Последний Солдат Эквестрии

200 лет назад мир накрыли вспышки мегазаклинаний, которые уничтожали всё на своём пути. На острове, глубоко в море, полностью разряжается одна из четырёх экспериментальных камер сохранения жизни, освобождая единственного спасшегося солдата. Теперь ему предстоит собрать свою память по кускам, борясь за выживание на этом заброшенном острове.

ОС - пони

Спасительница

Дерпи давно планирует отправиться в путешествие, чтобы повидать различные уголки Эквестрии. И вот, этот день настал. Однако, когда серая пегаска пускается в путь, всё идёт не по плану.

Трикси, Великая и Могучая Дерпи Хувз

Каденс и Шайнинг Армор снимаются в секс-ленте

Из-за того, что Твайлайт снимается в непристойных фильмах, Шайнинг никак не может смириться, что даже в этом его обошла младшая сестра. Он стремится исправить недоразумение, но сначала придётся убедить жену. Снимать порно сложнее, чем он думал.

Твайлайт Спаркл Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Бриллиант в темноте

Жизнь может быть несправедливой, и она не выбирает, по чьей судьбе нанести удар. После загадочного падения мира Даймонд Тиара пытается осознать и принять произошедшую перемену в своей жизни. Оставшись в одиночестве, кобылка не знает, как ей быть и может полагаться только на свои копыта, которые куда-то, да приведут. Небольшой эпизод из цикла о Павшем Мире.

Диамонд Тиара Другие пони

Она вернулась!

Вы не задумывались, как какой-то всего лишь единорог, пусть и очень злобный, скрыл на целое тысячелетие довольно большую долину со всеми её жителями? Куда делась Кристальная империя, и почему она вернулась?

Человеки

Между нами целый космос

Их разделяет бескрайний космос. Но для истинной любви не существует границ...

ОС - пони Человеки

Возвращение Трикси Танг или Эквестриевская Сага.

На Трикси Танг обьявили охоту ФСБЭ (Федеральная Служба Безопасности Эквестрии) и хотят её уничтожить...

Трикси, Великая и Могучая

Но ведь она ничем не примечательна!

Просто ради забавы Спайк и Твайлайт пытаются написать фанфик по Могучим Пони. Казалось бы, простенькое и незатейливое развлечение, так? Вот и нет. Есть в написании фанфиков нечто такое, что Твайлайт обязательно должна узнать, если хочет, чтобы её история понравилась другим пони.

Твайлайт Спаркл Спайк

Маленькая команда

Оливер и Лили маленькие поняшки, живут обычной жизнью в замечательной столице Эквестрии. Однажды кобылка покупает специальный комикс, а гадкий мальчишка ворует его. Из -за чего они вместе попадают в мир одной русской сказки, интерпретированной под комикс неким автором Fine Dream.

ОС - пони

Твайлайт Спаркл и контрафактные Элементы

В заброшенном замке в глубине Вечнодикого леса битва против Вечной Ночи близится к концу. Найтмер Мун ослаблена и почти побеждена, а Твайлайт пробудила пять элементов, которые воплощают её друзья. Но есть одна проблема. Она не может призвать шестой! Из последних сил Твайлайт творит мощное и древнее заклинание (из библиотеки, в которую ей технически не разрешалось заходить), чтобы призвать последний Элемент из одной из параллельных вселенных. (Они ведь без него обойдутся, верно?). К сожалению, её заклинание срабатывает слишком хорошо, и теперь она в куче Элементов. Сможет ли она найти истинный Элемент Гармонии, или она спятит, пытаясь отсеять те многие, что немного "не такие"?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Автор рисунка: BonesWolbach

Сказки служивого Воя

Часть 10 Сюрприз с гвоздями

Как упоительны же эти летние вечера! Тихо, улицы пустынны, в окошках домов горят редкие огни. По такой пустынной улице шли двое воев-единорогов в сопровождении двух воев-пегасов. В лунном свете блестели начищенные медали и ордена, железные накопытники едва лязгали по тротуару, разносясь слабым эхом по улицам. Подойдя к уже знакомому строению в виде пирожного, хорунжий Петля ловко спикировал и потянулся к ручке двери, как его приостановил сотник, Баян проговорив:

— Стой. Дай я зайду первый.

— Пожалуйста.

