Пони-лекарства

Открылась новая аптека...

Триада Лун: Сбор обломков

Над иной Эквестрией стоит ночь, вечная ночь, но виной тому не жестокая Найтмэр. Жизнь бурлит, пони радуются и печалятся, создают прекрасные вещи, творят изощрённые чары под проницательными взглядами Триады Лун. Трое Вестников — тех, что выбрали путь живых проводников Лунных аспектов — услышат голос одной из Лун и сойдутся вместе в надежде исправить ошибку далёкого прошлого. Но Та, чьим словам они вняли, указывает не столько путь, сколько направление. И голос Её, сколь бы внятно он ни звучал, всегда таил непознанное. История трёх Вестников не станет исключением. Если в процессе истории вы ощутите некоторую нарастающую растерянность, загляните сюда.

ОС - пони

Никто не вспомнит

У каждого из нас в жизни случаются такие моменты, когда кажется, что ты совсем никому не нужен. Баттон Мэш очутился именно в такой ситуации, но так ли это на самом деле?

Свити Белл Принцесса Луна Черили Другие пони ОС - пони

Сгоревшее прошлое

Порой одна книга может быть дороже, чем целая библиотека...

Твайлайт Спаркл

Последний разговор

Битва за Эквестрию была проиграна, Королева Кризалис была превращена в каменную статую. Но после этих событий она оказалась в подземелье в цепях наедине с неизвестным ей дознавателем. Как это возможно, и чем закончится этот последний разговор?

Другие пони Кризалис

Новый год в бане

Решили с другом написать клопфик. Поупарывавшись четверо суток, всё таки доделали. Собствеено, к поням клопфик относится исключительно тем, что одним из действующих лиц является Хомэйдж. Угу, именно диджей из ФО:Э. И дабы никто не путался, Хамуро - не сталкер, который в том же ФоЕ бегает, а простой парень, у которого живет Хомэйдж.

Другие пони ОС - пони Человеки

Блюз с ароматом яблок

БигМак всегда считался гордостью семьи и всего Понивилля — он был достойным сыном и внуком, заботливым и любящим братом, скромным тружеником и просто добрым пони, но даже у достойнейших из нас таятся свои скелеты в шкафу. Какие тайны хранит его душа? Сможет ли он принять себя, или же ему придётся измениться ради того, что он считает правильным? И при чём тут таинственный синегривый жеребец, играющий блюз?

Эплджек Принцесса Луна Биг Макинтош Другие пони

Оставайтесь с нами

Сериал «Мои маленькие пони», рассказывающий о временах древней Эквестрии и легендарных Элементах Гармонии, вот уже несколько лет приносил мэйнхэттэнской корпорации «Эмералд» огромные прибыли и снискал бешеную популярность среди зрителей. Но вот, на пороге особо крупной сделки произошло непредвиденное: исполнительницы главных ролей бесследно исчезли, и создателям сериала пришлось срочно искать решение. А это оказалось не так просто, ведь сплоченность съемочной группы оставляла желать много лучшего…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Неожиданный гость у Темпест Шедоу и всё, что произошло далее

Темпест очень не любит, когда её будят посреди ночи, пусть даже это и самое невероятное существо в Эквестрии - человек.

Человеки Темпест Шэдоу

Размышления Селестии

В Новый Год две сестры-принцессы Селестия и Луна обсуждают планы на будущее, делают выводы, вспоминают прошлые события и рассуждают о будущем Эквестрии.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: aJVL

re:Questria

Epilogize

Глава 3, последняя: «Epilogize»

Цветастые иллюзии – скорее наркотик, чем оружие.

Доброго всем вечера, господа, добро пошалоффать в мой мирок! – сказал неизвестный голос, говоривший прямо в голове, невероятно извратив слово «пожаловать,». Шесть пони – Элементы Гармонии оказались в какой-то необъятной белой комнате.

— Что это?

— Кто ты?

— У нас вечеринка?

— Пинки! Это не смешно!

— Что мы здесь делаем?

— Нас же убили!

— Твайлайт? И ты тут?

— Эпплджек? Что произошло?

Тише, тише, дети, я тут услышал вопрос – кто я такой, и почему собрал вас тут?

— Вопроса про собрание не было, — сказала Эпплджек.

Разве это важно? Важно, по-моему, только то, что вы тут.

— Где – тут? Что это за место и где оно в Эквестрии?

