Автор рисунка: MurDareik
Ванильное утро

Испытание огнем

Те ошибки что были указаны в комментариях исправил.

Вайт уже несколько дней мучился кошмарами. Ему снилось, что он стоит на краю какого-то возвышения и смотрит вниз. Казалось, что внизу булькает и из этой субстанции доносятся голоса: «Прыгай… прыгай…». Он делает шаг и…

Жеребец вскочил на кровати, весь в поту. Кошмар, мучивший его, никак не давал выспаться. Вайт спустился по лестнице в ванную и встал под душ. Потоки прохладной воды смывали с него остатки вновь пережитого ужаса. Немного успокоившись, единорог закрыл воду пошел на кухню и налил себе чаю. Присев на табуретку, Вайт задумался:

«Что происходит? После того дня я сам не свой. Это странное заклинание что-то сделало со мной, – жеребец отхлебнул дымящийся напиток. – Надо завтра сходить к Твайлайт и попросить у нее помощи».

Залпом допив чай, он помыл кружку и вернулся в спальню. Заставив себя прилечь на кровать, он закрыл глаза.

«Надо попытаться уснуть», – подумал он.

Но сон не шел никак. Как не старался Вайт, уснуть не удавалось. Открыв глаза, единорог попытался думать о чем-то приятном, на ум пришли мысли о Пинки.

– «Помни, – улыбнулась розовая пони. – Если посмотреть в лицо кошмару и рассмеяться то он растает».

Единорог закрыл глаза, перед внутренним взором вновь всплыли обстоятельства сна. Вспомнив наставление Пинки, он улыбнулся. Кошмар отступил, и жеребец не заметил, как уснул. Часы пробили восемь, разбудив Вайта своим звоном.

– Вставай соня! – В спальню влетела сестра. – Селестия уже солнце подняла, а ты все спишь. Я завтрак приготовила, иди на кухню.

– Иду, – пробубнил Вайт, с трудом разлепляя глаза.

Перед тем как пойти на кухню, единорог зашел в ванную и умылся. Прохладная вода прогнала остатки усталости. Пока он пил чай с ромашковым бутербродом вспомнил, что хотел зайти к Твайлайт. Закончив завтрак, он взял седельные сумки, положив туда лишь одну книгу, с которой связывал все опасения: «Как поймать дракона». Вайт настолько глубоко погрузился в свои мысли, что забыл закрыть дверь, когда выходил.

– Ты куда? – вылетела вслед за ним Фастэр.

– К Твайлайт.

– А дверь кто закрывать будет? – крикнула ему вдогонку пегасочка, порхая в проеме двери.

– Извини, – донеслось в ответ.

Единорог шел потихоньку погруженный в свои раздумья.

– Привет, – послышалось внезапное приветствие, жеребец помотал головой, скидывая невеселые мысли. – Привет, – вновь донеслось, откуда-то. – Я тут, прямо перед тобой.

Вайт поднял голову. Перед ним стояла, улыбаясь, Пинки. Единорог улыбнулся в ответ.

– Какой-то ты сегодня, невеселый, – сказала земнопони, внимательно осматривая его. – Что случилось?

– Кошмар, объяснил Вайт. – Уже которую ночь с того дня.

– А что тебе снилось? – с интересом спросила пони и уставилась жеребцу прямо в глаза.

– Не хочу портить тебе настроение, – попытался уклониться от объяснений Вайт. – Не хватало еще забивать своими проблемами голову такой красивой…(…Сердце его начало отбивать чечетку, как только он понял, что ляпнул лишнее.) – пони.

– Какой ты забавный, – хихикнула Пинки, – оки – доки – локи. Я тогда пойду, скоро набегут покупатели. Всем будут нужны свежие кексики.

Розовая земнопони чмокнула его в щечку и, в следующий миг, внезапно, исчезла, как и появилась. Казалось, Пинки зарядила его отличным настроением на весь день. Самочувствие единорога достигло своего аппогея. До библиотеки он дошел бодрым шагом. Прибыв на место, он постучал, дверь открыл фиолетовый дракончик.

– Привет Спайк. Твайлайт дома?

– Заходи, она завтракает, – сказал он, отходя в сторону и впуская гостя.

Единорожка сидела за кружкой чая на кухне и смотрела в книгу.

– Привет Твай, – сказал Вайт, решив первым начать разговор.

Единорожка оторвалась от чтения и, поставив кружку на стол, поздоровалась в ответ:

– Привет Вайт, проходи, присаживайся. Завтракать будешь?

– Спасибо, я дома перекусил, –¬ жеребец решил от слов перейти сразу к проблеме, – У меня к тебе дело. – Твайлайт внимательно посмотрела на единорога. – Меня, после того случая с яблочным воришкой мучает кошмар. Есть предположение, что все из-за того заклинания которое я применил когда ловил его. В моей семье есть одна древняя книга… – При этих словах, единорожка закрыв, отложила в сторону фолиант, что держала магией и с нескрываемым интересом уставилась на Вайта.

