Автор рисунка: Stinkehund
Глава 3 Глава 5

Глава 4

Наутро Дэш проснулась в хорошем самочувствии. Спайк мирно посапывал на соседней кровати, и она обрадовалась, что хотя бы сегодня сможет позаботиться о дракончике, приготовив завтрак. Встав и застелив постель, она внезапно вспомнила, что сегодня ей предстоит первый в её жизни поиск; моментально накатил лёгкий мандраж, и она попыталась успокоиться, сделав несколько гимнастических упражнений. Принимая душ, она понемногу пришла в себя, и под конец утренних процедур даже начала напевать что-то легкомысленное. Её настроение ещё немного улучшилось, когда она вошла в кухню и выглянула в окно — хотя снаружи продолжала бушевать метель, стало заметно светлее, чем было вчера днём. Видимо, облака становились тоньше по мере приближения центральной части циклона, и Дэш с довольным видом приступила к приготовлению завтрака. Омлет был уже практически готов, когда в кухню вошёл заспанный Спайк.
— Доброе утро, — он улыбнулся пегаске, налил в чайник воды из стоявшей рядом с плитой бутыли и собрался поставить его на огонь. Дэш отшатнулась и чуть не уронила сковородку, когда он лихо поджёг горелку плотным, сфокусированным факелом зеленоватого пламени, и воскликнула:
— Борода Селестии! Ты меня хочешь заикой сделать? И вообще, что ты вытворяешь? Вчера ещё лежал пластом, а сегодня уже плюёшься огнём по пустякам!
Спайк поставил чайник на огонь и расплылся в довольной улыбке:
— Вот видишь, значит, со мной всё в порядке. Зато я вчера понял пару штук... В общем, я ещё потренируюсь, но, кажется, я научился управлять плотностью пламени и его... м-м... зажигательной силой, что ли? Помнишь, вчера, когда я принимал «клопы», оно было как бы жидким, густым, и полу совершенно не вредило?
Дэш кивнула.
— Ну вот, методика была описана в инструкции, которую мне прислала Ректор. Я попробовал, и правда получается! А ещё я теперь явно трачу меньше сил на эти штуки... В общем, не зря я вчера страдал!
Дэш посмотрела на сияющую физиономию дракончика и не удержалась от смеха.
— Ну что ж, хорошо, раз так. Вот твоя половина, садись есть.
Они сели за стол и принялись завтракать. Спайк, откусив добрый кусок омлета, проговорил с набитым ртом:
— М-м, квашота! — он прожевал, сглотнул, и добавил: — Этого-то мне и не хватало! Сейчас поем и буду как новенький.
Дэш быстро и молча доела свою порцию, сняла с плиты закипевший чайник и сделала чай себе и Спайку. Сев на место с кружкой, над которой поднимался пар, она взяла из вазочки оставшуюся недоеденной с позавчера плюшку — из тех, что принёс Кентер, когда забегал на чай — постучала по ней копытом, вздохнула и положила её обратно. Спайк хихикнул и спросил:
— Какие планы?
— Сейчас соберу «клопы» и пойду искать кого-нибудь из операторов, чтобы их зарядить. Дэззла, наверное, попрошу, он во всякой технике разбирается лучше кого бы то ни было — всё равно от дежурств их сейчас освободили, по погоде, хотя к вечеру, может быть, и приведут в готовность пары две-три — будет просвет.
— Ага, я видел, — Спайк покончил с омлетом и взял кружку с чаем. — Это же я этот снимок и делал.
— Да ты вообще молодец, каких поискать! — Дэш послала дракончику воздушный поцелуй, и тот немедленно покраснел. — Ладно, пойду-ка я собираться. Ты сам что думал делать, кстати?
— Потренирую немного новые навыки, да обратно спать завалюсь. Ночью же надо будет за тебя волноваться!
Дэш нахмурилась.
— Тьфу на тебя. Не напоминай.
— Не буду. У вас когда вылет?
— Где-то в десять-одиннадцать, точнее глянем по погоде. Время вроде есть, но и дел немало — «клопы» зарядить, собраться, снаряжение подогнать, а в девять уже сбор группы и брифинг.
— Ну вот. Как раз высплюсь, провожу вас и буду сидеть на КП с Кентером, нервничать.
— Да прекрати ты, накаркаешь! — Дэш сплюнула через плечо и, потянувшись через стол, постучала копытом по лбу дракончика. — Голова твоя дубовая.
Тот попытался было увернуться, но, не преуспев, потёр лоб и ответил:
— Ну хоть не фаянсовая, а то бы раскололась.
— Так тебе и надо было бы, — Дэш встала, собрала со стола посуду и сгрузила её в раковину. — И сегодня твоя очередь мыть посуду!
Спайк демонстративно вздохнул и начал драить сковородку. Дэш показала ему язык и, выйдя из кухни, начала складывать в сумку регистраторы. Закончив, она вышла в прихожую, надела куртку и крикнула:
— Я пошла, удачи!
На кухне шумела вода, и Спайк промолчал, видимо, не услышав.

Дэш шагала в сторону казармы, когда ей навстречу попался торопившийся куда-то Тайфун. Он не остановился и крикнул на ходу:
— Привет, прости, спешу!
Дэш крикнула в ответ:
— Доброе утро! Дэззла не видел?
— Видел, сидит у себя, читает.
— Спасибо! — Дэш проводила взглядом удалявшегося бодрой трусцой пегаса и пошла дальше.
В казарме было тихо и тепло. Дэш кивнула Вортексу, который был сегодня дневальным, и сказала:
— Привет. Дэззл у себя?
— Ага. Двадцать первая, если вдруг забыла.
— Спасибо, а то я ведь забыла.
Они посмеялись, и Вортекс внезапно сказал, понизив голос:
— Слушай, Тайфун тут сказал, что ты сегодня с нами в ночной поиск пойдёшь?
Дэш кивнула:
— Вот трепло рыжее, а? Ничего ему доверить нельзя!
Вортекс ухмыльнулся и сказал:
— Это же у тебя первый раз, да?
Дэш снова кивнула. Вортекс немного помедлил и неловко сказал:
— Ну ты это... Не дрейфь только. Ничего в этом страшного нету. Я по первому разу трясся жутко — а потом, как только границу перелетели, сразу и думать про это забыл. Не до того там.
Совсем молодой пегас, недавно только закончивший училище, искренне и неумело пытался приободрить её, и Дэш, которую было развеселила эта неуклюжая попытка посмотреть на неё сверху вниз, вдруг поняла, что смеяться ей совершенно не хочется — в последних словах и в остановившемся взгляде Вортекса была какая-то жуткая, непонятная ей правда, и она действительно ощутила себя младше и глупее этого паренька. Ей стало неуютно, и она сказала:
— Спасибо, Вортекс. Постараюсь не трястись — всё равно толку с этого никакого. Спасибо.
Она кивнула пегасу и пошла в указанном направлении. Дойдя до двадцать первой, она постучалась и, дождавшись суховатого: «Входите!», открыла дверь.
Дэззл сидел за столом у окна и читал, подвесив книгу в воздухе перед глазами. Увидев Дэш, он сдержанно сказал: «Привет», и вернулся к чтению. Пегаска вошла и достала из сумки один регистратор.
— Привет. У меня к тебе большая просьба: сможешь зарядить вот эти штуковины?
Дэззл посмотрел на регистратор поверх книги, и в его взгляде появилась некоторая заинтересованность. Положив книгу, он поднял приборчик в воздух и покрутил, внимательно осмотрев его со всех сторон.
— Любопытно. Что это за штука?
— «Клоп», новая модель. Помнишь, который я давала Тайфуну? Вот то же самое, только с передатчиком, как...
— Как в погодниках, угу, — рассеянно перебил её Дэззл, закрыв глаза. Его рог засветился чуть сильнее, чем это было нужно для удержания регистратора, вспыхнул и тут же погас. Единорог открыл глаза и сказал:
— Более того, не просто «как», а прямо «из». Занятная штука. Сделано очень грубо, те, кто их придумывал, явно не утруждались, но для своих целей они вполне применимы.
Он положил регистратор на стол и сказал:
— Давай остальные, сейчас заряжу.
Дэш разложила перед ним оставшиеся регистраторы, и Дэззл приступил к процедуре. Он поднимал приборчик за приборчиком, практически не глядя, его рог начинал светиться, набирая яркость, вспыхивал, так, что Дэш приходилось жмуриться, чтобы не ослепнуть, и откладывал заряженный регистратор в сторону, принимаясь за следующий. Весь процесс занял у него не больше пары минут. Закончив, он посмотрел на неё и спросил:
— Что-то ещё?
Дэш отрицательно покачала головой и, сложив приборы в сумку, сказала:
— Спасибо тебе огромное! Ты всё-таки классный специалист!
Дэззл рассеянно кивнул, видимо, пропустив похвалу мимо ушей, и, взяв книгу, снова погрузился в чтение. Дэш успела увидеть часть названия, которая гласила «...фазированной решёткой», и, состроив гримасу, которая обычно сопровождается возгласом: «Ого!», вышла в коридор.

Вернувшись на метеопост, она бросила сумку на стол и позвала:
— Я на минуту, сейчас снова убегу!
Из спальни показалась мордочка дракона, и он сказал:
— Ага. А я вот как раз закончил, и собрался прилечь. А ты сейчас куда?
Дэш ответила:
— Пойду поищу Кентера, попрошу выдать мне обмундирование — надо заняться подгонкой. У меня не так много времени.
