Автор рисунка: aJVL
Новое утро нового дня

Пролог

Территориальные воды Эквестрии

Глубина 40 метров

Время «Ч минус 1 час».

Подводная лодка шла «самым малым», чуть-чуть не касаясь корпусом песчаного дна залива. За ней, разрезая толщу воды, следовали еще три веретенообразных субмарины. Мелкая живность, постоянно снующая в прибрежных водах вне зависимости от времени суток, едва их завидев, разбегалась в стороны. Только пара небольших акул, как почетный эскорт, сопровождали корабли, подплывая то к одному борту, то к другому.

Луна, вцепившись в штурвал, стояла на мостике. Её взгляд скользил по приборам, выступающим из небольшой надстройки, перед рулевым колесом. Глубинометр, барометр, хронометр, компас.

Хронометр… Принцесса посмотрела на стрелки. Оставался ровно один час или шестьдесят минут. Очень медленных минут. Большая стрелка двигалась по циферблату со скоростью меньше, чем у улитки, а иной раз казалось, что она совсем замерла и время на субмарине остановилось. Только сердце в груди колотилось часто-часто, совсем не в такт точному прибору.

«Дзынь…, дзынь…, дзынь» — рукоятка машинного телеграфа последовательно передвинулась в положение «Стоп машина», «Полный назад», «Стоп машина». Где-то в глубине субмарины загудели, и тут же стихли двигатели. Корпус лодки слегка задрожал, и она замерла на месте.

Принцесса вновь бросила взгляд на хронометр, минутная стрелка сдвинулась со своего места, но лишь чуть-чуть. Хотелось действовать. Напряжение от ожидания, захватившее Луну в последние несколько дней, только нарастало, поглощая некогда холодный разум.

Лодка, вновь вздрогнула, что-то завибрировало под полом, это заработали насосы, заполнявшие ракетные шахты забортной водой.

Луна шумно вздохнула.

Через десять минут в системах наведения ракет раскрутятся гироскопы, оживут накачанные магией приборы и «точка невозврата» будет пройдена. Останется одно из двух, либо запуск, либо погибнуть вместе с лодкой. Заглушить однажды «взведенную» ракету нельзя… Её судьба взмыть в небо и поразить цель, в противном случае точный, но еще не совершенный механизм самоликвидируется. Любой флотский знает – ракета должна стартовать в течение часа с момента постановки на боевой режим, что будет если опоздаешь многочисленные инструкции и наставления подробно не расписывали, но каждый догадывался сам, в меру развитости фантазии.

На стене, чуть выше начищенных до блеска труб, загорелась забранная в решетчатый кожух зеленая лампа, одновременно под ней прибор с циферблатом, шкала которого была разбита от единицы до шестидесяти, и единственной стрелкой начал обратный отсчет. Ракеты перешли в боевой режим и «время их жизни» сокращалось с каждой минутой.

Пути назад уже не было, или почти не было. Можно конечно уйти с мостика в капитанскую каюту, задраить дверь, вставить ключ в замочную скважину, спрятанную у изголовья кровати… Легкий поворот, недолгое ожидание, четыре хлопка от пороховых замков и каюта отстреливается от обреченной лодки. А дальше… стоит только добраться до поверхности, выбить дверь, расправить крылья и вот она свобода. Свобода от всего – идей, замыслов, обязательств, совести…

Тридцать минут… Минутная стрелка замерла в нижней части циферблата. Осталось всего лишь полчаса и Эквестрия вздрогнет от самых своих основ до вершины самой высокой башни королевского замка. Мир изменится, все старое рухнет и на его место придет новое — самое светлое, самое лучшее.

А все начнется буднично, почти незаметно для непосвященного.

Через двадцать минут, в небольшую комнатку центра радиосвязи Министерства обороны войдет скромная желтая единорожка и заступит на ночное дежурство. Еще через пять минут открытым текстом она отобьет телеграфным ключом в эфир короткое сообщение: «В Кантерлоте идет дождь», а затем, закоротив основной и резервный аккумуляторы, покинет радиоузел.

Получившие кодовый сигнал гвардейские части, верные Принцессе Ночи, покинут свое расположение и выдвинутся в сторону королевского замка, с единственной целью отрезать от внешнего мира Правящую принцессу и её ближнее окружение.

В это же время откроются люки стартовых шахт подводных лодок и в небо стремительно вознесутся ракеты с напичканными смертоносной магией боеголовками. Четыре лодки по четыре ракеты на каждой…шестнадцать ракет, шестнадцать целей, шестнадцать сверкающих мизерикордов милосердно добьют агонизирующую Эквестрию, чтобы на её поверженном теле возродилась новая страна.

Жертвы? Жертвы будут, этого не избежать, но благородные цели оправдывают любые жертвы. Первое и главное из замка никто не должен уйти живым. Только Селестия. Ей предстоит публично отречься от престола, самопровозглашенный кумир должен быть низвергнут на глазах у народа. А потом уйдет и Селестия – навсегда. Это тяжело, но неизбежно…

Скрип железа вывел Луну из размышлений. Она машинально взглянула на хронометр – оставалось пять минут. Принцесса развернулась к источнику шума. Из приоткрывшейся двери выглядывала встревоженная морда акустика.

— Ваше высочество, — скороговоркой выпалил он, — шум винтов на траверзе левого борта. Шесть кораблей…