Единорог, открыв седельную сумку магией, достал и аккуратно развернул бережно завернутую книгу. На передней обложке красовался черный дракон.

– Вот здесь, – страницы перелистнулись подернутые магией жеребца, – то самое заклинание, что я использовал. С этими словами он протянул книгу Твайлайт.

Единорожка бережно взяла книгу своей магией. Совелий, до этого, спокойно сидевший на насесте, перелетел на спину к единорожке. Посмотрев на заклинание, она сделала огорченный вид, и перелистнув страницы быстрым темпом сразу полезла в конец книги, в раздел примечаний. Вайта немного удивил такой подход к чтению.

– Вот, – фиолетовая пони протянула книгу. – Смотри, – в воздухе рядом с фолиантом повисло перо, указывающее, куда-то вниз страницы. – Здесь предупреждение, – Вайт напрягся, читая строки:

– Внимание, – единорог читал вслух. – Данное заклинание, имеет, побочный эффект. Если у вас недостаточно сил либо, неуравновешенный психоэмоциональный фон, вы можете слиться эмоциями и чувствами с объектом, на который оно накладывается. Настоятельно рекомендуется, в случае невыполнения, какого либо из вышеуказанных условий, воздержатся от применения данного заклинания.

– Борода Селестии, – единорог хлопнул себя по лбу копытом и от полученного удара поморщился. – Я, как всегда, что-то упустил.

– Прошу, – оставь у меня книгу, – Твайлайт посмотрела на Вайта. Я напишу письмо принцессе. Думаю, она поможет разобраться в произошедшем. А пока пойдем скорее на улицу, – единорожка улыбнулась. Сегодня как раз тот день, когда драконы совершают свою миграцию. Великолепное зрелище, оно бывает раз в год, и поэтому, не будет лишним, если ты на это посмотришь.

Твайлайт накинула маскировочный костюм и вышла. Вайт закрыв сумку, пошел следом. За городом, куда его привела единорожка, было уже все готово: ЭплДжэк выкопала окоп, из которого они собирались вести наблюдение. Твайлайт, подойдя поближе, поздоровалась:

– Привет ЭйДжэй.

– Привет, сахарок, – оранжевая земнопони перевела взгляд на второго единорога и поздоровалась с ним: – Здорово, Вайт, че такой мрачный?

Жеребец кивнул головой в знак приветствия и пожал плечами. Твайлайт окинула взглядом работу и немного смутилась:

– А где остальные? – единорожка слегка расстроилась.

– Да заняты они, – отмахнулась фермерша. Кто на небе, кто модой своей занят, ну и есть трусишки.

– Пинки печет кексики, – решил вставить слово Вайт.

– Приветик, – неожиданно, словно из ниоткуда появилась розовая земнопони. – У меня все готово. Я напекла много, – Пинки сделала жест, показывая количество выпечки. – Теперь на всех хватит. Кейки сейчас, заняты продажей, и у меня, появилось свободное время. Я и вам прихватила, – розовая земнопони показала на Спайка, который катил следом тележку с кексами и ромашковым чаем.

Все без исключения съели по штучке. Дракончик, дождавшись, когда они закончат чаепитие, укатил остатки обратно в Сахарный уголок. С неба послышался рев. Поняши заняли позицию в окопе. Драконы летели смешанным строем. Кто-то просто парил со всеми наравне, набрав высоту и постепенно снижаясь, кто-то изредка взмахивал крыльями, экономя силы, пытаясь сохранить положение в общем потоке, кого-то не устраивало вообще все происходящее, и он стремился выяснить отношения прямо в полете. Срывали драконы свое раздражение на всем, что попадется под крылом в тот момент.

Один из драконов немного снизился и обдал пламенем окоп, в котором сидели наблюдающие их полет поняши. Спайк уводя тележку, проводил взглядом улетающих драконов и скорчил недовольную мордочку. Встреча со своими собратьями в последний раз закончилась не очень хорошо: пришлось срочно уносить ноги. После всего, что ему пришлось испытать, он не захотел становиться таким как его сородичи. Последним поступком ему пришлось доказать что пони, как друзья, ему ближе чем драконы. Дождавшись, когда чешуйчатые скроются в районе местных вулканов, поняши вылезли из окопа и пошли в город.

– Твайлайт, – Вайт обратился к единорожке. – Что случилось со Спайком? Я видел, что он был чем-то недоволен.

Единорожка посмотрела на единорога и, вздохнув, ответила:

– В последний раз, когда Спайк решил понять, откуда он, мы тайно от него пошли вслед за ним. После чего, нам пришлось уносить ноги от гнавшихся за нами драконов.

– А что вы забыли на той горе, когда пошли за ним, там же было опасно? – Твайлайт от этих слов удивленно посмотрела на Вайта. Спайк был ее другом и не помочь ему она не могла. Единорог, заметив реакцию кобылки, смутился и, поняв, что сморозил глупость, извинился:

– Извини, мне в последнее время из-за этих кошмаров кажется, что я дракон и все знаю о них. Спайк, еще маленький, и ты не стала бы бросать его одного.