Спайк кивнул и пропал из виду, а Дэш вышла наружу и направилась в сторону КП. Кентер был на месте: пил чай и курил, развалившись в кресле и положив ноги на стол. Он радостно приветствовал Дэш:
— Привет, Призма. Как настроение?
— Неплохо. Я за обмундированием.
Кентер кивнул, встал и, затушив недокуренную сигарету и надев куртку, направился к выходу:
— Идём, сейчас провожу тебя к интенданту.
Интендантом оказалась крупная, весёлая земная кобылка с шерсткой насыщенно-бордового цвета, которая, не дослушав распоряжение Кентера насчёт «обеспечить мисс Дэш комплектом лётного обмундирования», вытащила из ящика стола измерительную ленту, быстро выполнила пару замеров, не дав Дэш опомниться, и исчезла среди стеллажей, напевая какую-то песенку. Дэш переглянулась с Кентером, и оба заулыбались, но, не успели они и рты раскрыть, как интендант вернулась, таща на спине нечто, выглядевшее как ворох ремней, металлических пластин и пряжек.
— Вот, это броня, примеряй, а я за шлемом!
Кентер помог Дэш разобраться с хитросплетением ремешков и пластин, и она втиснулась в свою новую броню. Интендант не ошиблась — после того, как Дэш затянула все ремни, доспех сел как влитой, и Кентер, отступив назад и полюбовавшись на неё, одобрительно кивнул. Кобылка тем временем вернулась и принесла шлем. Дэш надела его, опустила визор и осмотрелась — поляризующий светофильтр пропускал весь свет, и при взгляде через него в помещении склада не казалось темнее, как можно было ожидать, глянув на его иссиня-чёрную наружную поверхность — и при этом через него можно было бы смотреть прямо на солнце, не ослепнув. Кентер усмехнулся, глядя на неё, и сказал:
— Жаль, что лететь будете ночью и тебя никто не увидит — выглядишь ты потрясающе!
Дэш польщённо улыбнулась, подтянула ремешки подшлемника, затянула подбородочный ремень и постучала копытом по металлическому куполу, который глухо звякнул в ответ. Кентер сказал:
— Не так проверяешь. Стой смирно.
Он взлетел и, зависнув над головой пегаски, нанёс по ней довольно сильный боковой удар. Дэш возмущённо воскликнула:
— Эй! Ты мне шею сломать решил?
Кентер приземлился перед ней и сказал:
— Шею бы я тебе не сломал. А вот если в бою выяснится, что шлем плохо сидит, и ты останешься без него...
— Надеюсь, обойдётся без боя.
Пегас пожал плечами.
— Надежды — вещь хорошая. Если бы ещё они всегда оправдывались, — он поставил подпись в учётном листе, который положила перед ним земная пони, и поблагодарил её:
— Спасибо, Дейзи. Дэш, идём.
Пегаска пошла за ним, снимая шлем на ходу, но Кентер остановил её:
— Привыкай. Я бы тебе вообще посоветовал остаток дня проходить в нём. Это общевойсковая модель, довольно увесистая штука, и пока ты не привыкнешь вертеть в нём головой, будет неудобно. А кроме того, тебе сейчас придётся провести пару часов на тренировочной площадке.
— Зачем? — Дэш доводилось летать в боевом обмундировании, но перспектива полноценной тренировки в этой сбруе её совершенно не радовала. — Я же летала в полной выкладке. Оно и надо-то всего на один выход.
— По плану тебе предстоит совершить шесть посадок в горах, в незнакомой местности и в темноте. Пегас в полном боевом имеет тяговооружённость примерно вдвое меньше обычной, а ты ещё будешь тащить полдюжины этих своих «клопов». Так что сейчас, Дэши, мы с тобой будем проходить базовый курс, взлёт-посадка, — он озорно глянул на Дэш и направился в сторону площадки. Пегаска, вздохнув, зашагала следом.

Время обеда уже миновало, когда Кентер наконец заявил, что он почти доволен её результатами, и отпустил изрядно запыхавшуюся Дэш. Пегаска чувствовала себя усталой, но довольной — садиться и особенно взлетать в боевом снаряжении оказалось действительно непросто, и, когда у неё наконец-то стал получаться взлёт с короткого разбега, она даже ощутила что-то вроде гордости. Впрочем, Кентер немного охладил её пыл, сказав:
— Не забывай, на тебе ещё будут парашют, радиостанция и «клопы». Впрочем, главное ты поняла.
Та кивнула, высвобождаясь из доспеха, который надевала прямо поверх куртки. Сняв его, она сказала:
— Спасибо. Пойду-ка я перекушу и отдохну перед выходом. Брифинг в девять?
— Да. Не опаздывай, и постарайся поспать, если получится. Вам, конечно, выдадут по капсуле антрацита, но на свежую голову оно надёжнее...
— Антрацита?
— Да, гуаранин в капсулах — чёрные такие, отсюда и название.
— А-а, что-то такое я слышала. Кажется, входит в состав авиационных аптечек?
— Да. Неплохая штука, но лучше его принимать, предварительно выспавшись.
— Ладно, уговорил, — Дэш кивнула ему, прощаясь, и направилась в сторону метеопоста. — Сейчас поем и попытаюсь поспать.
— До вечера, — ответил Кентер и пошёл в противоположную сторону.
Вернувшись, Дэш заглянула в спальню. Спайк спал, укрывшись одеялом с головой, так что наружу торчал только кончик фиолетового хвоста. Дэш улыбнулась, тихо прикрыла дверь и принялась за окончательную подгонку брони, переодевшись предварительно в лётный комбинезон. Наконец, когда результат полностью её устроил, она с облегчением выпуталась из тяжёлого и неудобного железа, приняла душ, смыв с себя пот, надела куртку и пошла в столовую. Она опоздала, и в большом и просторном помещении не было никого, не считая раздатчицы. Дэш взяла суп из люцерны, неизменную фасолевую кашу, не особо вкусную, но сытную, и стакан компота. Сев за столик у окна, она принялась за еду. Каша подходила к концу, когда в столовую вошёл Тайфун. Она махнула ему, и он, быстро составив на свой поднос тарелки с супом, фасолью и салатом, положил сверху сэндвич с маргаритками, стянул из-под носа у раздатчицы не положенную ему по рациону тарелку жареного сена, и направился к столику Дэш, сияя победной улыбкой. Сев напротив, он переставил тарелки на стол, убрал поднос на соседний столик и спросил:
— Как дела? Нашла Дэззла?
— Дела отлично, Дэззла нашла, и вообще кучу дел переделала — «клопы» зарядила, обмундирование получила, подогнала, да ещё и потренироваться успела. Кентер решил меня не отпускать, пока я не докажу ему, что как-нибудь сумею взлететь с парой десятков фунтов на спине, — Дэш отхлебнула немного компота и спросила:
— А ты куда так торопился с утра?
— Ой, не спрашивай. Похоже, кто-то очень высокопоставленный дал нашей войсковой разведке хорошего пинка. Ещё вчера — сама помнишь — они даже не чесались, а сегодня не просто спустили пять приказов одновременно, но ещё и в директивном порядке потребовали согласования всех планов. Я всё утро мотался туда-сюда, досылая уточнения и коррективы к схеме вылета — но этого им показалось мало, так что с нами пойдёт — кто бы ты думала?
— Понятия не имею.
— Флитфут!
— Ого! Да им и вправду основательно причесали хвосты, раз они решили отправить её с нами. Она же сейчас...
— Майор. Майор разведслужбы REAF.
— С ума сойти. Слушай, но, получается, что группой тогда будет руководить она?
— Ага. В том-то и дело. Кентер взвился, как ужаленный, когда узнал, но помешать никак не мог, так что пришлось смириться... — Тайфун сделал паузу, прожевал и продолжил: — Но мне, кстати, тоже совсем не хочется тащить её на это дело.
Дэш согласно закивала.
— Да, она уже давно не в той форме, чтобы лично участвовать в операциях. Да и опыт командования группой у тебя побогаче.
Тайфун помотал головой:
— Нет, тут-то как раз проблем не будет. Она, конечно, смотрит на нас немного свысока — мол, молодёжь, вот мы в их годы — но когда дело доходит до серьёзных вещей, с ней можно договориться. Мама рассказывала, как они... Кстати, она тебе привет передавала!
— Спасибо. Что-то мы с ней давненько не переписывались.
— Да, она тоже что-то написала про «эту радужноволосую зазнавшуюся соплячку», — Тайфун рассмеялся, мило наморщив нос, и Дэш отвесила ему ощутимого пинка под столом в ответ. — Ай! Ты чего, это же не я, это она так сказала! Так вот, мама рассказывала, как они с ней ссорились, когда работали в «Вандерболтах» — но как только становилось ясно, что надо принимать решение немедленно, она всегда уступала, или, по крайней мере, шла на компромисс. Так что тут, я думаю, она не будет пытаться кому-то что-то доказывать, и группу всё равно поведу я.
— Хорошо, если так, но я бы вообще предпочла, чтобы она осталась на базе.
— А вот тут, думаю, ничего не выйдет. У неё свои приказы, и уж как минимум лично участвовать ей теперь придётся. А жаль, конечно.
— Да, не дело это... Слушай, вот ещё что! Помнишь того грифончика — Биттера?
Тайфун кивнул.
— Я, кажется, не успею уже до вылета ничего написать Гильде, а Харрикейн очень уж за него заступался. Он ещё у нас?