Единорог открыл дверь — в глаза ударили темнота и тишина, сделав шаг вперёд, Баян заприметил шорох, второй шаг — вновь шорох. Моментально вспыхнул рог — и в следующий момент тишину порвал магический залп. По лбу сотника Баяна начало скатываться что-то липкое и теплое. Кровь? Нет! Мозги? Нет! А что? Ручеёк достиг носа и в этот момент единорог почувствовал запах малины, свет зажегся. В помещении стоял разве что не весь город, но большая часть это точно. В глазам, жителей можно было разобрать удивление и целый ворох разнообразных эмоций. Баян тоже понял, что в данном случае его недоверчивость навряд ли будет понята адекватно. «Хорошо, хотя бы никого не убил» — чуть слышно проговорил сотник и был прав; залп угодил в малиновый торт, накрывший сладкими ошметками всех окружающих. Но волнения оказались напрасными, и зал взорвался хохотом и радостными криками: «Сюрприз!».

Вперёд выскочила розовая пони с причудливыми кудряшками, в которых виднелись кусочки малиновой начинки, радостно затараторила: «А мы не знали, что вы тоже готовите нам сюрприз. Хи Хи Хи. Только в следующий раз давайте лучше пускать фейерверки на улице, потому что это очень красиво именно на улице, когда темно. Потому что в темноте всегда лучше видны разрывы и ураганы огоньков, которые кружатся. Юхууу! А извините, мы не знакомы! Привет, меня зовут Пинки Пай, и добро пожаловать в Понивилль сейчас я вас со всеми познакомлю».

Воев окружила толпа улыбчивых жителей и принялась расспрашивать о жизни и службе и рассказывать о произошедших в городке событиях. Петля и Копьё с улыбкой и всем природным обаянием знакомились с жителями. Кольцо также старался запомнить имена всех представляющихся пони. Баян чаще молчал, слушал, отвечал односложно, держался официально и сдержанно, когда часть со знакомством прошла, Пинки Пай громко объявила: «А теперь ВЕЧЕРИНКА! У меня есть запасной торт».

«Как будто знала, что может понадобиться запасной торт», — думал багровый единорог, удаляясь в угол зала и присаживаясь за столик. Можно было видеть, как Кольцо, Копьё и Петля общались с новыми знакомыми, среди которых были и застенчивая пони-пегас Флаттершай, и её подруга Рарити, и работница яблочной фермы Эпплджек с сестрицей Эпплблум и братом Биг Макинтошем также присутствовала Рейнбоу Дэш и юная работница библиотеки Твайлайт Спаркл, и, разумеется, та без которой этого праздника не было бы — Пинки Пай. Всех их Баян аккуратно записал в потертую записную книжку на застежке на отдельную от остальных имен страницу. Баян веселиться не умел, и в новой большой компании сразу замыкался в себе, сейчас он вновь погрузился в раздумья: «У нас есть шесть объектов, поскольку для устранения элементов гармонии достаточно разорвать цепь, то враг, что логично, будет бить по самым не защищенным или по тем, кого проще достать. Так и кого в данном случае проще?» Баян вновь оглядел всех присутствующих пони, попутно набрасывая небольшие портретики напротив имен. «Флаттершай, робкая, застенчивая, живет уединенно, идеальная мишень» карандаш, повелеваясь красной магической ауре, взял имя кобылки в овал. «Рарити, эта себя в обиду не даст, к тому же работает на дому в центре города, куда не замеченным чужаку не пройти, маловероятно» — имя оказалось зачеркнуто. «Эпплджек… Нет! После злоключений на её ферме у меня до сих пор спина болит, такая сама из кого хочешь ремней нарежет, тем не менее, она часто работает в местах, где её никто не видит, что делает элемент честности легкой мишенью. Седло с гвоздями! Придется взять на заметку» ещё одно имя оказалось обведенным в овал. «Пинки Пай, эта гиперактивная пони постоянно у всех на виду и, судя по всему, знает всех в Понивилле. Она могла бы быть полезной в вычислении шпионов» карандашный гриф подчеркнул имя розовой поняши наряду с именем Рейнбоу Дэш, которая уже дала согласие на сотрудничество. «Осталась Твайлайт Спаркл…» тут карандаш предательски сломался, а в голове начали носиться обрывки воспоминаний. «Надо бы объясниться перед Твайлайт. Сказать, почему пропал и почему не писал… Думаешь, ей это будет интересно? Она уже, наверное, и забыла тебя и нашла себе кого получше… Нет! Надо объясниться хотя бы ради приличия. А если и забыла, то тем оно, наверное, и лучше, ведь со мной ей всё равно жизни бы не было. Значит решено. Объяснюсь, но потом! Не сейчас и не здесь» закончив внутренний диалог, Баян встал из-за стола и, аккуратно обходя гостей, подошел к хорунжему Копьё, играющему в какую то забавную игру с завязанными глазами и импровизированным хвостом в зубах.