Единорожка вдохнула спокойнее и продолжила:

– В тот раз Спайк попал на своеобразное испытание, которое придумали местные драконы-подростки, скорее для развлечения, чем для дела. Мы, это: я, Рарити и Рэйнбоу Дэш переодевшись в костюм сшитый Рарити попали на это действо. Одним из местных развлечений было прыганье в лаву. Таким образом, дракон доказывал что стал «взрослым».

– Понятно теперь откуда в моих кошмарах лава, – на душе у жеребца стало легче.

– Не перебивай, – Твайлайт поглядела на единорога, сделав замечание. Вайт поспешил умолкнуть, дав возможность единорожке продолжить. – Так вот, пробравшись на тот праздник под видом дракона, нам пришлось участвовать в соревнованиях, подыгрывая Спайку.

– Что всё-таки случилось? – единорогу не терпелось узнать о финале похождений Твайлайт с подругами.

— А случилось то, что, когда Спайку в качестве завершающего испытания приказали разорить гнездо фениксов, нам, что бы спасти моего помощника номер один пришлось раскрыть себя. Сам понимаешь, что трое пони и один маленький дракон не смогут выстоять против более взрослых. Тогда я с трудом смогла всех перенести телепортацией. Вот так все и было.

– Мне все ясно, – Вайт на секунду задумался. – Спасибо за рассказ и за идею. Теперь я знаю что делать!

Твайлайт не понравилось его выражение мордочки и прежде, чем она спросила, что тот задумал, жеребец ускакал прочь.

– Фастэр, – Вайт, запыхавшись от бега, влетел в дом. Из кухни, испуганным взглядом, на него смотрела сестра.

– Что случилось? – она редко видела брата в таком взъерошенном состоянии.

– Теперь я знаю, где искать ответы!

– Какие ответы? – Фастэр ничего не понимала. Зная своего брата не первый год, она догадывалась: не жди ничего хорошего.

– Опять что-то задумал. Влипнешь, в какую ни будь историю, и беги потом за помощью.

– Все будет в порядке. На этот раз я подготовлюсь. У нас осталось что-то из еды от завтрака?

– Один бутерброд, – буркнула кобылка.

Ей не нравилось, что брат опять что-то задумал, и уже в уме прикидывала, куда бежать и что делать. Подхватив бутерброд магией, и положив его в седельную сумку, Вайт уже собрался на выход.

– Стой, – его окликнула сестра. – Погоди пару минут. Я сейчас.

– Ты случайно, не со мной собралась? – дрожащим от волнения голосом спросил единорог.

– Никоим образом, – успокоила его кобылка. Просто, мне тяжело видеть, что ты опять будешь жевать всухомятку. Вот, – через пять минут она вышла из кухни, держа в зубах бутылочку с чаем.

– Спасибо, – поблагодарил он сестру на прощание, потрепав ее по загривку, и положив напиток в сумку вслед за бутербродом. – Вернусь поздно, к ужину не жди. Ах да, чуть не забыл… – Вайт поглядел на стену, где висела карта Эквестрии. – Куда же я без нее?

Не забыв, на этот раз закрыть дверь, единорог спешно покинул дом. Выйдя за город, он сверился с картой:

– Так, направление Драконья гора, в районе вулканов. О, да с моей скоростью буду там примерно через два часа.

За все время путешествия Вайту не встретилось почти никого. Проходя небольшую лесополосу, ему всего пару раз попались гнезда фениксов. Крики драконов, поначалу его путешествия по лесу, прилетавшие лишь далекими отголосками становились слышны все четче. Когда лес закончился, пони увидел конечную цель своего путешествия.

– Наконец-то, кратер, скорее всего тот самый, о котором говорила Твайлайт. Если я пойду туда в своем виде, то меня съедят. Драконы не считают пони чем-то важным. Придется применить заклинание из той книги. Твайлайт подала мне отличную идею. Надеюсь, кроме того эффекта что оно накладывает, ничего больше от него ждать не придется. Попробуем…

Низко опустив голову, он сосредоточился: Вокруг рога начало разрастаться белое сияние. Вспышка и… Жеребец открыл глаза, представляя себе, как он будет выглядеть. Посмотрев на ноги, он не увидел никаких изменений.

– Какого сена! Неужели ничего не вышло? Как назло, вокруг ни одной лужи, что бы посмотреться. Даже зеркало не взял… Идея! – Вайт достал из сумки бутылочку, и, сделав в земле небольшую ямку копытом, налил туда немного чая.

Из отражения на него смотрел дракон. Единорог еще раз осмотрел себя. Внешне, для его глаз ничего не произошло: он как выглядел пони, так и остался пони.

