Автор рисунка: aJVL
Несовершённое деяние Вот это поворот!

Всё только начинается

Пасмурное небо сохранялось над Сан-Франциско. Оно предавало городу оттенок мрачного и негостеприимного места. Оно ясно показывало, что ночью лучше не ходить по нему. Но это правило не действовало сегодня. По крайней мере, для двух несчастных, оказавшихся в заброшенном порту. Начался слабый дождь. Капли с небес падали на тело человека, лежавшего у своего Camaro. Михаил лежал с закрытыми глазами. Тихо и мирно. С огромным фингалом. Через некоторое время, глаза Меченого стали открываться. Он просыпался после того, что тут случилось. Он сомкнул ноги в коленях и приложил свои руки к голове. Миша почувствовал неприятные ощущения, будто его сильно повалили и били недавно. От этой боли он сильно зажмурился.

— Полегчало? — прозвучал знакомый голос впереди Миши.

Тот поднял свою голову в сторону своего собеседника и увидел Армора, который уже вымок от дождя, как и сам Миша. Он заметил недовольный и угрюмый взгляд жеребца на себе. Почему он смотрит на него так, будто тот совершил какое-то ужасное преступление, в которой нет прощения?

— Что так смотришь на меня? И где этот выродок? — холодным голосом спросил человек.

— Если ты про этого Джо, то он уже далеко со своим ребёнком.

— Что???!!! Он сбежал???!!! — резко поменялся Миша в голосе, и хотел было уже отправиться за Джо в погоню.

Только он привстал и хотел открыть дверь машины, как единорог преградил ему дорогу, закрыв дверь и толкнув его своим копытом. Миша не смог совладать с равновесием и вновь оказался на земле, везь грязный и промокший. Ему это не понравилось, и теперь на Армора он посмотрел со злобой на лице.

— Ты что делаешь? — скрипя зубами, спросил человек.

— Что я делаю??? Что ты делаешь??? Ты чуть не убил ни в чём неповинного человека! Мало того, так ты ещё и его маленького сына хотел... Хотел... Да что с тобою? — негодовал Армор, что собственно и правильно в данной ситуации.

— Это не твоё дело, — сухо ответил Миша.

— Нет! Раз уж ты взял меня к себе, то изволь быть честным со мною! Я же тебе доверился, как- никак. Ты же меня спас! Причём два раза! Такое чувство, будто ты сам в неведении, как и что делать. Ты всё "лелеешь" меня, но такое чувство, будто ты ещё мне не особо доверяешь. В чём дело?

— Это... Слишком сложно для тебя... Ты не...

— Я пойму! Или постараюсь понять. Что скажешь?

Михаил был в смятении. Рассказать незнакомому существу о тёмной странице своего прошлого? Или же оставить всё, как есть? Трудная дилемма... Но он спас его... И доверился ему... Может быть стоит...

— Эх... Ты действительно хочешь знать? — спросил Мишка Армора.

— Если ты хочешь, чтобы мы ладили и доверяли друг другу, то выкладывай всё начистоту, — с полной серьёзностью на лице, ответил белый жеребец.

— Тогда слушай...

====================

Прошло время. Дождь уже закончился и вскоре должен был начаться рассвет. Я сидел на земле возле Мишки. Тот сидел на капоте своей машины. Было тихо. После того, как он закончил свой сказ, я не знал, что следует ему ответить. Я молчал. Молчал и думал. Какой ужас... Вот почему он стал таким, каким я его знаю. Ну, точнее встретил, ведь я его толком пока не знаю. Но не суть. Он взял на себя ту непосильную ношу. Роль "героя" с жёсткими методами борьбы со злом, что таилось в этом мире. Беспощадный убийца, что отнимал жизни преступников, защищая слабых и обездоленных.

Тишина всё также сохранялась между нами. Никто из нас не посмел проронить ни слова. Настолько всё было паршиво на душе. Что у меня, что у него. Михаил просто смотрел вперёд безразличным взглядом. Думаю, что первые слова после услышанной истории произнесу я. Но что же ему сказать? Хм... Думаю, я знаю что...