— Конечно! Койку Тандера он уже освоил, а от Харрикейна не отходит, — Тайфун звонко рассмеялся и спросил: — А что?
— Да я об этом и хотела попросить. Не выдворяйте его пока, ладно? Пусть уж побудет тут, после возвращения тогда займёмся.
— Да ты что, конечно, никто и не думал его выдворять. Ребята от него в восторге, — он проглотил последнюю ложку жареного сена и подмигнул пегаске:
— Ладно, до вечера. Ты, кстати, на брифинг в боевом не приходи — засмеют. Зайди в раздевалку, брось где-нибудь на скамейке — потом вместе со всеми и переоденешься... Удачи! — он собрал пустые тарелки на поднос и, отнеся его обратно к раздатке, вышел из столовой. Дэш посмотрела ему вслед, вздохнула, встала из-за стола, отдала поднос с посудой молодой и симпатичной земной пони, чья грива была аккуратно заколота и спрятана под белую шапочку, поблагодарила её и отправилась к себе — отдыхать.

Прямо на пороге её встретил Спайк со свитком наперевес. Протянув бумагу, он сказал:
— Только-только получил.
Дэш кивнула, ломая печать. Это оказалась директива с грифом «Секретно» — ничего срочного, но наверняка что-то важное. Кое-как стянув куртку, не выпуская при этом свиток из копыт, она повесила её, и, закончив чтение, сунула свиток Спайку.
— Вот и наше второе задание подходит к завершению. В Гриффинбург приезжает некая Примула, с которой мне надо встретиться и, передав дополнительную информацию об Асгриде — если таковая появится — оказывать ей всемерное содействие.
Спайк тоже дочитал и нахмурился.
— Дэши, у меня очень плохое предчувствие насчёт всей этой суеты вокруг грифона. Очень плохое.
Дэш прошла в спальню, и оттуда послышался громкий зевок.
— Вайки, мы же уже говорили об этом. Ну не верю я, что принцессы способны на то, в чём ты их подозреваешь; а если — допустим невероятное — даже и способны, то как ты представляешь себе пони, способную выполнить подобный приказ? Прекрати! Это даже не смешно, — дракончик услышал ещё один зевок. Пожелание «Спокойной... дня!» донеслось до него приглушённо, словно пегаска, ложась, накрылась одеялом с головой. Пожав плечами, он сделал себе чаю и погрузился в чтение методических рекомендаций по пересылке регистраторов, периодически хмыкая и делая какие-то пометки в лежавшем рядом блокноте.

Кентер ходил по свободному пространству между доской, на которой висела крупномасштабная карта северного Грифонленда, и несколькими рядами стульев, посматривая на часы. Было без пяти девять, и в конференц-зале уже собрались почти все участники предстоящей операции. Не хватало только Флитфут и Дэш. Большая стрелка почти доползла до двенадцати, когда открылась дверь и вошли две лазурные пегаски в лётных комбинезонах. Одна из них была заметно старше, но меньше ростом, с очень светлыми, почти белыми хвостом и гривой — на рукаве её комбинезона красовались майорские нашивки. Вторая собрала свою радужную гриву в конский хвост, чтобы та не лезла в глаза, и выглядела решительно

и одновременно весело. Они обменялись последними фразами из разговора, который, очевидно, происходил между ними по дороге на брифинг, и, пройдя к первому ряду, сели прямо перед Кентером. Тот неприветливо посмотрел на новоприбывшую пони в чине майора и, прокашлявшись, сказал:
— Прошу внимания, брифинг начинается. Предстоящий вылет имеет своей целью размещение наземных средств раннего обнаружения на территории, оккупированной противником. Задача по непосредственной транспортировке, размещению и активации средств раннего обнаружения возлагается на Рейнбоу Дэш — гражданского специалиста, в порядке исключения прикомандированного к группе по особому распоряжению командования. Задача группы: обеспечить сопровождение и прикрытие Рейнбоу в ходе выполнения операции. Маршрут следующий: пересечение границы несколько восточнее Правого Клыка, — он взял указку, лежавшую рядом с доской, и ткнул ей в карту. Пегасы дружно склонили головы, нанося путевую точку на свои карты, — и затем движение на запад-северо-запад вдоль нового русла Флодгейм с установкой средств раннего обнаружения здесь, здесь, здесь и здесь, — он поочерёдно коснулся нескольких точек на карте.
— Далее, в точке пересечения вектора ноль от базы и прежнего курса, поворот на север и установка средств раннего обнаружения в глубине территории противника, здесь и здесь. На каждую установку отводится пять минут, включая время на посадку, маскировку, активацию и взлёт. Во время пребывания Рейнбоу Дэш на земле группа остаётся в воздухе, обеспечивая прикрытие и наблюдение за обстановкой. По окончании операции — возвращение кратчайшим путём, вот так, — он провёл указкой по карте, прочертив прямую, которая закончилась над помеченной красным кружком базой, и отвернулся от доски, уперев указку в пол перед собой.
— Расчётная продолжительность вылета — один час двадцать минут. Связь будет односторонней, по инициативе командира. Командиром группы назначается майор Флитфут, позывной — «Астра».
Сидевшая рядом с Дэш пегаска встала и повернулась к остальным, давая себя рассмотреть. Пегасы поднялись, отдавая ей честь, и Дэш, обернувшись, увидела недовольные взгляды. Тайфун, стоявший рядом с ней, пожал плечами и прошептал:
— Я поговорил с ребятами, попытался объяснить, но — сама видишь.
Дэш нахмурилась, но не ответила. Флитфут обвела взглядом группу и сказала:
— Благодарю за представление, капитан Флайт. Рада знакомству. Я — майор разведывательной службы REAF, долгое время выступала в основном составе «Вандерболтов», была инициатором применения нашей пилотажной группы в операциях по обеспечению внутренней безопасности. По окончании спортивной карьеры перешла на военную службу в штаб Второго воздушного флота; два года назад в звании капитана была переведена в штат разведслужбы ограниченного контингента REAF в Грифонленде. За время прохождения службы здесь одно повышение, три успешные операции под личным руководством, дважды награждена медалями «За верную службу».
Пегасы, вежливо ударив в пол копытами по паре раз, расселись по местам. Кентер продолжил:
— Погодная сводка на ближайшие часы: облачность восемь-девять баллов на высоте шесть-восемь тысяч, незначительные осадки в виде снега, ветер от восточного до восточно-северо-восточного, пятнадцать-двадцать футов в секунду, влажность восемьдесят пять процентов, точка росы...
Кентер углубился в метеорологические подробности, и хотя какая-то часть сознания Дэш фиксировала их, но мысли её были далеко. Она в очередной раз проверяла, не забыла ли чего, перечисляя в уме то, что она свалила кучей на скамейку в раздевалке: «клопы», броня, шлем, радиостанция, ларингофон, наушники, навигационный комплекс, парашют — всё, что нужно было взять, она взяла, но успокоиться не получалось, и она поняла, что это — самое обычное волнение, так знакомое ей по мгновениям перед очередным шоу или соревнованиями. Она посмотрела на спокойную Флитфут — они успели немного поболтать перед брифингом, вспоминая общих знакомых и выясняя, кто чем занимается сейчас — и расслабилась. Волнение пройдёт, как только они поднимутся в воздух. Она вспомнила, как прощалась со Спайком, и подумала с улыбкой, что он волновался куда сильнее её.
Кентер закончил и сделал знак ждавшему в стороне единорогу в форме с нашивками медицинской службы. Тот кивнул и быстро прошёл по рядам, раздавая пегасам маленькие чёрные капсулы. Дэш взяла одну, переглянулась с Тайфуном — тот уже успел проглотить свою — и отправила её в рот. Кентер, убедившись, что с раздачей покончено, снова шагнул вперёд и сказал:
— Теперь всё. Удачи, ребята, да хранит вас Селестия!
Флитфут поднялась и спросила:
— Вопросы?
Пегасы покачали головами.
— Прекрасно. Тогда слушай мою команду: группа, на выход!
Все дружно поднялись и потянулись к двери. Выйдя в коридор последними, Дэш и Тайфун пошли в сторону раздевалки. Оба молчали.
В раздевалке сразу стало тесно и шумно — пегасы натягивали на себя броню, хлопали крыльями, проверяя, не мешают ли боковые пластины, застёгивали подбородочные ремни шлемов, подключали наушники и ларингофоны к радиостанциям и помогали друг другу с креплением парашютов, которое неизвестный разработчик придумал таким, что справиться с ним самостоятельно было почти невозможно. Флитфут и Дэш закончили позже всех, но, наконец, и они осмотрели друг друга, убедились, что всё сидит как надо, и Флитфут повернулась к остальным.
— Если кто-то думает, что я слепая, и ваших взглядов не видела, то он ошибается. Так вот, что хочу сказать: я не штабная крыса, своими погонами тут козырять не собираюсь. Оперативное руководство группой в вылете будет осуществлять Тайфун — отчасти поэтому мы и отказались от постоянной связи, кстати — чтобы потом не было лишних вопросов у командования. И вообще постарайтесь обращать на меня поменьше внимания; моя первоочередная задача — наблюдать, чем я и намерена заниматься.
Тайфун вышел вперёд и начал:
— Так, во-первых, насчёт связи. Вся внешняя коммуникация через майора Флитфут, чтобы к записи комар носа не подточил — не хватало ещё подставить её и себя. Во-вторых, насчёт построения: Дэш, пойдёшь с Флитфут ведомой. Вместе вы не летали, но обе были в «Вандерболтах», общий язык в воздухе найдёте. Построение группы двухэтажное, одна пара — Харрикейн, твоя — пойдёт сверху, будете прикрывать, остальные пять, включая мою — внизу.