– Видимо эту иллюзию будут видеть только со стороны. Не стоит забывать про это. – Неожиданно сзади хрустнула ветка. – Кто здесь? – Вайт обернулся и прислушался. В ответ он услышал лишь крики драконов, и чириканье невидимых взгляду птиц. – Видимо воображение разыгралось. Ладно, не стоит терять времени.

Сжевав бутерброд и допив остатки чая, единорог спрятал сумки под кустом.

– Оно и верно. Дракон с седельными сумками будет выглядеть очень странно.

Желая поскорее начать и закончить приключение, единорог вскарабкался на гору.

Веселье, которое начали местные драконы-подростки, было в самом разгаре. Забравшись на край вулкана, Вайт осмотрелся. Наконец, ему на глаза попалась знакомая морда. Ворд, как и все остальные драконы его возраста, участвовал в игре по типу: столкни другого с вершины, или, попросту, в «царя горы». Увы, бело-черный дракон проиграл, ему не повезло столкнуться с отъевшимся экземпляром. Единорог не стал дожидаться конца веселья и скатился по склону вниз.

– Смотрите-ка, у нас еще участники, – завопил, едва завидев Вайта краснокрылый.

– Нет, спасибо, я тут мимо проходил и решил просто так заглянуть на огонек, – единорог решил отшутиться для начала.

Краснокрылый скорчил недовольную рожу.

– Да, шучу я, – рассмеялся пони. – Что у нас следующее по плану?

– Вайт? – услышал жеребец и к нему подошел Ворд. – Что ты тут делаешь?

– Я? Э… Стоп, ты ошибаешься, я дракон! – попытался блефовать единорог.

– Да брось ты, я же прекрасно вижу тебя, – уперев лапы в бок и закрыв один глаз, с легкой укоризной во взгляде посмотрел на него чешуйчатый.

– Но, как? Неужели то заклинание подвело? – Вайт на мгновение задумался.

– Какое заклинание? – До дракона явно не доходило о чем он.

– Наклонись ниже, – единорог сделал жест копытом. – Что бы меня все принимали за дракона, мне пришлось использовать заклинание иллюзии. И теперь все, кроме тебя, что странно, видят во мне дракона.

дракона, мне пришлось использовать заклинание иллюзии. И теперь все, кроме тебя, что странно, видят во мне дракона.

– А поч… – хотел спросить Ворд, как их неожиданно прервали.

– Эй, голубки! Закончили ворковать? – к ним подошел краснокрылый. – Ты знаешь его? – спросил он у Ворда, указывая на дракона стоящего рядом с ним.

– Да, это…мой троюродный брат, – они с Вайтом переглянулись.

– И правда, – краснокрылый оценивающе осмотрел их. – Похож. А, теперь, наше, любимое – краснокрылый повернулся к другим драконам и объявил: – «Лавовая бомба».

Ворд, судорожно сглотнул. Вайт заметил это и пристально посмотрел на дракона.

– Понимаешь, – сказал чешуйчатый, посмотрев на пони. – Я…боюсь.

Единорог удивленно посмотрел на дракона. Ему было странно слышать подобное от того, кто всю жизнь, так или иначе, имеет дело с огнем.

– Теперь мне все ясно, чьи страхи я переживал в последнее время, боишься стать взрослым? – Ворд не ожидал услышать такое от Вайта.

– Страхи? – переспросил дракон. Жеребец утвердительно кивнул головой.

– После того случая в саду. Когда я использовал то заклинание из одной древней книги, оно, судя по всему, связало меня с тобой.

– Какой книги? – дракон напрягся.

– Серая такая, – Вайту сильно не хотелось расписывать детали. – На обложке изображен черный дракон.

– Хм… – чешуйчатый задумался, – что-то это мне напоминает…

– В общем, – жеребец отвлек его от размышлений, – все, что ты чувствовал все это время, передавалось мне. Ворд еще больше поник настроением. Ему не хотелось ему не хотелось, чтобы кто-то знал о его слабости.

– Не дрейфь, – сказал он успокаивающе, и слегка толкнул его копытом. – Я помогу тебе. Пошли, а то нас уже заждались.

Все драконы забрались на небольшой постамент, возвышающийся над крохотным озерцом лавы, и дружно поманили их. Единорог подошел к краю и посмотрел вниз. Там, булькала лава, оранжевая и горячая. Жеребец, глубоко сглотнув, посмотрел на это зрелище и попятился от края.

– Что, тоже испугался? – язвительно осведомился Ворд у пони.

– Вроде того, – судорожно сглотнул Вайт. Я во всей этой истории не учел одного, что мне тоже, возможно, придется участвовать. К тому же, прыжок в лаву мне не пережить. Я ведь не дракон. У Ворда от таких слов душа ушла в пятки. Видеть жаренным своего друга ему явно не хотелось.

– Но есть способ! – воскликнул жеребец и подошел к дракону. Тот очень обрадовался, услышав такие слова. Он готов был тогда пойти, на что угодно лишь бы избавить своего друга от гибели. – Мне понадобится от тебя кое-что.