— Однажды, когда я учился в Академии у себя в Кантерлоте, я познакомился с одним кадетом, что учился вместе со мною в одной группе. Его звали Рейн Стар. Он был молодым, сильным, крепким жеребцом. Весёлым к тому же и был душой компании. Мы с ним сразу поладили. Мы учились бок о бок. Получали оценки, навыки. Веселились, в конце концов. Мы обучались навыкам, которыми мы должны были пользоваться при защите наших родных и близких. И всё было отлично. Как-то раз я оказался в замке, куда приехала моя сестрёнка погостить. Пока она третировала вовсю Спайка с её шмотками, чтобы он помог ей всё разложить по местам, я сидел на балконе и смотрел на город. Я посмотрел на главную улицу, где возле одного из кафе стоял Рейн и флиртовал с какой-то красной кобылкой с полосатой гривой. Неподалёку от них, один пони схватил чужую сумку у одного из богатеев. Он кричал, чтобы кто-нибудь остановил вора. Пробежав мимо Рейна, я не мог поверить своим глазам — он не остановил его! Ни в какую! Вора позже остановили стражники, но факт того, что Рейн не выполнил свой гражданский долг, был мною зафиксирован. Вечером же я нашёл его и начал серьёзно его расспрашивать о его поступке. Я хотел сделать ему замечание, но неожиданно он схватил меня и бросил на землю. Я попытался подняться, но он помешал мне, вцепившись своими копытами за моё тело. Оказалось, что он вовсе не хотел учиться в Академии. Он не хотел быть ответственным ни за кого. Лишь за себя и только за себя. А при всех он только показывал вид, что он такой весь из себя приличный и благородный. Двуличный мерзавец...

Михаил медленно повернул голову в сторону Армора. Неужели он заинтересовался?

— Вскоре мы выехали в окраины Кантерлота на учения. Это были публичные учения, так что желающих посмотреть на нас было много. Собрались все жители Кантерлота и было полно приезжих из Понивилля. Среди них была и Твайлайт с друзьями. Что уж тут говорить о самих Принцессах, когда и так ясно, что и они были? Начало этим учениям было положено с первого же испытания. Оно состояло в том, чтобы суметь одолеть мантикору, специально пойманную для этого мероприятия. Я был первым по списку, и я вышел на бой. Когда выпустили чудовище из клетки, он сразу набросился на меня. Я сумел ловко увернуться от него и запрыгнуть на его шею. Я оседлал мантикору. Я уж решил, что победа у меня в кармане, но существо рассвирепело от злости и скинула меня с себя. Я оказался на земле. Мантикора схватила меня и бросила в сторону Рейна, что сидел на скамье ожидания. Очухавшись, я увидел страшное — тварь нацелилась на маленьких жеребят, что случайно оказались на поле. Я хотел было спросить помощи у Рейна, но он ответил, что это моё испытание, а не его. Он сказал это так ехидно, что я до сих пор не понимаю, как я тогда ему не заехал копытом. Но медлить было нельзя, ведь на кону детские жизни. Я сумел настичь его на полпути к детям, но он оттолкнул меня в сторону. Зверь уже хотел было приблизиться к ним, но тут появился Рейн. Он прыгнул на мантикору и оседлал её. Она хотела и его сбросить, но Рейн наколдовал толстую верёвку и обмотал ею чудище. Нацепив кляп к пасти зверя, он с довольной ухмылкой посмотрел на зрителей и те заликовали. Я же смотрел на него, и во мне постепенно горела злоба. Одна кобылка подбежала к нему и спросила, как он смог помочь мне. Он ответил, что это было пару пустяков и что для меня это будет уроком. Тут уж я не выдержал и помчался к нему. Я повалил его и крепко держал. Я кричал на него и называл его такими словами, что мне было-бы стыдно. Но гнев взял надо мною верх. Я уже хотел было сразу покалечить его здесь, но он совершил глупость. Чтобы меня остановить, он прокричал о том, что он мне тогда сказал в Кантерлоте. Он... раскрыл себя во всей красе перед всеми. Когда он это сделал, он состроил такую морду, будто он сказал такое тайное и сокровенное, что его сейчас за это вздёрнут. Он смотрел на присутствующих здесь пони. Те были шокированы и недовольны. В их лицах читались разочарование и гнев одновременно. Что же касается Принцесс, то Селестия лишь молча указала копытцем на Рейна. Появилась стража, разнявшая нас обоих и схватив этого выродка. Они увели его. Я же хотел отомстить ему, но тут я понял, что лучше для него наказание — это всеобщее презрение. Он показал свою истинную сущность. Тут были все его друзья, родители. Теперь они разочарованы и подавлены. Недовольны и злы. Я тогда успокоился и поблагодарил Селестию, что не совершил ужасный поступок. Я же мог даже убить его, что совершенно не вписывалось в рамки нашей жизни.

Закончив свой рассказ, я посмотрел на Мишку. Он заинтересованно меня слушал, судя по его лицу.

— И... Что же было с ним потом? — спросил он.