Конкретно сейчас мы в бронетранспортере. Смотрите сами! Белые стены рассеялись, и стали видны несколько пони, сидевшие на пассажирских местах – сейчас они были просто огромны. Трое пони, у одного которого, собственно, и был на ногах этот кристалл, были в противогазах и черных бронежилетах, остальные были в латах. Ну что, довольны?

-Где мы! Что такое «бронетранспортер»? И куда мы едем?

— Бронетранспортер – это такое устройство, на котором можно безопасно путешевствовать, я это в одной старой книге читала, — сказала Твайлайт, — но чтобы наяву!

— ЭЙ! АУ! – орала Пинки, по своей природной беззаботности не понимая, что происходит, — вы! Вы кто такие?

Даже не пытайся, глупенькая, они тебя не услышат. Пинки застыла в обиженной позе. «Опять без вечеринок,» — надулась она.

Да, кстати, меня звать – да как меня звать-то? Зовите меня хоть голосом из подушки – мне все равно. Я олицетворяю Гармонию, и меня в последний раз звали Дискорд. А это само по себе – такая интересная штука, называется кристалл Гармонии – многие по ошибке зовут его кристаллом Восстановления, но это в корне неверно.

— ДИСКОРД?!! – завопили все пони

А вы что думали, мои дорогие? Этот мир не построен так, что прост как пять пальцев – я одно из самых древних существ на этой планете – но есть один пони, который постоянно мне мешает. Я в вашем понимании, бог хаоса – но на самом деле я заодно с вами. Я создаю базу для чувств – в хаосе все равноправны и равны хоть перед последним дурачком, хоть передо мной. Несмотря на нестандартность окружающего мира, это и есть истинная гармония – равные пропорции всего. А теперь взгляните на то, что от вас тщательно скрывают – на Радужную Корпорацию, и на ее методы. Грязная экономика, политика, насилие, рабство, армия, механизмы, дым, копоть, гарь и кровь – разве это нужно Эквестрии? Именно эта корпорация, и ее глава – Джошуа Ллойд, стоят за вашей смертью.

— Это правда? Я тебе не верю – ты нагло лжешь!

Да ну? Сама подумай – что происходило в последнее время? Голос немного подрагивал.

— О моя Селестия…

А сейчас Джошуа планирует страшное – под прикрытием «хаоса» он решил устроить большое шоу – посмотрите, что он сделал со свободным городом Сталлионградом – стер с лица земли, а теперь хочет уничтожить мою последнюю связь с этим миром – меня, заточенного в камень.

— Но как же мы тогда тебя в камень превратили?

— Ага, точно врет! – победно сказала Эпплджек.

Потому что это специфика Элемента Гармонии вообще. Гармония – это идеальное молчание, и вы низводите материалы до состояния монумента. Я достаточно популярно объясняю?

— Даже если так, то чем мы тебе поможем? Мы же всего лишь обычные, по большому счету, пони!

Джошуа планирует одну страшную штуку – он хочет запустить страшное устройство, которая убьет все живое – и разрушит этот мост. Вам надо будет догнать ее и нейтрализовать – она действительно несет в себе хаос, даже уже на уровне, который знают разве что инженеры РК. Этот хаос не остановить после пуска. Это поглотит много чего, и больше, чем можно себе представить.

— Но ты же говоришь, что они глупы?

Глупы? Они безумны, но далеко не глупы. Они даже слишком много знают. У них слишком много власти. Картинка за гранью сменилась – теперь это была большая палуба корабля, и все-все-все отдавали честь, даже те, кто принес кристалл, одному пони – черному пони с серой гривой – Джошуа Ллойду, главе Радужной Корпорации. Видите? Это же просто для них – чем-то жертвовать ради того, чтобы они были живы.

— Разве это плохо? – вмешалась Рарити, — я бы тоже сопротивлялась, если бы меня пытались убить.

А кто тебя убил? И за что? Не задавалась таким вопросом никогда?

— Ты прав, — Рарити, точнее, ее образ, склонила голову.

И у меня к вам есть просьба – нас подставят к одному из так называемых «энергоблоков». По моей команде вы должны будете активировать Элементы Гармонии. Вы согласны?

Постояв минуту в нерешительности, первая подала голос Твайлайт:

— Мы при рождении, а затем при получении нами Элементов Гармонии, клялись, что будем служить Селестии и тем, кто ее друг. Ты же ей не друг, и мы отказываемся. Мы не можем быть уверены, что ты говоришь нам всю правду.


