Автор рисунка: Noben

Тереться о радугу...

Посвящается двуногой Анне Чекмаревой.

Вспомнить бы, когда это все началось. И есть ли этому начало вообще? Пожалуй, точкой отсчета и будет его рождение. Он был зачат перевертышем, а рожден обычной пегаской. Да, он на половину перевертыш, на половину пегас. Он всегда довольствовался теплотой отца, который делал для него абсолютно все — мать работала в Понивиле, что бы хоть как-то прокормить такую необычною семью. Его родителям приходилось скрывать их отношение и, тем более, его существование.

Всю жизнь у него было всего 2 близких: Отец и я. Отец научил его всему: полетам, выживанию в диком лесу (где им приходилось жить), Отец сформировал его взгляд на жизнь. Он всегда был добрым, много не понимал о социальной жизни. Был очень грамотным и развитым — я научила его всему, что знала сама, он читал все книги, что у меня были, даже перечитывал по много раз.

Оу, простите мне мою невежественность. Меня зовут Индия Вэйпор. Я — изгнанный единорог, живущий в лесу по-соседству с моим другом, которого я немного старше. Моего молодого друга зовут Карас Венериум. Что ж, о его личности я вам уже почти все рассказала, стоит добавить, что он был очень талантливым и очень любопытным Все, чем он занимался, кроме чтения книг, это то, что у него была собственная мастерская, где он изготовлял вещи в стиле "стимпанк". Он научился этому из одной книги, где он брал для этого материалы я не знала. Но получалось у него превосходно: он увеличил себе крылья, и стал летать быстрее ветра, и какую — то оптику для глаза. И мне он часто дарил разные сувениры, выполненные в таком стиле.

И так, я познакомила вас со всеми деталями, начну же свой рассказ. Мы с Карасом часто бродили по лесу вдвоем, я ему пересказывала те книги, которые у меня не сохранились, но которые я помнила наизусть.

Лес зачаровывал его, он часто не слышал меня, когда я ему что-то объясняла. Он, со стеклянными глазами, медленно шагая, жадно всасывал в себя свежий воздух, пропитанный запахом хвои. Солнце пробивалось через деревья, прокладывая нам путь из солнечных лучей. Но, однажды эту гармонию нарушила розовая пони. Тогда я увидела ее первый раз. Я была очень удивлена, ведь обычно пони не ходят сюда. Она явно торопилась, хотя и бежала в припрыжку. Карас очень испугался, завидев ее — первый раз увидел пони, за исключением матери. Что же, оставить мы это так не могли.

— Эй! Розовая! Постой! — Прокричала я, догоняя ее. Она резко остановилась, резко повернула голову в мою сторону... И не чуть не испугалась! Более того, она улыбалась!

— У-ооооо-оу — Выдала розовая пони. В ее глазах горел интерес и ни капли страха передо мной — перевертышем, а тем более перед ним... Видимо, я ее ничуть не интересовала: она тут же понеслась к Карасу и начала прыгать вокруг его, видимо, осматривая таким образом его. Он стоял как вкопанный и трясся. Я не знала, что мне делать.

— У-оооооооооо-оу — Повторилась она, немного протяжнее — Как тебя зовут? — С искренней улыбкой спросила она.

Карас перестал трястись. Видимо, от осознания того, что она не причинит ему вреда. Он даже заговорил.

— К-к-карас... — Дрожащим голосом пролепетал он.

—Карас? Интересное имя. Мне нра-авится! — Прокричала розовая пони, опять запрыгав вокруг него.

— А... А тебя? — Более уверенно произнес он.

— А мне зовут Пинки!

Так и началась его... Дружба, с это ненормальной, гиперактивной Пинки. Они стали гулять вместе каждый день в лесу, а я спала и перечитывала книги, изредка гуляла с ними. Он попросил меня не говорить его родителям. Это верно: они бы точно этого не одобрили. Позже я узнала у нее, что она делала в лесу: я не очень поняла ее, но, вроде, он как-то наделала много своих копий, которые "атаковали" Понивиль.

Он явно повеселел: буквально заразился оптимизмом от розовой пони. Она даже стала приглашать каких-то своих друзей — познакомить их с Карасом. Мне это не нравилось: чем больше народу знает о нем, тем в больше он был опасности. Но... Он был счастлив. Он постоянно улыбался, смеялся, бегал, прыгал...