Сине-зелёный пегас с белыми полосами в гриве, которая была почти целиком спрятана под шлемом, кивнул.
— Нумерация такая: первая пара — я и Вортекс, вторая — Рапид и Хайвиндз, третья — Бриз и Вэйв, четвёртая — Айсвинд и Циррус, пятая — Флитфут и Дэш, шестая — Харрикейн и Спрингер.
Возникло множественное движение, и пегасы построились в порядке, указанном Тайфуном.
— В-третьих, насчёт порядка работы на месте. Когда Дэш садится, остальные отходят немного в сторону, чтобы не привлекать внимания к ней — но так, чтобы не терять визуальный контакт. В случае тревоги — немедленно прерываем выполнение задания и отходим на свою территорию. Далее, четвёртое. То, что у нас обозначено на картах — очень примерный маршрут. Возможны коррективы прямо на ходу. И, наконец, упаси нас Селестия вляпаться прямо в гнездовье — смотрите во все глаза, иначе костей не соберём. Примерно так. Готовы?
Тайфун обвёл группу взглядом. В ответ на него смотрели из-под шлемов серьёзные, сосредоточенные глаза — небесно-голубые, красные, жётлые, карие. Пегасы по очереди кивали, вразнобой отвечая: «Да», «Так точно», и «Готовы». Он выдохнул и сказал:
— Ну, мустанги, попрыгали.
Пегасы развернулись к двери, которая вела на лётное поле, и вприпрыжку, как кролики, направились к выходу. Дэш удивлённо посмотрела на Тайфуна, мимо которого двигалась эта вереница, и тот сделал ей знак, мол, ничего не знаю, прыгай давай. Решив, что это какая-то странная традиция, она чуть было не прыснула, но вовремя заметила, что остальные были убийственно серьёзны, и тихо спросила, прыгая мимо Тайфуна:
— А зачем это?
Тот снисходительно усмехнулся, разворачиваясь и прыгая к выходу вслед за ней.
— Чтобы убедиться, что всё подогнано плотно и ничего не бряцает. Любой лишний шум на чужой территории — и всё, пиши пропало. Вот у тебя твои «клопы» позвякивают, кстати. А ну, стой!
Она послушно остановилась, и Тайфун, запустив копыта в её сумку, повозился в ней, тряхнул пару раз и велел:
— Прыгай!
Дэш подпрыгнула, и Тайфун кивнул с довольным видом.
— Совсем другое дело! — он вдруг хлопнул её по крупу и, рассмеявшись, выбежал из раздевалки, торопясь занять место во главе группы. Дэш не успела ничего сказать и, покачав головой, вышла следом.
Снаружи было темно и довольно холодно. Тяжеловесные облака лениво плыли в высоте, и в редких просветах виднелись маленькие, колючие звёзды. Заваленное снегом, но расчищенное к вылету группы поле было заметно светлее тёмного неба, и Дэш, посмотрев на север, увидела неровную зубчатую линию заснеженных гор, местами срезанную там, где вершины упирались в облака. Тёмный, однотонный пейзаж разбавляло несколько ярких пятен — по краям поля светились красным посадочные огни, торцы площадок были залиты ярким белым светом, а по правую руку виднелся обрамлённый красными габаритными огоньками силуэт контрольной башни, увенчанный освещённым изнутри аквариумом командного пункта. Где-то там сидели сейчас Кентер и Спайк.
Снег почти прекратился, видимость стала вполне приемлемой, и она хорошо видела силуэты членов группы, которые основательно опередили её и теперь строились попарно, готовясь к взлёту. Она догнала их, безуспешно попыталась поймать взгляд Тайфуна, и, понимая, что времени у них нет, заняла своё место рядом с Флитфут во второй паре с хвоста. Флитфут посмотрела на неё и сделала движение, будто щёлкая невидимым переключателем. Дэш, сперва не сообразив, что она имела в виду, спохватилась и включила радиостанцию. В наушниках мгновенно зазвучал слегка искажённый помехами голос Кентера:
— ...разрешаю, площадка триста пятьдесят, правая, доложите готовность.
Впереди поднялось копыто Тайфуна, и Флитфут проговорила:
— Есть готовность.
Кентер немного помедлил, видимо, ещё раз пробегая глазами по экранам, и наконец скомандовал:
— Первая пара, взлёт!
Тайфун и его ведомый начали разбег — неспешно, рысью, постепенно разгоняясь и переходя на галоп. Перед самым краем площадки они сделали несколько мощных прыжков, и, оттолкнувшись в последний раз, расправили крылья. Они разогнались настолько хорошо, что почти не просели после взлёта, и сразу же начали набирать высоту, мгновенно потерявшись из виду на фоне облаков.
— Вторая пара, взлёт!
Пегасы через две пары от них тронулись с места.
— Третья пара!...
Дэш вдруг поняла, что ещё чуть-чуть — и настанет их очередь. Флитфут спокойно, даже немного насмешливо посмотрела на неё, переминаясь с ноги на ногу, чтобы не замёрзнуть. Дэш перевела дух, сосредоточилась — это получилось на удивление легко, и она решила, что это начал действовать принятый недавно стимулятор — и приготовилась брать разбег.
— Пятая пара, взлёт!
Дэш опустила визор шлема и покосилась на Флитфут, ожидая, пока та начнёт разбегаться. Белогривая пегаска выдохнула, отчего её мордочка окуталась клубами пара, и сорвалась с места иноходью. Дэш припустила следом, стараясь не отставать. Добежав до конца площадки, они оттолкнулись и распахнули крылья, заработав ими изо всех сил. В воздухе скорость росла куда быстрее, но Дэш отметила, что ни Флитфут, ни она сама не набрали нужной скорости к моменту отрыва — обе основательно просели под уровень ВПП8, и только через дюжину секунд вернули себе ту пару сотен футов, что проиграли на взлёте. Флитфут работала крыльями размеренно, с оттяжкой, демонстрируя ту кажущуюся ленивой манеру полёта, которая бывает только у профессиональных спортсменов и которую Дэш не раз замечала за собой и другими «Вандерболтами» — бывшими и действующими.
— Здесь РП, подтягивайтесь, вы растянулись, курс сорок два, набирайте десять тысяч, далее связь по требованию, как поняли?
— Поняла хорошо, курс сорок два, набираем десять тысяч, отбой, — голос Флитфут звучал механически и прерывался шипением помех.
Она повернулась к Дэш — та держалась близко, и хорошо видела светлое пятно хвоста ведущей на фоне тёмных облаков — и указала вправо. Дэш кивнула, и она заложили синхронный доворот на указанный курс. В груди Дэш всколыхнулось давно забытое чувство восторга от хорошо скоординированного группового полёта, и она помотала головой, отгоняя приступ ностальгии. Сверившись с данными, которые выдавал навигационный комплекс, Флитфут продолжила набирать высоту, ещё активнее заработав крыльями, чтобы сократить разрыв с идущей впереди парой — теперь они летели прямо под нижним краем облаков, приближаясь к нему с каждой секундой, и у Дэш шёрстка встала дыбом в предчувствии влажного ледяного прикосновения: полёт в облаках зимой — удовольствие ниже среднего.
Лёгкий ветерок теперь дул почти навстречу, немного тормозя группу, но помогая набирать высоту, так что облачный слой они прошли менее чем за минуту, выбравшись наконец на указанную Кентером высоту. У Дэш захватило дух, когда она увидела ясное небо, усыпанное звёздами, и бескрайнюю облачную равнину, над которой летели её товарищи — когда они вышли из облаков, идущая перед ними пара оказалась совсем близко, так что им с Флитфут даже пришлось немного сбросить скорость. Группа построилась, и в наушниках Дэш послышался голос Тайфуна:
— Шестой, занимайте эшелон двенадцать тысяч, остальные — пока притормозим, ориентируйтесь на меня.
Дэш обернулась и увидела, как шедшие следом Харрикейн и Спрингер взмыли вверх, начав было отставать, но группа тут же замедлилась, и они набрали указанную высоту, почти не отстав. Харрикейн доложил:
— Есть двенадцать тысяч, встали в горизонт.
— Понял, разгоняемся.
Пегасы заработали крыльями, набирая крейсерскую скорость. Дэш почти окончательно успокоилась — манёвры и построение, отличавшиеся от привычных ей, не мешали старым навыкам пробуждаться, и она чувствовала, что с каждой минутой всё увереннее повторяет движения ведущей. Быстро сверившись с картой, она поняла, что до границы осталось совсем немного, и ещё раз прокрутила в голове путевые точки. Первый регистратор предстояло ставить в пяти милях за неровной прерывистой линией, обозначавшей размещение передовых сторожевых башен грифонов и считавшейся северной границей Грифонленда — меньше пяти минут лёта, и Дэш неосознанно дотронулась до ремня сумки с регистраторами, зачем-то поправляя его. Тайфун скомандовал:
— Внимание, левый поворот, курс триста пять... Три, два, один, начали!
Где-то впереди два маленьких силуэта — Тайфун и Вортекс — завалились на левый бок, закладывая вираж, и вся группа повторила манёвр, поворачивая к следующей точке маршрута. Тайфун быстро спросил:
— Шестой, как обстановка?