— Я не знаю. Больше его я не видел. Наверное, он получил урок и где-нибудь исправляет свои ошибки. Если же нет, то... Ты понимаешь, почему я тебе это рассказал?

— Почему?

— Ты чуть не совершил то же, что и я тогда. Ты позволил гневу захватить твой разум. Месть движет тобою. Джейкоб убил твоего брата и всех товарищей. И в погоне за ним, ты сделаешь всё для того, чтобы до него добраться. Что, собственно, я и увидел. После того, как я тебя вырубил, мне пришлось ещё 10 минут доказывать Джо, что я настоящий. Его сыночек сразу понял, что я вполне реален.

— То есть...

— Да. Теперь мы знаем, где будет Джейкоб. Он скоро будет в аэропорту.

— Что??? Он улетает???

— Скорее всего. Через полтора часа он уже будет в ангаре.

Михаил слез с капота и подошёл к двери автомобиля.

— Постой! — остановил я его.

— Что?

— Когда доберёшься до Джейкоба, не позволяй своему гневу вырваться наружу. Иначе ты будешь не лучше его. Я понимаю твою боль, но месть не может быть решением проблемы. Какой бы она не была. Помни это.

Человек на мгновенье задумался над словами жеребца. После чего он вновь обратил на меня внимание.

— Садись. Поехали, — сказал он и сел за руль.

Я же подошёл к задней двери, но тут Миша открыл переднюю дверь. Я посмотрел на сиденье рядом с ним.

— Так ведь меня могут...

— Неважно. Думаю, что сегодня Джейкоб и его люди будут удивлены. Как считаешь? — заманчивым тоном спросил меня он. И что это? Подобие улыбки? Слабой, но улыбки!

Я отбросил от себя эти мысли и сел в машину. Я был удивлён, что у меня с первого раза получилось именно сесть, а не лечь на сиденье. Видимо это влияние Лиры.

Тачка тронулась с места, и мы покинули порт. Но обратно в лес мы не поехали. Нас ждал аэропорт. Нас ждала разборка с тем, кто отравил жизнь моего нового товарища.

Джейкоб... Мы идём...

====================

Международный аэропорт Сан-Франциско считается одним из крупнейших и важнейших аэропортов США. Он принимает и провожает миллионы пассажиров. Но были и те, кто пользовался услугами этого воздушного порта не по правилам. В одном из небольших ангаров своего самолёта ждал Джейкоб Манчети в сопровождении десятка человек, до зубов вооружённых автоматами. Они должны были прикрывать своего босса в случае непредвиденных обстоятельств. Маленький частный самолёт должен быть уже здесь с минуты на минуту. Сам Джейкоб был сам на себя не похож. Было видно, что он слегка волновался. Словно он торопился выбраться отсюда.

— Сэр, всё в порядке? — решил спросить его один из охранников.

— Сам не видишь или слепой? Лучше следи за своими обязанностями, — в резкой манере ответил Джейкоб, стараясь не подавать своё беспокойство на людях.

Охранник подошёл к другому своему товарищу, который стоял рядышком.

— Что с ним?

— Это всё Меченый. Видимо он узнал, что босс хочет свалить и теперь направляется сюда.

— Да ладно тебе. Он же не сможет так сразу ворваться сюда и...

Громкий шум отвлёк их и всех остальных. Это были небольшие ворота ангара, которые были протаранены жёлтым Camaro, нёсшимся на большой скорости к своей цели.

— Огонь! — крикнул Джейкоб и его прихвостни начали стрельбу по машине

Как в голливудском боевике, пули не смогли навредить основному корпусу, но одна шальная пуля попала по шине правого заднего колеса, и машину стало заносить в ту же сторону. Через мгновенье она резко остановилась, выпустив много пара из трубы. Головорезы Джейкоба начали переглядываться между собой, пытаясь понять, что происходит.

— Посмотрите, что там! — приказал Джейкоб.

Самый ближний к тачке преступник медленно подходил к передней двери пассажира. Как только он дёрнул затвор своего оружия, дверь резко распахнулась, и на ошеломлённого человека прыгнул статный жеребец с рогом на голове. Охранник ушёл в бессознанку и из водительского сиденья вышел Михаил. Иначе говоря — Меченый. Но он не поймал на себе взгляды противников, так как все они были прикованы на странное существо, что с хитрой улыбкой смотрело на них.

— Это что ещё такое? — удивлённо спросил Джейкоб, показывая пальцем на Армора.

— Я Шайнинг Армор, кто же ещё, — гордым и довольным тоном ответил я.

Полный ахтунг был как на лице Джейкоба, так и на лицах его головорезов. Но быстро оправившись, он увидел приблизившийся самолёт, уже готовый принять своего единственного пассажира.