Его жизнь стала похожа на достойную жизнь пони-подростка. Но чаще всего он стал общаться с симпатичной зазнайкой-пегасочкой. Ее звали Рейнбоу Дэш. Он часто летал с ней часами, разбивая облака на своем пути. Рейнбоу, нужно отметить, отличный летун. Она обучила его трюкам, которые он постепенно осваивал. Дэш часто завидовала, потому что он летал заметно быстрее ее из-за своих удлиненных крыльев. По началу, он не хотела себе такое же, мол, все сама, своими силами. А в итоге он сделал ей железные копыта в своем стиле и крылья.

Они явно стали... Лучшими друзьями. Вот только... Только... Я не могла понять... Иногда я видела, как они смотрят друг на друга: у обоих немного приоткрыт рот, в глазах дрожит отражение друг друга, неясная для меня улыбка... Он сильно изменился.

Так продолжалось где-то пол года. Он общался с Рейнбоу и ее друзьями, я иногда общалась с ними, но в основном с Твайлайт. Прекрасная, образованная кобылка. Пока они там веселились, мы с Твай гуляли по лесу и обсуждали свежие прочтенные книги. Спустя эти пол года, произошло что-то странное: мы видели перевертыша. Когда он понял, что мы его заметили, он улетел в глубь леса. Мы не стали придавать этому значение. Все-таки, они живут в этом лесу. Однако...

Начали происходить еще более странные вещи: начали пропадать его компания, по одному: сначала Рарити (это даже хорошо, что она первая — не люблю ее), затем ЭпплДжек, Флаттершай и Пинки. Сначала, мы думали, что это просто совпадение, но вот, уже прошла целая неделя, но их так никто и не видел. Мы, вчетвером, страшно перепугались: пропали пони только из нашей компании, значит, мы следующие. Мы заперлись в хижине, в котором жил Карас и его семья, отец куда-то ушел.

— Это безумие! — Крикнул Карас, прикрыв лицо копытами.

— Ничего. Нам надо держаться вместе, тогда мы сможем узнать, что произошло — сказав это, Дэш подлетела к нему, и убрала копыта с его лица.

— Рейнбоу права. — Сказала Твайлайт — Очевидно, что кто-то из нас следующий... Если будем ходить вчетвером, нас... Схватят вместе, а возможно, мы даже сможем дать отпор

— Верно — Согласилась я — Решено. Теперь прогулки только вчетвером.

На следующий день мы пошли гулять вчетвером. Были бдительны, но ничего не заметили. Так мы прогуляли 4 дня. На пятый, уже возвращаясь к хижине, сзади нас раздался какой-то хруст. Мы обернулись... Так и замерли.

Армия перевертышей яростно капало копытами землю.

— БЕЖИ-И-И-ИМ! — Заорала я.

Рейнбоу подхватила Твайлайт, Карас — меня, и мы понеслись в хижину без оглядки. Зря... Там мы встретили наших пропавших подруг, кинулись их обнимать и рассказывать, что произошло... Дальше я не знаю, что было. Что-то тяжелое меня ударило по голове, и я отключилась.

— Темнота... Карас... Где ты? Ребята, где вы?...

А-ахх... Голова болит... Стоп! Где все!? — Очнувшись и вспомнив все, что произошло, вымолвила я. Быстро заматая головой, я осмотрелась: пустая комната, кровать, окно. Я вышла. Длинный коридор с комнатами. Я пошла по коридору. Вдруг, до меня начали доносится крики. Я быстро помчалась навстречу звукам: открытая дверь в конце коридора. Я подошла к двери... Вдруг меня мне закрыло рот чье-то копыто, я закричала от неожиданности, но копыто подавило крик. Вторым копытом кто-то повернул мою голову к нему — это был отец Караса. Он отпустил меня, и попросил говорить шепотом. Я так и не успела заглянуть в дверь, и перестала замечать крики.

— Что вы тут делаете? Что это за место? Где Карас!? И все остальные — начала я засыпывать его вопросами. Он лишь указал копытом в комнату с открытой дверью. Копыто опять закрыло рот, но я так заорала, что меня все — равно было слышно... Боже мой. Там было... Столько... Столько крови... Вон окровавленный кусок крупа Флаттершай с ее кьютимаркой... Голова Рарити...

— ПИНКИ! — Заорала я, пытаясь побежать к ней, крикнула я. Но отец Караса меня не пустил, закрыв рот. Тело Пинки... Оно было все искалечено... Она шагала ко мне, медленно, хромая... Потеряв силы, она свалилась... Она тянула ко мне копыто, моля о помощи. Внезапно на нее налетело с дюжину перевертышей и разорвали ее на куски... Я зарыдала, смотря на отца Караса, не понимаю, почему он меня не пускает. Я понимала, но... Но.. Я лучше умру с ними...