— Всё чисто, — Дэш подняла голову и увидела над собой пару прикрытия, парившую в высоте, как ангелы-хранители. Тайфун ответил:
— Отлично. Время до первой цели — две минуты, готовимся идти вниз. Астра, запросите у контроля сводку.
— Есть, — Дэш увидела, как её ведущая перебросила тумблер селектора на общую частоту, и на какое-то время на частоте ближней связи воцарилась тишина. Наконец, послышался щелчок, и Флитфут деловито и сухо сообщила:
— Астра в канале, всё чисто, насколько им хватает обзора.
— Спасибо, — Тайфун взял паузу, видимо, сверяясь с показаниями навигационного комплекса, и скомандовал:
— Внимание, подходим к первой цели. Увеличить дистанцию, снижение по команде, минимальная высота выхода пять тысяч... Три, два, один, пошли.
Идущие впереди пегасы пара за парой ныряли вниз, скрываясь в облаках; наконец, настала очередь Флитфут и Дэш, которые теперь были замыкающими, и они, не переглядываясь, начали снижаться. Дэш задрожала, снова попав во влажные, студёные объятия переохлаждённого пара, готового стать ледяной коркой на её крыльях, и, выйдя из облаков, встряхнулась, очищая шёрстку и перья. Горные склоны оказались неимоверно близко, прямо под нижней кромкой облачности, и она шарахнулась в сторону от неожиданности, увидев прямо перед собой морщинистый, испещрённый трещинами и ущельями бок очередной гранитной громады.
— Осторожно! — голос Флитфут привёл её в чувство, и она, осмотревшись, увидела ведущую сбоку от себя — та закладывала вираж, уходя от стоявшей на пути горы, и Дэш повторила манёвр. Где-то впереди виднелись остальные, и Тайфун, видимо, уже сориентировавшийся в обстановке, проговорил:
— Внимание, занять эшелон пять пятьсот, встаём в круг, ждём. Шестой, эшелон... шесть, кажется, под нижней кромкой облачности. Призма, видишь гору справа, на два часа? На ближнем склоне, над сосняком, такое тёмное пятно... И сразу над ним, на вершине отдельно стоящей скалы — гнездовье, видишь?
Дэш присмотрелась. Под облаками было совсем темно, и она с трудом различила названные Тайфуном ориентиры. Однако вскоре глаза немного привыкли, и она внезапно, будто с её взора спала пелена, увидела небрежно сваленные валуны, образовывавшие неправильное кольцо, большие брёвна, кое-как уложенные поверх камней, и белые вертикальные потёки помёта на склоне, над которым возвышалось гнездовье. Она сглотнула, и проговорила, прижав ларингофон к горлу:
— Вижу, готова приступать.
— Давай, удачи!
— Есть, пошла. Буду молчать, если что — вызывайте, — она отпустила ларингофон, оставив его болтаться на шее, и, выйдя из круга, в который построились пегасы, начала снижаться.
Подлетая к гнездовью, она лихорадочно высматривала подходящее место для посадки. Склоны были довольно пологими, но садиться в темноте, в незнакомом месте, и с нагрузкой, к которой она не привыкла, было всё равно очень опасно. Её глаза сузились, когда она увидела подходящую площадку и начала рассчитывать заход. Спикировав немного ниже, чем это было нужно для прямого захода, она плавно, не шевеля крыльями, подлетела к выбранному пятачку параллельно идущему на подъём склону, погасила скорость, и, всплеснув крыльями, окончательно затормозила, коснувшись камня всеми четырьмя копытами одновременно.
Склон был почти начисто выметен горными ветрами, и только несколько скрюченных сосен цеплялись за трещины в камне поодаль. Дэш осмотрелась в поисках чего-то, чем можно было бы замаскировать регистратор, ничего подходящего не нашла и, стараясь ступать как можно тише, направилась к верхнему краю площадки, на которую села. Склон, испещрённый трещинами, поднимался отсюда почти отвесно, и Дэш подумала, что, ошибись она при заходе, ей бы не поздоровилось. Выбрав подходящую трещину, она достала из сумки регистратор, включила его, ещё раз проверила все настройки и, сунув в ту же трещину несколько камней, чтобы хоть немного скрыть его от непогоды и посторонних глаз, удовлетворённо кивнула и подняла глаза к небу.
Тяжёлые облака проплывали над ней, иногда цепляясь за самые высокие пики. Ветра почти не было слышно — даже здесь, на вечно продуваемых высотах, бывает затишье, и хотя Дэш торопилась, она постояла немного, наслаждаясь относительной тишиной. Но в этот момент где-то наверху послышалось хриплое ворчание, скрежет когтей о камни, и пегаска, прянув ушами, поспешила к краю площадки. Взяв короткий разбег, она взлетела и изо всех сил заторопилась к остальным.
Увидев её, Тайфун обрадованно скомандовал:
— Внимание, курс триста десять, занять эшелон десять тысяч, шестой, вам двенадцать! Дэш, как прошло?
— Нормально, — сдержанно ответила она, хотя её трясло после пережитого испуга. Флитфут внимательно посмотрела на неё и подмигнула, показав жестом: «Молодец!» Дэш облегчённо улыбнулась в ответ, но тут они вошли в облака и почти потеряли друг друга из вида. Выбравшись наверх, они перестроились и припустили за остальными, успевшими изрядно их опередить.
Второй регистратор Дэш установила возле расположенного на самой вершине массивной, но невысокой горы гнездовья, в которое они едва не влетели, вывалившись из облаков. Дэш с содроганием увидела всего в паре сотен футов под собой тесно переплетённые тела спящих рептилий, и перестала работать крыльями, чтобы избежать лишнего шума. Бросив взгляд вперёд, она увидела поднятое копыто и замершие крылья Айсвинд и поняла, что Тайфун, оценив обстановку, отдал группе безмолвный приказ сделать то же самое. Беззвучно пролетев над гнездовьем, он повёл пегасов вправо, туда, где склон горы скрыл бы их от виверн, и только когда замыкавшая сейчас группу пара Харрикейна свернула за выступ, пробормотал в эфир:
— Ну ничего себе карта врёт!
Дэш вопросительно взглянула на Флитфут и собралась было задать вопрос, но Тайфун опередил её:
— Всё в порядке, они нас не заметили. Призма, пошла, остальные остаются тут. Визуального контакта не будет, связь по требованию.
Дэш ответила:
— Ясно, — и, отделившись от группы, полетела обратно. Подбираясь к гнездовью, она старалась оставаться ниже его, чтобы не попасться на глаза какой-нибудь случайно проснувшейся виверне. Склон, над которым она летела, зарос довольно густым кустарником, и она решила, что эти заросли — идеальное место для установки регистратора. Осмотревшись, она поняла, что сесть здесь совершенно негде, и растерялась было, но, быстро придумав, как быть, просияла и, заложив вираж, понеслась вниз. Достав из сумки регистратор прямо на лету, она включила
его, подкрутила сбившуюся ручку настройки чувствительности и, решив, что отлетела на достаточное расстояние, развернулась, направляясь обратно к зарослям кустарников. Плавно погасив скорость манёвром, идентичным тому, который она использовала для посадки в прошлый раз, она сбросила приборчик, выбрав особо густое хитросплетение ветвей, и, развернувшись полупетлёй, изо всех сил заработала крыльями, стараясь разогнаться прежде, чем просадка из-за потери скорости станет слишком большой и она приземлится в кусты.
Ей почти удалось это — контакт с растительностью в районе цели оказался кратковременным и обошёлся без последствий, не считая сухой ветки, которая всё-таки зацепилась за стык нижних пластин её брони и от которой она избавилась, только уже подлетев к ожидавшим её пегасам. Тайфун коротко бросил:
— Порядок?
— Ага.
— Отлично, курс триста сорок, эшелон пять тысяч, шестой, держитесь под нижней кромкой облаков. Дэш, сейчас увидишь Врата Флодгейм!
Он развернулся на указанный курс, увлекая за собой ведомого, и пегасы вереницей потянулись следом. Перевалив через пару гребней, они полетели над горной рекой, которая то ныряла на дно ущелий, скрываясь из виду, то вновь показывалась на глаза, весело прыгая по уступам и оглашая спящие горы своим шумом. Вот она устремилась в теснину, яростно рыча и ворочая камни; пегасы, следуя за своим командиром, снизились к воде, так, что водяная пыль едва не оседала на их доспехах, и Дэш начала глохнуть от рёва стиснутой камнем воды, но тут скальные стены расступились, под ней вдруг распахнулась просторная долина, а река внезапно провалилась куда-то вниз. Дэш обернулась, и увидела высокую, почти вертикальную стену, прорезанную узким ущельем, из которого изливалась белоснежная вспененная струя, образуя водопад высотой никак не меньше тысячи футов. В наушниках раздался голос Тайфуна:
— А? Как тебе? Красота!
Дэш не нашла слов и просто кивнула, но потом, сообразив, что такой ответ до собеседника не дойдёт, проговорила:
— Потрясающе. Я... обязательно это нарисую, когда вернёмся.
— Отставить! Я тебе дам «когда вернёмся». Не каркай.
В разговор внезапно вмешалась Флитфут:
— Тайфун, мы отклонились от маршрута.
— Знаю. Но это же такая красота! Когда бы ещё Дэш это увидела? — отозвался тот, выправляя курс и забирая южнее. — Курс... двести пятьдесят, расчётное время — три минуты.