— Убить их! — крикнул он и поспешил к самолёту.

— Прячься! — прокричал мне Миша, вытащив два пистолета и начав стрельбу.

Я быстро спрятался за ящиком и наблюдал за полем боя. Миша действовал проффесионально и точно. Он уже успел положить пятерых бандитов. Некоторые хотели его окружить, но он просёк эти попытки, прострелив им головы. Осталось два человека, и один из них был ко мне спиною. Я повалил его на землю и вдарил, как следует, по его физиономии. Другой же разбирался с Мишей на ножах из-за быстро кончившихся патронов у обоих. Получилось так, что противник сумел кинуть Михаила на землю. У него выпал нож, и неприятель воспользовался этим моментом и хотел нанести окончательный удар.

— Во имя Эквестрии!

Этот крик привлёк внимание негодяя и это сыграло свою роль, так как я смог наброситься на него. Нож исчез с его рук. Удар по лицу и нокаут. И всё бы хорошо, но...

— Джейкоб!

Голос Михаила напомнил мне о том, почему мы оказались здесь. Я побежал за ним следом. Самолёт Джейкоба уже вскоре должен был подойти к своей взлётной полосе. Мишка залез на более громоздкий автомобиль, нежели его Camaro. Увидев моё негодование на лице, он пояснил мне, что это называется "джип".

— Садись за руль.

— Хорошо, я... Стоп, что???

— Что слышал. Мне нужно сбить самолёт до того, как он взлетит. Ты видел, как я вожу машину, так что у тебя всё получится, — объяснил мне Миша, поднявшись на открытый верх с каким-то громоздким кругообразным оружием.

— Какой абсурд, но я попробую, — нехотя ответил я и сел... на место водителя.

Мда... Ладно, я бы вёл карету, но вот это вот... Повернув ключ(!!!), я запустил машину и мы резко тронулись с места. Должен признать, что это не так уж и сложно было. До тех пор, пока не пришлось поворачивать. Послав в меня проклятиями, Мишка пообещал мне, что научит меня "переключать скорость передачи", чтобы это не значило. Я, слегка покраснев от стыда, продолжал движение в сторону самолёта, что вскоре должен был взлететь. Он начал движение по полосе и нам необходимо было его догнать.

— Ровнее держи, ровнее! — кричал мне Михаил и направлял своё оружие на летающую птицу.

Мы уже приблизились к самолёту на то расстояние, что способствовало успешному выстрелу из длинного оружия.

— Ты попался!

Щелчок затвора.

Выстрел.

Я увидел нечто, что пролетело над джипом и оставляло след в воздухе. Достигнув цели, это попало в левое крыло самолёта, и с огромным грохотом он упал, так и не успев взлететь. Оставляя на земле искры от трения об землю, корпус самолёта с уцелевшим крылом пронёсся вперёд ещё на несколько метров. Остановившись, он начал гореть. Дым от самолёта поднимался в небо, даря знак сегодняшней победы. Но осталось незаконченное дело. Джейкоб. Он еле выполз из самолёта, держась за окровавленную ногу.

Остановившись возле самолёта, Миха пулей выбрался из машины и побежал к Джейкобу. Неужели он...

— Джейкоб!

— Нет, Миша! Стой!

Он вытащил свой пистолет на ходу и приблизился к убийце своего брата. Тот смотрел на него жалким взглядом, умоляющим не убивать его. Но Михаил — последний Меченый. И виновный должен быть наказан. Я подбежал к ним.

— Послушай меня! Помнишь, что я тебе сказал? Не дай гневу затуманить твой рассудок. То, что ты убьёшь его, ничего не изменит, — хотел вразумить я его.

— Но он же убил наших. И моего брата. Оставлю в живых, и он найдёт способ выбраться на волю, — парировал Миша.

— Этого не будет. Джо сказал мне, что на сей раз всё будет по-другому с ним. Поверь мне. Просто... поверь.

Джейкоб уже смирился с тем, что я могу говорить и верил в то, что я существую. Поэтому он даже на меня толком и не смотрел. Он видел лишь направленный на него ствол и разъярённое лицо Меченого. Но тут случилось то, что я сам не ожидал. Мишка... опустил оружие. Он медленно засунул его в кобуру. Увидев это, Джейкоб начал потихоньку смеяться.

— Ха-ха-ха-ха-ха... Кажется, я буду жить... — насмешливо сказал он.

— Да. Будешь жить... Со сломанной ногой! — на резкой ноте закончил Миша и своей правой ногой сильно приложился по коленной чашечке левой ноги Джейкоба.