Ворд, молча, уставился на единорога, ожидая, что тот попросит от него кусочек себя любимого.

– Надеюсь, – дракон сделал паузу, чтобы вдохнуть побольше воздуха, — ты не собираешься от меня ничего отрезать?

– Нет, что ты, мне нужно только одно…

От таких слов у дракона ушла душа в пятки. Единорог слегка хихикнул и поспешил его успокоить.

– В той книге описан один ритуал, – Ворд вздохнул с облегчением. Он помнил, как Вайт удачно применил то заклинание и надеялся, что у него и сейчас все получится. – Ритуал обмена магией.

Чешуйчатый поежился: для него звучало все это слегка зловеще.

– А что для этого нужно? – поинтересовался Ворд у Вайта.

– Всего-то ничего, – в свете заходящего солнца глаза единорога блеснули. – Согласие обеих сторон на обмен.

У Ворда как камень с души упал, он надеялся поскорее закончить с этим.

– Протяни мне лапу, – единорог сел на круп и протянул в ответ копыто.

Дракон подошел на шаг к пони и, сложив лапу в кулак, коснулся копыта жеребца.

Со стороны это выглядело странным в самый ответственный момент «праздника» двое драконов решили пожать друг другу лапы

– О, вы странники, странствующие между небом и землей… – Вайт начал читать заклинание. – Прибывайте во веки…

– А теперь все прыгаем! – краснокрылый дал команду и первым сиганул в лаву. Остальные драконы воодушевленные таким решительным действием, не обратили внимания на то, что творится у них за спинами. В Кантерлоте Селестия, выйдя на балкон дворца, тревожно смотрела в сторону Драконьих гор.

– Прошу вас о помощи, две стороны, заключающие сим действом договор, просят засвидетельствовать соглашение. Ты согласен? – жеребец посмотрел на дракона. Глаза у единорога светились белым светом от наполнявшей их энергии.

– Согласен, – ответил Ворд глядя на Вайта двумя оранжевыми овалами глаз.

– Да будет так! – ответила Селестия, и в тот момент, дракон и жеребец почувствовали как, что-то теплое коснулось их душ.

Никто не обратил внимания, на то, как свет, на пару мгновений померк вокруг этой странной парочки, и все вновь вернулось на круги своя. Настала очередь Ворда и Вайта. Первым решился прыгать единорог. Подойдя к краю обрыва, он посмотрел вниз.

– Не бойся, я с тобой, – странный голос зазвучал со стороны. Вайт повернул голову, глядя на Ворда. На мгновение ему показалось, что он видит не дракона, а Пинки.

– К Дискорду, – единорог глубоко вздохнул, переводя дыхание. – Джеронимо!

И с этим криком сиганул вниз. Приземлившись с громким шлепком на лаву, единорог едва успел подумать: «И как у них получается?» – тихо погружаясь.

Краснокрылого пробрал смех.

– Прям…ха-ха-ха…как у Спайка тогда…Близнецы…ха-ха-ха. А теперь ты, – он махнул Ворду.

Черный дракон, с белыми рогами слегка разбежался, мысленно поминая добрым словом своего друга, прыгнул следом. Плюх, из лавы выплеснулся метровый столб.

– Какого… – Вайт, вынырнув несколькими секундами раньше, фыркал от попавшей ему в нос лавы, заметив приближающуюся тень, едва успел отплыть в сторону.

– Круто, – краснокрылый не сдерживал эмоций, – не то, что эти… – в этот момент он посмотрел на Вайта и вскинул бровь, – пони?

Через пару секунд вынырнул Ворд.

– Круто, давай повторим. Вайт ты где? – он покрутил головой, выискивая взглядом единорога. – Давай повторим! – протянул ему лапу, и они обменялись лапо-копытопожатием.

– Хорошо, обязательно, только… – жеребец сделал паузу и вопросительным взглядом посмотрел на дракона, – а почему все молчат?

Наконец, придя в себя от нахлынувших эмоций, Ворд обратил внимание на возникшую, казалось бы, из ниоткуда, тишину. Сгустившееся безмолвие нарушало негромкое бульканье прорывавшихся сквозь лаву вулканических газов.

– Ты как здесь оказался? – краснокрылого начало разбирать весьма сильное любопытство.

– Как, как…воду у нас отключили горячую, пришел к вам погреться, – единорог строго посмотрел на дракона и рассмеялся. – Шучу, я.

– А как ты выжил в лаве? Ты ведь не дракон!

– Это еще одна причина моего визита. Доказать вам, драконам, что пони могут большее когда захотят. Ты, надеюсь, не думаешь что пони слабаки? – Вайт вылез на берег и подошел близко к краснокрылому так, чтобы их носы соприкоснулись.

Дракон от такого неожиданного напора со стороны прижал уши и, погрузившись в лаву, стал похож на плавающего крокодила: на поверхности были только глаза и кончик носа.