Дэш начала привыкать к размеренному ритму, в котором проходил вылет. Пряча третий регистратор на берегу небольшого горного озера, куда, судя по многочисленным следам, постоянно приходили на водопой горные бараны со всей округи, она ощущала удовлетворение от хорошо выполненной работы. Такое место для охоты не могли не посещать виверны, и Дэш отметила, что они с Кентером и Тайфуном не ошиблись, планируя установку регистратора именно здесь — на каменистом берегу она увидела несколько длинных и глубоких царапин, оставленных большими и мощными когтями. Гнездовий в непосредственной близости не было, и Дэш, закончив, взлетела и направилась к ожидавшей её неподалёку группе. Тайфун, удовлетворённо хмыкнув в ответ на её краткое: «Готово!», сказал:
— Следующая точка — последняя в приграничной зоне. Дальше идут две в глубине их территории, прошу всех быть особо внимательными — ещё не хватало, чтобы мы притащили за собой хвост от границы, и там-то нас бы и прихлопнули. Сокращаем интервалы, шестой, не отходить ни на шаг, держаться строго над группой, смотреть во все глаза.
— Понял, — Харрикейн и Спрингер подтянулись к остальным, заняв позицию строго над ними. Тайфун скомандовал:
— Курс триста, высоты прежние.
Дюжина пегасов неслась над заснеженными горами — их силуэты бесшумно скользили по небу, изредка покачиваясь, чтобы выправить построение или облететь стоящую на пути вершину. Глаза Дэш окончательно привыкли к темноте, и она хорошо видела своих товарищей на фоне облаков и заснеженной земли. Приблизившись к четвёртой точке, группа заняла позицию немного поодаль, и Дэш, получив пожелание удачи от Тайфуна и взмах копыта от Флитфут в качестве напутствия, направилась к очередному гнездовью. Оно было крупнее предыдущих, и виверны жили в нём куда дольше — помимо многочисленных следов их помёта на окрестных скалах, Дэш увидела успевшую скопиться у подножия занятого рептилиями утёса большую кучу костей. Неуютно вздрогнув при мысли о том, чьи это могли быть кости, она сунула регистратор в ямку между корнями одинокой сосны, присыпала его смесью хвои и земли, и заторопилась обратно.
На сей раз Тайфун не стал дожидаться, пока она присоединится к группе, и, скомандовав: «Догоняй!», устремился на север. Дэш пришлось напрячься, чтобы догнать их, и она изрядно запыхалась. Заняв своё место в строю, она перевела дух и спросила:
— К чему такая спешка?
— Я же говорил — не хватало ещё притащить за собой хвост. Чем меньше мы оставались тут, тем меньше была вероятность, что нас заметят. Впрочем, всё обошлось, — он оборвал себя и, судя по всему, начал проверять правильность выбранного курса. Дэш перевесила сумку с регистраторами на грудь — она почти опустела и постоянно норовила сползти набок, мешая работать крыльями — и тоже сверилась с картой. Сейчас они удалялись от Флодгейм, уходя вглубь территории, которая даже в лучшие времена не принадлежала грифонам — горы внизу стали ещё более обрывистыми и дикими, и Дэш поняла, что желающих осваивать это царство неприветливых вершин и лишённых какой-либо растительности склонов не нашлось даже среди них.
Примерно через десять минут полёта горы внизу немного расступились, и впереди показалась широкая долина, по сторонам которой возвышались два круто уходивших ввысь пика. Их вершины немного не доходили до облаков, а лежавший на склонах снег казался мантиями, укрывавшими плечи стражей долины. Голос Тайфуна прошелестел в наушниках:
— Здесь. Дэш, смотри, гнездовье — на двенадцать часов от нас, под правой горой. Группа, за мной, будем ждать над левой вершиной — она ближе к следующей точке. Удачи, Призма!
Дэш бросила в ответ:
— Спасибо! — и отделилась от строя, стремительно уходя со снижением в указанную сторону. Присмотревшись к ландшафту, она поняла, что на стороне долины, ближней к гнездовью, сесть совершенно негде, зато на противоположной есть удобная площадка, рядом с которой она разглядела тёмное пятно соснового бора. Решив установить регистратор там, пегаска плавно снизилась, затормозила и села, пробежав немного по камням. Потерев слегка ушибленную при касании ногу, она потрусила под прикрытие сосен. Невысокие, скрюченные деревья были совсем не похожи на своих могучих и стройных равнинных собратьев, но под их переплетёнными ветвями стоял тот же смолистый запах, и Дэш с удовольствием вдохнула его, прикрыв глаза, прежде чем начать работать. Быстро присмотрев подходящую ямку, она сунула в неё регистратор, включила питание и замаскировала его, навалив поверх сухих сосновых веток.
Удовлетворённо оглядев дело своих копыт, она осторожно, стараясь не наступать на попадавшиеся под ноги сучья, вышла из сосняка и уже приготовилась взлетать, как вдруг из-за ближнего пригорка послышался низкий, рокочущий звук, будто всхрапнул во сне кто-то очень большой. Она начала осторожно отступать назад, под защиту деревьев, но не успела сделать и пары шагов, как над гребнем показалась голова крупной виверны. Рептилия осмотрелась и втянула воздух ноздрями — Дэш хорошо слышала её дыхание. Сердце пегаски бешено забилось; она легла, пытаясь отсрочить момент, когда её обнаружат, и выиграть время. Виверна ещё раз принюхалась с тем же низким, храпящим звуком, и, перемахнув через гребень, начала спускаться в сторону Дэш, толкаясь мощными задними лапами и упираясь в землю суставами крыльев, как летучая мышь. Дэш поняла, что уйти незамеченной не удастся, и, собравшись с духом, рванула с места. Разбежавшись по неровной и каменистой площадке, она прыгнула, отчаянно замахав крыльями. Виверна взревела, увидев её, и ринулась вдогонку.
— За мной хвост! — Дэш набирала высоту в сторону вершины, над которой должна была держаться группа, но, не успела она отлететь и на полмили, как наперерез виверне пронеслись две стремительные, тускло отсвечивающие сталью брони и шлемов ракеты, и Дэш, обернувшись, чтобы оценить расстояние, вдруг увидела, что та накренилась набок, громко закричала и, войдя в пике — «Неужели я успела набрать такую высоту?.. Нет, это просто склон ушёл вниз» — с глухим хрустом врезалась в невидимое для Дэш дно ущелья, погружённое в глубокую тень.
Дэш передёрнуло, а в наушниках раздался напряжённый голос Тайфуна:
— Уходим, уходим, не тормози, Дэши, давай, давай!
Дэш завертела головой, пытаясь понять, где группа, посмотрела на противоположный склон, и увидела, как он начал шевелиться, будто оживая. Резко отвернув в сторону от неожиданности, она, как заворожённая, следила за тем, как выгибаются чешуйчатые спины, расправляются кожистые крылья, и тут, будто кто-то щёлкнул выключателем, в её сознание ворвались звуки гнездовья: сонный хриплый рык, пронзительные трели криков проснувшихся, рёв взлетающих и громкое хлопанье крыльев уже взлетевших. Их было не меньше сотни: детёнышей, самок, стариков, молодняка, и бойцов — матёрых, крупных и тяжеловесных, которые ревели, вскинув головы, отталкивались от склона и, тяжело взмахивая крыльями, начинали разгоняться. Дэш поняла, что так просто им не уйти.
— Внимание, второй, вниз, помогайте Призме! Остальные, держите высоту, атакуйте проходами!
Дэш увидела, как сверху к ней спикировали две точки, стремительно увеличиваясь в размерах. Поравнявшись с ней, одна из них — это оказался Рапид — затормозила, и в её наушниках послышался голос:
— Добро пожаловать на дискотеку. Ты назад, назад погляди!
Дэш обернулась и увидела, как Хайвиндз, которая не стала тормозить, ушла обратно вверх боевым разворотом, а её место внезапно заняли две виверны. Рапид зло и весело покосился на Дэш и крикнул:
— Влево!
Мгновенно накренившись на девяносто градусов, он отвалил в сторону, и Дэш поспешила повторить его манёвр. Виверны бросились за ними, стараясь сократить расстояние, но тут Хайвиндз внезапно свалилась на них откуда-то сверху, точным ударом сбив ближнюю к ним рептилию прямо перед носом второй. Та злобно заревела и щёлкнула зубами, но поделать ничего не смогла — Хайвиндз пролетела ещё немного вниз, обогнав и Рапида, и Дэш, и начала разворот, возвращая себе потерянную высоту.
Дэш только сейчас сообразила, что её сердце бешено колотится, и ощутила предательскую слабость в крыльях. В наушниках слышались короткие возгласы, команды и окрики — группа подошла к гнездовью и теперь атаковала взлетавших виверн, не давая тем набрать высоту, но успевшие взлететь рептилии расползались в стороны, как муравьи из разворошённого муравейника, и пегасов было слишком мало, чтобы перехватить их всех. Она оглянулась в сторону Рапида, но там никого не было, и она отчаянно завертела головой, пытаясь понять, куда он делся. Где-то в стороне она увидела мелькавшую над горами пару лунно-белых хвостов и поняла, что Флитфут потеряла высоту, увлёкшись преследованием, и Рапид бросился ей на помощь. Она обернулась, и, убедившись в том, что виверна по-прежнему держится за ней, попыталась найти взглядом Хайвиндз. Та была почти незаметна на фоне тёмных облаков, но держалась неподалёку, ожидая подходящего для атаки момента.
