы ты жила?

– Я совсем не против одиночества, – сказала Флаттершай. – Думаю, моя мечта – бродить по такому лесу и присматривать за различными животными. Но предмёртвые не захотят иметь соседа-призрака. А во всех отдалённых уединённых лесах уже водятся свои призраки.

Они вчетвером сделали несколько шагов вперёд, напряженно размышляя о возможном решении. Где можно было найти никем не используемый лес?

– Ну, – заговорила Твайлайт взволнованным голосом, внезапно останавливаясь. – Мой дом находится глубоко в лесу. И я и так не пускаю туда никого чужого. Ты могла бы пожить у меня. Какое-то время.

– Ты это серьёзно? – Флаттершай вылезла из своего медвежонка, навострив уши.

– Ты же не любишь, когда тебя кто-нибудь беспокоит, – спросила Дэш.

– Да, но Флаттершай, похоже, будет вести себя намного тише тебя, – сказала Твайлайт. – А с тобой я уже смирилась.

– О, да! Это правда. Я буду самым тихим призраком на свете, – Флаттершай сложила копытца вместе и радостно кивнула.

– И, возможно, я действительно чувствую себя немного ответственной, – Твайлайт опустила взгляд в землю.

– А-а? – Флаттершай подплыла к Твайлайт. – Ответственной за что?

– Ты и твоя семья были убиты ведьмой, – Твайлайт закрыла глаза. – С помощью моей книги заклинаний.

– Что ты имеешь в виду? – улыбка Флаттершай сменилась беспокойством. – Подождите. Кто вы трое такие?

Дэш отчаянно пыталась придумать, как бы увильнуть от правды, но Твайлайт заговорила раньше, чем она успела что-то придумать.

– Я ведьма, – сказала Твайлайт.

– Что?! – Флаттершай отлетела назад и наполовину скрылась под землёй.

Сердце Дэш замерло. И это после того, как она попыталась прикрыть Твайлайт!

– Моё настоящее имя Твайлайт Спаркл, – Твайлайт прижала копыто к груди.

Теперь это уже никак не исправить!

– Как! Как та самая Твайлайт Спаркл?! – Флаттершай полностью скрылась под землёй.

Твайлайт некоторое время смотрела на то место, прежде чем сдаться. Она нахмурилась, тяжело вздохнула и, опустив голову, поплелась вперёд.

– Эй! – Дэш подбежала к тому месту, где исчезла Флаттершай, и постучала по земле. – Ты только что жаловалась на то, как пони плохо относятся к тебе только из-за того, что ты призрак, верно? Чем это отличается? Твайлайт была к тебе исключительно добра.

Флаттершай осторожно высунула голову из-под земли. Она посмотрела на Твайлайт, и её испуганное выражение смягчилось, когда она увидела, как расстроена ведьма.

– Полагаю, ты права, – Флаттершай поднялась и посмотрела на Твайлайт. – Ты была очень добра ко мне. Прости. Просто та, другая ведьма, была очень злой.

– Я пойму, если ты не хочешь иметь со мной ничего общего, – Твайлайт отвернулась и пошла прочь.

Флаттершай нахмурилась, выглядя расстроенной, когда Твайлайт прошла мимо неё.

– Постой! – Флаттершай проплыла мимо Твайлайт. – Я не считаю тебя виноватой. И ты не должна думать, будто обязана позволить мне жить в твоём лесу. Меня убила та, другая ведьма, а не ты. Рэйнбоу Дэш права. Я знаю, что некоторые спектры ничуть не лучше ведьм.

– Оставаться или нет – твой выбор, – сказала Твайлайт. – Я могу сделать так, чтобы никто тебя не беспокоил.

– Я бы хотела, чтобы у меня был настоящий сосед, и чтобы я жила бы на земле рядом с животными. Это было бы воплощением мечты, – Флаттершай сложила копытца вместе и улыбнулась на луну, затем повернулась обратно к Твайлайт с лёгким испугом. – Там же не будет никаких других ведьм или призраков?

– Я уже очень давно не видела их, – сказала Твайлайт. – И я смогу защитить тебя от всего, что появится.

– Тогда да. Большое тебе спасибо! – Флаттершай попыталась обнять Твайлайт, но поняла, что это не сработает. Флаттершай залезла в своего плюшевого мишку и запрыгнула Твайлайт на спину, чтобы обнять её. – Никогда не думала, что у меня снова будет настоящий дом.

Твайлайт слегка улыбнулась, когда Флаттершай села к ней на спину, на место Дэш-в-облике-совы.

Дэш быстро окружала себя преступниками и изгоями. Что она вообще делала? Всю эту историю будет очень непросто объяснить властям, если до этого когда-нибудь дойдёт.

От слова "Nitpick" — придираться