– Задержался я с вами, – жеребец, высоко подняв копыто над головой, махнул на прощанье Ворду и пропал в белой вспышке.

– Еще увидимся, – Ворд нарочито сказал последнюю фразу, бубня себе под нос, чтобы его никто не услышал.

На окраине Понивиля, глядя на дорогу, ведущую к драконьим горам, стояли две фигуры.

– С ним все в порядке? – спросила взволнованная Пинки, – у меня случилось сегодня странное комбо. Я дрожала вся, от кончика ушей и до хвоста.

– Не беспокойся, – утешала Фастэр розовую пони. – Я знаю своего брата не первый год и могу заверить, что он не пропадет.

В подтверждение ее слов в кустах возникла вспышка, и оттуда появился черный, как смоль жеребец.

– Да вот же он! – радостно воскликнула Фастэр. – Живой! – и побежала обнимать своего брата.

Пинки украдкой вытерла слезы. Из кустов, вспоминая несуществующий волосяной покров Селестии, вылез единорог.

– Здорово все вышло. Надеюсь, они на меня не в обиде. Думаю, у Ворда будет все в порядке, – Вайт осмотрелся и заметил спешащую к нему сестру и Пинки. – Как я оказался рядом с городом?

Земнопони, обогнав пегаску, оказалась рядом с единорогом раньше ее.

– Ты плачешь? – единорог прижал к себе земнопони, положив ее голову на плечо, и попытавшись отвлечь от мрачных мыслей, слегка куснул ее за ушко.

Кобылка улыбнулась, заметив это, и, вытерев слезы гривой, посмотрела на Вайта. Неожиданно их прервала Фастэр, которая начала с дикими восторженными воплями летать вокруг парочки и кричать:

– Она появилась, она появилась!

– Кто появилась? – жеребец недоуменно смотрел на реакцию сестры пытаясь понять, что же ее так возбудило.

– Как что, глупенький, твоя кьютиметка!

Вайт повернул голову, смотря на круп, там красовалась метка в виде языков пламени.

– Вы знаете, что это означает? – Пинки радовалась вовсю.

– Вечеринка? – единорог обрадовался столь неожиданной перемене настроения любимой.

– Погоди секунду, – Вайт обнял земнопони, и прижал ее к себе еще раз настолько нежно, словно она была хрупкой драгоценностью. – Пинки, с того момента когда мы с сестрой переехали в Понивиль я сразу заметил тебя и влюбился с первого взгляда, — сглотнув от волнения, он достал припрятанный в ухе темно-малиновый рубин, и неловко сказал: — Пинки, я…эм…я… прошу твоего копыта.

С последними словами он взял ее копыто и положил на него камень. Обалдевшая от счастья Фастэр перестала носиться кругами и, приземлившись, принялась прыгать вокруг них. Пинки спрятав неведомо куда подарок, хихикнула, прикрывая рот копытом.

– Ты мой самый лучший друг. – И как бы невзначай добавила: – Я подумаю. А теперь – ВЕЧЕРИНКА. – И Пинки, в мгновение ока, исчезла.

– Пошли, – Вайт кивнул своей сестре, подготовимся.

– Но ты не разрешаешь обычно мне в такое время гулять, – пегаска удивилась.

– Сегодня особенный вечер, сегодня можно, – и единорог неторопливо зашагал к дому, поглядывая, чтобы за ним поспевала Фастэр.

Придя домой, Вайт полез в душ, а сестра встала у зеркала причесываться. В дверь негромко постучали.

– Кто там, – спросил единорог выглянув из душа. Стук повторился, – Фастэр, пожалуйста, сходи, погляди, кто пришел.

Пегаска оторвалась от своего увлекательного занятия и полетела открывать дверь. В тот же момент, с диким визгом отпрянув от двери, влетела в свою спальню и нырнула под одеяло.

– Что случилось? – жеребец закрыл воду, вышел из душа и заглянув к сестре, нашел ее дрожащим комочком одеяла.

– Д…дракон! – едва сумела произнести она.

– Дракон? – удивился единорог.

Он ожидал того что к ним пришла Пинки, но сильно удивился увидев за дверью знакомую морду.

– Ворд? Не ждал тебя увидеть в такое время. Проходи, гостем будешь. Фастэр, — позвал жеребец сестру, – выходи, познакомлю кое с кем.

Из спальни осторожно вышла пегаска, и потихоньку ступая, подошла к двери, но завидев дракона, испуганно прижалась к брату.

– Позволь тебя познакомить с другом, – единорог старался говорить обычным голосом, что бы успокоить сестру. – Его зовут Ворд.

– Привет, – дракон махнул лапой.

Пегаска коротко взвизгнув, умчалась обратно в свою спальню.

– Неужели я такой страшный? – чешуйчатого удивила такая реакция пегаски.

– Все в порядке, не удивляйся. Таких как ты, она раньше видела только на картинках, в книжках, которые я читал ей на ночь.