Дэш решила попробовать упростить ей задачу, заставив виверну потерять скорость, и стала затягивать её в плавный вираж с набором высоты. Рептилия проглотила наживку и устремилась за ней, и Дэш сказала, прижав ларингофон к горлу:
— Хайвиндз, видишь нас?
Та отозвалась немного замедленно:
— Вижу, но вы далеко. Продолжай, сейчас я немного спущусь.
Дэш оглянулась и поняла, что если станет продолжать, это закончится очень плохо для неё, и перешла в снижение. Хайвиндз зачастила:
— Дэш, где ты, я вас потеряла, Дэш, слышишь меня, Дэш?
Та бросила в ответ:
— Иду со снижением обратно к гнездовью, на хвосте виверна, плотно, Хайвиндз, догоняй!
— Не успею, — темногривая пегаска взмыла обратно наверх и проговорила:
— Ребята, принимайте их, они уже ближе к вам, чем ко мне!
Дэш уворачивалась от плотно севшей ей на хвост рептилии, отчаянно петляя в надежде, что тяжёлая виверна не успеет затормозить и проскочит мимо. Виверна, впрочем, проскакивать мимо не спешила, очень успешно встраиваясь в манёвры Дэш и сокращая дистанцию на каждом проходе. Её широкие кожистые крылья громко хлопали, когда она распахивала их при перекладывании виража, и этот звук нервировал Дэш. Она поняла, что выбранная тактика неэффективна, и, выбрав подходящий момент, вместо очередного поворота нырнула и развернулась нижней полупетлёй. Высота не позволяла виверне повторить этот манёвр — она бы не вписалась в то расстояние, которое отделяло её от верхушек сосен, и рептилия остановилась, на время потеряв Дэш из виду. Она развернулась на месте, её маленькие глазки обежали окружающее пространство, замерли, и в зрачках отразился маленький силуэт радужногривой пегаски.
Виверна взмахнула крыльями, чтобы устремиться вслед за ней, но, словно почувствовав что-то, подняла голову. Из тёмного ночного неба прямо на неё падали две серебристые кометы, и она изо всех сил рванулась в сторону, пытаясь набрать скорость. Дэш поняла, что ей удалось оторваться, и обернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как пара прикрытия вошла в пикирование, атакуя замешкавшуюся виверну.
Момент был выбран как нельзя лучше, и Дэш вдруг поняла, почему воздушный бой всегда рекомендовали вести на скорости — отчаянно бьющая крыльями в попытке уйти из-под атаки виверна, должно быть, казалась стремительно атакующей паре пегасов не быстрее ползущей по патоке мухи. Два глухих удара, прервавшийся рёв боли — и виверна с переломанными крыльями провалилась куда-то вниз, а пегасы, не снижая скорости и помогая себе сильными, размеренными взмахами, вышли из атаки и заняли прежнюю высоту.
— Спасибо!
— Не за что, давай ещё! У тебя отлично... — спокойный и немного насмешливый голос Харрикейна внезапно сорвался на крик:
— Вниз, вниз!... — треск помех заглушил конец фразы, и Дэш, набиравшая в этот момент высоту, подняла взгляд.
Пару прикрытия атаковало сразу полдюжины виверн, свалившихся невесть откуда. Пегасы резко нырнули, увернулись от первой волны атакующих и попытались уравнять скорости в пикировании, но попали под удар второй. Харрикейн, лишившись крыла, беспомощно взмахнул уцелевшим, закрутился вокруг своей оси и пошёл вниз, оставляя за собой длинный след взбитых встречным ветром в туман капелек крови. Дэш проводила его взглядом, ожидая, что вот-вот распустится полотняным цветком парашют, но этого так и не произошло. Спрингер продолжил уходить вниз, падая почти отвесно, и в какой-то момент Дэш показалось, что он спасётся, но за ним устремились сразу три ящера, и, снижаясь более полого, чем он, перехватили его в момент, когда он уже вышел из пикирования и уходил над горами в сторону границы.
Бой закончился, и началась бойня. Виверны, получив численное и позиционное преимущество, взяли группу в клещи и начали методично уничтожать пегасов, отчаянно пытавшихся вырваться из западни. Кто-то попробовал выйти из боя над самыми скалами, но его перехватили зависшие в высоте и кружившие там, как стервятники, свежие ящеры. Дэш зажмурилась, услышав отчаянный крик, оборвавшийся в тишину, которая была ещё страшнее, и вдруг поняла, что это был первый услышанный ей крик боли, хотя у неё на глазах погибли уже трое. Отчаянно завертев головой, она попыталась найти глазами Флитфут и Рапида, но не сумела и начала пробиваться к остальным.
Тайфун понял, что бой проигран, и в эфире раздалось его убийственно-спокойное:
— Спасайтесь.
Дэш догадалась, что приказ означал: «Бегите без оглядки», но уцелевшие пегасы и не подумали подчиниться. Вместо этого они попытались отступить организованной, плотной группой, уворачиваясь от атак и прикрывая друг друга, но было слишком поздно — часть остававшихся внизу виверн, воспользовавшись численным превосходством, на время вышла из боя и набрала высоту; теперь они поочерёдно атаковали с превышения, не спеша загоняя и добивая сбившихся в тесный клубок пегасов. Дэш обнаружила, что к ней устремились сразу три рептилии, и её мир вдруг сузился до предела, превратившись в зацикленную последовательность оценок: расстояние до ближайшего атакующего, направление его полёта, оптимальная траектория уклонения, расстояние до следующего атакующего, направление его полёта, направление и расстояние до своих, вероятность того, что кто-то придёт на помощь, расстояние до... ай!
Очередная виверна едва не достала её, и хотя она в последний момент успела избежать удара в голову, зубы виверны глубоко вонзились ей в переднюю ногу, располосовав комбинезон, кожу и мышцы и почти достав до кости. Пегаска вскрикнула и отпрянула, а виверны, почуяв близость победы, окончательно остервенели. Дэш перестала понимать, где верх, а где низ, где север, а где юг, беспорядочно уворачиваясь от щёлкающих в дюймах от неё зубов и буквально сталкиваясь с зажавшими её ящерами. Она оказалась в центре большого клубка хлопающих кожистых крыльев, бьющих в разные стороны заострённых хвостов и щёлкающих челюстей. Пропустив ещё один укус в бок, прямо под крылом — как раз там, где в броне было небольшое окно — она снова закричала от боли. Помощи ждать было неоткуда, нужно было нападать самой.
Изогнувшись в немыслимом пируэте, она ударила задними ногами в голову ближайшей виверне, но, кажется, только раззадорила её — несмотря на подбитый глаз и пару выбитых зубов, рептилия заревела и попыталась ухватить Дэш за хвост. Сомкнув зубы, она резко дёрнула головой и вырвала здоровенный клок волос из хвоста пегаски. Дэш вскрикнула. Она понимала, что её единственный шанс заключается в том, чтобы пробить кольцо, в которое её взяли виверны, и постараться набрать скорость. Высота была вполне достаточной, чтобы разогнаться, и она сжалась в комок, готовясь к прорыву. Сейчас или никогда!
Шквал ударов обрушился на уже повреждённую голову ближайшей виверны. Дэш постаралась вспомнить всё, чему успела научиться в детстве, в академии и на курсах переподготовки, и неожиданно для себя била быстро, жёстко и точно. Удар в уцелевший глаз, связка по ноздрям с переходом на нижнюю челюсть, хлопок по ушам — Найтмэр её побери, где у этой твари уши? — и последний, самый сильный удар с разворота задними ногами в горло. Ослепшая и оглохшая виверна, не ожидавшая такой прыти от смирившейся, казалось бы, со своей участью жертвы, отпрянула, судорожно пытаясь вдохнуть и мотая головой из стороны в сторону. Дэш рванулась в образовавшийся просвет и устремилась вниз, вытянувшись и отчаянно работая крыльями. Две оставшиеся в строю виверны ринулись в погоню.
Не давая им сократить дистанцию, Дэш одним броском преодолела расстояние, отделявшее её от центра, вокруг которого свивала паутину своих виражей основная масса ящеров, и вдруг увидела мелькнувший языком пламени знакомый ярко-рыжий хвост. Её сердце радостно встрепенулось, и она кинулась к нему. Тайфун каким-то образом умудрился сохранить неплохую скорость, и, постоянно маневрируя и уворачиваясь от атакующих его виверн, пытался прикрывать пробивавшихся на юг Вортекса и Цирруса. Дэш похолодела, увидев, что осталось от группы, и рванулась к Тайфуну. Тот заметил её и крикнул так, что Дэш услышала его без наушников:
— Уходи!
— Нет! — она увернулась от ближайшей виверны и бросилась к нему. — Давай вместе, ну!
— Не выйдет, — Тайфун подавился окончанием фразы, пытаясь встретить сразу двух атаковавших его рептилий.
Она потеряла его из виду — чешуйчатые спины и беспорядочно бьющие крылья сомкнулись вокруг него, и перед ней вдруг оказалась широко распахнутая пасть свалившейся сверху виверны. Тварь зависла на мгновение, закричала — протяжный, скрежещущий звук заставил гриву Дэш встать дыбом под шлемом — и бросилась вперёд, вытянув шею. Пегаска едва успела отпрянуть и попыталась кинуться к Тайфуну на помощь, но рептилия отрезала её от него и щёлкнула челюстями, пытаясь вцепиться ей в плечо. Острые зубы скользнули по плечевому щитку, издав отвратительный скрежет, и Дэш, развернувшись на месте, бросилась вниз, разменивая остатки высоты на скорость. Виверна устремилась следом, издав призывный крик, в ответ которому послышались ещё два, и вскоре преследователей стало трое.