— Аааааааааа!!!!! — раздался вопль на всё поле.

Джейкоб был повержен. Сегодня Михаил наказал его. За себя. За своих товарищей. За Влада.

Крик от боли означал окончательную и безоговорочную победу. Торчавшая его кость лишь дополняла сей факт. Мне было не особо приятно смотреть на это, но внутри меня какое-то чувство удовлетворения пробудилось. Думаю это из-за влияния на меня этого мира. Но я буду верен своим принципам до конца. Всегда.

Где-то вдалеке звучали "сирены" приближающихся стражей порядка. Теперь они будут отвечать за судьбу Джейкоба.

Нужно отдохнуть...

====================

Лос-Анджелес...

Ещё один крупный город штата Калифорния. Михаил успел рассказать о нём, пока мы сюда направлялись. Его называли Городом Ангелов из-за того, что здесь живут многие знаменитости сего мира. Что здесь множество возможностей. Что здесь всегда можно найти что-то нужное тебе. Город-мечта, как я понимаю. Как Кантерлот, только без замка. Хотя нет — замок был. Только в парке развлечений. Но это не было целью Мишки в этом городе.

Его целью оказалась огромная надпись "Голливуд" на одном из высоких холмов города. Мы же сидели на вершине одной из гигантских букв этого монумента. Стояла ясная и звёздная ночь. В руках человека была газета со статьёй про Джейкоба. Как и предполагалось, по словам Джо, тот получил по заслугам. Местный суд назначил пожизненный срок этому негодяю и отправил в тюрьму. Ниже же было написано, что через несколько часов его нашли мёртвым в камере. Бедняга решил повеситься. Мне было даже жалко его. Ведь кто знает, что побудило его стать таким злодеем. Не думаю, что Михе было его особо жалко. Хотя я надеюсь на то, что он стал хоть чуточку лучше прежнего.

И видимо не зря я так надеялся, поскольку...

— Спасибо.

Я не ослышался? Я прочистил свои уши и недоумённо посмотрел на Мишу.

— Ты не ослышался. Я говорю тебе спасибо.

— За что, позволь узнать? — спросил я его.

— Ты смог убедить меня. Я хоть и не смогу вернуть Влада, но теперь я смогу спокойно жить ради него. Ради своих погибших товарищей. Думаю, что я теперь займусь тобою полностью.

— Это в каком таком смысле? — ко начали закрадываться странные мысли, которые меня пугают.

— Тебе же не место здесь. Тебя нужно как-то вернуть домой. И я помогу тебе в этом. Что скажешь?

Фух, а то я уж подумал…

Я... был тронут. Пускай меня Луна покарает, если я вру. Я уж хотел вылить свою жидкую гордость наружу, но вовремя вспомнив о том, кто я есть, я отбросил это желание.

— Это будет благородно с твоей стороны. Спасибо, — согласился я с Мишей и подал ему своё копыто.

Он не сразу понял, что нужно сделать. Однако он быстро сообразил и пожал его своей рукою, а потом сделал "брохув", сжав кулак. Это было забавно. Мы продолжали смотреть на ночной город, накрытый сверху покрывалом тысячи звёзд. Со мною произошло много событии. Должен сказать, что теперь я точно обрёл нового друга здесь. Теперь же можно отдохнуть некоторое время и насладиться спокойствием.

Эх... Всё позади...

Однако...

====================

— Сэр, я обнаружил их, — сказал человек в трубку телефона, сидящий в тёмном автомобиле вблизи надписи "Голливуд".

— Да? Ты видишь их? — прозвучал голос из трубки.

— Да. Это Меченый и жеребец-единорог, сэр.

— Он белой масти?

— Да. Крупный и статный. Это точно он. Какие указания?

Послышался короткий довольный смешок и дальнейший ответ:

— Продолжай следить до следующих указании.

Владелец голоса, находящийся вдалеке от Лос-Анджелеса, повесил трубку. Он сидел в своём кабинете на кожаном сидении перед камином. В помещении была сплошная темнота, которую слабо подавлял огонь. Таинственный незнакомец сидел, сжав руки воедино. Он злобно улыбнулся.

— Итак, Шайнинг Армор... Ты теперь наш.

Кто же он? Чего он хочет? Какие у него цели? Откуда он знает о существовании говорящего единорога?

Пока ясно лишь одно — новый противник на горизонте. И что самое главное — это только начало.

Всё только начинается.

Новая партия собрана.

Вопрос в том, кто сделает первый ход? И что же после этого будет?

Игра... начинается...