Джошуа Ллойд через полчаса после того, как ему принесли кристалл, пригласил на корабль Литераля, а Селестию решено было транспортировать подальше от предполагаемого полигона. Весь пятый блок уже эвакуировался в срочном порядке, уходя из Кантерлота и Понивилля, унося с собой выживших и чистя за собой все следы. Он был уже в пути, в то время как Джошуа сидел и думал. «А что, если от подачи энергии активизируются Элементы, заключенные внутри кристалла? Надо что-то делать!» — думал он. Просидев так минут двадцать, он пришел к выводу, что необходимо как-то временно изолировать кристалл. «Чем же можно изолировать Гармонию?» — думал он, и вдруг ему в голову пришла замечательная мысль. Он пошел к палубе, и подозвал к себе капитана.

— У нас на борту что дает энергию?

— Проторадиомагический реактор, пятая модель. А что, что-то нужно?

— Вы можете выключить его на минуту?

— Нежелательно, но можно.

— Так вот, нужна будет ваша помощь. Чтобы не произошла утечка Элементов, надо будет просто поставить кристалл вперемешку с реактивом. Хорошо?

— Конечно, сэр. Когда это сделать?

— Прямо сейчас. Начинайте.

После короткой команды большой реактор на одной из нижних палуб, который представлял собой большую яркую сферу на внешней оболочке и большое темное тело внутри, начал медленно сужаться. Кристалл на небольшой тележке был доставлен до блока, где несколько пони уже одевали специальные герметичные костюмы, призванные защитить их. Ходили слухи, правда, не подтвержденные документально, что пони, оказавшийся там без костюма, сходит с ума, а затем покрывается коркой и сваривается заживо. Впрочем, сейчас это было неважно. Ядро все сжимало, сжимало, пока не обнажились подставки из какого-то металла, торчавшие прямо из реактора, точнее, из его центра. Ядро сжалось до размеров футбольного мяча, и вконец остыло. Наружная сфера опала, и теперь несколько пони в костюмах, держа кристалл, достали это вещество и аккуратно разрезав его на две половинки, вдавили в одну этот кристалл и доложили вторую так, чтобы края двух половинок соприкасались, затем смазали шов одним краем на другой, будто пластилин, и, в конце концов, положили его на место и поспешили убраться оттуда. За стеклянной перегородкой пони-оператор нажал несколько кнопок на большом пульте контроля и передвинул крупный рычажок на правой стороне. Вновь появилась сфера, и ядро стало расширяться. Вот оно уже достигло нормального состояния…

Джошуа Ллойду сообщили, что те огромные «полки» одержимых, что стояли на суше, теперь во весь опор несутся к морю. «Похоже, что они как-то могут его преодолеть,» — закончил свой краткий отчет Э-25.

— Среди них есть пегасы?

— Верно.

— Вот вам и ответ, как они собираются его преодолеть.

Джошуа Ллойд положил трубку. Он уже думал, как оборонять судно с минимальными потерями, уже чуть было не схватил магией карандаш, но тут ему пришла в голову. Его просто озарило, и он мгновенно сказал в рацию:

— Так! Это реакторный?

— Да, сэр, так точно, сэр.

— Выкручивайте всё на максимум и валим с этого корабля. Передайте всем.

— Но это же взорвет корабль!

— Я будто не знаю. ВЫПОЛНЯТЬ! – для закрепления «эффекта» Джошуа рявкнул последнее слово в трубку.

— Есть! – Джошуа, прослушав это испуганное «есть», бросил трубку. «Деньги не нужны и не важны, когда мы можем сорвать такой куш,» — он переключил рацию и снова заговорил:

— Это, я так понимаю, отдел оружий?

— Так точно! Мы эвакуируемся, нам только что сообщили.

— Прежде чем убежите, поставьте таймер запуска этой игрушки, «Хаммерхелла», на пять минут. Поняли? Сделать немеделенно! И да, координаты: сорок-восемьдесят.

— Так точно, сэр!

«Хоть эти не мямлят: «О нет, нет, судно же взорвется!» — усмехнулся Джошуа и еще раз щелкнул тумблером на рации. Это был его последний звонок на сегодня. Он сказал лишь одну фразу:

— Всем кораблям, кроме «Оперы», немедленно убраться подальше, не меньше чем на сто километров. Быстро!