Копьё слегка не рассчитал и вместо того, чтобы закрепить хвост на плакате с пони, закрепил его на мундире у сотника межу орденом и рядом медалей. Стянув повязку с глаз, угольный пегас невинно улыбнулся.

— Копьё, мне срочно нужно в Клаудсдейл, — проговорил единорог, левитируя хвост с груди.

— В небесный город! Зачем?

— Нужна информация.

— А, Разведка? Давай я с тобой, для прикрытия!

— Нет, оставайся. Я сам справлюсь. Единственное, извинись перед всеми за мой ранний уход.

— Хорошо!

Багровый единорог, идя вдоль стены, умудрился добраться до выхода, не привлекая особого внимания. А праздник тем временем только набирал обороты. Неистовая розовая пони лихо заводила толпу и втягивала в уморительное веселье всех, не давая «градусу снизиться».

— Кольцо, не подскажешь… — обратилась фиолетовая единорожка к беседующему со златогривой фермершей вою-единорогу, — а где Баян?

— А что, он снова улизнул?

— Снова? — синхронно проговорила Эпплджек и Пинки, чисто случайно услышавшая их разговор.

— Исчез, значит, как это на него похоже, — с раздражением в голосе проговорила Твайлайт Спаркл.

-… поймите, Баян не любит всякие… вечеринки, праздники, торжества, балы, и другие увеселительные мероприятия с большим количеством пони.

— Как? Не любит вечеринки?!

— Это, наверное, ошибка, все пони любят вечеринки. Ведь так?

— Ну, Баяна можно, в какой-то степени, назвать уникальным. — с иронией в голосе сказал массивный единорог.

Ночь. Темно, в небе лишь без устали трудится Луна, освещая землю чудесным золотисто-желтым светом. Тишина на земле, тишина в небе, как вдруг фигура в черном плаще с капюшоном на аномально искрящими по краям крыльями приземлилась на окраину Клаудсдейла, после чего крылья мистическим образом «испарились», и неторопливым шагом направилась в сторону самого дрянного бара, какие обычно скапливают в себе не самый лучший контингент, там в равной степени можно было и недорого выпить, и перекусить, и схлопотать по морде. Но фигура в плаще пришла не за выпивкой и не за едой. Нет. Незнакомец пришел работать.

Скрипучая ледяная дверца неохотно открылась, впуская внутрь немного свежего воздуха. Пустые столики, трактирщик — старый грифон в кожаной безрукавке лениво почитывал газету, помимо ночного гостя и работника заведения больше никого внутри не было. Незнакомец подошел к стойке и сел напротив бармена, буркнув из-под капюшона:

— Гринч!

— Какой? — уточнил бармен

— Красный!

— С лимоном?

— С салфеткой.

Грифон оторвался от газеты и судорожно принялся выполнять заказ вечернего гостя. Дверь вновь скрипнула, и внутрь молча вошли трое пегасов: темно-коричневый со светлой гривой, закрывающей один глаз, серый с темной гривой и оранжевый с гривой цвета темного шоколада. Насчёт кьютимарок, можно было разглядеть разве что метку первого, того, что со светлой гривой — это была серая гантеля.

Время тянулось неспешно. Грифон отнес новым гостям, молча сидевшим в углу за столиком, три кружки с пенным напитком и после вернулся за стойку.

— Вы мне не дали салфетку, — сказал незнакомец в плаще, оторвавшись от соломинки в полупустом стакане с красным густым напитком.

Трактирщик сразу положил перед клиентом слегка мятую салфетку, а сам вышел из-за барной стойки в темную дверь, предположительно ведущую на кухню. Жеребец в плаще, немного подумав, затянул салфетку под плащ копытом и, встав с места, зашагал к выходу.

На улице уже совсем стемнело, поэтому, зайдя за угол питейной, к фигуре в плаще из темноты почти шепотом обратился хриплый голос слегка подрагивающим, но уверенным тоном: «Твоё прозвище, случайно, не Каменный единорог?»

— Агаась! — после этой фразы голос собеседника заметно дрогнул.

— Вам чего?

— Искал кто-нибудь наемников для «мокрухи»?

— В Эквестрии? Кому это нужно?

— Кому-нибудь очень, очень, очень «обиженному». Например.

— Слышал, некто очень «обиженный» на любимиц принцессы, подрядил отряд грифонов их «проучить». Так сказать без затей.

— Кто?

— Этого не знаю!

— Кого?

— Слыхали про шайку Гловера?

— Это который с собой ручного дракона таскает.