– Я ненадолго, – бело-черный протянул ему лапу попытавшись перевести разговор в другое русло. В ней были седельные сумки Вайта.

– Спасибо, я о них совсем забыл. Как ты их нашел?

– Магия, – глядя на него, уклончиво ответил Ворд.

– Извини, что я так неожиданно исчез, – жеребец виновато шаркнул копытом, отводя глаза, – надеюсь, у тебя все будет в порядке?

– Все нормально, – заверил его Ворд, после твоего исчезновения драконы обсуждали твой поступок. Раньше тот, краснокрылый был заводилой всего и вся, а теперь я как бы за главного. После того что ты сделал, его никто не стал воспринимать всерьез.

– Давно это у тебя? – единорог глядел на плечо Ворду.

– А что там? – дракон повернул голову глядя на предплечье.

Там красовался белого цвета рисунок, изображавший языки пламени.

– Прям как моя кьютимарка, – Вайт сравнил рисунок и метку.

– Странно, – удивился чешуйчатый, – до прилета к тебе его не было.

– Видимо… – Жеребец на секунду задумался, – тот ритуал наложил отпечаток не только на меня, но и на тебя.

– В любом случае, спасибо, я полетел, мне пора, – Ворд и Вайт обменялись на прощание лапо-копытопожатием и дракон, расправив крылья улетел.

– Выходи, – сказал единорог и заглянул в спальню к сестре, – он ушел.

Стоило Фастэр высунуть нос из-под одеяла, как в дверь вновь постучали.

– Ой, – тихо пискнув, пегаска нырнула обратно.

– И кто на этот раз? – Вайт пошел открывать дверь, но не успел.

– Едва он дошел до нее она сама распахнулась. На пороге искрясь от радости, стояла розовая пони.

– Все в порядке, – крикнул единорог, – это Пинки.

Из спальни, жужжа крыльями как пропеллер, вылетела пегаска.

– Вы готовы? – спросила гостья, и пони утвердительно кивнул головой. – А кто был тот дракон? Я не решалась зайти, пока он был у вас.

– Это мой друг, его зовут Ворд, – жеребец сказал это как можно спокойнее, думая, что это расстроит его любимую, как это было с сестрой.

Пинки хихикнула. Розовая пони обладала незыблемым радостным настроением.

– Если тот дракон твой друг, то и мой тоже. Здорово, у меня еще не было дракона в друзьях.

– Пошли, – Вайт махнул Фастэр копытом, и они втроем потопали на вечеринку.

По сложившейся традиции почти все праздники проходили в Сахарном уголке, как и в этот раз. На вечеринку пришел почти весь Понивилль. Кто-то играл в: «Приколи пони хвост», кто-то танцевал, а серый, неприметный единорог сидел отдаленно от всех и жевал вафли приготовленные миссис Кейк.

Фастэр, заметив метконосцев, подсела к ним за компанию. Пинки, заграбастав Вайта, потащила его к Твайлайт и компания. Первой завела разговор ЭйДжэй:

– Привет сахарок, ты как? Слышали мы от Твайлайт, что ты пошел к драконам.

– Спасибо ЭйДжэй. Мне, слава бороде Селестии, – от этих слов Рэрити скорчила недовольную мину, – повезло. Если бы что-то пошло не так, то сейчас, вы бы со мной не разговаривали, а драконы лопали бы меня прожаренного до костей.

После таких слов Рэрити упала в импровизированный обморок, Флаттершай, испуганно пискнув, спряталась за спину Дэш.

– А еще, – хихикнула Пинки, – он признался мне в любви и сделал подарок. Погодите секунду, я принесу. – С этими словами розовая пони убежала наверх, в свою комнату.

Прозвучавшее подействовало как лекарство: Флаттершай вынырнув из-за спины подруги, с нескрываемым любопытством прислушалась к разговору, а Рэрити, перестав изображать обморок, приняла вертикальное положение. Только Твайлайт молчала по поводу происшедшего. Ей повезло остаться незамеченной во время похождений единорога и она все видела своими глазами. Рэйнбоу Дэш, допив напиток и отставив кружку в сторону заявила:

– Пинки опять что-то задумала.

– Будь она чуточку серьезнее, – Рэрити поправила копытом прическу, – то момент располагал бы к романтике.

– Да ладно тебе, – вставила слово ЭйДжэй, – по-моему, ты завидуешь, что у Пинки появилась пара раньше тебя.

В этот момент перед ними появилась розовая кобылка державшая, на копыте рубин, подаренный Вайтом. Рарити сильно удивилась, увидев столь редкий экземпляр, а Твайлайт, чуть поддавшись вперед и, задумчиво разглядывая камень, произнесла:

– Редкая разновидность рубинов. Такой можно найти только рядом с огромными источниками тепла. Шанс найти такой камень очень мал. Существует мнение, что такие экземпляры можно получить только с помощью магии.