Одиннадцать кораблей начали разворачиваться, принимая построение и запуская двигатели на полную. Это было время уходить.


Джошуа Ллойд вышел из капитанского мостика и подозвал к себе Литераля, ждавшего его на диване.

— Сэр, я слышал, что мы уходим с корабля! Это правда? Кстати, рад вас видеть

— Правда. Пошли. Расскажешь все на шлюпке, ну или катере – что уж достанется.

Спустившись до знакомого уровня нижних коридоров, они прошли по ним. В них творилась суматоха, все носились, в спешке собирая вещи, стремясь побыстрее убежать. Выйдя на палубу, Джошуа заметил, что несколько небольших кораблей на семьдесят пони уже отчалили, да отлетали части пегасов третьего блока, неся в копытах по одному пони-матросу. Еще несколько частей стояло на краю палубы, чего-то ожидая. «Матросов, наверное,» — заметил про себя Литераль. Джошуа и Литераль зашли в ближайший катер, и Джошуа сказал: «Сколько еще надо ждать?»

— Сэр! Мы сейчас же отчалим! Нам не хватает всего трех.

— Ну ладно, поехали.

Тяжелый катер сбросился на воду, расплескав ее и угрожающе качнувшись, впрочем, скоро приняв нормальное положение и поехав к берегу. Они ехали минуты три – катер двигался очень быстро – капитан корабля, тоже оказавшийся на этой посудине, приказал выжать из нее весь ресурс. Они причалили к берегу – к старой верфи, которая стояла на песчаном берегу, и капитан, Си Уолкер, отдал приказ трем пони – единорогам, двое из которых были из третьего блока, и один из первого, осмотреть местность. Они молча встали и выбежали из катера. Тот единорог, что был в черном бронежилете – из первого блока, вернулся и сказал: «Стерильно чисто,».

Пошатываясь от того, что они первый раз наступили на твердую землю, пони-матросы начали выходить на пристань, ложась на причал от странного чувства. Их молотило и било – нервы и вестибулярный аппарат, уже привыкнувшие к постоянной качке, теперь давали сбой. Еле выползая на ровную землю, они валились и начинали тяжело дышать. «Скоро пройдет,» — подумал Литераль. А вот для Джошуа это было неважно – он стоял и отсчитывал секунды. «Три, два, один,» — подумал он и нацепил черные очки, которые прихватил на этом катере с рулевой.

Огромная трехотсековая ракета, наполненная веществом, которое инженеры называли «Чертова Слеза», и аж подрагивающая от того количества магии, которая была заложена в корпус этой ракеты и от сопротивления воздуха – ведь основной движущей силой все-таки были двигатели, поднималась в воздух, периодически меняя цвет пламени и разнося пламя в небесах, взлетела и полетела в сторону Кантерлота.

Давай! Да помогите же мне! Она летит на Кантерлот! Вы хотите смерти Селестии?

Изображение на гранях кристалла сменилось, показав эту ракету, и ее направление.

Вы что, совсем бесчувственные?

— Ну что, девочки, ради Селестии? – спросила Твайлайт Спаркл, обращаясь к пятерым образам пони, которые стояли рядом.

— Но только из-за нее, — сказала Рейнбоу. Все кивнули в знак согласия.

— Мы согласны. То надо делать? – спросила Твайлайт, обращаясь к голосу, витавшему вокруг.

Просто запустите свои Элементы! Вы сами почувствуете!

Твайлайт и остальные по одному подернулись небольшой алой дымкой. Затем на их груди появились амулеты, а у Твайлайт появилась диадема. Они зажглись ярким пламенем, и шесть пони стали левитировать в воздухе, набирая энергию. Вот она достигла пусковой нормы, и шесть элементов разразились радугой. Она взлетела вверх и ударилась о стенку кристалла.

…Но кое в чем дух кристалла просчитался. «Новый пароль – слезы и боль,» — усмехнувшись, подумал Джошуа, смотря на то, как из корабля несколькими окружностями вылетели радуги и тут же всосались обратно. Огромный разгоряченный реактор, уже почти не сдерживаемый энергополем, метал атомы внутри себя с такой скоростью, что создавал такой внутренний хаос, который ни одни Элементы покрыть бы не смогли. Все датчики в реакторной зашкаливали, металл, который был в составе этой комнаты, плавился и капал на ядро, только давая ему энергию и одновременно хороня его. Реакция уже была неостановима.