— Он самый. Этот фраер по самую макушку в крови, а его банда хоть и небольшая, голов тридцать – сорок, но все отъявленные негодяи, которых не остановят принципы, если нужно укокошить кого-нибудь, кобыл, жеребят неважно.

— Ясно. Понятно. Разберемся.

Жеребец в плаще развернулся, чтобы уйти, как голос из темноты проговорил: «Удачной охоты, Каменный единорог». После со скрипом хлопнула массивная дверь и лязгнул замок.

Фигура в плаще, вновь как по волшебству, обзаведясь парой изящных крыльев наподобие крыльев феникса и резким броском оторвавшись от облаков, устремилась на бреющем полете вниз. Мимо проплывали кусочки облаков, внизу давно мирно спали холмики и подлески, тревожимые лишь легким ветерком и журчанием ручья, обмелевшей речки. Момент, предрасположенный к спокойствию самим провидением, если бы не одно, то есть, три «но».

«Чувствую, по мою душу эти трое из самой питейной неотступно следуют. Оторваться не получится: пегасы к небу и полетам привычные, но и первому лезть не стоит, тогда так»

Фигура в плаще приземлился на облако, обернулся к преследователям и громко спросил: «Чем обязан, господа?»

Ответа, что не удивительно, не последовало, все трое пегасов на миг зависли в воздухе молча уставились на незнакомца. Шорохи сзади становились отчетливее, и вскоре пони в плаще был окружен ещё и группой грифонов в кожаных черных стеганых жилетах, намотанных на голову черных тюрбанах, с оставленным лишь для глаз отверстием, вооруженные легкими кривыми саблями. Эти, судя по виду, «приползли» из приграничной провинции Грифонии, которые официальная власть практически не контролирует, поэтому стоит ли удивляться тому, что там скапливается всякий сброд, изредка проверяя линию границы на прочность налетами на станицы и хутора воев, на крепости и остроги. «Бывало и пострашнее!» — пролетела шальная мысль в голове у Каменного единорога.

Потянулись страшные секунды ожидания. Вдруг, сигнал. Грифоны рявкнули в один голос и рванулись вперед одновременно с пегасами. В этот момент крылья пони в плаще рассыпались, и он камнем полетел вниз, увлекая в погоню за собой преследователей. Сбросив плащ, единорог, оставшийся в черном, форменном, долгополом мундире, перевернулся спиной к земле и резко пустил несколько магических пучков вверх, которые угодили по очереди в грифона и пегаса. Земля становилась всё ближе, а магические пучки всё короче, за спиной вновь зажглись крылья, и единорог пролетел у самого края матушки-земли. Почти ушел, но его настиг кофейного цвета пегас и оба кубарем рухнули вниз.

Вскочив на ноги, Баян вновь оказался окруженный оставшимися врагами, но теперь преимущества не было ни у кого. Враги разом бросились на одного единорога с желанием разорвать на части, но жеребец сдаваться не собирался, действуя по принципу, взялся, бейся и молчи. Грифон попытался рубануть саблей, а получил копытом в череп минус один, пегас, тот, что оранжевой расцветки, пропустил вспышку, так что ему теперь червей кормить. Вот и крайний, сил уже не так чтобы много, поэтому последние на вспышку магии во врага. Промах! Увернулся! Грудь на грудь, носом к носу бьёт пегас, следует два удара по жбану единорогу, но Баяну удаётся зажать противника в медвежьем захвате, уже трещат хрупкие крылья, но враг не сдается и острыми зубами впивается в шею багровому единорогу.

— Ах ты ж, гад такой… кусаться! — сквозь боль процедил сотник.

Расцепив хватку, жеребцы вновь стояли и держались из последних сил. Коричневый пегас с битой мордой и мятыми изломанными крыльями и красный единорог в испачканном черном мундире с кровоточащими ранами на шее и голове. Тяжело дыша и сплевывая кровь, жеребцы исподлобья глядели друг на друга, словно оценивая, сколько ещё сможет продержаться соперник.

Вдруг что-то хрустнуло в кустах, и покалеченный пегас бросился наутек в лес, Баян поскакал за ним. Не та была «заправка» у сотника, однако упустить врага он себе позволить не мог: он был нужен для допроса. Пегас был ранен, но не так серьезно, чтобы не иметь возможности убежать, он быстрее добежал до зарослей и скрылся в них. Единорог проследовал за ним, но вскоре понял, что упустил беглеца.

— Ушел! Сееедло с гвоздями! Кого мне теперь допрашивать? – нервно ударил копытом о землю единорог.