Дэш! Я увидела Дэш! Она размахивала своими огромными механическими крыльями, отбиваясь на пару с... С Карасом! Карас! Но тут я увидела зеленый свет: он поразил Дэш, у нее засветились глаза зеленым цветом, что сменил бывший красивый розовый.

— РЕЙНБОУ!!! — Заорал Карас и бросился к ней, подхватя ее воздухе — Рейнбоу! Дэш! Дэш! —Он настойчиво звал ее, пока она очухалась. Внезапно она мощным ударом ударяет его, он отлетает в стенку, сломав себе одно крыло.

Это было невозможно. Я ударила задним копытом отца Караса — его копыта ослабили хватку, я вырвалась, и побежала к упавшему на пол Карасу. Из его крыла сочилась лужица крови.

— Карас! Карас! Что происходит? Нам нужно уходить! — Быстро проговорила я, поднимая его

— Индия? Я... Я н-не могу бросить ее... — Он встал — Дэш! Опомнись!

Дэш стремительно подлетела к нему, нанеся еще несколько мощных ударов. Карас сплюнул кровью.

— Рейнбо-оу... —Прошептал он. — Индия! Это конец! Беги! — А сам встал, подбежал к Дэш, обхватил ее — Дэш! Это же я... Пожалуйста!

Она откинула его, повалив на спину, победно встала ему на грудь

— Индия! Я сказал убегай! — Дэш сильнее прижала его к полу, из его рта полилась кровь — Дэш... Индия... Дэш...

Я понеслась к Дэш и сбросила ее с Караса, попыталась поднять его, но не смогла. Он был слишком тяжелым из-за своих крыльев, а сам он встать не мог. Внезапная боль в боку. Я отлетела от удара Рейнбоу к кучке перевертышей. Ко мне подбежал отец Караса.

— Беги. — Повторил он слова своего сына, и начал отбиваться от перевертышей. Я повернула голову в сторону Караса: его глаза слезились, он расплылся в грустной улыбке.

— Дэш. Это конец. Я... За эти пол года, ты сделала меня счастливым. Ты наполнила мою жизнь смыслом. Я... Я... Я люблю те...

В этот момент, острое механическое крыло, поразила своего же создателя в сердце. Дэш с силой нажимала крылом ему в грудь, пока оно не прошло на сквозь. У него опять пошла кровь изо рта.

— Дэш... — Говоря хриплым тихим голосом — Я люблю тебя...

Дэш молниеносно вытащила крыло из его груди. Я подумала, что он закончила с ним. Я была вся мокрая, во рту был вкус соли. Я стояла как вкопанная. Но... Слеза упала на грудь Караса. Я посмотрела на лицо дэш. Она рыдала, хлюпала, ее трясло.

— К-карас... Карас! — Она припала к его ране грудью — КАРАС! — Рыдала она. — Карас, я люблю тебя! Я тоже люблю тебя! — Слеза с ее лица капнула ему под глаз — их слезы смешались...

— Я... Мне б-больше не нужно... Н-ничего. Спасибо т-тебе, Д-дэш... — Прохрипел он. На последнем выдохе, шепотом, смотря в ее мокрые глаза — Знаешь... Моя первая мысль, когда я тебя увидел: "Хотел бы я поселится в ее глазах" И мне так хотелось... Потереться об твою гриву... — Очи его закрылись.

— КАРА-А-АС! — Одновременно закричали мы с Дэш. Я наконец смогла двигаться и подбежала к нему, открывая закатившейся глаз копытом — Карас! Карас! Карас! — Повторяла я. А Дэш просто стояла рядом, с потухшими глазами. Казалось, жизнь покинула ее.

Вот такая трагедия произошла 3 месяца назад. Дэш я больше не видела. В живых никого не осталось, кроме ее, меня, и отца Караса, и то, он остался без копыта. Я, кое-как, по записям и чертежам Караса смастерила ему копыто, и он смог нормально ходить. На этом я закончу эту печальную историю. Спасибо всем, кто прочитал ее.

Продолжение следует...

Комментарии (3)

0

Не люблю грим, но вообще написано хорошо, без ошибок, и действительно грусть нагоняет. Единственное — заменить бы цифры на числительные.

Igorsing #1
0

"Армия перевертышей яростно капало копытами землю" — эта фраза убила

Числа — да, они не читаются.

Ну и, наконец. Кто вообще придумал, что оборотни (мне больше импонирует такой вариант) будут убивать поней? Зачем? Они питаются любовью. А мёртвый пони любить не может.

GHackwrench #2
0

хрень((

ОЛЕНЬ #3
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...