Джошуа наблюдал, как из-за холма на берегу вылетели толпы пегасов, направившись к «Опере». Как толпы муравьев-летунов, они настойчиво приближались туда. «Мой козырной,» — сказал Литераль, подходя к Джошуа.

— Твой?

— Просто в рифму.

— М-да, понятно, — причмокнув, ответил Джошуа.

Уходите! Уходите, мои слуги! Убирайтесь! Здесь смерть! – голос метался и орал. Шесть образов пони лежали на воображаемом полу без сознания – из них была выкачана вся энергия. Слова духа кристалла, Дискорда, тонули в этом реакторе. Его слуги, так называемые «одержимые», приближались всем скопом, надеясь спасти своего правителя – а на самом деле идя на верную смерть. Вот они уже все подошли к кораблю на смертельно опасное до них расстояние, вот все, как один, и пегасы, и земные пони с единорогами, которых принесли эти самые пегасы, стояли на палубе и разбегались по коридорам, которые были уже пусты. Они заняли весь корабль, когда одна балка, не выдержав, упала на крепеж энергополя и оно мгновенно исчезло, выпустив на волю всю мощь реактора. В одной ослепительной вспышке, казалось потонул весь мир. Когда она прошла, то корабля и одержимых уже не было, впрочем, как не было и огромной полусферы воды, которая тоже мгновенно испарилась. Еще полсекунды вода держалась на месте, а затем хлынула со всей своей силой в эту воронку, дабы восполнить запасы. И единственной штукой, которая выжила в этом взрыве, был лишь маленький осколок кристалла, в котором были заключены наши Элементы Гармонии. Он в итоге выплыл на поверхность и начал медленно дрейфовать к берегу, правда, к одной из отдаленных точек.

В это время к железнодорожной станции в Кантерлоте подъехал поезд старомодного вида. Из него вышли, переговариваясь, трое пони – те самые, которые тогда убежали из Сталлионграда, Скай-Тау-Два-Два, Матч Мейкер и Мэн Свитчер. Между двумя последними сразу разгорелся спор:

— Эй! А где все?

— Ты так говоришь, будто кто-то знает.

— Знаешь что? Нам всем обещали спасение! А что дали? Поезд, да и тот не от корпорации. Что ы на это скажешь? – орал Матч Мейкер.

— Никто тебе спасения не обещал, — нахмурившись, отвечал Мэн Свитчер.

— Заткнитесь оба! Смотрите! – грубо оборвал их Скай-Тау.

— Да, что?

Сноп света разреза’л небеса, приближаясь к Кантерлоту.

— Мне это не нравится. Есть ли возможность развернуть эту штуку, — Скай-Тау показал на поезд, — обратно?

— Наверное, да.

— Тогда пошли отсюда!

— Но зачем? Может быть, это спасение.

— Нет времени! Проверим потом!

Трое пони вбежали обратно в поезд и начали перебирать рычажки на контрольной панели. Поезд менял конфигурацию вброса, выброса пара, топлива, но все не двигался. Но вот Скай-Тау нашел нужный рычажок. На табло загорелось: «Сталлионград» и они запустили двигатель. Спидометр начал показывать один, два километра в час, постепенно увеличивая величину. Поезд, скрипя колесами, начал медленно откатывать от станции, но ракета была ощутимо быстрее. Они не успевали.

— Давай, давай! – не выдержал и Скай-Тау. Спидометр набрал уже десять, и поезд уже почти выехал со станции, когда ракета врезалась в землю Эквестрии прямо рядом со статуей Дискорда. Почти мгновенно яркая вспышка вырвалась из этого места, поглотив Кантерлот и поезд, в котором были трое. Поезд остался примерно цел, но рельсы под ним просто просели и испарились. Затем раздался утробный гул из-под самой земли. Быстро расширяющееся облако дыма затянуло весь Кантерлот и продолжило расширяться, разметывая все ударной волной. Поезд сошел с рельс и упал на бок, заставив находившихся в нем пони потерять сознание.