– Спайк мне подарил такой рубин, по сравнению с которым этот совсем маленький, – важным голосом осведомила присутствующих Рарити.

Неожиданно камень засветился изнутри. Вайт, до этого момента стоявший молча, подошел к розовой кобылке и взял ее за копыто.

– Пинки… я… хочу… еще раз, – единорог от волнения делал паузы между словами, – при всех попросить… твоего копыта. Я даже готов принести Пинки-клятву. Через солнце, на луну, кексик в глаз себе…

Пинки остановила его жестом копыта.

– Глупенький, я уже все решила. Я, согласна.

Розовая пони и черный единорог шагнув навстречу друг другу слились в длительном поцелуе. По гривам побежали искры: у Вайта – ярко-оранжевые, а у Пинки – светло-розовые и, стекаясь в рубин, остались внутри пляшущими розово-оранжевым огоньками.

Когда поцелуй закончился, Вайт и Пинки заметили, что вокруг все стихло. Вечеринка остановилась, и все завороженно глядели на них. Положение спасла Пинки:

– Да, я люблю его. – Земнопони повернулась к единорогу и вновь чмокнула его в щечку. Было заметно, что Вайт, не смотря на черный окрас, зарделся. – А теперь, – обратилась к гостям Пинки, спрятав подарок, – вечеринка ПРОДОЛЖАЕТСЯ.

Гости, поняв, что чудеса на сегодня закончились, вернулись к развлечениям. Вечеринка продолжалась еще с час, и по окончанию празднования – Вайт, подхватив начавшую кемарить на пару с метконосцами сестру и поцеловав на прощанье Пинки, пошел домой. Повернувшись у выхода, он еще раз посмотрел на любимую, Пинки махала ему на прощанье. Единорог радостно вздохнул. Теперь у него, навсегда, есть тот, кто будет его ждать.

– Интересно, – жеребец шел, размышляя о сегодняшнем происшествии, стараясь следить что бы сестра не упала со спины, – все закончилось?

Дойдя до дома, он обернулся, и, глядя куда-то в пустоту наступившей ночи, произнес:

– Спокойной ночи Ворд.

Голос, неожиданно прозвучавший в ответ, заставил его вздрогнуть, и он, потеряв концентрацию, едва не уронил Фастэр.

– Спокойной ночи Вайт.

– Что это было? – задал вопрос ошарашенный единорог.

– Магия драконов, – басовитый голос слегка хихикнул, – Мы, драконы, когда захотим, можем обмениваться мыслями друг с другом. Так же как и сейчас

– Неужели ничего не получилось? – единорог немного расстроился. Он не знал, что у драконов есть телепатия, однако голос, звучавший у него в голове заставлял верить в обратное. – Я думал, все закончится, когда я помогу тебе.

– Ничего не закончилось, – басовитый голос слегка хихикнул, – Все только начинается. Тот, кто однажды воспользовался магией драконов, должен знать, она остается с ним навсегда.

Вайт, поначалу расстроившись, облегченно вздохнул. Теперь, не смотря на последствия, у него был в друзьях дракон. Открыв входную дверь, он вошел в темноту дома.

По всему Понивиллю гасли огни в окнах. Только в одном окне свет потух позже всех. В Кантерлоте, в спальне Селестии появившееся зеленое облачко превратилось в свиток, который с едва слышным шуршанием упал на ковер перед принцессой. Подняв письмо магией, Селестия аккуратно сняла с него печать и, развернув, прочитала послание.

– Что она пишет? – спросила Луна, тихо постучавшись, зайдя в спальню к сестре.

Селестия, чуть кашлянув, продиктовала вслух:

«Дорогая Принцесса Селестия, сегодня я узнала, много нового о магии дружбы. Я поняла, что моя дружба со Спайком лишь доказывает, что между пони и драконами возможно взаимопонимание и взаимоподдержка. Дружба не относится к расе или полу, она льется из сердца и способна преодолеть самые опасные испытания. И даже ради друга-дракона некоторые пони могут пойти на глупые, и подчас безрассудные поступки, чтобы осуществить их мечту и помочь преодолеть самый потайные страхи. Также сегодня я была свидетелем того, как простая дружба может перерасти в любовь. Пони, нашедшие друг друга, кажутся самыми счастливыми в мире, и они познали магию любви с помощью магии дружбы. Это Пинки Пай, которая готовила вечеринку на свадьбе Принцессы Каденс, и единорог Вайт, который рисковал своей жизнью, чтобы помочь своему другу-дракону.

С уважением, ваша преданная ученица, Твайлайт Спаркл».

«P.S Магия единорогов и драконов совместима».

– Что это значит? – Луна не поняла тайное послание ученицы своей сестры. – Обычно Твайлайт пишет про магию дружбы, но никогда не упоминала магию, как таковую.

Селестия, поглядев на сестру утомленным, но довольным взглядом произнесла:

– А то, Луняша, что мой двухсотлетний опыт, наконец, завершен.