Дэш спикировала к самой земле, и, работая крыльями изо всех сил, понеслась на юг, уворачиваясь от встающих навстречу скал и то плавно поднимаясь вслед за горными склонами, то, напротив, снижаясь вместе с ними. Тёмные силуэты сосен терялись на фоне тёмного неба, и Дэш напрягала зрение ничуть не меньше, чем крылья, высчитывая оптимальную траекторию. Скала — бросок вправо, скала — бросок влево,
гребень — перевалить, едва не задев его, и тут же нырок — здесь можно набрать скорость! — а вот ущелье, и идёт в нужном направлении, скорее бы, только бы успеть...
Она поняла, что слёзы застилают ей глаза, несмотря на то, что они были закрыты от ледяного ветра визором, и шмыгнула носом, пытаясь заставить себя успокоиться. Осмотревшись, она не увидела никого — виверны уступали ей в скорости, и на какое-то время ей удалось оторваться от них. Облегчённо вздохнув, она подумала, что надо попробовать связаться с базой, но разнёсшийся над горами хищный крик возвестил о том, что радовалась она рано. Сделав ненужный крюк вслед за ущельем, по которому летела, она снова оказалась в зоне видимости кого-то из рептилий — её радужный хвост теперь сослужил ей дурную службу, играя яркими цветами на фоне чёрно-белого пейзажа — и погоня началась заново. Сверившись с навигационным комплексом на лету, Дэш постаралась прибавить ходу. До границы оставалось всего ничего, и если она продержится ещё немного...
Её сердце сделало пару лишних ударов, в ушах зашумело, а крылья, и без того уставшие, будто налились свинцом. Она перевела дух и осмотрела себя, только сейчас заметив, что комбинезон на правом боку насквозь пропитался кровью, которая продолжала сочиться из глубокого укуса под правым крылом. Виверны настигали её, и Дэш напряглась, надеясь успеть к ближайшей сторожевой башне грифонов прежде, чем окончательно выбьется из сил. У неё кружилась голова, и она вдруг поняла, что тех усилий, которые раньше позволили бы ей нестись быстрее любого пегаса, сейчас едва хватает для поддержания прежней высоты и скорости. На неё надвинулся откуда-то склон ближайшей горы, и она едва избежала столкновения. Помотав головой, она подумала было про парашют, но сообразила, что виверны не дадут ей пролететь и половины расстояния до земли. Надо было садиться, пока головокружение не обрекло её на неуправляемое падение на скалы.
С трудом заставив землю не двоиться, она нашла взглядом площадку, пригодную для посадки лишь весьма условно, и направилась к ней, пытаясь сохранить скорость до последнего, но помня, что тормозить придётся быстро. Дэш снижалась, почти полностью сложив крылья, и чувствовала, как что-то тянет её назад, что-то, переброшенное поперёк груди... Сумка! Как же она не сообразила избавиться от неё раньше! Она издала раздосадованный возглас, поняв, что, если бы вовремя вспомнила про этот висевший всё время у неё за спиной тормозной парашют, то уже могла бы быть в безопасности. Впрочем, нет худа без добра...
Она усмехнулась и бросила быстрый взгляд назад. Виверны приближались — три силуэта разошлись немного в стороны, чтобы перехватить её, если она надумает куда-нибудь свернуть, и сокращали дистанцию, хищно оскалившись. Пегаска из последних сил сделала несколько мощных взмахов крыльями, направляясь прямо к каменистому склону. Теперь ей оставалось уповать на невнимательность рептилий — если они не сообразят, что благодаря сумке она сможет начать тормозить куда позже их и всё равно успеет остановиться, то победа у неё в кармане.
Но виверны явно ничего не понимали в аэродинамике и продолжали держать прежнюю скорость, вытянув шеи и размеренно работая крыльями, чтобы не дать добыче ускользнуть. Дэш превратилась в автоматический дальномер, оценивая расстояние до белого валуна, лежавшего в начале облюбованной ей площадки, собственную скорость и высоту и высчитывая момент, когда она будет вынуждена начать тормозить, чтобы не разбиться. Ещё немного... Ещё, ещё, ещё...
Даже сквозь наушники она услышала громкий хлопок, зная, что этот звук издали её собственные крылья, когда она, выждав до последнего, поставила их поперёк потока на манер тормозного парашюта. Стремительно надвигавшаяся земля затормозила, качнулась, и Дэш, не до конца погасив скорость, коснулась площадки, пробежала по ней, споткнулась и упала на камни, задыхаясь от долгой погони и ослабев от потери крови. Повернув голову, она увидела, как ближайшая к ней, самая жадная виверна распахнула крылья, пытаясь отвернуть, но не сумела и врезалась в склон рядом с лежащей пегаской, свернув себе шею. Дэш обрадованно вскинулась, но две другие рептилии, более осмотрительные, держались на достаточном расстоянии и успели избежать столкновения. Они развернулись, и, затормозив, сели на край площадки, хлопая кожистыми крыльями.
Дэш поняла, что это конец. Она приподнялась и начала ползти, забиваясь в угол между валунами и затравленно глядя, как две уцелевшие виверны не спеша подбираются к ней. Их когти мерзко скрежетали по камню. Дэш устало вздохнула и попыталась встать, упираясь спиной в большой и шершавый камень. Её чувства начинали обманывать её, и твёрдая, бугристая поверхность валуна под лопатками почему-то ощущалась как мягкая, упругая и прохладная поверхность облака — причём не позади неё, а под ней, и ей захотелось расслабиться и целиком отдаться этому блаженству, не думая ни о чём. У неё уже не осталось сил, чтобы сопротивляться, и она приготовилась закрыть глаза, когда услышала протяжный пронзительный крик, который она бы не спутала ни с чем — охотничий клич грифонов.
Как сквозь сон, она смотрела, как виверны завертели головами, разинув рты и хлопая крыльями, как на них пикировали какие-то стремительные силуэты, проносясь над самыми их головами и мастерски уклоняясь от их укусов, как одна из виверн вдруг упала — из её правой глазницы торчало древко копья, а вторая попыталась взлететь, и тут весь мир заслонили два жёлтых глаза, обеспокоенно смотревшие на неё из-под бело-фиолетовых перьев, и она услышала чей-то знакомый голос:
— Эй, ты как? Слышишь меня? Отзовись! Эй!
Дэш собралась с силами и ответила:
— В порядке, только очень устала...
Но обладательница жёлтых глаз снова задала тот же вопрос, и Дэш поняла, что ей только показалось, что она ответила, и предприняла новую попытку в полной уверенности, что на сей раз у неё раз точно получится, но Гильда уже не слушала её. Она повернулась к своим, и, подозвав двоих, велела нести пегаску на пост. Грифоны, кивнув, бережно подняли Дэш в воздух и понесли в указанном направлении, но та уже не видела и не слышала ничего.

***
— Привет, как...
— Ха-ха-ха, ах-ха-ха-ха, хи-хи, ой, ну это надо же!.. Ха-ха-ха-ха-ха...
— Луна, что с тобой? Веселье снова удвоилось?
— Ох, вечная Вселенная, это просто великолепно... Ха-ха-ха-ха-ха...
— Да что с тобой такое?
— Я не могу... Хи-хи! Почитай, вон, на столе перевод... Уф. Нельзя же так, у меня живот заболел!
— Так-так... Не перенесёт зимы... Надо добить и... Ничего себе у них отношения!
— Нет-нет, не то. Там, в самом конце!
— ...спасти кладки весной... Маленько-шустрая-лохмато-белая-гибель? Что? Что за чушь?
— Я не успела исправить подстрочник — когда до меня дошло, о ком речь, меня разобрало так, что я минут пять не могла встать.
— Так о ком речь?
— Это же полярные лисицы, сестра! Маленькие, шустрые, белые и пушистые зверьки. Которые очень охотно едят яйца птиц, гнездящихся на приморских утёсах. И которые, видимо, после особо суровой зимы, когда стало нечего есть, мигрировали дальше на юг, чем обычно, и повстречались с вивернами — а яйца виверн очень крупные, и при этом их легко искать. И спрятаться от виверн для них не проблема, они поместятся... хи-хи... в любой мелкой трещине или... Ах-ха-ха-ха-ха, какая ирония!.. Громадные летающие рептилии в панике отступают на юг! Полярная лисица — гроза драконов!
— Полярная лисица. Песец.
— Ага!
— С ума сойти. Быть того не может! Это же...
— Всё сходится, Тия. У меня нет ни малейших сомнений. Мы, конечно, можем попытаться отправить туда кого-нибудь с проверкой, но это была бы совершенно самоубийственная миссия — сидеть под боком у виверн неделю, пытаясь пронаблюдать, как песцы мародёрствуют в гнездовьях...
— Не надо. Просто... Просто я ошарашена. Я ожидала чего угодно! Что это следствие наших недавних магических экспериментов, что надвигается какая-то глобальная катастрофа, что.... не знаю... что виверны вдруг обзавелись амбициями и решили покорить мир, в конце концов! Но песцы?
— Хи-хи... хи. Песцы.
— Ха-ха. Песцы?
— Ха-ха-ха-ха... Ага. Ха-ха-ха-ха-ха-ха!
— Ах-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!
— Ха-ха-ха-ха-ха-ха... Ой, Тия, прекрати, я гляжу на тебя и не могу остановиться!.. Ха-ха-ха-ха-ха-ха!..
— Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!