Скай-Тау, пошатываясь, попытался встать с земли и понял, что не может. Его мысли были очень мутные и странные, как будто в голове бегали червяки, перемешивая все подряд своими телами. Наконец, ему удалось подняться на колени, а затем и встать, пошатываясь. Зрение его, доселе мутное немного прояснилось, и он увидел руины Кантерлота в полукилометре перед собой, а затем увидел то, как одна из башен королевского дворца треснула вдоль и упала. От тряски земли он чуть не упал и, чтобы снова так долго не подниматься, сделал шаг вперед, от которого тело его пронзило болью. Его нога врезалась во что-то липкое и теплое. «Кровь?» — подумал он, но, наклонив голову, увидел, что это было всего лишь топливо поезда, ныне по каким-то причинам выкипевшее. Сквозь мутную пыль он взглянул наверх и увидел какое-то облако, по форме напоминавшее дерево, и захотел сделать еще один шаг, маленький шажок, но его нога с ужасным хрустом треснула и отвалилась. Он, озверев от боли рванул вперед и упал, истекая кровью. Через минуту он потерял сознание, а через десять был уже мертв – от радиации и потери крови.

Все, что видел Джошуа Ллойд со своего пункта, это яркую вспышку на горизонте, которая исчезла через доли секунды. Джошуа стал вглядываться в горизонт, и заметил небольшой гриб, вырывавшийся, казалось, из холма, загораживающего горизонт. «Отлично, сразу двух зайцев одним махом,» — подумал Джошуа, глядя на горизонт. Статуя Дискорда в Кантерлоте просто испарилась, его дух был уничтожен, и ничего не осталось того, что препятствовало Радужной Корпорации.

Две недели спустя

— Как продвигается восстановление?

— Из того кусочка кристалла, что мы нашли на берегу, были выдернуты души и теперь происходит процесс переселения в тела. Остальные подвергаются процедуре восстановления сознания.

— А что с памятью? – спросил Джошуа, стоя в одной из камер «Хартворкс», части Фиолетовой Вертебра, которой только что доставили точные копии тел Элементов Гармонии и всех-всех, кто жил в Понивилле.

— Все подтерли до того момента, как они победили Дискорда.

— Хорошо, очень хорошо. Завтра у Селестии день рождения – должно же быть хоть что-то приятное для нее в этом мире.

Перед ним в стеклянных тубах варились тела пони, которые нужны были бы для переселения в них сознаний и душ. Джошуа усмехнулся и вышел.


— Дорогая моя принцесса, у меня для вас сюрприз!

— И что это может быть? – мрачным тоном спросила Селестия, шатаясь, еле передвигая ноги, но все-таки подходя к Джошуа. Они были в одной из комнат небольшого здания, уцелевшего при взрыве, потому что оно находилось на расстоянии трехсот километров от эпицентра. Селестия эти две недели вела затворнический образ жизни и все плакала. Джошуа подошел к окну и раскрыл кружевные шторы, висевшие на нем. Когда Селестия подошла к нему, свет ослепил ее. А вот когда ее глаза привыкли к солнечному свету, она увидела, что перед ней были две деревни – Понивилль и Кантерлот, скопированные до последнего камня(«Спасибо Белому Концернату,» — заметил про себя Джошуа, — «Они бесценны,»), а в них… В них кипела обычная, такая приятная глазу размеренная жизнь.

— Э-э-это пра-авда? – Селестия запиналась. Она не верила своим глазам.

— Можете выйти и потрогать, — улыбнувшись, сказал Джошуа.

— С-с-спасибо! Спасибо! СПАСИБО!!! – закричала Селестия и со слезами бросилась Джошуа на шею. Какая странная картина! Аликорн, обнимающий маленького по сравнению с ней единорога, и при этом плачущий.

Джошуа отстранил ее, поклонился, и сказал:

— Наслаждайтесь. Только есть одна ма-а-аленькая просьба.

— Все что угодно!

— Каждый раз, когда Элементы Гармонии – а мы ими заинтересовались – будут проявлять какие-либо достижения, достигнутые их координацией, пусть они отписывают доклады вам. А копию пересылайте мне. Договорились?

— Конечно! Обязательно!

— Ну вот и хорошо.

Джошуа Ллойд вышел. Когда он шел, то ему вспомнился последний фрагмент из его прошлого…

Он стоял над лежащим первым Элементом Гармонии Магии с занесенным ножом над его горлом. «Зачем?» — вопил он, пытаясь извернуться, чтобы выскочить, но первые помощники Джошуа крепко держали его. «Знаешь зачем? Потому что вы все сдохнете, а я останусь,» — и он ехидно улыбнулся, разгоняя нож.

И точно такая же ехидная улыбка была сейчас у него на лице.

Fin